Чтобы можно было писать в чате нужно войти в свой аккаунт.
Страница 2 из 2«12
Архив - только для чтения
Форум » Архив » Корзина » Адские перипетии (Время тряхнуть стариной)
Адские перипетии
Каролина брела по улочкам и, кажется, совсем не разбирала дороги. Ее мозг зафиксировал только одно: передвигать ноги в имитации ходьбы, а куда и зачем - не знает, мол, не ведает, сами мы не местные. И все в таком духе. Девушка невесело усмехнулась: какие все-таки бредовые мысли заполняют сейчас ее уставшую голову. Хотя оно и понятно: этот день был слишком тяжелым даже для нее. День рождения Гилберта, нелепые обнимашки, два демона, похищение... бр-р! Ей срочно нужен отдых. Нервы у нее, может, и железные, но даже они подвержены, как говорится, коррозии. И единственное, что может приостановить, а то и вовсе значительно замедлить, процесс, - хороший сон желательно в 15-20 часов, а также теплая ванная. Да, примитивные мысли. Но сейчас это казалось пределом мечтаний и чаяний.
Чуть приободренная, заклинательница, хромая, шагала к своему дому (кажется). Но если день с самого начала пошел как зря, он не сойдет с этой колеи до конца. Меньше чем через минуту синеволосую догнал Дэйзил, что-то бормоча про ее раны. Если особа правильно поняла, он пытался помочь. Но помощь предполагала соприкосновение. И почему-то Каре было неприятно, если бы ее коснулись мужские ладони, до этого обнимавшие другого мужчину. А потому девушка мягко, но непреклонно пресекала все попытки парня и иногда уворачивалась от его загребущих рук, которые так и норовили ее коснуться. На все старания напарника завести разговор Холл также отвечала глухой стеной - нет, мол, простите-извините, мне не до вас. О чем ей говорить с седовласым? Спросить, как он провел день? О боже, глупость какая. Она и так прекрасно знает это в общих чертах. А относительно деталей предпочла бы остаться в сладком неведении.
- А если ты тут распластаешься, на асфальтике-то? - выловила Лина из бесконечного словесного потока Дэйзила фразу. "А тебе какое дело?" - хотела спросить она, но сочла это слишком грубым, а потому ограничилась лишь безразличным пожатием плеч. С кем не бывает, полежит отдохнет зато. И вообще, чего напарник к ней прицепился? За какие грехи ей достался в команду такой болтливый и, чего скрывать, без царя в голове парень? Он слишком несерьезен. Хотя... Кара параллельно пыталась ответить на один важный вопрос: почему ее так задело, что Дэйз и Гилберт совсем не по-дружески обнимались? Это же их дело, верно? Тогда какого рожна она в это лезет? Ее место в стороне. Надо сохранять субординацию. Еще никогда она не ловила себя на чисто женском любопытстве. И... постойте, что это? Да ну, вы шутите. Ревность? Зависть? Вздохнув, заклинательница мысленно забила болт на все эти проблемы. Право слово, она слишком зациклилась на напарнике и его личной жизни. Он волен поступать так, как хочет сам. И не в правилах Каролины вмешиваться в амурные дела других, тем более - двух мужчин. А потому девушка заглушила в себе все чувства и устало бросила взгляд на парня, как бы спрашивая: ты все еще тут? Да, он все еще был здесь. И не собирался сдаваться, кажется, вовсе. "Настырный", - безразлично пронеслось в голове. Сегодняшний день выпил из нее все соки, а потому больше спорить она не хотела.

***

Лина уже и не помнила, как она оказалась дома. Кажется, Дэйзил все-таки сломал ее стену неприступности и коснулся ее, исцеляя. Да, точно, так и есть. Память обманывать не станет. Да и чувствовала себя девушка гораздо лучше. Раны уже не болели, усталость чуть ушла. Хотя от этого желание спать не пропало. А вот с ванной, кажется, придется повременить. Она еле доползла самостоятельно до гостиной, где рухнула на диван тряпичной куклой. Синеволосая не сдержала облегченного стона. Наконец зудение в мышцах пропало, а также желание ног просто-напросто подогнуться. Холл "растеклась" по дивану, наслаждаясь мягкостью и комфортом. Полученные в бою ранения уже наверняка ее не беспокоили, однако общую усталость тела это не убрало. Ну, восполнением потерянной энергии заклинательница сейчас и собиралась заняться.
Вяло поблагодарив Дэйзила и в ту же секунду забыв о его присутствии в ее квартире в частности и его существовании в целом, девушка улеглась на диван, подложила мягчайшую на данный момент подушку под голову и мгновенно провалилась в глубокий восстанавливающий сон без сновидений. Тем лучше. Не придется лишнюю силу, которая на самом деле лишней не бывает, тратить на сновиденные переживания и треволнения. Так она получит по максимуму энергии на весь следующий день. Хотя завтра снова на работу... Но Холл отчаянно надеялась, что один день уж она точно сможет пропустить. В конце концов, есть еще Дэйзил. Если что, он разберется со всеми демонами. Однако, увы и ах, это не мысли начальника. Она командир в их маленькой команде, а значит, всегда должна быть на месте. Как же чертовски надоела это вынужденное мужское поведение... Стоит, ее не сломать. Мужик в юбке, ха. Побыть принцессой тоже хочется. Хотя Кара весьма справедливо сомневалась, что способна быть такой - женственной. Для нее привычна мужская одежда типа штанов и простых и облегающих водолазок, она, кажется, и вовсе разучилась ходить на каблуках и носить юбки-платья. Тяжела судьба заклинателя...
Когда мысли окончательно помутились, девушка провалилась в сон и больше ничего не слышала, а также ни одна мысль больше не тревожила ее воспаленное и уставшее сознание. Она просто отдыхала и восполняла потерянную энергию. Краем уха она слышала навязчивые трели, которые прекратились, увы, не так скоро, как хотелось бы. Когда они повторились, девушка, в действительности прошипев какое-то ругательство и швырнув подушку из-под головы в сторону источника шума, перевернулась на другой бой, стремительно заживающий, и вновь "уплыла". С тех пор ее ничто не беспокоило.

***

Каролина проснулась свежей и отдохнувшей. Сладко потянулась и лениво приоткрыла один глаз. Настроение было замечательным, тело - отдохнувшим, а раны превратились в мельчайшие шрамы, которые, как надеялась заклинательница, тоже впоследствии исчезнут. Ни к чему портить ее нежную кожу шрамами, хех. Учитывая состояние, кажется, девушка проспала все мыслимые и немыслимые сроки, когда нужно было давно находиться в офисе и либо заниматься саморазвитием путем расшифровывания древних свитков, либо кропотливой работой их исправления, либо же мотаться по городу с высунутым языком и уничтожать демона, изгоняя их обратно в преисподнюю. Несмотря на это, девушка собиралась посетить работу. Ладно проспать, но вот совсем пропускать ради себя любимой она не привыкла. Подхватив с собой полотенце и распустив волосы, всю ночь стянутые в хвост (отчего теперь немного болела голова, но эта досадная неприятность вовсе не мешала хорошему настроению), Каролина двинулась в ванную, намереваясь принять бодрящий душ, как вдруг раздался звонок в парадную дверь. Вздохнув, девушка пошла открывать. Вот кого-кого, а Уилла на пороге она не ожидала увидеть. Она чуть нахмурилась и прислонилась плечом к дверному косяку, вопросительно изогнув бровь.
- Привет, - несколько сконфуженно выдал парень. Бровь поползла чуть выше.
- Чем обязана? - прохладно спросила Лина.
Парень сначала замялся, а потом, видимо что-то вспомнив, сжал кулаки и решительно посмотрел на обескураженную таким взглядом Холл:
- Я все знаю. Не отпирайся. Где он? Мы все решим как мужчина с мужчиной!
Теперь уже обе брови пошли в ход. Девушка изумленно похлопала ресницами, потом немного подумала и окинула внимательным взглядом фигуру Уилла. Оставшись неудовлетворенной осмотром, она осторожно поинтересовалась:
- Что ты пил, раз тебя так вштырило?
- Прекрати! - рявкнул бывший напарник, и командир вздрогнула, впервые услышав в обычно расслабленном голосе Уилла настоящую сталь. Он размашисто шагнул в квартиру растерянной заклинательницы, при этом бесцеремонно отодвинув ее с порога, чтобы не мешалась, и, как настоящий хозяин, начал обследовать комнаты.
Придя в себя, девушка сжала руки в кулаки, глаза зажглись опасной яростью.
- Немедленно покинул мое помещение, - тоном, не подразумевающим никаких отказов или споров, заявила она, сложив руки на груди и неотступно следуя за Уиллом, который перешел все границы.
Парень косо на нее посмотрел:
- Ты спала с ним?
Новая волна изумления накрыла Каролину с головой. Что происходит с бывшим напарником? Он вообще о ком или о чем? С кем спала? И вообще, это не его дело! Последнее девушка не поленилась сообщить Уиллу.
- Значит, спала... - тихо выдохнул парень и шагнул к синеволосой. Несмотря на всю свою решительность выгнать наглеца из дома, особа, напрягшись, попятилась.
- Ты с ума сошел?! - выдавила она из себя, внимательно следя за действиями бывшего напарника, сейчас позволяющего себе слишком много: мало ли что можно от него ожидать.
Что происходит в этом мире? Хорошего настроения как не бывало.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
***

Гилберт погнал Дэйзила на следующий день проверять то, как там поживает Каролина, которой неплохо досталось в недавней схватке с демоном, чей уровень опасности был выше среднего. Седовласый поднялся на этаж своего командира и зашагал к двери её квартиры, но непонятный шум сначала вынудил остановиться и прислушаться. Дэйз различал ругань и восклицания благим матом, который, судя по всему, являлись вопросами. И не очень знакомый голос, безусловно, был мужским. В голове заклинателя сработал механизм, и молодой человек сорвался с местами.
- Эй, командир, а что за... - Кауле прервался, тут же во все глаза уставившись на разъярённого Уилла, которого неизвестно каким чертом сюда принесло. - А, я так и думал!
- Ты! - оставив в покое напуганную и какую-то слишком помятую Кару, выдал бывший напарник. Девушка затравленно смотрела то на брюнета, то на Кауле, который подоспел и вовремя, и не очень, ведь между двумя уже бывшими партнёрами явно назревал конфликт личного характера. Только вот не очень понятно, почему в этом деле фигурировал сам Дэйз, на которого так негативно отреагировал Уилл. Брюнет, однако, продолжал напирать: - Оставь в покое Каролину и даже не приближайся к ней!
- Уилл, твою мать... - прошипела заклинательница, но Дэйзил сам прервал тираду юноши.
- Да я как-то и не пытался, меня заставили тогда.
Уилл издал звук, похожий на рык. Кажется, этот заклинатель был не очень адекватным и не умел сдерживать свои эмоции, которые так и пёрли наружу.
- Заставили, как же. Какой нормальный человек будет заставлять кого-то ночью приходить к девушке?
Кауле рассмеялся, чем только ещё больше разозлил нежелательного собеседника.
- Если бы ты был хорошим мальчиком, то ты был бы в курсе, что твою горячо любимую подругу ранил приспешник самого Сатаны совсем-совсем недавно. - Быстрый взгляд голубых глаз коснулся перекошенного лица Уилла; голос седовласого погрубел. - И ты бы знал, что в данный момент нужно благодарить меня и не наезжать на Каролину, которую и так изрядно потрепали.
Повисло напряженное молчание, в котором смешалась неприятная темно-фиолетовая аура негатива и отвращения, приправленная больными чувствами Уилла к Холл. Ситуация напоминала разборки в любовном треугольнике, но темноволосый заклинатель явно не догонял, что единственный, кто так любит Кару, - он сам. Дэйзил подрабатывал фоном во всём этом и не испытывал к командирше никаких теплых чувств. Кроме, наверное, обычной дружеской симпатии.
- Это правда?.. - повернувшись к Каре, тихо спросил Уилл, смотря на девушку какими-то печальными глазами. Заклинательница кивнула, стараясь не смотреть ни на него, ни на самого Кауле, которого забавляла получившаяся сцена в чужой квартире. - Тогда...
- Где же разговор мужика с мужиком? - всё же влез Дэйз, усугубляя ситуацию. Каролине захотелось врезать напарнику между глаз, чтобы тот больше не генерировал глупые вопросы, но действие нельзя уже было прервать.
- Что-то мне не очень улыбается разговаривать с тобой в этом направлении, - отмахнулся Уилл, уже собираясь уходить, заметно подавленный тем, что все его подозрения остались всего лишь подозрениями. Обвинения в сторону Холл оказались бессмысленными и весьма обидными. Как ни крути, а брюнет не постеснялся озвучить ещё один весомый аргумент в свою пользу: - Ты же чертов гомик, с тобой по-мужски не поговорить наверняка.
Дэйзил замолк, но улыбка не сползла с его лица, оставаясь на прежнем месте. Седовласый ощутил на себе внимательный взгляд темных глаз Кары, но не придал этому значения, думая над тем, что бы такое ответить наглому выпаду со стороны Уилла. Безусловно, удар был как бы ниже пояса, но сам по себе Кауле не являлся любителем своего пола. Наоборот, его внимание всегда было приковано к красивым девушкам, а ситуация с Гилбертом - исключение, которое нельзя разрушить никакими оскорблениями. Активно доказывать обратное Дэйз не собирался бывшему сокоманднику, потому что знал, что это только больше затолкает уверенность брюнета в неправильную сторону.
- Жаль, - выдохнул заклинатель, всем своим видом показывая Уиллу, что ни разу не обиделся и готов и дальше вести себя спокойно. - Может, сгинешь тогда уже? Мне надо обсудить с Каролиной кое-что ну прям очень важное, а твоё присутствие нарушает мою готовность к серьёзным разговорам, да и вообще ты мне всё нарушаешь своим прекрасным видом.
Атмосфера накалялась. Кажется, скоро назреет драка, но...
- Ладно, - процедил брюнет, - я пойду. - Он снова посмотрел на Лину. - Я тебе позже позвоню.
Дверь захлопнулась. В квартире остались только Дэйзил с Холл и плохая аура, любезно оставленная негодным напарником.
- Он что-то сделал с тобой? - почти сразу спросил Кауле, смотря на девушку глазами, в которых потух азарт, что был пару минут назад. Заклинательница отмалчивалась, не осмеливаясь взглянуть на собеседника. Молодой человек выдвинул то, что вертелось на языке и было одним из вариантов того, почему идёт игнорирование со стороны командира: - Я тебе противен? Не боись, я не буду крушить и ломать здесь что-либо. Мне просто интересно. Ну, и ещё я должен узнать, как ты себя чувствуешь, чтобы мне нагоняй не устроили.
you woke the wrong dog
А Уилл все продолжал наступать. Девушка, напрягшись, уже даже магию призвала - так, на всякий случай, - и теперь кончики пальцев приятно покалывало. Сейчас парень выглядел совершенно неадекватным. И внезапно Лина задалась вопросом: а способен ли ее бывший напарник на насилие? Может ли поднять на девушку руку или атаковать магией? Судя по его нынешнему внешнему виду - однозначно да. Молодой человек всегда казался рассеянным и даже глуповатым, подверженным эмоциям... мальчишка, что с него взять. Но сейчас от этого "мальчишки" исходила настолько черная ярость, застилающая ум, что Кара поневоле начинала переживать. С собой Уилл может делать что хочет - она ему больше не нянька. Но, как бы это эгоистично ни звучало, волновалась заклинательница в первую очередь за свою сохранность. Она понятия не имела, что у парня в голове и на что он способен. За то время, что они были напарниками, она его так и не узнала. Да и не стремилась, честно говоря. И только сейчас понимала, почему интуиция подсказывала держаться от него подальше. Да потому что он безумен. Все из-за его дурацких чувств, которых синеволосая просто не заслужила. К тому же, о каких чувствах может идти речь, если он на два года ее младше? Зато влюблен по-настоящему. "Вот черт..."
Осознав, что девушка собирается и дальше хранить упрямое молчание, Уилл разразился целой матерной тирадой, где цензурными были только связующие части. Все остальное было бы "запикано". Каролина вздохнула и прищелкнула пальцами, обрывая словесный понос бывшего напарника. Она всерьез собиралась прочитать ему гневную отповедь, и прежде всего потому, что он без спроса вломился в ее квартиру, а теперь еще и права качает. Кто ему это позволил? Или он считает, что на правах бывшего напарника может лезть в личную жизнь Холл? В таком случае он очень ошибается. И пора сбить с него спесь. Как вдруг...
- Эй, командир, а что за... - раздался до ужаса знакомый голос. Девушка вздрогнула, а потом, когда прошла стадия "узнавания", мысленно застонала. Только Дэйзила здесь и не хватало для полного набора. Сейчас парни сцепятся, а ей придется их разнимать. И все из-за чего? Из-за глупой и безрассудной влюбленностью одного еще пацана. "Как дети, ей-богу..."

***

- Что-то мне не очень улыбается разговаривать с тобой в этом направлении, - отчеканил Уилл, заметно расстроенный. Видимо, он надеялся на драку, мечтал отметелить Дэйзила так, чтобы он навсегда забыл дорогу в дом Кары, но увы... произошло все как раз наоборот. "Отметелили"-то Уилла. Причем седовласый, как видно, даже не старался. Знатно же его задела та тема, что Лина была ранена и, фигурально выражаясь, умирала на руках другого, а он в это время мучился от своей необоснованной ревности. Да уж, пристыдил его нынешний напарник заклинательницы... Но Уилл, кажется, вообще был без тормозов и теперь хотел отомстить за полученное унижение на глазах у "любимой". - Ты же чертов гомик, с тобой по-мужски не поговорить наверняка.
Взгляд синеволосой против воли метнулся к седовласому. Он, по-прежнему стоя чуть позади девушки (таким образом последняя находилась меж двух огней), не переставал улыбаться, однако в глазах мелькнуло что-то опасное. Мелькнуло - и тут же пропало, словно Холл почудилось. Может, так и было? Может, уставшее от всех этих событий сознание начало рисовать в реальности какие-то несуществующие вещи? Как бы таким образом самой с катушек не слететь. Среди троицы, находящейся сейчас в одном помещении, уже был один ненормальный, и этого более чем достаточно. Не хватало еще и ей начать кукарекать.
Но вернемся к Дэйзилу. Может, он самом деле... того? Нетрадиционной ориентации? С одной стороны, события вчерашнего дня как нельзя ярче доказывали это, а с другой... Девушка почему-то просто отказывалась верить в подобное. Парень не был похож на гея. Хотя, собственно, Лина никогда не встречалась с представителями нетрадиционной ориентации, а потому, как факт, мало представляла, как те должны выглядеть. Может, Дэйзил и был похож, кто знает. Но сердце упорно твердило обратное.
- Жаль, - наконец-то ответил седовласый заклинатель, всем своим показывая, что ему глубоко плевать на такие заявления. Вот это выдержка. Или правда, а на нее, как известно, не обижаются. - Может, сгинешь тогда уже? Мне надо обсудить с Каролиной кое-что ну прям очень важное, а твоё присутствие нарушает мою готовность к серьёзным разговорам, да и вообще ты мне всё нарушаешь своим прекрасным видом.
Лина еле сдержала смешок, усердно изображая, что подавилась слюной и теперь пытается откашляться. Хотя этот дешевый цирк не сработал. Уилл бросил на Каролину сердитый взгляд, и та вновь стала серьезной и настороженной, не переставая внимательно следить за действиями бывшего напарника.
- Ладно, - недовольно, сквозь зубы процедил молодой человек, сжимая кулаки в бессмысленной ярости, - я пойду. Я тебе позже позвоню.
"Не утруждай себя", - хотела было ответить Холл, но почему-то промолчала. Ему самому не надоело? Неужели он настолько слеп, что отказывается замечать очевидные вещи? Судя по всему, да. И Кара уже не знала, как показать, что он ей абсолютно безразличен и что его чувства никогда не будут взаимны.
Как только за Уиллом закрылась дверь, Дэйзил повернулся к заклинательнице, все свое внимание обращая на нее:
- Он что-то сделал с тобой? - Девушка угрюмо молчала. Она не знала, можно ли доверять парню. Она теперь во всем сомневалась. Хорошего настроения, полученного во время сна, как не бывало, теперь снова хотелось уснуть часов на двадцать, чтобы хоть ненадолго отстраниться от этого проблемного мира. Ну за что ей все это?
Дэйзила же не устраивало молчание. Может, он пытался таким образом подбодрить командира (какой там из нее командир - даже бывших напарников утихомирить не может), а может, хотел выяснения отношений. В любом случае, на последнее Каролина явно не была настроена.
- Я тебе противен? Не боись, я не буду крушить и ломать здесь что-либо. Мне просто интересно. Ну, и ещё я должен узнать, как ты себя чувствуешь, чтобы мне нагоняй не устроили.
- Да ничего он со мной не сделал... - тихо вздохнула девушка, и в ее голосе послышалась безграничная усталость. Апатия. Чуть подумав, Лина продолжила: - И нет, ты мне не противен. Просто... ты же...
- Да не гей я! - чуть повысил голос Дэйзил, и Кара снова вздрогнула. Она теперь любого вскрика шугаться будет? Докатились, отлично. А как демоны появятся, она наутек бросится?
- Извини. Вчера это выглядело иначе. И вообще это меня не касается, забудь. Можешь идти к Гилберту и сказать, что я приду, но чуть позже. Со мной все в порядке.
Парень ничего не ответил, но и не сдвинулся с места, продолжая смотреть на заклинательницу. Устав от игры в гляделки, синеволосая буквально упала в глубокое кресло и, не обращая внимания на седовласого, подтянула колени к груди, заваливаясь на бок. Создавалось впечатление, что кресло засасывало Холл в себя. Ей же казалось, что мягкая обивка обнимает ее и согревает. Хоть кто-то. Или, вернее, что-то.
Кара закрыла глаза и про себя грустно усмехнулась: командира нашли. Будь она лидером, по определению бы не проявляла слабость. А сейчас плакать готова при напарнике. Замечательно. Лидер, да-а.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
- Да не гей я! - возмутился Дэйзил, которого подобное описание просто складывало пополам и щипало за нервы. Нет, седовласого нельзя было назвать человеком нетрадиционной ориентации, хотя, безусловно, отношения с Гилбертом переходили все границы понятия дружбы и всего, что с ней было связано. Реакция Кары не укрылась от глаз заклинателя: девушка вздрогнула, отводя взгляд.
- Извини. Вчера это выглядело иначе. И вообще это меня не касается, забудь. Можешь идти к Гилберту и сказать, что я приду, но чуть позже. Со мной все в порядке, - устало выдохнула Холл. Кауле не ответил, только молча смотря на своего командира, который явно пал духом и не собирался меняться в настроении, похоже, до завтрашнего дня. Каролина прикрыла глаза и картинно рухнула в глубокое кресло, что сразу же затянуло заклинательницу в себя, укрывая от всех проблем теплым покрывалом. На лице синеволосой появилась печальная недоулыбка, и создавалось впечатление, что сейчас начнется обыкновенная и не такая уж удивительная женская истерика, но только в несколько раз хуже: истерика тихая, где все рыдания опускаются в себя, а не на окружающих, которые сразу же сломя голову подбегают успокаивать. По сути, если бы Кара и разразилась рыданиями в три ручья - Дэйз не стал бы подбадривать. Что он может сказать командиру такого, что имело бы хоть какую-то силу - силу того умиротворения, способного потушить черное пламя чужих страданий? Заклинательница молчала, Кауле - тоже. Ситуация получалась не очень комфортная, даже в некотором роде тяжелая, давящая всем своим существом. Дэйзу захотелось уйти: он ненавидел такое напряжение в диалоге, что никак не хотел клеиться, а навязываться не хотелось совершенно. Не те отношения - так, какая-то совсем-совсем легкая дружба, больше похожая на обыкновенное и унылое товарищество.
- Я тоже пойду, - тихо проговорил Кауле скорее себе, а не напарнице. В ответ всё то же молчание. Взгляд голубых глаз остановился на миг на красивом лице Каролины, а потом совесть отвесила неслабую затрещину молодому человеку: заклинательница молча проливала слёзы, а Дэйз стоял рядом и даже не заметил этого, начала слёз. И порывался уйти вот так вот нагло, как мальчишка-подросток, который не желает словить на свои плечи ответственность, и смотрит испуганно на причину своих тревог и нежелания. Седовласый почти что прошипел, неумело подбирая слова, обращаясь к Каролине: - Ну, ты знаешь... не расстраивайся из-за этой ерунды и всего того, что натворил недавно тот дурачок...
Девушка молчала, кажется, вовсе не заботясь о том, что по её щекам без остановки текли слёзы, вызванные дикой усталостью, душевным истощением, опустошением. Темные глаза утратили живой блеск. Кауле весь внутренне сжался, понимая, что ему надо уходить, но он просто не в состоянии этого сделать. Да, много девушек он оставил позади вот такими: рыдающими, умоляющими остаться и не покидать, а он уходил всё равно, просто потому, что хотелось. А теперь совсем не хочется - не хочется оставлять в таком паршивом состоянии эту заклинательницу, в которой было так много выдержки. Такой сильный характер в таком хрупком теле...
- Оставь, - прошептала она сквозь тихие рыдания, даже не поднимая головы, - оставь меня одну, Дэйзил. Это отвратительно, когда на тебя смотрят, когда ты льёшь слёзы лишь по той причине, что измотался со всеми этими разборками.
- А как же поддержка? - в тон девушке проговорил Кауле, слабо улыбаясь просто по привычке. - Неужели так приятно страдать в одиночестве?
Каролина невесело усмехнулась. Тело её вздрогнуло. Она заерзала в кресле, шмыгая носом и стараясь подавить в себе желание продолжать плакать из-за слабости, подкатившей так некстати. Седовласый сделал один уверенный шаг к командирше, затем еще один. И ещё. Пока не оказался совсем близко, присев рядом на корточки, всё еще перебирая в далеко не дурной голове слова, которые смогут как-нибудь вдохнуть немного положительной энергии в Холл.
- Плевать, я привыкла, - ответила чуть запоздало заклинательница, вздрогнув вновь, ощутив совсем близко седовласого целителя. Дэйз смотрел на командира и всё улыбался, едва заметно, но от этой улыбки шел свет, что ли. Исцеляющий. Душевные раны или обычные побои - как хотите. Кауле одним своим присутствием позволил Каре подумать о том, что не всё ещё утеряно, что всё еще станет гораздо лучше, а пока...
- К этому нельзя привыкать, - странным голосом заявил Дэйзил, будто бы они с Каролиной были не напарниками по истреблению демонов, а психиатром с пациенткой. Голубые глаза встретились с потускневшими и заплаканными. Кауле продолжил уже мягче, давая понять, что желает успокоить: - С таким вообще нельзя мириться. Или ты убиваешь его, или оно - тебя. Не принимай весь этот бред так близко к сердцу, Каролина.
Седовласый уверенно подался вперед и обнял синеволосую за талию, уткнувшись носом девушке куда-то в живот, в складки покрывала с кресла. Холл замолкла, явно недоумевая, но дрожь в теле сошла на нет, а перед глазами мир вдруг стал не таким уж и серым, безрадостным. Кара могла вдохнуть спокойно, а мужские руки спокойно обвивали талию, даря незнакомое ещё душе спокойствие. Как это называлось? Без понятия. Молодые люди просто на какой-то момент осознали, что способны друг другу подарить что-то такое, что не каждому под силу. Прикрыв глаза, Дэйз всё так же мягко держал заклинательницу в своих объятиях; а девушка же просто наслаждалась этим минутным единением душ, которое длилось лично для неё целую вечность. Время растянулось. В небольшой квартирке два не таких уж хороших друга пытались обменяться чем-то хорошим.
- Если не нравится, то оттолкни, - пробубнил Дэйзил, прикрыв глаза, чувствуя легкий и приятный аромат, исходящий от Холл. - Я же, кажется, должен быть настоящим мужчиной: успокаивать, дарить надежду, принимать на себя удары.
Каролина лишь рассмеялась. Последующие несколько минут заклинатели сидели так в обнимку молча, не проронив ни слова, да и не горя особым желанием разрушить сладкую тишину и чувство абсолютного умиротворения, пробудившегося в такой неясный и осквернённый негативом момент.
you woke the wrong dog
Девушка чувствовала себя отвратительно. Создавалось впечатление, что в душу просто нагадили, плюнули и растоптали. Кара не могла сказать, что она слабачка или что-то в этом роде, но события последних нескольких дней опустошили ее, оставив без сил и без желания сражаться дальше. Несколько сражений с демонами подряд, заскоки Уилла, похищение, ранения, поцелуй бывшего напарника, а теперь еще и это. Конечно, раньше она переживала ситуации и похлеще, но никогда они не шли с такой пугающей поочередностью. Одна за другой проблемы сваливались на плечи заклинательницы, и в итоге стойкость дала ощутимую трещину, и девушку прорвало. Глаза защипало. Лина с силой сцепила зубы и сжала губы в тончайшую полоску, до побеления, надеясь таким образом сдержать невольные слезы, которые грозили вот-вот покатиться из глаз, прочертив влажные дорожки на щеках. И все бы ничего, но не стоило забывать, что в комнате до сих пор находился Дэйзил, не желая никуда уходить. Будь она одна в квартире, стыдно было бы только перед собой, однако это ничто по сравнению с тем стыдом, если она расплачется при напарнике. Что он о ней подумает? Мол, фу такой быть, расквасилась и разревелась, подобно маленькой девчушке, не умеющей контролировать собственные эмоции. Но она никогда не претендовала на звание стоика. Да, она сильная, однако по-прежнему является девушкой. А девушкам хоть иногда нужна поддержка, надежное мужское плечо, которое поможет вытерпеть все трудности. Жаль, что такой радости у Каролины нет. Или?..
- Я тоже пойду, - негромко проговорил Дэйзил, смотря куда-то в сторону. Заклинательница совсем неслышно всхлипнула и сжала одеяло в кулаках. Из глаз-таки полились слезы, и особа прижала покрывало к груди, как будто стараясь так заполнить пустоту внутри. Ничего не получалось. Она по-прежнему плакала, а от взгляда, брошенного на лицо командира, стало только много хуже. Позорно - проявить свою слабость при своем, по сути, подчиненном, которого даже другом назвать нельзя. Максимум - товарищество, и то в зародыше. Хотя... А, ладно. Глупо сейчас думать о таких вещах, когда на душе кошки скребут. Хотелось просто забиться в угол и не вылезать из него до следующего дня минимум. А то и дольше. Она сама справится. Должна. Иначе какой из нее командир? Это накладывает определенную ответственность, а значит, все ее чувства не имеют значения. - Ну, ты знаешь... не расстраивайся из-за этой ерунды и всего того, что натворил недавно тот дурачок...
Синеволосая приглушенно зарычала. Безумно захотелось укрыться с головой теплым покрывалом и просто дать волю чувствам. Но даже сейчас приходилось себя сдерживать, помня о присутствии Дэйзила.
- Оставь, - приглушенно прошептала Холл, тихо всхлипывая, - оставь меня одну, Дэйзил. Это отвратительно, когда на тебя смотрят, когда ты льёшь слёзы лишь по той причине, что измотался со всеми этими разборками.
Но Дэйзил не был бы Дэйзилом, если бы хоть раз послушался ее без споров. Он постоянно с ней спорил, а сейчас, кажется, даже перенял командование на себя. Ну и ладно. Девушке сейчас это даже нравилось. Так давно хотелось сбросить всю ответственность с плеч и просто расслабиться, не думая ни о чем! Ну почему она родилась заклинательницей?
- А как же поддержка? - мягко возразил парень, неторопливо приближаясь к командиру. - Неужели так приятно страдать в одиночестве?
Приятно, неприятно - какая разница? Как будто у нее был выбор. За все это время у девушки даже нормального друга не было, чего уж там. Не с кем поделиться, некому рассказать о своих проблемах, никто не даст ободряющих советов и наставлений. Все сама, всегда одна. Так Кара и жила. Поэтому со временем она забыла об этом слове. Поддержка. Хех, ее никто никогда не поддерживал. Она устала быть заклинательницей. Просто устала от всего.
- Плевать, я привыкла, - негромко отмахнулась от вопросов синевласка, заерзав на кресле. Она слабо вздрогнула, когда ощутила совсем рядом присутствие Дэйзила. Подняла потухшие заплаканные глаза и встретилась с серьезным взглядом Дэйзила, который, кажется, просто хотел помочь и утешить. Ее? Это так странно. Зачем ему это?
- К этому нельзя привыкать, - помотал головой парень, сидя на корточках перед креслом и выразительными голубыми глазами смотря на девушку, сметая все ее слабое в такой ситуации сопротивление. - С таким вообще нельзя мириться. Или ты убиваешь его, или оно - тебя. Не принимай весь этот бред так близко к сердцу, Каролина.
"Надо же, впервые назвал меня по имени, а не командиром", - запоздало подумала Лина и оторопела, когда седовласый уверенно подался вперед, обнимая девушку за талию и пряча лицо где-то на уровне живота. Заклинательница даже на время плакать перестала, затаив дыхание и ошалело смотря на напарника. Но тот и не думал размыкать объятий. Он, кажется, и вовсе заснул, расслабляясь. Хотя сейчас он лишь пытался показать, что не бросит ее в беде и что она может на него рассчитывать. Может ли? Ну, учитывая, что он все-таки остался, несмотря на все ее слова, и сейчас мягко обнимал за талию, - однозначно да. И сомнений не возникало по этому поводу. Что смущало и несколько напрягало, так это собственные чувства Холл. Совсем недавно она сказала, что Дэйзил лишь ее напарник и совсем чуть-чуть - товарищ, но уже сейчас ее затопила горячая благодарность к парню, который уже не раз выручал ее из передряг. Хотелось даже верить, что не только по наущению Гилберта, но и по своей воле седовласый навестил ее сегодня. Став, правда, свидетелем неприятной ситуации. Хотя он же ее и разрулил, выпроваживая нахального Уилла, потерявшего всякий стыд. А сейчас, не остановившись на уже достигнутом, обнимал Каролину, успокаивая. Да, она точно можно на него рассчитывать.
- Если не нравится, то оттолкни, - негромко пробормотал Дэйзил, чуть сильнее смыкая кольцо объятий. Каролина, устроившись поудобнее, лишь наслаждалась теплом, исходящим от тела напарника. - Я же, кажется, должен быть настоящим мужчиной: успокаивать, дарить надежду, принимать на себя удары.
Девушка негромко рассмеялась, а после и сама чуть вытянула руки, обнимая седоволосого в ответ и прикрывая глаза. Боль в душе чуть уменьшилась, хоть и не пропала окончательно. Но стало уже значительно лучше, если сравнивать с начальным состоянием. Спасибо Дэйзилу. На самостоятельную реабилитацию потребовалось бы гораздо больше времени.
Так, собственно, и пролетело время. Незаметно и быстро. Каролина, лишь иногда всхлипывая, все больше успокаивалась и приходила в себя, влажные дорожки на щеках высохли, глаза прояснились, а взгляд стал более осмысленным. Парень же, кажется, задремал, наслаждаясь спокойствием. Хотя в такой позе очень сложно заснуть. Девушка пошевелилась, чуть меняя позицию и пытаясь размять затекшие мышцы, но в тот же момент пришел в движение и Дэйзил, приподнимаясь. В итоге молодые люди столкнулись лбами. Небольно, но совершенно неожиданно. Лина замерла, почти в упор глядя расширенными от внезапности ситуации глазами в яркие глаза напарника, а после, неловко кашлянув, попыталась отодвинуться.
- Извини... - пробормотала она, а на щеках, кажется, расцвел несмелый румянец.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
Форум » Архив » Корзина » Адские перипетии (Время тряхнуть стариной)
Страница 2 из 2«12
Поиск: