Покажем силушку богатырскую (привет, Наруто проджект)
Чтобы можно было писать в чате нужно войти в свой аккаунт.
Страница 1 из 3123»
Архив - только для чтения
Форум » Архив » Корзина » Призматические сады Эндолеона (Асель, психоделика с NC-21 туточки)
Призматические сады Эндолеона
Вселенная, не в том смысле в котором то место, где в пустоте порхают мириады Галактики, а в самом большом смысле, само Мироздание - это не то, что мы привыкли видеть. Мы живем запертые в трёх измерениях, способные передвигаться только в двух, лишь на небольшой миг, подпрыгнув, умудряемся попасть в третье. Но мы привыкли к этому, нас растили тут, мы живем здесь. Ученые делают предположения, что Мироздание это книга, где каждая страница - отдельная Вселенная со своими законами. Где то они правы. Впрочем так и есть. Это действительно книга. У неё есть страницы. Каждая страница - Вселенная, но на обратной стороне страницы - её противоположный близнец. Черные дыры космоса - всего лишь ветхие связи между страницами. У каждой книги есть оглавление, и эта не исключение. Но нельзя просто прочитать устремленное в бесконечность оглавление. У этой книги есть свой хозяин, у которого на полке стоят многие книги, подобные этой.
Сухая энергия, которую тоже кто то создал. Он не живое существо в том плане, в котором мы обозначаем живых. Оно не дышит, не ест, не пьёт и не спит. Но оно ощущает, видит и слышит. Оно мыслит. оно тоже стремится познать мир, и узнать, что за высшая сила создала его, назвала его Эндолеон, и прицепила караулить оглавление у Вселенской книги. Чтобы не было скучно в Вечности, оно придумало себе физическую форму, впрочем её оно не пользовалось, предпочитая оставаться безликим сгустком космических энергий, и оформило оглавление в виде головокружительных садов, состоящих из кристальных деревьев, в чьих гранях рассеивался свет искусственно созданного светила.
Причудливые деревья различных форм и размеров, копировали свои аналоги из миллионов миров разных страниц книги Мироздания. Им были нужны воздух и вода. Хозяин представил им это - журчание идеально прозрачной воды умиротворяло слух, а ветер перебирал листья. Пусть даже вода периодически текла не сверху вниз, а снизу вверх, а то и вообще создавала объемные водоемы прямо в воздухе. Да и нельзя было сказать, что это место стояло на горизонтальной поверхности. Многие деревья стояли на "земле", вдруг земля изгибалась на 90 градусов и вот некоторые деревья уже растут перпендикулярно другим. Это место искривлялось и менялось, как и его хозяин.
Оно - мудрое, бесконечно живущее существо, знающее больше всех. Прочитавшее книгу и охраняющее бесконечное оглавление, проводя вечность в созерцании своих призматических садов, забавляясь тем, какие симфонии рождает мелодичный хрустальный звон, который издают они качаясь под действием искусственно созданного им ветра. Наблюдая за радугами и вспышками лучей, преломлявшихся в их призматических листьях. Он мог много времени наблюдать за одной единственной кристаллической шишкой, бросая на неё свет под разными углами, любуясь радужными лучами, играющими на её гранях.
Его миссия - охранять оглавление от вторжения, ведь тот, кто узнает его может переписывать главы и страницы. Тот, кто попадет сюда обречен заблудиться в призматических садах, и только воля Эндолеона решает его судьбу - вернуть ли сбежавшую букву на её страницу, или стереть её из истории
Из другого конца сада донесся тревожный звон, который мог возвестить только об одном - кто то проник в его владения. Пока что угрозы не наблюдалось - волны беспокойства исходившие от существа говорили о том, что оно само удивлено и напугано, и не представляет угрозы. Незаметно коснувшись его разума он узнал много. Что это существо называется человеком, оно женского пола, и по меркам её народа очень красива. Что она занималась поиском древностей своего мира. Что же, она нашла такую древность, какая ей не снилась. Было бы забавно понаблюдать за ней, что собственно Эндолеон и делал, скрывшись в кристальной листве подобно порыву ветра.
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Сколько времени была она призвана скитаться по мирам и их отражениям. Через столько призм времени она прошла, порой даже не понимая как и где она оказывалась. Память постепенно заполняла другая информация, стирая даже из самых потаенных уголков сознания личность. Каждый раз, проникая в неизвестность, терялась частичка себя, оставаясь в том пространстве как возможная плата, за вторжение. Стоило лишь оказаться не там где нужно, коснуться не того и ты уже собираешь свое сознание по кусочкам, витая где-нибудь среди призматичных отражений мириады звезд и сгустков материи. Хотя, о каких звездах может идти речь? Это уже давно устарелое понятие и, в большинстве случаях, эти самые «звезды» оказывались довольно таки осязаемыми живыми существами. Воплощениями того мира или отрезка временной параллели, куда попадала она.
Вот и сейчас, ее физическая оболочка будто протиснулась сквозь натянутую пленку и мягко опустилась на землю. Чувство равновесия было полностью нарушено, и она решила прилечь на то, где она оказалась. Зрение еще не могло сфокусироваться и все плыло перед глазами. Нужно было немного времени. Но с каждым разом этот отрезок «нужного времени» увеличивался. Вдох, выдох. Казалось, что она чувствует как по телу распространяется кислород. Как он проникает в каждую клеточку и она метается в своем тесном пространстве, пытаясь вырваться наружу.
Сколько прошло человеческих минут прежде, чем она смогла открыть глаза? Пять, может десять или несколько часов. Нужно было лишь вспомнить как ее зовут. Однако буквы мельтешили в сознании будто играя с ней, и не хотели складываться в какое-либо слово.
- Где я оказалась… - едва слышимо прошептала она. Вскоре почва под ней прогнулась и девушка оказалась будто в объятиях чего-то родного, но такого далекого. Даже улыбка невольно исказила губы. Затем, эта материя вынулась и заставила ее перевернуться на спину. А перед глазами было дерево. Хрустальные листочки, сверкая и переливаясь серебром, звенели на ветру. И дерево само, будто ускользало от нее. То оно было совсем перед ней и кончики пальцев могли коснуться хрупкого листка. А затем оно отдалялось и перемещалось в бок так, что нужно было повернуть голову. Рука коснулась так называемой земли, на которой лежала девушка. Оно было похоже на милое урчащее животное, такое теплое и мягкое. Она даже погладила это с какой-то нежностью и заботой.
Яркий лучик света пробежался по щеке и попал в глаз. Она зажмурилась, прикрыла глаза ладошкой и сквозь щелки между пальцев рассматривала струящийся над ней водопад. Прямо там, в небе. Вода лилась будто по накатанной дорожке, а затем меняла свое направление и уходила в даль.
- Чудесное место… - только и могла удивиться она вновь прикрывая глаза. Темные, длинные волосы разметались по сторонам, образовывая вокруг нее полукруг и сливаясь с материей на которой она лежала. Девушка условно назвала это землей, а то, что было над ней – небом. Как и ее глаза, оно было голубым и ясным. Только по нему еще плыли будто полупрозрачные паутинки, с вплетенными в них маленькими звездами. Наверно, так выглядит Вселенная.
Клан Кавадзу
Твои чёрный ресницы
Ночью разворуют птицы.
*Твои светлые глаза
Днём утащит стрекоза* (Комментирование Янтарь)
Одной из обязанностей Эндолеона было знание. Он должен был не только следить за оглавлением, но и поддерживать "бумагу" и переплёт книги в надлежащем состоянии. Время рушит даже ткань Мироздания, и пожалуй это была единственная координата, которая связывала бесконечные страницы книги. История каждой Вселенной записанная в находившейся под его охраной книге начиналась в тот же момент времени, в который начались все остальные. И закончатся они вместе. Поэтому нельзя было прочесть эту книгу полностью, лишь если вы не обладаете способностью читать все страницы одновременно. Эндолеон прочитал её, точнее ему вложило это знание то Высшее существо, что написало эту книгу и создало его для охраны оглавления. Он не прочитал книгу сам, но знал что написано на каждой её странице. Интересные воспоминания подсказывала информация о её родном мире. Но на странице её Вселенной ничего не было написано про неё лично. Казалось бы житель одного из квинтиллионов обитаемых миров одной Вселенной - частица столь незначительная. Но насколько великим было то Высшее существо, что написало эту книгу, и учла даже такие незначительнейшие детали.
Но это было любопытным исключением. След этой женщины, так его память определила этот вид живых существ, почему то прослеживался во множестве страниц книги. И она дошла до оглавления, почти потеряв свою изначальную сущность. Ведь оставляя свой след, частицу себя в каждом из миров, коих просто неисчислимое число, но имея самоличный конецный объём можно, и даже реально, потерять самое себя. Один раз Эндолеон столкнулся в такой вещью. Слава Высшему существу, что в него был заложен предохранительный механизм, своего рода возможность экстренного восстановления.
Будучи сам Мирозданием, он ощущал её собой. Призматические сады - не его творение, это он сам. Каждое деревце или куст, каждый атом воды в водопадах - его живое тело, принявшее ту форму, которую хотел он. он чувствовал её прикосновение к нему, когда тонкие пальцы осторожно погладили листок, чувствовал её приятную тяжесть на себе. Она показалась ему удивительно горячей. Уловив, что ей немного неудобно лежать, Эндолеон принял форму её физического тела. В конце концов ему хочется быть садом, а ей - вот этим живым существом. Впрочем эта вертикальная лужа выглядела очень интересно. Подгрузив немного данных из её мира, приняв на себя мерку её народа, Эндолеон осознал, что она даже очень красива. Но что означает само это слово? И почему она такая теплая? Неужели в ледяном космосе, где даже живой огонь становится ледышкой во мгновение ока существуют настолько горячие существа? Высший, не ты ли их создал так же как и меня?
- Чудесное место… - она что то сказала. Поначалу Хранитель не понял, ему пришлось вспоминать что такое вообще язык, и зачем он нужен. Он знал, что языками пользуются жители миров ,написанных в книге. При их помощи они передают друг другу информацию. Неясно, почему языки разнились, ведь проще всего сделать один унифицированный, универсальный язык. Но почему то на всех мирах была одна и та же картина - языки везде разные. Впрочем он прочел её язык в книге, и через секунду знал его.
- Кто ты, гостья? Каковы твои мысли, пришла ли ты с добром или со злом? - впрочем её мысли были для него открытой книгой, но эта сбежавшая со своей страницы буква должна была сама решить участь, ведь неискренность слов - признак наличия дурных помыслов. Там в самой глубине, где не мог прочитать мысли даже сам Эндолеон. А монятия добра и зла были неизменны для него всегда. Зло лживо, всесокрушающе. Периодически оно пробиралось сюда, продираясь, разбивая в дребезг кристальные деревья, пытаясь взять под свой контроль Оглавление, чтобы изменять страницы. Эндолеон был безжалостен в этих случаях. Но неужели Высший нашел в себе силы сделать злом столь красивое существо?
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Все вокруг будто бы дышало вместе с ней. Казалось, что вот этот серебристый листочек напротив ее лица, рассматривает и изучает вновь прибывшую обитательницу. Она не хотела нарушать покой этого места напротив, она хотела, чтобы о нем за всю человеческую вечность знала только она. Создания ее вида очень злы и жестоки. В ее памяти как на подбор вспыхивали различные катастрофы и смерть природы. Именно поэтому она и путешествовала в пространстве. Пускай она теряла раз за разом частицы своей личности, но эти мгновения осознания себя, как крупицы вселенского создания стоили того. Ветерок пробежался по ее телу, окутывая прохладой и… ей показалось кто-то что-то сказал?
- Кто ты, гостья? Каковы твои мысли, пришла ли ты с добром или со злом?
Казалось, голос исходил отовсюду. Девушка нехотя поднялась и приняла сидячее положение, медленно оглядываясь по сторонам. Говорило все вокруг. Вода вновь поменяла свое русло, но не потекла в обратном направлении, а вовсе остановилась будто прислушиваясь к ответу. Пару деревьев оказалось подле нее, скрывая лучи солнца в своей звенящей тени. Материя под ней тоже изменила свое положение, приподнимая девушку немного выше. Будто на пьедестале, чтобы ее представили кому-то очень важному здесь, она сидела и пыталась совладать со своим волнением.
- Я человек, - начала свой ответ девушка, тем более что имени своего она пока что не могла вспомнить. – Я нашла еще одно чудо вселенной, и появилась здесь не с темными мыслями или со злобой в сердце.
Она поклонилась кому-то невидимому, но его присутствие чувствовалось даже в воздухе, которым она дышала. Деревья склонились над ней, всматриваясь в остатки ее души. Но чего она никогда не потеряет в своих путешествиях так это открытое, чистое и доброе сердце.
- Прости, что нарушила твой мир, - прошептала она, касаясь рукой коры дерева и проводя кончиками пальцев по извилинам и неровностям. Эти маленькие дорожки жизни меняли свое положение, форму и глубину. Глаза девушки буквально блестели от восторга и трепета перед этой сказкой.
Она будто бы попала на очередную страницу неизведанной ею книги. Носочек ступни коснулся изумрудного покрова и она ступила на «землю». С каждым своим шагом она ощущала, что материя под ногами немного прогибается и обволакивает пальцы на ногах, будто бы не желая отпускать из своего мимолетного плена. Вот она запуталась в пролетающей мимо нее паутинке из сплетенных вместе маленьких звездочек, но разрывать и высвободиться из нее она не стала. Вместо этого перетянула ее выше с талии и обволокла ею плечи, а через некоторое время она сама отлетела в сторону. Девушка остановилась и улыбнулась.
-Покажись мне, хозяин этих дивных мест, - сказала она. Ее белое платье выше колена, колыхнулось на ветру. А черные волосы постепенно поднялись вверх, будто бы были в самом центре маленького невидимого смерча.
Отредактировала Asago - Вторник, 29 апреля 2014, 14:31
Клан Кавадзу
Твои чёрный ресницы
Ночью разворуют птицы.
*Твои светлые глаза
Днём утащит стрекоза* (Комментирование Янтарь)
Страницы, листы. Её история. История её народа, которую рассказывало её сознание, её память. И одновременно те осколки личности, которые остались в других мирах - он тоже нашёл их при прочитал, на всякий случай.
Развитие началось как всегда. Страница её родной Вселенной была похожа на страницы других, по крайней мере поначалу. Вот первая точка, начало времени, материя Вселенной получив толчок словно разлетается, так же как пишется начало страниц с заглавной буквицы, и развивается мысль. Плотная вязь изначального языка, образуются материальные вещества, изначальные газы, группируются, под собственной тяжестью, они сжимаются, становясь шарами из очень горячих газов, пока внутри них не вспыхивает огненное сердце. Так рождаются небесные светила. Они собираются вокруг особо большого, которого хватает, чтобы держать их в равновесии, вокруг маленьких солнц появляются свои - так рождаются Галактики. Вокруг совсем маленьких солнц появляются планеты. Поначалу - безжизненные комки пыли. Но быстрое движение спрессовывает их, температура светила сплавляет, заставляя изначальные вещества превращаться в землю, в металлы, в газы. Изобретение Высшего существа пишет вместо чернил, мельчайшая частица, что составляет все сущее, она изменяет мироздание, создавая ещё вещества, и вот наконец комки пыли начинают походить на планеты. На них очень горячо, атмосферы состоят из газов, где не живет ничто живое, а периодически их поверхности сотрясают столкновения с другими. Проходят многие эоны прежде чем всё устаканивается. Вот и её родная звезда, пока что просто облако космической пыли, но оно уплотняется, и в центре вспыхивает космическое пламя, дающее жизнь. Вот её планета, кажется третья от звезды, на самом краю Галактики. Маленькая, незначительная звезда. Планета - опять таки безжизненный камень. Идут миллиарды лет, прежде чем столкновение с другим куском не приносит этой планете то, что отличает её от других - спутник, и атмосферу. Пока что ядовитую и горячую, но в ней есть сложные вещества. Они группируются, собираясь, превращаются в первые органические молекулы, развиваются, становятся первыми организмами. Эволюция, сначала в океане, потом на суше, и вот уже эта планета зеленеет и цветет. Её населяют первичные звери. Ни толики разума, всё сводится к базисным инстинктам, которые одинаковы для любой вселенной - размножение, сон, пища и питьё. Величественные и ужасные - ящеры. Всего лишь звери, но тут их эволюция останавливается - ещё одна угроза из космоса снова сотрясает планету, на ней не остается почти ничего живого. Но время лечит раны. Сменяет зиму весна, край возрождается, пока наконец не появляется то, что стало предком этой женщины - первый человек спускается с дерева и берет в руки палку, потому что ей удобно сковыривать плоды с веток. Дальше эволюция идет быстро, но как же много крови. Слишком быстро люди соображают, что палку можно использовать не только чтобы убить мамонта. Ведь можно подождать пока это сделает сосед, потом дать ему палкой по голове, убить его и забрать себе мамонта. Слишком часто этот принцип направляет людей. Вот она. Рождается первым криком разворачивая свои легкие, которые сейчас наполняет воздух его сада. Растет, развивается, и отправляется в странствие по мирам. А что с её родным миром? Его судьба незавидна, лишь стать очередной выжженной радиоактивной пустыней, которую спустя миллиарды лет поглотит в своей огненной агонии звезда. Смерть очередной развитой цивилизации, построившей свою историю на костях сородичей, и не остановившейся вовремя. Печальный конец...
- Я человек. Я нашла еще одно чудо вселенной, и появилась здесь не с темными мыслями или со злобой в сердце. Прости, что нарушила твой мир - Эндолеон однако не спешил выходить на свет. Да и как его можно было увидеть - ведь он всё и ничто.
- Что же, помыслы твои похоже чисты, но понимаешь ли ты, в каком месте оказалась? - тонкая паутинка прикасается к её коже, передавая ему ощущения. Нежная и упругая. Гладкая. Впустив в свои мысли образ её народа, он понял насколько это приятно. Ему было положено знать про любовь, про то, что ощущает любое живое существо. В конце концов он сам был живым. В некотором роде.
-Покажись мне, хозяин этих дивных мест - Эндолеон заставил призматические ветви издать переливчатый звон, словно тихий смех:
- Ты уже несколько ваших минут видишь меня и касаешься меня. Я могу показаться тебе сам, но какую форму ты предпочтешь видеть?
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Он прекрасно понимал, что девушка даже понятия не имела, где оказалась. Каждый раз, когда она вот так проваливалась в глубины пространства и времени, оказываясь в неизвестном мире, ей всегда задавали один и тот же вопрос. Будь то Хранители, Стражи, Властители и много-много других воплощений, которые были либо создателями, либо берегли уже созданный кем-то мир. Она медленно покрутилась вокруг своей оси, ощущая как волосы плавно опустились ей на спину, оканчивая свой непродолжительный полет.
- Нет, не понимаю. Пока что, - ответила она снова в пространство. Что заставляло это неведомое существо прятаться от нее в неизвестности? Было ли оно живым, могло ли чувствовать тепло или холод, испытывать эмоции и просто жить. Ей казалось, что оно существует здесь и так же удивлено ее появлению, как и она удивлена всему тому, что ее окружает. Тот факт, что каждое созданное здесь творение было частью кого-то одного, впечатлило ее. Она стояла перед чем-то доселе неведомым не только ей, но и всему человечеству. Хотя, когда сталкиваешься лицом к лицу с таким необъяснимым явлением, редко когда вспоминаешь о человечестве. Сердце ускорило свой ритм, прогоняя по жилам кровь с большей скоростью. Дыхание стало чаще, и температура тела немного поднялась. Сказалось волнение и осознание себя, как просто пылинки, частицы бытия, перед которым оказалась она сейчас. Такая маленькая, хрупкая и совершенно беззащитная. Ее тело было создано для жизни в иных условиях, в ином измерении. И то, что она шла против писанных правил вселенной, изучая совершенно иные материи, уже ставило ее под угрозу. Многие существа пытались решить ее судьбу. Судьбу такой ничтожной мелочи мироздания, как она. Но они предпочитали остаться в памяти, а не волочить свое существование в забвении и ожидании часа, когда миллионы таких же крупиц как она осознают величину и глубину всего, что было по сей день скрыто от их помутневших глаз.
Каким она хотела видеть того, кто может раз и навсегда рассеять ее материальное тело на молекулы? Может маленькой девочкой, или мифическим животным. Девушка сделала глубокий вдох и подняла глаза к небу, которое являлось частью этого огромного нечто.
Дальнейшее развитие событий она представляла с трудом. Но ей было нечего терять по одной простой причине – она хотела жить именно той жизнью, которой жила сейчас.
Образы просто разрывали ее воображение. Но то умиротворение, которое она ощущала в этом месте, нельзя было сравнить ни с чем на всем свете. Да, люди порой такие недальновидные. Говорят что ты для них единственный и лучше ничего быть не может, а затем они находит что-то лучше, красивее, теплее. И бросают тебя одного, в темноте со своими мыслями и досадой. Она отказалась от этого уже давно, именно поэтому может с уверенностью сказать, что сейчас это неосязаемое нечто просто несравненное.
Далекий отголосок звона ветвей, уже стихающий, заставил ее наконец таки высказать свое желание.
- Что-то похожее на меня. Только не женщину и не ребенка. Хочу видеть тебя в образе Хранителя этого места, сильного, всевластного. Таких в моем мире называют мужчинами, - она осеклась и продолжила. – Не всех конечно, но все же.
Мысль немного спуталась и преподнесла ей образ крылатого мужчины с правильными чертами лица. Девушка сжала голову руками, как бы пытаясь скрыть от здешнего хозяина этот давний, детский образ героя ее мечты. Но это было напрасно, ведь она дышала им, вместе с ним.
-Дара. В моем мире меня называют – Дара, - сказала она, завершая этот разговор. Вокруг нее все будто бы выдохнуло. Дара опустилась на колени и закрыла лицо ладошками. Вокруг будто бы все крутилось и менялось. Казалось, будто это существо забирало ото всюду частичку себя, чтобы явиться перед ней в законченном образе.
Девушка набралась сил и посмотрела на него сквозь щелку между указательным и средним пальцем.
Отредактировала Asago - Среда, 30 апреля 2014, 10:09
Клан Кавадзу
Твои чёрный ресницы
Ночью разворуют птицы.
*Твои светлые глаза
Днём утащит стрекоза* (Комментирование Янтарь)
Забавное существо. Интересная история. Этим существам не откажешь в умении приспосабливаться - девушка моментально пришла в себя. Впрочем обстановка его садов не была агрессивно, тут всё дышало миром и покоем. Он смотрел образы в её разуме, пока она не смогла ему ответить:
- Что-то похожее на меня. Только не женщину и не ребенка. Хочу видеть тебя в образе Хранителя этого места, сильного, всевластного. Таких в моем мире называют мужчинами. Не всех конечно, но все же - листья снова зазвенели, словно смеясь:
- Боюсь не смогу я стать Хранителем этого места, потому что этот лес - я сам. Что же, чтобы нам было удобнее разговаривать, я постараюсь принять форму поудобнее. И нам нужно где разговаривать - надо было отдать должное умельцам её народа, они умели расположиться с комфортом. По крайней мере для человека те предметы обстановки были бы крайне удобными. Поднялся ветер, который срывал с деревьев хрустальные листья, закручивал их, и спрессовывал в единую форму, взяв за образец высокого мужчину с генетически чистым телосложением. Когда она была готова, Эндолеон добавил цвет близкий к загорелой человеческой коже, и ещё один слой - одежду. Обувь он не видел смысла делать, оставив черные свободные брюки-шальвары, торс был прикрыт черной жилеткой, на первый взгляд напоминавшей чешую, переливавшуюся ровным черным цветом. В целом образ был взят из мыслей самой женщины, только от крыльев Эндолеон всё таки отказался - они не требовались ему.
- Дара. Необычное имя в твоём родном мире. Присаживайся - тем временем невдалеке быстро собралась небольшая беседка.
- Я заимствую обычаи гостеприимства из твоих родных обычаев. Наверное мне стоит самому представиться. Эндолеон, страж Оглавления.
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Она некоторое время смотрела на него. Образ, который он принял, был по душе девушке и даже вызвал улыбку. Для чего ему так стараться ради нее? Ведь он мог диктовать свои правила игры, а вместо этого старался угодить ей. Не шокировать, создать привычную обстановку. Дара потихоньку приблизилась к существу, теперь напоминающему человека. Не удержавшись, она положила руку на грудь создания и заглянула в глаза.
- Ты чувствуешь тепло?
Казалось, будто она сразу приступила к исследованию. Она осмотрела его с головы до ног, обошла вокруг, все так же периодически касаясь его физического тела. Так было намного удобней общаться.
Присаживайся
Она покрутила головой и увидела образовывающуюся на ее глазах беседку. Ее восторгу не было предела. Глаза расширились, на лице появилась широкая улыбка, Дара даже подпрыгнула на месте но тут же оступилась. Вдруг она сделала ему неприятно? Быстро взяв себя в руки, девушка медленно пошла рядом с...
Наверное мне стоит самому представиться. Эндолеон, страж Оглавления
Вот она и узнала с кем идет рядом.
- Оглавления? Это как в книге? - спросила Дара, присаживаясь на узорчатую скамейку беседки. Все вокруг было будто соткано из воздуха и хрусталя. Она аккуратно погладила подлокотники, коснулась маленького столика перед собой и даже умудрилась задеть кончиками пальцев легкий краешек балдахина. Ей нужно было все трогать, все ощущать. Когда память начинала ее предавать, то тактильные ощущения всегда все возвращали на свои места.
- Ты выглядишь точно так, как я представляла. Только без одной детали, но это не важно. Значит, ты можешь видеть меня, мою жизнь и мои следы среди тех мест где я побывала? - задала она вопрос и принялась рассматривать его вновь. Видимо все это время Эндолеон изучал ее. Он смог воссоздать свой образ и даже одежду, не говоря уже об этой беседке. Дара решила попридержать коней и не задавать ему слишком много вопросов. Она заправила за ушко прядь волос и на какое-то время успокоилась.
Клан Кавадзу
Твои чёрный ресницы
Ночью разворуют птицы.
*Твои светлые глаза
Днём утащит стрекоза* (Комментирование Янтарь)
- Ты чувствуешь тепло? - существо усмехнулось, слишком по человечески. В его память были заложены модели поведения для каждого разумного вида, а при надобности он мог подгружать их с нужных страниц. Выглядела эта усмешка уж слишком по-человечески, хотя сам Эндолеон представлял собой скорее совершенный механизм, наделенный способностью чувствовать, думать и испытывать. Хотя... Он сам периодически задумывался что он есть. Он был живым существом, пусть и не имел органов и постоянного облика, но в то же время он был искусственно созданным цепным псом для охраны. Прочем если посмотреть в этого угла, то все до единой Вселенные и населяющие их существа - искусственно созданы.
- Я ощущаю всё. Я не бездушная субстанция, я живое существо. Пусть и немного другое - одно он не мог подстроить - глаза. Его зрительное восприятие всё равно требовало другого принципа. Глаза у него остались неизменны - у него не было зрачка, точнее он имел тот же льдисто-голубой цвет, что и радужка. Она обошла его, ведя тонким пальчиком по его широким плечам, словно оценивала.
- Оглавления? Это как в книге? - существо промолчало, устраиваясь в кресле напротив дамы.
"Значит о существовании книги она не знает. Что же, это хорошо, она явно не с дурными мыслями" - тем временем его глаза следили за девушкой, словно исследуя, сканируя каждый изгиб её материальной внешности, и каждый изгиб души, забираясь в память и сознание, вычерпывая информацию. Это существо было ему интересно - скука давно стала его врагом. Тем временем любознательное создание устремилось к своей основной цели - познавать:
- Ты выглядишь точно так, как я представляла. Только без одной детали, но это не важно. Значит, ты можешь видеть меня, мою жизнь и мои следы среди тех мест где я побывала? - мужчина кивнул:
- Ну разумеется. Моя обязанность следить за подобными тебе бегунами по мирам, и возвращать их туда, где они родились. Впрочем если ты предпочитаешь физическую смерть возвращению на родную страницу - я к твоим услугам.
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Вот и настал час угроз. Девушка удивленно посмотрела на хранителя, будто задавая ему немой вопрос: я похожа ну ту, кто закончил свое путешествие?
Дара прищурилась и отвернулась от него. Физическая смерть ее абсолютно не устраивала, да и бегуном она себя не считала. Бегуны абсолютно не интересуются эмоциональным аспектом путешествий по мирам. Они находят драгоценности того или иного измерения, все разрушают и исчезают в следующем пространстве. А ее единственным оружием была память и дневник в сумке.
- Я не бегун, я исследователь, - ответила Дара и хмуро посмотрела на Эндолеона. она обиделась, как это свойственно женщинам.
Словно ребенок она дулась, рассматривая созданный хранителем пейзаж сада. Что-что, а в чувстве вкуса ему равных еще нужно было поискать.
- А тебе не одиноко тут? - спросила она, так и не посмотрев на восседающего перед ней хранителя.
Клан Кавадзу
Твои чёрный ресницы
Ночью разворуют птицы.
*Твои светлые глаза
Днём утащит стрекоза* (Комментирование Янтарь)
- Я не бегун, я исследователь - мужчина провел перед собой ладонью, разглядывая картины из её жизни, повисшие перед ним словно маленькие окна в другие миры. Слегка задумавшись, Эндолеон поначалу не почувствовал легкой обиды, идущей от гостьи, впрочем извиняться он был не намерен. Обида - удел слабых существ.
- Не надо обижаться на меня. Просто периодически ко мне попадали личности, которые настолько отчаялись найти дорогу домой, что просили у меня смерти. Порой меня удивляло, почему они не додумались попросить просто вернуть их на место. Периодически логику живых существ я не понимаю - снова повисла тишина. Существо продолжало перерабатывать внутренние протоколы, анализируя возможные изменения, в случае если это существо вернется на место. Если она не повлияет на жизнь других миров, где побывала - её можно просто оставить. Если повлияет - её придется уничтожить. Впрочем это было крайне безболезненно - ты просто исчезаешь. Всё.
- А тебе не одиноко тут? - мужчина усмехнулся:
- Скажем так тот кто меня создал не вложил в меня это чувство, и сделал крайне правильно любой сойдет с ума, проведя столько времени в одном месте. А вот скука, к сожалению, мой давний враг
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Скука. Даже ему знакомо это слово. Она тоже не понимала логику некоторых живых существ. Что могло их сподвигнуть отказаться от своей жизни, или уничтожить чужую. Ей здесь нравилось. Дара часто задумывалась о том, что может быть потом. Сколько еще ей вот так скитаться по мирам? Ведь она смертна, и жизнь ее слишком коротка, чтобы открыть все страницы этой таинственной Вселленной. Но кто ее ждал? На родине про нее давно уже забыли, а когда она там появлялась, редко кто ее узнавал. Девушка постепенно исчезала из памяти близких людей. Так, может быть, лучше попросить у него покоя?
Она посмотера на хранителя и как-то погруснела.
- А что будет, если я попрошу тебя оставить меня здесь?
Она спросила это чисто из любопытсва. Возможно, он скажет, что ее форма не подходит для жизни здесь. Или что она будет лишним элементом в его саду. Но...
- Я тоже могла бы тебя многому научить, чего не прочтешь и не вытащишь из памяти или призматических искажений мироздания. Это нужно чувствовать...
Эндолеон посмотрел на нее, как бы оценивая предложение. О чем он думал она не знала, да и вряд ли хотела узнать. Он наверняка насмехался над ней. Что она могла дать ему? То, что сейчас предложила. Возможно это не много для него, а возможно и что-то значило. Дара заглянула в бездну его взгляда. Сложно было понять, что в итоге скажет хранитель. Но ей показалось, что Эндолеон заинтересован. Только вот, какую цену он потребует?
Клан Кавадзу
Твои чёрный ресницы
Ночью разворуют птицы.
*Твои светлые глаза
Днём утащит стрекоза* (Комментирование Янтарь)
- А что будет, если я попрошу тебя оставить меня здесь? Я тоже могла бы тебя многому научить, чего не прочтешь и не вытащишь из памяти или призматических искажений мироздания. Это нужно чувствовать...
- Я живое существо. И умею чувствовать. Разница между тобой и мной в том, что тебя создали чтобы просто жить, а я исполняю какую то функцию. Я просто другой - хранитель тем временем приходил к печальному выводу. Нарушив ткань мироздания эта женщина может повредить пути, если её просто вернуть на родной мир. Её влияние на другие Вселенные уже проявилось, нельзя её отпускать. А значит приговор один. Физическая смерть.
- Собственно у тебя выхода нет. Так или иначе ты повлияла на миры где была, и исправлять это влияние уже поздно, а значит вернуть тебя домой я не имею права, но ты сама этого не хочешь, верно? Если ты желаешь остаться тут - я не буду препятствовать, но в моих силах подарить тебе забвение. Мгновенное и безболезненное. Решай сама.
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
- Я не хочу забвение, - буркнула Дара в ответ. И что она там могла изменить? Никогда и ничего она не трогала, прекрасно понимая чем это может повернуться после ее ухода.
- Я ничего не меняла, я просто записывала, - ответила на другое высказывание хранителя девушка. Да и что значит забвение? Хуже этого уже ничего не может быть. Никто ее не вспомнит, не вспомнит ее труды и все это она делает зря получается?
Девушку оскорбило такое заявление Эндолеона. Она поднялась с места и стремительно приблизилась к мужчине.
- Все вы, хранители, каких бы я не встречала на своем пути, стремитесь только уничтожить. Это способ справиться со скукой? - она приблизила свое лицо к лицу хранителя так, что воздух пробегался по щекам и губам Эндолеона от ее слов. Дара была зла. Кто он, в конце концов, чтобы вот так сидеть и решать судьбу каждого залетного.
-То ты говоришь что отпускаешь, если тебя попросить. А тут - забвение, - продолжала взрываться она. В итоге не выдержав, девушка отстранилась от мужчины и замахнулась ладошкой для удара по щеке.
Клан Кавадзу
Твои чёрный ресницы
Ночью разворуют птицы.
*Твои светлые глаза
Днём утащит стрекоза* (Комментирование Янтарь)
- Я ничего не меняла, я просто записывала. Все вы, хранители, каких бы я не встречала на своем пути, стремитесь только уничтожить. Это способ справиться со скукой? - она приблизилась к нему на очень маленькое расстояние, он мог ощутить исходящее от неё тепло, тем не менее хранитель был непреклонен. В том что касалось его прямых обязанностей, разжалобить его было невозможно. Он был создан для этого, это была его жизнь и его прямая забота. Не допускать ни малейших повреждений в страницах книги, иначе одно повлечет другое, и этот провал накопит вокруг себя другие провалы. Последствия могут быть непредсказуемыми, просто если вы оставили свой след в истории хоть одного мира.
-То ты говоришь что отпускаешь, если тебя попросить. А тут - забвение - рука была перехвачена и прижата к столу.
- Гнев плохой помощник. Это то, для чего создали меня и мое воплощение в каждом из миров. Мироздание хрупкий, но отлаженный механизм и моё предназначение охранять его от повреждений. Ты побывала в сотнях миров, и если ты не смогла уберечься от взаимодействия хотя бы с одним - ты уже повлияла на него. Не понимаю почему я должен тебе это объяснять. Разговор закрыт. - он встал.
- Вот часы - по правую руку от него на столе появились небольшие песочные часы - У тебя два твоих часа времени, чтобы придти в себя и решить. Тут я дам тебе возможность спокойно жить до конца назначенного тебе срока, обеспечу тебя едой и водой, и тем, что тебе понадобится. Или я просто лишу тебя жизни быстро и сразу, не откладывая это на многие годы. Хорошо обдумай.
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Словно электрический импульс к Даре вернулся разум. Он был прав, гнев плохой помощник. Девушка присела на краешек скамейки, время от времени поглядывая то на часы, то куда-то в даль. Для чего ему было держать ее здесь, словно ручное домашнее животное? Да, он мог чувствовать, он живое существо, но не считает ли он это все просто жалкой, человеческой слабостью?
У тебя два твоих часа времени, чтобы придти в себя и решить. Тут я дам тебе возможность спокойно жить до конца назначенного тебе срока, обеспечу тебя едой и водой, и тем, что тебе понадобится. Или я просто лишу тебя жизни быстро и сразу, не откладывая это на многие годы. Хорошо обдумай.
остаться в забвении здесь, но жить. Вот что он имел в виду, а Дара сразу разозлилась на него и даже подняла руку. В принципе, как-то задевать мужское самолюбие она не привыкла, поэтому за этот поступок теперь ей стало стыдно.
Она сидела в размышлениях долгое время. Вспоминала тех, кого была в состоянии вспомнить. Возможно, через некоторое время кто-то и скажет что давно ее не видел. Вот только ей это будет уже не нужно. Хранитель был прав, ей пора успокоиться и сделать вот такой простой выбор. Но стоила ли эта жизнь той, которую ведет она сейчас?
Дара склонила голову набок и прикрыла глаза. Ветер колыхал ее волосы и край платья, а она слушала себя и свое сердце. Выбор по сути был не велик, но что-то в глубине ее души говорило, что она сможет переродиться в этом измерении.
Открыв глаза, она задумчиво провожала песчинку за песчинкой в часах. Оставалось совсем чуть-чуть, а во рту пересохло как назло. Дара облизала пухлые губы и наконец таки приняла решение.
- Хорошо. Раз ты не желаешь меня отпускать, то я останусь здесь. Этот сад запал мне в душу, и если ты позволишь мне жить бок о бок с тобой...
Она встала и подошла к часам. Последняя песчинка упала на дно и Дара накрыла их рукой. Ее судьба была совместно решена. К худу или добру? Оставалось только проверить это.
- Что ты будешь со мной делать? - почти шепотом спросила она, готовая принять любое его решение.
Клан Кавадзу
Твои чёрный ресницы
Ночью разворуют птицы.
*Твои светлые глаза
Днём утащит стрекоза* (Комментирование Янтарь)
Чтобы не мешать девушке думать, хозяин сада отошёл, и просто беззвучно рассыпался. для него физическая форма не имела смысла - он был везде, он был всем. По крайней мере здесь - в Оглавлении. Он был Оглавлением и его стражем. Он был ключом к оглавлению, поэтому его нельзя было уничтожить - уничтожение хранителя сразу закроет доступ к Оглавлению. А он был силой, с которой считаться приходилось.
Он же не первая, кто попадает в Оглавление. И не последняя. Были и другие. Они пришли, увешанные самым современным оружием их миров, или магией их миров, а то и сочетанием этого, громили хрустальные деревья, отравляли реки, текущие здесь, но каждый раз между ними и Оглавлением вставал он. И они натыкались на то, против чего не действует ни техника, ни магия. Это не означает, что он был всесилен, отнюдь нет. Но Оглавление подчинялось ему, и он мог исказить в этом месте законы как ему хотелось. И если согласно законам вашего мира ваш суровый лазер режет прочнейшие материалы, то тут вполне могло оказаться, что показатель преломления воздуха стал таким, что лазер просто отразился от него обратно в хозяина. Ну или просто фотоны в этом месте моментально поглощались средой, вроде бы прозрачной. Ну или вообще электроны внезапно отказывались переносить заряд. Тут он был хозяин.
- Хорошо. Раз ты не желаешь меня отпускать, то я останусь здесь. Этот сад запал мне в душу, и если ты позволишь мне жить бок о бок с тобой...
- Если бы я не позволил тебе, я бы не дал тебе этого выбора - донесся голос, казалось исходивший от всего, но кажется что девушку это только напугало, и её голос перешёл почти в шёпот:
- Что ты будешь со мной делать?
- Изнасилую, поджарю на медленном огне и по кусочкам съем - хохотнул воздух - Понятия не имею что означают эти термины, но в твоей голове это ассоциируется с чем то неприятным. Ничего я тебе не сделаю, если говорить цинично, то ты мне не нужна, я всего лишь выполняю протоколы, которым подчиняюсь. Это ты пташка вольная. Хмм, как это у вас называется.. Вот, я, если хочешь так считать, на службе, на работе. Моя работа - поддерживать Книгу в первозданном состоянии, а касательно бегунов вроде тебя инструкции вполне четки.
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Хозяин этих мест растворился в воздухе, решив более не напрягать себя осязаемой и привычной для Дары формой.
Ну и ладно
Голос его вновь шел отовсюду. Дара уже даже перестала удивленно озираться по сторонам, отметив про себя, что привыкает к такой манере общения Хранителя. Она начала бродить по пространству вокруг нее, слушая слова Хранителя и пытаясь поймать в воздухе тоненькие ручейки воды.
Хотелось даже самой полетать, как они. Но увы, этого она не могла сделать. Дара разочарованно посмотрела в небо, протягивая к нему руки.
Изнасилую, поджарю на медленном огне и по кусочкам съем
Дара рассмеялась вместе с Эндолеоном. Уж очень по-человечески прозвучали такие слова из его уст.
-Ты мне нравишься, - сказала она, наперед отмахиваясь от слов Хранителя.
Она сделала серьезное лицо, надула щеки и нахмурила брови.
- Мне не понятны ваши термины. Но наверное это ассоциируется у тебя с чем-то приятным, - Дара лукаво улыбнулась небу и легла на изумрудную материю.
- А у тебя бывает здесь ночь? - спросила она, гладя рукой мягкий покров. Он ее будто обволакивал со всех сторон, стараясь сделать так, чтобы девушке было удобно.
- Если ты так продолжишь делать... я усну... - предупредила она Эндолеона, прикрывая глаза.
Правда очень хотелось наконец таки сбросить с себя эти стягивающие оковы из одежды и плюхнуться в живительную влагу прохладной воды. И уже было все равно, какой частью тела хранителя это являлось.
Дара полежала так некоторое время, затем поднялась на ноги и пошла в сторону журчания воды. Там казалось, находиться большой источник влаги и девушка никак не могла отделаться от навязчивого чувства окунуться в нее. Ей пришлось идти не долго. Вскоре, показалось озеро, и Lара присела на его берег, опуская в воду ноги. Вода была прозрачной и чистой, будто бы ноги девушки находились в стекле, если бы не голубоватое свечение источника.
Девушка спустила с плеч бретельки платья и обернулась куда-то назад. Не смотря в определенную точку, Дара спросила:
- Я могу чувствовать себя как дома? Или стоит спросить разрешения?
Отредактировала Asago - Понедельник, 05 мая 2014, 11:15
Клан Кавадзу
Твои чёрный ресницы
Ночью разворуют птицы.
*Твои светлые глаза
Днём утащит стрекоза* (Комментирование Янтарь)
- А у тебя бывает здесь ночь? - Хранитель, уже в виде человека объявившийся недалеко, пожал плечами:
- Надо будет - появится. Это не планета, и не звезда. Всё что ты видишь - искусственно создано мной. Обложка, так сказать, так что если тебе что то режет глаз - попроси - девушка присела на землю, и Хранитель сделал ей немного удобнее.
- Если ты так продолжишь делать... я усну... - он рассмеялся.
- Ну ничем вам не угодишь - девушка тем временем решительно встала, и направилась к воде. Впрочем тут не было ничего страшного. Это была обычная вода, содержавшая в себя обычные земные минералы, как раз те, что нужны деревьям. Полностью идентичная эталонной ключевой воде, только более теплая.
- Я могу чувствовать себя как дома? Или стоит спросить разрешения? - Хранитель пожал плечами:
- Если тебе будет что то запрещено, я об этом скажу. Пока что тебе запрещено причинять всему вокруг серьёзный физический вред, а в остальном всё можно. Так что если хочешь искупаться - пожалуйста.
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Ну, даже если бы ей очень захотелось, то вряд ли она могла наворотить делов тут голыми руками. Дара повернула голову в другую сторону и увидела материализовавшегося Хранителя.
Он то ли шел к ней, то ли просто парил в нескольких сантиметрах над "землей". Дара встала, расстегивая пуговички сбоку на платье. Одна бретелька сползла с плеча, оголяя его. Покончив с пуговицами, Дара опустила руки, смотря на Хранителя. Часть платья спустилась, держась из последних сил на другой бретельке. Солнечному свету, ветру и взгляду Элендолеона открылся до этого скрытый участок женского тела. Ключица, плечо и небольшая округлость груди, которую Дара даже не пыталась прикрыть рукой. Девушка почему-то была уверена, что Хранителю на этот вид совершенно безразлично. Выглядел он как мужчина, но им он все же не являлся. Дара повела другим плечом и воздушная ткань белого платья упала на землю. Аккуратная грудь, будто выточенная под руку сильного мужчины, предстала в своей полной красе. Тонкая талия, широкие бедра и стройные ноги дополняли образ обнаженной девушки. Дара мельком взглянула на Эндолеона, разворачиваясь в сторону озера и плавно входя в воду. Длинные, черные волосы тянулись за ней шлейфом, пока полностью не намокали и исчезали под лазурной гладью. Она вошла в воду по грудь, затем повернулась лицом к Хранителю и улыбаясь полностью скрылась из виду. Лишь очертания Дары давали понять, что она рассматривает подводный мир этого сада. Задерживать дыхание надолго она не могла, поэтому меньше чем через минуту, показалась на поверхности жадно вдыхая воздух.
Отредактировала Asago - Понедельник, 05 мая 2014, 12:08
Клан Кавадзу
Твои чёрный ресницы
Ночью разворуют птицы.
*Твои светлые глаза
Днём утащит стрекоза* (Комментирование Янтарь)
Форум » Архив » Корзина » Призматические сады Эндолеона (Асель, психоделика с NC-21 туточки)
Страница 1 из 3123»
Поиск: