Выкладывали серии до того, как это стало мейнстримом
Чтобы можно было писать в чате нужно войти в свой аккаунт.
Страница 1 из 212»
Архив - только для чтения
Форум » Архив » Корзина » Адские перипетии (Время тряхнуть стариной)
Адские перипетии
Кара провела рукой по растрепанным волосам, тяжело вздохнув. Сейчас она отчаянно пыталась найти ошибку в свитке, но все формулы и знаки сливались в одну кляксу. Либо сказывался хронический недосып, либо девушка просто невнимательно искала. Она даже магический взгляд активировала - и все впустую. Сложнейшая вязь никак не желала выдавать ошибку. Можно было бы подумать в таком случае, что все в порядке, но схема действовала неверно.
Буркнув что-то ругательное под нос, Лина откинула свиток в сторону, нечаянно смахнув со стола какие-то важные бумаги. Но едва ли они удостоились ее внимания. Девушка поднялась на ноги, разминая несколько отекшие мышцы, и, чувствуя неприятное покалывание в ногах, подошла к окну, отодвигая тяжелую штору, не пропускавшую солнечный свет. Утро уже вовсю заявило свои права, щедро поливая землю ароматом предстоящего дня и теплом дневного светила. Заклинательница с удовольствием вдохнула полной грудью свежий воздух, напоенный благоуханием цветов и растений, и услышала краем уха, как беззвучно распахнулась дверь, ведущая в ее кабинет.
- Нарушение связи в седьмом звене, - не оборачиваясь, бросила девушка, наблюдая за немногочисленными пока людьми, спешащими по своим делам. Выходной как-никак. Но ее профессия отдыха не приемлет. - Опять всю ночь вливал в себя алкоголь, а, Уилл?
- А ты как всегда проницательна, - усмехнулся в ответ собеседник, мельком "ощупывая" с помощью магического взгляда ауру коллеги. Ничего нового. Теплый ровный фон, не потревоженный никакими внешними факторами, спокойные волны силы. "Темная лошадка", как иногда называл Уилл заклинательницу. Сколько они работают вместе, а он так и не смог улучить момента, когда бы девушка вышла из себя. Каждый день он наталкивался на одно и то же - сосредоточенность, серьезность, точность. И все это зачастую приправлено тонким сарказмом или легкой иронией. Но никогда - издевкой.
Молодой человек перевел взгляд на тонкую фигуру девушки и, как это стало привычным, не смог сдержать легкого вздоха. Каролина не могла не замечать, как молодой заклинатель смотрит на нее, но ему никогда не дождаться от нее взаимности. Во-первых, он, по ее мнению, слишком несерьезен и часто позволяет себе расслабляться с помощью алкоголя, во-вторых, значение имел также и возраст. К огромнейшему сожалению Уилла, он был младше коллеги на два года (ему 20). А на такой "молодняк" Лина и не посмотрит. Поэтому парню оставалось только молча восхищаться ее пышными и длинными волосами глубокого синего отлива и глазами цвета индиго, в которых никогда не горело пламя чувств. Кажется, заклинательница уже родилась такой серьезной.
Еще раз тихо вздохнув, молодой заклинатель, запустив в русую шевелюру пятерню, посмотрел на стол, заваленный бумагами. Из свитков на нем сиротливо покоился только один.
- Так и не разгадала? - спросил Уилл, только сейчас начиная осознавать, что девушка, кажется, билась на поиском ошибки всю ночь и так и не сомкнула глаз.
- Нет, - коротко ответила заклинательница, отворачиваясь от окна. - Судя по всему, я слишком переоценила свои возможности. Но мой взгляд не цепляется ни за какую лишнюю закорючку.
- Эх, - развел руками парень, вальяжно располагаясь в мягком кресле и с удовольствием вытягивая ноги. - Не спеши. Время еще есть. Ты пентаграмму рисовала?
- Ага, чтобы демона ненароком призвать? - усмехнулась Кара. - А потом еще мучайся с изгнанием.
Каролина, как, собственно, и Уилл, родилась заклинательницей. Что это значило? Прежде всего такой статус накладывал огромную ответственность с самого детства, а также дарил ни с чем не сравнимую головную боль. Еще в младенчестве девочка взяла в руки меч и училась основам стихийной магии. Когда она чуть повзрослела, ей показали пентаграммы, объяснили их назначение и научили отличать друг от друга. На сегодняшний день она считалась самой успешной заклинательницей, потому что еще ни разу не допускала осечек при взаимодействии с дьявольским отродьем. Как любой заклинатель, Лина видела демонов, их демонические проявления и силу, могла уловить отголоски магии и ощущать эманации, исходящие от источников силы, из которых обычно и появлялись демоны. Между преисподней и реальным миром всегда существовала твердая грань, которую никто не осмеливался пересечь ни из мира людей, ни из мира демонов. Так продолжалось до тех пор, пока однажды в привычную гармонию не вмешался темный волшебник, возжелавший власти. И все. Грань дала ощутимую трещину, через которую демоны иногда вырывались в человеческий мир. А демон - это куча хлопот. Он устроит потоп, сглазит всех встречных, проклянет все души на билет в один конец - преисподнюю, перетрахает всех человеческих женщин и затеряется среди испуганной толпы. Демоны, к огромному сожалению заклинателей, могли принимать вид людей. Но вот свою сущность им скрывать не удавалось. Исходящая от человеческого тела мощная волна злобы и ненависти ко всему окружающему не могла быть стерта даже милейшей улыбкой. По таким легким и, казалось бы, невидимым признакам заклинатели и распознавали демонов, которых, к слову, было ой как нелегко уничтожить. Ну а дальше начиналось самое интересное. Пока заклинатель будет обездвиживать демона молитвами, произнесенными на изначально чистом латинском, он будет чертить параллельно пентаграмму. Ловушка для демонов чертится специальным мелом, которым не виден глазам отродья. После этого задача воителя - заманить демона в ловушку. Ну и, собственно, открыть врата в ад, чтобы демоническая котельня забрала отродье назад. Если заклинатель опытен, он без труда может расправиться с демоном, но если новичок... В общем, зачастую людям с врожденным даром приходилось ценой своей жизни избавляться от одного лишь демона. А заклинателей было не так уж и много, чтобы бездумно разбрасываться их жизнями. Разумеется, заклинателей ценили и уважали в мире людей. И пытались их защищать, хоть это и не всегда удавалось.
Как отличить заклинателя от простого смертного? Легко. У каждого воителя с рождения на левом запястье была выжжена пентаграмма, защищающая их от вселения в их тела демонов. Да-да, к сожалению, отродья шли на крайние зверства, вселяясь в тела простых людей (заклинателей благодаря этой татуировке подобная участь миновала). Тогда душа несчастного была заранее обречена на муки в аду, да и не факт, что после изгнания демона оболочка не пострадает. Не только с помощью пентаграмм и различных письмен можно было изгнать адские отродья и прочую нечисть, а также закрыть проход в преисподнюю, но это считалось самым действенным способом. В расчет также шла и магия, которой можно испепелить, или попросту выжечь, самую суть демона, но это отнимало слишком много сил и считалось опасным.




- Эй, Кара! - Девушка отвлеклась от раздумий и перевела взгляд на Уилла, вновь склоняясь над свитком, но пока больше не предпринимая попыток разгадать таинственную вязь.
- Да?
- Слышала новость? К нам из другого отряда переводят нового заклинателя. Молодого, но чрезвычайно сильного. Вполне возможно, он станет тебе достойным соперником.
- Возможно, - хмыкнула заклинательница, проводя пальцем по выжженной на нежной коже пентаграмме, не слишком впечатленная подобной перспективой. - И что с того?
- Как что? - искренне удивился коллега. - Он теперь будет работать с нами в команде! То есть главой, конечно, остаешься ты, но он будет завершать нашу троицу.
- Прелестно, - отозвалась Лина, переключая внимание на свиток и активируя магический взгляд. Руки сжались в кулаки, а глаза полыхнули на секунду ярко-алой магией - нормальное проявление магического взгляда. - Как его зовут?
- Э-э... - замялся Уилл, неловко переступая с одной ноги на другую. - Он не представился...
- Доносчик из тебя никакой, - попеняла заклинательница товарища по оружию, впрочем, без особого раздражения или недовольства. Поправив перевязь с мечом за спиной, девушка с удовольствием повела плечами, будто сбрасывая с них невидимый груз. - Подождем твоего нового заклинателя... Но недолго. И, кажется, я поняла, в чем проблема... Одна нить не замкнута в круге.
- Правда?! - подскочил вихрастый молодой человек на месте. - Вот это да! Лин, ты бесподобна!
- Довольно лести, - привычно отмахнулась заклинательница, углубляясь в структуру свитка и пытаясь исправить недочет так, чтобы не повредить остальные связи.
- Как скажешь, - послушно "откатил" Уилл и внезапно напрягся. - Я чувствую появление разлома. Уэйк-стрит, 19...
- Мы немедленно отправляемся туда, - решила Лина и, закончив со свитком, машинально проверила снаряжение. Магия всегда при ней, медальон, висящий на шее и сдерживающий ее потоки, также никуда не делся. Меч, изготовленный из гальванизированной стали, находился за спиной, мел в карманах. Собственно, больше ничего и не надо. Остается надеяться на удачу.
- А как же заклинатель?..
- Когда он должен к нам перевестись?
- Сегодня.
- Ты мог именно с этого начать разговор?.. - почти зарычала девушка, завязывая длинные синие волосы в высокий хвост и засовывая кинжал все из той же гальванизированной стали в голенище высокого сапога.
- Прости! - потупился Уилл, уже готовый ко встрече с демоном.
- Забудем. Ладно, это не насущная проблема. Отправляемся немедленно.
Молодой человек кивнул и, взглянув на Лину, вновь задержал на ней взгляд. Стандартная форма заклинателя как нельзя лучше шла ей и подчеркивала фигуру. Темные штаны плотно облегали ноги, но не стесняли движений, высокие - до колен - сапоги позволяли передвигаться на максимальной скорости, которая у заклинателей, к слову, была чуть выше человеческой, а также облегающая кофта с рукавами в три четверти, которая открывала вид на пентаграмму, выведенную черными чернилами и навсегда впитавшуюся в кожу. Наряд дополняли черные перчатки с обрезанными пальцами.
- Насмотрелся? - иронично осведомилась Лина, скрестив руки на груди.
Уилл почувствовал, как щеки заливает румянец, и кивнул. Девушка подошла к окну, одним движением широко распахивая его, и, придерживая перевязь, сиганула вниз с пятого этажа, не боясь разбиться. Молодой человек последовал за ней.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
Молодой человек хмурился, ходил по большому темному залу и специально шаркал ногами, чтобы на него обратили хоть какое-то внимание. И оно было обращено на него, но не то, какое хотелось - юнец требовал внимания командующего, а не его двух стражников, что по комплекции напоминали шкафы. Взгляды двух пар маленьких глазок буравили капризного заклинателя, но никто из этих мужчин с нехилыми габаритами не смел даже сделать шаг в сторону мальчишки. Боялись ли его? Едва ли. Просто на тонну реплик с острого языка не было того, чем можно было ответить. Приходилось играть в игру, где важно терпение, а не кулаки.
- Когда же этот шут отвалит уже? - процедил сквозь зубы, обращаясь к своему напарнику, один из стражников, так и не сводя глаз с надоедливого заклинателя, что всё никак не мог успокоиться и требовал, чтобы его заметил начальник. "Ха, этот старикашка думает, что, забаррикадировавшись в своей комнатке, он от меня спасётся. Хрен ему, большой хрен". Шарканье ног так и не прекращалось, и в какой-то момент терпение стражи начало сдавать позиции.
- Чертов сопляк!.. - сдавшись, мужчина-шкаф собрался уже надрать задницу нарушителю покоя, но вовремя опомнился, так как дверь главнокомандующего резко распахнулась, чудом не задев второго стражника. На пороге показался тот, кого так ждал юноша - Гилберт Халлоран, один из десятки лучших заклинателей, а также и тот самый начальник.
- Ги-и-ил, - протянул парнишка, делая несколько широких шагов к мужчине, позабыв о существовании телохранителей, - мать твою, какой же ты развалина! - И рассмеялся, звонко, но жутко фальшиво.
Халлоран слабо улыбнулся, довольно спокойно отреагировав на косвенное оскорбление, ведь такое нахальное обращение молодого заклинателя к старшим было не в диковинку, да и сам мужчина приходился парню почти отцом.
- Я с не очень хорошими новостями, - сходу заявил Гилберт, смотря исподлобья на юношу. Ярко-голубые глаза мальчишки, в которых, кажись, потонуло дневное небо солнечным деньком, поблёскивали, выдавая всю несерьёзность своего хозяина. Взгляд старшего заклинателя невольно спустился к внешнему виду собеседника. Последовал разочарованный вздох: - Когда ты научишься нормально одеваться, Дэйзил?
- Когда рак на горе свистнет, Гил, хватит уже придираться. Я в этом бегаю, а не ты! - Снова фальшивый смех, но тут же затихший. - Или ты ревнуешь? Мол, такой вот самец, как я, рассекает по местности в весьма соблазнительном виде, а ты, старый дурак, сидишь в своём кабинете и пялишься на фотографию Джули, которая померла уже о-о-очень давно. Ах, лю...
- Да заткнись ты, дай я тебе скажу то, что должен, и полетишь ты отсюда с песней.
Халлоран действительно быстро вышел из себя. Что ж, все издевки и шуточки надо будет отложить до лучших времён.
- Валяй, - голос взбалмошного заклинателя внезапно поменялся, глаза стали напоминать не о безоблачном небе в солнечный день, а скорее о водах Ледовитого океана, в которых затерялись айсберги. Гил ценил готовность Дэйзила слушать.
- Ты переходишь в другой отряд. Твои новые напарники сильны, так что, пожалуйста, что бы там ни было, но не ударь в грязь своим лицом. Ты тоже хорош, но твоя любовь к выкрутасам всё портит.
Дэйз хмыкнул. На миг показалось, что от него просто пожелали избавиться. Так или нет, но он ждал этого.
- Скажешь мне на прощание что-нибудь, старик?
Мужчина расплылся в улыбке.
- Обойдёшься, малолетний гадёныш.
- Спасибо, - с той же широкой улыбкой ответил юноша, развернувшись к заклинателю и его позабытым стражникам спиной, перед этим грациозно, как это способны вообще делать молодые люди, поклонившись. Как ни крути, а от показушности иногда трудно избавиться, она ведь вносит краски в серую и пустую жизнь.

Он не знал, доберётся ли до места встречи вовремя, узнает ли своих новых товарищей. Не знал, в правильном ли направлении он движется вообще или же заплутал в трёх сосенках. Дэйзил Кауле никогда не отличался особым стремлением сделать что-то идеально, достигнуть цели. Молодой, на вид совсем молодой заклинатель с необычным для себя цветом волос - седым; цвет глаз же, наоборот, яркий, пронзительный. Дэйзил был высоким, с не очень сильно развитой мускулатурой, человеком, которого легко отыщешь среди толпы в метро в час пик. Уверенная походка, самоуверенная улыбочка на тонких губах. Острый язык граничил с напускной слащавостью. Дэйзил был подделкой сам для себя, но ему это, как ни странно, нравилось.
Подол длинного и раскрытого нараспашку (ну что поделать, надо было блеснуть средним имением мускулатуры) темно-синего плаща развевался на ветру, как и странно-седые волосы юноши. За спиной позвякивал внушительных размеров меч, который на самом деле мало когда использовался, ибо был как отвлекающий манёвр, настоящим оружием Кауле являлись два клинка, что без лишнего зазора совести были закреплены на поясе, где-то под плащом, что не мешало за долю секунды заклинателю их выудить и поразить противника.
- Заблуди-и-ился я, - чуть ли не пропел Дэйзил, оглядываясь, находя себя в каком-то закоулке с одиноко мигающим раза два в минуту уличным фонарём. Кауле остановился, развернулся, стал пристально вглядываться в пустоту. Какая-то вибрация прокатилась на несколько метров, после чего молодой человек уверенно двинулся в том направлении, в котором совсем недавно двигались его новоиспечённые напарники. Да, он узнал их. Не спутаешь просто. Через несколько секунд седовласый растворился в темноте переулков.

Как и ожидалось, Дэйзил опоздал. Изгнание очередной адской твари завершилось, а новый отряд из двух заклинателей, кажется, потерпел маленькую неудачу. Уилл - тот самый, кому Кауле забыл представиться, - лежал на земле и не мог пошевелиться, яд мрази парализовал тело и готов был уже раствориться в теле юноши, тем самым медленно, но уверенно убивая его. Кара склонилась над телом напарника и была без понятия, чем можно ему было помочь. Однако на лице девушки была только сосредоточенность и, может, немного тревоги. Седовласый довольно быстро очутился рядом с парочкой, так что сначала Лина смогла увидеть перед собой лишь длинный ботинок нового товарища-заклинателя, а потом уже, подняв голову, и его самого.
- Очень, блин, вовремя, - буркнула заклинательница, пытаясь использовать исцеляющие заклинания на Уилле, но всё было пока что тщетно.
- А я думал, знакомство будет получше, - передразнив интонацию Кары, отозвался сразу же Дэйз, материализуя в руке маленький бледно-розовый шар, в котором искрилось что-то. Лина нахмурилась, что сразу же заметил Кауле и, встретившись взглядом с заклинательницей, пакостно улыбнулся, опускаясь на колени перед парализованным телом Уилла.
- Да не поможет это, - раздражённо заявила Кара, поднимаясь на ноги и презрительно смотря на прибывшего в самый поганый момент новичка. "Я тут, понимаете ли, мешаюсь".
- Создай тишину, красавица, и я отблагодарю тебя попозже, - сладким голосом произнёс Дэйзил, поднося руку со странным магическом объектом к груди Уилла. Послышался треск. Бледно-розовый шар сердито закрутился, а неведомая дрянь болотного цвета начала выходить из тела молодого человека и тут же впитываться в магический объект, делая нежный цвет грязным, отталкивающим. Лампочки фонарей поблизости загудели, а затем поочерёдно начали лопаться, звонко разлетаясь осколками. Через полторы минуты Дэйзил с матерным словцом и усилием отдёрнул руку с шаром и, размахнувшись, кинул его в стену, одарив тихий квартал безумным грохотом, заодно, как в дополнение, пробив ни в чём неповинную стену. Уилл закашлялся и пошевелился, девушка облегчённо вздохнула, а целитель-самоучка в лице Кауле только ворчал себе под нос, требуя благодарности, хотя на деле хотелось дико спать. Так всегда было после подобного исцеляющего заклинания.
Отредактировала Bloody - Четверг, 06 марта 2014, 16:08
you woke the wrong dog
Заклинатели быстро оказались на месте. Из трещины между мирами, прямо посреди улицы, вылезало чудовище, рогатое, с копытами-когтями-клыками и огромными черными крыльями, сердито трепетавшими. Правда, тварь быстро преобразилась в прекрасную девушку с невинной улыбкой, но в глазах пылали адские омуты, грозившие затянуть в самую глубину, а волна ненависти, исходившая от "красавицы", чуть не сбила с ног Кару. Девушка неуловимо быстро вытащила из-за спины меч и поставила его перед собой плашмя - словно защищаясь. Меч, на рукояти которого находилась специальная руна, укреплявшая клинок, едва заметно засветился - он действительно "разрубал" отравленный воздух. Лина начала было произносить формулу для изгнания на латыни, но демон, ужасающе зарычав, швырнул в заклинательницу ядовито-зеленый шар, наверняка наполненный отравой. Все происходило слишком быстро, девушка бы при всем желании не успела уклониться от атаки, но внезапно ее спас Уилл... С криком "Дочитывай!" он прыгнул вперед, принимая шар на себя. Удар пришелся по груди, и юноша, что-то нечленораздельно забулькав, кулем осел на землю. Кара зарычала от отчаяния, продолжая читать заклинание.
- Баран! - выдала она в перерыве между словами, вытащила из голенища кинжал и, почти не целясь, метнула его в демона. Тварь отчаянно закричала, когда оружие пролетело в дюйме от глаза, неплохо задев висок и срезав добрую часть длинных светлых волос. Для демона эта сталь была так же опасна, как для человека - огонь. Каролина бросилась в атаку, стремительно сокращая расстояние. Она поднырнула под лапой твари, когти которой с легкостью могли разрубить человеческую плоть, и взмахнула клинком.
- Sanctus... Espiritus! Сдохни, тварь!
Казалось, все было кончено, но заклинательницу внезапно объяло пламя, которое не жгло кожу, заставляя ее чернеть и вскипать волдырями, но выжигало кислород в пространстве вокруг. Лина почувствовала, что задыхается, тело стремительно слабело, а меч выпал из руки. Девушка тяжело упала на землю и из последних сил достав из кармана мел, с закрытыми глазами начала рисовать на почерневшем асфальте пентаграмму, беззвучно шепча формулу изгнания. Активировав магический взгляд, она задержала дыхание и, одной рукой продолжая чертить пятигранную звезду, другой коснулась своей руны. И пространство, будто отвечая беззвучной мольбе о помощи, взорвалось, развеивая охватившее заклинательницу пламя. Она закашлялась и кое-как поднялась на колени, жадно вдыхая такой сладостный кислород.
- Понравилось? - прошипела тварь, премерзко ухмыляясь. А затем она несильно размахнулась и с ноги ударила Кару в живот. Девушка до крови прокусила губу, чтобы не вскрикнуть от боли, и повалилась ничком на землю. - Можем повторить...
- Не в этот раз, - простонала Лина, дорисовывая пентаграмму и произнося финальные слова заклинания. Ловушка для демона вспыхнула тьмой, в которую мгновенно погрузилась и заклинательница, и обездвижило одну ногу демона, которой он стоял в круге. Тварь заверещала не своим голосом, поливая синеволосую отборным матом, и, обезумев, попыталась достать ее лапой. Верно говорят: в опасных ситуациях демоны, как и люди, теряют последние крохи разума. Лапа "блондинки" погрузилась во тьму, которая тут же торжествующе взревела и затянула демона в себя.
- Будь ты проклята! - крикнуло исчадие ада, после чего ловушка захлопнулась и померкла. Границы ее стерлись. Лина осталась лежать на выжженном асфальте. Она мелко и часто дышала, из разбитой губы все еще сочилась кровь. Меньше чем через минуту заклинательница потеряла сознание.

***


Очнулась Каролина примерно через полчаса, лежа все на том же многострадальном асфальте. Она закашлялась, ощупывая кости и мышцы. Связки не нарушены, кости не переломаны. Только, кажется, на животе была небольшая дырка (не сквозная, разумеется, да и вообще не дырка - скорее, просто небольшая рана). Демон неслабо ее ударил. Держась за живот, заклинательница попыталась подняться, что удалось ей только с третьего раза, и то девушка опасно пошатнулась, грозясь снова свалиться туда, откуда с таким трудом встала. Но она помнила о печальной судьбе Уилла и, стиснув зубы, поковыляла к бессознательному пареньку.
- Только попробуй умереть, болван... - пробормотала Лина Холл. Она буквально повалилась на парня и тут же начала судорожно вспоминать список доступных ей целительных заклинаний. Выходило чертовски мало - целительной магии заклинателей никогда не учили. Но сдаваться синеволосая не собиралась. Парень лежал без сознания, его лицо залила мертвенная белизна, губы посинели, а под глазами залегли глубокие тени. Лина не была специалистом в этой сфере, но даже она сразу определила, что дела у Уилла плохи.
Каролина, закусив губу и только после приступа боли вспомнив, что она прокушена, сложила руки вместе наподобие лодочки, прошептала что-то - и в ладонях затрепетала маленькая искорка. Она сдула целительную магию на напарника, но "искорка" бесследно впиталась в тело товарища, никак не изменив его состояние. Девушка приглушенно выругалась и слишком поздно почувствовала нового врага. В поле зрения попал чей-то ботинок. Лина неторопливо подняла голову, сжимая кулаки, и сразу же облегченно вздохнула, заметив, что это вовсе не враг, а их новый напарник - безымянный который. Он выглядел странно. Плащ распахнут, демонстрируя не перекачанные, но рельефные мышцы на груди и животе, волосы - абсолютно седые, хотя парень выглядел очень молодо, а глаза ярко-голубые, будто дневное безоблачное небо.
- Очень, блин, вовремя, - неприветливо буркнула заклинательница, не прекращая попыток исцелить товарища. Сейчас ее мало заботил новый парень в их команде. Единственное, что ей было интересно, - возраст новичка. "Сколько ему лет?" - мельком подумала Лина и создала новое заклинание. Но юноша со смехом развеял ее магию.
- А я думал, знакомство будет получше, - передразнив интонацию Каролины, отозвался он. Сразу же седоволосый создал бледно-розовый шар в ладонях и опустился на колени подле Уилла. Девушка нахмурилась. Этот вид магии был ей незнаком. Что парень собрался делать? Очевидно - как и она, спасать глупого русоволосого напарника. Но Кара уже перепробовала все, что только можно, какой смысл биться по второму кругу?..
- Да не поможет это, - устало и несколько раздраженно отозвалась Холл, но, тем не менее, почему-то поднялась на ноги и, бросив несколько презрительный взгляд на юношу, отошла. Живот вспыхнул новой болью, и девушка, резко замолчав, отвернулась, чтобы никто не видел гримасы боли, исказившей красивые черты лица. "Дьявол, - подумала Лина, - неужели тварь мне все-таки задела какое-то ребро?.. От такого удара любая бы кость была раздроблена".
- Создай тишину, красавица, и я отблагодарю тебя попозже, - усмехнулся напарник, сосредоточившись на Уилле. Заклинательница замерла на месте, забыв даже о ярости. Ее переполнило изумление. "Красавица? Отблагодарю? Да кем он себя возомнил?!"
Синеволосая резко развернулась, собираясь надрать уши нахальному новичку, но не решилась отвлекать его от работы - сейчас в его совсем подростковых руках находилась жизнь Уилла.
Решив отомстить наглецу чуть позже, Кара, придерживая руку на ране, потянулась, почувствовав, как хрустнули позвонки, выпрямилась и на нетвердых ногах двинулась к арматуре, поваленной на улице. Наверное, балка упала с крыши высотного здания, когда появился разлом между мирами.
"Да уж, - со смешком подумала заклинательница, - не хотела бы я оказаться здесь в момент открытия воронки...". Она встала на колени и неуверенно перевернулась, прислоняясь спиной к арматуре и закрывая глаза. Расслабилась, пытаясь мысленно ускорить метаболизм, чтобы нижняя губа и живот перестали болезненно пульсировать.
Лина почти заснула, когда раздался звук, похожий на взрыв. Кара тут же подскочила, настороженно озираясь по сторонам, и поняла, что незнакомый парень только что закончил вытягивать яд из тела Уилла, после чего разбил заклинание о стену. Стена, понятное дело, была разворочена. Каролина сокрушенно покачала головой и поспешила к парню, когда он начал приходить в себя и закашлялся. Оказавшись рядом, синеволосая с размаху дала парню обидную пощечину.
- Совсем с ума сошел?! Не смей больше меня прикрывать! Я не маленькая, чтобы меня защищать!
- Ну больно же! - захныкал Уилл, держась за грудь. - Что произошло?..
- Магия угодила в тебя, а она была наполнена ядом, - сразу отозвалась заклинательница, кипя справедливым гневом. - Ты чем думал, когда бросался наперерез?!
- Хотел тебя спасти... - смущенно буркнул Уилл, очаровательно краснея. Девушка отчаянно вздохнула, пробормотав что-то про влюбленных дураков, и вспомнила о новом напарнике. Поднялась на ноги, сохраняя твердость в глазах, несмотря на вновь появившуюся боль, сократила расстояние между собой и парнем и, остановившись в двух шагах, по-военному протянула руку.
- Кажется, мы с не того начали. Меня зовут Каролина. Спасибо, что спас Уилла, - а про себя девушка закончила: "Но я еще узнаю, как ты это сделал".
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
Сейчас Каролина и Уилл напоминали парочку из сопливой мелодрамы, где сначала возлюбленного подстреливают, он падает на землю, а возлюбленная тут же кидается к нему со слезами на глазах, моля самого Господа о том, чтобы он спас её единственную светлую любовь. Но в итоге божественным спасением становится какой-нибудь странный, с раскраской романтики, случай. Этим случаем оказался сам Дэйзил, вот только не очень романтичным вовсе. Человек, которого тянет блевать от увиденной краем глаза романтичной сцены, нельзя назвать романтичным. Но, к большой удаче Кауле, Лина и её напарник перестали обмениваться взглядами, а сама заклинательница соизволила обратить своё внимание на новоприбывшего.
- Кажется, мы с не того начали. Меня зовут Каролина. Спасибо, что спас Уилла, - произнесла девушка, состроив подобие приветливой улыбки, хотя удавалось это из рук вон плохо. Видимо, ранить Лину успели, да и скрытое переживание за товарища сказывалось.
- Я должен сказать, - начал сразу отвечать Дэйзил, - что мне как бы должно быть тоже радостно после нашего знакомства, но я этого не чувствую. Так что, короче, считай, что взаимно.
Лицо молодого человека не выражало с секунду абсолютно ничего, но, словно опомнившись, седовласый нацепил на своё лицо широкую, лучезарную улыбку, что могла заменить напарникам свет сотни фонарей. Хотя, заметив мрачные лица новых товарищей, Дэйз улыбаться прекратил и виновато почесал затылок, заставив свой громоздкий меч за спиной звякнуть.
- Какая честность, - с сарказмом заметила Каролина, выдохнув, тут же замерев, почувствовав новый прилив боли. Это не укрылось ни от глаз недавно пришедшего в себя Уилла, ни от глаз Дэйзила.
- Бо-бо? - понимающе поинтересовался Кауле, хоть на деле его тон больше напоминал ядовитую издёвку.
- Тут не до шуток, парень! - ворвался в диалог Уилл, пытаясь встать на ноги без чьей-либо помощи. Это удавалось не очень удачно, потому, цокнув языком, напарник Каролины вместо подъёма на ноги остался сидеть на земле, решив-таки докончить фразу: - Ты и так страшно опоздал, да ещё и позволяешь себе хамоватое поведение по отношению к... - Уилл запнулся от неуверенности в данном факте, - старшим.
Дэйзил нахмурился, взгляд потух, весь вид явно хотел сказать, что старшие здесь явно не Лина и её боевой товарищ, но это состояние мигом развеялось, а прибывший заклинатель только скорчил гримасу, передразнив уже во второй раз человека. Он хотел показать, что дурачок. Так удобнее.
- Кого нам подсунули... - шепотом проворчала Лина, держась за свой живот.
- Меня, - как будто так и надо, отозвался седовласый.
- Как тебя зовут? - желая убрать угнетающую и отнюдь не очень дружескую атмосферу, задал вопрос новичку Уилл, параллельно с этим всё ещё желая встать на ноги.
- Дэйзил.
- Хоть один нормальный ответ! - не сдержалась от насмешки Кара, помогая напарнику подняться, но в ответ от Дэйза заполучила не очень одобряющий взгляд голубых глаз, которые вновь заставили вспомнить о водах Ледовитого.
- Рад стараться, командир. Можете мне приказать себя уничтожить, я тоже буду рад.
От взбалмошного юноши просто-напросто отмахнулись и Лина, и Уилл. Видимо, у обоих заклинателей сложилось дурацкое впечатление о их новом товарище. Впрочем, сам Кауле только этого и добивался, потому со спокойной душой последовал за новыми напарниками, теряясь где-то в хвосте, хотя из всей троицы был самым здоровым и невредимым.

Каролина уже кое-как двигалась. Похоже, боль в месте удара демоном никак не могла угомониться, выкачивая из девушки последние силы. Уилл был не лучше, но хоть потихоньку восстанавливался в то время как напарнице лишь хуже становилось. В итоге этот хромой дуэт надоел Дэйзилу и юноша громко обратился к Каре, почти что приказывая ей подойти к нему. Девушка повернула голову в сторону парня и гневно на него глянула, а Уилл лишь непонимающе изогнул брови.
- Подойди, поближе познакомимся, - спокойно повторил Кауле, видя, что заклинательница и шага к нему делать не собирается. Пожав плечами, седовласый сам начал подходить. - Больно не будет, ты что. - И резко, совсем без какого-либо предупреждения и опасения, что его резкость примут как угрозу и атакуют, приложил левую ладонь к области чуть выше живота синеволосой, да с такой силой, что Лина распахнула глаза и ухватилась за Уилла, боясь отлететь, но ощущение оказалось мимолётным, и никуда заклинательницу не отбросило бы. Чужая мужская ладонь замерцала слабым желтоватым цветом, и Каролина с неким изумлением осознала, что боль её покидает, сливается, как будто эта самая рука её аккуратненько отодвигает подальше.
- Оу... - только и смогла пролепетать Лина, когда заклинатель-целитель (в существовании которых она мало верила, т.к. обычно такие классы были дико слабыми) убрал свою руку и смотрел теперь то на удивлённого Уилла, то на не меньше удивлённую Кару. Изменилось ли их мнение о Дэйзиле-дурачке? Ни черта, ведь сразу же голубоглазый седой юноша выдал:
- Ну конечно, я и не ожидал жарких слов благодарности, ведь я уже второй раз за этот час спасаю чью-то задницу и мне это ох как нравится. Идите уже вперёд, я сзади буду бежать, а то вдруг вам мой затылок не понравится.
После этого троица шла в гробовом молчании. Лишь изредка Кара и Уилл перекидывались какими-ты фразами. Дэйз шел позади, задрав голову и смотря в небо, желая там увидеть что-то интересное. Меч всё так же позвякивал, с подолом плаща игрался слабый ветерок. И всё бы ничего, вот только лицо у Кауле было в прямом смысле никаким. И это заметила Кара, лишь на секунду обернувшись, дабы убедиться, что новичок-дурачок не сбежал искать себе приключения. В тот момент Лина бы никогда не осмелилась подумать, что такой юноша способен глупо шутить и хамить кому попало, без разбору, при этом совершенно не демонстрируя хотя бы наличие мозгов. Внешность обманчива?
Отредактировала Bloody - Четверг, 06 марта 2014, 23:15
you woke the wrong dog
Ответ нового напарника последовал незамедлительно:
- Я должен сказать, что мне как бы должно быть тоже радостно после нашего знакомства, но я этого не чувствую. Так что, короче, считай, что взаимно.
Руку парень, к слову, так и не пожал. Девушка пожала плечами и сделала шаг назад, мечтая поскорее оказаться в своем кабинете и там спокойно обработать свою рану, которая начинала уже утомлять постоянным напоминанием о себе. А еще следовало закончить с вечной бюрократией. Будучи капитаном команды, она вынуждена была сдавать какие-то отчеты, рапортовать перед более старшими и опытными заклинателями.
Все воители от рождения представляли собой орден. Есть глава ордена, есть замы, есть советники, капитаны и исполнители. В общем и целом, девушка имела некоторую власть лишь над Уиллом. И теперь еще над этим странным типом. В остальном же она должна была подчиняться более старшим. И раздражал Лину не факт этого, но то, что совет заклинателей постоянно требовал письменных отчетов. Неужели нельзя было ввести устный отчет? Мол, там-то и там-то убил такого-то демона, никто не пострадал или такой-то из моей команды ранен. Ан нет, приходится делать то же самое, только в письменном виде. А потом еще и магию тратить на то, чтобы отправить отчет в штаб совета. Но Кара пошла на некоторые хитрости. Она понимала, что это в принципе неправильно, но парень ничего не имел против: ему нравилась такая работа.
- Какая честность, - скорее по привычке огрызнулась синеволосая и обратилась к Уиллу: - Мне нужна твоя помощь.
- Отчет? - понимающе спросил парень и улыбнулся.
Заклинательница кивнула и замерла на месте, лицо ее застыло. И снова боль. Демону повезло, что Уилл бросился ее защищать и Холл отвлеклась. В противном случае она бы вышла без царапинки из боя. Минус команд в том, что поневоле начинаешь беспокоиться за своих товарищей, если они защищают тебя грудью. А впрочем, только это Каролину и волновало. Никаких чувств более она к Уиллу не испытывала. И вряд ли это можно было назвать самоубеждением. На самом деле так и было. Создавалось впечатление, что Кара слишком серьезна для сантиментов.
- Бо-бо? - с усмешкой спросил седовласый паренек, и девушка косо на него посмотрела, но ничего не ответила: ее опередил Уилл.
- Тут не до шуток, парень! Ты и так страшно опоздал, да ещё и позволяешь себе хамоватое поведение по отношению к... старшим.
Каре захотелось дать подзатыльник болтливому Уиллу. Мало того, что язык распускает, так еще на каждом шагу треплет о своих "нежных" чувствах к напарнице. И почему у нее чувство, что юноша хочет лишь затащить ее в постель? А вообще, не о том заклинательница думает, ох не о том.
- Перестань. За меня. Вступаться, - отчетливо произнесла девушка. - Даже мне это уже надоело. Завязывай.
Седовласый, кажется, обиделся. Взгляд его потух, и он будто задумался. Но в следующее мгновение это ощущение пропало, стоило парню лишь широко улыбнуться и глупо почесать затылок.
- Кого нам подсунули... - тихо проворчала Лина. Глянула на Уилла и исправилась: - ...мне подсунули. Как дети малые, ей-богу. А я мамаша, блин. Тереза.
Тряхнув головой и отгоняя глупые мысли, девушка прислушалась к своим ощущениям. Живот уже меньше ныл, боль, кажется, улеглась. Значит, можно выпрямиться. Осторожно разогнувшись, Кара хотела было отправиться обратно, но "новобранец" явно не желал прекращать разговор.
- Меня, - просто ответил он.
- Как тебя зовут? - требовательно спросил Уилл, все еще пытаясь - безуспешно - подняться на ноги. Синеволосая хотела отметить, что он украл ее реплику, ведь командир команды пока она, но передумала. Слишком это мелочно и по-детски.
- Дэйзил.
- Хоть один нормальный ответ! - Сегодня Холл была на редкость саркастичной. Наверное, сказывалась бессонная ночь, проведенная в наполовину освещенном кабинете над свитком. Глаза уже устали, и вблизи было видно, что сосуды стали чуть заметнее. Плюс всю ночь активированный магический взгляд, плюс затраты сил на сражение с демоном. Ну и рана дополняла эту ситуацию. Выглядела Кара явно не лучшим образом. Как и чувствовала себя.
- Рад стараться, командир. Можете мне приказать себя уничтожить, я тоже буду рад, - ответствовал Дэйзил. Лина лишь махнула на него рукой и повела свой маленький отряд обратно в штаб. Ей отчаянно хотелось спать.

***


Девушка уже еле передвигалась. Казалось, что рана стремительно выкачивает из нее энергию. Синеволосая по-прежнему твердо шла, но все чаще ее заносило на поворотах, или спотыкалась она буквально на ровном месте. Уилл чувствовал себя не гораздо лучше, но благодаря Дэйзилу весь яд из его тела был выведен, а вот синеволосой никто не помогал. Сейчас только ее организм и метаболизм сражались. Да заклинательница бы и не позволила себе помочь. Она была для этого слишком гордой. Хотя даже не так. Она привыкла быть сильной. И проявлять свои слабости, а особенно показывать их другим вовсе не хотелось. Тем более когда эти другие - напарники. А потому она молча терпела. Но расстояние, кажется, решило сыграть злую шутку с девушкой. Они двигались уже больше двадцати минут, а прошли едва ли половину пути, в то время как бегом они с Уиллом преодолели всю дорогу за десять минут. Холл явно нужно было запастись терпением и сцепить зубы, не позволяя себе быть слабой...
Каролина провела указательным пальцем правой руки по разбитой губе. Хм, капелька крови запеклась и теперь раздражала воительницу. Но если она начнет ее отдирать, все станет только хуже. Заметив у Уилла за пазухой флягу с водой, с которой парень, кажется, никогда не расставался, девушка попросила воду и, вместо того чтобы выпить ее, смочила губы прохладной жидкостью. Потерла пальцем маленькую ранку и только после этого успокоилась. Живот теперь пульсировал беспрестанно. Жаль, что и от этой проблемы не избавиться с помощью одной только воды.
Замыкавший воображаемый строй Дэйзил, видимо, утомился наблюдать, как молча страдает девушка, и он буквально приказал ей подойти поближе. Кара остановилась и, недоуменно нахмурившись, бросила быстрый взгляд на парня. Что? Он ей? Приказал? Простите?..
- Подойди, поближе познакомимся, - пояснил заклинатель терпеливо. Каролина своенравно скрестила руки на груди и взглядом дала понять, что не собирается потакать сопляку. "Шутки шутить изволишь", - устало подумала Лина. - Лишь этого мне и не хватало для полной картины".
Видя, что девушка не подчинится, Дэйзил, однако, не расстроился. Он пожал плечами и сам начал сокращать расстояние между ними. Синеволосая напряглась. Ну и что ей делать? Атаковать? Постыдно убежать, а скорее - уползти, учитывая ее состояние? Открытым текстом послать нахала? Молча ждать?..
Впрочем, не успела заклинательница прийти к верному решению, как седовласый без всякого предупреждения выбросил вперед руку и впечатал ее в живот Холл. Девушка пошатнулась и от изумления схватилась за Уилла, дабы не отлететь назад. Но больно не было. Наоборот, рука Дэйзила засветилась, и целительная магия стала стремительно забирать ее боль. Кара буквально чувствовала, как рана на животе затягивается, а боль отступает куда-то за границы сознания. Изумление в глазах синевласки лишь увеличилось.
- Оу... - удивленно выдохнула она, не зная даже, как реагировать на подобное. По идее, нужно было сказать банальное "спасибо" и замять ситуацию, но впервые за много лет Лина растерялась и не знала, что делать. И ей это совсем не нравилось.
- Ну конечно, я и не ожидал жарких слов благодарности, ведь я уже второй раз за этот час спасаю чью-то задницу и мне это ох как нравится. Идите уже вперёд, я сзади буду бежать, а то вдруг вам мой затылок не понравится.
Дэйзил отошел назад, вновь разрывая дистанцию, и передернул плечами. Девушка какое-то время молча смотрела на парня, а потом, вздохнув, вновь возглавила "великий поход" назад.




Какое-то время троица шла в полной тишине. Лишь иногда Уилл бросал какие-то незначительные фразочки, и синеволосая на них отвечала, впрочем, без какого-либо удовольствия. Пару раз заклинательница оглядывалась назад и смотрела на седоволосого парня. Он смотрел в небо, автоматически шагая вперед и держа руки в карманах. В такие моменты Холл бы ни за что не сказала, что он глупый, неадекватно себя ведет и вообще странный.
Как ни странно, им Уилл был тем, кто не выдержал первым. Резко развернувшись и едва не сбив Дэйзила с ног, он почти набросился на него:
- Какого черта, а?! Ты совсем с ума сошел?! Ты же мог еще больше ранить Лину! Идиот, ты чем думал! Да я тебе!..
- Уилл! - командным голосом рявкнула Кара.
- Что?! - взвился парень, схватил Дэйзила за грудки и встряхнул его: - Не смей к ней прикасаться, слышишь?! Ты не имеешь на это никакого права, мудак!
Каролина взмолилась подарить ей побольше терпения, без особых усилий оттащила его от Дэйзила и, пропустив по его телу пока слабый электрический заряд, швырнула на землю.
- Я не твоя собственность, чтобы ты разбрасывался такими словами, - когда ты это уже уяснишь? - грозно начала заклинательница, устав от выкрутасов Уилла. И сейчас она действительно выглядела опасно. - Еще раз нечто подобное выкинешь - и советники будут искать тебе новую команду. Надеюсь, я понятно объясняю? - холодно осведомилась она.
Парень страшно побледнел, глаза его сверкнули гневом, и Лине впервые показалось, что сейчас он атакует ее. Автоматически девушка сжала руку в кулак, готовясь, в случае чего, отразить удар. Впрочем, юноша быстро сник и молча поднялся на ноги. Глаза потухли, но взгляд, которым он одарил Дэйзила, был отнюдь не дружелюбным. Кажется, только что седовласый напарник заработал себе врага в его лице.
- Без глупостей, - предупредила Лина, также заметившая этот взгляд.
- Понял, - безучастно отозвался Уилл, упрямо поджав губы.
- Иди вперед, - решила девушка. - Мы тебя догоним.
Русоволосый заклинатель отвесил издевательский поклон и прибавил шагу, а потом и вовсе сорвался на бег.
- Идиот, - устало вздохнула Каролина, присаживаясь прямо на асфальт. Пальцы потянулись к вискам, чтобы унять появившуюся мигрень. - И откуда у него такое маниакальное желание защищать ту, что никогда не ответит на его глупые чувства?.. - под нос пробормотала она. Вспомнив о Дэйзиле, до сих пор молчавшем, она подняла голову и обернулась. С некоторым удивлением заметила, что парень больше не улыбается и предельно серьезен. - Ты в порядке? - негромко спросила воительница.
- Да, - без запинки ответил напарник, благодаря чему Кара поняла, что он действительно не лжет. - Не стоило тебе останавливать его.
- А вот тут уже позволь мне самой решать, - не согласилась с ним Лина. - Уилл только что нарушил правила о командной работе. И не его забота, что кто-то ко мне прикасался. Спасибо, кстати.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
Уилл быстро взбесился, как оказалось. Кауле посчитал ещё совсем недавно, что напарник Каролины явно страдает от безответной детской любви к собственному командиру, на лице которой за всё время ни разу не образовалось хотя бы улыбки, искренней. И не было вообще похоже, что эти двое когда-нибудь смогут сделать шаг в сторону не очень дружеских отношений. Выдохнув, Дэйз без особых эмоций смотрел, как русый заклинатель быстро идёт вперед, оставляя позади Кару и своего новоприбывшего товарища-врага. Девушка рядом с Кауле вздохнула, явно недовольная поведением Уилла, весьма капризным в данный момент:
- Идиот. - Каролина аккуратно уселась прямо на асфальт, касаясь пальцами висков. - И откуда у него такое маниакальное желание защищать ту, что никогда не ответит на его глупые чувства?.. - уже бормотала она, позабыв о том, что седовласый находится от неё в паре сантиметров. Но всё же через какое-то время заклинательница соизволила вспомнить о нём. - Ты в порядке?
- Да, - потеряв желание глупо отшутиться, ответил Кауле, оставаясь всё таким же спокойным в лице, серьёзным. Действительно, эта коротенькая перепалка на импульсе другого человека не могла никак задеть, да и сам Дэйзил был не из тех, кто ударяется в депрессию после подобного. Однако такие конфликты зачастую портили всю команду. - Не стоило тебе останавливать его.
- А вот тут уже позволь мне самой решать, - с готовностью заспорила Каролина. - Уилл только что нарушил правила о командной работе. И не его забота, что кто-то ко мне прикасался. Спасибо, кстати.
- Тебе не кажется, что такими темпами вы просто порешаете друг друга? - пропустив мимо ушей благодарность заклинательницы, поинтересовался Дэйз, усмехнувшись. Хотя он неверно сформулировал вопрос и договорил: - Вернее, я и он покалечим друг друга, а ты будешь как тряпка красная для него. Награда, достижение, называй как хочешь, красавица.
Лина напряглась.
- Хватит ко мне так обращаться. То, что я вот так вот тебе душу излила, ещё не значит, что ты можешь по-хамски со мной заговаривать. Я твой командир, как ни крути.
Кауле рассмеялся, но вновь фальшиво, как будто этим он пытался сойти за глупца, не шарящего в тонкостях диалога с людьми.
- Да ты мне никто, - всё с той же улыбкой заявил Дэйзил, вынудив Кару поднять голову и воззриться на него. Что такого? Он говорил правду, не увиливая. - Всё равно рано или поздно с таким праздником, как твой ревнивый напарничек, я сбегу и из этой команды. Мне не впервые. Командиры меня не признают, сокомандники презирают, начальство уже готово волосы на себе рвать - лишь бы запихнуть меня куда-нибудь. Видимо, они посчитали, что твой отряд - хороший вариант, - седовласый мельком глянул на едва видную спину Уилла впереди, - но, как по мне, всё сложилось одинаково.
Голубоглазый юноша говорил тихо, спокойно, а лицом как-то вовсе постарел на мгновение. Лина мотнула головой, отгоняя наваждение, и была готова слушать Кауле дальше. Что же, если не получится этого странного парня в отряде держать, так хоть поговорить с ним можно. Можно позабыть об Уилле, что вечно смотрит голодным волком.
- Хочешь сказать, - продолжая тереть пальцами ноющие виски, заговорила девушка, - что ты ни в одном отряде долго не задерживался?
- Именно. - Дэйз вновь широко улыбнулся, но уже как-то более живенько, что-то настоящее в его улыбке проскользнуло, а сам он вновь показался дико молодым. Кара про себя подумала, что едва ли не первый раз встречает людей, чей возраст способен измениться в зависимости от эмоций, которые они показывают. - Поэтому я был сам для себя эдаким воплощением абсолютной независимости, - седовласый запнулся, подбирая нужные слова, - впрочем, в народе это называется "одиночка".
- Это как-то связано с твоими знаниями магии исцеления? Мол, сам себя спасу, сам со всем справлюсь?..
Кауле ощутил реальный интерес в вопросе. Девушка не для вида задавала их, а действительно хотела услышать ответ и узнать.
- Не думаю, - отмахнулся Дэйз, нахмурившись. - В любом случае это не стол важно, командир. Что умею, то и умею. Помереть я уж никому не дам, если сам того захочу.
- Но...
- Кстати о птичках. Я бы никогда вас не прикрыл своей грудью, слишком жалею себя.
Снова смешок и перепрыгивания с "ты" на "вы". Голубые глаза сверкнули. Уилла уже не было видно впереди. Кажется, молодые люди заговорились, нагло позабыв об обиженном напарнике.
you woke the wrong dog
~~~

- Да ты мне никто, - внезапно заявил Дэйзил, все еще стоя в нескольких сантиметрах от Лины. Это почему-то задело девушку, но она быстро расслабилась. Нельзя не признать правдивость этого суждения. Кто она для него? Подруга, любовница, жена, мама? Кто из них? Никто. Какой-то левый человек, с которым ему придется вместе работать, хочет он того или нет. И подчиняться как командиру команды. Хотя Кара и не рвалась на эту должность. Как оказалось, слишком большая ответственность легла на хрупкие плечи синеволосой. Если с напарниками что-то случится или один из них, скажем, умрет в бою с демоном или сбежит (тут Холл невольно покосилась на Дэйзила), спросят прежде всего с нее. Может, рост по карьерной лестнице - это и круто, но нести ответ за чужие жизни как-то не в радость. Тем более за жизни тех, кто, как верно заметил седовласый, ей никто.
Но ничего не поделать. Погоревали, и хватит. Поневоле придется быть сильной: слабому никто не подчинится. Хотя Каролина подозревала, что Дэйзил не подчинится ей в любом случае. Хех, тогда это будут его проблемы.
- Кстати о птичках. Я бы никогда вас не прикрыл своей грудью, слишком жалею себя, - в конце разговора заявил парень, самоуверенно улыбаясь. Заклинательница пожала плечами и поднялась на ноги, отряхивая свой костюм от пыли. Она не просила и Уилла ее защищать. Привыкла все делать сама. Может, конечно, это и должно льстить девушке. Но, к сожалению, старый напарник не являлся для нее парнем, возлюбленным, начальником или кем-то еще, чтобы это было приятно. Однако Кара понимала его истинные намерения. Он хотел перед ней покрасоваться. Чтобы потом можно было шантажировать или постоянно напоминать об этом. Мол, я же тебя защитил, теперь ты обязана ответить мне взаимностью... Поэтому расклад, установленный новичком, ее вполне устраивал.
"И все же, сколько ему лет?.." - невольно вспомнила заклинательница вопрос дня.

***


Остаток пути Каролина и Дэйзил проделали в полнейшей тишине. Парень все так же смотрел на небо, не впечатляясь земными красотами, а Лина задумчиво шагала вперед, даже не смотря себе под ноги. Они бы и дальше пошли, если бы девушка буквально не уперлась носом в штаб. Тихо вздохнув, она не без труда открыла резную массивную дверь и вошла внутрь. Напарник последовал за ней.
Штаб заклинателей представлял собой небольшое - в пять этажей - здание, на каждом из которых работали воители. Кто-то бегал с отчетами, другие просто стояли на страже, третьи занимались своими делами, четвертые собирались в разные уголки города, чтобы разбираться с демонами. Сейчас Кара бы с удовольствием приняла участие в битве. Но, к сожалению, в ее секторе пока все было спокойно. Чтобы работа заклинателей была более скоординированной, каждой команде определили отдельный участок в городе. Таким образом люди с врожденным даром могли не кидаться все вместе к одному разлому. Это действительно было удобно.
Девушка быстро обвела взглядом холл, в котором стояли она и Дэйзил. Парень также молча осматривался и иногда почему-то хмыкал. Повсюду пол состоял из мраморных плит, причем они настолько плотно были подогнаны друг к другу, что казалось, будто весь пол - один огромный пласт мрамора. Разумеется, это была лишь игра света. На первом этаже работали заклинатели, чьи секторы находились ближе всего к офису. Их работа была самой эффективной. Такие работники назывались "заклинателями быстрого реагирования". С названием Кара готова была поспорить, но ей это было неинтересно. Ну а дальше заклинатели расположились по этажам совершенно рандомно. Отсек, отведенный команде синеволосой, находился не так уж далеко от офиса, но их кабинет находился на последнем этаже. Нелогично? Ну да.
Мягкий свет не резал глаза, но максимально освещал помещение, лишая сумерки всяких шансов. Хотя сейчас еще довольно рано для вечера, а потому можно было и выключить свет. Лишь энергию нещадно гасят. Но, опять же, это не касалось Лины. Сейчас ее касалось то, что совсем юный заклинатель, почти мальчишка, подбежал к ней.
- Каролина, привет! - по-свойски поздоровался он, несмотря на огромную разницу в возрасте. Но девушке нравилась это детская непосредственность. Но, несмотря на показную бодрость, паренек явно был чем-то встревожен. - Это ты отправила Уилла в другой сектор, никак не связанный с вашим?
Заклинательница мгновенно напряглась.
- Что?..
- Уилл отправился на окраину города, где совсем недавно наметился разлом... Заклинатели, отвечающие за этот участок, получили извещение, что там уже есть кому с этим разобраться, и остались здесь.
- Нет, не я... идиот! - прорычала Холл, свирепея. Она выхватила у проходящего мимо заклинателя чистый листок, быстро на нем что-то написала и отдала пареньку. - Отправишь запрос к начальнику штаба? Я не могу больше с этим упрямцем работать. Пусть ищет себе новую команду.
- Хорошо... а ты куда?
- Спасать его! - буркнула девушка и, резко развернувшись, едва не врезалась носом в грудь Дэйзила (сказывалась разница в росте), который подошел к заклинательнице, когда она начала выходить из себя. Отшатнулась и быстро сказала седовласому: - Можешь оставаться здесь. Это мои проблемы.
После чего, не дожидаясь ответа напарника, вылетела из офиса, попутно активируя магический взгляд. Сейчас, кажется, девушка была готова открутить голову любому демону, не прибегая к помощи пентаграмм или магии. И почти не была удивлена, когда новичок также выбежал из здания.
- Почему меня никто не слушает?.. - возвела она очи горе и рванула вперед на предельной скорости, надеясь уйти далеко вперед и не позволить Дэйзилу присоединиться к ней. Если он действительно лекарь, то таких, как он, буквально один на сотню тысяч. А значит, он слишком ценен, чтобы бездумно посылать его на передовую.
"Ну держись, придурок! - подумала Каролина, пылая яростью. - Я тебя самолично в пентаграмме закрою, попадись ты мне живой! Пусть в следующий раз уже новый капитан спасает твою задницу из передряги!"
Когда она пробежала почти уже половину расстояния, земля под Холл заходила ходуном, девушка пошатнулась и отпрыгнула назад буквально за миг до того, как на том месте, где она только что стояла, образовался новый разлом.
- Черт! - искренне выругалась воительница, выхватывая меч, как вдруг ее за свободную руку кто-то схватил. Разумеется, это был Дэйзил, который и не думал отставать.
- Оставь, это не твой участок, - серьезно напомнил парень, продолжая бежать к окраинам и все еще держа за руку синеволосую. Пожалуй, впервые Лина видела седовласого настолько сосредоточенным. И не могла не признать его правоту. Но оставлять демона в городе, чтобы он дожидался другого заклинателя?.. Пожалуй, впервые также Каре и приказывали. Причем тот, кто по факту является ее подчиненным. Как это... странно.
Но заклинательница быстро смирилась и снова вырвалась вперед, освобождая руку из захвата напарника.
- Тебя не заставляли идти со мной! - быстро обернулась девушка, не прекращая безумного бега.
- Я слишком любопытный, - отозвался юноша, усмехнувшись и вновь включая режим дурачка. К приятному удивлению напарницы, он ничуть не запыхался. Холл лишь фыркнула в ответ и сосредоточилась на дороге, чтобы, не дай бог, не споткнуться о какую-нибудь корягу и не влететь в стену здания или вообще куда-нибудь еще. Они приближались к месту назначения. Если прислушаться, можно было бы услышать звуки битвы. Но значит ли это, что Уилл все еще жив? Впрочем, это не так важно. Если он все еще жив, Каролина лично его убьет.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
Нет, Каролина и Дэйзил не опоздали, а пришли как раз в самый разгар бойни - когда Уилл красиво отлетал в бетонную стену, лишь чудом подловив момент и проорав заклинание смягчения удара, но это, кажись, не помогло. Молодой человек с чувством впечатался в твердую поверхность и рухнул на землю, ударившись головой обо что-то явно выпирающее из самого асфальта, и затих. Демон же, который вылез из разлома, истошно верещал и, хлопая кожистыми крыльями, искал теперь кого-нибудь другого в качестве жертвы, ведь с дохлыми игрушками не очень интересно время проводить. Желтые глаза были выпучены, а из зубастой пасти стекала грязно-фиолетовая слизь. Это была гарпия средних размеров. Уродливая и мерзкая, как и подобает быть любому существу преисподней.
- Ну хоть не сам Сатана, - оптимистично заметил Кауле, внимательно наблюдая за демоном, который ещё не заметил прибывшую живность. Лина не ответила молодому человеку, а весь её вид говорил о том, что она готова идти в бой... в одиночку.
- Несносный ублюдок, - почти что прорычала заклинательница, бросив красноречивый взгляд темных глаз на распластавшегося неподалёку Уилла. - Нашёл себе на задницу приключения!
Уродливая гарпия заверещала и обнажила сгнившие, но от этого не потерявшие устрашающую твердость и остроту, клыки. Она ещё не видела двух заклинателей в упор, а лишь озиралась по сторонам и крутилась в воздухе.
- Не подобает леди так выражаться, - усмехнулся Дэйзил, вовремя увидев, как девушка ринулась вперёд, к демону, полностью готовая к битве. Седовласый громко окликнул командира, на что той пришлось обернуться. Взгляды встретились. Это и было нужно Кауле. Сердце в груди куда-то ухнуло на мгновение и, целитель был уверен, Лина ощутила то же самое. Синеволосая недоумевающе повернула голову вновь к гарпии, растеряв собственное понимание ситуации, но оно вернулось тогда, когда мерзкое создание издало серию визгов. Вздрогнув от непонятной пустоты, возникшей в голове на момент, Каролина, сжав оружие в руках, двинулась на демона.
- Еда! - булькающе проорала гарпия, приметив новую цель в лице молоденькой заклинательницы. Из пасти вновь начала течь слизь, капая на асфальт, прожигая его, желтые глаза таращились на Лину. Ясное дело, что девушке было противно данное зрелище, но, в конце концов, и не такое видали. Порождение Ада пригрозило: - Сейчас я сожру тебя, а твои кости раскидаю по этому миру!
- Костей маловато будет! - внезапно вмешался Дэйзил, чей голос раздавался изо всех углов, сбив с толку и демона, и заклинательницу. Но Лина не растерялась и приняла растерянность гарпии как свой шанс, крепче в руках сжав оружие и уже желая замахнуться, как вдруг уродливое создание вновь истошно заорало, оглушая. Огромная лапа с наверняка отравленными когтями собиралась полоснуть по Каре, и девушка ожидала этого, понимая задним числом, что от такого резкого выпада ей полностью не защититься и царапину эта тварь оставит. Вот Лина делает рывок в сторону, но с ужасом осознаёт, что не успевает, а для удара открыт правый бок. Заклинательница, пережившая немало битв с демонами, ожидала боли, как в первый раз. Но её не последовало - был только поток горячего ветра в область поражения, откинувший на добрые шесть метров девичье тело.
Поднимаясь на ноги, синеволосая ничего не понимала, тупо вглядываясь в непонятный бледно-голубой силуэт, что наносил гарпии удар за ударом, сбивая и без того бешеную гадину с толку, только больше вынуждая ту на бесконтрольную ярость. И она незамедлительно последовала. Существо преисподней снова начало издавать ужасающие звуки, согнулось, кожистые крылья затрепетали с невероятной скоростью, а вокруг демона образовался круг из странных объектов, которые брызгали немалым количеством самой настоящей кислоты, что в два мига и с готовностью разъест кожу, если не тебя самого в целом и без остатка.
Теперь проход к демону был закрыт, прорваться можно было, но с риском. Чтобы запечатать врага ещё нужно было начертить пентаграмму, нужно было произнесли заклинание, нужно было вогнать в ловушку, но как?
- Действуй, командир, - вновь из неизвестного места послышался голос Дэйзила. Каролина взглядом пробежалась по окружению, но никого, кроме беспомощного Уилла, не отыскала. Краем уха девушка услышала смех, а после - просьбу, что была похожа больше на приказ: - Давай же, начинай изгнание.
- К нему не подобраться толком... - начала Лина, наблюдая за оашлевшей гарпией, которая уже не разбирала, что она делает и кого собирается уничтожать. Тело кидало из стороны в сторону, а потоки магии разрушали окружение. Нельзя было медлить.
- Я прикрою, - спокойно - заклинательница даже почувствовала, что сказано это было с легкой улыбкой, - ответил Кауле. - Беги вперёд, она не сможет атаковать в ближайшие пятьдесят секунд, на ней проклятие. Беги!
И синеволосая ринулась вперёд, на свой страх риск, готовая получить в лицо кислоту, готовая ко всему - лишь бы завершить задание! Пусть его в это с Дэйзилом втянул глупец Уилл, но всё же.
Девушка на бегу выудила из кармана мел, сжала его в другой руке и, закрывшись на всякий случай рукой, в котором наготове было оружие, бежала прямо на ослеплённого яростью демона. Вот на неё уже собирается выплеснуться кислота, боль уже почти захватила молодого лидера, готова повредить, готова забрать уверенность, но... ничего не происходит.
Каролина на бегу убирает от лица руку и видит, что бежит она не одна - она бежит, окутанная слабым сиянием, о грани которого бьётся смертельно опасное вещество, совершенно саму девушку не задевая. А впереди - там, за спиной обезумевшей гарпии, - опять тот бледный силуэт с сияющими голубыми глазами. И силуэт ждёт. Ждёт, когда Кара нанесёт последний удар и отправит гадину в место, где она и должна быть.
Девушка наклоняется и начинает рисовать пентаграмму, почти что в панике, что не отражается на бледном лице. Гарпия всё ещё бессильна на атаку, но это будет длиться совсем недолго. Заклинательница уже почти что дорисовала последний фрагмент, но время спокойствия истекло - демон вновь заверещал и уже замахнулся для атаки, но тут же остановил лапу и заверещал вновь, но уже от боли. Внушительных размеров меч вонзили тварине прямо в спину, а избавиться от него было пока невозможно, так как незримый противник позади не отпускал рукоять и вгонял оружие только глубже, выигрывая для Каролины время. Впопыхах синеволосая дорисовала пентаграмму, параллельно с этим произнося слова заклинания. Теперь осталось только заманить чудище в ловушку, зачитывая последние фразы.
Дэйзил с усилием навалился буквально всем своим весом на меч, по самое нехочу загоняя его в сгнившую плоть, толкая демона прямо к пентаграмме. Финальным толчком послужил резкий отскок от гарпии, выуживание меча из её спины и прыжок прямо в сторону Лины. Демон пошатнулся и сделал таки свои роковые шаги, ступая прямо на пентаграмму. Последние слова заклинания изгнания Каролина зачитала, находясь в грубых объятиях бледно-голубой пустоты, которая постепенно возвращала свой прежний вид - вид седовласого заклинателя. С диким ором и проклятиями демон потонул во тьме, вспыхнувшей лишь в последний момент, захлопнувшись и утащив за собой создание Тартара.

Дэйзил валялся где-то в паре метров от Каролины, не очень веря в то, что всё закончилось. Первой более-менее очухалась Лина, подползая на коленях к юноше, чью голову накрыл собственный плащ, задравшись при эпичном полёте и падении. Девушка изначально напугалась, что новый напарник отбросил концы, но этот исход уничтожил сам себя, когда, подняв край плаща, закрывающий юношескую голову, заклинательница увидела покалеченную, но не очень мрачную физиономию Дэйзила, который тихо смеялся.
- Давно хотел эту стратегию опробовать, а второго человека никак не находилось. Весело было, правда? Я бы повторил...
На последней фразе у Кауле пошла изо рта кровь и, закашлявшись, он закрыл глаза.
- Ты что сде...
- Ничего такого. Главное, что было захватывающе, - едва слышно, теряя рассудок, пробормотал седовласый. Он знал, что придёт в себя через минут десять-пятнадцать. А пока надо просто дать друг другу отдохнуть.
Отредактировала Bloody - Суббота, 08 марта 2014, 00:28
you woke the wrong dog
Что это было? Когда Дэйзил окликнул Каролину и она обернулась, ее сердце рухнуло куда-то вниз, пропустив удар и бешено зачастив. Парень использовал какое-то заклинание? Или просто адреналин дал о себе знать, напитывая тело небывалой энергией. Обычно в боях всегда так. Или при сильных переживаниях. Тогда человеку кажется, что он способен на все. Да, скорее всего, именно в адреналине и дело. Других объяснений девушка просто не находила.
Битва закончилась. Понятное дело, вышли победителями Лина и Дэйзил, но вот что странно: они неплохо сработались вместе. Синеволосая-то боялась, что он будет лишь путаться под ногами. Хотя даже не это беспокоило ее больше всего. Впервые она была не в самой гуще сражений, а где-то на заднем фоне. "Подтанцовка", не более того. Основную роль сыграл седоволосый. И от этого девушка чувствовала себя неловко. Кара всегда была "запевалой" в маленьком отряде, а тут внезапно ее потеснили. Более того - почти скинули с установленной планки. Заклинательница была чрезвычайно поражена и не знала, как реагировать. А еще она, кажется, немного приложилась головой обо что-то, потому что мысли были спутанными и бессвязными. И какое все же заклинание использовал Дэйзил, чтобы так отметелить демоническую тварь?.. Ладно, все вопросы потом. Сейчас нужно обеспокоиться состоянием самого парня. Сдается Лине, он немало сил потратил на все это.
Помотав головой и пытаясь привести сумбур в голове в относительный порядок, синеволосая поискала взглядом напарника. Он лежал неподалеку от нее, а его лицо скрывал плащ, что задрался при падении. Холл похолодела, отчего ее бледное лицо, казалось, стало еще бледнее. "Неужели умер?.." Потерять за один день двух напарников она не была готова.
Девушка на коленях подползла к Дэйзилу (никогда еще два метра не казались ей такими труднопреодолимыми!) и откинула плащ. Юноша был жив, и у Каролины сразу отлегло на душе. Более того - парень тихо посмеивался, довольный собой. Ну, ему было чем гордиться, он заслужил. Можно сказать, в одиночку расправился с гарпией.
- Давно хотел эту стратегию опробовать, а второго человека никак не находилось, - доверительно сообщил напарник, сверкая ярко-голубыми глазами. - Весело было, правда? Я бы повторил...
Но последняя фраза седовласого прервалась, и он закашлялся кровью. Лина тут же склонилась над парнем, проверяя его общее состояние. Чисто визуально с ним все в порядке. А если посмотреть магическим взглядом?.. Все кости целы, это главное. Череп не поврежден, что обязательно стало бы фатальным исходом для заклинателя. Значит, он просто устал. Собственно, в этом плане девушка с ним была солидарна. Она сама чувствовала, как добрая часть ее сил куда-то улетучилась. Опустошение всегда наступает после боя, если сражаться на одном адреналине. Не раз уже было проверено самой Холл. И сейчас единственное, о чем мечтала заклинательница, - прийти домой, принять ванную, расслабиться и немного залечить все синяки, залечь под теплое одеяло, укрывшись им с головой, и отправиться в царство Морфея. Идеальные перспективы! Но сначала нужно было решить все проблемы. А именно - помочь добраться Дэйзилу до штаба, так как он вряд ли в состоянии дойти самостоятельно, и попрощаться с Уиллом. Кстати, насчет последнего. Кара до сих пор не осведомилась, жив ли ее уже не напарник. Забавно. Но он пока подождет.
- Ты что сде... - начала было девушка, обращаясь к Дэйзилу и желая получить ответы на все свои вопросы. А их было довольно много. Но не тут-то было.
- Ничего такого. Главное, что было захватывающе, - пробормотал тихо парень. Захватывающе? Ну, с этим утверждением Каролина готова была поспорить. Лично она не видела в битвах ничего захватывающего, когда тебе то и дело приходится рисковать собственной шкурой, чтобы расправиться с демонами. Какой раз за сегодняшний день она этим уже занимается? Второй? Прелестно.
- Эй, не смей засыпать, - предупредила Кара, видя, что собеседник совсем расслабился. Когда он никак не отреагировал, девушка потрясла его за плечо, за что удостоилась недовольного взгляда. - Если у тебя сотрясение, ни в коем случае нельзя "уплывать", - пояснила она. - Вставай давай.
Когда новичок в очередной раз не отреагировал, а лишь несколько туповато смотрел на командира, она вздохнула, не без усилий поднялась сама и протянула руку парню. Чуть помедлив, он все же принял предложенную помощь и с кряхтением поднялся.
- Вот и славно, - одобрила синеволосая, ее взгляд опасно сверкнул. - Постой пока здесь. А мне нужно разобраться с одним оборзевшим вконец придурком...
С этими словами заклинательница с сомнением посмотрела на Дэйзила, убедилась, что он более или менее твердо стоит на ногах, и все свое внимание обратила на бессознательного Уилла. Или на мертвого Уилла. Нет, все же бессознательного. Подойдя, синеволосая в этом убедилась. Сердцебиением, пусть и с перебоями, у парня присутствовало, он просто сильно приложился головой о камень и вырубился. Холл осторожно опустилась на колени подле бывшего напарника, сняла с пояса небольшую флягу с водой, с трудом открутила крышку и побрызгала прохладной жидкостью на лицо русоволосого. Операция повторилась еще трижды, прежде чем Уилл начал приходить в себя. Вот только "пришел в себя" он не совсем так, как ожидала Лина. Вернее, совсем не так. Она-то думала, что он, стоит ему очнуться, тут же начнет извиняться перед ней, ползать на коленях и лебезить, клясться в вечной и пламенной любви, но все было куда прозаичнее. Парень слишком резко для очнувшегося схватил растерянную Кару за свободную руку, слишком тесно прижал ее к себе и впился в ее губы требовательным поцелуем. Фляга выпала из рук. Первые секунды заклинательница была настолько шокирована поведением бывшего сокомандника, что даже не знала, как реагировать. Но потом взрывной характер вновь напомнил о себе. Синеволосая грозно зарычала, и ее свободная рука, сжавшись в кулак, врезалась с немалой силой в живот Уилла. Нахал застонал и отпрянул. Каролина в следующее же мгновение уже сбыла на ногах, от ярости сжимая кулаки, и без того темные глаза стали совсем почти черными - эффект от расширившихся до предела зрачков.
- Я должен был это сделать... - пробормотал Уилл.
- И это было последним, что ты сделал, - холодно произнесла заклинательница. Нет, даже не так. Очень холодно. Ее голос, как и взгляд, сейчас могли заморозить что угодно. И кого угодно. Парень неловко поежился.
- Эй, ну ты что, злишься? - ласково спросил бывший напарник, а его рука потянулась к ее ноге. - Я знал, что ты обязательно придешь меня спасать...
- Нет, - выдала девушка, делая шаг назад. Рука Уилла беспомощно опустилась. - Я не злюсь. Ты всего лишь теперь будешь в другой команде.
- Что?.. - недоуменно спросил парень, нахмурившись.
Девушка пожала плечами и с размаху впечатала ладонь левой руки, на запястье которой была руна, в грудь молодого человека. Заклинатель коротко вскрикнул.
- Ты. Больше. Не в моей. Команде, - членораздельно произнесла Лина, а ее глаза по-прежнему метали молнии. - И только что я освободила тебя от ощущения присутствия демонов на моем участке города. - Интонацией была выделена принадлежность сектора именно Каре. - Свободен.
Заклинатель резко развернулась и, не слушая больше возмущений и подвываний Уилла, отошла обратно к Дэйзилу, который стоял на прежнем месте. Видеть реакцию теперь единственного напарника девушке не хотелось. Она прошла мимо и со всей силы долбанула кулаком по стене ближайшего дома. Зона костяшек взорвалась оглушительной болью. Вполне возможно, она что-то себе сломала. Но сейчас только физическая боль могла ее отрезвить.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
***

Дэйзил сидел в главном зале офиса на третьем этаже, не скрывая того, что бездельничает, просиживая пятую точку на мягком диванчике, раскинув руки. Заклинатели разных уровней проходили мимо прохлаждающегося молодого человека и кидали на него не одобряющие взгляды, мол, какого чёрта ты ничего не делаешь, а другие должны вкалывать? Но и Кауле, и Лина, что находилась где-то на первом этаже, заканчивая с отсчетами, заслужили этот отдых. Хоть они и влезли по чужой вине не на свою территорию, но демон был изгнан обратно в Ад.
- Надо ещё над подарком думать! - раздался девичий голосок справа от Дэйзила. Заклинатель повернул голову. Две миловидные девушки активно обсуждали предстоящий праздник, а именно - День Рождения Гилберта Халлорана, которому уже завтра исполняется 35 лет. На губах седовласого непроизвольно заиграла улыбка. Юные заклинательницы сразу же обратили на парня своё внимание, немного смутившись.
- Вы же - тот новичок из отряда Каролины? - неуверенно спросила одна из девушек, подавшись чуть вперёд. Кауле сразу же заглянул в карие глаза новоиспечённой собеседницы.
- Сегодня был им, - всё с той же легкой улыбкой ответил он, не меня расслабленной позиции на диване. Тело всё ещё ныло от многочисленных ударов. Ведь та защита для Лины наполовину состояла из, как бы это ни звучало, него самого. И повреждения наносились как удары кулаком.
- Не знаете, что случилось? - вмешалась вторая девица, мотнув головой, позволив своим рыженьким кудрям зашевелиться, словно змеям у Медузы Горгоны на голове. - Обычно она и Уилл всегда ходили вместе, а теперь...
- Неужели это так интересно? - перебил заклинательницу Кауле, изогнув брови. - Или вы тут из секты "Интрижка за любой каприз"?
Молодой человек не был зол или раздражён, спокойно задал вопрос, но эти две девушки резко поднялись с места, состроили гримасу смертельной обиды на милых личиках и удалились, как будто так и надо было. Дэйз смотрел им вслед пару секунд, а после, пожав плечами, продолжил заниматься расслаблением, перебирая в голове возможные варианты подарка для Гилберта. В самом начале размышлений седоволосого прервал голос Каролины, покончившей с отчетами и вернувшейся к напарнику.

Лина отвела Дэйзила к себе в кабинет для того чтобы решить вопрос на тему подарка общего для начальника, пусть и не её собственного. Это была вежливость и в некотором роде благодарность за труд. Всё же Гилберт много чего добился за свою не такую уж и длинную на данный момент жизнь. Стать лучшим и продолжать вести дела лидера отрядов - для этого нужна ангельская выдержка! И нескончаемое желание делать что-то для кого-то, позабыв про себя любимого. Синеволосая выдохнула.
- Даже не знаю, что дарить, - она убрала лишние бумаги со своего стола, мельком глянув на Кауле, что стоял где-то у дверей и рассматривал картины, которые чёрт знает сколько в этом кабинете уже висят. - Не осведомлена о его предпочтениях.
И Дэйз начал говорить. Он рассказывал девушке в почти что мельчайших подробностях о том, что нравится Халлорану, что он любит, какой цвет подарочной ленточки можно взять, какие слова написать в открытке поздравительной, как надо будет вообще Гилу улыбнуться, чтобы он ощутил всю радость от поздравления. И всё это было сказано с легкой улыбкой на губах, с взглядом, устремлённым на стены, картины - взглядом, в котором скрывалось что-то. Да, Дэйз действительно хорошо знал Халлорана. Ведь они были почти как братья.
- Когда там, кстати, намечается всё? - невзначай поинтересовался седовласый, глянув на Каролину, обдумывающую всё сказанное. Заклинательница отвлеклась.
- Вечером, естественно. Точное время позже будет известно.
- Я уже позабыл, что такое праздники в коллективе. Одни обряды всякие на уме.
you woke the wrong dog
Вернувшись в штаб, Лина поняла, что желание погрузиться в ванную и не вылезать из нее по меньшей мере час, расслабляясь, стало просто-таки невыносимым. Ей всенепременно хотелось смыть с себя грязь сегодняшнего дня. А после того поцелуя Уилла она вообще чувствовала себя оскверненной. Нет, это не было ее первым поцелуем. Но это не значило также, что она позволит кому бы то ни было целовать ее. Особенно типам, которые ей противны. А Уилл теперь прочно обосновался в этой категории. Но день только-только перевалил за середину. А значит, мечтать об отдыхе еще слишком рано. Скрепя сердце девушка отправилась в кабинет на первом этаже, чтобы написать отчет. А Дэйзил облюбовал уютный диванчик в холле, да там и остался. Кара тяжело вздохнула, откровенно завидуя сейчас напарнику. Единственное, почему она жалела о разрыве с Уиллом, - теперь придется самой заниматься всей этой бюрократией. А как заклинательница уже раньше заявила, она ненавидела все эти бумажки. Право слово, она не видела в них ровно никакого смысла.
- Кара... - заговорщицки раздалось позади. Синеволосая, погруженная в изучение формы отчета, вздрогнула, не почувствовав, как к ней подкрались со спины, и обернулась. Плохо. Этак она и войну прозевает, если так сильно будет отвлекаться. Или ее убьют, как только она переместит свое внимание на другие вещи. Конечно, теперь с ней в команде был Дэйзил, который заявил, что никогда бы не спас девушку, а на деле буквально закрыл ее собой. Но можно ли было ему доверять? И почему, кстати, он закрыл ее собой, если сам же говорит, что слишком жалеет себя? Ох уж эти парни...
Отвлекшей Холл оказалась миловидная шатенка, очаровательно красневшая. Каролина выпрямилась и с немым вопросом в глазах уставилась на смущенную красавицу Нику, которая была лет на пять ее младше.
Ника помялась, неуверенно глянула назад, залилась краской и наконец решилась задать вопрос:
- А тот парень, что сидит на диване... Это твой новый напарник, да?
Каролина невольно улыбнулась. Это прелестное создание влюбилось?
- Ну да. А что, есть с ним проблем?
- Нет-нет, никаких проблем! - отчаянно взмахнула руками Ника, опрокидывая неосторожным движением стакан воды, стоявший неподалеку, на почти законченный отчет Кары. Лина мучительно застонала и мысленно принялась считать до десяти, чтобы не убить шатенку. Она же минут пять корпела над этой треклятой бумажкой! А теперь все ее труды загублены! Ну что за несправедливость?!
Ника, осознавшая, что оказалась на волоске от смерти, пискнула в ответ пылкое извинение и убежала, спасаясь от праведного гнева заклинательницы.
- Да вы издеваетесь... - прошептала удрученно Каролина и, схватив новый листок, отошла в самый угол кабинета, чтобы больше никто не посмел потревожить ее. Третьего раза она бы не выдержала. Это было выше ее сил.
Закончив с треклятым отчетом, Лина облегченно вздохнула и, расправившись с бумажной волокитой, отправилась в холл и как раз стала свидетельницей момента, как две заклинательницы, увивавшиеся вокруг Дэйзила, состроили на мордашках смертельно обиженные гримасы и убежали. Где-то неподалеку будто случайно увивалась Ника, Лина чувствовала ее ауру. Ну что ж, напарник стремительно набирает популярность среди женской половины заклинателей. Кара была за него только рада. Сейчас она слишком устала, чтобы думать о чем-либо еще.
Она подозвала Дэйзила, и вместе они отправились к ней в кабинет. Волей-неволей синеволосой пришлось переключиться на другую тему и на какое-то время забыть о ванной, хотя эта мысль становилась для нее все притягательнее. Как-никак у Гилберта не сегодня-завтра будет день рождения, и все команды заклинателей договорились преподнести ему подарки каждый от себя. И хоть Кара считала это глупостью, но не противоречить же мнению большинства. Так значит так. Девушка не могла никак придумать, что же подарить начальнику в качестве презента. Банальные чашки, фоторамки, гели для бритья и прочая чушь - отметается сразу, это даже не смешно. "А может, подарить носки?" - нервно хихикнула про себя Каролина, но через секунду уже снова была серьезной. Нет, никаких носков. Это более чем глупо. Что же тогда подарить?..
И тут начал говорить Дэйзил. Он буквально завалил заклинательницу новой информацией о Гилберте. Девушка не успевала поражаться, как этот парень везде успел. Про начальника знает больше, пожалуй, чем он сам, изобретает какие-то новые стратегии в бою. Способный новичок, ничего не скажешь. Почему-то девушка ассоциировала его с "наш пострел везде поспел". Впрочем, Холл снова отвлеклась. Она вновь сосредоточилась на Гилберте, но теперь учитывала также и данные, полученные от седовласого. Выходило не так уж много вариантов, на которых можно было смело остановиться.
- Я бы советовал книги, - внезапно предложил напарник. Лина искоса на него посмотрела. - Серьезно, он от них без ума. Старик целыми днями читает! Пожрал уже, наверное, тысячу библиотек.
- Пожрал? А говорят, что это я не так выражаюсь! - фыркнула Кара.
- Ну я так же парень, мне можно, - пожал плечами Дэйзил. Девушка ничего не ответила.
"Дискриминация..."
- Ладно, давай подумаем об этом завтра, - предложила Кара, сладко потягиваясь. - Пораньше встретимся, все решим и обговорим.
- Как скажешь, командир, - усмехнулся парень, вновь валяя дурачка. Заклинательница уже начинала к этому привыкать. - Рад был знакомству!
Синеволосая задумчиво кивнула, пребывая глубоко в своих мыслях, и первая вышла из кабинета.

***


Проснулась Лина ни с того ни с сего посреди ночи от стойкого ощущения чьего-то взгляда на ней. По нежной коже пробежали мурашки дурного предчувствия. Синеволосая, не зажигая ночника, аккуратно пошевелилась, искусно имитируя сон, ее рука скользнула под подушку и сжала прохладную рукоять верного кинжала. Ну, она всегда клала оружие на ночь рядом с собой, чтобы в любой ситуации быть готовой к неожиданностям. Почему-то заклинательнице сейчас казалось, что в глубине комнаты, у окна, кто-то стоит и просто смотрит на нее "спящую", впрочем, не делая пока попыток напасть. Ауру девушка не могла почувствовать, даже дыхания не было слышно, не поскрипывала ни одна половица. Да что происходит, дьявол побери?
Каролина аккуратно, краем глаза, выглянула из-под одеяла, активируя магический взгляд. Но каково же было ее удивление, когда у окна она не заметила никого! Ощущение изучающего взгляда на ее фигуре тоже пропало. Однако в следующий миг заклинательница поняла свою оплошность. Одеяло с нее мигом слетело, обнажая девичье, вполне сформированное тело, прикрытое лишь легкой ночнушкой, кружевные края облачения чуть задрались выше середины бедер... Мелькнул размытый силуэт, и девушка, вскочив, метнула в него кинжал. Она не знала, попала или нет, но незнакомец внезапно исчез. Просто растворился в воздухе. Вместе с ее кинжалом. Девушка громко выругалась и больше заснуть так и не смогла.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
***

Было уже почти всё готово к празднику. Проводить его собрались на втором этаже, где располагался самый большой главный зал. Да и это более удобно, так как Гилберт сначала может ничего не заподозрить и, проходя по первому этажу и наивно полагая, что про чей-то день рождения позабыли, с легкой душой поднимется за документами наверх и обнаружит там толпу людей, которые долго выжидали момента определённого, чтобы с криком поздравлений вынырнуть из ниоткуда. По крайней мере, так предполагалось. Подарки были куплены, поздравления приготовлены, еда сделана. В общем, нигде никто не смог налажать даже специально. Это радовало.

Дэйзил находился в кабинете Лины и вновь скучал, даже не предполагая, что можно себя вообще чем-то занять. Сама заклинательница отсутствовала, хотя был уже почти вечер, а значит надо было ещё упаковать подарок, которые юноша с девушкой купили по яростным рекомендациям самого Кауле. Седовласый сам мог спокойно всё сделать и вручить начальнику, но Каре это явно не понравится, ведь деньги тратились напополам. Однако как бы ни старался парень избежать недовольства со стороны напарницы, он его всё равно получил, когда писал пожелание на купленной поздравительной открытке.

"Всего Вам самого лучшего, мистер Халлоран!.."


Сообщало начало поздравления от Лины. Дальше шёл стишок собственного сочинения, а после - ещё очень много-много всего того, что можно пожелать человеку в расцвете сил. Однозначно Гил будет доволен, но, как заметила в тот раз Каролина, омрачат его радость следующие слова, уже написанные самим Дэйзом:

"Ты постарел, хреново тебе"


И всё. Больше молодой человек ничего не написал, аргументируя это тем, что ему и мощного сочинения от Холл будет достаточно. Девушка нахмурилась, кинула что-то седоволосому не очень одобряюще в двух словах, развернулась и вышла вон из кабинета, попросив заклинателя особенно не буянить. Да Дэйз, собственно, и не собирался. Он сидел и ждал уже этого треклятого празднования, чтобы наконец напиться и пойти в разгуляй, расслабиться. Вся эта мракобесия с демонами и изгнаниями, бойней уже мозолила глаза и действовала на нервы. Плюс на пьяных коллег смотреть весело, если, конечно, такие будут. Точно будут. Уверенно сказал сам себе Кауле, прикрыв глаза, запрокидывая голову назад, как тут же раздался раздражающее треньканье телефонного аппарата. Заклинатель лениво протянул руку к трубке, которая на удачу и радость парня была не так далеко.
- Да, - громко, с чувством гаркнул Дэйзил, решив повеселиться, не беря в счёт даже то, что случайным собеседником мог оказаться президент страны. На той стороне связи не растерялись.
- Я даже не удивлён. Где Каролина? - Это был Гилберт. И ему явно не понравилось, что трубку взял Кауле. - Впрочем, ладно. Как ты? - Ан нет, ему это, кажется, понравилось даже, судя по смене интонации. Дэйз хихикнул.
- Ты лучше мне скажи, как там твоё старение! - по ту сторону связи послышался вздох. Вопрос про старение Халлоран уже услышал третий раз от седовласого за этот день. - Хотя фиг с ней. Когда к нам явишься, именинник?
- Да скоро уже. Мне бы ещё с документами разобраться и ещё раз проверить, нет ли где разломов. Ты же сам прекрасно знаешь, что у меня за работа. Даже в свой день рождения я не могу спокойно посидеть дома и попить чай, держа в руках очередную интересную книгу.
- Тону просто в твоём голосе, старик, - резко поменял тему Дэйзил, рассмеявшись, услышав в ответ такой же смех начальника, только более тихий. Кауле ответил сам себе. Он знает об этом. Гилберт знает, что седовласый тонет. Уже очень давно. Почти с самого детства. И кажется, что Гилберта никогда не меняла река под названием Время. Старший заклинатель был всегда одинаковым, но оттого ещё более интересным. Это было невозможно объяснить.

Они говорили, возможно, час. Может два. Может вовсе три, параллельно с этим Гил занимался документами. Разговор двух мужчин прервался, когда в кабинет ворвалась разъярённая Каролины, с порога тут же обратившись к Дэйзилу с вопросом, куда подевался мистер Халлоран. Седовласый указал на трубку у своего уха, откуда продолжал литься приятный голос старшего заклинателя. Синеволосая подбежала к Дэйзу и выхватила у него трубку, а до слуха донеслось лишь окончание фраза мужчины:
- ...всегда-всегда.
Девушка даже на момент замерла - с каким-то странным чувством было это сказано. Как будто вовсе не голос начальника. Но заклинательница быстро пришла в себя и недовольно проговорила:
- Мистер Халлоран! - было ясно, что Гил не ожидал получить у аппарата вместо Дэйза Холл. - Вы вообще собираетесь выходить? Вас тут ждут! Как кто? Ээ, Нэнси просила вас к ней забежать! Да-да, ей там печать нужна... Ага, ага, она вас ждёт.
Когда Каролина распрощалась с начальником, повесив трубку, было не сразу ей понятно, почему Кауле сидит и улыбается, как идиот, смотря на неё. Только что заклинательница соврала Гилберту про Нэнси. На самом деле надо было просто заманить мужчину в офис. По идее, он об этом ни сном ни духом, но Дэйз решил не говорить напарнице, что про сюрприз он таки проболтался...
Теперь осталось только дождаться. На второй этаж уже подтягивались люди.
Отредактировала Bloody - Воскресенье, 09 марта 2014, 22:56
you woke the wrong dog
Девушка ненавидела все эти празднества. Мельтешение счастливых до одури и явно фальшивых лиц, какие-то подарки, пожелания (такие же фальшивые), шары, фейерверк, фанфары, дудки... - все это неимоверно раздражало ее. То ли Лина была слишком прагматичной для простого земного счастья в чей-то день рождения, то ли причина была в ее некоторой социофобии - кто знает. Но Кара не любила такие сборища людей. Куда уютнее ей было наедине с собой. На крайний случай - в компании своих напарников. Вернее - напарника. Теперь уже одного. А быть в центре внимания кошмарно. Хотя тут уже ничего не поделать: как к командиру команды к ней часто обращаются.
Заходя в кабинет и видя болтающего по стационарному телефону Дэйзила, заклинательница недовольно нахмурилась. Все готовятся и суматошно бегают по второму этажу, проверяя последние приготовления, а этот и в ус не дует, с кем-то балакая. В этом весь седоволосый. Почти никогда не бывает серьезным. Выхватив трубку из рук напарника, синеволосая что-то рявкнула, мельком осознав, что разговаривает с Гилбертом, буквально за шкирку схватила Дэйзила и потащила его на второй этаж, про себя бурча ругательства. Если уж и страдать на всеобщей вечеринке по случаю дня рождения Гилберта, то тогда уж вместе.
Однако, несмотря на это, Каролина была очень исполнительной особой. Если уж ей поручили придумать подарок, она его придумала. И открытку купила. И стихотворение сочинила. Хотя "стихотворение" - слишком грубое название для нескольких строк, восхваляющих самые лучшие качества начальника, ну да ладно. Хотя подписываться Холл принципиально не стала.

***


- Идет! - выкрикнул кто-то из заклинателей и мгновенно занял свою позицию. Девушка стояла чуть в стороне, держа в руках небольшой подарочный пакет, в который уместились новенькая книга, которую, как утверждал Дейзил, Гилберт еще не читал, и поздравительная открытка. Впрочем, последнюю Лина вытащила из пакета, решив вручить ее отдельно, как "закуску" перед "основным" блюдом.
И вот входит Гилберт. Ему в лицо тут же ударяет взрыв от петарды с конфетти, и начальник смешно отплевывается, пытаясь параллельно убирать бумагу и из темных волос.
- СЮРПРИЗ! - несколько запоздало, но от этого не менее дружно заорали все, и Кара вяло присоединилась к товарищам. Все-таки шумные компании, вечеринки и прочие мероприятия, в которые входили многочисленные друзья, товарищи, сослуживцы и т.д., - явно не ее стезя. Ей хотелось поскорее отдать подарок тому, кому он предназначался, пожелать всего самого-самого и смешаться с толпой. А лучше - вообще уйти, но, наверное, это будет расценено как неуважение. Поэтому придется выдержать все от начала и до конца.
А потом начались поздравления. Командир каждой команды подходил к приятно ошарашенному Гиберту, который до сих пор не мог поверить в то, что о нем не забыли, что о его маленьком (относительно этого Кара готова была спорить, ибо заполненный до отказа людьми зал, многочисленные шарики и сияющие улыбки на лицах явно не подходили под это определение) празднике, черт возьми, помнят, и поздравлял, кратко перечисляя заслуги начальника отрядов, благодаря за все труды и желая дальнейших успехов в личной жизни. Вот настала и очередь Каролины. Она подошла к Гилу, как и все, начала с поздравлений в быстром достижении должности, потом плавно перешла на его сегодняшние заслуги и желая не сбавлять оборотов и в будущем. Подарила открытку, перед этим ее зачитав перед всеми, вручила пакет с книгой, несколько натянуто улыбнулась и отошла. Дальше потянулись и другие. Синеволосая стояла напряженно-прямо, пока все это не закончилось.
- Спасибо всем! - чуть ли не прослезился Гилберт. - Так приятно, что о тебе не забыли... Спасибо, друзья, это мой лучший день рождения!
А потом началось всеобщее веселье. Разумеется, в честь такого знаменательного события были куплены целые ящики спиртного самых разных видов и вкусов. Шампанское, вино, коньяк, водка, мартини, ликер и прочее-прочее. В общем, заклинатели не поскупились. И сейчас алкоголь активно шел в ход. Можно сказать, он стал тредом дня. Кто-то уже спустя час лыка не вязал, кто-то через полтора заснул рядом с салатом, но веселье только начиналось. Эстафету принял и Дэйзил. Он пил, как заправский алкоголик со стажем, и с каждой выпитой рюмкой он становился все веселее, а глаза все ярче сверкали. Лина хотела было его остановить, но потом махнула рукой, передумав. Пускай себе. В конце концов, такой день выдается не каждый раз, нужно ведь и расслабляться иногда. Особенно учитывая направленность их профессии. Когда едва ли не ежечасно ты сражаешься с демонами из преисподней, отвоевывая у них из лап безопасность города и свою жизнь, для тебя каждый день как последний. Хотя с такими возлияниями Кара была уверена, что все заночуют прямо здесь, в штабе. Более того - прямо в этом зале, ибо к концу празднества окажется, что никто не в состоянии переставлять ноги, не шатаясь при этом как во время сильнейшей качки.
Сама-то синеволосая не сделала и глотка обжигающей нутро жидкости. Не то чтобы она совсем не пила... Скорее - выпивала, но очень и очень редко. И никогда не напивалась до такого состояния, когда повсюду мерещатся зеленые человечки, а мир вдруг становится чуточку добрее. Она предпочитала оставаться всегда с трезвой головой, чтобы здраво оценивать любую ситуацию. А ну как сейчас внезапно наступит Апокалипсис, а все в таком состоянии, что даже ни одного слова на латыни произнести не смогут? Конечно, это уже больше похоже на пьяные бредни, но все же полностью такую возможность исключать было нельзя. А посему Каролина, прихватив с собой пару тарелок закусок и сок, который совершенно неожиданно обнаружился здесь среди этого моря алкоголя, но который явно был предназначен для коктейлей, ушла в самый угол зала, неспешно жуя кусок балыка и рассуждая обо всем и ни о чем сразу. Вспомнилась прошлая ночь, когда небольшую квартиру Лины посетил некто неизвестный. Во-первых, девушке были непонятны его цели. Зачем он к ней наведался? Что ему было нужно? Убить ее? Предупредить? Изнасиловать? Просто понаблюдать? Заклинательница просто терялась в догадках. Во-вторых, ей все же было интереснее, кто бы это мог быть. По всему выходило, что кандидатур не так уж и много. Самоубийственных кандидатур, чего уж там. Потому что все знали о взрывном характере Кары и предпочитали иметь с ней дело исключительно по рабочим моментам. Хотя она была весьма симпатичной девушкой. Но парни откровенно боялись ее. Все, кроме глуповатого Уилла, который так и не оставил безуспешных попыток завладеть вниманием своего командира. Хотя он исключение из правил. И если закрыть на него глаза, то подобным расположением дел Холл была вполне довольна.
Так вот, Каролина была занята поеданием балыка (весь день ничего не есть слишком жестоко для заклинателя, но иного времени перекусить просто не было: слишком много мороки с подарком) и размышлением обо всем сущем и несущем, поэтому ничего удивительного в том, что она слишком поздно заметила склонившуюся над ней тень. Ей даже не нужно было поднимать голову, чтобы понять, кто стоит рядом. Уилл. Уж эту ауру она хорошо запомнила.
- Привет, - нарочито небрежно поздоровался парень так, будто ничего не произошло буквально пару дней назад. Без спроса присел рядом и схватил с тарелки, ставшей уже по праву Лины, кусочек балыка. Девушка взглянула на бывшего сокомандника волком. Последний предпочел этого не заметить, отправляя мясо в интереснейшее путешествие по его пищеводу.
- Я бы предпочла больше не сталкиваться, - несколько надменно произнесла заклинательница.
- Мы же заклинатели, - в ответ пожал плечами Уилл, потянувшись было за вторым куском. Не выдержав, Кара ударила его по руке. - Я голоден! - возмутился русоволосый.
- Твои проблемы. Иди и возьми себе свою тарелку.
- Жадная, - картинно всхлипнул парень и вновь стал развязно-уверенным в себе. - Еще не пожалела, что выгнала меня из команды?
- Ничуть, - тут же отозвалась Кара, на всякий случай отодвигая тарелку с балыком подальше от Уилла. - Наоборот - испытала облегчение и теперь могу не волноваться, что кому-то вдруг взбредет в голову ввалиться ко мне в кабинет, запереть дверь изнутри и попытаться меня изнасиловать.
- Эй, это было в нашу вторую встречу! - возмутился бывший напарник. - Я тогда был совсем идиотом!
- Это было месяц назад, - парировала девушка.
- Ладно, что теперь об этом говорить, - вздохнул парень, подозрительно быстро смирившись со своей участью отвергнутого любовника. - Но, кстати, об изнасиловании со стороны Дэйзила можешь не волноваться точно. У него... другие приоритеты.
- Что ты имеешь в виду? - нахмурилась собеседница, несколько не поняв смысла завуалированной фразы.
- Ты его не интересуешь как девушка. Он сейчас вовсю обжимается с Гилбертом. И, кажется, получает от этого истинное наслаждение.
- Когда кажется, креститься надо, - вздохнула синеволосая, поняв, что Уилл просто в хлам пьян, раз уж он начал пороть такую несусветную чушь. - И совсем, что ли, в ничто уже?
- Я вообще-то трезв. Можешь проверить по ауре.
Каролина уже и сама поняла, что ее собеседник пока не пил сегодня. Никаких нестабильностей в энергии у него не было. Но мало ли, может, он грибов обожрался, вот и видит несуществующее.
- Я говорю серьезно то, что видел. Дэйзил обнимает Гила. Не по-дружески. Совсем не по-дружески, я бы даже сказал. Не веришь - пойдем со мной, сама убедишься.
- Мне это неинтересно, - заметила Лина. - Будь добр, освободи пространство.
- Кара... - начал было снова Уилл, но девушка уже потеряла терпение:
- Пошел вон.
Взгляд парня, как и тогда, потух. Он сжал кулаки, рывком поднялся на ноги и размашистым шагом удалился в центр одной из веселящихся групп. Кого-то задел плечом, кого-то едва не сбил с ног и вышел прочь из зала. Так сказать, буквально исполнил приказ своего бывшего командира.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
Наконец-то Кауле дорвался до алкоголя и весёлого времяпрепровождения. Молодой человек сидел за столом, попивая один из множества представленных на празднике крепких напитков, параллельно с этим успевая веселить и разговаривать с группой заклинателей, что расположились неподалёку и были, наоборот, рады обществу новичка в своих кругах. Имён своих собеседников Дэйзил не знал или не расслышал, да и желанием узнать особо не горел, потому что обращаться к кому-то конкретно ещё не приходилось. В основном седовласый заклинатель травил пошлые анекдоты и какие-то свои забавные истории из жизни, запивая всё это алкоголем. Перед глазами юноши уже всё начинало медленно расплываться, но настроение становилось только лучше.
- Танцы были бы очень кстати! - громко заметил Дэйз, после заливая в себя ещё немного пьянящего напитка.
Девушки из недавно сформированной компании сразу же зашевелились и начали активно обсуждать то, как бы получше устроить музыку и самих людей. Темноволосый заклинатель, что сидел по правую сторону от заводилы-Дэйзила, встал места и, сделав жест "сейчас всё будет", пошёл в гущу толпы, куда-то в конец зала. Через пару минут в помещении заиграла музыка. Люди заметно оживились, кто-то вовсе начал подавать пример и пока ещё неуверенно танцевать. Спустя какое-то время и вовсе весь зал стал живым и активным. Где-то в центре пьющей и перекрикивающей друг друга толпы находился уже поддатый Кауле со своими новоиспеченными друзьями, имён которых он вообще не знал. Веселье продолжалось, заклинатели напивались (ну почти все), а здравый смысл у половины уже из головы повылетал.
Прошло где-то минут пятнадцать с того момента, как заиграла в помещении музыка. Толпа уже не соображала, с кем она танцует, как и кого трогает совсем случайно. Дэйз, наверное, облапал по дурости девушек пять, хотя по лицу ни разу не получил. Видимо, миленькое личико давало о себе знать, хоть от седовласого пасло алкоголем уже прилично, но этот запах не был уж очень отвратным, ибо смешивался с парфюмом. Своим и чужим. Где-то в конце зала, возле дверей кабинетов, Дэйзил заметил Гилберта, который был как отщепенец и не участвовал во всеобщем веселье, как - что позже было замечено - и Каролина, всё начало празднования пребывающая в не очень хорошем расположении духа, как бы ни хотелось ей скрыть это.
- Товарищи, - немного заплетающимся языком, пошатываясь от чужих случайных прикосновений, громко выдал Кауле, - я вас покину ненадолго. Не скуча-а-айте!
Пританцовывая, Кауле начал лавировать в толпе, поставив себе цель: достигнуть Гилберта, пока тот не скрылся с глаз долой. Через минуту молодой человек настиг бывшего начальника и широко заулыбался, когда тот обратил на него внимания, улыбнувшись точно так же, только с более большим процентом загадочности. Дэйз приблизился к имениннику почти что вплотную, чтобы можно было услышать друг друга. Халлоран даже не скривился, когда в нос ему ударило своеобразным ароматом, исходящим от седоволосого. Это не в первый раз.
- Непривычно уже видеть тебя в таком виде, - на ухо проговорил заклинателю Гил, взглядом пробежавшись по прикиду юноши. Темные джинсы и потрёпанные временем кеды, зато верхом образа была белая и уже изрядно помятая рубашка с кое-как завязанным темно-красным галстуком. Дэйзил явно не беспокоился о том, как он выглядит в чужих глазах. А Халлоран продолжил: - Всегда наблюдал тебя лишь в той "рабочей форме" заклинателя-стриптизёра.
Кауле расхохотался от такого описания и уткнулся лбом в плечо начальника, всё ещё содрогаясь от приступов неконтролируемого смеха, как будто веселящим газом накачали. Именинник был не очень против и отставил бокал с вином на журнальный столик, что благо был неподалёку, и улыбнулся сам себе, чувствуя малость тяжелое дыхание Дэйза через свой темный пиджак. Когда в последний раз он держал пьяного (пока ещё не в стельку) Дэйзила у себя в полу-объятиях? Вроде два года назад, когда тот пришёл к нему, Гилберту, домой и рыдал, как девчонка.

- Эта сука мне изменила с каким-то бомжеватым хмырём! - с порога начал орать тогда Кауле, по пути стаскивая с себя ботинки дрожащими от нервов и алкоголя руками и утирая рукавом темной кофты слёзы с лица, которые, как бы он ни старался сдержать, лились теперь в три ручья. - А я-то думал, что любовь рядом была... Чертовы телки! Одни проблемы...
- Ну-ну, - успокаивающе отозвался в тот раз Гилберт, с улыбкой наблюдая за пьяным и расстроенным седым заклинателем, - не стоит так убиваться. Другую найдёшь.
Туманный взор голубых глаз коснулся тогда Халлорана и как-то даже уколол в район сердца. Кому как не Гилу знать, что Кауле уже столько девушек переменял себе, с каждой пытался что-то выстроить в отношениях, но в итоге в хлам расстроенный вновь и вновь заявлялся к начальнику и жаловался, жаловался, жаловался. А заканчивалось всё одинаково - Дэйз и Гил сидели на большом диване в гостиной, мужчина обнимал Кауле и успокаивающе гладил того по серебристым волосам, слыша лишь приглушённые всхлипы и неразборчивой пьяный бубнёж. Но одно было в бреду Дэйза неизменным: он всегда благодарил Халлорана за то, что тот терпит его и его дурацкую жизнь с проблемами. Всегда.


И вот, спустя два года, Дэйзил снова в объятиях начальника. Снова утыкается лбом ему в плечо, но теперь смеётся, а не рыдает из-за несчастной и неправильной любви, не жалуется, не материт свою очередную девушку. У него этой девушки просто-напросто нет. Некого заставать за изменами, некому говорить что-то приятное, некого ждать. Он один. Давно. И его это абсолютно устраивает, ведь есть старый добрый Гилберт, который всегда рад визиту своего "младшего брата".
Халлоран почувствовал, как руки седовласого смыкаются на нём, на талии, обнимают, причем не очень по-дружески.
- Опять ты за своё, мальчишка, - устало выдохнул Гил, совершая не очень активные попытки убрать от себя руки заклинателя. Он привык к такому поведению Кауле, но ведь не при людях же, а то подумают что-нибудь не то. Хотя это и было тем самым "не тем". Халлоран, прикрыв глаза, сделал глубокий вздох, а после вновь выдохнул: - Пошли подальше.

Они любили друг друга по-своему. Это были не гейские отношения, совсем нет. Это были отношения, построенные на сочувствии, понимании и привязанности настолько сильной, насколько вообще она может укрепиться за 16 лет. В свои 24 года Дэйзил был до сих пор в глазах начальника мальчиком-подростком, который прячется за спину старшего брата - Гилберта, его самого. Хотя родства между ними не было вообще никакого, они были чужими друг для друга в этом плане, но жизнь свела их вместе весьма жестоко, но в после всего этого держит вместе, как будто извиняясь за те невзгоды. И оба были этому рады. Ведь кто же будет успокаивать Кауле, когда тот в очередной раз наступит на грабли покалеченной любви? Кто будет выслушивать его пошлые шутки и заливистый смех после? Кто ещё будет видеть то, как он смущается, словно красна девица, когда ему что-то дарят? Кто ещё будет слышать его шумные вздохи...
Гилберт мотнул головой, отгоняя это наваждение.
- Поговори со мной... - прошептал Кауле, вновь обнимая Халлорана и привлекая его к себе, как молодую женушку. Гил улыбнулся, совсем некстати заметив, что Дэйз выше, чем он. Когда этот мальчишка перестанет расти? И так уже лбом скоро будет биться о верхушку дверного проёма.
- Говорю, Дэйзил, говорю, - в тон молодому человеку проговорил мужчина, встретившись на секунду взглядом с голубыми глазами заклинателя. Кауле вновь впал в ступор, смотря в карие глаза начальника. Он уже толком забыл, как они выглядят вблизи. Он скучал. - Тебя там не ждут?
- Плевать вообще на них, - выдохнул Кауле прямо на ухо мужчине, вдыхая родной запах темных и непослушных волос.
- Вдруг начнут искать пропажу, а обнаружат её в кабинете с именинником.
- Плевать, Гил, плевать...
- Дверь приоткрыта, нас могут увидеть.
- Заткнись, старик.
- Вижу, соскучился.
- Чёрт возьми, да.
Объятия стали крепче. Казалось, что продержись так Дэйз ещё пару минут - и разрыдается от собственных эмоций. Гилберт пересилил себя и обнял таки юношу в ответ, хотя сейчас хотелось утащить этого взбалмошного и нетрезвого мальчишку к себе домой, завалиться с ним на диван и просто обниматься, как два года назад. Как три года назад. Как девять лет назад, вашу ж мать. Говорить друг другу что-то тихо, спокойно. Понимать. Халлоран тяжело вздохнул, чувствуя тепло седовласого рядом, совсем рядом. И пусть весь мир подождет. Этот идиот принадлежит ему. Как сын. Как брат. Пусть называют это, как угодно будет.
you woke the wrong dog
После того как Уилл, разозлившись, ушел, проводить время одной в углу огромного зала, где немного погодя заиграла музыка, стало совсем скучно. Лина сидела на стуле и буквально изнывала от скуки и от ничегонеделания. Она хотела пойти домой и отдохнуть, хотела почитать - хотела, в общем, заняться чем угодно, лишь бы не сидеть здесь в полном одиночестве и молчании. Был, конечно, вариант присоединиться к веселящимся заклинателям, но Кара принципиально не пила. И принципиально не любила такие вечеринки. Ее точно нельзя было назвать душой компании. Хотя это все весьма относительно. В компании книг, например, она чувствовала себя очень даже уютно. С ними, правда, не поговорить и не обсудить насущные проблемы, не поделиться тем, что накипело на душе, но и так сойдет. Иными словами, девушке хоть иногда хотелось быть именно девушкой. Слабой, беззащитной, любящей и любимой, в конце-то концов. Однако ж нет, ей просто не позволит никто быть такой. Она же заклинательница, то есть по определению сильна. Пожалела себя - и хватит.
А еще синеволосая не могла выкинуть из головы слова, сказанные Уиллом, хоть они и казались абсурдными. Более того - совершенно нереальными. Дэйзил как-то не производил впечатления мужчины, которому интересен не противоположный гендер, а его же. Да, он частенько придуривался и вообще старался вести себя несерьезно, его глаза почти никогда не горели огнем понимания, но все это же не показатель нетрадиционной ориентации. Да, дурачок, но когда надо, он мог и спину прикрыть, и откровенно защитить, как это случилось на окраине города в момент, когда Каролина думала, что для нее уже все потеряно. И Уилла он спас. Хотя утверждал, что никого не стал бы прикрывать. "Ты полон противоречий, Дэйзил, - подумала заклинательница. - Но чтобы обнимать Гила с намеком на романтику?.."
В итоге девушка просто не выдержала. Наверное, природное любопытство, хоть в какой-то мере присущее каждой женщине, впервые взыграло в ней. И Холл решила проверить. Нет, она не верила Уиллу. И уверяла себя, что это все для того, дабы доказать бывшему напарнику, какую же глупость он сморозил, заявив, что видел Дэйзила и Гила вместе не в дружеских объятиях... Но кто же знал, что она ошибалась...
Решив так, Каролина решительно поднялась на ноги и последовала своей любимой привычке - потянулась. Все-таки ее отчаянно тянуло домой. Как всегда, в общем. Девушка взяла в руку стакан сока, еще, по счастью, не допитого, и направилась к выходу, с трудом пробираясь через толпу танцующих и в общем и целом веселящихся заклинателей. За свободную руку ее кто-то схватил и увлек в танцующий круг.
- Отдыхай с нами! - прокричал кто-то на ухо.
Девушка даже не посмотрела, кто это. Для нее все лица слились в одно, от яркого света и шариков буквально повсюду, а также от обилия алкоголя и конфетти рябило в глазах. Все равно бы сейчас Лина не узнала ровным счетом никого. Не без труда вырвавшись, заклинательница пробормотала что-то вроде "Я занята" и пошла дальше. Ложь, конечно. Чем она была занята? Да ровным счетом ничем. Просто хотелось поскорее уже выбраться из этого адски бушующего моря, состоящего из людей.
Наконец Кара оказалась на свободе - в пространстве зала, где, как ни странно, почти никто не танцевал. Все сосредоточились в центре помещения. Дышать стало гораздо легче, чем Лина и воспользовалась. Она пошла дальше и увидела... Впереди замаячил знакомый силуэт. Даже два. И один, готова была поклясться Холл, принадлежал Дэйзилу, а другой... - Гилу? Два тела были плотно прижаты друг к другу. Девушка поперхнулась соком и закашлялась. Когда глаза перестали слезиться и синеволосая вновь взглянула на выход из зала, там уже никого не было. "Показалось, что ли?" - понадеялась заклинательница. Но нет, вряд ли. Она никогда не жаловалась на галлюцинации. С чего бы им появиться сейчас? Причем совершенно внезапно. Но принять увиденное как реальность Каролина не могла. Воспаленное сознание просто отказывалось это делать.
Внезапно командир рассердилась. Какого черта она об этом думает? Ее амурные дела Дэйзила совершенно не касаются. Пусть он пристает к кому угодно. Хоть демона вызовет из преисподней и с ним заигрывает. Почему девушку должно это задевать? Нет, даже не так. Почему ее это задевает? Сама же только что сказала, что ей совершенно плевать...
Решив не углубляться в самопознание, Лина махнула рукой (фигурально) и отправилась в свой кабинет. Ей срочно нужно было отдохнуть от всего. И от шума музыки, которая уже давно, кажется, пробила ее барабанные перепонки, - в первую очередь. Раз именинника все равно нигде не наблюдается ("А вдруг это правда?!"), то можно и свалить отсюда по-тихому. А может, вообще домой уйти? Последняя мысль чрезвычайно понравилась Каре. Она решила так и поступить. Зайдя в кабинет и взяв самые важные документы, девушка только было погасила свет, как ее пронзил уже знакомый холод. Только не сейчас... Через пару минут это повторилось вновь. "Две воронки?!" Очень вовремя, учитывая, что она одна, а Дэйзил явно в неадеквате до следующего утра. Потрясно... Холл никогда не сражалась одна. Никогда. С первого же дня ее объединили с Уиллом. А теперь придется разбираться одной. С двумя демонами, мать их так!
Зарычав, заклинательница бросила документы, схватила оружие, разрубив мечом воздух, и перемахнула через невысокий подоконник закрытого окна. В полете девушка прикрыла лицо руками, чтобы осколки не попали хотя бы в глаза. Но, кажется, несколько неглубоких, но довольно болезненных царапин ей обеспечено. "Как бы заражение крови не получить...".
Раздался звон стекла. Осколки брызнули во все стороны, но Холл уже приземлилась на ноги и сорвалась бежать, причем так быстро, как никогда еще не бегала. Пока она будет разбираться с одним демоном, другой уже может начать чинить беспорядки. А этого заклинательница не могла допустить. Как тогда она сможет себя уважать, если завалит задание? Какая разница, одна она или нет? Она сильна и ответственна. Она расправится с обоими демонами и выйдет из битв живой. Осталось только претворить это в жизнь...
Судя по ощущениям, первая воронка была уже довольно близко. Слишком близко. Однако демона до сих пор не было видно. Что за черт? Кара недоуменно заозиралась по сторонам, мельком переводя дух и активируя магический взгляд. Он поможет ей избежать подлой атаки из-за спины. Однако внезапно ощущение разлома между мирами пропало. То же случилось и со второй трещиной. Кара нахмурилась, с тихим лязганьем вытаскивая меч из ножен. Если ощущение пропало - это значит, что воронка только что закрылась. Две воронки, пардон. А это значит самое наихудшее: демон на свободе. Два демона. И они могли превратиться в кого угодно. Но какая тварь может быть настолько сильна, чтобы сразу за собой закрывать портал? Обычно разлом держится открытым до самого изгнания демона. Вот только хрен его туда загонишь. Конечно, если ты сам прыгнешь в трещину, а тварь за тобой... Так да. Это только пентаграмма удерживает человека по эту сторону реальностей, а вот разлом затянет и заклинателя, и демона. Так что же случилось с трещинами? Почему они оказались уже закрыты? Кто их закрыл?! Невозможно... Каролина не теряла бдительности. Но все равно пропустила момент, когда все изменилось. Внезапно мир просто погас. Не то чтобы погас... - стал темнее, скорее. Девушка уже ничего не понимала. И тут на нее напали. Однако магический взгляд вовремя уловил движение во тьме, и вместо воздуха меч Лины, свирепо свистнув, разрубил одно крыло твари. Битва началась.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
Кауле уже и позабыл, как выглядит квартира Гилберта. Всё, конечно, осталось в том виде, каком и было два года назад, но что-то изменилось, неуловимо изменилось. Дэйз стащил с себя кеды и прошёл в гостиную, где часто заканчивались все бури чувств молодого человека. Темный большой диван стоял всё там же, ждал. Седовласый вздохнул, подвергнувшись резкой волне ностальгии. Халлоран подошел сзади и - Дэйзил готов был поклясться - улыбался, взглядом путаясь в серебристых волосах юноши.
- Ты уже едва на ногах стоишь, - выдал Гил, смотря на то, как заклинатель перед ним едва заметно пошатывается. Мужчина даже немного удивился, ведь как мог довольно прилично выпивший молодой человек так далеко пройти: аж от офиса до чужого дома, почти чужого.
Дэйзил отмахнулся, чувствуя, как в голове все мысли и слова путаются, а перед глазами мир плывёт. Он вообще не помнил, почему притащился в квартиру Гилберта и так по-хозяйски изначально себя повёл. Привычка ли это была?

Нетрезвость седовласого как рукой сняло, когда по телу прокатилась неясная вибрация, дрожь, пробирающая до костей. Взгляд голубых глаз прояснился, лицо сразу приобрело какое-то выражение, а собственное равновесие пришло в норму. Кауле недоумевающе стал озираться, а затем повернулся к Халлорану и понял, что тот почувствовал то же самое.
- Что это было, Гил? - сразу же задал вопрос Дэйз, до сих пор ощущая в теле странное покалывание, остаток этого странного чувства, как будто тебя кто-то трогает незримой ледяной рукой. Старший заклинатель несколько секунд молчал, а после ответил:
- Где-то есть разлом... их даже несколько, - он запнулся, - демоны выбрались на свободу, их тоже несколько... постой... похоже, что одну тварь всё же загнали обратно, а вот вторую... Боже мой!
Кауле уже начинал злиться, не понимая, что вообще происходит и почему такой страх нарисовался на лице Халлорана. Мужчина схватился за голову, неслабо проматерившись, глянул на седовласого.
- Кажется, мы заимели дело с одним из приспешников Сатаны. Это не какое-то там тупоголовое существо, которому лишь бы визжать да убивать, нет... - быстрый взгляд карих глаз, а после - резкий вопрос: - Ты готов сражаться с таким? По моим ощущениям, этот кадр кого-то из заклинателей уже затащил в плен, но пока прикончить его не собирается. Нужно спешить... Дэйз, быстро отвечай, хватит в облаках витать!
- Да согласен я, чёрт возьми, согласен! Веди уже! - сорвался Дэйзил, уже полностью уверенный в том, что протрезвел бесповоротно и не очень приятно. В голове гудело, однако по общим впечатлениям с состоянием было всё в порядке и в бой можно было идти.

***

На место двое мужчин прибыли минут через десять после того странного знака. Но предположительное место, где должен был находиться враг и жертва, пустовало - следы борьбы были видны, была и кровь.
- Опоздали, - не очень оптимистично заметил Гилберт, осматриваясь, чувствуя, как в нос ударяет отвратительный запах. - Теперь ищи-свищи этого ублюдка с заклинателем. Неизвестно, кто это вообще был...
- Я могу его найти с помощью!.. - начал было Дэйзил, но начальник грубо его перебил.
- Нет, их найду я. Ты в одиночку с таким противником не выстоишь, ибо не очень ясно, какой силой вообще может обладать такой уровень опасности. Это не исчадие преисподней на один бой - приспешника иногда и вовсе не изгнать окончательно, возвращается, гад. Лучше тебе идти за подмогой... - Гил замолчал, обдумывая всё и "прощупывая" магическим взглядом местность, на которой, к счастью, все же остались следы, по которым можно было выследить врага с пленником. - Хотя лучше просто иди отдохни, тут ты только мешаешься.
- Мешаюсь, значит, - с улыбкой повторил Дэйзил за старшим заклинателем, - хорошо. Я свалю отсюда и просто забью болт на то, что ты решил отыскать себе на задницу приключения. Даже помереть там можешь, но...
- У меня только одна задница с прилагающимися приключениями к ней, - уже узнав по чужим следам, куда нужно будет отправляться, с той же улыбкой отозвался Халлоран. - И она сейчас недовольна тем, что её оставляют без вкусностей в виде врагов. Ступай, Дэйзил, не твой бой, ты не дорос ещё.
- Как мамаша говоришь...
- Всё может быть.
Гилберт двинулся вперед, оставляя позади уязвлённого Кауле. Сейчас главным были не чьи-то обиды и перетёрки, а поиски весьма недурственного противника и ещё пока неизвестного заклинателя.
- Береги себя и не сдохни там, в общем, - в след кинул Дэйз, разворачиваясь и принимая твердое решение возвратиться домой. Пусть Гил оставляет все проблемы себе. Пусть. Это не впервой.
- Хорошо, - уже в никуда ответил Халлоран, ускоряясь с помощью заклинания и перебирая в голове предположительные способы атаки недруга. Дорога явно займёт больше десяти минут, потому что приспешник успел довольно далеко зайти, куда-то вовсе в конец города, если вовсе не за его пределы.
Отредактировала Bloody - Четверг, 13 марта 2014, 17:28
you woke the wrong dog
Крылатая тварь сердито заверещала, когтями слепо разрубая воздух, она больше не могла летать. На одном здоровом крыле не полетаешь. А второе повисло культей - Лина постаралась. Девушка отскочила подальше, чтобы демон ненароком не задел и ее, и на всякий случай создала вокруг себя слабенький щит. Хлипенькая защита, конечно, при любой более-менее нормальной атаке она тут же разлетится осколками, но это давало возможность быть предупрежденной заранее. И за драгоценные секунду-две Кара успеет что-нибудь предпринять. По крайней мере, она на это надеялась. А демон продолжать визжать что-то непонятно-противное, что неслабо ударяло по ушам. Заклинательница поморщилась и удобнее перехватила меч. Исчадие ада не спешило нападать, как ни странно. Лишь ходило вокруг щита, созданного синеволосой. Будто примеривалось, с какой стороны лучше ударить. Или выжидая чего-то. Кого-то? Последняя мысль напрягла Холл. Она помнила, что где-то поблизости еще один демон. И если они объединятся в битве против нее одной, ей придется худо. И тогда шансы выжить сведутся почти к нулю. Мало того, что ей и так будет тяжело пережить две битвы, так еще и это. Резервы заклинателя также не бесконечные. И умирают они как люди, хотя и живут подольше. Иными словами, любая смертельная рана, после которой человек не выживет, окажется фатальной и для девушки. Компенсировал этот существенный недостаток, правда, ускоренный метаболизм, который можно было еще усилить с помощью магии, но, скажем, сквозную дыру в груди или животе ничто не заживит. Стоило быть осторожнее.
Усилив щит, Каролина ринулась в атаку. Следовало поскорее разобраться с этой тварью. И, желательно, с как можно меньшими потерями. Иначе на второе сражение сил просто не останется. Однако демон будто этого и ждал. Он усмехнулся и атаковал Каролину сгустком прозрачного пламени. И заметила это девушка только с помощью магического взгляда. Она взмахнула клинком как раз в тот момент, когда ее щит, приняв на себя большую часть атаки, разлетелся осколками. Правда, остатки магии несколько задели бок заклинательницы. Она зарычала от боли, буквально чувствуя, как рвутся мягкие ткани и как из небольшой раны хлещет кровь, рука, занесенная над демоном, чуть дрогнула. Как итог - меч обратным хватом лишь задел второе крыло, разрубая кожистые перепонки, но не отрубая крыло полностью, как надеялась Кара. Ну, уже что-то. Теперь точно не полетает тварюга. Направив часть магии в раненый бок и останавливая кровь, Лина проскользнула под огромной лапой демона (кажется, он "срезал" у нее парочку волосинок, а это девушка не прощала никому - хандец несчастному) и по самую рукоять вонзила меч в грудь исчадия ада. Острие клинка вышло аккурат между крыльями твари.
- Прощай, гнида, - дьявольски улыбнулась Каролина, наваливаясь всем весом на клинок и прижимая тварь к стене ближайшей высотки. Ее свободная рука, вспыхнув ярким, режущим глаза светом, сжалась в кулак и устремилась к животу демона. Последний издал вопль умирающего, когда свет коснулся его тела, разрезая плоть как нож масло. Правда, девушка намеренно пожалела магию и уменьшила поток, продлевая страдания твари. Свет просто выжигал демона. И через минуту его взгляд погас навсегда. Заклинательница не без омерзения вытащила клинок из груди мертвой твари и отдернула руку, вытирая ее о легкую накидку, которая теперь болталась лохмотьями - видимо, лапа демона задела не только волосы. Кстати, о птичках. Холл провела рукой по высокому хвосту и успокоилась. Длина осталась прежней. Значит, не смертельно. Но даже за пару прядей Кара убила бы, не задумываясь. После, будто вспомнив о чем-то, синеволосая проверила свой бок. Тоже не опасно для жизни, хоть и весьма болезненно. Магия остановила кровь, и теперь неглубокая царапина покрылась тончайшей корочкой. Главное - не разбередить ее. Иначе проблем не оберешься потом. Каролина быстро перевела дух. С одной гадиной покончено. Осталась еще одна. Но нужно еще найти ее. И было бы здорово, если бы удача сопутствовала ей и во второй битве. Зачем она это ляпнула?..
- Хорошо сражаешься, - раздался позади свистящий шепот. Девушка вздрогнула и резко развернулась. Хотела развернуться. Но мужская рука неожиданно сильно обвила ее талию, прижимая ее к телу второго демона. Почему она не почувствовала опасности?! Что стало с ее возможностью чувствовать ауры? А магический взгляд? Почему он не предупредил об опасности?! Запоздало заклинательница сама ответила на свои вопросы. Она больше не чувствовала магического мира. Вообще. И не видела с помощью магии того, что творилось сзади. Ее отрезали от дара! Но как?.. - Вижу, ты все поняла, красавица, - опалил ее ухо тихий, издевательский смех.
Кара зарычала, и ее рука с мечом устремилась назад, но второй рукой демон перехватил запястье и вывернул до хруста костей. Девушка вскрикнула, клинок выскользнул из ослабевших пальцев, с лязганьем упав на асфальт.
- Тварь... - прошептала Лина, пытаясь сдержать стекающие по щекам слезы боли.
- Так-то лучше, - улыбнулся приспешник Сатаны, не обращая внимание на реплику синеволосой; рука, сжимающая талию в стальном кольце, поднялась чуть вверх, отчего стало трудно дышать. - Не пристало девушке носить меч, не так ли?
Когти почти нежно коснулись раненого бока, с легкостью разрывая тончайшую, почти незаметную корочку и вонзаясь глубже, увеличивая рану. Заклинательница конвульсивно дернулась и закричала, не оставляя попыток вырваться. Но кто она без магии? Даже ее тренированное тело не смогло бы перебороть физическую мощь демона. Без магии ей конец. Глотая слезы, Холл начала тихо читать заклинание на латыни, но демон чуть усилил хват, и неразборчивые слова тут же оборвались. Каролина от боли почти потеряла сознание, безвольной куклой повиснув в руках демона.
- Не вынуждай меня, - холодно произнес демон, теперь уже без улыбки. - Я не люблю красивым девушкам причинять боль. Да вообще девушкам в принципе. Но меня так возбуждают их крики... - чуть подумав, усмехнулся он. - Неправильную стезю ты выбрала, девочка. Тебе никогда меня не победить.
Освободив руку Каролины, демон на секунду засмотрелся на шею заклинательницы, плотоядно усмехнулся, и его когти оставили еще одну неглубокую рану на целом боку. Девушка последний раз вскрикнула и "уплыла", дыхание резко оборвалось, став почти неслышным. Демон будто знал, куда бить. Боль от ран в конце концов добила сознание Лины, но ни один жизненно важный орган не был задет. Значит, она была ему нужна. Только непонятно зачем.
Взглянув на капли крови, оставшиеся на асфальте, приспешник лишь огорченно цыкнул, подхватывая заклинательницу на руки. Но так даже лучше. Чем больше - тем однозначно лучше. Господин оценит... Демон вместе с бессознательной Каролиной на руках исчез в стене огня, оставив выжженную на асфальте пентаграмму после себя. Как приглашение.

***


Очнулась Кара в непонятном месте. В смысле доме. Но местности она не узнавала. Хотя она пока и не осматривалась толком. Приглушенный, но оттого не менее яркий свет больно резанул по глазам, и девушка тихо-тихо застонала, крепко зажмурившись. Прежде всего она решила начать с более насущного, но не менее болезненного. Тело было в ужасном состоянии. Что один бок, что второй были располосованы демоном и буквально горели огнем. Конечно, приспешник не удосужился раны перевязать или хотя бы обработать. Но хотя бы кровь остановил, и на том спасибо. Или она просто свернулась. Неважно. Магии заклинательница по-прежнему не ощущала. Очень плохо. Без магии она даже освободиться от пут не сможет, стальными кольцами приковавшими ее запястья и щиколотки к грубо сколоченной деревянной кровати. Цепи. Руки были высоко прикованы к изголовью кровати, отчего Холл приходилось чуть выгибаться, чтобы не вывихнуть плечи, как "приятное" дополнение к уже появившимся ранам. Из-за этого царапины на боках горели просто нестерпимой болью. И, видимо, это доставляло нескончаемое удовольствие демону.
- Ты права, - хихикнул приспешник, наклонившись к девушке и почти восторженно ловя ее хриплое, спазмами перехваченное дыхание. "Эта мразь еще и мысли читает..." - отчаянно подумала Каролина. Значит, никакого плана не придумать: демон будет знать о нем наперед. - И сейчас тоже. Как мне повезло с умным заклинателем! Ты ведь понимаешь, что тебе не выбраться живой из этих трущоб, верно? - почти ласково продолжил "парень", проводя рукой по щеке Холл и царапая нежную кожу длинными когтями. Лина закусила губу, с ненавистью смотря на демона. Но кое-что ее напрягло.
- Тру...щоб? - негромко спросила она. Горло, схваченное спазмом боли, не сразу вспомнило, каково это - издавать звуки. Оказывается - очень больно. - Где... я?
- На самой окраине города, в районе отбросов человечества, - с готовностью пояснил демон, усмехнувшись при виде гримасы отчаяния на лице пленницы. - Но не беспокойся об этом. Я думаю, тебе все равно, где умирать. И как умирать. И что станет с твоим телом после смерти. Уверен, люди не будут терзаться муками совести, если найдут твое тело в этой хибарке. Прости - не если, а когда. Ведь твоя судьба уже предрешена. Ты станешь последней в моей коллекции. И тогда я стану властелином всего мира людей.
- Да ты совсем идиот, - с трудом улыбнулась Каролина, чем вызвала недовольство приспешника. Но на свой страх и риск она продолжила: - Тебе не получить никакой власти, чего бы тебе ни наобещал Сатана. Я ведь правильно понимаю - ты его приспешник? Все вы, демоны, одинаковые. Трусливые и малодушные. Сатана не отдаст такой жирный кусок пирога, как власть над человеческим миром, такому, как ты. С куда большей вероятностью он заберет его себе, оставив тебя с носом. Или убив, что более реально. Зачем ему с кем-то делиться властью?
- Девчонка! - прошипел демон, залепив заклинательнице неопасную, но весьма обидную пощечину. - Не смей рассуждать о том, чего не знаешь!
- Это очевидно, - продолжила Лина чуть менее уверенным голосом. - Может, я и умру, но есть и другие заклинатели. И их хватит на ваш, демонов, век. И вы один за другим будете отправляться обратно в бездну.
- Это мы еще проверим, - вновь занес руку для удара приспешник. Но в этот раз его что-то остановило. Или кто-то.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
Кажется, Гилберт был уже близок к противнику. Мужчина нашел себя в каком-то темном, давно уже позабытом районе, где располагались полуразрушенные дома и царствовало абсолютное отсутствие людей как таковых; а может они попрятались по своим домам, хотя подобные здания нельзя было назвать местом, куда изо дня в день возвращаешься. Старший заклинатель в прямом смысле принюхался к окружению, пытаясь уловить направление, в котором находился источник, а именно - тот самый демон, схвативший в плен Лину. Халлоран закашлялся, тут же закрыв рот рукой, ведь эхо этого района было ужасающим - продолжительным и весьма громким. Жуткое место. Таким только детишек пугать на ночь. Гил зашагал вперёд, предположительно в том направлении, где должна была оказаться цель.
Он вышел на местность, где не было почти что ничего, кроме двух кирпичных домов, стоящих так близко друг к другу, что изначально казалось, что дом всего лишь один. Старый, давно заброшенный, с выбитыми окнами и хлипкой дверью. Сначала Гилберт посчитал, что с местом явно ошибся, но через пару секунд ощутил сильный поток магии и... пустоты. Кто-то явно потерпел участь лишённого силы. Гил осторожно последовал к двери того дома, из которого исходила магия, причем не такая слабая, какая бывает у обычных демонов.
- ...будете отправляться обратно в бездну, - услышал обрывок фразы Халлоран, зайдя в дом тихо и почти незаметно, шагая дальше осторожно, чтобы ненароком не выдать себя. Это был голос Каролины - той самой заклинательницы, являющейся командиром отряда Дэйзила. Мужчина на несколько секунд заблокировал собственную силу, дав себе шанс подойти на опасно-близкое расстояние к ничего не подозревающему демону, и ему удалось.
- Это мы еще проверим, - замахиваясь на привязанную девушку, прошипел демон, но удар был остановлен, и ничего не понимающее существо обернулось, пораженное тем, что кто-то всё же проник незамеченным.
- Вечеринка кончилась, - заявил Гилберт, раскрывая вновь поток своей магии и отбрасывая волной демона в противоположную сторону, прямо к выходу, вежливо и с чувством. Пролетев через кирпичную стену, удачно её проломив, исчадие ада зарычало, поднимаясь; а в это время Халлоран постарался освободить раненную Лину как можно скорее, пока демон не зарядил ему по лицу своей лапой в ответ.

***

Приспешника удалось одолеть, хоть и ценой большого запаса энергии. Гилберт даже успел отшутиться на тему того, что же будет, если заклинатель помладше столкнется с самим Сатаной.
- Идти можешь? - поинтересовался Халлоран, подходя ближе к Каролине, что во время боя отсиживалась в комнатке и пыталась прийти в себя, настроить поток силы. Девушка кивнула и стала подниматься на ноги, но было заметно, что даётся это ей не очень хорошо, потому что ранения мешали нормально передвигаться. Гил вздохнул, почесав затылок, жестом напомнив Лине Дэйзила. Но старший заклинатель и Кауле были непохожи, вообще ни разу, начиная с внешности и заканчивая поведением. - Тогда придётся телепортом, потому что донести тебя я-то донесу, но ненароком могу только хуже сделать.
- У Вас сил-то хватит?.. - чувствуя себя виноватой из-за собственной слабости, проговорила Лина, взглянув на Гила. Тот мягко улыбнулся и кивнул, хотя сам был не очень уверен в своих силах. Максимум, что может пойти не так - это если заклинателей при телепорте в нужное место закинет, например, в стену. Не так страшно, но не самое приятное. Была не была.
- Дай мне руку, - попросил Халлоран, девушка протянула ему руку. Аккуратно взяв заклинательницу за руку, Гил начал читать заклинания, концентрируясь на представлении своей квартиры. Не очень точно вспоминая каждую деталь, но приблизительное описание мысленное тоже сойдет. Мужчину сначала окутало слабоватое сияние, а после оно переместилось уже и на Лину. Закрыв глаза, мужчина быстро сказал, обращаясь к заклинательнице: - Закрой глаза и не открывай их, пока не скажу.
Девушка зажмурилась. Через мгновение окраина города вновь стала безлюдной - лишь остатки полуисчезнувшего демона валялись где-то неподалеку от дома.
you woke the wrong dog
~~
Лина не помнила ничего. Как будто события прошедшего дня кто-то неумело затер. Мелькали какие-то отдельные обрывки, но они не желали формироваться в целостную картину. Она не помнила, как Гил ее спас, предотвратив тот удар демона. Что самое интересное - он до последнего не чувствовал опасности в виде еще одного заклинателя, причем намного более сильного, чем сама девушка. Да и она не ощущала чужого присутствия. В общем, Гилу удалось без проблем сотворить то, чего не смогла Кара при полном использовании всех своих ресурсов. И она чувствовала себя несколько разочарованной. В себе же. Хотя это уже было не важно. Главное, что она жива. И Гилберт, спасший ее, тоже жив, причем выглядит куда здоровее, чем она. И сейчас синеволосой хотелось только одного: спать. Причем не суть где. Хоть здесь вот бы на полу растянулась и заснула мертвым сном. Суток этак на трое, если не больше. Но, к сожалению и к некоторому удивлению, Холл помнила слова приспешника, небрежно брошенные об этом месте. Если здесь действительно собрался весь человеческий шлак, то имеет смысл валить отсюда как можно скорее. Пока у них не появилось новых проблем. Тогда открывается новый вопрос: как это сделать? Пешочком? Такое расстояние ей просто не покрыть, учитывая раны. А сейчас их ни обработать, ни тем более исцелить. Вдруг у нее вообще заражение крови? Тогда спасет только чудо, и то маловероятно. Задействовать магию? Да, в принципе, одно равносильно другому. У Каролины сейчас не хватит никаких ресурсов тела, чтобы преодолевать расстояние от самой границы города до почти центра. Ну, это нереально при ее-то ранах. Она не была уверена, что вообще сможет твердо на ногах стоять. А в рубцы, оставленные приспешником Сатаны как прощальный подарок (точно знал, зараза, что прощаются), словно песку насыпали. Короче, все плохо.
Сейчас девушка занималась тем, что сидела на жесткой кровати, растирая запястья, на которых остались синяки от цепей, и несколько туповато смотрела на Гилберта. Он ей что-то говорил, потом по интонации Лина поняла, что некоторые фразы были вопросами; более того, она даже, кажется, ему отвечала. Но память отказывалась регистрировать это. Было и прошло, влетело и вылетело. Неужели она так сильно приложилась головой об асфальт, что заработала сотрясение? Да быть того не может. Скорее, это была апатия души. А телу просто пофиг, запоминать что-то или нет. Скорее всего, дела обстояли именно так, да. Просто Каролина до сих пор не могла поверить, что она проиграла какому-то демону, пусть и приспешнику. Именно проиграла, не была убита. Ее магию просто "отключили". И все. Без нее она превратилась в совершенно беспомощную девчонку. Ну а потом еще и сознание от боли потеряла. Прелесть какая. Двойной позор за один день. И сейчас Лина поставила перед собой новую цель, казавшуюся на первый взгляд безумной, - научиться сражаться с отродьями либо с помощью оружия, либо своего тела. Иначе это просто не дело - во всем полагаться на магию. Как оказалось, она не всегда может помочь. А кто еще знает, сколько всего этих приспешников? Нельзя было расслабляться. Решено. Как только раны перестанут стрелять острой болью при любом движении, она тут же возьмется за себя и начнет тренироваться и заниматься с мечом до сбитого пульса, до потери сознания. Чтоб в следующий раз точно быть готовой ко всему. И не бояться никаких приспешников. А то нападают тут всякие. И осталось найти ответ на самый главный вопрос: можно ли увеличить резервы энергии своего тела, чтобы никакой демон не смог их блокировать? Как показала весьма печальная практика: это действительно было необходимо. Чтобы при встрече ни одна тварь не смела блокировать ее силы.
Сейчас, кажется, Лина оказалась уже дома у Гилберта. Правда, при приземлении их едва не внесло в стену, но все, слава богу, обошлось. Будучи живой, оказаться вмурованной в стену... нет, пожалуй, слишком жестоко. Хотя начальник вроде как этого и не заметил. Его настораживало другое. Другая аура, наверное. Хотя сама Кара настолько боялась теперь использовать какие-нибудь силы, что не чувствовала ничего. То есть она просто оказалась в другом помещении, в более безопасном, каком была до этого, но не более того. Она сейчас не хотела ощущать даже ауру Гилберта - ее рецепторы сейчас были слишком уязвлены. Или она сама. Да какая разница, в общем-то? Результат-то один.
Гилберт, что-то пробормотав и, кажется, обращаясь к синеволосой, прямо в обуви прошел в гостиную. А заклинательница, совершенно опустошенная, села на тумбочку в коридоре и пустым взглядом уставилась на обувь, пытаясь заставить ее магическим образом сняться самой. Но куда там... Вздохнув, Каролина по максимуму медленно наклонилась, чтобы не задеть раны, аккуратно разулась и так же медленно разогнулась. Перевела дух. Рубикон перейден. Теперь можно поставить еще одну цель: подняться на ноги и как можно более твердо пройти в гостиную. Собственно, ей удалось и это, да только... она была там явно лишней.
Лина увидела такую картину: Дэйзил, непонятно как оказавшийся здесь и мирно спавший на диване, проснулся, почувствовал присутствие Гилберта, и полез к нему обниматься. Причем не просто как друзья. Видно было, что ему это необходимо как воздух. Кара неловко кашлянула, совершенно растерянная, не знающая, как вести себя в этой ситуации. Начальник отрядов обернулся и посмотрел на нее с настоящим ужасом, а Дэйзил рассматривал ее как какое-то диковинное животное.
- А что командир здесь делает? - спросил он у Гилберта. И сам же ответил, глядя на ее раны: - А, да... Наверное, ее демон и похитил?
Девушка больше ничего не хотела слушать. Она чувствовала себя неловко, что стала третьей лишней... между двух парней.
- Ладно, я пойду... Гилберт, спасибо за все!
И, не слушая начальника, хотя он что-то говорил, кажется, про ее раны, мол, куда она с ними пойдет, вышла из гостиной, обратно в коридор, пытаясь как можно быстрее натянуть на себя сапоги и морщась от стреляющей боли. Закончив с этой поистине нелегкой миссией, Кара выскочила на улицу, вдыхая свежий воздух и пытаясь успокоиться. Пока получалось плохо.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
- Да ладно тебе, я же всего лишь помочь хочу! - не успокаивался Дэйзил, которого Гил упрямо выпинал за дверь, чтобы тот догнал Лину и хотя бы до дома проводил: раны у девушки были не очень серьёзные, но всё же вред какой-никакой наносили общему состоянию. Она может неожиданно свалиться в обморок посреди дороги, например. Вспомнил юноша слова бывшего начальника, проводя ладонью по своему затылку. Кара всё отнекивалась:
- Пожалуйста, Дэйзил, оставь меня в покое, я сама спокойно до дома доберусь.
Кауле недоверчиво покосился на заклинательницу, пытаясь всяческими способами дотянуться руками до неё, но Холл слишком быстро реагировала и от прикосновений уворачивалась. Возможно, им не хватало настырности. Дэйз нахмурился.
- А если ты тут распластаешься, на асфальтике-то? - напирал он. - Кто ж тебя, родимую, с земли холодной поднимать будет? Ты же пострадавшая! - Седовласый всё же дотронулся до руки командира. - Позволь хотя бы свести эту вероятность к низкому проценту.
Кара и пикнуть не успела, как от её запястья пошел слабый свет, после проходя пульсацией по коже. Девушка вздрогнула, ощутив себя более-менее здоровой, хотя мир перед глазами на миг пошатнулся. Дэйзил отпустил её руку, улыбаясь, видимо, ожидая свою награду.
- Чего ты улыбаешься? - проворчала Холл, двинувшись вперед, даже не поблагодарив как следует товарища. Хотя, если слух парню не изменял, буркнуть что-то в знак благодарности брюнетка успела. Заметив же, что заклинатель идет за ней, Каролина недовольно договорила уже громче: - Так и будешь идти за мной?
- А как иначе? - спокойно, всё с той же улыбкой отозвался Дэйзил, ускорив шаг, оказываясь впереди девушки и поворачиваясь к ней лицом, тем самым идя наугад, надеясь, что не споткнется или спиной в столб не упрётся. Каролине же, наоборот, идея идти вместе с седовласым не очень улыбалась. Кауле уловил это. Лицо его за пару секунд сменило два выражения, но вернулось к изначальному. - Просто провожу тебя. В этом нет ничего такого. Или ты видишь ситуацию как свидание под луной?
Холл рассмеялась, но длилось её веселье недолго: остатки боли подкатили к груди, вынуждая замолчать и только прокашляться.
- Не мели чепухи, - серьёзно проговорила командир, всё же смирившись с участью идти напару с Кауле, - я такими болезнями воображения не страдаю.
- Тогда в чем проблема? - с тихим смехом поинтересовался Дэйз, взглядом приковавшись к напарнице. Заклинательница вздохнула, понимая, что Кауле похож на птицу-говоруна, нежели на сильного целителя. Но исцелял он неплохо... По крайней мере, если прислушаться к ощущениям, боль ушла на второй план. Как и всегда, усталый вздох девушки не остался незамеченным. - Правильно: ни в чем! Далеко живешь?
- Не очень, - отмахнулась Холл, указывая на дом, что был впереди. Дэйзил обернулся и чуть было не споткнулся о собственную ногу, чудом удержав равновесие. Каролина лишь покачала головой, отмечая, что навязанная Гилом "нянька" совсем похожа на мелкого вредного мальчишку, который сам нуждается в ком-то, кто бы за ним присматривал. Невольно брюнетка подумала о Халлоране, а более-менее положительный настрой сменился на чуть холодный, почти нейтральный.

***

Кауле - это не являлось секретом - был очень упрямой и довольно наглой личностью, которому нужно всё разрешать и не ставить перед носом никаких запретов. И случай с Каролиной не оказался исключением! Слабые усилия девушки избавиться от настырного помощника никак не срабатывали, а потому юношу пришлось впустить к себе домой, но с условием, что никаких погромов он не устроит. Да он и не очень горел этой идеей - хотел просто удостовериться в том, что с его командиром всё будет в порядке. Признаться, градус заботы седовласого изумил даже саму Кару. Ей даже показалось, что этот заклинатель-новичок не даст ей нормально лечь спать и уйти от всех проблем и мордобоев, что за день уже подошли к отметке "по горло".
Дэйзил уже собирался уходить, тихо обуваясь в прихожей, но тут до слуха юноши донеслось тихое треньканье, а затем - такая же тихая музыка. Взгляд голубых глаз забегал по помещению в поисках источника звука. Через пару секунд на глаза целителя попался домашний телефон, большая кнопка которого мигала зеленым. Кто мог звонить так поздно? Посчитав, что занудное и нескончаемое пищание телефона может разбудить уставшую Каролину, Дэйз на одной необутой ноге допрыгал до трубки, взяв её в руки и нажав на кнопку принятия вызова, что как раз и мерцала приятным цветом.
- Да-да, кому там не спиться в такую рань, - употребляя "рань" в качестве варианта насмешки над нарушителем чужого сна, сходу заговорил Кауле, стараясь делать это тише, всё так же стоя на одной ноге, рукой опираясь на высокую полку открытого шкафа. На том конце провода явно недоумевали, что им только что сказали. Заклинатель тогда проговорил банальное "алло-у".
- Где Каролина? - с очень неясной интонацией протрубили в трубку. Дэйзил честно ответил, что девушка нежится в кроватке в объятиях сладкого сна. Что-то треснуло у невидимого собеседника. - Ты кто вообще такой?
- Как грубо, - с наигранным недовольством заявил седовласый. - Я первый должен спрашивать, ведь это вы, уважаемый, сон чужой тревожите.
- Кауле? - сразу же рыкнул собеседник. По этому выпаду заклинатель распознал в нарушителя покоя того самого Уилла-которому-не-дали. - Что ты забыл у неё дома в такой час?!
- А ты что забыл у неё на телефоне в такой час? - парировал юноша, особо не придавая значения тому, что на той стороне человек воспылал праведным гневом и от ревности, кажется, подавился собственной слюной. - Будем ругаться? Она спит, пожалей хотя бы девушку, устала она.
- Ты, убл...
- Ну всё, пока.
Положив трубку, Дэйзил пропрыгал до порога и подхватил свой второй ботинок, но тут телефон снова залился тихой мелодией. Долго не думая, юноша кое-как дотянулся до проводка от трубки и выдернул его, благо сделать это было возможно. Теперь в квартире Каролины воцарилась тишина. Улыбнувшись своим мыслям, Дэйз, окончательно собравшись, выскочил за дверь, тихо закрывая её за собой. Воровато оглядевшись, седовласый всё же прошептал простенькое заклинание от воров или просто нежеланных гостей, которые про приличие не слышали, и уже окончательно закрыл проход в чужое пространство. Пусть Кара поспит спокойно. Ему ещё к Гилберту нужно забежать всё равно.
you woke the wrong dog
Форум » Архив » Корзина » Адские перипетии (Время тряхнуть стариной)
Страница 1 из 212»
Поиск: