Чтобы можно было писать в чате нужно войти в свой аккаунт.
Страница 1 из 11
Архив - только для чтения
Форум » Архив » Корзина » Смерть встретит нас (живые трупы, перестрелки и юри)
Смерть встретит нас
Группа, состоящая из одиннадцати человек, двигалась по полу-разрушенной территории маленькими тихими шагами, держа внушительных размеров винтовки и дробовики в своих, казалось бы, слабых руках. Костяшки пальцев как минимум пятерых людей были белыми от напряженной хватки - выронить или вообще в бою потерять оружие приравнивалось к верной и мучительной смерти.
- В штаны преждевременно не наложи, Ларри, они уже близко: вон рычат откуда-то из-за угла, - проговорил довольно громко один из группы, направив свой прицел прямо в голову напарника; Ларри заметно занервничал и зло глянул на нарушителя спокойствия.
- Брось эти штучки, Лилли, ты только внимание привлечёшь своими колкими замечаниями, - шепотом начал возникать молодой человек, привычным жестом поправив очки. Дробовик в мужских руках дрогнул. Лилли фыркнула.
- Эти куски сгнившего мяса на такой шум не станут обращать своё королевское внимание, - темноволосая девушка провела худой и исколотой рукой по стволу оружия, тяжело выдохнув, - да и вообще, это было не замечанием, а предупреждением. Эти жмуры реально где-то за углом, прислушайся сам...
- Они наступают!!! - завизжала ещё одна светленькая девица из команды, замахав руками и отступая назад; в карих глазах отражался животный страх. "Сирену" остановил тот самый юноша в очках, схватив за запястье и привлекая к себе.
- Джоди, ё-моё!..
- Тише себя вести вообще не вариант было?
- Ну круто, ребятки, сейчас нас порадуют своим визитом парочка трупов-инвалидов... Все готовы?
Команда почти синхронно кивнула и теперь держала оружие в полной боеготовности, а впереди уже показалась троица не очень приятно пахнущих и вообще малость подгнивших людей, который рычали и вдобавок издавали несколько непонятных булькающих звуков. У одного из "гостей" не было челюсти, и лишь чернющие зубы являлись миру. Отвратительное зрелище.

Стрельба продолжалась уже на протяжении нескольких минут - громкие звуки привлекли ещё больше зомби к команде. Некоторых людей уже просто-напросто успели сожрать, предупреждая остальных, что хорошая паника никогда вам не станет верным союзником в бою против умалишенных, желающих лишь отведать вашей плоти, тварей.
- Прикрой Джоди, Лилли!.. - срывающимся голосом буквально приказал Ларри, держа на себе двух рычащих и настроенных не очень дружелюбно зомби, тянущих к пожилому мужчине свои омерзительные руки, у большинства которых за всё время частенько наблюдалось абсолютное отсутствие ногтей.
- Да не нужна мне эта шалава! - отозвалась Лил, простреливая ещё одному ожившему трупу голову, получая как подарок его кровавые ошметки. Девушка скривилась, смачно проматерившись, вытирая тыльной стороной свободной руки лицо. Взгляд серых, почти прозрачных глаз коснулся той самой Джоди, что истошно верещала и пыталась отогнать от себя одного-единственного зомби, у которого не было ног; но он всё равно настойчиво желал отведать кусочек именно от миленькой белокурой девочки, которая молилась сначала богу, а уже потом - самой Сатане просто потому, что иного варианта она не видела, как и, собственно, своё оружие, потерпевшее участь быть без патронов.
Лилли оценила всю паршивость ситуации, прицеливаясь прямо в голову безногому товарищу, который всё тянул загребущие ручонки к девичьему тельцу.
- Ничего личного, Джоди, просто я решила, что старших надо слушаться, а давалки всё равно нужны в команде!
И выстрелила прямо в "яблочко". Зомби уже окончательно мертвым грузом пал к ногам блондинки; та с неясным звуком, похожим на визг, хотела было отодвинуться, но не тут-то было - отведать её плоти захотел ещё один визитер, крепко и с рыком схватив её за левую руку, сжимая её до синяка. Девушка вскрикнула, а Лилли никак не отреагировала.
- Увидимся, - просто бросила она, наблюдая за тем, как в её подружку впивается зомби своими гнилыми, но оттого не совсем слабыми зубами, разрывая нежное тело. Джоди в последний раз, уже на своей грани, со злостью, встретилась взглядом с Лил; та улыбнулась, отворачиваясь для того чтобы впустить ещё пару пуль в головы старым добрым живым трупам, которые приближались с завидной скоростью и рвением. Патронов уже почти не осталось. Девушка цокнула языком, осматриваясь, проверяя, сколько ещё жмуров предстоит перестрелять - не так много, но вот из всей группы выживших осталось всего шестеро, включая саму Лилли.
Бой со смертью продолжался ещё пару минут, а потом все стихло. Оружие опустили.
- М-да, - протянул молодой парень в очках, проверяя дробовик на наличие боеготовности: тот был уже ни к черту. - Чёрт, Лил, отойди от него!..
Темноволосый стрелок не успела среагировать, только в самый последний момент осознав, что наступила кому-то на руку, а потом эта рука стала шевелиться и с чувством, вырвавшись из-под чужой подошвы, схватила за ногу, чуть не сбив равновесие. Лил удержалась только благодаря чуду, но исход был весьма печален и до ужаса нелеп, учитывая то, как девушка держалась: выстрел пришелся не в голову зомби, а куда-то в плечо и, как итог, тварь осталась жива...
Укус в ногу был болезненный и, наверное, Лилли бы потеряла сознание от шока, если бы не подоспевший, чуть прихрамывающий Ларри, пришедший на помощь и простреливший мрази голову. Время остановилось.
Лил ощутила на себе взгляды, полные жалости. Да, она теперь тоже одна из "них". Скоро она тоже ослабеет, затем просто умрёт, а после - воскреснет и будет бродить в толпе таких же мертвых и гниющих уродов. Быть может, её знакомое лицо кто-то заметит...
- Прости, Винс, у меня тут патроны кончились, - начала виновато Лил, улыбаясь вымученной, жалкой улыбкой, - так что пусть застрелит меня тот, у кого пули остались. Что-то не хочется тусоваться потом среди этих чуваков. Ну...
- Нет, - отрезал Винс, - тот самый юноша в очках, которые треснули, - сглатывая ком, стоящий в горле и глядя на укушенную и зараженную напарницу. Все выжившие с удивлением глянули на парня. - Я использую на тебе препарат, который мы с Джоди создали... Я не знаю, сработает ли он, поэтому не даю тебе никакой надежды, но попытаться нужно. Пойми, Лил...
- Как мило с твоей стороны предложить мне быть подопытной, - хмыкнула сероглазая, - не знала, что та уже мертвая шлюха как-то смогла продвинуться в химии, но не будем об этом. Идемте в лабораторию. Ну что вы уставились на меня? Не смертельно, время есть... Пошли. Сейчас каждая секунда дорога, по крайней мере, мне.
- Я буду держать кулаки на то, что ты не превратишься в одну из этих гадин...
- Потом мне скажешь все эти добрые слова, старик.
Подхватив Лилли, Винс улыбнулся, прошептав раненной напарнице, что он тоже надеется на лучший исход; та только невесело улыбнулась, особо не веря в то, что какой-то укол спасёт её от участи стать пожирательницей чужих мозгов. Рваная рана на левой ноге пульсировала нестерпимой болью, хотелось кричать: от отчаяния и осознания собственной ненужности команде теперь. Теперь Лил даже не боевая единица, а всего лишь обыкновенная подопытная крыса.

***

Препарат подействовал, если не считать того, что первые два дня после укола Лилли периодически металась по полу с верещанием, переходящим в глухие рыдания. Но зомби она всё же не стала, а осталась живой и в какой-то степени невредимой, с перевязанной и зашитой раной. И, думала брюнетка, что всё наладится и чуть урезанная команда всё равно сможет пробраться сквозь толпу мертвяков вместе и найти путь к свободе, но, увы, судьба была против. Спустя неделю после происшествия с укусом и удачным итогом укола с созданным препаратом, к главному входу в заброшенную больницу пробралось несколько живых трупов, что сразу дали знать о себе.
Неизвестно, как они заплутали, что оказались в убежище, казалось бы, надежно заколоченном от полу-дохлых противников. Здоровая часть команды последовала на истребление, а Винс перед уходом, заметив, что у Лил снова начинается припадок, со вздохом потянул время и вколол напарнице успокоительное; но в итоге оно усыпило Лилли и ничего дальше она не видела. Ни то, как зомби сбивают с ног Ларри, вгрызаясь ему в глотку, ни выстрелов, ни того, как постепенно вся группа погибла, перестреляв, грубо говоря, друг друга, спасая от участи стать зомби. Больница превратилась в обитель одного человека. Лил осталась одна посреди этого раскрытого ада: беспомощная и ещё окончательно не пришедшая в себя, изредка подвергающаяся страшным мучениям.

Лилли Кирстон уже позабыла то время, когда была счастлива, когда удачно выскочила замуж за хорошего человека-ученого, когда жизнь казалась наполненной прекрасными и запоминающимися моментами. Странно... Вот так вот потерять разом почти что всех: опору, что была так иногда необходима. Потерять верных товарищей, потерять собственного мужа (им был Винс) и потерять надежду на продолжение. Пока что перед собой Лил видела лишь бесконечную пустоту, черноту, затягивающую по самую шею. Она уже не надеялась. Она потеряла всех и всё. У неё осталась только она сама: сильно похудевшая, бледная, с синяками под глазами от вечного недосыпа, темными короткими волосами и пустым взглядом. Отвращение к самой себе росло с каждой минутой пребывания в этом кошмаре. Никто не разбудит.

Лил распахнула глаза, находя себя в кромешной темноте кабинета лаборатории. Поднимаясь с койки со стоном, сероглазая пыталась нащупать хоть что-то, хотя бы фонарик, оставленный некогда Ларри на случай, если девушке вновь станет плохо, а до выключателя будет не добраться. Ничего не было. Оставалось только хоть ползком добраться до двери кабинета наугад и открыть её, оказываясь в коридоре, где горел свет - это было заметно через щель.
- Чувствую себя бабкой старой... - пробубнила Лил, с трудом вставая на ноги. - Ничего не могу, никого не позвать, тьфу.
Когда брюнетка сделала пару шагов в сторону предполагаемой двери, послышался шорох, где-то там, за стенкой. Кирстон замерла, сердце в груди куда-то на мгновение ухнуло. Неужели один из них? В панике пронеслось в голове. Сглотнув вязкую слюну, Лил собралась с силами и все же двинулась дальше, желая выскочить в коридор, хотя оружия при себе не было.
Когда же девушка открыла дверь и вышла из кабинета, то посмотрела сначала в правую сторону, а затем - в левую. А потом мир перед глазами заиграл цветастыми пятнами, а ноги подкосились; Лил рухнула прямо возле стеночки, сползая по ней и не веря глазам. Вернее, она ожидала когда-нибудь увидеть это, но не знала, что так скоро. У стены, по левую сторону от двери, валялся обезглавленный труп Винса.
Слезы сами по себе начали стекать по грязным и бледным щекам, глазами затравленного зверька Кирстон тупо смотрела на своего мертвого мужа. Руки тряслись, выдержки никакой не было. В свои 25 Лил уже много чего повидала: и живых трупов-уродов и прочее-прочее, но готовности смотреть на родного человека, что валяется бездыханным телом рядом, совершенно не было. Лилли тихо рыдала, уткнувшись лицом в собственные острые сбитые коленки. Она ощущала себя героиней какой-то драмы с примесью фильмов ужасов.
Где-то там, не очень далеко, но и не близко, послышались уверенные шаги. Это был не зомби, потому что он бы обязательно издавал какие-нибудь звуки и шаркал, нет... Это был человек. Выживший. И он двигался прямо к Лилли, что сидела у стены и проливала слезы по мертвому мужу без головы. Лучше бы осталась в той тьме лаборатории и никого не видела. И померла бы там жалкой смертью.
Отредактировала Bloody - Воскресенье, 16 марта 2014, 00:47
you woke the wrong dog
В тот момент, когда беспорядочно шаставшие по двору зомби внезапно решили прорваться в заброшенное здание больницы, Джонатан шла по высокому кирпичному забору и искала возможность слезть, будь то близлежащее дерево, фонарный столб, или просто куча мусора, которая бы обеспечила мягкое приземление. Увы, но пока что ничего такого не предвиделось, и - вот шутка - нашедшая своё спасение на высоте, девушка вполне могла здесь же и остаться, или рискнуть и спрыгнуть вниз, повредив ногу и пойдя на корм двигающимся трупам, которые шли вдоль забора и тянули свои полуразложившиеся руки к свежей еде. Раздражённая собственной неудачей, юная особо в сердцах плюнула вниз и выругалась, продолжая идти прямо. Не может же эта стена быть бесконечной?!
Страшно захотелось пить, хоть небо и было укутано серым покрывалом, скрывающим солнце, а ветерок иногда даже казался прохладным, всё же была середина августа. Время сбора урожая, даром что в этом гиблом городе и живых-то уже не осталось, а если и были такие везунчики, то всего на всего старались отсрочить тот самый час, когда сами с трудом поднимутся на ноги и с омерзительным булькающим рычанием помчатся за бывшими товарищами. Джо уже не раз встречала в толпе знакомых - друзей, одноклассников. Родителей. Когда собственная мать, не помня себя, попыталась перегрызть горло дочери, пришлось дать отпор. И до сих пор шатенка помнила, как легко огромный столовый нож вошёл в глазницу, прошёл через гниющую плоть и вышел из затылка. А потом - двухчасовая истерика в комнате. Только труп матери и она.
Джонатан помотала головой, отгоняя неприятные воспоминания, уселась, подобрав под себя ноги, достала из рюкзака пластиковую бутылку и допила остатки воды, коих и так было немного. Затем достала сигарету и меланхолично закурила. И тихо рассмеялась серией коротких выдохов. Родители всегда запрещали курить, зато теперь можно было вволю загаживать лёгкие. Ведь все они уже давно отправились на ту сторону. Стало так смешно, что девушка вся затряслась, но смех её, обязанный быть громким, остался полностью беззвучен. Постоянное положение жертвы быстро учит не издавать лишних звуков, отличная школа выживания.
Джонатан. Свою фамилию девушка помнила не особенно, хотя бы потому, что друзья постоянно сравнивали её со всеми известной чайкой. Так и повелось - либо Ливингстон, либо просто Чайка.
Невысокая девушка девятнадцати лет с волнистой гривой длинных каштановых волос, что сейчас были убраны в пучок на затылке, дабы не мешать. В глазах почти не видно радужки, ибо однажды расширившиеся почти до её размеров зрачки такими и остались, вызывая острую светобоязнь. Потому Чайка больше любила пасмурные дни, такие, как этот, и тёмные помещения. Глаза могли хоть немного отдохнуть, но временами девушку посещала мысль, что она уже позабыла цвет собственных глаз. Так странно.
Когда-то давно она была в ординатуре. И проходила мед. практику в этом самом здании, теперь набитым зомби. Эх.
Джо снова поднялась на ноги и пошла далее, ведя за собой хоровод из ходячих трупов по обе стороны стены. Халат, когда-то давно белоснежный и выглаженный до хруста, теперь заляпан кровью, грязью, ошмётками гнилой плоти и обильно орошён протухшей кровью дохляков. Под расстёгнутым белым балахоном - простая футболка изумрудного цвета с коротким рукавом, которого не видно под длинными рукавами халата, юбка в складку, по длине чуть выше колена, и чёрные гольфы, уже колена ниже. Завершался образ тяжёлыми ботинками зелёного цвета, походным рюкзаком, в котором лежало всё необходимое, и жёлтым нашейным платком, выполненным из довольно грубой ткани. Платок с шеи свисал треугольником, позволяя во время стычек прикрыть большую часть лица, если натянуть его до глаз. Если успеть.
Да и оружия у девушки было немало: на плече висела винтовка, на поясе были прикреплены ножны с внушающего вида ножом, за пазухой в кобуре спрятан пистолет. Всё-таки, владеющий оружейным магазином отец - не так уж и плохо.
Внезапно из здания раздался пронзительный женский крик. Зомби насторожились, и через пару секунд рванули к больнице, оставляя недоступный объект своего интереса и дальше куковать на заборе. Чайка засуетилась и прибавила шаг, выискивая способ слезть с удвоенным остервенением. Внутри ещё есть живые? Подумать только, если ностальгия по старым местам привела её к людям, значит ещё есть шанс выбраться из этого ада! Не всё потеряно, но сейчас её спасители просто нуждаются в помощи. Скорей, ещё скорей!
И, как по мановению волшебной палочки, с внутренней стороны стены показался очень упругий на вид куст. Поколебавшись с минуту, Джо всё же прыгнула, попытавшись в воздухе сгруппироваться. Но приземление вышло не из самых мягких. Кажется, на боку будет огромный синяк. Но времени думать не было, и, толком не оправившись от полёта с трёхметровой высоты, юная особа помчалась в здание, на ходу уворачиваясь от медленных дохляков. Подбежав ко входу, снесла одному из них голову ударом приклада. Но, ворвавшись внутрь здания, Ливингстон застала жуткую сцену - в холле, вперемешку с телами зомби, лежало несколько людей. В коридоре раздался крик, но его тут же оборвал выстрел. Ещё несколько выстрелов убрали из загустевшего воздуха рычание дохляков. Девушка рванула на звуки, и застала крепкого вида мужчину, на чьей руке красовался внушительного вида укус. Мужчина держал во рту ствол пистолета, по щекам текли слёзы.
- Сто... - и он нажал на курок. Мозги разлетелись по стене, тело гулко шлёпнулось об пол. Глаза девушки округлились, и она на мгновение зажмурилась, не в силах лицезреть подобное зрелище. Каждый раз, как в первый, она тяжело переживала смерть людей. Всё же ещё ребёнок, пусть не ко времени повзрослевший.
Вязкую тишину натянуло шарканье ног. Джонатан обернулась, и, увидев трёх мертвяков, что явно направлялись к ней, выкосила их из винтовки. Затем по лестнице побежала наверх, дабы точно убедиться, не осталось ли кого живого. И увидела её.
Рядом с обезглавленным трупом на полу, уронив голову на колени и тихо всхлипывая, сидела женщина. По вида - не намного старше самой Чайки, худая, в свободной белой футболке и серых шортах. Короткие тёмные волосы обрамляли спрятанное лицо, и вся она содрогалась.
Укус на ноге. При виде его Джо насторожилась и вскинула оружие. Возможно, эта женщина вот-вот превратится, лишая девушку последней надежды на спасение, или, хотя бы, на напарника. Возможно, эта женщина уже одной ногой в могиле. Но, до того, как...
- Эй! - голос сорвался в петушиный вскрик, и Лив, прокашлявшись, продолжила, невольно отмечая, как начинают трястись колени. Она никогда не наблюдала перевоплощения, - Давно тебя укусили?
Тёмная голова медленно, неимоверно медленно поднялась, и полупустые глаза воззрились на Джонатан, которая, в свою очередь, почти физически почувствовала натяжение собственных нервов. Возможно, стрелять придётся прямо сейчас. Секундой позже? Двумя? Тремя?...
- Около недели назад, - раздался тихий хриплый голос. Собственный прерывистый выдох звучит будто откуда-то со стороны.
- Тогда... почему? - мысли в голове смешались, зомби отступили на задний план. Сейчас в этом коридоре, во всём этом грёбаном мире были только они - обезглавленный труп, заплаканная незнакомка и замызганная гнилью девушка. Тишина затянулась.
Кто на нк не срался с Басей и не фапал на нее, тот ничего не видел. (с) Слипа
Как хорошо, что это оказалась всего лишь девушка, по виду совсем юная, но зато с богатым, если так можно было сказать, арсеналом за спиной. Заляпанный белый халат заставил Лил вспомнить деньки в лаборатории на пару с Винсом, у которого был такой же халат... только чистый, белоснежно белый, никем не испачканный.
- Тогда... почему? - выдохнула незнакомая девушка, во все глаза уставившись на скрюченную болью утраты Кирстон. Женщина хмыкнула, зная, что такой вопрос точно прозвучит - и прозвучал. Понимая, что сидеть у стены, рядом с трупом да и на холодном полу как-то не очень, Лилли с трудом поднялась на ноги, чувствуя, как незримая ледяная ладонь касается её не прикрытого волосами затылка, вынуждая вздрагивать и хотеть обратно, на пол. Стоять было трудно, брюнетку немного качало. Новоприбывшая девица не спускала глаз с укушенной, явно чуя опасность, которой на деле не было. Лил была безобидна в каком-то смысле, слаба и сломлена.
- Мой... мой напарник вколол мне с риском препарат, когда я подверглась заражению посредством укуса. Как видишь, ещё жива и даже не собираюсь сожрать тебя, - с какой-то странной улыбкой тихо проговорила Лил, проводя ладонью по бледному и худому лицу. Кажется, это объяснение немного успокоило Джонатан: по крайней мере, она опустила оружие, дуло которого светило до этого момента в голову женщине. - Я Лилли Кирстон. Можно Лил, меньше букв проговаривать...
- Джонатан, - с готовностью и едва заметной дрожью в голосе сказала девушка, уловив на себе туманный взгляд полу-прозрачных чужих глаз. Кирстон без зазрения совести стояла у стены и рассматривала её. - Я... кто были те люди, что сражались у входа?
- Возможно, это мои друзья. Были. Мы выживали группой, если тебе интересно, Джонатан, - сероглазая на момент замолчала, облизывая пересохшие и искусанные в кровь губы, - а сейчас, видимо, я осталась одна-единственная из них.
Убийственное и фальшивое спокойствие молодой женщины немного напрягали Джо. Девушка вздохнула и ненароком глянула на труп Винса, что располагался прямо за Кирстон. Также можно было заметить, что в тусклом свете и без того светлого коридора, на фоне почти что белёсых стен, фигура Лил была жутковато худая, почти что никакая, конечности торчали подобно палкам. Чайка мотнула головой, проморгавшись; Лилли смотрела на неё всё тем же взглядом, ожидая вопросов или выстрелов. В конце концов, кто знает, что на уме у человека, который во всём этом апокалипсисе таки нашел другого выжившего.
- Кто этот мужчина?.. - стараясь задать вопрос сухо, не демонстрируя волнения, Джо сама не заметила, как всё тело напряглось, а сердце бешено заколотилось в груди. Ещё и этот пустой взгляд. Так с ума можно свести!
- Мой муж, - печально улыбнувшись, чуть ли не рассмеявшись, отозвалась Лилли. Её опять трясло. Теперь, наверное, тело Винса будет ей сниться не одну и не две ночи - месяц-два, если не больше. Внутри всё похолодело, но надо было возвращаться к неожиданной гостье. Женщина всё тем же тихим голосом поинтересовалась: - Как ты вышла к этой больнице? Почти окраина города, да и не очень похоже со стороны, что тут кто-то есть, кроме парочки живых трупов за дверью.
- Ну, по сути, я здесь случайно оказалась и шагу бы не сделала сюда, если бы не те выстрелы и крики. Ужасное зрелище было, если честно, к такому трудно привыкнуть, - под конец честно призналась девушка, рукой проводя по правой щеке. На глаза Лил попалась татуированная тыльная сторона ладони.
- Согласна. - Повисла неловкая тишина. Лил сделала несколько кривых шагов к собеседнице, не отрывая взгляда от неё. - Сколько тебе лет?
- Это так важно? - не упуская случая пустить в диалог бытовое хамство, вопросом на вопрос вякнула Джо. Лилли пожала плечами, снова скривив истерзанные губы в глупой улыбке. Состояние было отвратительное. Хотелось выйти на улицу с винтовкой и перестрелять всех ко всем чертям: и мертвяков, и обычных людей, которых тут со светом не сыщешь.
- Не очень, Джонатан, - специально смакуя новое имя, заторможенно ответила Лил, - просто ты выглядишь очень молодо, мне даже завидно. Я-то уже, кажись, своё прожила. - Женщина драматизировала, но только лишь для того чтобы развеять не очень комфортную атмосферу в разговоре.
И у неё получилось: собеседница тихо рассмеялась, на миг встретившись взглядом с Кирстон - улыбка сразу с лица сползла. Джо посчитала, что нельзя быть такой радостной рядом с человеком, которого только что огрели по голове смертями большинства друзей, абсолютно всех, даже смертью мужа. Но она ошибалась. Лил где-то там, глубоко в душе, давно свыклась с будущими потерями, которые перелезли забор времени и оказались в настоящем. Что ж, это жизнь.
- Мне 19, - прокашлявшись, всё же поведала Джонатан, теперь уже с некоторым интересом разглядывая Лилли, а в особенности - её перевязанную рану. Не укладывалось в голове, что в этого человека ввели чистейший воды иммунитет к заражению, страшной инфекции. И эта женщина - единственная защищенная, чертова счастливица! Но чем она поплатилась за эту удачу?
- Тогда считай, что я старуха, - склонив голову немного набок, всё ещё не раскрывая своего возраста, отшучивалась Лилли. Худую бледную руку она запустила в свои темные короткие волосы, немного растрепав их, по привычке. Она волновалась. Взгляд серых глаз забегал по внешнему виду. - Ты медсестра?
Джо кивнула.
- Напасть какая.
- Что, простите?
- Нет, ничего такого. Что ты собираешься делать? Стрелять в меня? - сходу задала вопрос Кирстон, желая выявить намерения девушки. Джонатан изумилась такой резкости и только отрицательно помотала головой, примирительно поднимая руки. На момент ей почудилось, что серые глаза загорелись жизнью, а голос приобрёл некую яркость. Но лишь показалось.
- Вы что, - начала она, - вы же такой же человек, как и я сейчас...
- Ну да, пока что в жмура я не собираюсь превращаться, - голос молодой женщины действительно малость поменялся, стало приятнее слушать. - Так это значит, что ты предлагаешь мне выживать в команде, да, девочка?
- Девочка?..
- Мне 25 лет, Джонатан, это старость вообще, так что буду тебя обзывать по-всякому.
- Вы повеселели...
- Немного. У тебя есть ещё оружие, кроме винтовки? Не боись, в тебя стрелять не буду.

***

Джонатан и Лилли шли по длинному светлому коридору в сторону одной из комнат, что раньше была чем-то вроде хранилищем для лекарств. Места было много, а потому, когда катастрофа накрыла город, группа Лил организовала в этом самом хранилище подобие мастерской: там делалось оружие дальнего боя и даже был случай, когда собирались сделать из нерабочей рации рабочую; но, т.к. в команде преобладали медики, ничего не вышло. Джо шла позади Кирстон и глядела ей через плечо.
- Вы... - неуверенно начала Чайка.
- Ты, - довольно грубо перебила Лил, снова зарываясь пальцами в свои волосы.
- Ты очень высокая, Лилли.
- Серьёзное увлечение баскетболом сказались на мне. Право слово, меня даже муж ненавидел за такое, он-то под два метра, а я далеко не уходила: бесился, засранец.
Легкость диалога увеличивалась. Джо стало неловко только потому, что вдруг Лил на самом деле не хочет говорить вообще, а её, получается, заставляют отвечать? Девушка глянула на идущую впереди Кирстон и успокоилась, потому что было видно, что молодая женщина более-менее пришла в себя после потрясения. Такая жизнь, посреди руин и трупов, сделает сильнее любого.
- А у тебя какой рост?
- Я на десять сантиметров ниже Винса была. Он 192, а я - 182. Совсем не женские 155-160 сантиметров, правда?
- В... возможно, - всё равно пугаясь быстрой смены настроения собеседницы, произнесла Джонатан.
Девушки добрались до двери в хранилище-мастерскую. Кирстон пощупала себя по карманам в поисках запасных ключей, но ничего не нашлось. Выдохнув, сероглазая, мельком глянув на Джо, улыбнувшись ей, ударом ноги таки открыла дверь.
- Вот видишь, - проходя в хранилище, пропахшее медикаментами и чьим-то парфюмом, заговорила Лилли, - и ключей не надо. Сила решает всё.
Чайка стала осматриваться, но взгляд её глаз всё равно частенько задевал саму Лил, которая шарилась по ящикам и полкам в поисках чего-то, бубня себе под нос. Сейчас уже нельзя было сказать, что эта активная дама несколько минут назад сидела у стеночки и была похожа на труп собственной персоной. Как же быстро люди могут смириться с чем-то...
- У тебя есть пистолет? - задала вопрос Лилли, доставая что-то из пыльного ящика. Джо сняла с себя рюкзак и стала в нём рыться, а через пару секунд выудила почти что новый, видимо, не часто используемый пистолет и протянула его собеседнице. - Хм, неплохой. Если руку достаточно натренировать, то можно достичь отличного мастерства в стрельбе. Он же как база для любого стрелка, а ещё...
Кирстон что-то рассказывала, изредка смеялась, параллельно с этим что-то сотворяя с оружием Джонатан. Был слышен скрежет, писк и даже что-то вибрировало, но под конец, когда работа была закончена, Лилли показала Чайке всё тот же пистолет, только с одним отличием: теперь на нём находился глушитель. Он будет безумно полезен, когда надо будет пристрелить мертвеца так, чтобы на шум выстрела не повыбегал ещё десяток таких. Лил, довольная собой, уселась на хлипкую табуретку и стала смотреть на Джо, подперев рукой голову, чего-то от неё ожидая.
- Это предложение проверить всё твоё оружие, девочка, - всё же пояснила Лил, словив недоумевающий взгляд чужих глаз, - я же в этой сфере около шести лет кручусь, почему бы не поработать на благо? А то там, на территории гнилых тел, которые пытаются тебя сожрать, думать о состоянии оружия будет поздно, сама понимаешь.
Через пару минут на большом столе перед Лилли было сложено всё имеющееся оружие, некоторое из которого нуждалось либо в банальном глушителе, либо в прочистке, либо в обыкновенной починке. Джонатан присела рядом с погрузившейся в работу с огнестрельными штуками Кирстон, но через пару минут угнетающего молчания осознала, что лучше где-нибудь недалеко побродить. Когда девушка уже собралась выйти из хранилища, её остановил голос сероглазой, что шаманила над винтовкой:
- Куда намылилась? Сидеть, бояться.
Отредактировала Bloody - Воскресенье, 16 марта 2014, 03:35
you woke the wrong dog
- С чего это ты мне указываешь? - попыталась было возмутиться Джо, но под тяжёлым взглядом полупрозрачных глаз быстро успокоилась. Действительно, сейчас, без оружия под рукой, соваться даже за пределы комнаты было опасно. Пусть и за столь необходимой сейчас водой. Невыносимо хотелось пить. Как последний предлог.
- Я пить хочу.
- Сильнее, чем жить? - отрезала Лил. Теперь точно расхотелось вообще отсюда выходить. Страх перед живыми мертвецами обострился до предела, густея в ужас. Девушка опустилась на табуретку, что стояла подле, расправила никак не расправляющиеся складки юбки и глубоко вздохнула. Давно, уже очень давно у неё не было напарника, а значит, что есть редкая возможность расслабиться и размять язык.
- Кем ты работала раньше? - с неким трудом подбирая слова, сказала Джонатан. Спина Лилли напряглась, затем расслабилась; женщина неопределённо повела плечами.
- Воспитательницей в детском саду. До этого служила в армии несколько лет. - Джо, не удержавшись, прыснула со смеху. Напарница от удивления даже развернулась к ней лицом и воззрилась недобро. Девушка поспешила объясниться.
- Просто... такие схожие профессии, - еле выдавила она и снова рассмеялась, как и прежде, беззвучно. Даже Лил хмыкнула, следом снова разворачиваясь к станку, и начала размеренно ударять по чему-то, стараясь придать форму. Снова повисло неудобное молчание, девушка начала качаться на табуретке, бессознательно стараясь привлечь внимание молодой женщины, но та была увлечена процессом, или просто разговор утомил её. Исход один - обе молчали. Но коротковолосая исхудавшая Лилли определённо нравилась Джонатан. Что-то в этой женщине было такое, что заставляло рассматривать её, следить за остро выступающими лопатками, тонкими ногами, плавными кошачьими движениями. Что она пережила за свою жизнь, и почему взгляд её, даже ничего не выражающий, так тяжёл?
Лив медленно выдохнула носом и неожиданно для самой себя зевнула, затем потянулась. Кажется, день уже клонится к вечеру, значит, ничего не остаётся, как заночевать прямо здесь. Ибо выбираться на улицу в тёмное время суток - просто самоубийство, тут и думать нечего. А воды всё ещё было не достать.
- Лил, я очень сильно пить хочу. Даже сильнее, чем жить, - страдальчески пропела девчушка, чем вызвала раздражённое фырчание своей наставницы, которая уже забросила за плечо столь любимую Джонатан винтовку, а ей кинула пистолет.
- Пока что обойдёшься малой кровью. - свысока бросила она и подошла к двери, настороженно прислушиваясь. Осторожность никогда не помешает, пусть обе девушки и надеялись на то, что волна голодных дохляков должна была отхлынуть. Пара минут тишины, и Лил отворила дверь, быстро сунувшись в коридор и озираясь.
- Никого, - отчеканила она и кивнула головой в сторону, показывая направление. Джонатан, в одной руке державшая две двухлитровые бутылки, направилась в конец коридора, и там, вполне ожидаемо, обнаружилась ванная комната. При желании можно было даже помыться, только всё желание отбивали разводы плесени, ржавчины и застарелой крови на стенах. Хотя, если ты девушка, то не мыться несколько дней - уже ад, окончить который пожелаешь даже при помощи такого душа. Что угодно, лишь бы смыть с себя пот и грязь, засохшую под ногтями вместе с собственной кровью.
Всё ещё мучаясь мыслью об освежающих струях воды, Чайка наполнила бутылки и спешно возвратилась обратно, за закрытую дверь, лишая и без того измотанную смертью мужа Лилли лишнего беспокойства. Но, едва женщина снова приземлилась на табуретку, её живот громко заурчал, давая знать о голоде.
- Хочешь кушать? - задала очевидный вопрос Джо, подтягивая к себе спасительный рюкзак и закидывая в него бутылку воды.
- Ничего, терпимо. Не подохну посреди ночи, не бойся, - отмахнулась женщина, следом не без удивления обнаруживая на своих коленях сандвич в вакуумной упаковке, мгновение ранее благополучно отправленный в полёт лёгкой рукой Лив. Она улыбнулась и достала из рюкзака ещё один такой же, ловко открывая его и надкусывая.
- Ешь, раз голодная. Уж еда-то у меня есть, - дружелюбно сказала девушка и отпила воды, размеренно жуя.
- Да по тебе заметно, - усмехнулась Кирстон, критически осматривая свою напарницу. Джо насупилась и подтянула ноги ближе к телу. То, что она издалека не напоминает иссушенное солнцем и ветром дерево, ещё не даёт никакого права насмехаться над её чуть округлыми формами!
Наскоро умяв бутерброд и выпив ещё воды, девушка отстегнула от рюкзака свёрнутый в трубку спальный мешок, кинула его на пол и пинками развернула.
- Эй, дрыхнуть собралась? - возмутилась Лил, всё ещё смакующая еду.
- Представь себе, - оскорблённая, огрызнулась Джонатан. - Хотя я и помыться бы не отказалась.
- Так пойдём, если не брезгуешь. - с готовностью отозвалась подобревшая от еды напарница. - Я тебя покараулю. - сказала она и снова забросила на плечо винтовку. А Джонатан, обрадованная этой новостью, схватила сменную футболку огромного размера, скинула халат и взяла пистолет, полностью намереваясь раздеться уже в ванной.
Короткий отрезок слабо освещённого коридора, и девушки уже в заветном помещении. Лил повернулась лицом к двери, наставила на неё дуло оружия и сварливо проговорила:
- Чего ждёшь? Раздевайся уже, - заставляя Чайку покраснеть до ушей.
- Ты что, со мной здесь будешь? - смущённо пробубнила девчушка, буравя взглядом тощую спину.
- Нет, пойду наружу жмуров привлекать, мол, смотрите, тут аппетитная девушка моется, налетай, кто не успеет - я не виновата!, - задорный тон заставлял покраснеть ещё сильнее, но Джо всё же разделась, пусть и медленно, смущением будто к полу придавленная. В конце концов, в первый раз она обнажалась не в торжественном одиночестве. Теперь же, полностью раздетая и немного дрожащая от прохладного сквозняка, она открутила кран с водой и через силу проговорила:
- Только не оборачивайся...
Отредактировал Басиле - Воскресенье, 16 марта 2014, 21:35
Кто на нк не срался с Басей и не фапал на нее, тот ничего не видел. (с) Слипа
***

Лилли вывел из беспокойного сна неприятный, забытый запах - запах сигарет. Молодая женщина с трудом приподнялась, потерла ладонью заспанное лицо и стала смотреть по сторонам, желая обнаружить источник не очень вкусного аромата.
- О, ты проснулась, - раздался где-то сзади бодрый голос Джонатан, которая, видимо, проснулась уже давно и теперь ждала пробуждения напарницы. Собственными руками девушка, кажись, не собиралась поднимать Кирстон, потому что опасалась реакции: чёрт знает, каким человеком может оказаться насильно разбуженная Лилли. Сероглазая с подозрением смотрела на Чайку; та не поняла, что к чему и глупо смотрела на женщину в ответ.
- Да, - неопределённо выдала Лил, - проснулась. А ну, подойди-ка сюда. Да чего ты боишься-то? Давай-давай, пока я сама не поднялась. - Джо застыла, не зная, куда деть глаза. Поведение наставника сейчас её пугало с утра пораньше. - Ну всё, ты нарвалась.
Лилли с парочкой крепких слов поднялась на ноги и двинулась в сторону девушки. Растрепанная, всё ещё сонная, бледная и вдобавок высокая и худая; серые глаза недобро сверкнули. Нет, эта дама действительно напрягала временами Джонатан и дело даже не в том, что в прошлом она работала на военных. Лил была близка, очень близко. Чертовски близко.
- Так-так, - выдохнула она куда-то в макушку Джо, так как девчушка была небольшого роста; женщине пришлось немного наклониться, а уже потом она договорила, впившись полу-прозрачным взглядом в неопределённого цвета глаза Чайки: - Кто-то тут страдает от вредных привычек?
- Но я...
- Ты, - подтвердила Кирстон, проговаривая это "ты" прямо в губы Ливингстон, тем самым вынуждая ту покраснеть до самых кончиков ушей. Со стороны всё выглядело очень странно и невольно начинаешь представлять в голове не то, что есть на самом деле. Голос Лил разбил иллюзию: - Отвратительный запах, девочка. Не приближайся ко мне с такими новостями, пока они не соизволят выветриться.
Молодая женщина, скривившись, резко отстранилась от медсестры и развернулась к ней спиной, отправляясь к чужому рюкзаку за бутылкой воды, чтобы утолить утреннюю жажду. Джонатан всё ещё не могла сопоставить в своей кучерявой головушке реальность и галлюцинацию больного мозга. Щеки девушки продолжали гореть румянцем то ли смущения, то ли злости, то ли стыда. Лил как ни в чем не бывало присосалась к бутылке с водой, глянув на Чайку. Отпив приличное количество, пообещав их восполнить чуть позже, бывший солдат усмехнулась, закручивая крышку.
- Я, конечно, не мамаша твоя, чтобы говорить о том, что хорошо, а что плохо, - легко начала Лил, поправляя и без того короткие темные волосы, - но всё же кури поменьше. Желательно не в моём присутствии, ладушки?
Джо кивнула, заметно расслабляясь.
- Вот и умница. Если уж тебе так невмоготу, то надыбаем тебе жвачки где-нибудь. Вокруг нас полно заброшенных магазинов. Вопрос держится лишь на том, когда мы доберемся до...
- Ты хочешь покинуть эту больницу?
- Считаешь безопасным местом этот гадюшник? Ты уже видела, что безопасность тут держится на волоске.
Снова быстрый взгляд полу-прозрачных глаз и искривившая тонкие губы слабая улыбка.
- Но куда мы пойдём, Лил? Нас двое, а оружия...
- У нас хватает. Не забывай: у меня ещё есть на ближний бой всякие штучки, так что не пропадём. Топор уж все умеют держать!
Уверенность в завтрашнем дне была сильна, похоже, только у самой Кирстон. Джо как-то приуныла. Молодая женщина вздохнула и откинулась на спинку почти уже сломанного стула, снова зарываясь пальцами в волосы.
- Не делай такое лицо, Джонатан, помирать ни ты, ни я не собираемся. Так ведь?
Ливингстон снова кивнула, поджав губы. Лилли ощутила себя птицей-говоруном, но что поделать.
- Сейчас мы всё обдумаем, соберем оружие и возможную еду с медикаментами, а потом двинемся туда, куда можно будет. Уж лучше сдохнуть от укуса мертвеца, чем здесь, почти что в одиночестве и с осознанием того, что смерть твоя такая же скучная, как мыльное кинцо по второму каналу, что часто крутили по выходным.
- Тебе-то укус не очень страшен...
Кирстон замолчала на какое-то время, параллельно с этим стаскивая с себя уже поднадоевшую и грязную футболку мужа, что теперь лишь давила на больное. На глаза попалась майка, что была, вроде бы, по размеру. Сероглазая даже не просила Джо отвернуться, потому что, по сути, чего она не видела? Быстро переодевшись, Лил всё же начала говорить, но уже сухо, как при первых минутах знакомства, когда Чайка обнаружила её сидящей у стеночки.
- Если мне эта тварина вгрызётся в глотку, то я сдохну не от какого-то дерьма с инфекцией, а от потери крови. Поэтому не создавай мне нимб над головой: моя кончина, если таковая будет в ближайшем времени, будет не шибко оригинальней твоей. Собирайся давай, Джонатан.
Девушка вздрогнула от интонации, с которой было произнесено её собственное имя. Кажется, Лилли была зла, хотя по ней не очень было заметно: она без каких-либо резких движений пихала в свой рюкзак отвертку и прицепляла после сбоку небольшой топор, не проронив ни слова. Чайка чувствовала себя не в своей тарелке, но всё же ничего не поделаешь... пришлось собирать всё необходимое на пару с Кирстон. Между девушками повисла выжигающая все хорошие ощущения тишина.
you woke the wrong dog
Напарница явно была не в духе, и это только сильнее ухудшало и без того напряжённую атмосферу между девушкой и молодой женщиной. Джо рассеянно собирала вещи: свернула спальный мешок и прикрепила его к рюкзаку, внутрь закинула полупустую бутылку с водой, пачку сигарет, в которой оставалось не больше пары штук, что не могло не напрягать. Пусть новая напарница и неодобрительно относится к вредной привычке своей подопечной, но сигареты были нужны. Остро. Срочно. Иначе исчезало то, что придавало жизни пусть и неприятный, с лёгким оттенком вишни, но всё же вкус. Никто не знал, как скоро совсем ещё юная девушка попадёт в лапы мертвеца, и потому она пыталась получать от жизни всё. Жизнь, в которой человек превратился в жертву.
Звякнула молния рюкзака. Ливингстон закинула тяжеловатую ношу на плечи, перехватила винтовку, что стояла у стены, и подняла взгляд на Лилли. Та нетерпеливо отстукивала по полу тяжёлым армейским ботинком и смотрела неодобрительно. Сверху вниз, будто Джо была совсем уж школьницей.
- Ну что, пошли? - неуверенно нарушила тишину Джо, понимая, что одной ей было немного легче. Никто не стоял над душой, не указывал, не внушал боязни. Зомби - другое дело, но вот что творится сейчас в душе Лил - неизвестно. Быть может, она уже подумывает прирезать девчушку, что увязалась за ней?
Да нет, глупости. Успокойся, живому человеку не взбредёт в голову тебя убивать. Да и для чего?
- Ты всегда так долго собираешься? - фыркнула Кирстон и зарядила пистолет, следом закидывая на плечи небольшой рюкзак. Чайка застегнула свой на поясе и раздражённо бросила:
- Я хотя бы так долго не дрыхну, - в ответ на фразу Лил окинула её недобрым взглядом, но промолчала.
Девушки замерли у двери, прислушиваясь. Тихо, как в могильнике. Темноволосая отперла замок и выглянула в коридор, выставив оружие, но оно, к счастью, не пригодилось, и до первого этажа напарницы добрались без приключений. Только в ушах постоянно шумела кровь, ведь страх перед нечистью никуда не уходил. Было немало случаев, когда шатенке просто хотелось крикнуть "остановите планету, я сойду!", но конечно планету никто не останавливал, да и сходить было некуда. Самоубийство? Да, были и такие мысли, но что там, за краем жизни?
Очнулась от смазанных размышлений Ливингстон лишь тогда, когда услышала тихий, но очень отчётливый стонущий вздох со стороны Лилли. Та, увидев своих мёртвых друзей, замерла на секунду, прикрыв рот ладонью. Спина женщины напряглась, рука с пистолетом опустилась в пол, а глаза бегали по телам людей, что затесались среди гниющих остатков зомби.
Джо, увидев на лице Лил ужас, поспешила закрыть её глаза своей ладонью. Лоб женщины покрывала испарина.
- Дыши глубже, - прошептала девушка, и непроизвольно последовала своему же совету. Спустя пару томительных мгновений Кирстон резким движением отпихнула от себя чужую руку и поспешила огрызнуться.
- Не прикасайся ко мне, - настроение высокой напарницы явно съехало ещё на несколько делений вниз, и она быстрым шагом двинулась к выходу, на ходу выкосив пару мертвяков, которых с попутным ветром занесло в вестибюль здания. Лив поспешила за женщиной, опасаясь оставаться в одиночестве. И они вышли на улицу.
Кто на нк не срался с Басей и не фапал на нее, тот ничего не видел. (с) Слипа
Свежего воздуха на улице уже давно не существовало, поэтому Кирстон не получила никакого облегчения, оказавшись за пределами уже ненавистного здания заброшенной больницы, где были убиты товарищи. Напарники или вовсе друзья. Любимые, близкие люди. Женщина мотнула головой, будто бы вытряхивая омерзительные картины трупов из сознания, которые плотно там засели. Все убиты и валяются гниющими мешками там, за спиной. Лил напряглась снова, делая глубокий вздох, после с трудом выдыхая, ощущая головную боль. Где-то позади маячила Джонатан, которая явно чувствовала себя виноватой, ибо её порыв заботиться о неофициальном наставнике был грубо отброшен этим самым наставником. Лилли попыталась смягчиться и подумать о чем-то хорошем, дабы настроение вовсе не упало на твердое дно. Как бы там ни было, а плохое настроение женщины в первую очередь портило жизнь окружающим, а уж потом и ей самой. Мне плохо - значит, всем будет плохо.
- Не стой истуканом, двигай, - почти что приказала Лил, глядя на сконфуженную Джонатан. - Ненавижу, когда мне в спину смотрят.
- Мне страшно, - честно призналась девчушка, потупив взгляд глаз непонятного цвета.
- Не только тебе, - раздраженно выдохнула Кирстон, всё же поворачиваясь спиной к Ливингстон и двинувшись вперёд, на самом деле сдерживая дикое желание здесь и сейчас расплакаться от чувства огромной вины. Её оставили в безопасности с лекарствами, а сами побежали в самое пекло. И теперь Лил жива, а её друзья превратились в обыкновенные куски мяса, что скоро начнёт гнить и омерзительно пахнуть. Зря вспомнила: тошнота на несколько секунд захватила женщину в плен, но затем соизволила отодвинуться на второй план. Идти было трудно. Будто бы к земле что-то придавливало.
- Стой! - тихо проговорила Джо, схватив Кирстон за запястье, остановив; женщина повернула голову в сторону напарницы, недовольно на неё воззрившись. - Их слишком много, мы не проберёмся.
- Они, - со странным блеском в бесцветных глазах начала Кирстон, - всего лишь обезоруженные дохлые твари, у которых нет мозгов. Просто не давай им себя укусить.
- Лил! - воскликнула Джо, когда женщина вырвала руку из чужой хватки, направившись прямо к мертвецам, доставая топор. Либо Кирстон была сумасшедшей, либо действительно решила идти в бой одна против шестерых.
- Целься в голову и не подпускай к себе, - грубо кинула Лилли, махнув топором один раз, другой, проверяя его на возможность хорошего и меткого попадания промеж глаз. Дыхание сбилось, кровь зашумела в ушах, но это лишь подогрело желание Кирстон вступить в неравный бой. Да, она совсем немного сошла с ума, но ведь это позволено сейчас всем! Пара шагов. Женщина немного пригнулась, держа наготове оружие, внимательно наблюдая за зомби, которые пока что в упор не замечали. Когда расстояние сократилось, один из дохляков поднял голову и издал булькающий звук, вслед за ним зарычал и его дружок, а после Лил была окончательно замечена. Вместе с ней заметили и Джонатан, которая уже успела достать пистолет и держала его в едва заметно дрожащих руках. Нервишки шалили у обеих девушек. И тут даже не в возрасте дело, а в том, что вряд ли будешь спокойным, когда на тебя переместила внимание группа живых трупов, желающих полакомиться твоими же мозгами.
- Не халтурь! - выкрикнула Лил, обращаясь к Джо, уже замахиваясь топором, чтобы одному из товарищей проломить голову. - О, как же вы меня бесите, чертовы куски дерьма! - Последовал удар и неприятный чавкающий звук. Первая цель поражена в самое яблочко. Осталось ещё пять таких мишеней. Слишком просто. Всё это подозрительно, но не было времени на то, чтобы анализировать происходящее. Трудно думать вообще, когда перед тобой стоит твой самый ужасный кошмар, воплощенный в каком-то гнилом трупе.
Замах - удар - промах - выстрел. Кирстон только краем глаза успела заметить, что Джо с широко открытыми глазами за всем наблюдает и отлавливает момент, когда можно будет удачно выстрелить. Где-то справа чужое дыхание греет ухо и шею. Хрип, а затем - бульканье: Лил еле-еле успела правильно замахнуться, чтобы снести голову дохлому противнику, который был в шаге от того, чтобы отгрызть женщине ухо. Осталось всего два мертвеца. Две мишени, которые надо поразить. Вся надежда на отсутствие криворукости и реальном желании остаться живым и здоровым. Снова послышался выстрел. Кирстон не успела толком среагировать, а предпоследняя цель уже была повержена, падая окончательно на землю с окровавленной дырой во лбу. "Какая способная девчонка!" - только и успела подумать Лил, принимаясь за нокаут последней мишени, которая рычала и двигалась довольно быстро, всё никак не осмеливаясь приблизиться. Зомби бегал вокруг да около, издавая угрожающие звуки. Очень непохоже на обычное поведение живых мертвецов. Или этот кадр просто совсем недавно был заражен и встретил свою Смерть.
- Ну прости, - тихо произнесла Лил, замахиваясь топором и уже высматривая место, в которое должен был вонзиться он, но вышел совсем некрасивый промах: зомби сбил с ног Лилли и накинулся на неё. Женщине стоило немалых усилий держать живого трупа на каком-никаком расстоянии от себя, чтобы не получить ещё один укус. Кирстон видела покалеченное лицо противника, его рот со сгнившими зубами и чувствовала ту вонь, что от него исходила, а сил замахнуться топором уже не было, или просто было положение неудачное, чтобы совершить финальный удар. Беспомощность. Единственное, что может делать Лилли, пока есть силы, - отталкивать от себя назойливого мертвеца, чей голод был неутолим. Так люди и умирают, правильно? Не успела Кирстон закончить правильно и драматично свою мысль, как над головой послышался выстрел. Зомби с рыком, переходящим в визг, сорвался с Кирстон и начал отползать, но затем, осмелев вновь, ослепленный только пулей в левое плечо, снова начал приближаться к Лил.
- Пошел ты!.. - выдохнула Лил и, замахнувшись так, что, кажется, что-то хрустнуло в теле, стала добивать мертвеца, стоя на коленях. Вверх-вниз. Топор снова и снова врезается в уже раскроенную голову зомби, во все стороны брызгает темная кровь, чавкающие звуки не смолкают. Лилли тяжело дышит, почти со свистом выдыхает, но продолжает наносить удары врагу, который всё равно уже ничего не чувствует. Голова мертвеца превращена в кровавое месиво с порубленными практически в ничто мозгами. И всё это продолжает подвергаться агрессивным ударам лезвием топора. Женщина никак не может успокоиться, а желание закричать всё сильнее и сильнее. Контроль теряется. Цель в голове темноволосой одна: убить, уничтожить, отомстить.
- Господи, Лил, прекрати! - испуганно тараторит Джонатан, подбегая к напарнице, параллельно с этим осматриваясь, вселяя надежду на то, что поблизости больше никого нет. - Он уже мертв, все кончилось, хватит!..
- Заткнись! - вскрикивает Кирстон, нанося последний удар топором, после успокаиваясь и отбрасывая оружие. Руки дрожат, а сердце бешено колотится в груди, мешая дышать. В какой-то момент брюнетка ощутила животный восторг, когда лезвие вновь и вновь вонзалось в чужую голову. Это ни с чем не сравнится. Перед глазами поплыло, но затем картина вновь восстановилась. С некоторым усилием женщина поднялась на ноги и взглянула Ливингстон в глаза; девчушка отшатнулась от наставницы. Серые глаза потемнели и блестели, а на губах - улыбка. Слабая, но действительно улыбка. Победителя. - Этого недостаточно, чтобы отомстить, - тихо проговорила Кирстон, продолжая улыбаться, словно вовсе не замечая, как по грязным, испачканным в чужой крови щекам текут горячие слёзы. С севера подул холодный и сильный ветер. Нужно побыстрее найти укрытие, чтобы не привлекать внимание новых врагов, которых по ночам хватает на целые легионы.
you woke the wrong dog
Едва Джонатан завидела белые дорожки, расчертившие окровавленные щёки напарницы, как паника отхлынула. Да, она была минутная, но такой силы, что в одиночку могла перемолоть в пыль и без того эфемерное чувство безопасности и спокойствия. Лил уже казалась врагом, более опасным, более быстрым и умным, чем трупы, более ловким. Когда голове зомби был нанесён последний удар и Кирстон обернулась к Ливингстон, на мгновение, всего лишь на одно мгновение показалось, что с залитым кровью топором та сейчас набросится на девушку. И порубит её на мелкие-мелкие кусочки, как сопричастную к смерти своих друзей.
- Пожалуйста, - неожиданно севшим голосом тихо начала девушка, напуганная не только внезапно нахлынувшим безумием напарницы, но и тем, что они своими криками привлекли слишком много шума, - Пожалуйста, пойдём. Надо уходить, - Чайка неуверенно взяла футболку женщины за нижний край и потянула вниз, лихорадочно оглядываясь по сторонам. Опасность поджидала за каждым углом, и сейчас им, спасшимся, но всё ещё уязвимым, нужно было со всех ног бежать с места битвы. Но для начала не мешало передохнуть, ибо впереди ещё длинный день.
- Куда? - с долей безразличия спросила Лил, однако в её глазах уже не было безумия. Потихоньку всё приходило в норму.
- Продуктовый магазин, - девушка быстро огляделась, потому что глаза напарницы неотрывно смотрели на неё и, следовательно, за окружающей обстановкой никто не следил, - в трёх кварталах отсюда, - Лил всё так же инфантильно буравила взглядом каштановую макушку, что была на уровне её груди, будто за одну истерику всадила всю энергию на ближайшие сутки, и сейчас просто не могла восстановиться. Как будто заряжалась от хлипких солнечных лучей.
- Нам там что-то нужно? - спросила тихо и вяло. Нервы Чайки натянулись и вот-вот готовы были лопнуть. Она взяла напарницу за плечи и встряхнула, на сколько хватало сил, а затем заговорила тем самым громким шёпотом, каким говорят только доведённые до отчаяния.
- Да! Пошли немедленно, приходи в себя уже, сколько можно? - рвано вздохнула и, взяв Лилли за запястье, потянула за собой. Спустя пару шагов женщина резко вырвала свою руку из хватки.
- Прекрати уже меня трогать, было сказано, - отрезала она и бодро зашагала рядом, пришедшая в себя. А Джонатан даже не знала, что ответить, ибо привыкла постоянно трогать людей. Она жила тактильными ощущениями, и если не имела возможности прикоснуться к человеку, то начинала медленно сходить с ума. Казалось, что человек не настоящий, а лишь иллюзия собственного воображения, и через пару минут он растворится в воздухе, оставляя девушку в одиночестве. Наедине с её страхами, а боялась Чайка много чего. И в сложившихся ныне условиях вообще было удивительно, как она умудрилась выжить. Не беспомощная, но далеко не сильная или бесстрашная. Просто девушка, в меру дерзкая и немного злая.
- Как насчёт пробежаться? - через некоторое время спросила Лил и рванула с места не дожидаясь ответа. Девушке оставалось только недовольно фыркнуть и побежать следом, что далось не так легко, как она ожидала. Всё же сказалась и тяжесть портфеля и длинноногость соперницы, которая оторвалась метра на три и маячила впереди. Вскоре дыхание сбилось, и уже спустя квартал ноги налились стальной тяжестью усталости, а плечи болели от тянувшего вниз рюкзака.
- Лил! - сбито вскрикнула она, - Стой! - пара рваных вздохов, - Подо... жди, - лёгкие горели и не то, что говорить - дышать нормально не получалось. Коротковолосая напарница остановилась и вернулась назад, победоносно взирая сверху вниз на побеждённую соперницу.
- Что, выдохлась, Джонатан? - насмешливо молвила она. - А если дохляки? Они тебе отдохнуть не дадут и не согласятся постоять в сторонке, пока ты отдышишься и соберёшь свои силы с асфальта, - женщина явно не собиралась долго оставаться на одном месте и внимательно смотрела по сторонам.
- Давай, разворачивай оглобли, - сказала она и требовательно ткнула девушку в попу коленом, призывая двигаться вперёд, - Или мы тут заночуем? Разобьём палатку, шашлычков пожарим?
- Ой... - начала было Лив, но дыхание не сослужило хорошую службу и пришлось прерваться на глубокий вдох, - Завались, а?
- Шевелись. Скоро покуришь свои жалкие сигареты, всего квартал остался, - сказала явно взбудораженная Лил и быстрым шагом направилась вперёд, не оставляя своей юной напарнице ни выбора, ни времени на отдых. Но это было разумно, ведь обе они должны были перемещаться из пункта А в пункт Б максимально быстро. Времени на медленные прогулочки не было, если, конечно, ты не прямоходящий дохляк.
И девушка нашла в себе силы и пошла за напарницей, сначала медленно, затем уже быстрее. Какой бы усталой она ни была, а жить хочется. Кирстон лишь одобрительно фыркнула, когда девушки поравнялись.
- Теперь понятно, почему ты до сих пор не сдохла, - бросила она и потрусила чуть быстрее. И Джо вновь не дала женщине оторваться и бежала пусть и медленно, но наравне. Наконец впереди замаячил магазин, а серые тучи, висящие над городом уже не первые сутки, выдавили из себя мелкий противно накрапывающий дождик.
Бывшая солдат подошла ко входной двери и, приоткрыв её, прислушалась. И недовольно цокнула языком.
- Один-два внутри, и надо их положить прежде, чем мы их. Приготовь винтовку, - сказала Лилли и достала пистолет, заходя внутрь. Джо зашла следом, и женщина поспешила задвинуть щеколду, предотвращая новый поток дохляков в помещение. Он отдалённых влажно урчащих звуков всё внутри Чайки поджалось от страха, но она закусила губу и двинулась вглубь, выставив дуло винтовки вперёд и держа палец на курке. Когда на кону стоит твоя жизнь, быстро учишься хорошо стрелять. Девушка прикрыла глаза, глубоко вдохнула, про себя считая от одного до двух. Руки перестали дрожать, и когда метрах в десяти из-за прилавков медленно вырулил труп, дуло оружия не дрогнуло.
Раз, - девушка вскинула винтовку и прицелилась за долю секунды, - два, - тихий хлопок, и голова зомби разваливается на отвратительные гнилые куски, пачкая кровью окружающую местность. В этот же момент в другом конце магазина с чавкающим звуком прекращается урчание ещё одного трупа и повисает гнетущая тишина.
- Жива? - громко спрашивает Лил и выходит в коридор между прилавков как раз недалеко от теперь уже окончательно мёртвого трупа. - Лихо ты его. Учил кто-то стрелять?
- Да, отец, - не без пафоса сказала Чайка, на что получила ответ в виде сухого смешка, и напарница снова скрылась в недрах продуктовых полок.
- Что нам нужно кроме воды? - запоздало спросила женщина.
- Ищи еду в вакуумной упаковке. Желательно уже готовые сандвичи, но сыр/колбаса тоже сгодятся, - громко ответила Ливингстон, а сама отправилась на поиски желанных вишнёвых сигарет, благо мельком уже видела, что сигареты тут продавались блоками. А теперь уже бесплатно можно хапнуть - как и любой подросток, наивно обрадовалась Джо, тряхнув головой и радостно заулыбавшись, когда поодаль замаячил сигаретный отдел. Девушка уже предвкушала долгожданную затяжку.
Кто на нк не срался с Басей и не фапал на нее, тот ничего не видел. (с) Слипа
Поиски еды увенчались успехом, так что через некоторое время Лилли уже загружена упаковками, маленькими пластмассовыми контейнерами и прочими емкостями с провизией, думая лишь о том, что в такой якобы конец света быть обеспеченным едой - дьявольское везение, которое может причислиться к смертным грехам. Хотя, учитывая сложившиеся обстоятельства, выжившая часть человечества погрязла в грязи деградации по самые кончики ушей. Можно было посчитать, что апокалипсис просто сделал одолжение и ускорил события...
Думая о чём-то высоком, философском, Кирстон не заметила, как несколько ближайших полок поредели, а в руках уже было под завязку припасов. Выдохнув, женщина двинулась к линии касс, желая нагло забрать у магазина несколько полиэтиленовых пакетов так, на всякий случай. Делала всё Лил по привычке, задним числом понимая, что для продуктов есть и рюкзаки.
- Ты что делаешь? - поинтересовалась Джо, бесшумно оказавшись рядом, дымя прямо в сторону напарницы, которая тут же скривилась и уже было готова разразиться ненормативной тирадой; шатенка понимающе кивнула и нехотя отошла, уже почти докурив. Однако увеличенное расстояние не помешало Лив договорить, тем самым ударив по самому больному и постыдному - по привычке жизни, которая была "до": - Нам не нужны пакеты. Это лишний груз!
- Знаю я! - рявкнула Лил, словно действительно задетая за живое. Женщина стиснула в руках шуршащий пакет и через несколько секунд отпустила его, отходя от кассы, стараясь не смотреть в сторону Джонатан, что лениво вдавливала окурок в заляпанный кровью пол. Раскрывая свой рюкзак, Кирстон лишь процедила сквозь зубы: - Столько еды мы не утащим, чёрт возьми... Либо оружие, либо еда.
- Возьми самое основное, - легкомысленно отмахнулась Джонатан, рыская по полкам в поисках чего-то своего. Лилли напряглась, чувствуя, как руки начинают трястись от подступающего к груди ощущения жаркого раздражения, агрессии. Хотелось взять то, что под рукой, и замахнуться прямо на девчонку, не проронив ни слова. Перед глазами запрыгало содержимое рюкзака. Сероглазая сморгнула наваждение, понимая, что каких-то личных потасовок здесь нельзя устраивать - всё-таки вместе выживать.
- Основное здесь всё, - тихо отозвалась Лил севшим голосом, до сих пор стараясь подавить в себе желание нахамить или - того хуже - затеять не очень банальную женскую драку, - начиная замызганной упаковкой плавленного сыра и заканчивая патронами к автомату.
- Сама решай! - воскликнула Джонатан, которая сама была не в лучшем расположении духа.
- А, ну да, - не могла угомониться Лил, - я же здесь за главную!

Винс, задыхаясь, приблизился к жене и провёл шершавой и холодной ладонью по её щеке, стараясь выдавить из себя улыбку, которая могла успокоить возлюбленную. Но Лилли было не обмануть: слишком уж долгое время она прожила с мужем, чтобы не замечать моменты, когда он хочет улыбаться и улыбается и когда он не хочет, не в силах улыбнуться, но для ободрения кривит губы. Брюнетка вздохнула и сказала:
- Не переживай ты так, я же не померла от укола.
Винс напрягся, глаза его блестели. Лил улыбнулась, проводя кончиками пальцев по плечу мужа.
- Мне жаль, Лилли, - сказал мужчина, обводя взглядом грязную палату и саму больничную койку, на которой лежала ослабленная Кирстон. Взглядом с женой Винс не хотел пересекаться. Не выдержал бы. - Мне жаль, что пришлось так с тобой подступить...
- Как - так? - рассмеявшись, спросила Лил. В груди болело, да и рана на ноге еще не зажила окончательно, хоть её попытались продезинфицировать, после сделав перевязку. - Вы подарили мне шанс выжить, которым я сейчас в наглую пользуюсь. Не извиняйся, Винс, не смей даже винить себя во всём. Если бы не ты с ребятами, то я бы превратилась в кучу гнилого мяса с единственным желанием - жрать всё, что движется и похоже на обладателя мозгов.
- Прости, - всё же повторил мужчина, встретившись взглядом с женой, которая лежала и улыбалась, чуть прикрыв глаза. - Если я умру, то ты будешь за главную. Ты всегда была лидером...
- Но переплюнуть тебя я не смогла! - желая вытащить тему разговора на зону шутки, проговорила Лилли.
- За это уж прости, - не сдержав смешок, сказал Винс, продолжая поглаживать жену по щеке.
- Снова извиняешься, - недовольно произнесла Кирстон, хотя на деле по-настоящему никогда не могла быть недовольной собственным супругом. Она всегда им гордилась и втайне восхищалась. Этого мужчину, думала она, никто не сможет обойти. Номер один. Всегда и для неё.


Воспоминания нахлынули слишком резко на Лил, в самый неподходящий момент, когда слёзы могут стать лишь смехотворными. Какой нормальный человек будет тихо рыдать, стоя возле рюкзаков, в которых было оружие на пару с едой? Лилли была не очень нормальной, потому шмыгала носом и продолжала запихивать в рюкзак еду, стараясь самое громоздкое убирать подальше за ненадобностью. Джо маячила где-то близко, по ту сторону стеллажей с продуктами, и не видела нынешнего состояния своего наставника, который изо всех сил пытался успокоиться. "Вот же ты мразь, - корила сама себя Кирстон, проводя свободной рукой по лицу, оставляя на щеках покраснения в виде полос, - что слёзы проливаешь? А ну, успокойся! Сколько можно? Ты же выглядишь по-дурацки. Хватит. Хватит. Хватит!" А потом послышался грохот, звон разбитого стекла. Лилли вздрогнула и даже смогла подавить собственные рыдания, Лив закопошилась по ту сторону, а грубые мужские голоса объявили женскому обществу о том, что теперь в магазине на несколько человек больше.
- Мертвяки? - громко спросила Лил, зная, что сейчас ей ответят трехэтажным матом, тем самым доказывая, что мертвяков пока не наблюдается. Джо выскочила из своего прикрытия в виде полок с продуктами и сунулась за пистолетом в рюкзак, думая, что ещё несколько попутчиков такого низкого сорта лучше рядом с собой не держать. Нежданные посетители заброшенного магазина переговаривались и оскорбляли то друг друга, то девушек, которых даже ещё не увидели - если только через грязные витрины.
- Сумеют обойти меня и двинуться в твою сторону - стреляй, - почти что приказала Лилли, пряча раскрасневшееся от недавних слёз лицо, разыскивая в своём рюкзаке оружие. Достав свой пистолет, женщина перезарядила его и двинулась в сторону гостей.
- Но это же люди! - вдогонку заявила Джо, полагающая, что убивать без особого предупреждения можно и нужно лишь живых трупов, а не людей. В ответ девушка услышала лишь смех и пару выстрелов вперемешку с криками и матом.
you woke the wrong dog
В такие моменты в фильмах обычно включалась динамичная музыка, позволяющая в полной мере прочувствовать остроту момента, натянутость нервов главных героев, и в полной мере насладиться актёрской и режиссёрской работой. Но реальная жизнь - не вымыслел, и потому здесь такого не будет, а краски, вместо того, чтобы разделиться и ярко вспыхнуть, смешиваются в одно бесформенное грязное пятно, из которого нужное приходится выделять с трудом. Так и сейчас.
Только успела Лил предупредить свою напарницу о приближающейся опасности, как ворох грубых мужских голосов вкупе со звоном стекла от разбитой витрины наполнил помещение.
- Сумеют обойти меня и двинуться в твою сторону - стреляй, - кратко проинструктировала Лилли и как можно более незаметно стала пробираться к источнику беспокойства, который даже не пытался себя скрыть.
- Но это же люди! - возмутилась девушка, но тут же замолкла, перебитая чужим громким голосом.
- Девочки, как насчёт поразвлечься с нами? - развязный мужской голос обшарил помещение, извещая скрывшихся в нём девушек о том, что ничего хорошего от гостей ждать не приходится. Кто-то из них уже пошёл рыскать по полкам.
- Билл, где здесь алкогольный отдел? - у затаившейся в проходе между бутылками Джо похолодело в животе, и она лишь крепче вцепилась в винтовку в тот момент, когда другой голос дал ответ на поставленный вопрос, - Туда, прямо и налево, рядом с сигаретами.
Сердце ухнуло в пятки, однако бывшая студентка постаралась взять в руки не только себя, но и винтовку, которая до этого болталась в ладонях на манер биты. Вскоре потребуется стрелять, и не просто в зомби, которого со спокойной душой можно приравнять к мебели, а в живого человека. Да, пусть агрессивно настроенного, но живого, мыслящего. Такого же выжившего в этом аду. Господи, ну почему всё именно так? Сейчас, когда наставница уползла неизвестно куда, оставалось надеяться только но собственные прямые руки и ясные глаза, которые помогут сделать единственный бесшумный выстрел, спасая от участи подневольной шлюхи.
Стараясь действовать как можно тише, Джонатан поднялась на ноги и встала спиной к полке, дабы сразу не бросаться в глаза. Вскоре раздались осторожные крадущиеся шаги, помогая определиться с направлением дула винтовки, и девушка, тщательно прицелиившись в пока что пустующий проём, сделала несколько глубоких вдохов, стараясь унять мелко дрожащие руки. Человек, живой. С явно недобрыми намерениями. Чей-то любимый. Убийца и отброс общества.
Чайка глядела в прицел, понимая, что вот уже прямо сейчас придётся стрелять, а мысли как пьяные мухи всё не могли оставить голову, заставляя бывшую студентку бояться самого страшного - того, что она не сможет выстрелить. И попадёт в плен, где ещё неизвестно какие вещи будут с ней творить. Нет, только не это! - вспыхнуло в голове Ливингстон, и потому в решающий момент, когда каштановая голова появилась в прицеле, и глаза мужчины только успел расшириться от удивления, указательный палец не дрогнул, нажимая на курок, и мозги незваного гостя разлетелись по бутылкам с виски, а само тело гулко упало на пол. И, само собой, это не могло остаться незамеченным.
- Крис? - обеспокоенно спросил мужик, быстро приближаясь к месту преступления. Шокированная же что самим фактом убийства, что трупом, чья размозжённая голова представляла из себя отвратительно зрелище, Джонатан стояла, опустив дуло винтовки в пол, ибо ослабевшие ладони больше не могли держать оружие прямо. Девушка представляла из себя зрелище оленя, застывшего на автостраде в свете фар, и сейчас приближавшиеся шаги в полной мере был тождественны визгу шин за секунду до столкновения с животным.
- Какого чёр... - начал было мужик, уже увидевший труп своего товарища, и теперь медленно переводивший взгляд на ошарашенную девушку с винтовкой в руках. Паззл в голове сложился.
- Ах ты мразь! - завопил незнакомец, хватаясь за закреплённый на поясе тесак, однако вихрем подлетевшая сзади Лил выхватила его на секунду быстрее, и ловко захватив преступника, полоснула ножом по его горлу. Брызнула кровь, орошая лицо девушки, и она закрыла лицо руками, роняя винтовку и отгораживая себя от вида извивающегося в луже собственной крови мужика, который силился закрыть ладонями огромную дыру на шее, чьи размеры, в свою очередь, явно были несовместимы с жизнью. Булькающие звуки, издаваемые умирающим, вскоре стихли, и Джонатан убрала руки от лица, невольно подмечая, что кровь на них смешалась с собственными слезами. Обезоруженный взгляд нашарил лицо Лил, и глаза встретились с глазами. В девичьей груди надвигающейся бурей заклокотала истерика.
- Лил, - начала Чайка неестественно севшим голосом, - Я только что убила человека.
- Нам надо скорее уходить отсюда, - взволнованным тоном сказала Кирстон и двинулась прочь, на ходу подбирая собственный рюкзак, всё это время валявшийся неподалёку. - В любой момент на запах свежей крови сюда могут забежать дохляки, а я не думаю, что мы сильно по ним соскучились. - голос напарницы отдалялся, и вскоре звуки копошения стали подсказывать, что Кирстон наспех собирает не только собственные вещи. До смерти перепуганная девушка в белом халате сейчас на адекватные действия явно способна не была. Вскоре, очевидно, наспех затолкав первое попавшееся в рюкзаки, в проходе снова появилась Лил, и теперь она явно была зла.
- Двигай, пока не сожрали, - бросила она, но слёзы как текли по побелевшим щекам Джонатан, так и не перестали течь, только подчёркивая застывшее в её фигуре отчаяние. - Прекращай сопли жевать! - прикрикнула Кирстон, но и это не возымело эффекта, и тогда женщина подошла и с размаху влепила пощёчину своей младшей напарнице. Наконец взгляд Ливингстон прояснился негодованием.
- Ты что творишь?! - вспыхнула она праведным гневом, еле успевая подхватить собственный рюкзак, наскоро сунутый в руки. Лил уже отходила к собственному и, закинув его на плечи, устало сказала:
- Не ной, ненавижу нытиков, - а затем, достав пистолет и призывно махнув рукой, направилась к выходу, одновременно с этим убивая одного дохляка, который уже успел пробраться в магазин, учуяв запах человеческой крови.
Кто на нк не срался с Басей и не фапал на нее, тот ничего не видел. (с) Слипа
Безусловно, визит компании ублюдков был не последним в захватывающем приключении двух девушек. Лил, вытирая кровь с лица, после перезарядила пистолет и оглянулась на Джонатан, потрясение которой застыло в её глазах. Да, убила человека. Да, он был не мертвецом. Да, лишение жизни. Кого это сейчас волнует? Единственное, что сейчас делала Кирстон, - злилась на напарницу, в ком оказалось гораздо больше мягкости и сочувствия, чем ожидалось. Выходя из магазина на почти что свежий воздух, пропитанный запахом крови и ржавчины, Лилли смогла лишь глубоко вдохнуть, насыщаясь отвратительным ароматом, что на момент показался безумно родным и чем-то поистине неотделимым от теперешней жизни. Женщина хотела что-то сказать, но понимала, что в данный момент она может лишь ругаться. Она была зла на всех - в том числе и на себя.
Две девушки шли в гробовом молчании, а в ушах свистел лишь холодный ветер. Небо было неприветливо-серым, как и весь город, что сейчас больше напоминал древние руины. Пятна крови, чьи-то внутренности на дороге, конечности и обрубки туловищ - всё это было раскрывшейся перед живыми картиной самого ада, горячей преисподней, где предсмертной агонией захлёбывались выжившие. Выживали единицы. Правда, и они потом лишались рассудка, выходя на тропу войны уже не с мертвецами, а с собой. Люди не понимали, что делают, да и понимать особо не хотели, засаживая пули в свою сестру/брата или близкого друга/родственника. Командная работа превратилась в театр, где ты сначала выступаешь самым хорошим, а затем темной ночью убиваешь всех своих товарищей, горя желанием выжить одному. Конечно, всё это напоминало какой-то фильм с лжецами, предательством и чьими-то мозгами на стене, но такой сейчас являлась реальность, а не телевизионная постановка. Осталось ли вообще это дурацкое понятие - дружба? Остались ли вообще те, кто трясется не только за свою жизнь? Лилли мотнула головой, осознавая, что её унесло в какие-то дебри размышлений. Невольно взгляд серых глаз зацепил идущую по левую сторону Джо, лицо которой было бледным, а глаза - безжизненными. Первая смерть собственными руками.
- Успокоилась? - тихо спросила Кирстон, параллельно с этим осматриваясь, не желая в ближайшее время вступать в схватку с зомби. Ливингстон невесело усмехнулась и промолчала, заметно напрягаясь от присутствия рядом молодой женщины в целом. - Ты что, теперь и меня считаешь рядовым строя мудил, которым лишь бухло да девок подавай? Ну, или мужиков...
- Не говори так, - поёжилась Джо, нехотя отвечая. Разговаривать девушка не желала лишь потому, что в голове ещё ничего не устаканилось. Может, в какой-то момент Лив и вовсе было страшно находиться рядом с Лилли, которая едва ли не с улыбкой на лице поубивала тех ворвавшихся мужчин. Выживших. Чайка внезапно проговорила: - Их можно было не убивать...
Кирстон остановилась, резко развернувшись лицом к напарнице. Она ослышалась?
- Ты сказала: "не убивать"? - переспросила женщина таким тоном, что у Джонатан холодок по спине прошёлся. Зря. Зря. Зря она сказала подобную вещь. Очень зря. - А что мы могли с ними сделать? Просто лишить сознания, позволяя безвольно упасть на пол и валяться в отключке пару часов?
- Но не убивать! - довольно громко перебила наставницу девушка, закипая. - Смерть других - не выход! Они такие же, чёрт подери, люди, как и мы с тобой! Мы просто-напросто!..
- Убили тех, кто мешает, - закончила за Ливингстон Лил, рассмеявшись. Это был злой смех, такой, какой девчонка слышала в тот момент, когда наставница накинулась на ораву мертвецов. - Ты считаешь, что они могли нам помочь?
- Нет, но...
- Может, они бы помогли нам выбраться из этого загаженного города? - продолжала напирать Кирстон, загоняя Джо в тупик, ибо у девушки не находилось ответов на такие, казалось бы, с виду простые вопросы. Возможно, Лил пыталась так же пробудить в напарнице ненависть к тем уже убитым мужикам, но пока это не получалось: сердце Джонатан, видимо, было слишком добрым. Взгляды девушек встретились. Лилли говорила спокойно, монотонно, позволяя Джо ужасаться наставником всё больше и больше - ужасаться чужой яростью к людям: - Они не принесли бы нам никакой пользы, как не принесли её самим себе, посему мы их и убили, избавляя от страданий и бесцельного пути по грязной дороге жизни. Для таких отбросов, как они, нет пути дальше, потому мы их и убили. Они хотели убить нас, но мы оказались сильнее, потому мы их и убили. Мы убили их потому, что такова жизнь, девочка. Либо будь убитым, либо будь сильнее...
- Это неправильно, - чувствуя, как слова Лилли отдаются эхом в голове, тихо ответила Джонатан. - Они такие же люди. Все мы слабы, Лилли, этого не изменить! То, что ты будешь выкашивать мешающих тебе людей, никак тебя не спасёт. Мы все умираем когда-нибудь.
Щелчок в сознании. Холодное дуло пистолета приставлено к правому виску, серые глаза очень близко и смотрят с насмешкой. Они высмеивают чужие слабости и уже не похоже на те глаза, что смотрели с некой нежностью. Это были глаза убийцы: холодные и непроницаемые для посторонних эмоций. Рваный вдох и выдох, дрожь по телу.
- Если ты слаба, - повторила Лил, - и этого не поменять, то умри прямо сейчас. - Ещё один щелчок рядом с ухом; Джонатан не могла двигаться, скованная по рукам и ногам своим страхом. - Если ты слаба, - вновь говорит Лилли, - то тебе нет места на этом карнавале трупов, где выживают сильнейшие, а над остатками слабых потешаются.
Громкий выстрел, похожий на сигнал самой Смерти. Она где-то здесь рядом и она тихо смеётся.
Ливингстон с хрипом, похожий на глухой крик, рухнула на колени прямо перед Кирстон, что уже знакомым движением потянулась второй рукой к оружию и на всякий случай вновь его перезарядила, чтобы в дальнейшем не возникло неожиданной заминки. Серые глаза с интересом смотрели на Джонатан. Молчаливую и неподвижную. Слабое звено прогнулось под сильным. Выживает сильнейший.
- Силь-ней-ший, - сказала Лилли, убирая пистолет и продолжая смотреть на Ливингстон. - А такими называются те, кто действительно пережил собственную слабость.
you woke the wrong dog
Шокированная собственной смертью, что промелькнула в миллиметре, отделённая от девушки незаряженностью пистолета, Джонатан деревянными губами тихо пробормотала:
- А если не пережил? - и тут же обречённо зажмурилась от звуков собственного раздавленного голоса, фоном к которому служил скрип гравия под ботинками отдаляющейся спутницы, которая, остановившись лишь для проведения небольшого нравоучительного акта, более решила не терять времени на пустой трёп. Даже сейчас никто не гарантировал девушкам жизнь, пусть недавно была пережита тянущая нервы стычка. Реальности наплевать, насколько ты измотан, и это доказал раздавшийся тихий выстрел, подкосивший выглянувшего из-за угла представителя ходячих разложенцев. Бежать, бежать!- в голове билась одна мысль, но следующий выстрел, уже направленный прямиком под ноги, заставил Джонатан встрепенуться.
- Грешная кукуруза, если ты сейчас же не пошевелишься, я точно пристрелю тебя! Не смей и надеяться на повторную осечку, - прокричала Лил, не на шутку рассердившись. Ливингстон, дабы хоть как-то привести себя в чувство, выудила из стального портсигара последнюю сигарету и жадно подкурила, стараясь с первой затяжкой набрать как можно больше дыма в лёгкие. Лёгкий дурман окутал сознание, и поднимаясь с колен девушка немного качнулась, в такт завалившейся на бок линии горизонта. Кирстон презрительно сплюнула, но всё же отвернулась, выставив оружие перед собой, дабы быть готовой пристрелить первого попавшегося, который будет передвигаться, и плевать, человека это или зомби. Лилли была предельно холодна и взвинчена одновременно ещё и тем, что идущая рядом девушка нагло курит, хотя делать это ей было запрещено.
- Так тяжело без курева, Джонатан?- раздался раздражённый голос, однако девушка флегматично выдохнула ароматный дым и проигнорировала вопрос. Рядом с этой хладнокровной убийцей всё равно было безопаснее. Уж лучше быстрая и безболезненная смерть, чем ощущать, как чьи-то гнилые зубы медленно вгрызаются в твою плоть и рвут её, вытягивают, обливаясь твоей же кровью, оставляя участь стать одной из них. От яркости всплывшей перед взором картинки почему-то захотелось выпить. Чего-нибудь крепкого, желательно.
- Я с тобой с ума сойду, - негромко сказала девчушка и выбросила окурок, тут же спеша вдавить его в землю носком зелёного ботинка. - Ты вправду собиралась меня застрелить?
- Даже не надейся, что сейчас я брошусь тебя успокаивать, мол, нервы сдали или бес сознание помутил.- Лил не стремилась говорить с каким-то оттенком эмоций, однако её речь всё равно звучала угрожающе, - Если собираешься превратиться в обузу для самой себя, то лучше сдохни сразу. От реальности не убежишь.
Чайка тряхнула головой и задумчиво потёрла висок, в кожу которого ещё совсем недавно упиралась ледяная сталь дула, готовая направить пулю в верном направлении. Верно ли поступила девушка, оставшись со своей потенциальной убийцей? Или лучше всё же убежать, тем более, что препятствовать молодая женщина не будет. Ей наплевать на всё, кроме собственной жизни - да, именно такое мнение сложилось у Джо о Лилли Кирстон. А виновницу невесёлых размышлений вовсе не колебало мнение других, как и подозрительные взгляды. Интересно, какой она была до заражения?..
Весь остаток пути девушки прошли в гробовом молчании, иногда спасаясь от стаек медленных зомби бегом, иногда отстреливаясь. Больше Чайка о своих переживаниях и словом не обмолвилась, хотя каждый раз, когда приклад винтовки отдавал в плечо, сообщая о совершённом выстреле, образ того самого мужика с простреленной головой на секунду вставал перед глазами, вынуждая разум помутиться. Всё же Джо была уверена, что его можно было не убивать, и уверенность эта никуда не девалась даже под давлением страха собственной смерти. Она не убийца, не может быть ею - но воспоминания не обманывали. Убила, и, судя по словам Кирстон, убьёт ещё, если понадобится.
Ну не может медик думать только о своей жизни. Такая эгоистическая позиция представлялась бывшей студентке противоестественной, неправильной. Мы же люди. Но в противовес этому в разуме зарождающимся маленьким ручейком билась мысль о том, что если бы встал выбор, кого защитить, а кого убить, то решение бы не изменилось. Даже если бы мужик оказался добрым, наверное оказался бы добрым. Гиены везде найдутся, только кинь халявного мяса.
Солнце потихоньку начало клониться к закату, и от долгой ходьбы в животе у Джонатан громко заурчало. Лил тоже немного устала, но этот изматывающий поход был необходим двум напарницам, чтобы слить лишние эмоции и просто работать вместе. Своеобразная "притирка", взаимная проверка на прочность, раз уж эмоционально одна из них нагнула другую, теперь шёл черёд за физической подготовкой. И тут каштанововолосая не сильно уступала своей наставнице, в длительных прогулка так точно.
- Устала? - без особого интереса спросила Лил, останавливаясь и смаргивая замыленный долгой дорогой взгляд, хотя прошли девушки не очень много - километров пять, но наличие смертельных препятствий на пути значительно удлиняло путь, заставляя понервничать.
- Есть такое, - оглядев ряды многоэтажек, отозвалась Чайка, в очередной раз закуривая, на этот раз находясь на отдалении. Лучше вблизи этой мадам не находиться, которая в следующий раз может назвать курение поводом для стрельбы по живой мишени в белом халате. От греха подальше. - Здесь будем ночлег искать?
- Есть другие варианты? - вопросом на вопрос ответила напарница, тоже обшаривая высокие здания взглядом. Впереди им предстояло забираться в один из этих домов, рискуя на узких лестничных клетках столкнуться с голодными мертвецами, которые могут оказаться намного проворнее тех, которые уже успели подгнить на солнцепёке. Найти пустую незапертую квартиру представлялось делом не просто повышенной трудности, но практически невыполнимым. Пытаться же выломать железную дверь выйдет себе дороже. Тем временем наступит ночь. - Ты не думаешь, что в подходящую пустую квартиру мы можем попросту не попасть?
- Даже через окно? - подметив высоту первого этажа, высказала мнение Джонатан. - Если ты меня подсадишь, то с этого может что-то выйти.
- Слишком рискованно, - отрезала высокая женщина и нахмурилась, прислушиваясь и выискивая взглядом подходящий вариант. Солнце продолжало медленно ползти по небу всё ближе к горизонту.
Кто на нк не срался с Басей и не фапал на нее, тот ничего не видел. (с) Слипа
Других вариантов, к сожалению, не нашлось совсем. Лил осматривала многоэтажку, подбегала к соседним, но везде двери входные были закрыты, а выбивать их было делом дохлым и малоприятным, учитывая то, что на шум может выползти парочка гостей, у которых в голове сформированным является лишь желание кого-нибудь сожрать. Забавно, но вирус подарил зараженным их настоящее, внутреннее хотение: я убиваю других для того, чтобы было хорошо мне. Цокнув языком, Кирстон снова подошла к уже докурившей Джо и недовольно произнесла:
- Сдам тебя на жрачку этим тварям, которые могут быть в здании. Давай, готовься к акту вандализма с элементами паркура в виде прыганья в окно.
Ливингстон закашлялась, недоумевающе всматриваясь в бледное лицо наставницы, которая явно не шутила. Серые глаза были тусклыми, не выражающие никакого интереса к происходящему, поэтому женщина уже хотела повторить свою просьбу более лаконично, но студентка резко оживилась и лишь кивнула, промолчав в ответ. Что же, это гораздо лучше пустого трёпа.
Подойдя к стене прямо под окном первого этажа, Лилли села на корточки и поманила к себе напарницу, уже подготавливая себя к чужим грязным подошвам, что будут давить на плечи. Наверное, если бы Кирстон была обычного роста, присущего девушке, то они с Джонатан ещё бы очень долго плутали в поисках ночлега. Или в поисках какой бы то ни было лестницы, которую вряд ли смогли бы найти. Вздохнув, Лил протянула скреплённые в замок руки к вставшей рядом Чайке и молча попросила её шевелиться в темпе вальса: просьба сквозила в хмуром взгляде наставника. И Джо помнила, что может произойти, если она не послушается эту худощавую бывшую баскетболистку, в руках которой пистолет внезапно превращается в смертный приговор.
- Ну ты и, - выдохнула Лилли, постепенно выпрямляясь во весь рост с девушкой на своих плечах, - коровище.
Наверху начали возмущаться, но через какое-то время пыхтения стихли, затем послышалось шуршание - и тяжесть с плеч закатилась в окно первого этажа. Лилли потёрла отдавленные места, бурча себе под нос нелестные выражения, крикнув Джо напоследок, чтобы та не забыла открыть входную дверь, если это будет возможным. Ответа не последовало - лишь пара выстрелов. Хорошо, что студентка догадалась прихватить с собой хотя бы оружие, остальные вещи оставив в рюкзаке, который был благополучно сплавлен к Кирстон.

***

- Я думала, что ты в заточении этом и осталась, - сразу же сообщила всё тем же спокойным и одновременно с этим осуждающим тоном Лил, когда металлическая дверь перед её лицом открылась, и показались два поблёскивающих глаза.
- Меня чуть не убили!.. - начала возникать Джо, но Лил вынудила её закрыть рот, упрямо проследовав в здание, за собой с чувством закрывая входную дверь, после ещё отыскав щеколды, которые обеспечивали дополнительную безопасность. Студентка так и осталась молча ругаться на наставницу, даже не понимая, что именно прервало гневную тираду. Взгляд? Вид? Аура? Медик рассмеялась невесело и последовала за напарницей, что уже приглядывалась к помещению.
- Есть ещё мертвяки? - спросила она, бегая взглядом по стенам, дверям и разыскивая на вахтерском посту ключи. Повезло ещё, что здание было на манер культурный, с консьержкой. Только бы она не вылетела откуда-нибудь с лестницы с диким рёвом, как это обычно делают все заставленные врасплох зомби.
- Я пристрелила двоих.
- Умница, - вяло отозвалась Лил и кинула девушке ключи, которая та еле поймала. - Теперь ищи квартиру с этим номером.
- А ты?
- А я хочу с оставшимися жителями поболтать.
Не успела Ливингстон ничего толком ответить и поинтересоваться, каким это макаром Лил будет бегать по всем этажам, которых тут приличное количество, как Кирстон уже скрылась из виду, перед этим выхватив из рюкзака пистолет получше.
you woke the wrong dog
Форум » Архив » Корзина » Смерть встретит нас (живые трупы, перестрелки и юри)
Страница 1 из 11
Поиск: