Японские комиксы, мультики и рисованные порно-картинки
Чтобы можно было писать в чате нужно войти в свой аккаунт.
Страница 6 из 11«12456781011»
Архив - только для чтения
Форум » Архив » Корзина » Особенности раскрытия заговоров (NC-17)
Особенности раскрытия заговоров
- Я туда вместе с тобой полечу, надо же напомнить о своем существовании, так что времени у нас завались.
Он наглым образом приподнял жену и занял её место в кресле, усадив Линду к себе на колени. И нельзя было сказать, что Картер уж очень сильно возмутил сей поступок, она любила сидеть у мужа на коленях, обнимать его и чувствовать родное тепло крылатого тела.
- Хм, минутка нежности? - улыбаясь, спросила Линдали, в следующую секунду ласково обвивая шею Дракона руками и прижимаясь своей щекой к щеке мужчины. - Клятвенно обещаю больше никогда от тебя не сбегать. - Её пальцы запутались в его густых волосах, и она прижалась к Маг'Ладроту сильнее. Таких моментов, пропитанных нежностью и лаской, за двадцать лет случалось мало, по пальцам пересчитать. Они были личностями страстными, импульсивными, ненасытными, но сейчас всё это отходило на второй план. Усталость от бесконечных передряг всё-таки взяла своё, позволив супругам наконец-то просто посидеть обнявшись и насладиться обществом друг друга.
- Какие планы на эти две недели? - Линда немного отстранилась от мужа, игриво задев его точеный нос своим.
- Вы верите в единорогов?
- Это единственное, во что я ещё верю...


Вопрос? Ответ!
- Хм, минутка нежности? - он рассмеялся, чувствуя разливающееся по телу тепло, расходящееся от мест, к которым касалась Линдали
- Знаешь, пожив пару недель среди машин, я понял насколько в нашей жизни не хватает нежности. Только ты постоянно убегаешь и рискуешь меня её лишить - Линда рассмеялась. Как же он любит этот звонкий искренний смех:
- Клятвенно обещаю больше никогда от тебя не сбегать - он рассмеялся в ответ:
- Боюсь что сдерживать клятвы не в твоем стиле - теперь рассмеялись уже оба, тихо наслаждаясь присутствием друг друга. Из за беготни последних дней и всех этих приключений они жутко устали
- Какие планы на эти две недели? - вместо ответа его руки сместились с талии Линдали на бедра
- А сама не предполагаешь? Тем более в настоящий момент у меня планы не на две недели а на конкретное самое ближайшее будущее
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
- А сама не предполагаешь? Тем более в настоящий момент у меня планы не на две недели, а на конкретное самое ближайшее будущее.
Его ладони настойчиво сжали её ягодицы, и Линда наигранно закатила глаза в негодовании.
- И судя по всему, эти планы растянутся на две недели. - Она хихикнула, дотягиваясь до губ мужа. - Хотя я не против, в акирийском гиперчувствительном теле мне осталось всего ничего, так что... - Линдали хитро улыбнулась под натиском вдруг возникшей у неё в голове мысли. - А знаешь, я кое-что придумала.
Женщина медленно провела указательным пальцем по нижней губе Маг'Ладрота, слегка оттянув её.
- Хочу поиграть с тобой в одну игру: правила просты - сегодня тебе приказываю я, завтра ты приказываешь мне. Ослушаться приказа мы не вправе, стопроцентная покорность и послушание. - Линдали перевела взгляд на часы. - До конца сегодняшнего дня осталось полтора часа, дальше я в твоей власти. Согласен? - Её бровь выразительно изогнулась в ожидании ответа.
- Вы верите в единорогов?
- Это единственное, во что я ещё верю...


Вопрос? Ответ!
- И судя по всему, эти планы растянутся на две недели - впрочем не требовалось особо проницательности в том, чтобы понять что он собирается делать. Всегда когда он оставался наедине с Линдали их души начинало магнитом тянуть друг другу. Сколько они уже вместе? И никак не могут насладиться собой. Наверное это хорошо, тем более что возбуждение, которое копилось с чередой обломов вышло далеко не полностью.
Но пока оно незаметным огоньком пряталось в душе, пусть даже легкий поцелуй Линды стал раздувать его.
- Хотя я не против, в акирийском гиперчувствительном теле мне осталось всего ничего, так что... А знаешь, я кое-что придумала - пальчик коснулся его губ, а Дракон выразительно изогнул бровь:
- Никто тебя силком не запихивает в человеческое тело. Оставайся Акирийкой если хочешь, не надо будет перерождаться каждые десять лет. Акирийцы живут несколько тысяч лет - он тихо рассмеялся. Самое главное, что акирийцы очень медленно стареют. В преклонном возрасте они выглядят примерно так же как в молодости. взять Ульну. По акирским меркам она в среднем возрасте - ей шестьсот двадцать два года. И взять её мать Ильн'Ранну, которой тысяча с лишним лет - разницы почти не ощущается. Ни морщин, ни седины (впрочем найти седину в платиновых волосах Ульны достаточно сложно). То же самое касательно мужчик. Тот же Игг'Ранья, который по акирским меркам уже в достаточно преклонном возрасте - почти две тысячи лет, но выглядит лет на тридцать по людским меркам. Эволюция и хорошая медицина делали свое дело.
- Так что за игра?
- Хочу поиграть с тобой в одну игру: правила просты - сегодня тебе приказываю я, завтра ты приказываешь мне. Ослушаться приказа мы не вправе, стопроцентная покорность и послушание. До конца сегодняшнего дня осталось полтора часа, дальше я в твоей власти. Согласен? - Дракон чмокнул сладкие губки Линдали:
- Я об этом пожалею через пару минут. Согласен.
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
- Я об этом пожалею через пару минут. Согласен.
- Пожалеешь, конечно, обязательно пожалеешь, - промурлыкала Линда, кончиком языка обводя его губы. - Итак, приступим. Отнеси меня на кровать, неторопливо, и на каждый шаг говори по одному качеству, чем я лучше Ульны. - Коварная улыбка растянула её губы. - Отнекивания типо "я не делаю между вами сравнений" не принимаются. - Картер обернулась и мысленно прикинула расстояние до супружеского ложе. - С тебя не менее семи комплиментов...
О, она прекрасно знала, что для Дракона это станет настоящей пыткой, но хотя бы сейчас Линдали хотелось почувствовать своё превосходство перед акирийской конкуренткой.
Маг'Ладрот нахмурился, но правила есть правила, поэтому с тяжелым вздохом подняв жену на руки, он направился к кровати.
Шаг и слово, что нехотя вырвалось из его горла. Ещё один шаг и ещё одна похвала в её адрес, словно бальзам, ложившийся на её душу приятной негой.
Она улыбалась, прикрывала от удовольствия глаза, прижималась к мужскому телу сильнее. Пусть половина этих слов были поистине ложью, но сегодня она не хотела об этом задумываться.
- Отлично, - прошептала Линда, кусая мочку уха Дракона, а в следующую секунду чувствуя спиной шелк простыни. - А теперь, очень медленно раздевай меня, не забывая при этом целовать каждый сантиметр моего тела. - Как же её заводило подобное беспрекословное подчинение Маг'Ладрота. Боже, казалось ещё чуть-чуть, и она кончит только от осознание того, что этот своенравный мужчина, словно мальчишка, выполняет любой её приказ.
А тем временем мужчина решил начать с брюк.
- Вы верите в единорогов?
- Это единственное, во что я ещё верю...


Вопрос? Ответ!
- Пожалеешь, конечно, обязательно пожалеешь. Итак, приступим. Отнеси меня на кровать, неторопливо, и на каждый шаг говори по одному качеству, чем я лучше Ульны. С тебя не менее семи комплиментов...
Игра обещала быть интересной и горячей. Хотя надо отдать должное получив первый же приказ он пожалел о своем согласии, но нельзя отказаться, сказал, значит слушайся. Нет, он не имел ничего против того, чтобы отнести жену на кровать, всё таки заниматься любовью в кровати удобнее. Но вот пытаться сравнить несравнимое?
Как можно сравнить двух женщин? А двух женщин принадлежавших разным расам?
Однако ему это удалось и как ни странно на момент когда он положил жену на кровать девять комплиментов были выложены на бочку. Ульна бы его за это убила наверное...
- Отлично А теперь, очень медленно раздевай меня, не забывая при этом целовать каждый сантиметр моего тела - этот приказ он выполнял с куда больше охотой. Осторожно уложив Линду на спину, Дракон спустился к изящным ступням, снимая с Линды остроносые туфельки, не забывая целовать каждый сантиметр, как и был проказано. Осторожно поднялся наверх, касаясь губами живота, покрывая его поцелуями, пока пальцы расстегивали брюки и очень медленно начали их снимать. Неторопливо в темп к губам, которые целовали идеальные ножки, переходя с одной на другую. От Линды послышался одобрительный стон,и мужчина продолжил. Закончив с брюками, он поднялся наверх, снова целя ровный живот, подрагивавший под его губами. Блузка Линды потихоньку начиная с нижней пуговицы стала расстегиваться в такт губам, поднимавшимся вверх и вверх, к ложбинке между упругими холмиками и вверх к точеной шее, плечам, спустились на руки, целя по очереди каждый пальчик. Поднимаясь снова вверх, к губам, целуя Линду, опускаясь снова, расстегивая нижнее бельё. Губы легли на грудь и сразу послышался вскрик и сильные руки прижали его к груди. Кажется Линда сама уже жалела об этой мучительной пытке. Но настоящая пытка началась, когда губы Дракона по животу проследовали к трусикам, которые были явно лишними. Медленно сняв уже явно влажную ткань, Дракон коснулся губами лона Линды, заставив ту откинуть голову и снова издать стон...
Когда пытка закончилась, Дракон поднялся к губам жены, целуя её
- Что дальше?
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
- Что дальше?
Сквозь наслаждение, что обрушилось под напором его губ и языка, она не сразу поняла смысл вопроса. Она горела. Точнее, сгорала в желании быть присвоенной мужем, но ещё старалась потушить этот предательский огонь, грозивший нарушить всю игру.
Лихорадочно проведя языком по своим пересохшим губам, она изогнулась и подтянула к груди коленку, в следующее мгновение нажимая на грудь супруга тонкой ступнёй и отодвигая Дракона от себя.
- На колени. - Чёрная бровь выгнулась в ожидании исполнения приказа, а изящный носок ступни надавил на правое плечо Маг'Ладрота, вынуждая того опуститься. - Сделай мне массаж ног... - Тут же перед глазами мужчины замаячили соблазнительные пальчики жены с аккуратным багровым педикюром. - Сначала пальцами, а потом языком и губами. - Она улыбнулась, вкладывая щиколотку в ладонь супруга.
Сильные пальцы осторожно массировали уставшие ноги, не оставляя без внимания ни миллиметра плоти, но поистине взрыв удовольствия произошёл в ту секунду, когда её большой палец погрузился в горячие недра его рта. Это было восхитительно и ни с чем не сравнимо!
Она не сдержала стона и, откинув голову назад, закатила глаза.
- Боже, ты великолепен, - не сдержалась женщина, когда ласка стала настойчивей под влиянием языка, что выделывал на её коже невообразимые узоры.
Конечно же, Маг'Ладрот самодовольно хмыкнул, Линда в этом даже не сомневалась, но решила особого внимания не придавать, а то зазнается ещё этот акириец.
- Молодец, - одобрительно кивнула Линдали, с трудом выныривая из пучины блаженства и выказывая тем самым, что приказ выполнен, затем опустила ноги на кровать, а после, облизав свой указательный палец, провела им по губам, шее, очертила сосок, провела по животу и на долю секунды погрузилась им в изнывающее соками лоно. И то, что это видел Дракон, только больше заводило её. - А теперь я хочу... - она привстала, устремившись на мужа, - испытать три оргазма под влиянием трёх частей твоего тела. От этого, - Линда дотронулась до указательного пальца правой ладони, - от этого, - губы и язык, - и от него... - Закусив нижнюю губу, она издевательски медленно провела по жаждущему ласки члену, что заметно выпирал под материей штанов Дракона. - Но тебе кончать нельзя, только я.
Она едва ощутимо поцеловала мужа, предвкушая удовольствие.
- Приступай, - шепнула она ему на ухо, растворяясь в прерывистом дыхании супруга.
- Вы верите в единорогов?
- Это единственное, во что я ещё верю...


Вопрос? Ответ!
Эта игра была для самолюбивого и властного мужчины действительно чем то захватывающим и ужасно интересным. Это чувство, когда та, кто был для тебя существом, которое надо защищать и оберегать превращается в ту, кто распоряжается тобой словно своей вещью. Это слегка цепляло самолюбие, заставляя фантазию рисовать картины ужасающей мести, которая начнётся через часик.
А пока его оторвали от тебя, и последовал следующий приказ:
- На колени - хотя эта властная команда заставила самолюбие опять ругнуться, но он её выполнил, ловя в свою ладонь изящную ступню:
- Сделай мне массаж ног. Сначала пальцами, а потом языком и губами - впрочем он не имел ничего против того, чтобы доставить удовольствие собственной жене. Этот факт немного притупил его самолюбие. Если проще, то он дал ему по шее, из за чего оное на время отключилось, что позволило ему сосредоточиться на стройных ножках, которые он медленно и неспешно разминал в своих ладонях. Коснулся губами пальчиков, целуя каждый. Но реакция Линдали, издавшей при этом божественно мелодичный стон заставила его мучить её ещё дольше, пока она не остановила его. Следующий приказ был куда интереснее. Своеобразная проверка. Впрочем Линдали было ещё интереснее, своеобразное испытание выносливости. Потому что ей за эту ночь предстояло испытать больше, чем три оргазма.
- Приступай - Дракон не стал тянуть кота за его ценности, благо опыта в ублажении дам имел немало.
Его губы накрыли губы Линдали, а пальцы не желая больше тянуть время резким толчком вошли в податливое лоно, наверное если бы не спасительная влага возбуждения, было бы больно, однако резкий вскрик не походил на крак боли. Наоборот Линда только сильнее сжала ноги, сжимая заодно и его пальцы. Обведя её губы кончиком языка, мужчина спустился к нежной шее.
"Ну привет, девочка" - людские ученые так и не доказали наличия пресловутой точки G у женщин, когда вот акирские ученые ничего не доказывали - просто действительно такое место было, и судя по тому как Линда закатила глаза и застонала - он попал в точку. Подхватив её под лопатки он заставил её прогнуться ещё сильнее, чтобы его пальцы сходили ещё глубже. Несколько резких движений и женщина закричала, забившись в объятиях первого экстаза, и обмякла, тяжело дыша. Освободив свою руку, мужчина медленно провел по ровному животу Линдали, очертил соски, оставляя влажный след, коснулся губ Линды, которая охотно пробовала на вкус свой сок.
- Ммм, интересно - спустя секунду мужчина жестким движением развел в стороны стройные ножки и коснулся языком лона, ещё раз достав стон...
Всё таки он сдержал себя, и выполнил приказ в точности, и когда Линдали в третий раз выгнувшись издала громкий отчаянный крик, мужчина спокойно отпустил её. На часах осталось ещё полчаса времени.
- Мм, что дальше?
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Поистине третий раз дался ему сложнее всего, и Линдали это видела и внутренне ликовала. Дракон то и дело прерывался, закатывая глаза и тяжело дыша, видимо, приводя свои мысли в норму, а затем вновь начинал методичные движения вперёд, что уносили Картер в рай. Признаться, она очень надеялась, что муж не выдержит и сорвется, а потом услышит в свой адрес гневное "Ты нарушил правило!", но её тело, распалившееся под действием недавнего удовольствия, оказалось куда слабее тела супруга, и, предательски не выдержав, она изогнулась в третий раз, до крови закусывая свою нижнюю губу.
- О Боги! - прошептала она, всё ещё нежась в приятных судорогах своих мышц. Сказать по правде, в такие минуты своего мужа она боготворила. Конечно, у Маг'Ладрота было масса и других достоинств помимо любовных утех, но именно в такие моменты разрядки она лихорадочно вдруг понимала, что любит Дракона до безумия.
- Мм, что дальше? - Голос мужа вернул её обратно в реальность, хотя этого сейчас хотелось меньше всего. Линдали удовлетворённо потянулась, грациозно изгибаясь на радость мужу, и перевела взгляд на часы. Полчаса. Затем ей явно не поздоровится. На самом деле секса ей уже не хотелось, весь её организм уже разрядился сполна, что отпечатывалось блаженной улыбкой на её лице, но Дракон явно хотел продолжения и, скорее всего, мысленно уже отсчитывал секунды. Ну что ж, его месть наверняка будет во стократ "ужаснее", так что следовало провести эти тридцать минут с пользой.
- Танцуй для меня. - Видать, для него это было уж слишком неожиданно, и обескураженное выражение лица мужчины тут же заставило Линду подавиться смешком. Сказать по правде, Линдали вообще никогда не видала, чтобы Дракон танцевал. Хотя нет, на их свадьбе ему всё же пришлось сделать несколько па, но вид при этом у него был крайне жаждущий убийства. Даже, помниться, пришлось успокаивать весьма действенными методами, прямо в подсобке, что толком и не запиралась. - Танцуй, очень сексуально, и раздевайся, медленно. - Да, через полчаса ей точно не несдобровать, но напоследок хоть посмеяться от души было весьма неплохо. - Ну же!
Мужчина выдохнул и мотнул головой, словно у него в голове созрел четкий план, как он будет её расчленять, но затем потянулся к своей рубашке, намереваясь снять её.
- Танцуй! Сексуально! - Линда бросила в него подушкой и рассмеялась, а время неумолимо шло.
- Вы верите в единорогов?
- Это единственное, во что я ещё верю...


Вопрос? Ответ!
Предсказуемо. Впрочем Линдали ошибочно считала, что он не умеет и не любит танцевать. вопрос в том что на свадьбе его заставляли танцевать людские вальсы, являвшиеся для утонченного акирийского вкуса грубым варварством. Он не посвящал Линду в отдельные детали, но она наверное сама могла замечать, что иногда акиры общаются друг с другом вообще без слов. Этому способствовало две вещи - телепатия и язык тела. Вообще настоящий акирский язык "Харен Ал'акир" был чрезвычайно сложен в освоении, потому что многие слова и словосочетания в нём выражались жестами и каким то специальным положением тела.
Танец так же был одним из акирских аспектов жизни. Танец выражал чувства и эмоции лучше языка. Там где сложные переговоры не могли вестись достаточно небогатым разговорным языком "Хиран Ал'Акир", собственно тот язык который был изначально заложен в Линдали, сложная и богатая акирская душа раскрывала себя танцем и движением.
Он выбрал Ираджан - медленный танец силы. Воинский танец, в котором акирские воины без сражения доказывали свое превосходство демонстрируя силу тела и силу духа. А акирские женщины были без ума от этого танца, потому что два воина показывали каждую свою мышцу, играясь со своим рельефом и мужеством, раскрывая эмоции, выплескивая на противника свою силу и мужество.
Только Ираджан - танец медленный. Поэтому к концу танца часы мягко щёлкнули, возвещая, что начался новый день. И теперь на его поляне начинался пир.
- Итак, приступим к делу - для начала он резко схватил Линду за смоляные волосы, и жестко поцеловал. Как всегда воинский танец действовал на его душу очень сильно - основная цель Ираджана - подготовка к битве. Воздействуя на какие то механизмы в душе он пробуждал мужество и силу внутри, разжигая в воинах огонь. Отпустив Линдали, он буквально толкнул её на кровать, ложась рядом:
- Я хочу чтобы ты ласкала и целовала мое тело, и попутно рассказывала что происходило тогда, когда я поймал тебя за криссалином. Я сейчас очень напряжен и мне надо расслабиться. Заставь меня расслабиться, но не забывай рассказывать. Во всех подробностях, каждое мое действие и что ты при этом чувствовала. Приступай
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
- Итак, приступим к делу.
"Ой-ёй, кажется, запахло жареным" - непроизвольно появилось желание сбежать, но муж уже неласково вцепился в её волосы и притянул для жесткого поцелуя.
Нежности в Драконе не осталось ни на йоту, а потому она даже слегка испугалась.
- Я хочу чтобы ты ласкала и целовала мое тело, и попутно рассказывала что происходило тогда, когда я поймал тебя за криссалином. Я сейчас очень напряжен и мне надо расслабиться. Заставь меня расслабиться, но не забывай рассказывать. Во всех подробностях, каждое мое действие и что ты при этом чувствовала. Приступай.
Ну вроде довольно-таки безобидно, на первый взгляд.
Линда, поборов секундную оторопь, хищно улыбнулась и прижала мужа спиной к постели, придавливая своим телом.
- Ладно. Пожалуй начну с самого начала. - Она подарила ему развязный и ненасытный поцелуй в губы. - Ты меня связал. Очень прочно. Полностью обездвижил. - Её губы переместились на его шею вереницей влажных поцелуев. - Связал руки, затем перекинул нить заклинания через живот и плечи, а потом связал горло. Что чувствовала? Страх... - выдохнула женщина, опускаясь к груди мужа и через миг лаская его соски. - Затем каким-то образом ты подвесил меня над кроватью. Мои колени всё ещё касались простыней, но руки были высоко подняты. - Она провела языком по его животу, ладонями оглаживая натренированные бока. - Что чувствовала? Похоть. - Линда улыбнулась, исподлобья смотря на Дракона. - Я хотела тебя до одури.
Её ладонь добралась до мужского естества мужа и настойчиво провела по всей длине.
- Ты вошёл в меня сзади, без предупреждения и грубо, протолкнув свои пальцы мне в рот и прижав мой затылок к своему плечу. Что чувствовала? Облегчение... - Язык мягко огладил головку, а губы через секунду приласкали мошонку. - Затем ты вставил мне в рот кляп, чтобы заглушить стоны, а после... у тебя в руках появились два маленьких вакуумных шарика, которые ты прицепил на мои соски. - Она приподнялась и очертила свою грудь пальцами. - Что чувствовала? Боль... Приятную боль. А потом мне было слишком хорошо, чтобы я что-то могла запомнить. Кажется, периодически ты обжигал меня плетью, а в момент наслаждения сдавил мне горло, перехватив дыхание.
Она улыбнулась, вновь придвигаясь к губам мужа, кусая и оттягивая его нижнюю губу.
- Вы верите в единорогов?
- Это единственное, во что я ещё верю...


Вопрос? Ответ!
Мм, рассказ возбуждал его не хуже развратной девушки, неспешно ласкавшей его. Он внимательно следил как её губы касаются его тела, покрывая его поцелуями сантиметр за сантиметром, как его плоть исчезает в колечке губ, взрываясь наслаждением
- Что же, ты так мало запомнила? Пожалуй замечу на будущее тебе минус, а пока что - он прижал Линдали к себе спиной, наслаждаясь её телом и теми ощущениями, что приносили руки, гладившие и ласкавшие её тело.
- Мрр, я кажется придумал тебе развлечение. ты тоже усладишь меня своим танцем, но... - на кровати рядом с ним появилось несколько предметов. Если быть точными: тяжелая металлическая цепочка с двумя зажимами, ошейник с длинной цепью, пара наручников для запястий и для ног. Все было выполнено из одного и того же металла, напоминавшего вороненое серебро, щедро украшенное гравировкой. Вообще это все было нагло транспортировано из комнаты для подобных развлечений, оборудованной в подвале его особняка на Ален-Алайне.
- Ты сейчас сходишь оденешься, да, только по-сексуальнее, я надеюсь на твой безупречный вкус - он тем временем целовал Линдали, поигрывая левой рукой с её грудью, а правую собственнически положив на изгиб бедра - Потом выйдешь и будешь танцевать, медленно раздеваясь, и постепенно наденешь эти аксессуары сама - он легонько толкнул её с кровати - Приступай
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Воу, ей тоже пляски надо будет устраивать? Вот это отсутствие фантазии у мужа, но её вполне устраивало. Танцевать она умела, гибкость тела позволяла делать это эффектно и грациозно, так что...
- Ты сейчас сходишь оденешься, да, только по-сексуальнее, я надеюсь на твой безупречный вкус. Потом выйдешь и будешь танцевать, медленно раздеваясь, и постепенно наденешь эти аксессуары сама. Приступай.
Хм, железки её и вдохновили, и испугали одновременно, но виду не показала, а лишь лукаво улыбнулась.
- Слушаюсь и повинуюсь, мой господин, - невинно пролепетала Линда, соблазнительно покачивая бедрами, удалившись в гардеробную. В принципе, сомнений, что выбрать, даже не возникало. Черный кожаный корсет, края которого были отделаны черными кружевами, и кружевная полупрозрачная коротенькая юбка, широкий пояс которой был отделан точно такой же темной кожей, что и корсет. Довершали сей соблазнительный туалет черные чулки и едва заметные трусики, с неизменно кружевными оборками. Выглядело дерзко и возбуждающе. То что надо, собственно.
Она медленно вышла к мужу, в следующую секунду прислоняясь к стене грудью и ладонями, через плечо оглядываясь на Дракона. Игривая усмешка, а затем мимолетный взгляд на проигрыватель, что тихо стал воспроизводить медленную успокаивающую и в то же время будоражащую мелодию.
Она прогнулась в спине, покачивая бедрами в такт музыки, а затем неторопливо съехала по стене вниз, разворачиваясь к мужу лицом. Погрузила свой наманикюренный пальчик себе в рот и, облизав его, провела им по ключицам и по кружевным оборкам корсета, после чего опустилась рукой вниз, развязно раздвигая ноги, но стыдливо прикрывая запретные места ладонью.
Откинув голову назад, она слегка покачала ей в ритм мелодии, а затем резко встала на колени, защелкивая на своих запястьях вычурные наручники, благо цепь наручников была длинной и не сковывала движений.
Коварно ухмыльнувшись, Линда вновь поменяла положение тела, опускаясь на пол спиной и приподнимая стройные ноги, чтобы медленно избавиться от чулков. Неспешно скользнув пальчиками по бедру и голени, она обнажила кожу и отшвырнула ненужную ткань в сторону Маг'Ладрота.
Далее женщина перевернулась на живот, и очень медленно, прогнувшись как кошка в спине, села на колени, протягивая ладонь к замысловатым крючкам корсета. Покачиваясь под музыку, она медленно его расстёгивала, порой похотливо устремляясь на мужа и облизывая кончикам языка губы, а когда с корсетом было покончено, что тут же обнажило верхнюю часть тела, защелкнула на своём горле ошейник с длинной цепью. Огладив свою грудь, она опустилась на четвереньки и с грацией хищника на охоте направилась к мужчине, словно готовясь к смертельному прыжку, но не забыв при этом прихватить с собой остальные игрушки.
Оказавшись на постели, Линдали немного привстала и шаловливо провела пальцами по кружевам трусиков, неторопливо снимая их и откидывая в сторону. Секунда и оковы на её щиколотках так же защелкнулись.
Оставался один единственный атрибут, который Линда оставила на десерт - зажимы для груди. Отчего-то ей думалось, что это будет больнее, чем вакуумные шарики, а потому не спешила пускать их в ход, но теперь откладывать причин не было.
Пытаясь не показать свою нерешительность, она перекинула тяжелую цепь через шею и максимально игриво поднесла зажимы к соскам, с секундой собираясь с духом, а затем кусая беспощадным металлом чувствительную плоть.
- Вы верите в единорогов?
- Это единственное, во что я ещё верю...


Вопрос? Ответ!
Похоже они оба решительно вступали во тьму. Тьму наслаждения, что затмевала разум. Те наслаждение и удовольствия, что многим казались извращенными. Но как показывает опыт они кажутся такими только тем, кто не вкусил запретного плода. А он как известно сладок, но есть его страшно.
Линдали смело попробовала и попросила ещё. Так же как когда то он сам попросил ещё у Ульны, сорвавшей для него запретный плод с дерева. Линдали медленно но верно проваливалась в развратную бездну.
Но как она танцевала он запомнит надолго. Соблазнительная буря похоти и страсти, медленно сводящие с ума. От его взгляда не укрылось, что она замешкалась с последним предметом. Она боялась боли?
Однако стон, изданный ей ну просто ОЧЕНЬ не напоминал болезненный. О да, возбужденный до такой степени организм уже не может воспринимать боль. Захватившие тело гормоны наслаждения - сильнейшее обезболивающее, превратившее боль в сладкую пытку. Об этом очень красноречиво говорило искаженное извращенным наслаждением лицо жены, когда он потянул цепочку, наматывая её на палец.
- Ммм, я доволен, просто выше похвал- Линда вскрикнула, когда его рука коснулась лона, оставив ещё маленький шарик на чувствительной точке, и он тут же отвесил ей слабую пощечину - Я не разрешал тебе кричать, ммм?- он слегка потянул цепочку, заставив жену закусить губку. Снова поцеловал.
- Приказываю тебе ублажить меня, со всем прилежанием. Всё таки несправедливо, как ты считаешь, я доставил тебе наслаждение а ты мне ещё нет. Я не буду запрещать тебе достигать вершины, но ты должна довести меня два раза. Как хочешь, но двумя разными способами - он рассмеялся, и чмокнул Линду - Приступай
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
- Ммм, я доволен, просто выше похвал, - проговорил он, втягивая её клитор в вакуумный шарик. От неожиданности Линдали вскрикнула и тут же получила пощёчину. - Я не разрешал тебе кричать, ммм? - Он немилосердно потянул за цепь, к которой крепились зажимы, отчего Линда закусила нижнюю губу. - Приказываю тебе ублажить меня, со всем прилежанием. Всё таки несправедливо, как ты считаешь, я доставил тебе наслаждение а ты мне ещё нет. Я не буду запрещать тебе достигать вершины, но ты должна довести меня два раза. Как хочешь, но двумя разными способами. Приступай!
Линдали не стала слишком уж утруждать себя придумыванием новых способов ублажения мужа. Существовало парочка старых и проверенных, а потому, самодовольно усмехнувшись, она медленно съехала по телу супруга к его мужскому началу.
Сделав несложные манипуляции запястьями, женщина обвила холодной цепью наручников раскаленную плоть, таким контрастом лишь сильнее распаляя в муже желание, и пару раз провела ей по всей длине. Маг'Ладрот зашипел и напрягся, чем вызвал улыбку на лице Линды.
Затем она наклонилась к члену и, зажав его основную часть бархатистой кожей своей груди, начала ласкать языком головку, сначала нежно, потом быстрее и настойчивее, пока Дракон сам, запутавшись пальцами в темных волосах жены, не задал ритм. С каждым толчком плоть погружалась в недра рта всё больше и больше, а потом, услышав приглушенный рык супруга, Линдали почувствовала, как тот неимоверно напрягается, а в горло ударяет тёплая струя семени.
Она покорно дождалась, когда рука на её затылке ослабит хватку, а после, приподнявшись, демонстративно проглотила сперму, аккуратно вытирая запачкавшийся уголок губ. А что, говорят такая пища довольно-таки полезна.
Она улыбнулась, облизывая губы кончиком языка, а затем хрипло произнесла:
- Вкусно...
Затем, разжигая ладонью новое желание в муже, что через полминуты уже было твердо, словно камень, Линдали обхватила ногами его бёдра, а в следующий миг медленно соединила их тела, не сдержав блаженного стона. Двигалась медленно, то и дело пытаясь не кричать, когда Дракон с силой натягивал цепи, когда вакуумный шарик внизу доставлял приятную муку, когда боль, становясь почти максимальной, превращалась в сильнейшие отголоски оргазма...
Обхватив его шею ладонью, она ускорила ритм и изменила угол вхождения, до крови кусая свои губы, изо всех сил стараясь сдержать себя и позволить мужу кончить первому, но это было поистине тяжело. И лишь когда взгляд Маг'Ладрота потемнел, верный признак приближающейся концовки, она позволила себе расслабиться и дойти до точки вместе с Драконом, заглушая их стоны в глубоком поцелуе.
Немного отдышавшись и позволив мужу прийти в себя, она поймала его взгляд и с усмешкой спросила:
- Что дальше?
- Вы верите в единорогов?
- Это единственное, во что я ещё верю...


Вопрос? Ответ!
Наверное после такого она будет считать всех до единого акиров сексуальными маньяками и кончеными извращенцами (а Дракона - первым извращенцем среди них), но ощущения, которые это доставляло стоили того. Да и само ощущение, что эта волевая женщина, которая любому мужчине за посягательства оторвет голову принадлежит только тебе. И то, что она сама отдает себя в твои руки, готовая терпеть то, что ты ей сделаешь, больно это или приятно. Это кружило голову. Впрочем от головы мало что осталось - тело напряглось в ожидании разрядки, которую так долго откладывало и умелые губки жены сделали свое дело.
Она уносила его наверх, вознося на вершины ещё сильнее, чем он возносил её. Гася всякое желание противиться этой волне, лаская язычком, губами, руками, всем своим телом она приносила чистейшее, незамутненное наслаждение. Стоически держалась, не позволяя крику вырываться наружу, когда он натягивал цепочку, или когда она, опускаясь цепляла шарик. Мелодичный звон цепей, неспешные движения, потом он стал натягивать цепочку, без слов давая команду увеличить темп. Вместе рука об руку, госпожа и слуга, господин и его служанка, они поднялись к вершине наслаждения, заглушая совместный стон в жестком поцелуе. Все таки они устали, и где то минут пятнадцать лежали друг на друге просто целуясь, пока в глазах Линды не вспыхнул ведьминский огонь.
- Что дальше? - Дракон растянул губы в дьявольской усмешке:
- Ненасытная развратница. Ещё хочешь? - он натянул цепочку, подтягивая её к своим губам и целуя - Скажи мне чего ты хочешь? Нежности, боли, огня? Злости, ярости, ощущения бессилия? Какое чувство ты хочешь испытать? О, да, я вижу. Много чего ты хочешь испытать. Может расскажешь? - он усмехнулся, поигрывая цепочкой, и следя за каждой эмоцией на лице Линдали. О, в её глазах читалось предвкушение. Только предвкушение чего?
Отредактировал Zariche - Суббота, 07 декабря 2013, 14:25
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
На самом деле сейчас её тело было одной сплошной гиперчувствительной зоной, а оттого зажимы и шарик начали приносить дискомфорт, несильный, но назойливый, поэтому со вздохом облегчения она сняла их и откинула в сторону, оставив на себе лишь не приносящие боли металлические игрушки.
- Ненасытная развратница. Ещё хочешь? Скажи мне чего ты хочешь? Нежности, боли, огня? Злости, ярости, ощущения бессилия? Какое чувство ты хочешь испытать? О, да, я вижу. Много чего ты хочешь испытать. Может расскажешь?
О да, Линда хотела испытать, но вот только что ей выбрать: нежность или страсть, спокойствие или ураган. Хм, из двух вариантов, истинная женщина всегда выберет третий.
- Я хочу... - она улыбнулась, сейчас Маг'Ладрот точно удивится её желаниям, - противоречий. Хочу страстной нежности и яростного бессилия, хочу быть для тебя царицей и одновременно твоей рабой. Хочу всё сразу, Дракон. - Линда потянулась к его губам. Усталость брала своё, но всё же финальные аккорды их очередной потрясающей близости обещали быть захватывающими.
- Вы верите в единорогов?
- Это единственное, во что я ещё верю...


Вопрос? Ответ!
- Я хочу... Противоречий. Хочу страстной нежности и яростного бессилия, хочу быть для тебя царицей и одновременно твоей рабой. Хочу всё сразу, Дракон - улыбка мужчины стала поистине демонической, но быстро скрылась в поцелуе. Наверное Линдали не сразу сообразила, что её куда то несут, продолжая глубоко и властно целовать. Только чуть недовольно скривилась, когда её поставили на пол.
- Стой спокойно - строгий голос, который ясно говорил, что не потерпит неподчинения. Перед ней возникает зеркало, в котором видно все подробности, вот только Дракон в нём не отражается. Мужчина подходит сзади, обнимает, скользя по животу ладонями, сжимает грудь, оглаживает, чуть чуть покручивает соски. колено вторгается между стройных ножек, заставляя расставить их чуть шире плеч. Цепь между ними тут же укорачивается и становится жестким прутом, не дающим ни миллиметра свободы. Мужчина усмехается, обжигая дыханием шею жены. Пальцы мимолетно проходятся по плечам и спине, по верхней кромке крыльев, перебирая мягкие перья - черные с синими прожилками и краями. Красивые. На правом крыле в одном месте перья явно меньше своих собратьев - в том месте где крыло было сломано, и мужчина на секунду касается его губами...

Вообще крылья были не изначальным атрибутом акири. Новорожденные акири не имеют даже намека на них - крылья начинают расти ближе к трем годам. Крылья - дар звездных богов, если точнее владыки ветра Мел'Джарака. По легенде когда то давно жила акирийская царица Ален'Арезанна, славившаяся своей красотой, но имела привычку отказывать всем, кто осмеливался смотреть на неё даже мельком. Она полюбилась Мел'Джараку, но отвергла она звездного бога. В ярости отвергнутый звездный бог вышел из дворца, бросив напоследок: "Твоя красота будет томиться в плену у красной птицы". Несколько дней спустя царица заметила, что её красота начинает исчезать. В отчаянии она начала искать Мел'Джарака, но крылатый мужчина бесследно исчез. Лишь несколько недель спустя потерявшая красоту царица поняла, что такое настоящее отчаяние безответной любви, когда поняла, что всем нравилась только её красота. Всем кроме слепого парня, который ткал ковры при дворе, что любил её всю. Любовь быстро стала ответной, но царице и простолюдину не суждено было быть вместе. И однажды ночью, засидевшись в молодого ткача, она заметила, что на его спине что то странно топорщится, словно горб. Решив, что от тяжелой работы у ткача начала ломаться спина, женщина сняла с него рубаху, желая размять ему спину, но увидела два крыла, чей алый цвет ударил ей в глаза. Признала она Мел'Джарака в этом ткаче, но полюбился он ей. Вместе с Мел'Джараком вернулось счастье, и как подарок к свадьбе и назидание поколениям, звездный бог подарил крылья народу акири...

Цепь мягко щелкнула и упала на пол, освобождая от своей тяжести руки Линдали, но лишь для того, чтобы спустя секунду он завел их за спину, прижав изящные ладони к локтям, и так зафиксировал. Плечи женщины расправились, но на них тут же легли тяжелые ладони, гладившие, успокаивавшие. Ещё щелчок - исчезает ошейник. Он не нужен. Впрочем был нужен другой. Этот был изящным из черного психопластика с синими прожилками. Ровный, украшенный резьбой, он великолепно смотрелся на шее Линдали. Однако как только этот ошейник оказался на шее Линдали, мужчина легко коснулся соска, сжав его пальцами. Реакция была как будто он ей нож в спину воткнул. Резко вскинув голову, Линдали закричала.
- Да, чувствуешь? Этот ошейник - психический усилитель ихан'нар. Такой психоманты используют чтобы усиливать свои ментальные способности. Только он слегка переделан - Дракон смеется, покусывая ушко Линдали. Ещё секунда, и на талию Линды ложится небольшой кожаный пояс, притягивающий скованные руки к талии, а от рук цепочка идет куда то вверх, натягивается, чтобы чуть приподнять Линду. Она стоит на носочках, иначе пояс начинает врезаться в живот, а черная повязка ложится на глаза.
- Удобно? Ничего не надо добавить мм??
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Он касается её соска почти невесомо, а затем немилосердно сжимает его, отчего её словно прошибает током, вынуждая вскрикнуть.
- Да, чувствуешь? Этот ошейник - психический усилитель ихан'нар. Такой психоманты используют чтобы усиливать свои ментальные способности. Только он слегка переделан.
Да, кажется, чувствительность её тела сейчас обострена до предела, отчего даже нежное проглаживание может превратиться в пытку.
Далее он надевает на её талию пояс, соединяет крепления, до которых ей дела нет, и слегка подвешивает, из-за чего ей приходится встать на носки.
Мышцы ног тут же устают, пятки стремятся оказаться на полу, но тогда пояс неприятно врезается в кожу, заставляя терпеть разливающееся онемение в ногах.
А потом повязка на глаза... Жаль, она бы хотела видеть своё отражение, но наверняка у Дракона имелись другие планы на сей счет.
- Удобно? Ничего не надо добавить мм?? - Издевается, но вызывает тем самым лишь ухмылку на лице жены.
- Терпимо, но царицей я себя не особо пока чувствую, лишь твоей рабой. - Она поворачивает голову в сторону мужа, не обращая внимания на то, что её глаза искусственно ослеплены. - Но ещё с минуту я согласна побыть покорной...
- Вы верите в единорогов?
- Это единственное, во что я ещё верю...


Вопрос? Ответ!
- Терпимо, но царицей я себя не особо пока чувствую, лишь твоей рабой. Но ещё с минуту я согласна побыть покорной... - он тихо рассмеялся, убирая цепь с потолка. Наверное это было лишним. Сорвав с её глаз повязку, он смотрел в её глаза. Долго, с таинственной улыбкой на лице, положив руки на её талию, и прижимая к себе.
- Немножко заставь поработать то что прячется тут - поцелуй в лоб - Кто ты для меня? Жена? Любовница? Мать моего сына? Та, кого я постоянно спасаю и оберегаю? - он фыркнул, обжигая изящную шейку своим дыханием, и нежно шепча на ушко. Одна рука с талии скользнула к лону, и пальцы проникли к главной женской точке.
- Нет, ты ничто из перечисленного. Кто я без тебя? Без тебя я не существую, без тебя моя жизнь будет иметь чуть меньше чем никакого смысла. Весь смысл существования для меня - служение моему народу, и служение тебе в первую очередь. Твои желания для меня первое, что я выполняю, хоть и иногда не слушаю тебя, но это опять таки чтобы огородить тебя от неправильного шага - он рассмеялся, обходя Линдали, но стоящее перед ней зеркало не отражает его. Он освобождает ей руки, поднимает их вверх. С потолка появляется две цепи, которые цепко хватают её руки, заставляя Линдали вытянуться во весь рост.
- Я заковал тебя сейчас в цепи, надел ошейник, но почему? - его ладонь наматывает волну шелковых волос на руку, заставляя Линдали прогнуться и откинуть голову назад. Он целует шею - Ты же сама захотела удовольствий. Запретных удовольствий, новых ощущений, хотела моей власти над тобой, чтобы тебя брали жестко и сильно, не спрашивая что тебе нравится а что нет, и я, твой слуга исполняю твою волю - он резко входит, выбивая из женщины сильный вскрик - усилитель работает как надо. одновременно плеть в его руке бьет по груди, выбивая ещё один.
- В любой момент ты прикажешь и я отдам власть над собой тебе, я освобожу тебя, сделаю что угодно, но что это такое? Ты сама просишь ещё - Линдали кстати действительно достаточно яростно помогала ему своими бедрами. Цепи опускаются, заставляя Линдали прогнуться в спине и наклониться вперед. Обхватив её бедра, мужчина выдал серию мощных ударов, но когда женщина начала приближаться к экстазу, моментально вышел, накрыл её лоно ладонью, но повинуясь заклинаниям ладонь становится настолько холодной, что от неё идет пар. Холод обжигает, когда рука проникает в её лоно, и моментально охлаждает её страсть. Она кричит, но руки снова сменяются горячей плотью, а ледяные руки скользнув по животу обхватывают грудь, создавая контраст.
- Сейчас ты походишь на мою рабыню, но на самом деле ты всегда была моей царицей. Ты это понимаешь?
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Форум » Архив » Корзина » Особенности раскрытия заговоров (NC-17)
Страница 6 из 11«12456781011»
Поиск: