Чтобы можно было писать в чате нужно войти в свой аккаунт.
Страница 2 из 11«12341011»
Архив - только для чтения
Форум » Архив » Корзина » Особенности раскрытия заговоров (NC-17)
Особенности раскрытия заговоров
То, что акири законченные извращенцы, Линдали знала, знала и втайне надеялась когда-нибудь в полной мере ощутить эти болезненно-сладостные игрища со своим мужем, но вся проблема заключалась в том, что человек по сравнению с акиром был настолько хрупок, что Маг'Ладрот с лёгкостью мог переломить ей позвоночник, если бы прежде ему вдруг взбрели в голову подобные вещи. Сейчас же оставалось лишь предвкушать и мысленно радоваться исполнению давнишней сексуальной фантазии.
- Подожди, это начало только.
О да! Повязка на глазах обострила и без того сильное осязание, а грубые ласки Дракона только подлили масло огонь, делая из Линдали ненасытную то ли мазохистку, то ли садистку. Она и сама толком не понимала, чего ей хотелось больше, однако в следующую секунду садизм перевесил чашу этих весов.
Оковы, что удерживали её руки и ноги, рассыпались в прах, когда супруг неосторожно увлекся точеным женским телом, и мужчина тут же оказался придавлен спиной к шёлковым простыням.
Два черных крыла Линдали сразу же распахнулись и сделали пару взмахов, и спустя секунду Картер, опустившая черную повязку с глаз на шею, уже возвышалась над мужем в полный рост, придавливая его к кровати носочком своей изящной ножки, что с силой упирался ему в грудь.
- Не знаю, какую роль ты брал на себя, когда был с Ульной, но я вижу тебя исключительно в роли своего... раба, - голубые глаза блеснули ведьминским огнём, а тонкая ладыжка уже приблизилась к губам мужчины. - Целуй ноги своей госпоже, - негромко приказала Картер, и Маг'Ладрот, похотливо улыбнувшись и приняв положение сидя, провел губами от большого пальца до колена, оставляя после себя влажную дорожку и с удивлением ощущая, как его руки медленно связываются за спиной заклинанием жены. Связываются прочно, обездвиживаются практически полностью.
Бровь Дракона выразительно выгнулась в ожидании последующих действий женщины, а корпус откинулся на спинку кровати, в ответ на что та, невинно улыбнувшись, стала неспешно стягивать с себя оставшуюся, совершенно не нужную теперь одежду. Закончив со своим одеянием, Линда медленно и грациозно, словно тигрица приготовившаяся к прыжку, приблизилась к супругу, а затем безжалостно разорвала его вышитую золотом тунику, которая ей никогда особо не нравилась, и припала к его соскам. Аккуратно помассировала их языком, после вереницей едва ощутимых поцелуев проследовала к его шее и наконец к губам, которые обвела кончиком языка, а затем едва ощутимо поцеловала.
Сколько сил требовалось, чтобы не сорваться, одному богу известно, но она решила играть до конца. Дыхание Дракона сбилось и стало прерывистым, а взор затянуло пеленой почти болезненного желания обладать ей. Этот взгляд Линда знала даже очень хорошо, она обожала этот взгляд всеми фибрами своей души, муж явно изнывал от возбуждения, но вот незадача, пошевелиться он никак не мог, ведь Спасающая души наловчилась в заклинаниях не меньше него самого.
- Когда ты был лишь маленьким клочком души, - проговорила вдруг женщина хриплым от желания голосом, - за три года я отказала многим акири. Ста сорока четырем, если быть точной...
Её зубки, добравшись до соска, безжалостно сжали его до крови, отчего Маг'Ладрот сморщился от пронзившей его тело боли и откинул голову назад. Укус Линда моментально зализала, передвигаясь ко второму.
- Ста сорока пяти, если считать Ульну.
Дракон перевёл удивленный взор на жену, но тут же получил ещё один болезненный укус, заставивший зажмуриться.
- Поэтому сейчас ты должен отплатить мне за это сполна. - Она сняла с себя черную повязку и закрыла ею глаза мужа, неторопливо опустившись к штанам мужчины в следующую минуту. Немного приспустив их, она высвободила изнывающую от похоти плоть и пару раз провела по ней ладонью, срывая с губ любимого стон предвкушения и удовольствия.
Да, вот так...
После провела по пульсирующему мужскому началу губами, погрузила в рот почти полностью, а затем внезапно прикусила головку, не сильно, но довольно-таки ощутимо, из-за чего Маг'Ладрот напрягся и только чудом удержал стон внутри себя, вновь запрокидывая голову назад.
Признаться честно, Линдали доставляло это огромное удовольствие, но её тело уже настойчиво требовало единения с ним, поэтому мучить супруга ещё хоть сколько-нибудь банально не хватало сил.
Она приблизилась к нему вплотную и, оседлав его бедра, стала медленно опускаться на разгоряченный член Дракона, соединяя их тела в тягучем слиянии.
О как же она скучала по этой сверхчувствительной акирийской оболочке!
Простое движение бедрами, а она уже почти на вершине экстаза. И ещё, и ещё. Не останавливаться, ни на миг не прекращать двигаться, ощущая внутри себя его рваные движения, отчаянно прижимая его, обездвиженного и искусственно ослепшего, к своей груди.
Дракон зарычал и дернул плечами, пытаясь высвободиться из плена и задать свой ритм соития, но получилось не сразу, с попытки третьей, не раньше, но Линде уже было откровенно всё равно. Всё равно, что мужчина с силой обхватил её талию, по-звериному грубо начиная вколачиваться в её лоно, всё равно, что вниз на его шею съехала пресловутая черная повязка, которую она обхватила в следующую секунду своими пальцами и судорожно сжала так, что с чудовищной силой сдавила горло любимого мужчины. Линадли уже давно не понимала, что происходит, пока наконец её тело, до боли сжатое в объятьях мужа, не содрогнулось во взрыве удовольствия.
Протяжно простонав, женщина закусила нижнюю губу и закрыла глаза, чувствуя, как по телу разливается долгожданная нега, а затем обессиленно уткнулась лбом в плечо мужу, запоздало соображая, что в прямом смысле слова до сих пор душит его материей.
Мигом разжав сведенные судорогой пальцы, она ослабила удавку и приподняла голову.
Они оба тяжело дышали, их тела были мокрые от пота, но в глазах у обоих читалось невообразимое удовлетворение.
- Живой? - улыбнувшись, спросила Линдали, а в следующий миг уже понимала, что роль рабы теперь уготована ей.
- Вы верите в единорогов?
- Это единственное, во что я ещё верю...


Вопрос? Ответ!
Порыв ветра, и вот уже изящная ножка придавливает его, опрокинутого на спину к кровати. Вид отсюда снизу был - зашибись. Начиналось все с изящной ступни, стоящей на его груди, и ощутимо прижимавшей его к кровати. Впрочем это было терпимо, и Дракон в очередной раз похвалил себя за то, что снял с Линдали туфельки, ибо получить в грудь шпилькой ему не хотелось. Потом - стройные ножки в облегающих черных брючках. Плохо отзываясь об акирийских фасонах платьев, Линда сама носила брюки и рубашку, которые сами по себе мало что скрывали - брючки идеально облегали ножки, обрисовывая каждую идеальную линию начиная от щиколоток и заканчивая крутым изгибом бедра. Выше уже начиналось то, что его стараниями от скрывающих тряпок было расчищено. Всё начиналось с плоского живота, в на котором рельефно вырисовывались изящные женские мышцы. Тяжелое, возбужденное дыхание, смешанное из гнева и желания, заставляло его неровно двигаться, ровно как заставляло чуть выше вздыматься пышную грудь с уже затвердевшими сосочками, которые кажется просили их поласкать, но хозяйка не пускала его. При попытке подняться, его только сильнее вжали в кровать. Чуть выше - хрупкие плечи и изящная шейка, на которой уже виден след его поцелуев. Но больше всего его поразили глаза Линдали - два синих огня, полыхавших пламенем жизни. О, да он хорошо её распалил
- Не знаю, какую роль ты брал на себя, когда был с Ульной, но я вижу тебя исключительно в роли своего... раба, Целуй ноги своей госпоже - самолюбие высокопоставленного акирийца взорвалось криком негодования
"Да как она смеет"- однако мужчина, знающий что обычно за таким следует, дал ему по шее, и, приподнявшись, коснулся губами идеальной ножки, прокладывая цепочку поцелуев к колену, пока не сообразил, что ег оруки тем временем как то подозрительно не слушаются.
Болван. Мало чем Линда умудрилась за три года научиться? Стареешь, Дракон, давно не попадал ты в такие ситуации. Надейся что он тебя не убьёт. Пока что его только оттолкнули, заставив принять положение сидя, и откинувшись спиной на спинку кровати. Линда тем временем неспешно раздевалась, дразня его и себя этим эротичным зрелищем. Медленно сняв с себя то, что уже расстегнул он, женщина подцепила пуговицу на брючках, и прогнувшись в спине словно кошка, выставила ножку на носок. Медленно стянула с себя брюки, прогнулась словно кошка, пробежавшись руками по своему идеальному телу. Пальчик подцепил трисики, которые соскользнули по идеальной ножке, и, словно охотящаяся тигрица, Линдали прильнула к нему. Прикосновение тонких пальчиков к шее, потом они внезапно становятся очень сильнымИ, разрывая прочную ткань.
- Эй, это между прочим церемониальный наряд - его легко бьют по губам, и он прекращает возмущаться, принимая игру. Да, Линдали, ты госпожа. Делай что хочешь, но будь осторожна - господа иногда падают с небес. Впрочем слова не подействовали - наряд был разорван, и губы девушки коснулись его груди, легко целуя, поднимаясь на шею и к губам. Он ощущал её мягкую ласку, и ауру - тяжелый запах желания и похоти, повисший в каюте. Он хотел её, хотел смять её волю и присвоить себе её тело, но её заклинаний держали на совесть. А использовать "отмычку" он не имел возможности - он не смог бы сейчас сконцентрироваться. Оставалось только одно - отдаться удовольствию, прожигая жену взглядом.
- Когда ты был лишь маленьким клочком души, - голос женщины хрипел от возбуждения - за три года я отказала многим акири. Ста сорока четырем, если быть точной... Ста сорока пяти, если считать Ульну - мужчина вскинул брови, однако спустя секунду поморщился, когда зубки Линдали до крови прикусили чувствительный участок его груди, потом и второй. Изысканная боль моментально превратилась в извращенное удовольствие.
- Поэтому сейчас ты должен отплатить мне за это сполна - повязка накрывает его глаза, лишая возможности наслаждаться зрелищем, но ему не нужны были глаза - обостренные чувства и без глаз всё ощущали. Ощущали, как с него снимают штаны и потом...
Из омута наслаждения и изысканной боли, причудливо смешавшихся в действиях Линды он смог выбраться лишь тогда, когда Линдали забилась, содрогаясь от экстаза, сжимая черную ленту на его горле, и прижимая его к груди. Придушить она его хотела? Слава богу, что акира нелзя было так просто задушить - кости прочные, но Дракон не удержался, чтобы продлить не экстаз жены ещё на секунду, сильно укусив чувствительный сосочек. Тем временем воля Линды ослабла, и оковы на его руках рассыпались.
- Живой? - он не стал отвечать, полыхая желанием. Он ещё не получил своей разрядки, доставив его Линдали. Теперь её очередь. Сорвавшись с места, он перевернул её, на этот раз сковывая её руки и спинку кровати намного более мощными оковами. Эти не снимет даже верховный психомант. Ножки Линдали он так же приковал, но уже к противоположному краю кровати, оставив их слегка разведенными. Он же хотел доставить наслаждение и себе.
- Да живой, но тебе от этого не легче - черная повязка закрывает её глаза, а её припухшие губки накрывают губы мужа. Сильный, жесткий поцелуй, властный, кружащий голову - уставшая Линдали снова начала возбуждаться, усталость сняло как рукой. Она просит ласки, просит, чтобы он снова взял её, но он не спешит, наслаждаясь её грудью, лаская её губами и руками, поигрывая с сосочками, сминая, поглаживая, целуя, покручивая, покусывая. Сползает на живот, чувствуя прилив не высвобожденного желания, которое начинает сжигать Линду изнутри. Она даже не сдерживается - кричит и стонет от каждого его прикосновения, пока мужчина не припадает к источнику наслаждения, лаская губами разгоряченное лоно, играя с средоточием наслаждения, снова поднимаясь вверх, лаская лоно рукой, поднимается к её груди, но как только Линдали подбирается к экстазу уже в его руке возникает кусочек льда, который скользит по соскам и лону, охлаждая возбуждение. Он ждёт, пока она начнёт умолять его. Вовремя заметив, что оковы слабеют, он подправил ситуацию. Он сам уже желал её, но умел сдерживаться - растянутое наслаждение - самое вкусное...
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
- Да живой, но тебе от этого не легче.
О да, сейчас Маг'Ладрот был великолепен, показывая поистине драконий нрав.
Её глаза вновь закрывает черная материя, а губы сминаются под напором жесткого поцелуя: грубого, властного и собственнического, от которого Линдали была готова потерять сознание в следующий же миг.
- Маг'Ладрот... - жалобно шепчет она, ощущая его руки везде, где только возможно, чувствуя, как внизу живота вновь скручивается тугая пружина. - Возьми меня. Слышишь? Прямо сейчас...
Она прогнулась в спине, когда муж неторопливо стал ласкать её грудь, и эта неспешность заставляла и злиться и утопать в наслаждении одновременно.
- Возьми меня... грубо, - почти рычит, признаваясь наконец в своих потребностях, но тот будто бы и не слышит, распаляя её лоно своими губами и языком, руками. Оргазм подкатывает мгновенно, но Дракон не дает ему прорваться наружу, охлаждая пыл жены льдом.
- Чёртов ублюдок, возьми меня! - Под натиском гнева на миг оковы кажутся слабыми, и она пытается порвать их, но мужчина не позволяет. - Пожалуйста... - Линдали извивается, прогибается, облизывает губы, призывно раздвигает ноги, только бы он в конце концов ворвался в её глубину ненасытным и властным порывом, резко, грубо, почти до боли.
Боль. Так по-мазохистки, но она жаждала испытать эту боль...
- Вы верите в единорогов?
- Это единственное, во что я ещё верю...


Вопрос? Ответ!
- Чёртов ублюдок, возьми меня! Пожалуйста... - мужчина усмехнулся, зарывшись рукой в смоляные локоны резко оттягивает головы жены назад, целуя нежную шею, почти кусая до крови. О, да как она этого хотела. стонала, извивалась, стройные ножки призывно расходились в стороны. Что же, он даст ей это - резко ворвавшись, мужчина сделал пару резких движений, казалось вот оно счастье и избавление, но нет - так же быстро как появился, мужчина исчезает, снова заставляя женщину извиваться от нереализованного желания. И тут...
Резкий хлопок по левой груди, Линдали резко вскрикивает, прерывая очередную порцию брани в его адрес, когда что то обжигает её чувствительную округлость. Она не видит, как в руке её мужа буквально из воздуха возникла небольшая плеть. О, да, почти настоящая. Так называемое "теневое плетение" - максимум через полчаса эта нелегальная копия реального предмета просто превратится в дым. Но пока... Пока эта мягкая плеточка, предназначенная для любовных игр превосходно обожгла второе полушарие. Этот контраст, когда одна рука ласкает лоно, а другая заставляет плеть обжигать тело, вырывает длинный стон. Какая музыка.
- Ну разве так разговаривают со своим господином? - Линдали опять огрызается, и на этот раз плетка уже обжигает ровный живот. Она вскрикивает, но крик не похож на крик боли. Скорее на крик извращенного наслаждения. Плеть аккуратно скользит по левой ножке, доходит до бедра, обжигает его слабым ударом, скользит по животу, по груди, одновременно с этим рука мужчины изуверски ласкает лоно, снова исчезает. Мужчина резко срывает руки Линдали со спинки кровати, сковывая их за спиной, наматывая блестящую волну волос на руку, властно заставляя её прогибаться, чувствовать его власть над собой. Плеть снова обжигает грудь, ещё один удар - живот. Он поворачивает Линдали лицом к спинке кровати, снова приковывая руки. Обнимает сзади, прижимается к ней, ласкает грудь руками, целует шею, наконец то врывается в неё, сходу задавая бешеный темп, но как только к ней подкатывает экстаз снова исчезает, и плеть сильно опускается на ягодицы женщины. Три быстрых удара, обжигающих бёдра, и Линдали снова проклинает его извращенный акирский вкус, который уже долго не даёт ей достичь края. Мужчина продолжает обнимать и ласкать её
- Что, дорогая, хочешь ещё? - он снова врывается, и снова доводит её до вершины, и снова исчезает за секунду до экстаза, заменяя столь желанную женщиной плоть на обжигающие удары плети и на руки, до боли сжимающие упругую грудь.
- Ты мне что то хочешь сказать?
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
- Ну разве так разговаривают со своим господином?
- Рабу господином никогда не стать... - огрызается и тут же получает обжигающий удар плетью о распалившуюся кожу живота.
Боже, да она готова была продать душу дьяволу, лишь бы Дракон не останавливался, настолько эта пытка была для неё сладострастной. Она и не знала, что боль бывает настолько дурманящей и опьяняющей разум.
Протяжный стон, переходящий в хрип и жалобный вскрик. Маг'Ладроту эта музыка была явно по душе.
Удар за ударом, а она готова была боготворить супруга за неописуемый восторг, что он дарил ей так внезапно.
Он вновь ворвался в неё, сжимая до удушья, и вновь удар, прожигающий душу насквозь, заставляющий разум затуманиваться от пика удовольствия, что снова ускользал от неё по воле мучителя.
Хм, за что Линдали Картер любила Дракона Пустоты? По правильному нужно было бы сказать, что ни за что. Просто так. Потому что он есть и всё, но нет. У Линды был ответ на этот вопрос, довольно-таки четкий и ясный: он единственный, кто мог так бесцеремонно взять над ней власть, так безжалостно сковать ей руки за спиной, болезненно выгнув их назад, и, намотав её темные пряди на свой кулак, властвовать над ней безраздельно. Брать без разрешения, доминировать, не спрашивая согласия...
Вот за это и любила, вот за это и дышала им, как воздухом, но, наверное, никогда бы не призналась ему в этом.
- Ублюдок, твою мать, дай мне кончить! - прошипела она, когда супруг резко входил в неё сзади, заставляя кусать свои губы до крови, а затем обжигал плетью, вырывая стоны.
- Что, дорогая, хочешь ещё?
И вновь он доводит её до пика, останаливаясь за секунду.
Чёртов акириец!
Слёзы внезапными потоками вдруг извергаются из измученной души, вмиг делая темную материю на глазах насквозь мокрой.
- Дай мне кончить! Я больше не могу...
- Ты мне что то хочешь сказать?
Хватит над ней так издеваться. Хватит!
- П... позволь мне кончить... мой господин...
Сломал, гребанный акириец. Сломал её гордость. Радуйся!
- Вы верите в единорогов?
- Это единственное, во что я ещё верю...


Вопрос? Ответ!
- П... позволь мне кончить... мой господин... - о, кажется непоколебимая гордость Линдали наконец дала трещину. Что же, за столь убедительную просьбу можно и наградить. Он прижимается к ней, целует шейку, покусывает ушко:
- Кто то там говорил что раб господином не становится? Вот запомни этот урок. На будущее он тебе пригодится - мужчина делает резкое движение, и мир вокруг них взрывается...

- А я не знал, что ты такая развратница - усмехнулся он, поглаживая лежавшую на его груди Линдали и тихонько целуя. Линда что то огрызнулась, но тихо, неслышно. Они вообще без сил. Полностью вычерпали себя, выжали и выдавили. Нет ничего кроме приятного душе и телу покоя и неги, разливающихся по телу. Тело вкрай истощено, но душа полнится силой и энергией, щедро рожденной в неистовой любви. Наверное за это он любил Линдали, хотя нет, любил он её просто за то, что она была. Но ещё и за то, что только в его руках эта непокорная женщина становилась ласковой и податливой. Ему и только ему она раскрывала себя и свою душу. Его она поддерживала когда было трудно и в нём искала опору, когда было трудно ей. То, чему она научила Ульну и то, что сама щедро раздавала ему. Поддержку и тепло. Всем до единого акирам этого не хватает - холодные и расчетливые, они не умеют искренне чувствовать. А Линдали умела. И Ульна умела. За это он любил своих женщин, и не делал между ними разницы. Он не любил одну больше чем другую. Он просто любил их обоих. И по возможности отдавал им всего себя. Это не счастье? Сон быстро забрал обоих. И наверное проснувшись он снова не обнаружит её в своих объятиях. До некронтир оставалось две недели полёта.

Через три дня капитан корабля, высший смотритель конклава Небесников Даг'Рен, отдал Дракону папку с документами. Там содержались сведения о тех, с кем ему придётся иметь дело. В каюте, усадив Линдали на колени, он знакомился с обществом некронтир, и посвящал Линдали.
- Смотри, у этих роботов династическая система правления. Всё их общество разбито на множество династий. Каждой династией управляет фаэрон, это некронтир как правило имеющий хорошую модель корпуса, мощные эннграммные схемы. Он вполне себе разумен, даже очень, ощущает эмоции, сохраняет своё эго. Как правило фаэрон правит династией с коронного мира - столицы династии. Остальные миры, в зависимости от степени развития называют окраинными, или центральными. Центральными правят владыки, окраинными - лорды, составляющие царский двор - мужчина глотнул вина, и продолжил повествование.
- Каждый фаэрон имеет царский двор, состоящий из лордов и владык, так же в него обязательно входит немесор - такое звание получает тот,кто командует войсками в битве, вне зависимости от ранга, но вообще считается хорошим тоном иметь специально подготовленного немесора. Так же при дворе обязан быть один или несколько криптеков - так некронтир зовут своих ученых, владеющих их непостижимыми технологиями. Наши ученые разошлись в стороны. Акиры очень много уделяют метафизике - многие наши устройства базируются на нашей душе. Некронтиры же обуздывают фундаментальные законы Вселенной. Надо отдать должное, когда один криптек за пару минут превращает сталк-танк в хрусталь - впечатляет - Линда всё обеспокоеннее смотрела на фотографии горделиво вскинувших голову андроидов, и прижималась к нему, чтобы получить побольше тепла.
- Успокойся. Неприятные ребята, но мы их ещё надуем. В общем, фаэрон представляет свою династию на Мандрагоре, где властвует верховная власть - совет Триархии, состоящий из трех советников. Вот они - ещё три фотографии. Несмотря на безликие механические лица, позы и осанка выдают в них жестких правителей
- Верховный фаэрон Анракир Странственник, вот он. Благородный воитель в свое время в одиночку странствовавший по разрозненным планетам и собиравший династии в кучку. Далее, Верховный криптек Иллюминор Серас, тот, кто организовал Великий биоперенос, сделав из некронтир живых, некронтир не очень живых. Ну и наконец самый главный - Безмолвный царь Сарех. Называется так, потому что ему нельзя напрямую общаться с подданными - только через совет Триархии или триархического глашатая. Забавно, не думаешь? - он улыбнулся.
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
- А я не знал, что ты такая развратница.
- С кем поведешься, от того и наберешься, - прошептала она, уже почти засыпая. Сил больше не оставалось ни на что, кроме как прижаться к мужу и заснуть в его крепких и теплых объятьях.

С каждым пройденным днём в душе у Линдали было всё больше и больше беспокойства, хотя Маг'Ладрот пытался всячески её отвлечь и разогнать плохие предчувствия жены. Но когда она увидела фотографии тех, с кем предстоит иметь дело, тревога лишь усилилась.
Они ведь машины. Разве внутри у них есть душа? Разве они способны вести переговоры, имея внутри себя лишь шестеренки?
Или же...
- Успокойся. Неприятные ребята, но мы их ещё надуем. В общем, фаэрон представляет свою династию на Мандрагоре, где властвует верховная власть - совет Триархии, состоящий из трех советников. Вот они.
Взяв в руки снимки, Линдали внимательно всмотрелась в изображенных на них роботов, неосознанно прижимаясь к мужу сильнее.
- Что-то я начинаю сомневаться, что мы сумеем их надуть...
- Верховный фаэрон Анракир Странственник, вот он. Благородный воитель в свое время в одиночку странствовавший по разрозненным планетам и собиравший династии в кучку. Далее, Верховный криптек Иллюминор Серас, тот, кто организовал Великий биоперенос, сделав из некронтир живых, некронтир не очень живых. Ну и наконец самый главный - Безмолвный царь Сарех. Называется так, потому что ему нельзя напрямую общаться с подданными - только через совет Триархии или триархического глашатая. Забавно, не думаешь?
- Я вообще ничего здесь забавного не вижу, Маг'Ладрот. - Она покачала головой и перевела пристальный взор на любимого, будто бы не решаясь что-то сказать. Хотя в конечном итоге решилась, слегка неуверенно и робко: - Я тут хотела тебе сказать, кхм, я тебе это, конечно, ни разу не говорила, но... Ты ведь знаешь, что я тебя люблю, правда ведь? Очень сильно люблю. Знаешь же?
Господи, ну что на неё вновь нашло? Паникует и сама не знает по какому поводу.
Линда обняла мужчину, стыдливо спрятав лицо в изгиб его шеи. Ну что с ней происходит, черт возьми!
- Ты говорил, что там у тебя есть друг. Кто он в их обществе? А то я как-то не очень поняла, - стремясь снять возникшую неловкость, спросила женщина, так и не поднимая больше глаз на мужа.
- Вы верите в единорогов?
- Это единственное, во что я ещё верю...


Вопрос? Ответ!
- Я вообще ничего здесь забавного не вижу, Маг'Ладрот - с процессом чтения Линдали становилась всё обеспокоеннее. Дракону самому не нравились эти горделивые позы и остальные сведения, которые он читал, но честно говоря до сего момента он не верил, что на свете существует что то, что могло бы испугать Линдали. Что то же может, выходит.
- Я тут хотела тебе сказать, кхм, я тебе это, конечно, ни разу не говорила, но... Ты ведь знаешь, что я тебя люблю, правда ведь? Очень сильно люблю. Знаешь же? - он наклонился, и легко коснулся её губ. Однако Линдали не стала продлевать поцелуй, уткнувшись носом в его шею. У неё на душе кошки скребли, какое то нехорошее предчувствие её терзало, не давая покоя.
- Глупая, мне не нужно никаких доказательств. Я знал это ещё с того момента, когда только появился в твоей жизни. Успокойся. В человеческом теле или в акирском - мне без разницы. Я люблю тебя, а не оболочку - повисла тишина.
- Ты говорил, что там у тебя есть друг. Кто он в их обществе? А то я как-то не очень поняла - мужчина порылся в фотографиях, достал ещё одну. Тот стоит на утёсе, властно указывая рукой в каком то направлении:
- Немесор Зандрех из династии Саутех, регент коронного мира Гидрим, центрального транспортного узла некронтир. Неизменно командует экспедиционными корпусами некронтир, если те начинают с кем то воевать. Как правило династии воюют друг с другом, тогда он командует войсками династии Саутех. У Зандреха не все винтики на месте после биопереноса - он до сих пор считает себя живым, не желая слушать никого. Что же, зачем дедушку разочаровывать.
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
- Немесор Зандрех из династии Саутех, регент коронного мира Гидрим, центрального транспортного узла некронтир. Неизменно командует экспедиционными корпусами некронтир, если те начинают с кем то воевать. Как правило династии воюют друг с другом, тогда он командует войсками династии Саутех. У Зандреха не все винтики на месте после биопереноса - он до сих пор считает себя живым, не желая слушать никого. Что же, зачем дедушку разочаровывать.
- О Боже! - нервно рассмеялась Линда в шею мужу, а затем, подняв голову, взглянула на фото. - Уж я-то думала, что хоть друг нам сможет чем-то помочь, но, блин, и тот оказался маразматичным старикашкой-андроидом. Прелестно. Великолепно. Я бы даже сказала отлично!
Маг'Ладрот рассмеялся вместе с женой и прижал к себе сильнее, ненароком предполагая, наверное, что той стало легче, но нет. Линдали не стало легче, интуиция упорно твердила ей, что они в опасности, а интуиции Картер привыкла доверять.
Она любила мужчину, на коленях которого сейчас сидела, очень любила, он вознаградил её прекрасным сыном, подарил двадцать незабываемых лет, а потому Линда не хотела становиться для него обузой в моменты опасности, а такие моменты, женщина была уверена, непременно наступят. Конечно, Дракон будет её защищать. Сомнений в этом не было никаких, ценой собственной жизни, но будет, а этого она допустить никак не могла.
Не в этой жизни, милый! Кажется, другого выбора у неё действительно не было.
- Я, наверное, пойду приму ванную, хочу немного расслабиться, - проговорила она, тут же ощущая на себе вопросительный взор мужа. - Одна... - Она улыбнулась и, легонько стукнув мужчину по носу, встала с его колен. Она знала, Маг'Ладрот был бы категорически против задуманного, а посему должен был пребывать в блаженном неведении, пока не придет время раскрыть карты.
Линдали порылась в ящике с махровыми полотенцами и, взяв одно из них, что скрывало пробирку-шприц в её руке, отправилась в ванную комнату.
Дрожащая рука никак не могла закрыть дверь на замок, но в конечном итоге индикатор закрытия всё же зажегся красным огоньком, вырывая из легких женщины облегченный вздох. Да, теперь легче, Дракон не войдет.
Подойдя к зеркалу, Линда пару секунд смотрела на своё отражение. Существовал один процент, что она уже никогда не выйдет отсюда, что её душа не выдержит, и она никогда больше не увидит ни мужа, ни сына, но это был всего лишь один процент... Риск невелик.
Пару раз глубоко вздохнув и прикрыв глаза, Линдали набрала в ванну горячую воду, а после с помощью голограммы научного анализатора ещё раз проверила характеристики вещества.
Переносимость - 98%
Биодоступность - 100%
Совместимость - 99%
Побочные эффекты - не изучены.
Да, в процессе опытов "in vitro" всё было просто замечательно, но вот как поведет себя вещество "in vivo" предугадать было сложно, ибо опыты на живых организмах она провести банально не успела из-за внезапной поездки.
Ну что ж, придется на себе...
Её стало ощутимо колотить, когда она разделась и достала кровоостанавливающий жгут из аптечки, перемотав им своё правое плечо. Затем села на край ванны и немного посидела, не моргая уткнувшись взором в одну точку на полу.
Один процент. Один процент на то, что она больше никогда не увидит ни мужа, ни сына. Ни с тем, ни с другим попрощаться она, к несчастью, толком не успела.
"Может, не стоит?"
Нет. Другого удобного случая могло и не предоставиться, а успех гарантирует ей... бессмертие. Абсолютное бессмертие даже перед этими киборгами, будь они неладны.
- Всё, давай... - прошептала она сама себе и поднесла иглу к взбухшей вене.
Вещество медленно вливалось в её тело, окрашивая сосуды в голубоватый сияющий цвет. По началу это не приносило никакого дискомфорта, разве что легкий кожный зуд. Затем, отложив шприц в сторону, она ослабила жгут и осторожно залезла в ванну, усиливая свой кровоток. Было необходимо, чтобы вещество как можно скорее распространилось по всему её телу.
Раздался нетерпеливый стук в дверь, от которого Линда вздрогнула. Наверняка Маг'Ладрот забеспокоился, почему супруга так долго не выходит, но его она уже почти не слышала.
Начиналось взаимодействие с душой. Через три минуты максимум в её крови не обнаружится и сотой доли того, что она так пыталась скрыть от мужа...
Невообразимо заболела голова и затошнило, отчего женщина судорожно схватилась за бортки ванны, неосознанно молясь всем богам, чтобы это было лишь одной из стадий синхронизации, а не пресловутый один процент неудачи.
Из горла наружу рвался крик, который она пыталась заглушить полотенцем, а затем темнота. Кажется, отказали глаза...
Чёрт!
Всё прекратилось так же резко, как и началось, возвращая привычный мир в своё обычное русло.
- Всё? - Линдали удивлённо осмотрелась по сторонам. Голова ещё немного кружилась, а к горлу подкатывала тошнота, но состояние было намного лучше прежнего. Она встала и аккуратно вылезла из горячей воды. Её слегка шатало, но она пыталась не обращать на это особого внимания. Выбросив шприц в специальный отсек для мусора, она навсегда уничтожила улики её сегодняшнего поступка, затем убрала жгут на место. Замотавшись в полотенце, она посмотрела в зеркало.
Внешне ничего аномального, только вот на радужках глаз появились по три белые точки. Почти незаметные, если к ним не приглядываться. Что ж, Линдали надеялась, что её супруг на обратит на них никакого внимания.
Женщина открыла дверь и неспеша вышла из ванной, тут же встречаясь с обеспокоенным взглядом Дракона.
- Кажется, я переборщила с температурой воды. - Она вымученно улыбнулась и немедля направилась к кровати.
Спать. Единственное, что ей сейчас хотелось, - спать.
- Вы верите в единорогов?
- Это единственное, во что я ещё верю...


Вопрос? Ответ!
- Кажется, я переборщила с температурой воды - Линдали устало улыбнулась, и буквально упало на кровать. И что то заставило чутьё старого шпиона насторожиться. Запах ауры, исходивший от души Линдали, знакомый до боли. Он поменялся, стал горьковатым, как у падших акиров - тех, кто продлевает себе жизнь за счёт других душ. Однако он бывает не только из за этого, сильно огорченный или расстроенный акир пахнет абсолютно так же. Но...
"Не бери в голову, бывает"

- Господин Маг'Ладрот, говорит капитан корабля, я хочу с вами поговорить, подойдите пожалуйста на мостик - Дракон пожал плечами. Почему бы и нет, пока Линдали спит. Вообще как то странно - впервые за двадцать пять лет он вставал первым. Первый раз он видел, чтобы Линда не проснулась с рассветом. Странно...
***
- Скажите пожалуйста, вы не замечали за своей спутницей в последние несколько дней ммм... Странностей? Изменение в поведении, что то ещё подобное? - Дракон почесал в затылке. Вообще этот странный прищур Даг'Рена ему не нравился. Что то в нём было настороженное. Однако он привык отвечать, тем более капитан корабля вполне имел право ему приказывать.
- Нууу, если подумать... В последнее время она постоянно унылая ходит... Ест очень мало, много спит... Ко мне вообще не прикасается, хотя ей любвеобильности не занимать. И от её ауры исходит какой то странный запах, не могу сказать какой... - капитан ещё сильнее прищурился, и перебил:
- Горьковато-сладкий запах с ноткой страдания и сомнения?
- Ну если подумать, то где то так и будет, а почему вы собственно спрашиваете? - капитан молча открыл ящик и поставил на стол небольшую стеклянную пробирку. На самом донышке оставалась капля синей жидкости.
- Мусорная система перед утилизацией всегда проверяет мусор на наличие запрещенных веществ, чтобы команда не баловалась всякой дурью. К этой штуке прилагался шприц - Дракон осторожно понюхал жидкость, и тут же отстранился, когда ему в нос ударил ужасающий смрад. Нет, не реальный запах жидкости, имевший приятный мягкий запах. От этой жидкости воняло душами. Тёмными, страдающими. Очень знакомая вещь, только...
- Только не говорите мне, что это...
- Крисалин? Он самый, только не совсем он. Его структура изменена - Дракон выдохнул, неужели Линдали...
- Вы запрашивали конклав Душеловов? - Дракон уже стоял около устройства связи, нажимая кнопки экстренной связи.
- Конечно запрашивали. У них всё на месте.
- Сейчас мне скажут, что из лаборатории Линды исчез один из опытных образцов, и я придушу её. Если только эта штука уже не заработала - как ни странно, но на экране появилась Ульна.
- Привет, Дракон, что это ты по белой тревоге звонишь? Соскучился? - Дракон покачал головой:
- Ульна, быстро проверь лабораторию где работала Линдали. Проект "Падший воин", меня интересует образец номер восемь.
- Секунду - Ульна вышла из своей лаборатории, вернулась:
- Все, кроме восьмого.
- Твою мать...

Линдали ещё спала, когда он вернулся, но её сон быстро прервали. Взяв её за руку, и ощутив очень слабый пульс, мужчина быстро растормошил её. Просыпалась Линда с трудом. Горький запах стал сильнее. Тогда мужчина сделал самый простой способ заставить жену придти в себя - обхватил за плечи, и с силой встряхнул:
- А теперь - процедил он - Давай рассказывай, какого хрена ты себе вколола крисалин, и что ты с ним сделала?Я не шутки с тобой шучу!
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Маг'Ладрот бесцеремонно разбудил её, с силой встряхнув пару раз за плечи.
- Что... Что ты делаешь? Дай мне поспать. - Она поморщилась, спать хотелось чудовищно.
- А теперь давай рассказывай, какого хрена ты себе вколола крисалин, и что ты с ним сделала? Я не шутки с тобой шучу!
Сон пропал моментально, заставив её в ужасе распахнуть глаза и непонимающе уставиться на мужа.
Как? Откуда? Да, аура изменилась, но она могла меняться под действием эмоций, так какого хрена тогда?
- Тупица, с чего ты взял?! - воскликнула она, отталкивая его, но тот вцепился мертвой хваткой. - Отпусти меня!
Она с яростью уставилась на мужа, и тот сразу же заметил три яркие точки на радужке глаз.
- Отпусти! Это не Крисалин! - В теле почувствовалась наконец мощь, и Дракон в ту же секунду отлетел к противоположной стене, весьма болезненно впечатываясь в неё крыльями. Линдали с ужасом осознала, что только что сделала. Да, сила была одним из положительных эффектов. - Милый, прости меня!
Подскочив на ноги, она подбежала к супругу.
- Это не Крисалин, поверь мне. Знаю, очень похоже, и не буду врать - Крисалин послужил основой, но это не он.
Маг'Ладрот с трудом сдерживал гнев. Это было видно невооруженным глазом.
- Пожалуйста, прости, что не сказала, но ты бы не позволил мне... - К гору подкатили слёзы, как же он не понимал, что всё это ради него. - Я просто не хочу быть для тебя обузой, кретин! Я не хочу снова видеть твои жертвы! Во мне теперь нет наночастиц, что смогли бы помочь, я была почти ничтожеством, слабым и беззащитным, а теперь... Как ты вообще об этом узнал?
Она отвернулась от него к окну не в силах подобрать нужных слов, но затем, немного помолчав и собравшись с мыслями, всё же заговорила, тихим и дрожащим голосом:
- Проект "Падший воин" лишь натолкнул на мысль, образец номер восемь лишь послужил индикатором и катализатором. Я не стала падшим акиром, я стала просто неуязвимой. По крайней мере я на это очень надеюсь. Думаю, усталость и подавленность должны вскоре пройти. К сожалению, без побочных эффектов никуда, но то, что я приобрела взамен, поистине того стоит, Маг'Ладрот. - Линдали медленно подошла к мужу и потянулась к пси-рапире, что висела у него на бедре. - Это, если говорить грубо, симбиоз души и особых микроорганизмов, не буду называть их наночастицами, потому как они больше живые, нежели механические, запрограммированные с помощью особой сапфировой пластины на определенные действия.
Она хотела активировать рапиру, но Дракон перехватил её запястье.
- Пожалуйста, позволь мне продемонстрировать.
О том, что Линда и сама не знала, получится у неё или нет, она предпочла умолчать. На образцах получалось великолепно.
Глубоко вздохнув, она активировала пси-луч и очень медленно поднесла его к своей груди...
Мужчина приоткрыл рот в немом удивлении. То место, куда утыкался луч пси-рапиры, расщеплялось на множество мелких частиц, боязливо не давая орудию ранить себя. Но как только пси-рапира удалялась, все ткани срастались обратно, будто бы и не было ничего.
- Так и с душой, Маг'Ладрот. Она не даёт оружию ранить себя, если в её эфемерную материю встроен код микроорганизмов, понимаешь? Единственное, что я нашла отрицательного, эту программу с души уже не стереть. Единственный способ - выжечь душу дотла.
- Вы верите в единорогов?
- Это единственное, во что я ещё верю...


Вопрос? Ответ!
- Так и с душой, Маг'Ладрот. Она не даёт оружию ранить себя, если в её эфемерную материю встроен код микроорганизмов, понимаешь? Единственное, что я нашла отрицательного, эту программу с души уже не стереть. Единственный способ - выжечь душу дотла - не сдержав ярость, мужчина ударил Линду. Первый раз за все это время. Наотмашь, со всей силы, так, что ту откинуло в противоположную стену. А сам прислонился к стене, и тихо по ней сполз, пряча лицо в руках.
"Звёздные боги, ну почему вы не оградили её?"
- Глупая ты. Пятый десяток разменяла, а ещё ничего так и не поняла. Для акира нет ничего хуже, чем утратить изначальное состояние своей души. Посмотри сама - он кивнул на пси-рапиру, клинок, которой внезапно замерцал и исчез.
- Звёздные боги, ну почему вы не оградили её от этой чумы - ярость исчезла, появилась бессильная злость. Он так и сидел у стены, не в силах даже встать. От главной опасности он её не оградил:
- Ты думаешь самая умная, что ни один акири не додумался до этого, что никто не придумал, как использовать крисалин? Тысячи экспериментов и чудовищные последствия. Сейчас тебе кажется это безобидным. Ты не проходила обучение в конклаве Ваятелей Плоти, ты не знаешь, что тело отторгает душу, как только она начинает не соответствовать ей. Сейчас ты заставила душу войти в симбиоз с бактериями-криссалидами. А что дальше? Препарат не будет подавлять твой иммунитет вечно - он откинул голову и прикрыл глаза, чтобы Линда не увидела наворачивающиеся слёзы. Он понимал, что желая полностью исключить вероятность её потери, она хотела избавить его от надобности защищать её. Но вместо этого сделала потерю стопроцентной. Теперь только вопрос времени. Сколько препарат сможет подавлять её душу, перед тем, как сопротивляясь заражению, она разорвёт тело.
- Я курировал проект "Падший воин" пятнадцать лет, я знаю о нём и его свойствах больше тебя в разы. Крисалин даёт бессмертие, но лишь на время. Без разницы, сколько он сможет подавлять твой иммунитет - год, два, десять, сорок. Можешь рассказывать мне, что ты стабилизировала его, перенастроила, но... Приговор уже подписан. Боги, за что мне это наказание...
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Удар!
Звонкий, оглушающий... Вынудивший отшатнуться назад, схватившись за пылающую щёку. Что?
Маг'Ладрот ударил её? Или может, это ей просто снится?
Ни один мужчина в жизни не позволял себе такого. Конечно же, по причине того, что она и убить за такое могла, но всё же... Пощёчина от любимого ударила даже не по лицу, а прошлась жгучей болью прямо по самому сердцу.
- Ты думаешь самая умная, что ни один акири не додумался до этого, что никто не придумал, как использовать крисалин? Тысячи экспериментов и чудовищные последствия. Сейчас тебе кажется это безобидным. Ты не проходила обучение в конклаве Ваятелей Плоти, ты не знаешь, что тело отторгает душу, как только она начинает не соответствовать ей. Сейчас ты заставила душу войти в симбиоз с бактериями-криссалидами. А что дальше? Препарат не будет подавлять твой иммунитет вечно. Я курировал проект "Падший воин" пятнадцать лет, я знаю о нём и его свойствах больше тебя в разы. Крисалин даёт бессмертие, но лишь на время. Без разницы, сколько он сможет подавлять твой иммунитет - год, два, десять, сорок. Можешь рассказывать мне, что ты стабилизировала его, перенастроила, но... Приговор уже подписан. Боги, за что мне это наказание...
- Вот оно что... - Линдали понуро опустила голову вниз, а затем прикрыла глаза, горько усмехнувшись.
Так вот в чем был подвох, а она-то гадала. Конечно же, всё не могло быть настолько просто. Какая наивность!
Чёрт, как жаль, что время не повернуть назад, хотя... Возможно, ей действительно удалось что-то перенастроить и стабилизировать.
Верила ли в это Линда? Хах, естественно, нет. Слова мужа были уж слишком правдоподобны.
"Я сделала это, чтобы защитить тебя, потому что боюсь тебя потерять. Потому что люблю тебя... больше жизни"
Она заблокировала мысли, не дав им прорваться на волю.
Вздох, и сиюсекундное решение, что делать дальше. Решительно, не дрогнув.
- Опробовав на себе непроверенное вещество, поступила глупо, согласна. - Ком в горле мешал говорить, но она пыталась сказать это твёрдым тоном. - Но моя смерть - это лишь твои догадки, Маг'Ладрот. Я много работала на этими микроорганизмами, очень много, и не сомневаюсь в своём успехе.
Линда оттолкнулась от стены и, словно бы абсолютно ничего не произошло, подошла к шкафу, начиная одеваться в привычные обтягивающие черные штаны и кофту под тон, а затем стала собирать свои немногочисленные вещи.
"Ульна тебя утешит, милый, всё будет хорошо" - про блок она не забыла.
- Но даже если ты и прав, и я умру, через год, через два, через сорок лет, не важно, одно я знаю точно, Дракон, видеть тебя я больше не желаю. - Боковым зрением она заметила, как вздрогнул муж, и сердце моментально защемило, но так было бы лучше для них обоих. Хотя нет, так было бы легче ей, иначе она сошла бы с ума от отчаяния. - Думаю, тут найдется ещё парочка кают, да? Впрочем, спрошу у капитана. - Она презрительно взглянула на него, а затем направилась к двери, но перед самым выходом остановилась. - На Веге меня много раз били. Насиловали, ломали, но знаешь... Твой удар был намного болезненней всего этого. А потому - не прощу. Не уважаю. Презираю...
Мужчина сорвался с места, хватая Линдали за руку, но та с силой вырвала ладонь.
- Я сделала это ради тебя, нет, ради акири, ради успешной миссии! Но...
Как же расставаться с ним было трудно, какой же идиотской была причина, которую она выбрала для расставания. Пощёчина? Да она простила его, не успев толком обидеться, но... Потом расставаться будет намного хуже. Тем более она и сама не знала, когда это "потом" наступит.
Её аура пылала гневом. Дракон должен был это заметить. А боль она мастерски маскировала иллюзией, которой её научили двадцать пять лет назад. Вот и всё.
- Чем же это отличается от твоего поступка двадцать лет назад, Маг'Ладрот? - Линдали усмехнулась, хотя внутри бушевали слёзы. Единственное, чего ей хотелось, - это где-нибудь спрятаться и очень долго плакать. - Если доживу до возвращения на Каллистиус, то требую развода, ты мне омерзителен.
С этими словами она решительно вышла из каюты.
- Вы верите в единорогов?
- Это единственное, во что я ещё верю...


Вопрос? Ответ!
- Опробовав на себе непроверенное вещество, поступила глупо, согласна. Но моя смерть - это лишь твои догадки, Маг'Ладрот. Я много работала на этими микроорганизмами, очень много, и не сомневаюсь в своём успехе - Дракон устало откинул голову, смотря в потолок. Смотреть на Линду не было сил.
- Оно очень даже проверенное. Всё про него известно. Это "последний шанс" - он снял с пальца средней руки серебряный перстень. Такой носили все мужчины акири, имевшие хоть какое то отношение к войне. Военные, шпионы, врачи - все, кого могло занести в бой. Внутри кольца, когда откинулась верхняя крышка, оказалась крохотная синяя капсула. Он так и не смотрел на Линдали. Чем она занимается. Он знал, что сейчас она уйдёт. Крисалин - вытяжка из души запытанного насмерть акирийца(как правило преступника, к которому применена смертная казнь), в которой выращена колония бактерий-криссалидов. Эта сыворотка очень быстро входила в симбиоз с душой акири, изменяя его тело. Скорость регенерации вырастала в миллиарды раз, физическая сила, реакция, магическая мощь...
Но всё это давалось на один раз. Как только катализатор глушивший иммунную систему выдыхался, душа начинала насильно выбрасывать бактерий из организма, а те - сопротивляться и с мясом отдирать куски души. Акириец умирал в жутких муках. Агония длится ровно тринадцать с половиной секунд. Ни один язык не в силах передать, сколько мучений испытывает за эти тринадцать секунд жертва адского зелья. Он найдёт ту мразь, которая посвятила Линдали в тайну проекта "Падший воин" и заставит самого выпить это зелье.
- На Веге меня много раз били. Насиловали, ломали, но знаешь... Твой удар был намного болезненней всего этого. А потому - не прощу. Не уважаю. Презираю... - он сорвался. Зная, что нет помощи, нет антидота, он хотел её удержать. Облегчить её муки. Он не простит себе, если в тот момент, когда начнётся агония он не подарит ей милосердную смерть.
- Я сделала это ради тебя, нет, ради акири, ради успешной миссии! Но... Чем же это отличается от твоего поступка двадцать лет назад, Маг'Ладрот? - схватив её за плечи, Дракон с силой впечатал её в стену, и в лицо ей крикнул:
- ПОТОМУ ЧТО ТОГДА НЕ БЫЛО ВЫХОДА, ДУРА! - Линда шокированно смотрела на него, ещё ни разу он не повышал на неё голос, не поднимал рук. Но сейчас он не мог сдержаться - А СЕЙЧАС ЕГО ИСКАТЬ НЕ НАДО! ДА ТАМ МОЖЕТ БЫТЬ ОПАСНО А МОЖЕТ БЫТЬ И НЕТ! МЫ НЕ НА ВОЙНУ ЛЕТИМ, ПОНИМАЕШЬ?
Он отпустил её плечи, и повернувшись спиной пошёл к окну, тяжело оперевшись на подоконник.
- Если доживу до возвращения на Каллистиус, то требую развода, ты мне омерзителен
- Если. Доживёшь. Шестая каюта на третьей палубе свободна. Это на другом конце корабля. Удачи. Я хотел подарить тебе милосердную быструю смерть. если начнётся приступ. Но вижу, что ты не заслуживаешь её. Прощай Линда. Увидимся на Мандрагоре. Если увидимся

Дикий крик ярости сотрясал тренировочный зал корабля. Дракон был один, да и кому в третьем часу ночи вздумает тренироваться. Но сейчас соваться в зал было попросту опасно - весь гнев и боль Дракона, сконцентрированные в свои живые воплощения, ярко красными молниями обрушивались раз за разом на зеркальную стену, всё преимущество которой заключалось в том, что она поглощала магическую эссенцию без вреда. Но даже на ней начинали появляться трещины и прогибы - она не выдерживала яростного натиска. Стремясь облегчить боль, Дракон выпускал её из себя огромными количествами, воплощал, выбрасывал в ненавистную стену, на месте которой видел только одного человека.
Дракона Пустоты, куратора проекта "Падший воин". И его основателя тоже...
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
- Если. Доживёшь. Шестая каюта на третьей палубе свободна. Это на другом конце корабля. Удачи. Я хотел подарить тебе милосердную быструю смерть, если начнётся приступ. Но вижу, что ты не заслуживаешь её. Прощай Линда. Увидимся на Мандрагоре. Если увидимся.
Он сказал ей это в спину, когда она выходила из каюты, отчего Линдали на пару секунд оторопела, не ожидая услышать столь жестокие слова в ответ, хотя... Разве она говорила не такие же вещи ему пару мгновений назад?
Но она врала. Врала, чтобы облегчить им боль, а он? Он что, действительно с ней попрощался сейчас? Так просто? Так... быстро?
- Ксарил, - хрипло проговорила она, не оборачиваясь, боясь не успеть скрыть свои слезы, что уже вовсю текли по щекам. - Прошу, не забывай про него, оберегай, если со мной что-то случится.
И прочь, скорее, куда-нибудь, подальше. Она бежала по длинному коридору, судорожно выискивая открытую дверь, пока наконец не ввалилась в какую-то подсобку и, яростно закрыв её, заплакала. Она упала на колени, неистова рыдая и проклиная свою глупость, свою панику, свою интуицию, что затуманили ей разум, заставив сделать гребанную инъекцию.
Всё кончено. Теперь точно, всё было кончено.

***

Мандрагора. Линдали Картер всё ещё жива. Характеристики в норме, жизненные показатели в норме, лишь аура женщины распространяла темно-синие клубы настоящей неподдельной депрессии, в остальном же даже лучше, чем могло показаться на первый взгляд.
Она сидела на подоконнике и безучастно смотрела на то, как корабль снижается на посадочную площадку.
Интересно, а их вообще ждали здесь или же нет? Хотя, впрочем, неинтересно, совершенно.
- Госпожа, Картер, мы прибыли, вас ждут.
Она даже не обернулась, чтобы увидеть, кто это сказал, потому что ей было это так же неинтересно.
- Да, хорошо. - Голос был тихим и глухим, полностью выгоревшим.
К этому моменту Линдали готовилась почти неделю, поэтому она сможет, выдержит. Не сломается.
Медленно закатив глаза, она посидела так ещё пару секунд, а затем неторопливо слезла с подоконника, направившись к выходу.
Он уже вышел из корабля, нервно осматриваясь по сторонам. Линда заприметила его сразу же, как только свернула к входным воротам корабля. Она не видела его с того самого дня, который поделил её жизнь на "до" и "после", но сейчас её нервы были слишком истощены, чтобы хоть как-то отреагировать на встречу с некогда любимым человеком. Линда и сама уже не понимала, что творится у неё в душе, все чувства предательски притупились.
Хотя навряд ли он вообще ожидал увидеть её живой...
Она усмехнулась горькой усмешкой, а впрочем, пофиг.
Быть может, даже расстроиться, что ошибся с прогнозом на её скорую смерть, кто его знал?
Линдали даже начала всерьез сомневаться, что все прожитые вместе с ним годы не были банальной иллюзией её больного воображения.
- Доброе утро, - проговорила она, даже не глядя в его сторону, хотя боковым зрением подмечая, что муж обернулся к ней. - Удивлён, что жива?
И нельзя сказать, что её очень волновал ответ на сей вопрос, просто откуда-то изнутри изверглась её неискоренимая язвительность, так внезапно прорвавшаяся сквозь апатию и почти эмоциональную смерть.
- Вы верите в единорогов?
- Это единственное, во что я ещё верю...


Вопрос? Ответ!
Нельзя сказать, что он вообще забыл про Линдали. Естественно он присматривал за ней. Каждую секунду он был готов оказаться рядом с ней, каждое мгновение ожидал,чего то плохого или хорошего. И каждую секунду работал. Он связался с немесором Зандрехом. Старый друг быстро его вспомнил, и сообщил, что ничего про тессеракты не слышал. Точнее он знает, что это такое, и где это делается, но чтобы в них ловили К'Тан - не слышал. Эта новость ему не нравилась, впрочем он хотел попросить у Зандреха об одной услуге. Стоя в узле связи, он терпеливо ждал, пока некронтир ответит на вызов:
- Я рад вас видеть целым и невредимым, немесор Зандрех - робот поклонился в ответ
- Я надеюсь ваше здоровье так же цело и невредимо, Маг'Ладрот
- Немесор, вы когда нибудь слышали о криссалидах?
- Сине-зеленые бактерии, они же "Последний шанс акири"? Лет так тысячи полторы назад во время войны Сецессии некоторые акиры использовали эту адскую сыворотку. Рецепт, мне сообщали был утрачен, и наши плазманты приложили немало усилий, чтобы он действительно был утерян, потому что акириец применявший это зелье становился чудовищем. Помню в битве при Утту-Прайм целая полутысяча акири, если быть точным 488 воинов приняла этот препарат, и три дня держала на горном перевале целую веганианскую армию. Пятьсот акирийцев убили полтора миллона веганиан за три дня. А почему вы спрашиваете? - Дракон кратко выложил ему эту историю.
- Вся надежда на ваши знания, немесор. Могу ли я добиться аудиенции у совета Триархии и просить о помощи? - робот молчал, не двигаясь, несколько минут.
- Любовь... Я ещё ведь помню как разрушает сердце это чудовищное чувство. Я думаю можно поговорить с верховным криптеком-хрономантом Дагоном из конклава Сумеречной призмы. Возможно, если хрономанты сочтут это вмешательство в переменные времени незначительным - они помогут вам откатить время назад, и исправить ошибку. Но шанс невелик - они до сих пор злы на вас за тот случай двадцать лет назад - он говорил о Небесном планетарии. Впрочем кому угодно будет не по душе осознавать, что с твоим сектором могут в любой момент сделать так же.
- Я отлично понимаю ваши чувства касательно того случая, и мне самому было не по нраву обходиться так. Но я солдат, и приказы я выполняю. Вы понимаете меня достаточно хорошо в этом вопросе - робот молча склонил голову:
- В знак моей дружбы и в оплату той огромной услуги, которую вы оказали мне, я применю своё влияние при царском дворе, чтобы вам помочь. Но обещать ничего не могу. Прощайте, Маг'Ладрот. Я встречу вас сразу по прилёту - Дракон склонил голову.

- Доброе утро. Удивлён, что жива? - Дракон устало повернул голову к ней. Он сам выглядел не лучше - тёмные круги под глазами выдавали длинные бессонные ночи. Однако он не удержался, и притянув Линдали к себе коснулся её губ, желая ощутить их хотя бы в последний раз. Прежде, чем её заторможенный апатией разум успел сообразить, он наклонился к её ушку:
- Молись, чтобы у меня получилось избавить тебя от этой штуки. Ненавижу, когда за мной висят неоплаченные долги - она оттолкнула его
- Пойдём - они вышли из корабля, сознательно не встречаясь взглядом друг с другом. Зандрех уже был тут в сопровождении свиты - двух крайне внушительных лич-стражей, и своего верного варгарда - Обирона. Дракон поклонился:
- Немесор Зандрех, рад вас видеть - Зандрех поклонился в ответ:
- Добро пожаловать на Мандрагору, коронный мир совета Триархии. Совет Триархии выслушал вашу заявку, как посла ал'акир, и с радостью выслушает вас завтра. А пока я думаю вы и ваша спутница примите честь быть моим гостем

Странные города у некронтир - гротескные и фундаментальные пирамиды, украшенные причудливой вязью рун. Ровные линии, прямые контуры, всё сделано из одного и того же тёмно-зеленого металла, бронзы и золота. Но больше всего убивала пустота. В оживленном коронном городе было просто пусто...
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Он притянул её к себе внезапно. Так, что заторможенный рассудок Линдали не сразу сообразил, что произошло, но тело отреагировало мгновенно. Оно скучало по нему, по его губам и рукам, вопреки воли своей хозяйки и всем обстоятельствам назло, оно жаждало быть рядом с Драконом.
Вздох облегчения почти вырвался из горла, а ослабевшие пальцы практически сжали воротник мужчины, когда:
- Молись, чтобы у меня получилось избавить тебя от этой штуки. Ненавижу, когда за мной висят неоплаченные долги.
"Что?"
Сердце забилось бешено, словно раненная птица, пытающаяся высвободится из клетки, а трахею сдавило спазмом, что мешал сделать полноценный вздох.
О, Маг'Ладрот, как же ты мог быть жесток в своих словах. Иллюзия моментально развеялась, наконец она всё поняла...
- Пойдем. - Линда и сама не поняла, как оттолкнула его, ненавидяще смерив взглядом.
Зачем? Зачем он это сказал? Зачем развеял те иллюзии, в которых она так привыкла жить?! Почему не позволил умереть в блаженном неведении истинного положения дел?
- Добро пожаловать на Мандрагору, коронный мир совета Триархии. Совет Триархии выслушал вашу заявку, как посла ал'акир, и с радостью выслушает вас завтра. А пока я думаю вы и ваша спутница примите честь быть моим гостем.

Было видно, что немесор Зандрех готовился к приезду гостей. В его странном доме, состоящим, казалось, из одних углов, уже был накрыт стол с аппетитными яствами. И это было не менее странно, потому как некронтиры не должны были употреблять в пищу органические продукты, поэтому их попросту не должно было здесь быть, но... Дракон ведь говорил, что дедушка чутка не того и до сих пор считает себя живым, а потому Картер удивляться не стала, точнее, она не хотела этому удивляться.
- Прошу меня извинить, немесор Зандрех, но я не голодна. Я немного устала с дороги, могу я где-нибудь отдохнуть?
Андроид и Маг'Ладрот перевели взгляды на женщину, чётко выпирающие скулы которой явно свидетельствовали о том, что прошедшую неделю она практически не ела. Линдали вообще вся осунулась, а ребра стали угрожающе проглядывать на её исхудавшем торсе. От былой акирийской красоты не осталось и следа.
- Да, конечно, я приготовил вам комнату, вас сейчас проводят, - проговорил некронтир, делая знак слуге.

Она просидела на подоконнике, наверное, пару часов, бездумно глядя на пустые улицы города. Странная всё-таки это раса - некронтир, совсем позабыли, что когда-то в их груди стучали сердца, хотя... Сейчас у неё в душе было так же пусто, как и здесь, реальность и внутренний мир на удивление гармонировали меж собой.
Дверь открылась, и кто-то вошел в комнату. Жаль, что она не заперла её, - гостей она не ждала, тем более таких.
Дракон Пустоты.
Ей даже не надо было поворачиваться, чтобы удостовериться в этом. Она прекрасно чуяла его ауру. Некогда такой любимый запах...
- Я не голодна, спасибо. Не беспокойся, - проговорила она, когда почувствовала запах еды. - Умереть от голода не так уж и страшно, учитывая то, какая смерть ожидает меня в будущем. По крайней мере не больно...
Тяжелый вздох её перебил и заставил замолчать. В принципе, и добавить-то ей было нечего.
- Уходи.
Но Дракон не ушёл. Аккуратно поставил поднос с едой на тумбочку и, подойдя к подоконнику, присел рядом с женой. Так и сидели несколько минут, не глядя на друг друга и в полном безмолвии.
- Ты прав, ты передо мною в долгу, - прервала тишину Линдали, ни на миг не отрывая взора от безлюдной улицы, что виднелась в окне. - Ульна не воскресила бы тебя. С твоей смертью она смирилась довольно быстро. Впрочем, ей было не в первой хоронить своих мужей.
Женщина немного помолчала.
- Но моя одержимость твоей жизнью в конечном итоге заразила и её. Быть может, поэтому она и не была против постоянно делить тебя со мной на протяжении стольких лет. Потому что знала, что моя человеческая любовь к тебе намного сильнее её акирской... - Она говорила всё это безучастным тоном, и если бы Дракон сейчас вышел бы из комнаты вон, даже не шелохнулась бы, а, замолчав, продолжила бы смотреть на пустоту реальности, словно ничего и не произошло. - Но ты этот долг уже отработал. Ты ничего мне не должен, Дракон. Ты подарил мне радость материнства, и я горжусь нашим сыном всей душой, ты подарил мне двадцать лет идеальной иллюзии, поэтому спасать меня из-за неоплаченного долга вовсе необязательно. Потому как этого долга уже попросту нет. Я приму любой исход событий, жизнь или смерть, мне теперь всё равно. Всё уже поменялось и никогда не станет прежним, а потому - мне безразлично, что ты собираешься делать, но ради нашего сына я приму жизнь, зная, что с тобой наши дороги теперь навсегда разойдутся.
Она перевела на него помутневший от голода и депрессии взгляд.
- Я любила в тебе человека, но воскресила уже акира. Человек в тебе умер двадцать лет назад, и ты действительно превратился в настоящего акири, ни на миг не понимающего человеческую душу. А потому принадлежишь исключительно Ульне, таков был договор между нами. А мне остается лишь стоять на руинах своих воздушных замков, которые не позволяли мне увидеть истину.
Линдали свесила ноги и слегка неуверенно спрыгнула на пол.
- Всё, что от меня требуется, я сделаю. Держи меня в курсе. Если понадобится связаться с Великой Матерью, то имей в виду, что на это нужно время. Дня два точно, и да...
Картер покопалась в кармане.
- Если я не доживу до возвращения, то передай это Ксарилу. Сообщение запоролено, но он должен догадаться, так что сделай это, если не трудно. - Женщина протянула ему флеш-носитель. - А теперь иди.
Но мужчина даже не пошевелился.
- Я поем, обещаю. Позже. Сейчас не могу. Если тебя интересуют мои жизненные показатели, то я слежу за ними. Пока всё в норме. Катализатор, сдерживающий иммунитет, в достаточной концентрации, бактерии в спячке. Я думаю, что на них действует адреналин, поэтому пока он не выброситься в мою кровь - буду жить. Иди. Иди же...
- Вы верите в единорогов?
- Это единственное, во что я ещё верю...


Вопрос? Ответ!
- Я не голодна, спасибо. Не беспокойся. Умереть от голода не так уж и страшно, учитывая то, какая смерть ожидает меня в будущем. По крайней мере не больно... - мужчина издал тяжелый вздох
- Уходи - он не стал говорить. Что можно сказать? Что он специально причиняет ей эту душевную боль? Как только она узнает правду, и расслабится - настойка моментально сработает.
Основной компонент крисалина - вытяжка из души насмерть запытанного акиийца-преступника. Концентрированная боль, отчаяние и ненависть, на которых выращены эти бактерии. И пока организм находится в подобном состоянии - в отчаянии и депрессии - они будут спать. Проснутся, заактивничают - организм их увидит, и начнёт убивать. С последующим исходом. Поэтому он так резко сменил свой облик. И ещё подложил Линдали сильный депрессант.
- Ты прав, ты передо мною в долгу. Ульна не воскресила бы тебя. С твоей смертью она смирилась довольно быстро. Впрочем, ей было не в первой хоронить своих мужей - Дракон прикрыл глаза. Он отлично это знал, знал отношение акиров. К чёртовым законам природы. Смерть - естественна. Да, про него слагали песни и сказания, его бы почитали как героя, но не вернули бы. Небесный планетарий полностью убивает акира. Так было всегда. И это въедалось в кровь и плоть. Ульна бы не стала дергать его с того света.
- Но моя одержимость твоей жизнью в конечном итоге заразила и её. Быть может, поэтому она и не была против постоянно делить тебя со мной на протяжении стольких лет. Потому что знала, что моя человеческая любовь к тебе намного сильнее её акирской... Но ты этот долг уже отработал. Ты ничего мне не должен, Дракон. Ты подарил мне радость материнства, и я горжусь нашим сыном всей душой, ты подарил мне двадцать лет идеальной иллюзии, поэтому спасать меня из-за неоплаченного долга вовсе необязательно. Потому как этого долга уже попросту нет. Я приму любой исход событий, жизнь или смерть, мне теперь всё равно. Всё уже поменялось и никогда не станет, прежним, а потому - мне безразлично, что ты собираешься делать, но ради нашего сына я приму жизнь, зная, что с тобой наши дороги теперь навсегда разойдутся - Дракон криво усмехнулся.
- Ты многого не знаешь обо мне, и о себе тоже. Даже сейчас я сверну ради тебя горы и оберну вспять реки. Просто потому что хочу, чтобы ты жила. И жила счастливо. Моё возвращение к жизни - неоплатный долг, и если прекратив действие этой дряни я смогу оплатить хотя бы миллионную часть этого долга - я буду невообразимо счастлив.
- Я любила в тебе человека, но воскресила уже акира. Человек в тебе умер двадцать лет назад, и ты действительно превратился в настоящего акири, ни на миг не понимающего человеческую душу. А потому принадлежишь исключительно Ульне, таков был договор между нами. А мне остается лишь стоять на руинах своих воздушных замков, которые не позволяли мне увидеть истину - Дракон стоял недвижимый, глядя на пустоту некронтирской столицы. Странные они. Фундаментальное величие сооружений, кастовая система общества. Низшие представители общества - всего лишь полуразумные автоматы, без приказа ничего не делающие. Чудовищные технологии, одна из которых могла спасти Линдали. То, до чего акири так и не добрались. Управление временем. Ужасная вещь, которая стояла в карранском договоре после небесного планетария - временной коллапсор.
Она говорила что то ещё, но он решительно прервал, отведя руку с флешкой в сторону.
- Значит слушай меня. Очень внимательно. Я не испытываю особого наслаждения делая тебе больно, честно говоря меня сильно оскорбило то, что меня считают никчемным слабаком, который не в состоянии тебя защитить. Завтра я разговариваю с криптеком-хрономантом Дагоном из конклава Затенённой Матрицы. Если всё пройдёт хорошо, и я надеюсь на это, мы с тобой используем проектор временного потока, и я заменю твою проекцию в прошлом на настоящую. Всё будет зависеть от тебя - оставишь сыворотку в лаборатории, или мне придётся выбивать дверь на корабле и бить тебя по рукам. Выбирай сама. Так мы синхронизируем время, и вернём проблему расставания. Я понимаю, что ты всё равно продолжишь презирать меня и ненавидеть, и настроишь Ксарила против меня. Но всё равно я буду рад осознавать, что избавил тебя от ужасной смерти - он повернулся. Зря он это сказал. Если Линдали хоть на секунду поймёт, что он продолжает её любить всем сердцем - конец.
- И да, подкрепи силы. Они тебе понадобятся. - кажется Линдали стала поживее. ЧЕрт, не дай бог она догадается...
- Я поем, обещаю. Позже. Сейчас не могу. Если тебя интересуют мои жизненные показатели, то я слежу за ними. Пока всё в норме. Катализатор, сдерживающий иммунитет в достаточной концентрации, бактерии в спячке. Я думаю, что на них действует адреналин, поэтому пока он не выброситься в мою кровь - буду жить. Иди. Иди же... - мужчина осторожно прикрыл дверь...
Отредактировал Zariche - Суббота, 23 ноября 2013, 00:38
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
"Глупый ты... Дракон"
Его оскорбило, что его посчитали слабаком? Глупый, глупый Маг'Ладрот, которому и невдомек, насколько Линда хорошо знала, что не слабак, что полезет ради неё в самое пекло, прикроет собой её ничтожно слабое тело и... Не задумавшись ни на секунду, погибнет у неё же на глазах, ради её блеклой жизни без него, заставив вновь пережить весь этот кошмар.
Только раньше она думала, что из-за любви, теперь же твердо знала, что из-за надуманного долга.
"Глупый... Какой же ты глупый"
Линдали отломила кусочек хлеба и отправила его в рот.
Презирать? Ненавидеть? Настраивать Ксарила против отца?
Картер усмехнулась, понимая, что челюсти безбожно сводит судорогой, и они совершенно не в состоянии жевать. Ну и ладно, есть всё равно не особо хотелось.
Она снова подошла к подоконнику и залезла на него, уставившись в окно потерянным взглядом.
Ничего из перечисленного им Линдали делать не собиралась. В случае выживания она просто будет учиться жить без него.

Линда проснулась от ноющей боли в груди, которая в следующую секунду переросла в настоящее удушье.
Вздох - боль. Ещё одна попытка - и вновь не вздохнуть...
Она судорожно сжала ноющую место ладонью, пытаясь хоть как-то поглотить воздух, но тщетно, каждое подобное рвение усиливало пытку во много раз. Виски раскалывались от спазма, а руки предательски слабели от недельного недоедания.
На помощь не позвать, даже не встать с кровати, на которой ещё пару минут назад, свернувшись клубочком, спала тревожным сном.
Неужели начался приступ? Неужели это её смерть? Но...
Сколько же всего она не успела сделать. Осознание этого пришло лишь сейчас, на пороге кончины.
Она закашлялась, и по подбородку хлынули струи крови, тут же запачкавшие белые простыни.
Как бы она хотела обнять сына в данную минуту, кто бы знал! В последний раз, крепко и отчаянно. Как бы хотела сказать Дракону, что...
Тело пронзило судорогой, отчего все мысли разом выветрились у неё из головы, оставив лишь мольбы о прекращении этой пытки.
А затем всё исчезло: мир вокруг, что больше не манил её своими красками, кровать, на которой спала ещё секунду назад, и боль, что разрывала на части.
Ничего этого больше не существовало, уступая место одной кромешной тьме.
"Почему это произошло так быстро?"
Выброса адреналина у неё в крови не было, это было стопроцентным фактом, так почему же?
Жаль, что она не успела помочь акири в их миссии. Очень жаль. О многом она сожалела в данную минуту, уносясь куда-то в пустоту, над которой властвовал Великий Дракон.
Жаль. Очень.

Её безжалостно хлестали по щекам, из-за чего она непонимающе приоткрыла глаза. Испуганное лицо мужа было первым, что она увидела, когда картинка стала четкой, а не расплывчатой.
- Что... Что происходит? Приступ?
Дракон, облегченно выдохнув, покачал головой.
- Вы нас здорово напугали, юная леди. - Немесор Зандрех безэмоционально наблюдал за Линдой, возвышаясь над ней железной махиной. - Думаю, это больше похоже на подготовку вашего тела к той мощи, что в скором времени дадут вам крисаллиды. Хотя я не могу с уверенностью судить, что за чертовщина сейчас произошла.
- Вы верите в единорогов?
- Это единственное, во что я ещё верю...


Вопрос? Ответ!
- Дракх побери - матерящийся сквозь зубы Дракон, вооруженный чем под руку попалось, а точнее гиперфазовым клинком некронтир, сорванным со стойки в коридоре в два счёта взрезал дверь, выбив её к чертям. Он ощутил волны боли исходившие от Линдали, и моментально подорвался с кровати, отлично понимая, что не успеет прервать её муки. Тринадцать секунд, которые для умирающего словно тысячелетия. Он не успел. Линдали недвижима, из уголка столь любимых губ стекает струйка крови. Однако он ощущал, что она ещё жива, но без сознания.
- Быть того не может - Дракон выдохнул.
- Кажется в припоминаю пару таких случаев, когда акири выживали после приступов. Не хочу вспоминать, насколько они после этого изменялись. Я глубоко сочувствую тебе, Дракон Пустоты. Не каждому приходится переживать то, что переживаешь ты - в комнату в сопровождении двух стражей вошёл Зандрех. За ним в комнату вполз рой роботов-скарабейчиков, принявшихся чинить дверь. Скоро обломок лежавший на полу был сожран, а дыра - залатана.
- Только боюсь, что вы, немесор, не знаете, в кого они после этого превращаются. И этого исхода я боюсь ещё больше...

Линдали пошевелилась спустя пару минут, и Дракон, боясь, что гребаных бактерий опять перекоротит, отвесил ей пару пощёчин, благо прощать его никто не собирался.
- Что... Что происходит? Приступ?
- Вы нас здорово напугали, юная леди. Думаю, это больше похоже на подготовку вашего тела к той мощи, что в скором времени дадут вам крисаллиды. Хотя я не могу с уверенностью судить, что за чертовщина сейчас произошла - Дракон усмехнулся, а потом рассмеялся, только что то в его смехе было безумное, словно он сходил с ума. Что то такое и было. Особенно когда кожа Линды начала приобретать сероватый оттенок. Успокоился он, только когда ткнулся лбом в стекло. Что же, у него есть пара недель.
- Это чёрная дистария. Отрицательная реакция на препарат. Сейчас организм усиленно вычищает бактерий, не прижившихся в душе, но от этого не легче. Линдали не умрёт быстро, нет - он встал и подошёл к окну - Она станет сверхсуществом, это дело нескольких недель. Гиперсила, чудовищная магическая мощь, моментальная реакция - весь эффект крисалина, усиленный в разы.
- А расплата? - Зандрех повернул голову в сторону Дракона.
- Разум. Три-четыре недели акириец превращается в полуразумное животное, способное на простейшие функции. Спать, есть, пить. Он не помнит ничего дальше двух-трёх дней. Но очень опасен и агрессивен - в дверь постучали:
- Немесор, прибыл верховный криптек-хрономант Дагон из конклава Затененной матрицы.
- Впустить и проводить сюда - спустя минуту в комнату горделиво вошёл некрон, вооруженный посохом.
- Великий Дракон Пустоты, для меня честь увидеться с тем, кто в одиночку избавил Четыре расы от вороха проблем с веганианцами. Осмелюсь предположить, что ваша спутница и есть ваша супруга, знаменитая Линдали Картер? - Дракон галантно поклонился.
- Да, верховный криптек-хрономант Дагон из конклава Затенённой матрицы, и позвольте мне опустить прелюдии и перейти сразу к делу. Надеюсь вы не сочтете это за мою невоспитанность
- Ну что вы, Я вас внимательно слушаю - Дракон присел на подоконник
- Моя жена находится под воздействием чудовищного яда, который убьёт её. Медленно или быстро - без разницы. Я хочу просить вашего разрешения использовать ретранслятор временного потока, чтобы изменить этот результат на более положительный - криптек качнулся, оперевшись на посох:
- А имеется ли у вас такая возможность? Подождите немного - робот с силой ударил посохом в пол, от чего пошли искры. Посох вспыхнул зеленым светом, оставшись торчать в полу. В руках у хрономанта появились две сферы из темно-зеленого металла, а глаза вспыхнули насыщенным фиолетовым.
- Да, я вижу четыре линии будущего, на которые вы можете повлиять, не зацепив основные переменные Вселенной. Но знайте, что на двух из них смерть будет ждать вашу жену, а на одном - вас самого. Лишь ступив на верный пусть вы сможете обрести свою цель. Но я не вижу, чтобы сии деяния могли серьёзно влиять на судьбу Вселенной. Поэтому мой ответ - да. Я прикажу скарабеям подготовить ретранслятор к запуску, но в обмен вы пообещаете мне кое что, Дракон Пустоты
- Всё, что угодно - криптек погас, спрятав сферы в футляр на поясе.
- Проект "Алмазная Стрела", перемещения во времени. Вы закроете него и уничтожите все данные по нему. Акирийцам нельзя соваться в переменные времени. Вы слишком горды и горячи - Дракон кивнул:
- Как куратор этого проекта, я приложу все силы, чтобы закрыть его. Ради спасения Линдали я сделаю это. - ему даже не пришло в голову спросить, откуда хрономант знает об этом проекте...
Отредактировал Zariche - Суббота, 23 ноября 2013, 02:20
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Форум » Архив » Корзина » Особенности раскрытия заговоров (NC-17)
Страница 2 из 11«12341011»
Поиск: