Чтобы можно было писать в чате нужно войти в свой аккаунт.
Страница 8 из 11«1267891011»
Архив - только для чтения
Форум » Архив » Корзина » Особенности раскрытия заговоров (NC-17)
Особенности раскрытия заговоров
- Успокойся, такого красавца много и тебе одной и мне одной.
- Его мне и одной мало, точнее, - проворчала Линда, отворачиваясь в сторону.
- Не ревнуй, я же тоже скучаю и по нему, и по тебе. Ты ко мне ни разу ещё в гости не приезжала.
"И не приехала бы, если бы не Дракон, черт возьми!"
- Ну ка девочки не ссорьтесь. Если меня не покормят обедом, я скушаю кого нибудь из вас на обед, - решил встрять Маг'Ладрот, сгребая женщин в охапку.
- Съешь Ульну, она явно аппетитнее, - не смогла не съязвить Линдали.

Но на самом деле истинный стресс Картер испытала немного позже, когда на пороге особняка их встретил улыбающийся во все свои тридцать два Ксарил.
- Мама! - Парень крепко обнял ничего не понимающую мать, отчего бровь той отчетливо задергалась.
- Ксарил? - Секунда тотального недоумения, а затем гневный взор на супруга. - Маг'Ладрот, что здесь происходит?
Впрочем, Дракон и сам уже решил расспросить обо всем свою акирийскую супругу.

День склонялся к вечеру, и Линда мирно сидела в своей комнате, почитывая журнал. Из своих апартаментов она практически не выходила, ей не особо хотелось увидеть, как Ульна с Драконом "любезничают" друг с другом, поэтому предпочитала в последние дни заниматься затворничеством, разрываясь под напором ревности.
Но сейчас её отчего-то прямо-таки потянуло наружу. К Маг'Ладроту.
Странное беспокойство одолело всё её существо, и, ведомая им, она вышла из гостевой, а через миг уже спускалась по лестнице в просторный зал, в котором обнаружилась её заклятая подруга.
- Привет, Ульна. Я ищу Дракона, не знаешь, где он? - Акирийка улыбнулась, но при этом заметно напряглась.
- Вы верите в единорогов?
- Это единственное, во что я ещё верю...


Вопрос? Ответ!
Высокий акириец в форме капитана стражи подошел к входу в богатый особняк, принадлежавший смотрителю конклава Техномандритов Ген'Карру. У ворот как положено стояла стража, но увидев его вытянулась и открыла ворота. Однако пришедшего явно интересовал не особняк - подойдя к садовой беседке. Он три раза постучал по дальней опоре. Спустя несколько минут открылся люк, где скрылся акириец. Спустившись по винтовой лестнице, Дракон оказался в огромном зале, спрятанном под землей. На вид тут было человек семьдесят, и ещё не все пришли. У входа стоял жрец, встречая его.
- Во славу Темных богов! - охх, нелегко было Аун'Ва сказать эти слова и не выдать себя. Верховный жрец культа моментально почувствует неискренность в его словах.
- Капитан Ин'Ран, мы рады вас видеть. Сегодня Кровавый Бог откроет нам свои тайны и расскажет, как он может попасть в этот мир. Я надеюсь вы готовы пролить кровь в кругу арены за него - лицо "капитана" озарила кровожадная ухмылка, а рука сжала висевший у бедра меч:
- Конечно. Кровь для кровавого бога!

Впрочем нельзя сказать, что Ульна не волновалась. Она знала насколько чудовищно силен её муж, но все равно беспокоилась, как положено любящей жене. Был реальный шанс, что он не вернется домой сегодня, но пойдя с ним она сделала бы больше проблем. В открытой схватке она конечно была очень опасной, одна из сильнейших акирийцев, но её присутствие моментально был ослабила мужа, который автоматически стал бы её охранять. И всё же в её душе было видно легкое беспокойство. Частичка души мужа, заключенная в ней, беспокоила, неясное беспокойство терзало душу, словно острые когти джиринкса - акирийского кота, мирно дремавшего у неё на коленях(впрочем от кошек земных его отличали только размеры: джиринкс больше кошки раза в полтора). Прочем Ульна старалась не давать себе повода и отвлекала себя хоть чем то, если точнее - читала книгу, и потягивала из высокого бокала вино, но буквы словно расплывались перед глазами. И она боялась, что её беспокойство передастся Линдали.
- Привет, Ульна. Я ищу Дракона, не знаешь, где он?- Ульна повернула голову, улыбнувшись, надеясь, что это получилось у неё без натяжки - все таки она опытная шпионка, умеет натянуть маску какую надо, и пожала плечами:
- Не знаю, куда то ушёл, сказал что по делам. Он мне никогда не рассказывает куда уходит
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
- Не знаю, куда то ушёл, сказал что по делам. Он мне никогда не рассказывает куда уходит.
Ульна старалась вести себя чересчур спокойно, а это в свою очередь чрезмерно бросалось в глаза.
- Кхм, странно мне он всегда это рассказывает, - пробурчала Линда, направляясь к выходу. Раз Ульна не хотела говорить, где её супруг, значит она сама его найдет. Делов-то! Сосредоточиться и отыскать. Главное, сосредоточиться, а то беспокойство, что так не вовремя разыгралась внутри, почти лишало женщину такой возможности.
Почти у самой двери в её запястье намертво вцепились наманикюренные пальчики соперницы, что невольно разозлило Линду ещё больше.
- Хэй, отпусти! Что здесь происходит? Ты ведь знаешь, куда он направился? Отвечай, мать твою!
- Вы верите в единорогов?
- Это единственное, во что я ещё верю...


Вопрос? Ответ!
- Кхм, странно мне он всегда это рассказывает - Ульна фыркнула, и вернулась к чтению. Кот, мурлыкнув, спрыгнул с её колен, и куда то ушёл:
- Значит что то что касается чисто его. Не надо вмешиваться в его дела, он все таки не мальчик - однако похоже Линда не собиралась её слушать...

Звон мечей. В круге два акиийца. Однако это не благородная дуэль, это бой насмерть. Тот, кто проиграет станет жертвой Кхорну, кровавому богу войны. Однако для Маг'Ладрота под личиной капитана стражи-предателя, ныне гостившего в застенках сумеречных стражей, противник был вообще никаким. До сих пор клинок Дракона ещё ни разу не отбивал удары, он просто показательно издевался над противником, в упор не видящим своей смерти. Впрочем в какой то момент боя он убрал пси-рапиру
- Это оружие прижжет твои раны, и кровавый бог не увидит твоей жалкой крови! - в руке у него появилось оружие посерьезнее - гиперфазовый клинок некронтир. Публика одобрительно загудела.
- Ты жалкое отребье - удар ногой в челюсть заставил противника выронить оружие, и заорать от боли, когда клинок отсек ему левую руку. Хлынула кровь...

- Хэй, отпусти! Что здесь происходит? Ты ведь знаешь, куда он направился? Отвечай, мать твою! - цепкие пальцы Ульны обвивали запястье Линдали, крепко удерживая её
- Куда он направился тебя не касается. Не думай, что я позволю тебе все испортить. Если я сама не пошла с ним, то тебе там вообще делать нечего
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
- Куда он направился тебя не касается. Не думай, что я позволю тебе все испортить. Если я сама не пошла с ним, то тебе там вообще делать нечего.
Линда нахмурилась, с силой вырывая свою руку из ладони Ульны.
- Отлично! Я так и знала, что он опять кинулся геройствовать! - Внутри у женщины боролись два противоречивых чувства: не раздумывая, броситься на помощь мужу или же прислушаться к акирийке, которая знала толк в подобных вещах. - Чёрт, Ульна! Как ты могла отпустить его одного?! А если ему нужна помощь? Если он уже валяется в луже собственной крови или же остаток его души уже не превышает двух проце...
Губы соперницы, что в следующее мгновение накрыли её уста, оказались на удивление мягкими и приятными, что невольно сбило с толку и заставило на миг оторопеть. Почувствовав, что сопротивление нет, Ульна осмелела и протолкнула свой юркий язык в рот Линды, принося вместе с собой возбуждение и смятение одновременно.
"Что?"
Ладони акирийки легки на талию Картер, а после точёное тело Безмолвной Тени прижало её к стене.
- Что... Что ты делаешь, мать твою?! - Линдали оттолкнула от себя соперницу, смотря на неё одновременно гневно и смущённо. - Маг'Ладрот жив, надобности приставать ко мне, как двадцать лет назад, нет! Что на тебя нашло, ненормальная? Дракону помощь нужна, а не...
- Вы верите в единорогов?
- Это единственное, во что я ещё верю...


Вопрос? Ответ!
Разделанный, но ещё живой противник молил о том, чтобы его убили, но жестокий Маг'Ладрот не давал пощады, отсекая кусок за куском. Кровь уже образовала на полу приличную лужу. Сейчас он не собирался цацкаться. Акирийские законы в этом отношении не имели ни следа своей обычной демократичности. Мужчина имел строгую санкцию Всевидящего совета - убивать без жалости. И он черт побери хотел проливать эту кровь. Но не в честь какого то жалкого Кхорна. Эта кровь должна была накормить Лланду'гора Свежевателя. Жертва принесена, её кровь на его клинке, глаза кровожадно блещут. Жрецы шепчут, что то кричат, но Маг'Ладрот не спрашивает, призывая Лланду'Гора. Вспышка красного света, его окутывает красное сияние, а рука сама тянется к доспехам. Дикий рёв необузданной ярости, и клич. Громкий, бешеный голос который бывает только у поехавшего фанатика:
- ВАША КРОВЬ УТОЛИТ ЕГО ГОЛОД. ГОЛОД КРОВАВОГО БОГА! - жрецы одобрительно кивают, пока с его уст не вырывается конец фразы - ГОЛОД ЛЛАНДУ'ГОРА! КРОВЬ ДЛЯ СВЕЖЕВАТЕЛЯ!
Спустя секунду маска безумной жажды крови, в которую превратилось лицо Маг'Ладрота скрылась за маской шлема. И началась резня...

- Чёрт, Ульна! Как ты могла отпустить его одного?! А если ему нужна помощь? Если он уже валяется в луже собственной крови или же остаток его души уже не превышает двух проце... - что же, оставался единственный способ успокоить неуемную натуру человеческой женщины - занять её чем то другим. Колдовство Ульны скользнуло за её ментальными щитами, и вонзилось в разум с первым касанием её губ.
- Что... Что ты делаешь, мать твою?! - она немного ещё сопротивлялась, не замечая, как чары соблазнения скользят в её душу, отравляя её своим ядом - Маг'Ладрот жив, надобности приставать ко мне, как двадцать лет, назад нет! Что на тебя нашло, ненормальная? Дракону помощь нужна, а не... - Ульна ещё раз целует её, заставляя свою магию запускать свои коготки в душу Линдали
- Единственная, кому нужна помощь, это ты - тонкая рука нежно поглаживает талию, в то время как другая осторожно берет подбородок оторопевшей Линдали, поворачивая её голову чтобы подарить ещё поцелуй.
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
- Единственная, кому нужна помощь, это ты...
Губы Ульны начинали поистине сводить с ума, затуманивая разум.
- Что... ты делаешь? - прошептала Линда из последних сил, когда женщина стала ласкать её шею и ключицы. Та лишь загадочно улыбнулась и неторопливо повела её наверх, наверняка в спальню, в их с Маг'Ладротом спальню.
Линдали покорно шла следом, безотрывно смотря в спину своей сопернице, которую, пожалуй, ненавидела больше, чем кого-либо, но сейчас... Она отчего-то хотела её. До одури хотела вкусить её тела, ощутить под своими пальцами её бархатистую кожу, ласкать изящные изгибы своими губами...
"Что со мной?.."
Оказавшись в покоях, Линдали вновь оказалась придавленной к стене и моментально обласкана умелыми женскими ладонями.
- Ульна... - прохрипела Картер, - не стоит нам...
С каждой секундой противостоять становилось всё труднее. Кажется, теперь Линда начинала понимать Дракона, почему он так и не смог отказаться от этой чертовки.
- Вы верите в единорогов?
- Это единственное, во что я ещё верю...


Вопрос? Ответ!
Сверкание меча, крики ужаса, призывы атаковать. Нечеловеческий рёв яростного берсерка, в которого превратился Маг'Ладрот. Охрана стреляла в него из варп пушек - ему было по барабану, заряды отскакивали от него, клинки ломались, сияющие лезвия пси-рапир гасли, ударившись об него. Стрелявшие внезапно опустили оружие, и скорчившись от боли взорвались, словно изнутри, забросав своими внутренностями все вокруг - настолько сильна была ярость Дракона, что она воплощалась физически, разрывая врагов изнутри. И за это можно было сказать спасибо К'Тан Лланду'Гору Свежевателю, имевшему зуб на Кхорна и на всех его последователей. Сейчас Дракон Пустоты стал неуязвимым берсерком, с нечеловеческой и далеко не акирийской реакцией, силой и выносливостью, он просто сыпал смерть щедрыми горстями. Всякий, кого он касался умирал, встречая свою смерть. На острие или лезвии меча, на конце бронированной ладони, размозжившей его череп, или сокрушившей ему ребра, от сильного пинка, или от колдовского сияния, работавшего подобно ужасающей пиле - всякий кого оно касалась моментально превращался в комок кровоточащей плоти. И никого не смогут восстановить - все умершие души безжалостно поглощались вечно голодным К'Тан и не менее голодным его проводником, который соединив себя со Звездным богом испытывал его ужасающий голод и жажду крови, которая скручивала его каждый раз, когда он останавливался хоть на секунду. Брызги крови заливали пол и стены, толпа последователей Хаоса Неделимого превратилась в стадо, безумное в своей панике. Стадо овец, которое попало на ужасающую бойню. Двести пятьдесят с лишним овец. И один мясник, который лил кровь...

- Что... ты делаешь? - Ульна таинственно улыбнулась, целуя нежную шею, и сползая на ключицы, по которым скользил юркий и умелый язычок акирийки.
- Пойдём со мной - она смотрела прямо в глаза, ощущая как её магия захватывает последние крохи неповиновения и превращает их в болезненное желание. Линдали пошла за ней, словно во сне. Покорно и беспрекословно. Сейчас Ульна не хотела напоминать ни о чем, что связано с мужем, она повела Линдали в её собственную спальню, обставленную в кроваво-красных тонах. Как только дверь закрылась, Линдали снова вжали спиной в стену, и немедленно впились в её сладкие губы. Тонкие ладони Ульны тем временем скользили по её плечам, нежно лаская ключицы. Линдали попыталась её оттолкнуть, но как то слабо и неуверенно. Ульна просто сорвала её руки со своей груди, и припечатала их к стене, скользя после этого своими руками по упругой груди, но ровному животу, положила руки на талию, прижимаясь сильнее, дав своей магии впитать её собственного возбуждения, только подпитывая её
- Ульна... Не стоит нам... - поцелуй снова загасил её непокорство. Ульна сма начала возбуждаться. Эта ситуация, что её давняя конкурентка сейчас словно покорная овечка находится в её власти дико заводило. Она давно затаила в душе ту обиду, когда Линдали отказала ей, и она знала, что настанет день, когда Линда не сможет избежать её. И вот этот день настал. Это жутко заводило.
- Я хочу тебя, и ты будешь моей - Ульна с силой толкнула женщину на кровать, нависая сверху, целуя, сильно, властно и резко, опьяняя, словно наркотик, проникающий в вены Линдали. Не желая сейчас заниматься сниманием платья с Линды, чтобы не тратить время, она скользнула ладонью в вырез платья, лаская грудь своей подруги сквозь ткань нижнего белья, чувствуя, как по её собственному телу начинает разливаться приятное тепло, отдающее приятной истомой в груди и внизу живота...
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
- Я хочу тебя, и ты будешь моей.
Сильный толчок, и Линдали уже на кровати, придавленная весом Ульны. Картер пытается что-то сказать, но акирийка не дает, бесцеремонно затыкая её рот властным поцелуем. Руки Линды всё ещё вяло сопротивляются, а рассудок судорожно пытается вырваться из оков этого странного оцепенения и сладостной истомы, но через миг сделать это практически невозможно.
- Не хочу... не хочу изменять... мужу... - стоном вырывается из её горла Линдали под тихий смех Ульны. - Прекрати, чертова извращенка!
Но ладони ласкают беспощадно: грудь, живот, бедра, губы чувствуются, кажется, везде, где только возможно, отчего спина выгибается сама собой, а пальцы поневоле вплетаются в светлые пряди соперницы.
Сто сорок пять отказов. Сто сорок пять гребанных отказов и Ульне в том числе, но сейчас язык наотрез отказывался преобразовать вдыхаемый воздух в слово "нет". Интересно, если бы Дракон увидел это, как бы отреагировал?
- Сопротивляться тебе невозможно, но... - Её пальцы с силой сжали волосы конкурентки, притягивая к себе, - не думай, что тебе я буду покорна, - и утонув в затянутом поволокой желания взгляде Ульны, она впилась в её губы грубым поцелуем, почти до боли, почти до крови.
- Вы верите в единорогов?
- Это единственное, во что я ещё верю...


Вопрос? Ответ!
- Не хочу... не хочу изменять... мужу... Прекрати, чертова извращенка! - Ульна рассмеялась:
- Кто то пытается меня обмануть, либо ты, либо оно - она слегка сжала ладонь вокруг груди Линдали, вырывая из неё вздох - Успокойся, я не отпущу тебя пока не получу свое, просто дай мне то, что я хочу. А хочу я тебя - под её звонкий смех ещё порция её яда щедро вливается в душу Линдали, отравляя последние источники праведности.
- Сопротивляться тебе невозможно, но... Не думай, что тебе я буду покорна - поцелуй. Жесткий, грубый. Сильный. Ульна не любила грубость в постели. Она любила утонченную нежность.приятные ласки и прикосновения, теплые лучи нежности, ласкающие тело, поэтому, не желая отдавать Линдали преимущество, она снова надавила на свою магию.
- Будешь, куда же ты денешься - её магия окончательно взяла Линдали под свой контроль - Ну же, покажи мне себя. Медленно и красиво разденься, услади мой взор и я услажу твое тело - тонкий пальчик провел от шеи Линдали, по пока ещё одетой ложбинке и животу...

Тем временем на другом конце столицы лилась рекой не страсть и наслаждение, а алая кровь. Словно ужаснейший демон Дракон врывался в толпу, сея вокруг себя разрушение и гибель. Два меча в его руках сливались в две тусклые дуги, срезающие руки и головы, вскрывавшие грудные клетки, вспарывающие животы. Запах крови витал в воздухе, подпитывая ужасную сущность Свежевателя в его душе. Его натиск только усиливался с каждой отнятой жизнью и выпитой душой. Он становился почти невидим, насколько быстро он двигался. Женщины, мужчины - он не делал разницы. Все демонопоклонники должны были умереть и поплатиться за свое инакомыслие. Наверное поэтому он не позволил Линдали и Ульне идти с ним - он не хотел показать им, каким кровожадным чудовищем является, но иногда он давал своей кровожадности выйти на волю. И он резал их как свиней, пока не остались в этой комнате только двое. Он, и ещё один мужчина, который на всю эту резню взирал со спокойствием, скрестив руки на груди в тени. Поэтому Дракон не сразу увидел его. Лишь когда он стряхнул кровь с мечей, голод Свежевателя указал ему на противника, на которого он с ревом обрушился, но встретил наконец отпор, только подогревавший его желание посмотреть на его кровь. Этот противник, тоже одетый в доспехи украшенные знаками Кхорна, казался на порядок выше всей той швали, чьи обрубки сейчас застилали пол сплошным ковром...
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
В глазах окончательно поплыло, укутывая взор Линдали мутной дымкой желания и мучительного неудовлетворения. Она закусила губу, пытаясь вырваться на волю, но Ульна теперь не позволила бы этому случиться.
Эта акирка подчиняла. Подчиняла себе беспрекословно и беспощадно.
- Ну же, покажи мне себя. Медленно и красиво разденься, услади мой взор и я услажу твое тело.
Её прикосновение к распалившемуся телу было почти болезненно, и, не имея сил сопротивляться, Линда начала медленно расстегивать своё платье, развязывая витиеватую шнуровку, медленно, как велел того приказ, снимая с себя расшитую материю и оставаясь в одном нижнем белье. Ульна же тем временем покрывала поцелуями её плечо и грудь, а пальцами ласкала оголившиеся бёдра.
- О Боги... - прошептала Картер, будто всё ещё надеясь вырваться из этого "кошмара", когда, выгнув спину, она завела руки за спину, чтобы расстегнуть бюстгальтер. Акирийка помогла справится с застежкой, и тут же припала к соскам губами, как только те освободились от оков материала. Линда не сдержала очередного стона, а её руки уже тянулись к последнему атрибуту одежды.
- Вы верите в единорогов?
- Это единственное, во что я ещё верю...


Вопрос? Ответ!
- КРОВЬ КРОВАВОМУ БОГУ - теперь уже два нечеловеческих рыка сотрясали стены подземелья. Два берсерка, окутанные кровавой яростью, подаренной богами, сошлись в чудовищном поединке. Тут уже применялось не умение или военная хитрость. Это был безжалостный обмен могучими ударами, проверка на то, чья ярость сильнее, чей бог способен жаждать больше. Этот противник был очень силен. Но и сам Дракон сейчас по ТТХ приближался к богу, отбивая удары, и нанося их в ответ. Тяжелый двуручный меч в его руках летал как пушинка, пока наконец после серии сокрушительных ударов вражеский меч не сломался. Последний удар вскрыл доспехи кхорнита как консервную банку...

Все же ваятелям плоти удалось сделать для Линдали шикарнейшее тело, в чём Ульна убедилась, как только расшитая ткань перестала скрывать то, что она так жаждала увидеть. Вот она, несгибаемая Линдали Картер, в её руках, отравленная любовным ядом коварной соперницы, которая могла вить из неё веревки.
- О Боги... - таинственно улыбнувшись, Ульна протянула руки, помогая Линдали избавиться от ненавистной ткани. Её собственное платье само собой прошуршало по телу, и соскользнув через голову аккуратно легло на спинку стула. В отличие от Линдали, акирийка не признавала бюстгальтеры любого вида, справедливо считая, что они портят форму груди. И снова женщины слились в поцелуе, таком сладком и тягучем, прижимаясь друг к другу, сплетая свои пальцы в замок, и переплетая языки в борьбе за власть. В повледний раз коснувшись губ Линдали, Ульна проложила цепочку поцелуев по нежной шее, легко коснулась ключиц, очертив язычком каждый изгиб, каждую косточку, пока её губы не коснулись уже твердых сосочков, потемневших от прилива крови и готовых к ласке её умелых губ, коснувшихся груди Линдали. Стон вскрик, Ульна останавливает её руки, потянувшиеся к последней детали одежды.
- Не спеши, дорогая, некуда нам спешить - легкий смех, томные вздохи, и тут Ульна неожиданно вскрикивает от того, что наглая ладонь коснулась её самого сокровенного...
- Эй, я же сказала, не спеши. Убери руку - простонала она, ощущая как тонкие пальчики проскальзывают под тонкую материю
Отредактировал Zariche - Воскресенье, 15 декабря 2013, 12:33
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
- Не спеши, дорогая, некуда нам спешить.
Но руки уже и сами не слушаются Линду, они жаждут утолить это возбуждение, жаждут ласкать ненавистное и такое желанное сейчас тело, жаждут испробовать её влажную глубину, проникая в самое сокровенное...
- Эй, я же сказала, не спеши. Убери руку. - Ульна возмущается, но Линдали не в силах остановиться. Рада бы, изо всех сил пытается, но не может прекратить двигать беспокойными пальцами, не по наслышке зная все точки удовольствия женского тела.
Дыхание акирийки становится тяжёлым, а её поцелуи настойчивее, её ласки ощутимее, а жар тела горячее, отчего у Линды невольно перехватывало дыхание.
- Не могу... остановиться... - тихим воем побеждённого зверя произносит Картер, начиная ласкать упругую грудь соперницы губами, начиная откликаться на каждое прикосновение, получая в ответ многократно больше.
Пожалуй, двадцать лет назад Линдали не стоило отказывать Ульне, самолично лишая себя подобных ощущений, но слепая и самоотверженная любовь к Дракону не позволяла даже помышлять об этом, но что же изменилось сейчас? Почему?
Она всё так же любила Маг'Ладрота и стремилась остаться верной ему, но Ульна... Она сводила её с ума, вынуждая совершать противоречащие её разуму действия.
- Вы верите в единорогов?
- Это единственное, во что я ещё верю...


Вопрос? Ответ!
Фонтан крови, тускло мерцающей в неровном свете светильников. Удар Дракона был чудовищен - толстая керамитовая сталь доспехов под его мечом разошлась словно жестяная консервная банка под консервным ножом. клинок вошел в живот, сокрушая ребра, вспарывая легкие, сердце ещё что то, вышло из горла. Враг умер сразу.
Дело было сделано - верхушка жрецов Хаоса неделимого была уничтожена их же методом.
Жажда крови отступала, нестерпимый голод отпускал его по мере того как сущность Свежевателя покидала его. Наверное он мог ужаснуться тому, что устроил, если бы не знал, насколько ужасным он может быть на самом деле...

- Не могу... остановиться... - слишком поздно Ульна сообразила, что загнала себя в ловушку своей же магией. Тягучая и нежная любовная игра грозила перерасти в нечто жесткое и страстное. Вскрик, Ульна прикрывает глаза от наслаждения, когда тонкие пальчики скользнули в неё, но она ещё не желает отдавать свое главенство.
- Убери... Руку... - но в противоположность словам она только делает движение бедрами, чтобы пальцы Линдали проникли ещё дальше к средоточию чувственного удовольствия. Она снова вскрикивает, когда её груди касаются горячие губы. Как она хотела этих прикосновений тогда, когда Линдали отказала ей. В тот момент, когда душа погибшего мужа рвалась наружу, разрывая её на части, как ей была тогда нужна чья то ласка, чтобы заглушить боль, но Линда отказала ей. Похоже она сама начала понимать, от чего отказалась. С трудом соображая затуманенным разумом, Ульна находит руку Линдали между ножек, и с силой подносит её в своим губам, проводя по ней язычком, а потом проводя по губам конкурентки, дав ей ощутить свой вкус, оставляя его на припухших от поцелуев губках, чтобы снова коснуться их. Впрочем её неожиданная любовница не стала бездельничать - её руки тут же легли на грудь акирийки.
- Ты божественна, так прекрасна... - Ульна переворачивается, заставляя Линду нависнуть над собой, касается груди, посасывая и покусывая сосочек. Почему ей сейчас так хотелось ощутить власть этой чертовки над собой?
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
На вкус акирийка горьковато-сладкая с кислинкой. На вкус она такая, что хочется попробовать ещё. Невыносимо хочется. Но губы Ульны почти сразу же стирают оказавшийся на устах Линды сок.
- Ты божественна, так прекрасна... - хрипит соперница, отдавая бразды правления Картер, и это отчего-то окончательно сводит с ума и без того не контролирующую себя Линдали.
- Молчи, - почти приказывает та, потому что комментарии конкурентки невыносимы. Ульна никогда не проявляла к Линде агрессии, никогда не считала кем-то, кто отрывает от неё мужа. А Линда ненавидела её, уважала за помощь по воскрешению Дракона, признавала её существования в жизни супруга, принимала с завидным гостеприимством её дочь, но ненавидела всей душой, а сейчас и сама не знала, почему так отчаянно хочет с ней единения.
Оказавшись сверху, Картер покрывает её упругое тело поцелуями, оставляя после себя засосы, добирается до раздражающей материи трусиков и практически срывает их с акирийки. Та тихо поскуливает и извивается под ней, прикрыв свои глаза трепещущими ресницами, периодически облизывает губы кончиком языка.
Наверняка, Линда делала что-то не так, опыта лесбийского секса у неё никогда прежде не было, но физический и духовный отклик Ульны туманил мысли, отодвигая их на самый край подсознания.
Язык Линадали скользит по плоскому животу, затем перебирается на внутреннюю часть бёдер, постепенно добираясь до концентрации женского удовольствия и плавно скользя по чувствительному бугорку, вновь окунаясь в приятный и такой противоречивый вкус соперницы. Ульна изгибается и прерывисто дышит, перенося ладони Линды к себе на грудь и заставляя периодически сжимать их, и Картер не имеет ничего против этого.
Сейчас акирийка была в её власти, и это будоражило сознание невероятно. Завтра она себя проклянёт, но сегодня, здесь в этой спальне для неё существовала лишь она.
- Вы верите в единорогов?
- Это единственное, во что я ещё верю...


Вопрос? Ответ!
Ильн'Ульна. Если точнее со всеми титулами, то Ульна Безмолвная тень из семейства Ильнар, высшая смотрительница Конклава Сумеречных стражей, баронесса Алайтока, герцогиня Карронская, Леенская, графиня Ульран, графиня Черезон, высшая жрица Великой матери, Аун'Ва малого К'Тан Дар'Зока Плетущего тени. Ульне 521 год, она высокопоставленная аристократка. Как Аун'Ва и жрица Великой Матери она - сильная колдунья. Чертовски богата и влиятельная, замужем за самым популярным мужчиной в акирской империи. Ей завидуют все женщины-акирки до единой, а мужчина готовы отдать все, чтобы заполучить её, но власть над ней принадлежит только одному...
Кто же мог предположить, что сейчас она будет тихо вскрикивать во власти той, что стремительно ворвалась в её жизнь, забрала себе её мужчину и нарушила её семейное счастье своим вторжением? Она не высказывала агрессии к этой чертовке, она считала её любимой сестрой, и искренне не могла понять, почему Линда её ненавидит, вместо того, чтобы поделить любимого мужчину между собой. Ведь счастье женщины - делать своего мужа счастливым, не так ли? И сейчас эта чертовка, бросив ей короткой "Молчи" столкнула её в ту самую бездну наслаждения, к которой она недавно сама её привела. И после этого прыгнула в неё следом.
- Ах, да. Не останавливайся - Ульна стонет, прикрывая глаза от наслаждение, с силой сжимая пальцы Линды на своей груди, чувствуя, как внизу живота скручивается пружина, как готовящийся взрыв становится почти болезненным ощущением, словно острая игла, грозящаяся проткнуть тонкую оболочку и вызвать взрыв. Юркий язычок Линдали творит чудеса, качая её на волнах эйфории, лишь иногда заставляя вскрикивать, когда конкурентка пускает в ход свои зубки, прикусывая самые чувствительные точки. Но за секунду до взрывного наслаждения, Ульна с силой притянула её, откладывая свой оргазм на потом. Ей нравилось это ноющее чувство внизу живота, она знала, насколько приятным будет, когда это накопившееся возбуждение прорвется наружу.
- Ты так великолепна, страстна и безжалостна. Надо наградить тебя за это - Линда полыхнув взглядом собирается что то сказать, но губы акирийки не дают этого сделать в тот момент, когда изящные пальчики скользнули под ткань резким движением проникая в заветные места. Её конкурентка вскрикивает, судорожно хватаясь за её плечи словно утопающий за соломинку, вызывая тихий смех. Проведя язычком по губкам своей соперницы, Ульна шепчет:
- Не делай ничего. Просто расслабься - её губы опускаются к груди, в то время, как безжалостная рука все глубже проникает в любовницу, подбираясь к чувствительным точкам, натягивая ткань трусиков, которые кажется совсем не нужны, и исчезают с изящных бедер, позволяя ласкать её сильнее.
"Ну же, девочка, я хочу видеть твоя экстаз и не пропустить ни капли..."
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
- Не делай ничего. Просто расслабься...
Но это сделать сложно, тело напрягается против воли, а пальцы сжимаются на её плечах всё сильнее.
- Ммм... - Один за другим из груди Линды вырываются стоны, когда она ощущает подкатывающие к своему разуму волны оргазма. - Ульна...
Ещё чуть-чуть, и акирийка чувствует это, усиливая натиск ласки, самодовольно ухмыляясь и ошибочно думая, что наконец смогла покорить своевольную Линдали Картер. Хотя вполне возможно, что никакой ошибки в этом и не было.
Такое ожидаемое наслаждение взрывает все оставшиеся в голове сомнения, выгибает тело Линды и заставляет её пальцы оставить красные полосы на плече любовницы, что, казалось, собиралась выжать из соперницы всё до единой капли, не обращая на сладостные сокращения никакого внимания. И лишь когда ласка стала сродни болезненной пытки, она вытащила свои пальчики из влаги и игриво провела по ним своим языком.
- Я ненавижу тебя... - прохрипела Линда, всё ещё переживая сильнейшее телесное потрясение, когда её ладони внезапно оказались на бёдрах Ульны и притянули женщину к себе, сливая их интимные губы в порочном, противоестественном, но таком волнующем поцелуе.
Ульна вскрикивает, а потом стонет, прижимаясь к своей сегодняшней любовнице всем телом, начиная неустанно двигать своими бёдрами.
И именно в тот самый момент, когда акирийка получает долгожданную разрядку, на пороге спальни появляется слегка уставший Маг'Ладрот, с недоумением взирающий на развернувшуюся перед ним картину.
- Вы верите в единорогов?
- Это единственное, во что я ещё верю...


Вопрос? Ответ!
Усталость брала свое. Не усталость тела, наоборот - переполнявший тело адреналин заставлял его буквально бурлить от энергии. Но его душа, пострадавшая изрядно от одержимости звездным богом реально устала. И чтобы восстановить её силы, он сейчас собирался придя домой сгрести в охапку обеих жен и плюнув на их разногласия поиграть с обеими. собственно эта мысль ему пришла в голову уже давно. Но как выяснилось его опередили.
Войдя в дом он моментально ощутил запах от недавно творимой магии. Разумеется этот запах он определил бы из тысячи. Нельзя спутать знакомые отголоски души Ульны, и сладкий запах вожделения в воздухе. Усмехнувшись, Дракон протянул руку к футляру на поясе, достав из него хрономантскую астролябию, доставшуюся ему от Дагона.
- Ого, а девочки я смотрю не теряли времени - как он и предвидел, Линда что то учуяла и собралась его искать, и видимо Ульна применила свои чары, чтобы остановить её, заодно заняв чем то и себя. Усмехнувшись, Дракон скинул пояс с оружием и амулет с доспехами в ящик, и поднялся наверх. Не было нужды быть телепатом - дурманящий запах похоти и желания доносился из спальни Ульны. Дверь заперта, но что такое замки для него? Щелкнув, дверь открылась, показав ему замечательнейшее зрелище. Вскрикивающая в экстазе Ульна, переплелась с Линдали в один клубок, источающий из себя зверское желание. Без магии явно не обошлось. Не обратив на него внимания, девушки синхронно вскрикнули и опали на кровать, устало дыша.
- Ммм, что за чудо-сценка. Значит пока я лью кровь, меня побоку и изменять мне? Не пойдет так - Ульна устало улыбнулась, поправляя пошатнувшееся магическое воздействие на Линдали.
- Дорогой, ты жив. Хвала богине. Ну же иди сюда. Нельзя заставлять двух девушек так волноваться - однако первой, кто утянул его на кровать была Линдали...
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
- Ммм, что за чудо-сценка. Значит пока я лью кровь, меня побоку и изменять мне? Не пойдет так.
К ужасу Линды на пороге действительно стоял супруг, хотя чисто внешне он не выгялдел расстроенным, скорее, на его лице отпечатлелось предвкушение.
- Дракон... - прошептала Картер, понимая, что нормальных оправданий она придумать всё равно не сможет.
Чёртова Ульна, совратила-таки! И ей понравилось, черт возьми!
- Дорогой, ты жив. Хвала богине. Ну же иди сюда. Нельзя заставлять двух девушек так волноваться, - пропела акирийка, протягивая мужу руку, в ответ на что Маг'Ладрот двинулся к ним, по дороге снимая с себя снаряжение и амуницию.
Линдали хмыкнула, не желая признавать свою измену, поэтому как только муж оказался в пределах досягаемости, она тотчас же утянула его на постель, впиваясь в его уста отчаянным поцелуем, стремясь как можно скорее перебить запах Ульны на своем теле запахом любимого мужчины.
- И сама не понимаю, как это получилось, - сбивчиво произнесла Линда, когда их поцелуй всё же прервался. - Готова загладить перед тобой свои прегрешения любыми способами...
Дракон усмехнулся, в следующую секунду откидывая голову назад под напором умелых ласк Ульны, что времени зря не теряла.
Брови Картер непроизвольно нахмурились. Отдавать первенство своей сопернице она никак не собиралась! О да, и вновь всё вернулось на круги своя, вновь они непримиримые конкурентки, делящие меж собой любимого мужчину. Немного в извращенных обстоятельствах, конечно, но сейчас Линда не хотела об этом задумываться, наслаждаясь новой игрой.
- Вы верите в единорогов?
- Это единственное, во что я ещё верю...


Вопрос? Ответ!
"Вас мужиков хлебом не корми, дай завести свой гарем" - слова Линды точно обрисовывали то, что любой нормальный мужчина хотел бы иметь в своей жизни - любящую женщину, или даже парочку. К сожалению удовлетворить обычным способом он мог только одну женщину (по причинам достаточно очевидным), поэтому сразу с момента его появления в комнате женщины тут же забыли о недавно бушевавшей любви, снова превратившись в двух конкуренток.
- И сама не понимаю, как это получилось. Готова загладить перед тобой свои прегрешения любыми способами... - он тихо рассмеялся, прикрывая глаза от наслаждения, которое дарили губы Ульны, уже избавившей его от рубашки
- Дорогой, предлагаю наказать её за столь отвратительный поступок - сверкнула глазами Ульна, поднимаясь к губам Линдали, и сжимая её грудь в своих тонких пальцах, но раньше, чем та успела задохнуться от возмущения, Дракон притянул голову к свой груди:
- Скажи спасибо, что я не вспоминаю, кто виноват в этом, не верится мне, что ты стала жертвой изнасилования - он рассмеялся, чувствуя, как Линда тем временем не теряла времени, спускаясь по его груди вниз, пока Ульна дарила ему наслаждение своими губами, и потом подставила грудь для ласки.
- И когда вы спеться успели, чертовки?
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Форум » Архив » Корзина » Особенности раскрытия заговоров (NC-17)
Страница 8 из 11«1267891011»
Поиск: