Чтобы можно было писать в чате нужно войти в свой аккаунт.
Страница 1 из 11
Архив - только для чтения
Форум » Архив » Корзина » Инструкция по зарабатыванию конкурсных плюх (Конкурс (Декойс и Катчер очень хотят победить))
Инструкция по зарабатыванию конкурсных плюх




Алиса вздрогнула и подскочила в кровати, чувствуя, как по лбу скатываются капельки холодного пота. Опять ей снился этот проклятый сон. Этот гребанный палач, который несется за ней, словно контуженный на весь свой маленький мозг маньячина. О да, она была наслышана о нём, но никак не думала, что угодит в его лапы, когда пересечет границы владений Червонной Королевы.
Хм, хотя, за исключением этого неприятного эпизода, где она чуть не лишилась головы, события развернулись вполне сносно. Её спас великодушный Бубновый Валет, что немедля сопроводил испуганную девушку в резиденцию Королевы, а также весьма красочно поведал монаршей особе о неприятном эпизоде с Палачом. Его стараниями, но Королева сжалилась над бедной скиталицей и предоставила ей роскошную гостевую комнату, где она и проживала вот уже неделю.
"Хм, Бубновый Валет..." - вспомнив о нём, Алиса непроизвольно улыбнулась, переведя свой взор на тыльную сторону правой ладони. Именно до неё молодой и бравый Валет коснулся губами на прощание, оставив внутри у юной особы чувство порхающих чешуекрылых. Ах, её спаситель, которого она не смогла даже толком поблагодарить за свою жизнь, но ничего - сегодня был особый день при дворе жестокой Королевы, и её герой обязательно должен был присутствовать в гранитном замке. Сегодня был день любви, день сердца. Четырнадцатое февраля при дворце отмечали чуть ли не как государственный праздник, однако же апофеозом празднества должна была стать казнь непокорного Валета Червей, и это немного пугало Алису, ненароком желающую под шумок праздника покинуть дворец и этот поистине кровожадный мир.
- Вы верите в единорогов?
- Это единственное, во что я ещё верю...


Вопрос? Ответ!
День начался по обыкновению с крика Её Величества.
- Голову с плеч!
Валет вздохнул, облачаясь в парадное обмундирование. Не иначе, как Червонная Королева была недовольна: а) убранством; б) своим отражением в зеркале: в) чем-то незначительным. Знал бы кто, как ему это надоело. Терпеть извечные капризы своенравной королевы, раз за разом заставлять несчастных шестерок перекрашивать розы в зависимости от настроения Её Величества, а ещё являться по каждому вызову параноидальной злой стервы. Да и сейчас, со вздохом осматривая себе в зеркале и пристегивая шпагу, он старался думать не о скучном бале, посвященном Дню Святого Валентина, а о той несчастной, которую ему удалось спасти от палача. Милое, прелестное создание. Ухмыльнувшись, Валет стремительно покинул свои покои. Малютка ещё не осознала, куда попала.
- Ваше Величество. - Бубновый поклонился перед Червонной Королевой, изящно взмахнув шляпой, после чего выпрямился и встретил похотливый взгляд злобной стервы. Она чуть ли не облизнулась, вызывая у несчастного Валета рвотный рефлекс.
- Мой дорогой Валет, - томно проговорила Королева, протягивая руку вперёд. Сглотнув, Бубновый припал устами к тыльной стороне ладони, переборов желание отгрызть руку до локтя. Запах тела сидящей перед ним женщины туманил разум. И вовсе не от вожделения, нет. Вспомнив очаровательных придворных дам, Валет вернул на лицо жеманную улыбку и, снова слегка склонившись, отправился восвояси. Ноги сами несли его к покоям Алисы.
Отредактировал Katcher - Суббота, 08 февраля 2014, 00:44
Теплые струи воды, что смывали с её разума отголоски ночных кошмаров, невольно заставляли настроение Алисы подниматься вверх. Сказать по правде, она даже стала немного привыкать к этому странному месту, что кишило опасностью и от которого постоянно веяло смертью. Ведь человек мог ко многому адаптироваться, и этот мир, что за прошедшее время стал для неё чуть ли не родным, не был исключением. По крайней мере пока здесь существовали такие симпатичные валеты, как Валет Бубен.
Выйдя из ванны, девушка обмотала мокрые волосы полотенцем и придирчиво оценила свой внешний вид в большом старинном зеркале, что располагалось в углу, естественно, самом темном из всех углов гостевой комнаты. В принципе, для своих двадцати годков Алиса выглядела вполне ничего: фигура была весьма соблазнительной, а личико миловидное, как и подобает девушке её довольно-таки знатного происхождения. И лишь многочисленные шрамы, полученные в сражениях за собственную жизнь, портили общую картину. Но с другой стороны - лучше уж шрамы, чем валяться бездыханным телом где-нибудь в заброшенной обсерватории.
Быстро одевшись в своё опостылевшее до оскомины синее платье, Алиса закрепила на поясе нож - верный помощник в борьбе с буджумами и снарками - и попыталась привести свои волосы в порядок, в твердом намерении предстать в скором времени перед Королевой. Вроде как она собиралась поиграть с Алисой в крикет, хотя настроение монарха было более чем переменчивым...
В дверь раздался осторожный стук, и девушка непроизвольно вздрогнула от неожиданности. Признаться, она никого не ждала.
Смерив себя ещё один раз сердитым взглядом, она поправила высохшие пряди волос и направилась к двери, в следующую же секунду открыв её.
"О Боже..."
Дыхание невольно перехватило - на пороге, сияя новеньким мундиром и лучезарной улыбкой, стоял Бубновый Валет, всем своим видом выказывая явное желание пройти в комнату.
- Вы верите в единорогов?
- Это единственное, во что я ещё верю...


Вопрос? Ответ!
Она стояла прямо перед ним, в этом своём извечном голубом платье и с явной озадаченностью на лице. Валет, слегка поклонившись, резко поднёс к губам её руку и оставил едва ощутимый поцелуй. Алиса, вздрогнув, как-то смутилась, отводя взгляд в сторону. А сам Бубновый, продолжая держать её за руку, незамедлительно решил воспользоваться растерянностью владелицы покоев и целеустремленно прошёл внутрь. Так как маленькая, нежная ладошка утопала в его, Валет потянул девушку на себя, нахально улыбаясь.
- Я без приглашения, миледи простит мне вольность? - Большой палец оглаживал тыльную сторону ладошки, нежно и легкощутимо. Румянец, превративший бедную кожу в розоватую, более живую, невольно привлёк внимание Валета Бубен, и он, засмотревшись, любовался целую минуту, пока Алиса, не вырвав свою руку из его, не отошла на пару метров от назад. Валет опять улыбнулся, прожигая взглядом юную девушку:
- Ах, прелестное создание, что же Вы бежите, как от Брандашмыга? Неужели не верите в добрые намерения? - Ласковая, нежная улыбка не сходила с его уст, но взгляд, цепкий и жадный, обводил весь силуэт, прежде чем остановился на груди. Цокнув языком, Валет рукой огладил плечи Алисы и прошептал ей на ухо: - Неужели в этом Вы пойдете на Бал? Боюсь, Её Величество может воспринять это, как личное оскорбление. А мы с Вами знаем, что бывает после... - Он демонстративно провёл пальцем по шее Алисы, стоя за её спиной. Она, выпрямившись, стояла и не шевелилась, и, как ему показалось, по инерции потянулась за его рукой. Усмехнувшись, Бубновый отошёл к кровати, которую, казалось бы, даже не расправляли, и потянул за шнур колокола.
Буквально через пару минут, за которые Валет успел довести миледи до белого каления, после чего она скрылась в ванной комнате, появился мажордом. Ушастый, склонившись до пола, пролепетал:
- Что желает Его Сиятельство Валет Бубновый?
- Сиятельство желает, чтобы миледи Алисе принесли платье, достойное её, - презрительно скривив губы, приказал Бубновый, уже выходя из комнаты. - И да: если наряд не понравится лично мне, я отрежу кому-то уши. - И вышел, хлопнув дверью.
Сегодня определенно будет хороший день: извечного соперника казнят прилюдно, юная прелестница будет сиять на балу, а он сможет избежать внимания Червонной Королевы.
Громко захлопнутая дверь оповестила Алису, что её нежданный гость покинул покои.
"Ну и ладно..." - подумалось девушке, вдруг осознавшей, что Валет не так уж и привлекателен в своей слащавости и жеманности. Отчего-то изначально он ей показался совершенно не таким самодовольным и надменным. Видимо, тогда сказалась вся патовость ситуации. А сейчас юная особа поняла одно: спасибо Бубновому она, конечно же, скажет, но больше общаться с этим джентльменом она была не намерена.
- Ну что ж... - Поправив передник, белизна которого была когда-то испорчена трудновыводимыми кровавыми пятнами, она направилась к Королеве в тронный зал.

***

- Голову с плеч! - провизжала Её Величество, когда мисс Лидделл вошла в просторное, пестрящее роскошью помещение. Стоя у большого окна, Королева гневно смотрела на своего верноподанного, кажется, почти потерявшего сознание, и, по всей вероятности, была готова казнить его собственноручно. - Позовите Палача! Казнить Семерку Пик немедленно!
- О моя Госпожа, я прошу вас... - попытался оправдаться слуга, но Её Сиятельство уже не слушала его, переведя взор на гостью.
- О, моё милое дитя, наконец-таки вы оправились от шока и соизволили навестить меня. - Она демонстративно улыбнулась девушке, обнажая кривые зубы, и, подойдя к скиталице, протянула ей руку для того, чтобы та поцеловала монарший перстень. Алиса поклонилась в знак почтения и мимолетно дотронулась до королевской драгоценности губами.
- Простите великодушно, но встреча с Палачом действительно слегка выбила меня из колеи, но сейчас, я думаю, всё в порядке.
- Как же мне радостно это слышать, дорогая моя. - Она взяла её ладони в свои и продолжила: - Предлагаю прогуляться по саду, а затем сыграть в крикет. Думаю, Валет Бубен согласится составить нам компанию, - а потом резко развернувшись к Десятке Бубен, что стоял у входных дверей, приказала: - А Семерку Пик казнить! Сейчас же!
И прежде, чем Алиса смогла возразить или хотя бы немного помочь бедному прислужнику, обреченному на смерть, Королева подхватила её под руку и направилась в сад.
- Позовите Бубнового Валета! - чуть ли не проорала Её Величество, покидая пределы дворца.
- Вы верите в единорогов?
- Это единственное, во что я ещё верю...


Вопрос? Ответ!
- Ваше сиятельство... - проблеяло нечто прямо под локтем. Валет, опустив взгляд, недовольно спросил:
- Ну что?
- Её Величество просит Вас пройти на поле для крикета, - неуверенно пропищала одна из обслуживающих жаб. Вздохнув, Бубновый поднялся с места, незамедлительно следуя к месту. Раздражало ли его это? Безусловно. Мечтал ли он о том, что кусок плиты оторвётся от потолка и упадёт ему на голову? Вполне возможно. И сейчас, когда, казалось бы, ничего не могло заставить его настроение упасть ещё ниже, он увидел слабо сопротивляющегося Семёрку Пик, которого волокли под руки прочь из зала. О причине выдворения можно было даже не задумываться. Властно махнув рукой, Валет посмотрел на несчастного Семёрку, бухнувшегося к его ногам, и, брезгливо отойдя, процедил:
- Никакой казни. Во-первых, Её Величество даже не заметит, что её приказ был не выполнен, а во-вторых, мне не хочется заниматься переизданием новой карты. Видоизменить и отпустить.
И вышел из зала, чувствуя непонятное, мрачное удовлетворение, что слегка подпортил властный приказ Червонной Королевы. И, разумеется, уговаривал сам себя, что это было не благородство и не жалость. Валет Бубен явно не способен на подобное.

***

- Мой дорогой Валет! - воскликнула Королева, благосклонно улыбаясь.
- Ваше Величество, - криво улыбнулся Бубновый так, словно бы у него болели зубы. Кинув хмурый взгляд на Алису, неуверенно стоящую неподалеку, слегка поклонился. Собственно, на данный момент, его раздражало даже её присутствие, а всё влияние Червонной Королевы, которая одним своим видом вызывала окисление молока. Её Величество же, покрутив перед ним пятой точкой, аккуратно взялась за фламинго, который, коротко извинившись перед ежом, вытянулся в струну. Размах, удар, и трясущийся комок иголок несётся к кольцам. Правда, не долетает.
- Ай-яй-яй, - елейно протянул Валет. - Наверное, что-то не так с фламинго.
Королева, занимаясь тем, что трясёт птицу и угрожает ей казнью, оставляет и Алису, и Валета без внимания. Чем тот и воспользовался, подойдя к ней ближе и шепча на ухо:
- Сейчас будет весело.
- Сейчас будет весело.
Алиса непроизвольно вздрогнула оттого, что Бубновый чересчур резко оказался рядом с ней и, наперерез всем правилам этикета, приблизился слишком близко.
- Кхм, да, будет, но, уверена, не мне. - Она тактично отошла на шаг в сторону, увеличивая между ними расстояние, в то время как Королева повторила свою попытку, по обыкновению неудачную, если бы не усилие испугавшегося казни ежа, что самолично чуть ли не дополз до калитки соперника, то бишь мисс Лидделл. - Отличный удар, Ваше Величество, - проговорила Алиса. Врать она не любила, но здесь явно не было иного выхода.
В ответ Её Высочество самодовольно ухмыльнулась.
- Ещё бы, не первый год играю.
Кажется, Валет подавился смешком, рваным движением прикрыв рот ладонью. Алиса же его радости не разделяла, ибо эстафетная палочка следующего хода перешла к ней. Нервно сглотнув и помолившись всем богам, чтобы её удар оказался во всех отношениях паршивым, она взялась за длинные и жилистые ноги фламинго и замахнулась на бедного ежа.
К счастью, крикет для юной скиталицы был чем-то сродни неизведанности, а потому она позорно промахнулась, не сдвинув колючий комочек ни на дюйм.
Хотя лукавила, конечно же, сей мир весьма неплохо натренировал её глазомер и координацию, ножом она владела весьма сносно, зато своим промахом Алиса неимоверно позабавила монаршую особу и самовлюблённого Вальта, что в следующую же секунду звонко рассмеялись.
- Ах, моя дорогая, что за удар?! До чего же неуклюжа! - не унималась Королева, начиная смеяться в голос, что был скрипуч и неприятен.
Девушка нахмурилась, но попыталась взять себя в руки и стыдливо пожала плечами.
- Простите великодушно, но вашего мастерства мне не достигнуть никогда. - Алиса пристыженно поклонилась, улавливая на себе заинтересованный взгляд Бубнового.
"Чего это он так смотрит на меня?"
- Вы верите в единорогов?
- Это единственное, во что я ещё верю...


Вопрос? Ответ!
За всё время обмена репликами между Королевой и Алисой у Валета дважды возникло желание зарубиться собственной шпагой, четырежды - возвести глаза к небу, и один раз - пнуть ни в чём не повинного ежа. Как он и ожидал, очередная партия доставит Червонной невероятное удовольствие, тем более, что Алиса невольно подыгрывала ей. Или специально. В любом случае это раздражало. В любом случае, он молился Безумным богам, чтобы сие действие кто-нибудь прекратил. И тут...
- Ваше Величество! - Бубновая десятка, подбежав, склонился перед узурпаторшей и продолжил: - У Вас запланирована казнь Валета Червей на это время. Изволите подготовить Палача?
Королева, откинув в сторону фламинго, по-детски захлопала в ладоши и рявкнула:
- Подготавливайте! А если не будет весело, велите казнить!
- Кого казнить, Ваше Величество? - недоуменно спросила Десятка и тут же поплатился за это. Королева ненавидела глупые вопросы. Ненавидела вопросы о казнях. Да и вообще, если призадуматься, не любила вопросы. Побагровев, монаршая персона завизжала, взяв сходу высокую октаву:
- Голову с плеч этому!
И удалилась, жутко довольная собой. Покачав головой, Бубновый хлопнул по плечу Десятку и приказал:
- Возвращайся в строй. На что поспорим, Королева забудет об этом инциденте уже через три секунды?
Всё же, это была его личная гвардия, и разбрасываться солдатами Валет не любил. Попросту ненавидел, если быть честным. Десятка, вскинув на него свой благодарный взгляд, отправился восвояси, а сам Валет, подцепив под руку Алису, учтиво произнёс:
- Я провожу Вас, не против? В этих лабиринтах иногда можно насмерть заблудиться.
И молча, таща девушку на буксире, Бубновый шёл обратно в замок, ликуя, что наконец избавится от соперника. От этой мысли всё внутри пело и плясало. И даже мрачная, вырывающаяся Алиса не могла испортить благодушного настроя.

***

На такое события, как очередная казнь, собиралось, как правило, мало народа. Просто потому, что такое зрелище даже последней бродячей собаке было совсем не в новинку. Но вот на казнь бунтовщика, пошедшего против воли Червонной Королевы, её бывшего фаворита и любимца желающих посмотреть было вдвое больше, чем обычно. Королева, грозным взглядом усадив Алису рядом, протянула ручку к Валету, и он, скривившись, был вынужден оставить целомудренный поцелуй. Как становилось ясно, теперь Бубновый был фаворитом и самым любимым. Правда, его от осознания этого, хотелось добровольно напороться на Вострый меч. Валет вообще был противоречивой персоной: он ненавидел Королеву, но служил ей. На это и на всё остальное у него были свои причины.
- Голову с плеч! - рыкнула Червонная, подскочив с места.
"Да мы поняли", - ехидно подумал Бубновый, не отрывая взгляда от арены. Там, на эшафоте, склонив голову, лежал Червовый - лицемер и предатель. А ещё настолько дамский угодник, что соблазнил когда-то ту, что была дорога сердцу Бубнового. И за это он возненавидел красивого до умопомрачения соперника. И только свист топора в воздухе отделяет того от потери головы.
Движение палача, короткий стук, неожиданный тихий вдох Алисы, и голова, скатившись с постамента, невидяще всматривалась прямо в их трибуну. Усмехнувшись, Валет отвернулся и, продекламировав как Королеве, так и Алисе, что они встретятся на Балу, ушёл прочь, ощущая двоякое ощущение от увиденного.
Алису чуть не вытошнило. И нет, вовсе не из-за того, что её взору предстала устрашающая картина обезглавливания поистине красавца-мужчины. Всё же юной мисс Лидделл не впервой было видеть смерть во всей её красе, она и сама была убийцей и порой орудовала своим ножом похлеще Палача с топором наперевес. Рвотный рефлекс у неё вызвала ехидная ухмылочка Бубнового Валета в тот момент, когда голова несчастного откатилась на пару метров в сторону от собственного тела. Казалось бы, Бубновый наслаждался смертью бедолаги, упивался ею и данное обстоятельство принимал чуть ли не как дар свыше.
"Омерзительно" - подумалось Алисе, что презрительно прищурилась, глядя на своего спасителя. Это выглядело до невозможности омерзительно, как, впрочем, и весь этот мир...
- А теперь предпраздничный отдых! - провизжала Королева, хлопнув в ладоши и тем самым напомнив о себе. - Уберите тело и подготовьте бальный зал. - А затем, изобразив на лице неописуемую деловитость, повернулась к девушке: - Отправляйтесь в свои покои, юное дитя, хорошенько отдохните перед весельем. - Её Величество подошла к ней и растянула губы в кривой улыбке, а потом с надменным видом удалилась с балкона. - Как же меня утомляют эти казни.
Услышав брошенные напоследок слова Королевы, Алиса негодующе закатила свои глаза, а затем понуро отправилась в гостевую комнату, что стала для неё на время домом.
Нет, совершенно точно, Лидделл должна была смотаться отсюда как можно скорее.

***

В покоях её ожидал весьма неожиданный сюрприз: с дюжину различных по цветам и фасонам платьев лежали на её огромной кровати и, видимо, дожидались, когда же она сделает выбор в пользу одного из них.
- Что за черт...
- О, вы уже вернулись, прекрасное создание, а я как раз вас здесь поджидал.
Алиса ощутимо вздрогнула, когда позади неё нарисовался стройный брюнет, сияющий начищенными до блеска доспехами и аккуратными черными усиками под носом, и непроизвольно схватилась за нож.
- Позвольте представиться - Валет Пик, буду рад, если окажусь вам чем-то полезен. - Он выпрямился по струнке и коротко кивнул.
- Алиса Лидделл, приятно познакомиться. И чем же вы можете мне быть полезны? - Девушка скептически изогнула брови, и тут же во внешнем облике Пикового произошли разительные перемены: он расплылся в доброй улыбке и елейным голоском проговорил:
- Надеюсь, что одно из платьев, что я шил специально для вас, поможет вам затмить Королеву своей красотой.
Удивлению Алисы поистине не было предела. Валет и вдруг... швея? Немыслимо!
- Вы хотите сказать, что сами сшили эти платья?! - воскликнула девушка, недоуменно мотнув головой.
- Ну не век же мне войском командовать, - молодой валет направился в сторону своих творений, - а это моё хобби. Тем более я наслышан о вас и ваших подвигах, вы вдохновили меня и... для меня честь...
Кажется, Пика собирался расплакаться.
"О Боже..."

***

На самом деле из двенадцати платьев Алисе подошло только два: пронзительно красное, атласное, приталенное, без излишних рюш и оборок; и соблазнительно подчеркивающее фигуру - сине-зелёное, бархатное, с открытой спиной и довольно-таки завлекающим разрезом до бедра. Никогда ещё мисс Лиддел не чувствовала себя настолько усталой и измождённой, процесс примерки оказался для неё поистине пыткой, не сравнимой даже с ордой орущих буджумов.
- Пожалуй, я выбрала бы красное... - придирчиво оглядывая разрез на сине-зеленом платье, одетом сейчас на ней, проговорила Алиса, склонив голову набок. По правде сказать, после двух часов данного действа, ей уже было всё равно, но красное ей показалось поприличнее.
- Ах как жаль, как жаль. В этом платье вы невообразимо похожи на Кристи. Пусть земля ей будет пухом. Ах, если бы вы убрали волосы наверх - то одно лицо. Право слово, одно лицо! - Пиковый Валет козликом заскакал вокруг неё, пытаясь заколоть волосы Алисы наверх.
- Кристи? - не поняла Алиса. - Она умерла?
- Ох, печальнейшая история, миледи. Печальнейшая. - Не прекращая орудовать над прической девушки, Пиковый изобразил на лице всеобъемлющую скорбь. - Кристи, или Дама Треф, была возлюбленной Бубнового Валета.
Алиса, ошеломленно округлив глаза, уставилась на Валета.
- Бубнового? - "Вот так да, неужто он способен на любовь?"
- Да-да, их любовь была сильна, как ярость водопада, но... - Пика сделал драматическую паузу, - она изменила ему. С Червонным. Ох и скандал же развернулся.
И кажется, Лиддел начинала понимать ту злорадную усмешку на лице Бубнового, когда казнили Валета Червей.
- Но с другой стороны, Червонному не так-то просто отказать, умеет он умаслить девушку. Эх... А вот миледи не вытерпела позора и покончила с собой. Хотя зря, думается мне, Бубновый бы простил...
- Как печально-то, - проговорила девушка, не особо чувствующая опечаленность от рассказа, но, по крайней мере, слегка начинающая понимать своего спасителя.
- О да-да, весьма печально, - засуетился Пиковый, когда увидел кого-то в двери комнаты. Алиса немедля обернулась за его взором и...
Стоило ли говорить, что там, сердито нахмурившись и сложив руки на груди, находился Валет Бубен и сердито сверлил Пику глазами.
- Пожалуй, мне пора, рад был вам помочь, миледи. - Поцеловав поочередно обе белоснежных ручки Алисы, он направился к выходу. - Смотри не потеряй голову, Бубна, - ухмыльнувшись, проговорил он Бубновому, оставляя их наедине.
Лиддел нервно сглотнула, лихорадочно сжав на бедре ткань платья.
- Как вам платье, милорд? Всё же я склоняюсь к красному...
Она отвела глаза в сторону, отчего-то неимоверно робея под пристальным взглядом Валета Бубен.
- Вы верите в единорогов?
- Это единственное, во что я ещё верю...


Вопрос? Ответ!
Оставаясь всё в том же благодушном настроении Валет заполнил фужер спиртным, тщательно спрятанном в одном из шкафиков, и, салютуя собственному отражению в зеркале, опрокинул залпом, слегка поморщившись. Вот так вот надо провожать в последний путь друга. Бывшего. Редкостной скотиной был.
Из глубин Зазеркалья на него смотрел надменный молодой человек, который был, несомненно, хорош собой. Статен, красив, весьма учтив с дамами, но вот Червонного он на этом поле никогда не смог обыграть. Было что-то магнитическое в Валете, что даже Кристи, милая Кристи, польстилась на красавчика, забыв обо всём том, что обещала ему. Пальцы непроизвольно сжали бокал, с такой силой, что он разлетелся осколками, вмиг разрезав ладони Бубнового. Отрешенно глядя на собственную кровь, гвардеец Бубновой армии закатил глаза и рассмеялся. Настолько не держать себя в руках! Не иначе, отрубленная голова соперника на него так повлияла.
- Прекрати, Валет, так и до истерики докатиться не сложно.
- Ваше Сиятельство, на границах непорядки! - возвестил вбежавший Семёрка Бубен. Резко повернувшись, Бубновый прожёг его взглядом и процедил:
- В следующий раз стучись, идиот!
Три часа до бала, и, конечно же, срочный вызов. Уже седлая старого-доброго жеребца, Валет с тоской посмотрел на замок, безошибочно определяя её окна. Всего на миг, но это её сочувствие и неразделение всеобщего веселья по поводу казни так напомнило ему ту, которую он и любил, и ненавидел до сих пор.

***

- Чёртова паникёрша! - рычал он сквозь зубы. Нет, точно заколется собственной шпагой, это ж надо! Из-за каких-то болотных зверушек послать его чёрт знает куда. Степень ненависти к Червонной Королеве сейчас зашкаливал, и более того, таким злым его солдаты давно не видели. Он был готов рвать и метать, так что единственное, что его могло успокоить сейчас, - это изучающий взгляд Алисы.
Как же он ошибался.
Быстро поднимаясь по лестнице, Валет пару раз рыкнул на прислуживающих жаб, особенно на их просьбы явиться Королеве. В таком состоянии Бубновый был способен на что угодно, даже на мятеж и обезглавливание монаршей особы. Быстро забежав к себе в покои, он принял ванну, смывая с себя грязи Топей. Бр, как вспомнишь, так вздрогнешь. Тщательно обрядившись в представительный, праздничный мундир, Валет вышел из своих покоев, двигаясь по направлению к комнате Алисы. Уже второй раз за день. Это становится какой-то странной аксиомой.
- О да-да, весьма печально. - Пиковый. Ему-то что здесь надо? Наблюдая за его суетливыми движениями вокруг девушки, облаченной в... это что, платье? Бубновый, демонстративно положив руку на эфес шпаги, красноречиво взглянул на Пику, отчего тот, вспорхнув из комнаты, умчался. Его последнюю фразу Валет пропустил мимо ушей, а вот трусливый сын собаки теперь спрячется, думая, что Бубновый злится. Как обычно. Но теперь Валета интересовало совсем другое. Девушка, скромно опустив взгляд, тихо спросила:
- Как вам платье, милорд? Всё же я склоняюсь к красному...
Вступив в комнату, Бубновый закрыл за собой дверь, ненавязчиво щелкнув замком. Под его жадным взглядом Алиса ещё больше задрожала, теперь пальцы впивались чуть ли не в кожу, игнорируя шёлк платья. Сглотнув и прочистив горло, Бубновый хорошо поставленным голосом произнёс:
- Определенно это. Ненавижу красный цвет.
Его аккуратные, тихие шаги не остались без внимания: милейшее создание непроизвольно сделала шаг назад. Но вдруг она остановилась и смело посмотрела ему в глаза, видимо, ругая себя за малодушие. Бубновый ухмыльнулся, подойдя настолько близко, что смог взять её за руку. Нежная кожа, приятная на ощупь. И это чёртово платье, открывающее вид на всё интересное. Подняв руку над её головой, Валет произнёс:
- Повернитесь, я хочу посмотреть со спины. - Лёгкое, почти дружелюбное сжатие ладони показало, что отказа он не примет. Алиса, повернувшись, оказала себе дурную услугу: идеально ровная, красивая спина, обнажённая почти до самого конца. Пальцы, против воли, потянулись к молочно-белой коже, но, сделав над собой усилие, Бубновый отвёл волосы девушки в сторону и, огладив шею, резко прижал юное тело к себе. Одну руку он всё также держал в своей, а другой держал за талию, не позволяя прелестнице отодвинуться. Опустив губы к обнаженной шее, он слегка поцеловал бешенно бьющуюся жилку, что позволяла сделать разница в росте. Опаляя горячим дыханием нежную кожу, он проговорил:
- Смелая Алиса. Смелое платье.
Девушка вздрогнула, а её дыхание участилось, когда она поняла, что, собственно, сейчас произошло.
Его губы щекотали её шею, а руки сжимали крепко, не давая вырваться на волю. И этот чертов замок, который он защёлкнул, когда вошёл... Она ведь заметила это, заметила, но ничего не предприняла. Дура!
Взор невольно метнулся к ножу, что мирно лежал на кровати рядом с опостылевшим синим платьем, а мозг стал тут же прикидывать различные варианты спасения из лап явно озабоченного мужчины.
- Смелая Алиса. Смелое платье, - тихо проговорил Валет, заставив Алису напрячься ещё больше. Во-первых, на какую-то долю секунды она почти потеряла связь с реальностью, растворяясь в его манящем бархатистом тембре голоса, ну а во-вторых, несмотря на всю притягательность Бубнового, мисс Лидделл не привыкла говорить "спасибо за спасение" таким вот низменным образом. Поэтому пока она вконец не одурманилась этим нежданным гостем, необходимо было вырваться любой ценой. И информация, предоставленная Валетом Пик, оказалась как нельзя кстати.
- Милорд, вы спасли меня от Палача, потому что я похожа на Кристи, да? - Жестоко? Безусловно. Зато Бубновый тут же ослабил объятья, ненароком позволив Алисе ухватиться за эфес его шпаги, а затем сразу же приставить острое лезвие к его горлу. - Что это вы удумали, многоуважаемый Валет Бубен? Я не придворная дама, на меня ваши уловки не подействуют, ищите девушку для утех в другом месте и уж явно не здесь. Я благодарна вам за спасение. Правда. Очень. Но на этом моё признание и заканчивае... - Лидделл осеклась, когда бравый командир бубнового войска приглушённо рассмеялся.
"Что?.."
- Прекратите смеяться! - нахмурившись, приказала Алиса, сильнее нажимая на шпагу, что грозила в любую секунду проткнуть сонную артерию мужчины. Валет же посмотрел на неё, как на несмышленое дитя, а затем, осторожно поднеся руку к острию, аккуратно отодвинул шпагу в сторону.
На удивление Алиса не стала сопротивляться, словно зачарованная смотря в его глаза. Такие глубокие, надменные, в какой-то мере злые, но неимоверно... грустные? Да, именно грусть. Грусть в его взоре и завораживала её, предательски сильно, будто бы взгляд гипнотизёра.
- Не смейтесь надо мной... - шептала она, в то время как Бубновый преодолевал те два шага, что ещё разделяли их. - Не подходите, я убью вас, - шептала она, не в силах пошевелиться. - Прекратите... не надо... - шептала она, когда Валет, обхватив её щёки ладонями, медленно наклонился и дотронулся до дрожащих девичьих губ своими. Сначала неуверенно, осторожно, будто бы спрашивал разрешения, а затем...
Шпага всё ещё находилась у неё в ладони, понуро опущенная острием в пол, когда их губы соприкасались с каждой секундой всё настойчивее и настойчивее, когда их языки сплетались в безумном танце невысказанного желания, что пламенем сжигало изнутри обоих, когда его ладони бесстыдно блуждали по её оголенной спине и плечам.
Как ни прискорбно, но, кажется, он сводил её с ума. Этот чертов Валет полностью лишал её разума, и юная мисс Лидделл совершенно и абсолютно ничего не могла с этим поделать.
А до празднества оставалось каких-то полтора часа.
- Вы верите в единорогов?
- Это единственное, во что я ещё верю...


Вопрос? Ответ!
Это был такой момент, когда все остальные факторы вообще никак не интересовали. Когда рука, упрямо сжимающая эфес шпаги, была настойчиво отодвинута в сторону, а спустя мгновение лязг оружия подтвердил то, что пальцы растерянно разжались. Но на это было плевать. Когда широко раскрытые глаза, не отрываясь, следили за ним, но затем, дрогнув ресницами, прикрылись. И на это тоже было плевать. Когда хрупкие, девичьи руки, машинально обхватив его шею, приблизили столь желанное тело ближе, и только это возымело эффект. С едва различимым стоном продолжая поцелуй, Валет окончательно и бесповоротно потерял голову. До начала бала оставалось полтора часа. Чёртов Валентин с его чёртовым днём.
Руки автоматически и властно прижали к себе Алису, практически сдавливая тонкий стан. С какой-то яростью, звериным бешенством впиваясь в её губы, лаская обнаженную спину и сдавливая талию, Бубновый чувствовал, что ей это нравилось. Она извивалась, изгибалась в его руках, требовательно цепляясь за уже ловко распущенные волосы, лента для которых мгновением назад была отброшена в сторону. Валет, не отставая, уже оголял плечи, избавляясь от столь вычурного, ненужного платья. Платья, которое свело с ума.
Оторвавшись от губ миледи, Валет медленно провёл языком по своим, ощутив горький металлический привкус. Девчонка прикусила ему губы, но этот факт лишь заставил его усмехнуться. В её глазах растворилась страсть, похоть и что-то вроде... злости? Притянув её к себе, резко поднимая на руки этаким замысловатым рывком, Бубновый опустил губы к открытой шее Алисы, цепочкой поцелуев опуская до ложбинки груди. Остановившись, он снова поднял взгляд, впившись в её - вызывающий и твёрдый. Ухмылка скользнула по устам.
- Мисс Лидделл, мне кажется, мы опоздаем на Бал. Надеюсь, Вас не обезглавлят. - О своей опасности оказаться на эшафоте Валет даже не заикнулся, ибо Червонная Королева простит своими фавориту всё. Даже то, что он обесчестит её фаворитку.
Упрямо двинувшись к кровати, Бубновый расположил девушку на перине, нависая над ней. Взгляд двинулся от покрасневших щек до блестящих глаз, а затем вниз, на прикрытую тканью грудь. Усмехнувшись, Валет Бубен, резко опускаясь вновь к губам, ловко приподняв девушку, расположив её сидя. А пальцы тем временем, ловко развязывая корсет за спиной, приближали к тому мигу, когда платье просто-напросто сползёт вниз, открыв всё, что есть.
Алиса злилась. На себя, на Валета, на весь мир в целом. Но самое главное, на что она злилась, - на собственное бессилие, словно бы на какой-то миг она превратилась в тряпичную куклу, что была не способна противостоять воле своего... хозяина?
Чёртов марионеточник, что так ловко управлялся с невидимыми нитями, сковывающими её запястья и лодыжки.
Чёртов Бубновый, будь ты проклят...
- Мисс Лидделл, мне кажется, мы опоздаем на Бал. Надеюсь, Вас не обезглавлят. - Его слова заставили задохнуться от негодования и тихо прорычать:
- Вашими стараниями, милорд. Вашими стараниями. - Валет усмехнулся, подхватывая её хрупкое тело на руки и укладывая на мягкие перины. - Наверняка моя казнь развеселит вас точно так же, как и смерть несчастного Червонного...
Бубновый нахмурился, впиваясь в её губы новым поцелуем, грубоватым, не таким, какие он дарил ей прежде, а затем резко приподнял, заставив сесть, чтобы расшнуровать корсет её платья.
А она не противилась. Нещадно ругала себя в мыслях, хотела сбежать, расцарапав за секунду до этого его привлекательного лицо, и смыться куда подальше из этого поистине безумного Королевства, но в противоречие себе же самой так смиренно принимала всё то, что творил с ней бравый Валет.
Платье с тихим звуком съехало вниз, прошуршав какую-то печальную мелодию напоследок, когда жаждущие мужские ладони пытались избавиться от него раз и навсегда. И губы... О эти губы, которые не прекращали ласкать её ни на миг, о эти пальцы, что дарили и холод, и жар одновременно.
- Милорд... - прошептала она, запутываясь в его волосах своими изящными, но мозолистыми от битв ладонями, отчего тот моментально устремил на неё свой взор, темный, затянутый поволокой похоти, точно такой же, как и у неё. - Вы... на вас непростительно много одежды для подобной ситуации...
К черту! Всё к черту!
Сквозь бесконечную борьбу за собственную жизнь юная мисс Лидделл была вправе почувствовать к себе хоть немного ласки.
Тонкие пальцы стали методично расстегивать золотые пуговицы бело-красного мундира, тем самым срывая одобрительный хмык со стороны Бубнового.
Уже сегодня вечером Алиса Лидделл покинет Королевство. Уже сегодня вечером она забудет о своем поступке. Сегодня же вечером она запретит себе думать о Бубновом Валете, а пока... Она полностью доверялась его сводящим с ума рукам.
- Вы верите в единорогов?
- Это единственное, во что я ещё верю...


Вопрос? Ответ!
Он истекал, сходил с ума, прижимался к ней, впитывая тепло и буквально ощущая обнаженную кожу юной прелестницы. Нет, это было нереально. Казалось, её страсть, столь долго сдерживаемая, вырвалась наружу, и эти ловкие пальчики, которые хотелось целовать, каждый, по отдельности. Целуя обнаженную нежную шею, Валет заставлял, принуждал юную Алису извиваться в его руках, раскрываясь перед ним полностью. В действительности, он давно не испытывал подобного, и, если честно, подобное вожделение слегка пугало его.
Но об этом потом.
Пока - её стон, вырвавшийся невольно.
Её губы, блуждающие уже по груди, освобожденной ото всякой одежды.
Её взгляд, полный томления и похоти.
А на остальное - плевать.
Гортанный хрип вырвался изо рта, когда всё те же маленькие пальчики проникли за широкий пояс штанов, предварительно щелкнув бляхой. Запрокинув голову назад, Бубновый оглаживал приникшее к нему тело, ласкающееся и ждущее ответной ласки. И он восполнил: руки, блуждая по изящным изгибам, оглаживали грудь, талию, спустились на бёдра и сжали, до синяков, до красных отпечатков ладони на бледной коже. Затем обвёл покатые упругие ягодицы, сжал их, почувствовав, как выгибается Алиса к нему навстречу, немедля попадая в плен поцелуя. Хотелось терзать, кусать до крови губы, на которые так часто падал взгляд. А мисс Лидделл стонала, что-то просила, почти умоляла, и Валет, решительно откинув её на кровать, навис сверху. Томительно-долгий взгляд, охватывающий всё её тело, - и ухмылка.
- Прекрасна, Алиса. Воистину прекрасна. С Днём Всех Влюбленных, - хрипло прошептал он, медленно, но целенаправленно входя внутрь, туда, где тепло охватывало достоинство, отчего Бубновый прикрыл глаза, начиная медленно, дразняще-медленно двигать бёдрами. Её ногти помимо воли вцепились в его плечи, оставляя после себя красные борозды. Шикнув, Валет криво усмехнулся, опуская губы к груди, лаская её, а после слегка покусывая, показывай ей то, что такая боль может быть приятной.
И награда - первый гортанный вскрик и сжатые вокруг его торса бёдра.
А после он просто потерял чувство реальности, начиная вбиваться в податливое, выгибающееся навстречу тело с такой силой и амплитудой, что ей наверняка было больно. Приятно больно.
Какая-то непривычная её сознанию стеснительность, смущение, робость поглощали всё девичье существо, в то время как руки Валета требовательно ласкали каждый изгиб её тела.
Порой ей хотелось закричать и вырваться из его объятий, но в тот же миг она понимала, что лишь сильней прижимается к нему, выгибаясь до хруста в спине, лишь сильней обвивает его шею руками, притягивая для новых поцелуев. Безумие, самое настоящее, о котором хотелось забыть уже сейчас, но которое вряд ли когда-нибудь покинуло бы память юной мисс Лидделл.
А он терзал, ласкал и доводил до исступления, заставляя стонать в голос и почти молить, она и сама не знала, о чем именно. И в эту же секунду девушка неимоверно сожалела о том, что не была искушена в вопросах любовных утех, что была до отвращения неопытна в подобном и толком не знала, как доставить мужчине удовольствие. А ей так бы хотелось заставить его точно так же стонать и молить о продолжении...
Жаль, что она никогда не придавала особого значения близости между мужчиной и женщиной. Жаль, что всеми её мыслями уже давно завладела борьба, битва за собственную шкуру.
То, как порывисто Валет вдавил её в мягкую перину, немного отрезвило Алису, что слегка недоумённо устремилась на бравого командира. Колено, что тут же вклинилось между стройными девичьими ножками, весьма красноречиво выказало явное желание Бубнового идти до конца, но, впрочем, мисс Лидделл и не сопротивлялась.
- Прекрасна, Алиса. Воистину прекрасна. С Днём Всех Влюбленных, - прошептал он, медленно входя в её лоно и сильнее сжимая в и без того крепких объятьях.
Она хотела что-то ответить, хотела съязвить, что этот день к ним никак не относится, но все слова предательски застревали в горле глухим стоном, когда Валет то слегка ускорял темп, принося неожиданно приятную боль, то вновь замедлялся, вызывая мучительное томление внизу живота.
Ох как же он был красив в эту секунду! Признаться, ещё никогда за свою жизнь Алиса не видела столь красивых мужчин, каким в данную секунду был Бубновый Валет.
Он вновь ухмыльнулся, чему именно, мисс Лидделл и сама не поняла, но в следующее же мгновение молодой командир резко перевернулся, утягивая её за собой и вынуждая оказаться сверху, а затем рывком приподнялся, тут же начиная ласкать ключицы и грудь девушки. Обхватив его шею руками и запутавшись пальцами в светлых волосах любовника, Алиса неистово прижимала его к себе, ни на секунду не прекращая двигать бёдрами, и тихо постанывала, уже сейчас начиная огорчаться от мысли, что когда-нибудь это всё должно было закончиться...
- Вы верите в единорогов?
- Это единственное, во что я ещё верю...


Вопрос? Ответ!
Чертовски не хватало воздуха.
Жадный вдох, жадный взгляд, впившийся в её - полный желания и возбуждения. И теперь единственное, чего он хотел помимо лишнего глотка свежего воздуха, - это заставить любовницу кричать. Неистово, с апломбом, до хрипа и порванных связок. Ему не нужен был стон, не нужен был всхлип, - только безумный, растворяющийся в недрах этих покоев крик. И почему-то Валету казалось, что Алиса тоже этого хочет.
Резкий рывок - и леди уже сверху. Обхватив руками её бёдра, Бубновый плотно насаживал девушку на свою плоть, одновременно лаская её шею и грудь языком, сноровисто облизывая кожу дюйм за дюймом, а руки, уже вцепившись в ягодицы, заправляли ритмом и темпом, пока слегка шокированная от боли и переполняющего желания Алиса автоматически хватала его за волосы, оттягивая его голову слегка назад. И Валет позволял ей эти проявления слабости, слегка шипя от боли. За это, в отместку, он укусил её за сосок, отчего мисс Лидделл, вскрикнув, опять изогнулась всем телом, ощутимо двинув корпусом, тем самым изменив угол проникновения. И замерла, испытывая новые ощущения. По красным, лихорадочно красным щекам Валет понял, что такое положение ещё более удачное. И, слегка приподняв корпус любовницы, начал активно двигать бёдрами навстречу, безжалостно врываясь внутрь. А ей, уже не такой гордой наезднице, оставалось подчиниться, обхватив коленями его торс и теперь уже громко, отчётливо вскрикивать. А он вновь и вновь входил, выходил, входил, выходил, до тех пор пока не почувствовал, как сжались стенки вокруг его плоти, а низ его живота запульсировал, предупреждая. Да, разрядка уже была не за горами, но Бубновый не желал столь быстрого окончания их рандеву...
Резкий толчок рукой, и Алиса, застигнутая врасплох, оказалась вновь внизу. Растерянно посмотрев на него, она отходила от своего первого в жизни оргазма, тяжело дыша и позволяя слезам беспрепятственно катиться из глаз. Она не стирала их, ибо руки, что вцепились в покрывало, казалось бы, было невозможно оторвать. Снова усмехнувшись, Бубновый лёг, устроившись между её ног. Алиса всё так же непонимающе следила за его действиями, пока Валет наконец не опустил голову туда, где в дикой пульсации билась та самая точка. Коснувшись чувствительного места губами, Бубновый почувствовал, как задрожала девушка, сдавленно охнув. Всосав внутрь нежный бугорок, Его Сиятельство оральными ласками активно ублажал любовницу, впервые за долгое время испытывая чувство вседозволенности, а также восторга от её реакции на каждое его движение языком. Мучительно и приятно. И её вкус, растворяющийся на языке, казался самым сладким, самым насыщенным. Таким пряным, чуть горьковатым, но настоящим, реальным. Чёрт возьми, Валет и сам ощущал невероятное возбуждение от того, что она извивалась всем телом, запрокидывая голову назад и гортанно выкрикивая что-то, что он никак не мог распознать. Он ощущал возбуждение от того, что делал для неё. И это пора было прекращать.
И снова. Второй оргазм за раз. Алиса вздрогнула и изогнулась, невольно сдавив бёдра вокруг его головы. Слегка укусив за вторые губы, Бубновый приподнялся на локтях и, развернувшись, откинулся на спину, потянув её за руки. Теперь и он ждал ответной ласки, ладонью проведя по плоти.
- Давайте, миледи, сделайте то, что я требую. - Вызов в её глазах, поддернутых пеленой страсти. Валет с силой сжал запястье, буквально принуждая её склониться над его торсом и вобрать в рот достоинство. Откинув голову на подушки, Бубновый запустил пальцы в волосы Алисы, сжимая локоны и опять заправляя темпом. Он привык управлять и возглавлять. И даже сейчас, когда Бубновый впервые ощущал подобное, он не намерен меняться.
Первый оргазм оглушил, но второй - почти парализовал Алису, что до сих пор не могла привыкнуть к этому странному ощущению неги во всем теле. Слишком приятно, чтобы быть правдой в этом несправедливом и жестоком по всем параметрам мире, как этот. А Валет своими внезапными действиями лишь сильнее топил мисс Лидделл в этом непонимании и изумлении. Раньше ничего подобного она не ощущала, раньше такая близость, что случалась всего лишь пару раз с другом детства из приюта, ограничивалась исключительно неприятным тянущим чувством внизу живота.
Ох, Валет... Надменный, самовлюбленный и безумно красивый Валет, черт побери!
Она тяжело дышала, всё ещё чувствуя отголоски пережитого наслаждения, когда мужчина потянул её на себя, что невольно удивило девушку. Её непонимающий, лихорадочно блестящий взгляд устремился на любовника, а брови непроизвольно нахмурились.
- Давайте, миледи, сделайте то, что я требую.
- Что... - но Бубновый и опомниться не дал, буквально-таки с силой притянув её к своим бёдрам и не оставив никакого выбора. В первую же секунду она испугалась, невольно дёрнувшись назад, но тихий стон, что сорвался с его губ, когда член опустился в горячую влагу её рта, заставил оторопеть и почти лишиться чувств. Наконец-то он тоже стонал, наконец-то он тоже был в её власти.
Настойчивая ладонь, оказавшаяся на её затылке, задала темп, но Алиса не сопротивлялась, а лишь старалась, как могла, наслаждаясь каждым тихим стоном и рыком, и похвалой, что изредка срывалась с уст Бубнового. Её пальцы ласкали бёдра, а затем и грудь любовника, острыми ноготками оставляя на коже яркие красные полосы, а губы неустанно ласкали, целенаправленно толкая Валета в пропасть удовольствия, пока...
Бравый командир бубного войска неимоверно напрягся, ещё сильнее сжимая её влажные от пота волосы, и в горло Алисе ударила горячая струя семени. Тонкие девичьи пальцы судорожно сжали белую материю простыни, но девушка не вырывалась, покорно принимая всё без остатка. Пожалуй, самые последние секунды её покорности.
Дождавшись, когда любовник расслабиться и отпустит пряди её волос, Алиса неторопливо выпустила его плоть на волю и исподлобья посмотрела на него, демонстративно облизнув испачкавшийся краешек губ.
- Милорд, доволен? - Она прикрыла глаза и усмехнулась, горько и с надломом. - Хотя в любом случае милорду теперь следует уйти. Бал наверняка уже начался, и Королева жаждет вашего общества. - Алиса встала и, боле не стесняясь своей наготы, проследовала в ванную комнату. - Спасибо, милорд, что спасли мне жизнь. Надеюсь, моя благодарность не разочаровала Вас... - последнее, что сказала юная мисс Лидделл, перед тем как запереть дверь в ванную, а затем тщательно смывать с себя его поцелуи и касания, а также слёзы, что ручьями катились из глаз.
- Вы верите в единорогов?
- Это единственное, во что я ещё верю...


Вопрос? Ответ!
Валет, лёжа там же, где его оставила Алиса, задумчиво смотрел вверх, не отрываясь от лепнины на потолке. Перемена настроения любовницы он ощутил так же четко, как и смену ночи и дня. И самое главное: он искренне не понимал в чём дело. Да, Бубновый спас ей жизнь, посчитав смазливую мордашку вполне достойной для жизни. Да, Его сиятельство испытывал непреодолимое желание обладать девушкой, но всё дело в этой чертовски соблазнительной фигуре, красивом, без сомнения, лице, а ещё платье. Платье, оттеняющее глаза. Мотнув головой, он прикрыл глаза ладонями и довольно потянулся. Было ну очень хорошо.
Пока из ванной комнаты не послышался всхлип.
- Ещё чего не хватало... - пробурчал Валет Бубен, резко поднимаясь с места и наскоро одевая на себя мундир. Собственно, на Бал он вовсе не торопился: одна мысль о том, что Червонная Королева будет рвать и метать, доставляла ему удовольствие. Может, она даже переключится на чью-то казнь в порыве злости. И забудет про него. Из-за двери опять послышался едва слышный плач. Поморщившись, Валет подошёл ко входу в ванную комнату и, кашлянув, деликатно постучал.
- Милое создание, у Вас всё в порядке? - елейно произнёс Бубновый, проводя ладонью по волосам, приглаживая их. Да, вид у него, конечно, растрепанный, страшно подумать, какова будет степень ревности Королевы. Алиса подозрительно замолчала, стих и шум воды. Ещё раз постучав, Валет Бубен сердито нахмурился. Как ни странно, ему вовсе не хотелось оставлять её, что-то в мыслях не давало покоя. Например то, что он всего пару минут назад обладал этой девушкой, сделал своей. А она отдалась, ни разу не пискнув. Разве это не даёт ему право забрать её? Даёт. Упрямо вскинув взгляд на дверь, Валет отошёл на пару шагов и, пинком вышибив дверь, слегка зашипев от боли, зашёл внутрь.
Алиса была здесь.
И как бы не здесь.
Отсутствующий взгляд в никуда, ручки сжаты в кулаки, а губы закушены до такой степени, что из уголка, утонченно скользя по подбородку, стекала кровь. Облизнувшись, Бубновый рывком поднял девушку на ноги, схватив за плечи. Его холодный взгляд вперился в её: равнодушный, отсутствующий. Она была до сих пор обнажена, и только сейчас, разглядывая её не в полутьме комнаты, Валет видел все последствия: синяки на бедрах, ссадины на талии и плечах, укусы на шее и на линии подбородка. Если Червонная увидит её в таком виде - беды не миновать. И Бубновый, зная об этом, как никто другой, внезапно испытал какое-то странное чувство, название которого точно знал, но забыл.
То же самое он ощущал, когда обижал Кристи.
Чувство вины всего лишь.
Мягко поднимая её лицо за подбородок, он целомудренно поцеловал чуть дрогнувшие уста. Снимая с вешалки полотенце, достаточно длинное, чтобы закрыть тело девушки, Валет скрыл её наготу, аккуратно выпроваживая из ванной комнаты. Оставив её - потерянную - стоять посреди её же покоев, Бубновый подошёл к двери и как-то надломленно произнёс:
- Бегите, мисс Лидделл. Убирайтесь отсюда, пока есть возможность. Бал и последующие казни отвлекут Королеву, а я расчищу Вам путь. По крайней мере, постараюсь. - И вышел из покоев совсем ещё недавней любовницы. Шпагу Валет предусмотрительно оставил там. В конце концов, он ей ничего уже не должен.
- Бегите, мисс Лидделл. Убирайтесь отсюда, пока есть возможность. Бал и последующие казни отвлекут Королеву, а я расчищу Вам путь. По крайней мере, постараюсь.
Он сказал это и ушёл, оставив юную Алису в одиночестве, потерянную и отчего-то сломленную. Странно, что она ощущала именно опустошение. Странно, что после такого удовольствия она не чувствовала умиротворение - лишь горечь, что разъедала её душу.
- Да что со мной такое? - Девушка провела ладонью по влажным прядям, зажмуриваясь и злясь на себя за такую слабость, а потом... Потом её взгляд вновь обрёл твёрдость и решительность, и она выпрямилась, вздохнула пару раз и вновь стала той самой Алисой, что беспощадно кромсала врагов.
Едва заметно ухмыльнувшись, она сбросила с себя полотенце и стала поспешно одеваться в своё такое дорогое сердцу синее платье. Теперь оно казалось куда лучше, чем все эти вычурные наряды для бала.
Одевшись, Алиса встряхнула копной локонов и устремилась на нож. Старый-добрый помощник в сражениях с монстрами, а чуть поодаль в нескольких метрах лежала шпага. Его шпага.
Закрепив нож на поясе, она подошла к шпаге и присела, осторожно взяв её в руки.
- Ну что ж, Бубновый Валет, сдается мне, ты стал всё же лучшим, что случилось со мной в этом мире. Спасибо... - тихо проговорила она, а затем, улыбнувшись, взяла со столика трюмо помадный крем вульгарного, как она считала, до невозможности вульгарного красного цвета. Намазав им свои губы, она поцеловала эфес, оставляя на нём отпечаток своей признательности за жизнь и за ласку.
И теперь, кажется, она понимала, почему её чувства были настолько растрёпаны, - она не хотела расставаться с ним. Не хотела, но знала, что другого пути нет...
"Прощайте, бравый командир!" - Напоследок оглянув свою комнату, Алиса Лидделл мотнула головой, ещё раз ухмыльнулась, а затем выпорхнула в окно, цепкими пальцами хватаясь за виноградную лозу, покрывающую стенки замка. Ещё чуть-чуть, и она окажется совсем в другом месте. Там, где не было настолько красивых мужчин.
- Вы верите в единорогов?
- Это единственное, во что я ещё верю...


Вопрос? Ответ!
Только выйдя за пределы покоев, Валет устало прислонился к стене и опустил голову. Да какого чёрта? Какого брандошмыгского чёрта внутри всё так ноет?! Это ведь ничего не значило? Нет?
"Спасибо, милорд, что спасли мне жизнь. Надеюсь, моя благодарность не разочаровала Вас..."
С силой размахнувшись, он впечатал кулак в стену, надеясь, что хоть так ему станет легче. И Валет Бубен вновь будет тем самым невозмутимым офицером, по которому вдыхают дамы, которому завидуют придворные и кого выделяет сама Королева. Та-самая-ужасная-Красная-Ведьма. И он сейчас сделает так, как нужно. Ведь уже пошёл наперекор Уставу, отпустив чужестранку. Глубоко вздохнув, Валет привёл себя в порядок, натянув на поврежденную руку белую перчатку. Красив? Да. Счастлив? Нет.
Бубновый Валет, первый фаворит Червонной Королевы, со дня на день Главнокомандующий карточной армией, шёл на Бал, посвященный Дню Святого Валентина, и яростно кусал губы, заставляя себя забыть о том, как извивалась и кричала под ним Алиса Лидделл - девушка, которую он по праву считал своей.

***

- Валет, а где Алиса? - томно вопросила Королева, обмахиваясь веером. Старая клуша сегодня оторвалась как могла: три обреченных на казнь, ещё двое уже обезглавлены, а Её Величество всё никак не могла угомониться. Вот и сейчас нашла, к чему прицепиться: фаворитка не появилась на Балу.
- Не могу знать, Ваше Величество, я не следил за девчонкой, - ровно ответил Бубновый, стоя по правую руку от монаршеского места. Взгляд цепко прохаживался по гостям, в какой-то иррациональной надежде, что сумасбродная Алиса всё же войдет в Зал в этом своём голубом платье, так назойливо мучившем его чувство прекрасного. Постоянно одергивая себя, Валет Бубен старался убедить самого себя, что просто следит за ходом праздника. Пока не понял, что смотрит в одну и ту же точку, что готов был проколоть шпагой голову монаршей особы, что-то визгливо кричавшей справа. И позиция хороша, и возможность есть. - С ней был Валет Пик, моя Королева. - Выцепив со вкусом разодетого Пику, Бубновый мстительно усмехнулся. "Вот и расплата", - подумал он, отходя с постамента. И тут к нему резко подбежала Десятка, что-то тараторя. Услышав всего лишь подобие на имя "Алиса", Валет, вцепившись в плечо подчиненного, отвёл его от бдительного уха Королевы, которая разбиралась с Пикой и была недалека от привычного "Голову с плеч!". Подтолкнув солдата из королевской гвардии к самому входу, он категорично сложил руки на груди и спросил:
- Ну что там?
- Чужая! Чужая сбежала!
Натурально изобразив удивление, Бубновый лениво протянул:
- Как давно?
- Мы точно не знаем! - Нахмурившись, Валет весьма испугал солдата, и тот залепетал ещё сильнее: - Но её видели на постах, после чего Валет Крестей послал за ней Диких Ос.
- Он сделал что? - не сдержавшись, рявкнул Бубновый. Десятка затрясся ещё сильнее и уже собрался было рухнуть к ногам командира, как Валет вдруг, ласково улыбнувшись, потрепал солдата по плечу и с гордостью сказал:
- Ты - молодец. Пойдем, я должен обязательно отметить это в твоей характеристике. Ты единственный, кто был с Крестовым тогда? Или он послал самого лучшего?
- Один, Ваше Сиятельство. Валет Крестей велел мне обежать все посты и предупредить о бегстве Чужой, но я пошёл к Вам.
- И правильно сделал, сынок! - Ведя его за собой, Валет Бубен вдруг резко выхватил нож из-за потайного отворота и вонзил в шею доносчику. - Не злись на гонцов, дурные вести приносящих... - пробормотал он сам себе, пока аккуратно укладывал тело Десятки в одной из ниш, тысячами испещрявших весь замок.
"Я же хотел отпустить. Но не могу".
Бубновый Валет, никем не замеченный, верхом на коне пулей вылетел из замка, прекрасно понимая, что пусть её и не интересуют рыцари на белых жеребцах, умереть вот просто так он Алисе не даст.

Конец.

Или нет?..
Форум » Архив » Корзина » Инструкция по зарабатыванию конкурсных плюх (Конкурс (Декойс и Катчер очень хотят победить))
Страница 1 из 11
Поиск: