С какой стороны вы едите шоколадный рожок?
Чтобы можно было писать в чате нужно войти в свой аккаунт.
Страница 7 из 8«125678»
Архив - только для чтения
Форум » Архив » Корзина » Особенности черной археологии (NC-21)
Особенности черной археологии
- С чего, пожелаете начать?
Линда непроизвольно изогнулась в спине, обхватывая ногами бёдра мужа и притягивая его к себе ближе.
- Мммм, с чего же я желаю начать?.. - Женщина мечтательно возвела глаза к потолку, закусив нижнюю губу и изобразив на лице все пытки мучительного выбора. - С чего же...
Хотя Маг'Ладрот зря времени не терял. Губами он терзал чувствительную кожу шеи, оставляя на ней бурые отметины, а пальцами бесстыдно блуждал по полуобнажённому телу принадлежащей ему женщины. Линдали ощущала его желание, что уже переливалось через край, а оттого невольно хотелось ещё немного потомить этого дикого зверя ожиданием ответа.
- Мммм... Даже не знаю, чего хочу. Есть ли в нашем запасе штучки, которые мы ещё не использовали? - Её глаза полыхнули ведьминским огнём, а губы растянула хищная улыбка.
- Вы верите в единорогов?
- Это единственное, во что я ещё верю...


Вопрос? Ответ!
- Мммм, с чего же я желаю начать?.. С чего же... - впрочем он не терял времени, наслаждаясь теплым женским телом, её губами, в который раз слегка покусывал тонкую нежную кожу шеи, чуть чуть поигрываясь языком с тонкой жилкой. Руки по хозяйски лежали на её бедрах, оглаживая стройные ноги и талию, периодически хлопая по упругим ягодицам, словно оценивая "товар"
- Мммм... Даже не знаю, чего хочу. Есть ли в нашем запасе штучки, которые мы ещё не использовали? - мужчина аж замурлыкал:
- Конечно, сколько угодно. Просто подходишь к тому столу или к любому станку и тыкаешь пальцем в то, что понравилось - он рассмеялся, перевернувшись на спину. Приятная женская тяжесть вдавила его в мягкую кровать, а в неудачно свернувшемся правом крыле слегка затрещали суставы. Вообще крылья порой доставляли акирийцам неудобства. Во-первых габариты - размах крыльев у обычного мужчины-акира мог составлять два-два с половиной метра, пусть в сложенном состоянии они фиксировались за спиной специальной мышцей, и держались не выходя за спину. Во вторых - крылья хрупкая конструкция. По меркам прочности акирийских костей это были очень хрупкие кости - сломать проще простого. Ну и наконец периодически крылья доставляли дискомфорт когда акириец лежал на спине. Впрочем преимущества наличия подобного органа резко перекрывали его недостатки.
И в первую очередь это божественное зрелище - изящно прогнувшись в спине женщина, откинулась назад, распахнув свои крылья. Зрелище достойное богов.
- Но перед этим красиво разденься. И наверное на мне одежда тоже весьма лишняя.
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
- Но перед этим красиво разденься. И наверное на мне одежда тоже весьма лишняя.
- О Боги, какой же ты фетишист по части стриптиза, - рассмеялась Линда, проводя наманикюренным ноготком по груди мужа. - Но ты прав, одежды на тебе, по акирийским меркам, действительно позорно много.
Женщина нагнулась и прильнула губами к бьющейся жилке на шее мужа, едва ощутимо покусывая её, а затем проследовала ниже. Ловким языком поддела специальную застёжку, а нетерпеливыми пальцами быстро сняла парадную рубашку с мужчины, откинув её куда-то в сторону. Потом вереницей щекочущих поцелуев опустилась по рельефному животу вниз, к штанам, зубами стащив их с уже возбуждённого тела мужчины. Признаться, она и сама была крайне возбуждена, поэтому ей не терпелось уже закончить со всякого рода прелюдиями, но Дракон её спешки явно не одобрил бы. Хотя, сказать по правде, эти почти невинные ласки добавляли немалую толику возбуждения в её нынешнее состояние.
- Но у нас есть одна маленькая проблема, дорогой, я не хочу раздеваться, - капризно проговорила Линдали, улавливая нотки непонимания во взгляде Маг'Ладрота. - Я хочу, чтобы это сделал ты...
- Вы верите в единорогов?
- Это единственное, во что я ещё верю...


Вопрос? Ответ!
- О Боги, какой же ты фетишист по части стриптиза. Но ты прав, одежды на тебе, по акирийским меркам, действительно позорно много - она склонилась к его шеи, вырвав из него резкий вздох. Удовольствие, нахлынувшее с первым касанием мягких губ его кожи накатывало словно волнами красного океана Аллейн - теплыми, ласковыми, заставлявшими живительное тепло растекаться по телу, отзываясь в каждом его уголке. Ласка была нежной и почти что невинной в сравнении с обычным и их играми. Впрочем без одежды он остался быстро - это вызвало небольшое его недовольство, но оно быстро исчезло.
- Но у нас есть одна маленькая проблема, дорогой, я не хочу раздеваться. Я хочу, чтобы это сделал ты... - всё для вас, дорогая.
- Как же ты хочешь лишить меня любимого зрелища. Ты сама не понимаешь, что подсадила меня на это зрелище как на наркотик. Только на секунду представь что я ощущаю. Впрочем, давай я расскажу тебе - мужчина легко оттолкнул жену, чтобы спустя секунду прижаться грудью к её ровной спине. Слегка куснув острый кончик ушка, мужчина спустился к нежной шее:
- Вот представь ты выходишь, невероятно сексуально одета - его руки взяли тонкие ладони в свои, заставив их огладить талию, и вернуться к шее - Ты возбуждена, у тебя тяжелое дыхание. В глазах - желание и похоть, ты словно излучаешь возбуждение, заражая им меня и себя тоже. Грудь вздымается от дыхания, ты чувствуешь как тебя не хватает воздуха, потому что эта ткань не дает тебе дышать полной грудью. Ты изгибаешься в спинке, демонстрируя мне всю себя - тонкие пальцы повинуясь ему легли на пышные округлости, скрытые в плену ткани - Ты сжимаешь их, ласкаешь, физически видно твое желание - руки заставили пальцы жены сжаться, лаская хозяйку - Тебе не хватает дыхания, ты задыхаешься, ведь ты видишь мою реакцию, она тебя возбуждает. Тебе нравится показывать мне всю, видя как я сгораю от желания, но не могу дотянуться до тебя, потому что ты далеко. Да, ты всего в нескольких шагах, но до тебя бесконечное расстояние. Ты специально становишься близко, чтобы я увидел все до мельчайшей детали. Пальцы ложатся на застежку, потому что дышать уже невозможно - тонкие пальцы жены, повинуясь его движению расстегивают лиф спереди, и бесполезная тряпка отлетает в сторону - Вот твое дыхание освободилось, и ты начинаешь ласкать себя ещё сильнее, ты буквально поджигаешь воздух вокруг меня, я просто не могу им дышать, он горячий, словно это не воздух а живой огонь - руки сжали уже твердые сосочки почти до боли, заставив Линдали издать стон. Минуту он ласкал её грудь её же руками, шепча что то ласковое, потом его руки заставили Линдали опуститься к стройным ногам. Туфельки на ужасающей шпильке исчезают с изящных ступней, и четыре ладони ложатся на край чулков.
- Ты что то мурлычешь, потом ложишься на спину, поднимаешь стройную ножку. Твой взгляд игривый, ты дразнишься, пока расстегиваешь крепления, и снимаешь их с себя. Сняв - бросаешь в мою сторону, словно бросая вызов. То же самое ты делаешь со вторым - тем временем их руки освободили ножки, оставив на ней только сексуальные трусики и поясок.
- Начинается самое интересное, ведь ты почти полностью обнажена, а это будоражит воображение и фантазию. Ты видишь как я уже почти изнываю от желания присвоить тебя. Ты сама уже желаешь быть моей, но игра есть игра, и ты продолжаешь. Ласкаешь себя, играешься с собой. Твоя ладонь сжимает грудь, вторая скользит сюда - повинуясь ему одна из женских ладоней скользнула под уже явно влажную ткань. Резкое повелительной движение, тонкий пальчик проникает в её лоно, в то время как мужчина ласкает снаружи - Ты уже не можешь терпеть ткань на себе, она словно жжется, и ты красиво изгибаешься, слегка разводишь свои идеальные ножки, но прикрываешься ладонью, словно стыдливая девица, играешь невинность, но в твоих глазах развратный блеск, он не может быть скрыт. Ты отпускаешь свою грудь, рука отсюда поднимается, оставляет след на шее, обводит соски, а они уже твердые словно камень. Проводит по животу, и наконец ложится на эту ненужную ткань. Ты продолжаешь дразниться, медленно снимая её, пока она не соскользнет по твоим ножкам. А последнюю деталь твои нетерпеливые пальцы просто срывают - ведь твое возбуждение уже готово лишить тебя разума - повинуясь ему женщина повторяет действиями каждое его слово. Кажется возбуждение уже просто невыносимо
- После этого ты подходишь ко мне, и? - он смеется падая на кровать, а на него с рыком голодной тигрицы набрасывается самая опасная пантера галактики...
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Ощущать его грудь распалённой кожей спины, слышать его будоражащий сознание шёпот у себя над ухом - уже могло лишить Линду разума и полностью подчинить его власти. Дракон присваивал её, бесцеремонно и весьма для мужчины изящно, даже не касаясь точеного женского тела пальцами. Присваивал, отодвигая её своенравность и непокорность куда-то на самые далёкие задворки мыслей, заставляя стонать, прогибаться, жаждать большего сию же секунду.
- Вот твое дыхание освободилось, и ты начинаешь ласкать себя ещё сильнее, ты буквально поджигаешь воздух вокруг меня, я просто не могу им дышать, он горячий, словно это не воздух а живой огонь.
Она и сама уже не в силах дышать, почти задыхаясь, не в силах видеть сквозь эту непроницаемую пелену возбуждения. Линдали слегка поворачивает голову вбок и тут же улавливает его, коварно улыбающегося и непрекращающего шептать. Бесконечно волнующе шептать...
Из-под полуопущенных ресниц она видит только его и ничего больше, каждым своим тактильным рецептором она чувствует только его и ничего больше.
Она не сдерживается, когда ладонь опускается вниз, и нетерпеливые пальцы, Линда и сама не понимает чьи именно, проскальзывает внутрь, - хрипло стонет, откидывая голову назад на плечо мужа. А Маг'Ладрот, удовлетворенный её реакцией, и не думает останавливаться, продолжает шептать, доводя почти до исступления, до непонимания что происходит и где находится, оставляя жене лишь острое желание принадлежать ему.
- Дракон... - хрипло произносит женщина, и сама не зная, зачем. То ли, чтобы остановить, прекратив послушно выполнять каждое его слово и перехватив инициативу в свои руки, то ли, чтобы умолять не останавливаться.
- После этого ты подходишь ко мне, и?
Линда срывается словно оголодавшая львица, которую не кормили несколько суток. Реакция настолько быстра, что она и сама не успевает осознать такой долгожданный миг единения с мужем, зато моментально чувствует спасительное облегчение, когда наконец ощущает супруга внутри себя. Каждое алчное движение бёдер, будто глоток воды для потерявшегося в пустыне. Ещё и ещё, пока не напьётся до пьяна, пока остатки сил не покинут её, а пока не останавливаться.
Дракон делает резкое движение вперёд, немного привставая и одной рукой обхватывая талию жены, другой же - берёт под контроль темп, располагая её на бёдрах Линды. Тонкие ладони тут же обхватывают шею мужчины, покрывая мускулистую спину акирийского героя красными бороздами от наманикюренных ногтей.
Поцелуй, ненасытный, жадный и развязный, служит продолжением их страсти, пока Линда, только чудом превозмогая себя, не останавливает это безумие, не желая столь скорой развязки.
- Я думаю, стоит попридержать акириских коней, - шепчет она на ухо мужу сквозь тяжёлое дыхание. Силой своей магии она приподнимает предметы, что расположены на столе в нескольких метрах от них, и продолжает: - Выбирай, что хочешь, обещаю быть послушной.
- Вы верите в единорогов?
- Это единственное, во что я ещё верю...


Вопрос? Ответ!
О, да. Ощущение будто тебя кинули в центр звезды, кожу будто опалило, а к телу наверное подвели ток, по крайней мере первое резкое движение Линдали вызвало именно такие ощущения. Она не брала и не присваивала. Она сама отдавалась, без края и конца, отдавала всю себя на волю ощущений, и Дракон приложил очень немало усилий, чтобы перехватить инициативу. И даже его стальная хватка не помогла остановить эту бурю, лишь когда он сжал ладони с огромной силой, насильно останавливая её движение, ему удалось взять её под контроль. Но теперь его уже потерял он, и темп снова вернулся в своё начальное положение. Рык зверя вырвался из него, когда десять кровавых борозд расчертили его спину. Рык, тут же заглушенный жадным поцелуем, словно он был источником для изнывающего жаждой путника. Но вот Линда останавливается, и Дракон непонимающе поднимает бровь, он же был так близко. Он делает движение, но Линдали опять его останавливает.
- Я думаю, стоит попридержать акириских коней. Выбирай, что хочешь, обещаю быть послушной - Дракон скашивает глаза в сторону предметов.
- Ммм, это всё не интересно, к тому же я был ну так близко. Давай обмен на обмен - он поднимается к её ушку:
- Видишь там - его палец показывает на один из станков - Так вот я закую тебя в него и подарю тебе такое наслаждение, что ты ещё не испытывала, но я был так близко, а ты меня остановила, и теперь я обиделся. Так что товар на товар. Сейчас ты ублажаешь меня своей великолепной грудью, а я дарю тебе игру, идет? - он снова целует её, положив её ладони на упругие полушария, и откидывается на кровать:
- Приступай, если согласна.
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Линда ухмыльнулась, наклоняясь к мужу и кусая его за мочку уха.
- Какой ты у меня обидчивый, - игриво шепчет она, проводя кончиком языка по краю ушной раковины, а затем неспешно, не забывая целовать и покусывать, оставлять бурые отметины засосов, направляется вниз. - Хм, но я готова целиком и полностью заглаживать свою вину, сколько твоей душе угодно, милый... - Неторопливо проводит ноготком по пульсирующей от желания плоти, а потом обхватывает её пальцами, пару раз проводя по всей длине. Дракон начинает хрипло дышать, невольно сжимая ладони, и это заводит не меньше, чем страстные прикосновения и поцелуи до этого. А затем томительно медленно опускается к супругу, не медля ни секунды погружая его достоинство в обжигающую влагу своего рта почти до основания. Глухо стонет, ощущая его терпко-родной вкус на рецепторах языка и неосознанно сильно сжимает его ягодицы ладонями, делая пару медленных движений головой. Затем с влажным звуком выпускает член на волю, но только для того, чтобы вновь заточить его меж своих грудей.
Ритм слегка возрастает, а губы и язык не прекращают ласкать чувствительную головку, исчезающую и появляющуюся вновь с каждой секундой всё быстрее. И стон, такой будоражащий стон Маг'Ладрота, что и сам не выдерживает и ускоряет темп, переманивая инициативу в свои руки и милосердно позволяя Линдали сосредоточиться на ласках. Ласках, что замаливают обиду мужа с особым усердием, пока его тело ощутимо не напрягается, и в глотку Линды не ударяет струя горячего семени, которую она покорно принимает внутрь. И лишь когда напряжение мужчины немного спадает, она позволяет своей магии едва ощутимо пройтись по его плоти слегка покалывающим холодком.
А затем смотрит на него с лукавыми искорками в глазах, вытирая запачкавшийся уголок рта, расплываясь в улыбке.
- Я прощена? Или же я была недостаточно хороша?
- Вы верите в единорогов?
- Это единственное, во что я ещё верю...


Вопрос? Ответ!
- Хм, но я готова целиком и полностью заглаживать свою вину, сколько твоей душе угодно, милый - мужчина поцеловал жену, и отдался на волю тому наслаждению, что пришло с прикосновение её рук. Но вот безжалостная женщина спускается вниз, в ход идут уже губы и юркий язычок. Не в силах спокойно вынести эти ощущения, мужчина выгибается и издает стон. Услышав его женщина хитро улыбнулась, и приподнялась, заключая его в плен бархатистой кожи. Под конец он уже сам не выдерживает, начиная задавать темп, и ощущая как лопается последняя нить, связывавшая его с реальностью, и он проваливается в спасительный омут, чтобы не лишиться чувств от такого наплыва.
- Я прощена? Или же я была недостаточно хороша? - дав ему отдышаться, Линда напоминает о себе. Что же. Она заслужила, и подхватив женщину на руки Дракон идет к одному из устройств. На руках жены появляются плотные и широкие кожаные браслеты - они не приносят особого дискомфорта, даже если весь вес тела придется на них. Впрочем сейчас они нужны для другого. На шее женщины появляется изящный ошейник. Не то чтобы для показателя статуса, скорее это резное золотое украшение красиво выглядело, но несло и ещё одну функцию - псисталь из которой он был сделан резко усиливала проводящую способность нервной системы а значит и без того сумасшедшую чувствительность акира. Ещё одни браслеты появляются на изящных щиколотках. Мужчина надавливает коленом, заставляя женщину достаточно широко развести ноги, и фиксирует их в таком положении. Руки женщины поднимаются цепочками вверх и фиксируются. В сгиб бедра с внешней стороны упирается небольшая перекладина, заставляя женщину изогнуться, и наклониться вперед. Две цепочки с зажимами тянутся от пола, зажимы кусают чувствительные сосочки, а цепочки натягиваются, заставляя Линдали прогнуться до хруста в спине и выставить назад бедра, в которые упирается перекладина. И все это время она неотрывно смотрит в зеркало перед собой. Мужчины в нём опять таки нет, поэтому она может рассмотреть всю себя в этом зеркале, до мельчайшей подробности. Хлопок - на её ягодицы опускается плоская лопатка. Дракон наносит три удара, пока из уст Линдали не вырывается вскрик. Самое интересное ничуть не похожий на боль. Тем временем в руках мужчины появляется небольшой флакон.
- Давай я сделаю тебе небольшой массаж - немного золотистого масла оказывается на его руках, и он начинает неспешно втирать его в бархатистую кожу, которая в неровном свете старомодных свеч начинает приятно поблескивать. Руки разминают шею, хрупкие плечи, руки, спускаются на ровную спину, сейчас до хруста напряженную из за зажимов. Переходят вперед, ложатся на грудь. Линдали стонет - мужские руки безжалостно сминают округлости, даря грубоватую ласку, но чувствительная плоть всё ещё в плену зубчиков, и приятная боль то и дело продергивает её. Не забывая периодически смачивать ладони маслом, мужчина спускается на живот, втирая масло в подрагивающие от неровного дыхания мышцы, переходит снова на низ спины, талию, руки ложатся на упругие ягодицы, несколько раз ладони ударяют, извлекая смачные шлепки. Сильно. Пальцы проникают в лоно, занося масло и туда, делают пару движений, проскальзывают между полушарий, мужчина шепчет очищающее заклинание, и два пальца проникают и туда. Потом он спускается на ножки, но тут Линдали начинает громко стонать.
- Ага, кажется начинает работать. Как ощущения? - это было масло идового дерева, росшего на одном из тропических островов Аллайна. Это небольшое деревце было очень маслянистым. Оно обладало лекарственными свойствами, но именно они Дракона сейчас не заботили. Зато он отлично знал, что втертое в кожу идиевое масло работает как чудовищно мощное возбуждающее средство. Он вполне подозревал, насколько жарким огнем сейчас начало охватывать женщину - масло медленно впитывалось. Он не спеша закончил с ножками, и подошел спереди, целуя женщину.
- Подожди буквально минуточку, я сейчас - он специально отошёл к столу, делая вид, будто что то ищет, однако специально не торопился, пока Линдали его наконец не позвала.
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Предложение о массаже показалось поначалу весьма безобидной затеей, не вызвавшей в Линде особых эмоций. Хотя ей очень нравилось, когда сильные, а главное, умелые пальцы мужа разминали её мышцы, признаться, она ожидала нечто более феерического... Боже, как же она ошибалась!
В какой-то момент времени голова закружилась, а в глазах на миг потемнело. Горло разом пересохло, а внутри будто бы натянули струну, которая могла в любую минуту лопнуть, разорвав её на части. Каждое прикосновение Дракона ощущалось на уровень сильнее, каждый его поцелуй отзывался в её теле практически нестерпимой пыткой.
- Ага, кажется начинает работать. Как ощущения? - Линдали дёрнулась, желая облегчить свою участь ещё одним поцелуем, но Маг'Ладрот оказался на редкость коварным. - Подожди буквально минуточку, я сейчас.
И он отошёл. Он отошёл, а женщина была готова проклясть его за это.
- Дракон... - прошипела она, дёрнувшись сильнее, отчего кандалы на её руках звонко зазвенели. Она горела. Нет, даже сгорала в не пойми откуда взявшемся огне похоти, и её тело требовало моментальной разрядки. - Иди... иди ко мне... - почти утробный рык, лишь отдалённо похожий на голос Линды. Разум постепенно отказывал, ладони сжимались в кулаки, а всё нутро требовало мужской плоти. Признаться, Линдали в это мгновение не погнушалась бы даже самоудовлетворением, лишь бы потушить это изнуряющее желание, но она была так изобретательно закована в цепи, что ей только и оставалось, что уповать на милосердность мужа. - Маг'Ладрот, твою мать, я больше не могу...
- Вы верите в единорогов?
- Это единственное, во что я ещё верю...


Вопрос? Ответ!
- Дракон... Иди... иди ко мне... - этот голос совсем не был похож на её голос. Впрочем Дракон не собирался слишком долго её держать - акирка не получающая разрядку длительное время начинает испытывать достаточно мучительную боль, в которую перерастает внезапно полыхнувшее возбуждение
- Маг'Ладрот, твою мать, я больше не могу... - мужчина взял со стола пару предметов, и подошёл к своей одежде, достав из кармана туники небольшой амулет в форме круга жизни. Подарок Великой Матери.
- Говоришь хочешь дочку? Я подарю тебе это счастье - сняв его с цепочки, мужчина поцеловал жену, и коснулся амулетом ровного живота. Амулет вспыхнул, и исчез, оставив однако на коже след, как будто от ожога.
- Интересно - нарочито неспешно обойдя жену, Дракон секунду наслаждался зрелищем закованной в цепи и жаждавшей его Линдали, в чьём взоре уже осталось мало что разумного - только адское желание. Не удержавшись от соблазна, он пару раз хлопнул по упругим ягодицам ладонями, и взял со столика уже знакомый Линдали вибратор. Проникнув им в лоно, мужчина сделал пару движений, наблюдая за тем, как цепочки ведущие к груди натягиваются до предела, однако предмет быстро покидает её нутро, чтобы вонзиться чуть выше. Резко и сильны, однако прежде чем Линдали успевает понять, в освободившуюся женскую сокровищницу врывается мужчина, и с первым же ударом женщина издает дичайший крик и бьется в цепях...
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
- Говоришь хочешь дочку? Я подарю тебе это счастье.
На самом деле именно в этот момент единственное, чего хотела Линда, так это единения с мужем. О будущей дочке она думать была не в состоянии, ибо всё нутро просто-таки выворачивало от неутолимого огня, что сжигал её заживо. А Дракон медлил, сотворил весь этот "ад" и медлил, так немилосердно мучая свою новоявленную акирийску супругу.
- Интересно.
Она почти рычала, стараясь вырваться из оков и наконец дотянуться до Маг'Ладрота, но это оказалось невозможно: цепи были прочны как никогда.
- Ещё секунда промедления, и я, клянусь, разорву тебя на кусочки... Ах! - Голова невольно откинулась назад, отчего огненные пряди защекотали поясницу, а из горла вырвался крик долгожданного облегчения, когда мужчина, сжалившись, проник в её жаждущее страсти лоно вибратором. - Ещё... - почти молила, забывая о гордости и полностью оказываясь во власти мужа, который зря времени не терял, безоговорочно присваивая её себе.
Ладони сжимались в кулаки, почти до крови вонзаясь ногтями в нежную кожу, а во рту уже чувствовался металлический привкус от остервенело закушенной нижней губы, когда Дракон с невообразимым ритмом вколачивался в её тело, вырывая из груди жены всё новые громкие стоны и принося ей ни с чем не сравнимое удовольствие, что граничило с мучительной болью от переизбытка чувствительности.
Линда и сама не понимала, чего ей сейчас хотелось больше: чтобы это наконец прекратилось, вылившись в мощнейшую разрядку, или же чтобы длилось как можно дольше. Но одно она знала точно - чувствовать Дракона в себе, ощущать его сильные руки на своем теле, получать его поцелуи, страстные, нежные, развязные, сдержанные - любые, ей не наскучит никогда.
- Вы верите в единорогов?
- Это единственное, во что я ещё верю...


Вопрос? Ответ!
- Ещё секунда промедления, и я, клянусь, разорву тебя на кусочки... Ах! - похоже он даже слегка переборщил - этому положению требовалось быстрое решение. Впрочем почему бы и нет?
- Ещё... - почти кричит она. Забыла гордость, забыла характер. Отдалась ему. Что же, не это ли удовольствие?
Он задавал бешеный темп, в одном желании испепелить её, раздавить волю и смять сознание. Впрочем он уже не раз так делал. Прильнув к её спине он внезапно прижал её к себе, шипя её на ушко словно змей-искуситель:
- Тогда на арене... Единственное что жило во мне - желание добраться до тебя, заковать в цепи и хорошенько отделать - безжалостная рука схватила за огненные волосы, заставляя Линдали раскачиваться только сильнее с каждым движением. Его вообще не волновало что с каждым же движением цепочки идущие к груди очень чувствительно натягиваются, добавляя ощущение великолепной боли.
- Вот сейчас ты тут, кричишь в моих руках, ну же скажи чего ты сейчас больше всего хочешь? Ты хочешь чтобы я был только сильнее и быстрее, да? Этого ты хочешь, ненасытная кошка? Считай это моей маленькой местью
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Он словно бы озверел, вколачиваясь в её тело сильными повелительными толчками, раскачивая жену на цепях и даруя тем самым ощутимую, но приятную боль. С каждой секундой её стоны становились всё громче, до хрипоты в горле, а разум задурманивали неимоверно сильные чувства, заставляющие балансировать на грани яви и обморока.
- Тогда на арене... Единственное что жило во мне - желание добраться до тебя, заковать в цепи и хорошенько отделать. Вот сейчас ты тут, кричишь в моих руках, ну же скажи чего ты сейчас больше всего хочешь? Ты хочешь чтобы я был только сильнее и быстрее, да? Этого ты хочешь, ненасытная кошка? Считай это моей маленькой местью.
Дракон схватил её за подбородок, заставив Линду повернуть лицо в его сторону, чтобы их затуманенные взоры встретились, и ускорил темп до неимоверных значений, почти лишая супругу рассудка. Её ладони до крови сжались на цепях, а внутри всё скрутилось, чтобы затем взорваться на миллиард невыносимых ощущений. Зрительный контакт прервался, рыжая голова откинулась назад, а из горла вырвался полустон-полукрик, перешедший в хрип.
Оргазм, почти граничащий со смертью от переизбытка ощущений, лишил последних остатков сил и заставил предательские слезы брызнуть из глаз. Безвольно повиснув на цепях, Линда чувствовала, как неукротимые слёзы катятся по щекам, и лишь ждала, когда Маг'Ладрот неспешно обойдёт её, оказавшись напротив, а затем приподнимет лицо за подбородок.
- Спрашиваешь, чего я хочу? - тихо проговорила она, прикрывая глаза и нежась в ускользающих отголосках полученного удовольствия. - Просто хочу, чтобы ты всегда был рядом. Весьма эгоистично, но я хочу, чтобы ты всегда был рядом. Всегда...
А слёзы всё катились и катились по щекам, раздражая собой уже и саму Линду, но та не могла их остановить, так и продолжая изливать наружу свою эмоциональную слабость перед своим мужчиной. Не хотелось больше язвить, упрекать, обвинять, хотелось просто целовать, обнимать, хотелось любить. Любить его. Всегда.
- Вы верите в единорогов?
- Это единственное, во что я ещё верю...


Вопрос? Ответ!
Кажется он перестарался. А когда Линда беспомощно повисла в цепях вообще испугался - не потеряла ли сознания? Впрочем нет, жива, просто бешеный оргазм выпил из неё все силы. Это печально, потому что Дракон планировал событие минимум на всю ночь. Не спеша он обошёл жену, попутно снимая зажимы с её груди, и поглаживая упругие холмы ладонью. Линда даже не отреагировала. Прикрыв глаза со счастливой улыбкой, она просто безвольно висела на цепях, а сквозь закрытые веки текли слёзы. Неужто слезы счастья?
- Спрашиваешь, чего я хочу? Просто хочу, чтобы ты всегда был рядом. Весьма эгоистично, но я хочу, чтобы ты всегда был рядом. Всегда... - осторожно коснувшись губами её щеки, мужчина слизнул соленую дорожку, поцеловав закрытый глаз, потом сделал то же самое с другой стороны, и наконец вернулся к губам, нежно целуя.
- Я буду рядом - руки тем временем отстегнули Линдали, и подхватив её, мужчина направился к кровати. Минут десять они просто лежали, наслаждаясь близостью. Линдали отдыхала, лёжа на нём, и даря ему нежные словно шёлк поцелуи, он отвечал, наслаждаясь теплом, нежностью кожи и приятной тяжестью, которая вжимала его в кровать.
- Ну что, готова к следующему раунду? На этот раз твоя очередь, и я всё таки хочу увидеть то, что описал полчаса назад. Я хочу зрелища, я хочу возбуждающей сцены, я хочу... - Линдали заставила его замолчать, приложив пальчик к его губам, и тихонько рассмеялась...
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
"Зрелища? Хм, будет тебе зрелище!"
Линда тихо рассмеялась и, грациозно прогнувшись в спине, в следующую секунду спрыгнула с кровати. Обернувшись и посмотрев через плечо теперь уже на вполне законного мужа, женщина ещё раз улыбнулась и, повиливая бёдрами, удалилась в гардеробную. Всё же у Дракона был фетиш по части её раздевания, не стоило его этого лишать.
Выбрав почти невесомое полупрозрачное платье, легкой материей струящееся вниз, Линдали решила показать супругу нечто новое, чего прежде никогда не показывала. Спасибо, что силенок теперь на это вполне хватало, а потому медлить было излишним.
Усилием воли включив лирическую музыку, Линда неспешно вошла в спальню, где её с нетерпением ожидали, и, соблазнительно улыбнувшись, докоснулась указательным пальцем до своих пухлых губ, строя всепоглощающую невинность, затем же, хорошенько одарив Маг'Ладрота лукавым взглядом, медленно провела пальчиком по тонкой шее, по груди и по животу, в последнее мгновение несколько раз качнув бедрами в такт мелодии. А потом её стройные ножки неторопливо разъехались в поперечный шпагат, чтобы в следующий же миг собраться вновь и изогнуться уже в поперечную растяжку, из которой Линдали весьма ловко и не менее грациозно, изогнувшись в спине, встала в стойку на руках, вынуждая ткань платья обнажить изящные щиколотки. Но долго она так не простояла, её целью было двигаться в такт музыке, а потому буквально через секунду Линда уже вращалась на одном из четырех прочных металлических прутьев, что держали балдахин супружеского ложе, старательно выгибая тело в наиболее выигрышном виде, затем же медленно подняла корпус наверх, вынуждая платье оголить её ноги почти до бёдер, и, зацепившись одной лодыжкой за своеобразный шест, неторопливо сползла вниз, на постель, к жаждущему её внимания Дракону.
Отредактировала Decoysie - Четверг, 12 июня 2014, 22:30
- Вы верите в единорогов?
- Это единственное, во что я ещё верю...


Вопрос? Ответ!
Всё таки он как не пытался не мог разделить Линдали И ульну в своем сердце. Две таки разные женщины, и он не мог сказать, что любит одну меньше или больше другой. Он их любил. И всё. Не делая различий, но черт побери, порой дикая ревность Линдали и не менее спокойная на неё реакция Ульны приводили его шаблоны к жесточайшему разрыву.
Но это всё вылетало из головы, когда он оказывался в постели с одной из них (хотя после давнего эксперимента ему все время хотелось его повторить). Они были совершенно разные и в то же время одинаковы. Обе страстные и импульсивные. Фантазия при себе, с ними не скучно. Обе просто невероятно красивы, пусть и у Линдали тело искусственно создано, а не досталось от природы.
Но Ульна, это Ульна. Акирийская аристократка. Она нежна и ласкова, с ней не чувствуешь этого...
Этого поистине адского пламени, которое разгорается в жилах, стоит Линдали просто коснуться тебя своим телом. Провожая взглядом Линдали, он на секунду пожалел о том, что позволил ей уйти, но потом намекнул себе, что его ждёт игра куда более захватывающая, и приготовился к действию, тем временем остудив себя глоточком вина из бокала, стоявшего на тумбочке.
И вот она выходит. Сразу музыкальный кристалл висящий в углу издает мелодичный звон, и начинает играть что то медленное и лирическое. Линдали как всегда сногсшибательна. На ней идеально сидящее изумрудного цвета платье, но оно полупрозрачное, не скрывающее ровным счетом ничего. Фасон тоже подходящий, несмотря на кажущуюся строгость, длинная юбка до пола имеет разрез, при каждом шаге обнажающее стройные ножки почти до предела приличия, а декольте будто создано чтобы притягивать мужской взгляд, хотя в этом платье она была скорее обнажена, чем одета. Танец начался. Соблазнительный, наполненный изяществом, гибкостью и грациозностью, он пролетел словно один миг, и Дракон даже не заметил как она уже тянется к нему, отпуская ножкой шест.
- Ммм... Ты просто великолепна, продолжай. Или моя королева хочет какого то особенного ублажения от меня?
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
- Ммм... Ты просто великолепна, продолжай. Или моя королева хочет какого то особенного ублажения от меня?
Маг'Ладрот подорвался к ней, но Линда игриво оттолкнула его своей ножкой, вновь обхватывая балку балдахинодержателя тонкими ладонями, в которых таилась недюжинная сила.
- Да, твоя Королева хочет чего-то особенного... - промурлыкала она, обхватывая шест ногами и поднося миниатюрные пальчики ступни к приблизившему мужу. Тот понял всё без слов, начиная покрывать ступню и голень вереницей возбуждающих поцелуев. Но не успел он дойти до колена, как Линдали переместила тяжесть своего веса и очень ловким и почти незаметным движением вновь оказалась вниз головой. Рыжие пряди струились вниз огненным водопадом, а на её лице играла хищная улыбка. Отпустив одну руку, удерживая вес тела исключительно второй, она притянула к себе Дракона и впилась в его губы ненасытным поцелуем, получая абсолютно новые ощущения от подобного не совсем обычного слияния губ. Тяжёлый стон вырвался изнутри, когда рука супруга неожиданно требовательно сжала её грудь, а затем губы мужчины проследовали к шее, животу, бёдрам. Маг'Ладрот не желал ждать, торопливо поднимая жену на руки и вновь подминая под себя, вдавливая в шёлковые простыни.
- А что ты можешь мне предложить, милый? - вздернула бровью Линда, изгибаясь от ласк любимых рук.
Отредактировала Decoysie - Четверг, 12 июня 2014, 22:30
- Вы верите в единорогов?
- Это единственное, во что я ещё верю...


Вопрос? Ответ!
- Да, твоя Королева хочет чего-то особенного... - ему не нужно было объяснять что делать, когда изящная ступня оказалась недалеко от его губ, но вереница поцелуев была прервана, и перед ним оказалась уже её голова, щекотавшая рыжей волной его колени, впрочем он не преминул этим воспользоваться, и женская рука лишь подтолкнула его к этому необычному поцелую, который он впрочем решил немного разнообразить дополнительными ощущениями для женщины, нагло и беспардонно скользнув ладонью в глубокий вырез платья. В конце концов всё это богатство теперь безоговорочно принадлежало ему. Он отправился в путешествие, прокладывая медленную цепочку поцелуев по её телу, но проклятая изумрудная ткань ему явно мешалась, и он настойчиво отцепил жену от опоры, вжимая свое сокровище в постель и снова целуя и лаская. Похоже эта игра грозилась быть прерванной им самим.
- А что ты можешь мне предложить, милый? - мужчина тихо рассмеялся, шепча на самое ушко:
- Ммм... Всё что угодно, и абсолютно бесплатно, любой каприз, любое желание, и нежная ласка и приятная боль в моей власти. Цепи и горение в огне, свобода и нежная ласка, что угодно, лишь скажи что.
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
- Ммм... Всё что угодно, и абсолютно бесплатно, любой каприз, любое желание, и нежная ласка и приятная боль в моей власти. Цепи и горение в огне, свобода и нежная ласка, что угодно, лишь скажи что.
Линда довольно улыбнулась, сильнее прогибаясь в спине и обхватывая талию мужа ногами. Он не прекращал целовать её, а она лишь сильнее прижимала его к себе, боясь не успеть насладиться каждым мгновением, что ей дарил Дракон. Боялась, конечно же, напрасно, впереди их ждало ещё очень много подобных мгновений, впереди их ждала настоящая вечность.
- Хм, всё, что угодно? Тогда хочу сгореть в огне твоей ласки, получить приятную боль от твоей нежности. Как и всегда я хочу невозможного, милый... - прошептала она ему на ухо, игриво прикусив мочку белоснежными зубками.
- Вы верите в единорогов?
- Это единственное, во что я ещё верю...


Вопрос? Ответ!
Всё таки Линдали всегда была страстной женщиной. Даже пережив ужасающей силы "маленькую смерть" буквально несколько минут назад, она похоже уже восстановилась, и была готова к новым ощущениям. Как всегда противоречива и изобретательна.
- Хм, всё, что угодно? Тогда хочу сгореть в огне твоей ласки, получить приятную боль от твоей нежности. Как и всегда я хочу невозможного, милый... - впрочем Дракон кажется знал, что сделать и как ей услужить, но ему мешала одна маленькая деталь - женщина ещё была одета.
Впрочем он предпочитал не вспоминать, сколько одежды они уничтожили друг другу во время своих игр. Её количество не поддавалось исчислению. Однако мужчина спешил прикасаться к женскому платью, пока что дразня её шею и губы, почти не трогая остальное тело, которое рано или поздно попросится наружу.
- Ммм... Хорошо, у меня есть одна идея, но пока что ты не дала мне того что я хотел. Я хочу зрелища, я хочу чтобы ты медленно и страстно разделась, лаская себя на моих глазах, я же люблю это - он легко чмокнул жену, опуская её.
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Форум » Архив » Корзина » Особенности черной археологии (NC-21)
Страница 7 из 8«125678»
Поиск: