Чтобы можно было писать в чате нужно войти в свой аккаунт.
Страница 1 из 212»
Архив - только для чтения
Форум » Архив » Корзина » Одна клетка на двоих (NC, яой, радуга и кровяка)
Одна клетка на двоих
Он был первым, кто объявил войну людям – тем, чьё милосердие и отвага раздражали до невозможности. Предводитель тех, чьи души сгнили давно, а сердца – не больше чем жизненно важные органы, которые можно вырывать у других из груди, наслаждаясь чужими страданиями и воплями боли. Мерзкое существо, что не знает понятия доброты и сострадания, любви и дружбы. Тот, чей взгляд переполнен ненавистью и одновременно презрением, насмешкой к другим. Дьявол во плоти, которого освободили от ржавых цепей и выпустили из преисподней, чтобы сеять хаос и смерть везде, куда он придёт.
Окровавленные клыки и дикие глаза ядовитого зелёного цвета, зрачка в которых не видно вовсе. Когда-то бледная кожа вся в уродливых ожогах и рваных ранах с запекшейся кровью по краям. Растрёпанные грязные волосы цвета вороного крыла, доходящие тирану до самой поясницы, собраны в неаккуратный высокий хвост, что делает его только ещё страшнее, отвратительнее. Высокий рост и худое телосложение, заржавевший меч позвякивает в ножнах при движении, лохмотья грязно-серого цвета. Костлявые руки с крючковатыми когтями, кривые пальцы и ужасная улыбка сумасшедшего на уродливом лице, план которого обрёл силу. Но таким он был когда-то. Таким его не видел никто. И никогда не увидит больше, потому что он таким никогда больше не станет, не вернётся в прошлое и не превратится в жалкое ничто. Он другой.
Он – Король Демонов, живущих в Проклятом Городе уже очень давно. Городе, в который можно попасть только через Мертвое Озеро, больше напоминающее лужу из нефти, через Черный Лес и через боль и жизни других. Храбрецы умирали сразу же или же поджимали хвосты и спасались бегством, как ничтожные шавки. До Предводителя никто не добирался, а если и получалось, то смерть настигала сразу же.

Человек – ничтожество, которое может хвастаться только своей преданностью к народу и отвагой, превращающейся в огрызок тогда, когда взгляд встречается с глазами Настоящих Демонов. Когда сердце уходит в пятки и не возвращается. Люди – слабаки, не смеющие даже приближаться к обители тех, кто по силе в разы превосходит их.

Король Демонов находится на троне уже больше двух тысяч лет, но Великая Война началась совсем недавно – семь лет назад. Тогда, когда люди вконец потеряли страх и начали истреблять демонов и прочую нечисть с восклицаниями «им тут не место!». Когда начали нападать оравой на одного, хотя до этого спокойно отсиживались в стенах своего Королевства и не подавали ни звука. Это было сигналом на старт. Предводитель дал своему народу знак, означающий, что Великая Война началась, и теперь пора отнимать жизни у слабаков. Пора показать, кто действительно имеет право на жизнь!

Королевство Семи Кораблей, где жили смертные, уже потеряло двух своих лучших воинов, сражающихся в первых рядах. Это были два принца, два сына Короля и Королевы – старший и средний. Младший же не достиг в тот момент совершеннолетия, чтобы иметь право участвовать в битве на передовой. И теперь, благодаря этому случайному обстоятельству, он – единственный и последний выживший принц, наследник и надежда своего народа. Надежда, которая угаснет со дня на день, потому что один жалкий человек – пусть и королевских кровей – ничего не изменит. Предводитель Демонов ничего толком не знал об этом принце, слыша лишь однажды, что мальчишка – выдающийся воин, заявивший, что хочет вступить в Королевскую Армию. Но что это могло поменять? Те два смертника тоже ошивались в Армии, тоже были выдающимися, а толку? Они теперь растерзаны на части и обсмеяны, погребённые где-то под землёй. От них остались лишь воспоминания в стенах родного Королевства. Их младший братик лишь обуза теперь для своего народа, пусть совершеннолетие (в Королевстве оно начинается с двадцати лет) и достигнуто давно, а служба в Королевской Армии успешно пройдена. Принц – человек, а значит, такой же слабак, как и его чертовы войска и братья-мертвецы.

- Ваше Величество! – в тронный зал вбегает молодой человек со свитком под мышкой, останавливается в десяти шагах от своего повелителя и становится на правое колено, тяжело дыша. Белые волосы скрывают раскрасневшееся лицо и большие глаза цвета васильков. – Принц Королевства Семи Кораблей планирует нападение со своим элитным отрядом! Оно ожидается к сегодняшней ночи!
Король Демонов отрывается от созерцания пустоты и, поворачивая голову, внимательно смотрит на слугу, сощурив ядовито-зелёные глаза. Молчит, заставляя юношу нервничать, затем резко встаёт со своего трона и направляется к мальчишке. Беловолосый готов задрожать всем телом и дать дёру, но понимает: если сделает это – Предводитель разорвёт на части, а кровавые ошмётки потом придёт убирать горничная с огненно-рыжими волосами и пустыми глазами. В тронном зале такое случается часто, и сам парень явно не первый, кого может поджидать при непослушании такая участь. Тихо сглотнув вязкую слюну, беловолосый осмеливается поднять голову и воззриться на своего господина, который уже до одурения близко – белый как смерть и такой же смертоносный и непредсказуемый. Он красив, можно сказать – прекрасен, но за всей этой привлекательной оберткой скрывается мерзость, которую лучше не видеть. Сгнивший изнутри, но такой поддельно красивый снаружи демон, от которого порой не отвести взгляда.

- Принц планирует… - повторяет слуга, запинаясь, думая, что Король не услышал. Но Король услышал всё и даже уже успел сделать выводы, подготовить план ответной атаки и представить отрубленную голову единственного принца у себя в руках.
- Ты уже сообщил об этом первому и третьему отряду? - холодный, пробирающий до самых костей голос Предводителя.
Слуга мотает головой в знак отрицания, уже рисуя в своём воображении довольно красочно мгновение, когда его голова полетит в другой конец зала, брызгая кровью на отполированный пол темно-серого цвета, в котором при желании можно поглядеть на своё отражение. Король поднимают правую руку, а васильковые глаза юноши тут же округляются от страха и делаются ещё больше – этот жест господин мог делать лишь тогда, когда хотел быстро прикончить кого-то из подчинённых. Но на этот раз он просто провёл рукой по темным и весьма длинным волосам, что изредка отливали синим. Взгляд зелёных глаз всё такой же незаинтересованный.
- Тогда сейчас же направляйся к ним, - устало произносит Король Демонов, поворачиваясь к беловолосому спиной, однако не делая шагов к трону, оставаясь без движения. – И чтоб духу твоего больше здесь не было. Раз этот сопляк собирается напасть на нас – пожалуйста. Повторит участь своих никчемных братьев.

Слова повисают в тишине, потому что беловолосый мгновенно слинял, оставив господина наедине со своим коротким монологом. Демон смотрит на свой трон, особо ничем не отличающийся от массивного стула средневековья, и снова вздыхает, шагая в сторону огромной картины, на которой изображена волшебной красоты женщина. Длинные густые волосы цвета свежей крови, карие глаза и потрясающая улыбка на губах, уверенным алым росчерком проведённая на бледном лице. Король опускает взгляд темно-зелёных глаз на раму и вновь читает описание, которое прочитывалось несколько раз на дню. «Дама в красном, XVI в., поместье Эверлэйн» - сообщает медная табличка на дубовой раме.
- Почему я не могу тебя выкинуть к чертям? – спрашивает то ли у всё той же пустоты, то ли у картины Король довольно громко – даже эхо разносится по залу, – смотря на злосчастную табличку из меди. – Ты же предательница!

Он не может выкинуть или уничтожить эту картину потому, что на ней изображена его мать. А ненавидит он это изображение, потому что мать – настоящая предательница – дьяволица, связавшая свою жизнь с человеком и подарившая ему ребёнка. Непозволительно для таких существ, как она. Правило было нарушено, а влюблённую парочку ждала разлука. Смерть разделила их, а ребёнок остался в живых, отброшенный непонятно кем и непонятно куда. Этим ребёнком был Грэйс - тот самый Король Демонов, который сейчас стоит и смотрит на ненавистную картину, разрываясь между желанием сжечь её взглядом или оставить. И он оставляет. Потому что это всё – то единственное, что может ему показать собственную мать, пусть и оказавшуюся предательницей.

Но никто из жителей Проклятого Города, никто из прислуги или приближённых довольно близко к Предводителю не знает, кто именно изображён и чей конкретно это портрет. А надпись на табличке им ничего не говорит. Так и получается, что страшная тайна Короля Демонов находится у всех на виду, но никто ничего не подозревает. Никто не может знать, что их Король, их живой пример ненависти к человечеству – сам наполовину человек. Та самая раса, которую Предводитель так ненавидит и желает изничтожить. Та самая слабая раса, не имеющая права жить на этих землях. Их Король сам наполовину тот, кого следует уничтожить. Потому он с такой жестокостью убивает людей. Он видит в них одновременно и врагов, и друзей. И ненавидит и себя, и их.

***

- Повелитель! – разрывает сладкую тишину громкий голос одного из воинов, который без стука врывается в тронный зал и застаёт Короля на своём троне с миленькой девицей на коленях, которая что-то пошлое шепчет на ухо своему Предводителю, обнимая того за шею и слегка царапая длиннющими коготками. Лицо Короля в тот момент совершенно не изменяется, однако он перестаёт обращать внимание на свою временную пассию, довольно грубо попросив её слезть с него. Фыркая, та подчиняется и удаляется из зала довольно быстро, напоследок кинув на помешавшего ей воина испепеляющий взгляд темных глаз.
- Что случилось? – спокойно интересуется Грэйс, скосив взгляд на запыхавшегося воина, который частенько поглядывал на дверь, за которой, по-видимому, была неясная возня. Демон сразу же недовольно проговорил: - Если там у вас пленник, то не держите его в коридоре – сюда ведите.
Вот только кто бы мог подумать, что этим пленником окажется недавно упомянутый «сопляк», он же принц Королевства Семи Кораблей, планирующий устроить нападение на Проклятый Город. Король не сдержал ухмылки, однако не понимал, почему сына короля и королевы привели одного, а не с его захваченными «друзьями».

Принц не показывал своего страха, а довольно яростно пытался отбиться от троих стражей, схвативших его. Силы были, опять же, не на равных, а потому юноша только буйствовал, но выбраться был не в состоянии. Предводителя Демонов он не замечал, то ли просто решил проигнорировать, хотя зачем бы ему являться в Проклятый Город как не за головой главного дебошира, устроившего Войну? Но через какое-то время активного сопротивления, отбившись от одного стража, а затем и от двух других, мальчишка ринулся к трону Грэйса, восклицая:
- Ты! Проклятая божья тварь!
За парнем кинулись троица стражей, но Король жестом попросил их остановиться, с удовольствием выслушивая оскорбления в своей адрес и какие-то тирады о несправедливости и честности. Лицо Грэйса выражало лишь безразличие к этому человеку королевских кровей, что уже достал меч и готовился к атаке. Наивный. Один на один с настоящим демоном не справиться. Хотя демон был не из самых настоящих…

Выкрики мальчишки прекратились, а взгляд не отцеплялся от Предводителя. На момент Королю показалось, что принц ожидал увидеть какую-нибудь омерзительную тварь, смахивающую на волка или – того хуже – жабу какую-то, а тут – на вид довольно молодой юноша восхитительной внешности, что явно не смахивает на главного урода во всей этой суматохе. Да и сам «урод» сидит на троне расслабленно, закинув ногу на ногу, будто бы его Война вообще никаким боком не касается.
Черные сапоги, доходящие почти до колен, заправленные в них светлые брюки и белоснежная кофта с рукавами, больше напоминающие паруса. Будь принц глупее, то он бы не подумал, что подобный красавец – виновник торжества. Но он был явно неглуп – он был просто сорвиголова, камикадзе, если в одиночку заявился сюда и теперь грозится устроить дуэль, разоряясь. Правда насчёт последнего надо ещё подумать. Всё это слишком громко. Грэйс хмурится, стража тут же замирает в ожидании кровавой битвы, но не тут-то было.
- Все вон, - коротко заявляет демон, поднимаясь с места и всё с той же спокойной миной приближаясь к принцу, сжимающего в своих руках довольно неплохой на вид меч. При этом лицо парня выражало полную готовностью атаковать и убить на месте Короля, а тому хоть бы хны. Он только холодно спрашивает у нежданного гостья: – Где же твоя подмога, королевский выродок? – Забавно. Демону уже нравится подобное обращение в адрес настоящего принца.
you woke the wrong dog
Раннее утро, а в замке Королевства уже неспокойно.
Крики в комнате продолжаются довольно долго, Королева старается изо всех сил, но этого, кажется, было недостаточно. Час, два, истошные вопли постепенно становятся всё тише, тише, по мере того, как женщина теряет силы и устаёт от боли, пока не стихают вовсе. Установившуюся на пару секунд вязкую тишину разрывает детский крик, и вся застывшая в коридоре прислуга облегчённо вздыхает. Что ж, наследнику быть. Принц, ближе всех стоявший к запертой двери, улыбается своим мыслям и уходит, уже не слыша ни вопросительных интонаций, ни криков врачей, мечущихся в жалкой попытке предотвратить уже случившуюся трагедию.
- Фрейвар! - во дворе юношу окликнул низкий мужской голос, и младший принц оборачивается на обращение. По двору спешно и как-то сбито шагает Король, как ходят лишь сражённые внезапной и не очень приятной новостью люди. В его карих глазах застыл лёд, и молодой человек, заметив это, медленно начинает понимать, почему прислуга уже сейчас не бегает по дворцу, спеша подготовить вечернее пиршество. Мелкие морщинки вокруг отцовских глаз врезались ещё глубже, он подходит и склоняет голову, и глухой голос выдаёт всю боль, которую взрослый мужчина не смог бы сдержать, если бы не отвёл глаз:
- Королева... твоя мать... она умерла. - руки непроизвольно сжались в кулаки, глаза защипало, и парень тоже склонил голову, занавесившись чёлкой, чувствуя, как вселенная стремительно сжимается и болью влезает в грудную клетку, распирая её изнутри. Две скупые слезы, не трогая щёк, сразу падают на землю, оставляя на песке коричневые пятнышки, и когда боль слегка приглушается, Фрей заметает их сапогом. Он знает, что сейчас прислуга наблюдает за остатками королевской семьи в окна и обливается слезами. Приходится собрать всё мужество и поднять голову вновь, и когда глаза вновь смотрят на отца, он уже спокоен. Внешне, по крайней мере.
- Но у тебя родилась сестра. Мы нарекли её Фиона Виктория, в честь матери. - а фамилия, разумеется, Раудсен, как и у всех, кто носил в себе королевскую кровь в этом государстве. Королевстве Семи Кораблей, чёрт его побери, которое растеряло уже всех достойных мужей в бесконечных стычках с демонами, ведь Король, как и его сыновья, считали, что такой мерзости, как демоны, не место рядом с людьми, и пытались отбиваться от них из последних сил. Только вот из всех сыновей остался лишь самый младший, но и он, выглядывая в лице отца скрытую претензию, начинает понимать, какая сейчас последует просьба. И она не заставляет себя ждать.
- Ты должен отправиться в Проклятый город и порешить предводителя. - такие слова уже не в первый, и даже не во второй раз звучат на этом месте, только вот исход один.
- Я погибну, а эта бессмертная дрянь попляшет на моих костях. Ты этого хочешь?
- Ты обязан выполнить свой долг перед Королевством! - голос мужчины срывается на крик - Отправляйся немедленно! Это приказ!
- Да, сэр, - поклон, и юноша разворачивается на пятках, устремляясь прочь со двора. В этот раз, как и в прошлые, выбора у него не было.
Он отправился в казарму, где созвал свой отряд, затем поупражнялся с ними на заднем дворе. Работа мечом, рукопашный бой, управление конём и одновременное ведение схватки - всё, что должен был уметь каждый воин, эти ребята знали в совершенстве. Но к принцу по уровню мастерства всё равно приблизиться никто не мог. 22 полных года, средний рост и изящное телосложение, на молодого наследника заглядывались все, кому не лень - придворные дамы, кухарки, девушки на улицах города, и это внимание не могло не льстить Фрейвару. Но сердце его было отдано одной единственной, которая сейчас бежит по небольшому полигону для тренировок и везёт за собой небольшую тележку с кувшинами, наполненным водой, чтобы солдаты могли напиться посте утомительных упражнений. Через плечо девушки перекинуты полотенца, всё для тех же воинов.
Принц оборачивается в её сторону и с улыбкой дожидается, когда миниатюрная девчушка, наконец, пересечёт поле, и в нерешительности замрёт рядом, смотря с возлюбленным восхищением, которое всё же было омрачено печальной новостью, которая, наверняка, уже разлетелась по всему городу. Наследник развернулся к отряду, и с лёгким недовольством отметил, с каким пониманием они смотрят на него. Он нахмурился.
- Все свободны. Попейте, поешьте и выспитесь - вечером мы выступаем.
- Во сколько? - спросил самый высокий и крепко сложенный парень - Джонатан.
- Такс-с, - Раудсен посмотрел на небо, - сейчас где-то час. Значит, в девять выступаем, в восемь всем быть в казарме. Всё понятно? - все вытянулись в струнку и, прижав руки к бокам, единодушно крикнули - Да!
- Вольно, - пробормотал Фрейвар и, проводив подчинённых взглядом, с лёгкой улыбкой обернулся к любимой, которая тут же заключила его в объятья.
- Фрей, мне так жаль.
- Ничего страшного, Адоро. Переживу, - он с нежностью прижал к себе девушку, затем отстранился и поцеловал в щёку. Юная особа зарделась. В следующую секунду он взял её за руку и повёл в сторону замка.
- Мне надо ещё кое-какие дела сделать перед отъездом. Ты со мной? - он загадочно усмехнулся, но доверчивость Кайо сбила с него всякую спесь.
- Конечно, - девчушка улыбнулась и кивнула, с готовностью следуя за принцем.
Затем был душ, обед, и несколько часов беспокойного сна в тёплых объятьях.
Вечером провожать отряд вышли почти все обитатели дворца. Дамы тихо роняли слёзы в платки, полногрудая нянька вынесла на руках крошечную завёрнутую в пелёнки Фиону. Раудсен подошёл к ней, и, стараясь не поцарапать нежное личико наручными латами, провёл пальцами по нежной бархатистой щёчке. Малышка проснулась и открыла глазки, и на мгновение парень утонул в их синей глубине. В точности, как у матери. Виктория одной ручкой поймала брата за палец, другой за выбившуюся из небрежно заплетённой косы прядь, и рассмеялась. Фрей тихо рассмеялся вместе с ней, затем взял на руки и под недоверчивым взглядом няньки покачал сестрёнку. Толпа вокруг, кажется, тонула в слезах умиления. Надо же, какая сцена - взрослый воин, отправляющийся на верную смерть, перед отъездом тискается со своей новорождённой сестрой. Но принцу было наплевать на окружение, и в последние минуты дома он целиком посвятил себя крошке, качая её на руках и позволяя играться со своими длинными пшеничными волосами. На прощание, когда маленькая принцесса вернулась в стальную хватку няньки, он поцеловал её в румяную щёчку, снял с шеи амулет и повесил на её шею. Фиона немедля начала с ним играться, пытаясь засунуть железное колечко на разноцветной верёвочке в рот, но ей не дали, и девочка разревелась.
Фрейвар вскочил на коня и оглянулся, проверяя своих воинов на готовность. Десять людей, принц - одиннадцатый, были готовы отправиться на верную смерть. Их семьи окружали построение, матери плакали, дети не понимали толком, что происходит. Но все сумки были собраны, мечи наточены, мужчины отлично себя чувствовали. А это значит, что пора выдвигаться. Юноша пересёкся взглядом с отцом. Король кивнул и поднял руку в прощальном жесте.
Бока лошади получили два сильных пинка, и она рванула вперёд, оставляя на площади отзвук собственных копыт да крик: "вперёд!". Последний луч заходящего солнца скользнул по провожающим и сверкнул в скупой слезе, мгновение спустя стёртой с грубой щеки рукавом, зажатом в кулаке.
~~~

По прошествии трёх дней пути, на подступах к Чёрному лесу их засекли. Даже сквозь мрак ночи светились горящие ненавистью глаза бесчисленных демонов, выбегающих из леса. Даже скорость королевских лошадей не спасла - выродки были слишком сильны и быстры, они с лёгкостью нагоняли всадников, клинками перерубали коням ноги, и, если воина не придавило насмерть, убивали их с потрясающим наслаждением. Вопли несчастных заполнили поляну, кровь била фонтанами, орошая лица убийц. Принц, увидев, как убили первых трёх солдат, вылез из седла и встал своему коню на спину, чтобы в случае атаки быстро спрыгнуть, и обнажил меч, приготовившись к нападению. Судя по звукам, справа ещё нескольких человек настигла мучительная смерть. Но бежать было некуда, и мужчины лишь кричали от страха, махая мечами и снося некоторым задумавшимся головы. Ночь будто стала ещё гуще, Фрей изо всех сил напрягал глаза, силясь различить мечущиеся между лошадьми тёмные силуэты. Но вот сбоку мелькнул один из них, и лошадь, жалобно заржав, упала вниз. Раудсен успел лишь спрыгнуть, и, приземлившись на землю, посреди всего этого визжащего кровавого кошмара остался один, да и крики стихли, лишь кто-то продолжал булькать разорванной глоткой. Нас... разбили? От шока молодой человек даже убрал меч в ножны. Почему?.. Мы же... столько готовились... тренировались... Из состояния аффекта Фрейвара вывел только быстро приблизившийся демон, и то, до конца наследник очнулся только тогда, когда уже был опрокинут в щедро политую человеческой кровью траву. Увидев нависшую над собой худую фигуру, он заорал от страха, неизвестно каким чудом стремительно выхватил кинжал и вогнал в одну из глазниц врага, выкручиваясь из под него и пытаясь убежать, настигнутый воистину нечеловеческим воплем. В пару прыжков дьявольское отродье настигло принца, ловкая подсечка, и теперь младший из сыновей Короля впечатан лицом в землю, руки до боли выкручены умелым захватом, а вокруг, кажется, начинают собираться все нападавшие, ибо голову парня будто стягивает раскалённым металлическим ободом. И он кричит, пытаясь так выпустить из себя эту боль, но получается слабо, и он начинает извиваться, делая лишь больнее рукам.
- Гляньте-ка, третья королевская мразь попалась!
- Выпустить тебе кишки, принц, или лучше глотку сначала перерезать?
- А давайте сначала его на вертеле поджарим!
- Да я же тебе сейчас все зубы выбью и заставлю кровью блевать, шавка!
- юноша лишь жмурится и хрипит от невыносимого чувства, когда его голову поднимают за косу, а затем со всей дури бьют ногой в тяжёлом сапоге и вдавливают в почву. Кто-то ударяет ногой в живот, ещё один удар по почкам, по печени. Почему-то, все удары приходятся на тело, и никто не бьёт в лицо. Корчась на траве в жалких попытках спастись от избиения и прикрываясь руками, за пару секунд, прежде чем провалиться в сладкое беспамятство, Фрейвар ещё успеет удивиться этому.
~~~

Пощёчина обожгла щёку, возвращая молодого человека в реальность. Голова безвольно мотнулась, но он тут же поднял её и удивился. Перед принцем предстало сияющее великолепие, непередаваемая игра красок, которая легко давала фору убранству родного дворца королевской семьи. Картины, лепнина, высокие потолки и непередаваемой красоты хрустальные люстры. Неужели всё это могли возвести демоны, эти отвратительные существа, что волокли Раудсена по коридору, мерзко хихикая? Юноша закашлялся от боли в животе, которая вернулась как-то запоздало, и сплюнул на пол кровью, за что получил ещё одну увесистую пощёчину.
- Ты, ублюдок, не смей пол марать, - прошипел Фрею в лицо один из демонов, судя по окровавленному бинту на лице, тот самый, который и схватил молодого человека. Одинокий красный глаз блестел непреодолимым желанием прямо сейчас порвать наследника королевского трона на мясо, но ему явно что-то мешало. Как и тем троим, что вели парня, крепко сжав скрученные за спиной руки. Третий держал шею, в любой момент готовый быстрым движением отделить голову от тела, и парень чувствовал длинные когти отродья, только и ждущие, когда будет дан приказ разорвать кожу и углубиться в сочащееся кровью мясо. С таким же наслаждением маленькая девочка разрывает персик, и сладкий сок брызжет ей в лицо. Только вот тут сока не было и с помине. Хотя как знать, жрут демоны людей, или нет, ведь никто из тех, кто ушёл, ещё не возвращался. И в этот раз не вернётся, никто.
Процессия останавливается, одноглазый главарь через массивную дверь уходит в залу, и остаткам процессии осталось лишь пытаться услышать какие-то неотчётливые фразы с той стороны. Дверь раскрывается, и из тронного зала, степенно и горделиво вышагивая, выходит девушка, обжигая всех присутствующих гневным взглядом. Красавица, но неестественно длинные ногти выдают в ней демоницу. Когда взгляды молодых людей пересеклись, по спине Раудсена пробежал холодок - столько ненависти плескалось в тёмных глазах. Видимо, её отвлекли от любимого занятия, по подумать об этом юноша не успел, так как его втащили в зал. Бухнула, закрывшись, тяжёлая дверь, и принц стал лихорадочно обшаривать взглядом помещение, и, когда нашёл, немало удивился. Перед ним был не потрёпанный битвами старик, весь в шрамах, чья жизнь явно клонилась к закату. Нет, на троне сидел великолепный молодой мужчина, по виду - не намного старше самого Фрейвара, длинные чёрные волосы ниже пояса лоснятся в свете люстр, а неестественно яркий зелёный цвет глаз сам по себе отторгает возможность сравнить его с чем либо. Однако, это существо, пусть и прекрасное, но всё же Король Демонов, и оторопевший на пару секунд принц Королевства Семи Кораблей, забыв о боли, начинает яростно выдираться из захвата стражников, и у него это даже получается. Он незамедлительно подбежал почти к самому трону, заодно выхватывая меч.
- Ты! Проклятая божья тварь! - наследник кричит, срывая голос, желая лишь снести голову с плеч этому чудовищу, - Губитель тысяч невинных жизней! Ублюдок! Зачем ты напал на нас?! Я ненавижу тебя, и пришёл убить своими руками! Лишь бы ты никогда больше не посмел подослать своих мерзких слуг в мой дом! Мразь! Ничтожество! Весь пар вышел в один момент, и Раудсен с ужасом для себя осознал, что никого он уже не убъёт. Не сможет, ведь усталость навалилась на плечи предсмертным грузом, да и если бы всё было так просто, то не длилась бы так долго эта война, уже казавшаяся бесконечной. Глаза Короля горели неистовой силой, и в один момент парень понял всю ситуацию. Он один, посреди демонских земель, напротив - самое сильное существо из всех, что когда-либо видела мать природа. Сейчас эти игры враз закончатся, и младший из трёх братьев отправится в мир иной к двум старшим. Но было ли ему страшно? Ни разу. Юноша сам себе удивился, ведь страх ни единой нотой не проявил себя, как и секундная задумчивость, и оранжевые глаза по инерции следили за Предводителем всей этой нечисти, выдавая остатки слепо самоуверенности в неизменности собственной победы. Внутри же молодой человек уже потух, руки, сжимающие меч, начали опускаться.
- Все вон. - что? Что этот демон собрался делать? Острие меча снова поднялось, указывая в горло подходящему Королю, который был явно выше своего пленника. Увидев клинок, мужчина даже не изменился в лице и спокойно подошёл к принцу.
– Где же твоя подмога, королевский выродок? - потухший было, пожар ненависти разгорелся с новой силой, и наследник, замахнувшись, прицелился точно в шею и пустил меч по кривой, но лезвие было перехвачено двумя пальцами, и в следующее мгновение отброшено. Металл звякнул об каменный пол. Как просто, будто игрушку у ребёнка отнял. Дальнейших действий длинноволосый демон не предпринимал, ожидая ответа.
- Твои ублюдки всех порешили. - мужчина не изменился в лице, однако, одно неуловимое движение - и светлые волосы Фрея рассыпаются из косы. Обрамляющие лицо пряди все в грязи и крови, и Предводитель заинтересованно берёт одну, пропуская её меж тонких длинных пальцев, и Раудсен, завороженный внешней красотой, тяжело смаргивает усталый взгляд. Почему этот демон, вместо того, чтобы внушать ненависть, заставляет лишь восхищаться им? Ведь это по его вине погибло столько людей, это всё он, мерзавец.
Фрейвар запоздало выдёргивает прядку из худой руки, ловит взгляд, полный лёгкого неодобрения, и получает сильный удар в живот, складывающий отрока Королевства пополам. На пол уже тонкой струйкой потекла кровь, юноша упал на колени, затем на бок, больше не находя в себе сил терпеть эту страшную боль, которая теперь умножилась вдесятеро.
- Вставай, мерзость, - хочется скулить. Парень в бессилии скребёт рукой по гладкому полу, когда Предводитель переворачивает его ногой на спину. Как же его звали? Фрей же слышал где-то, точно слышал. Грэйс, кажется.
Он же так толком и не спал за все дни пути, и сейчас, кроме отдыха и убийства ненавистного демона парню ничего не хотелось. Он моргал всё реже, но голос Грэйса не давал воину уснуть. Такой приятный, чёрт возьми, голос, принадлежал такой твари, как Король Демонов.
Кто на нк не срался с Басей и не фапал на нее, тот ничего не видел. (с) Слипа
Почему люди такие мерзкие? Сколько раз демон задавал себе этот вопрос, а ответа всё нет и нет. Грэйс нахмурился, видя, что пленник у него на глазах чуть ли не засыпает, тем самым почти что обеспечив себе несколько часов спокойствия и отсутствия боли. Пресвятые угодники, почему все они такие дохлые... Ещё один удар ногой в черном длинном сапоге пришёлся полу-бессознательному принцу по рёбрам. Парень захрипел и снова начал кашлять кровью, которой вокруг и так было немало. Нормально удара даже не могут сдержать, жалкие слабаки. Король на несколько минут прекратил избиение воина, пока что просто рассматривая корчившегося на полу юношу, чьи светлые волосы уже успели впитать кровь с темно-серого покрытия. Оно было очень холодным. Наверное, как и весь внутренний мир Предводителя. Напоследок вдарив ногой в живот светловолосого, Король более-менее утихомирился и наклонился к принцу, вдыхая неприятный, но привычный запах чужой крови.

- Все вы там в своём королевстве такие смазливые? - проговорил Грэйс, грубо хватая Фрейвара за запачканные волосы и резко поднимая руку, вынуждая юношу встать на колени, вскрикнув от боли. Это не самое приятное ощущение - когда тебя сгребают за волосы и тут же тянут вверх вместе с головой и обессилевшим телом. - Или это только у тебя такая мерзкая физиономия?
Грэйс, конечно же, врал, можно сказать. Принц Королевства Семи Кораблей был очень хорош собой. Даже в избитом, полудохлом состоянии. Удары лицо не затронули: демон уделял внимание только грудной клетке и животу Фрейвара. Красивые черты, в которых угадывались действительно королевские корни, выразительные глаза рыжего, огненного цвета, немного пухлые губы, что теперь были окровавлены, и средней длины светлые волосы, что даже заляпанные грязью и кровью выглядели не отвратительно. Поймав себя на мысли, что невольно засмотрелся на человеческое отродье, Предводитель прорычал и сильнее вцепился в светлые волосы, получив в ответ только хрип и ещё немного крови, замешанной со слюной, на пол. Всё равно жалкие. Даже как-то обиженно про себя подумал Грэйс, оправдываясь. Принц почти что спал.

- Только попробуй глаза закрыть, щенок! - рявкнул демон, выпуская на волю все свои эмоции, что до этого черным вихрем крутились где-то внутри, не находя выхода. Фрейвар захрипел вновь, делая тщетные попытки вырваться из лап ненавистного темного существа, но куда можно ускользнуть от того, кто по силе в данный момент превосходит тебя? Грэйс снова склонился над принцем, поднимая того за волосы ещё выше так, чтобы лица были на одном уровне. Красивое, без единой капельки крови на бледной коже лицо, а напротив - его грязный двойник - лицо принца, заляпанное свежей кровью, тонкими ручейками стекающей по подбородку на пол, образуя мелкие липкие лужицы.
- Мерзавец... - сдавленно прошептал Фрей, жмурясь от новой волны боли, что исходила от корней волос и била по вискам. Глаза слезились. Снова закашлявшись, юноша затрясся всем телом, слабея на глазах. Королю это не понравилось и он, встряхнув воина, притянул его к себе так близко, насколько это было возможно. Лица двух совершенно разных людей (хотя Предводителя не назовёшь человеком) разделяли всего лишь какие-то сантиметры. Принц отвёл взгляд и попытался повернуть голову, но Король не дал ему этого сделать, лишь сильнее вцепившись в чужие волосы, сверкая гадкой улыбкой садиста на почти что бескровных тонких губах. Ему нравилось то, что как раз-таки Раудсену всё не нравится. Он страдает, мучается, а Грэйс может лишь выступать в роли палача и наслаждаться зрелищем. Но ему и этого для счастья хватает.

- Может, твоё личико порезать? - прошептал демон, доставая откуда-то маленький, но на вид довольно острый и опасный клинок, рукоятка которого переливалась бордовым. Фрейвар на вопрос и жест никак не отреагировал, уже наполовину заснув, сознанием находясь не здесь, хотя тело всё ещё чувствует боль и ощущает то, что должно ощущать. Пустой взгляд рыжих глаз упёрся в высокую и широкую колонну, что находилась у самого входа в тронный зал. Грэйс всё ещё держал мальчишку за волосы, облизываясь и посматривая то на клинок, то на грязное лицо принца. Затем, не получив ответа на свой вопрос, Король разозлился пуще прежнего и полоснул наследника Королевства по щеке острием клинка. Царапина получилась глубокой и довольно длинной - на всю правую щёку, - потому кровь тут же начала течь по коже. Фрейвар издал непонятный звук, похожий на всхлип, а затем закрыл глаза, в последний момент ощутив лишь то, как Предводитель касается раны своими ледяными пальцами, а потом приближается так близко, что даже страшновато становится, жутко. Горячий язык проходится по ссадине, боль обжигает, принц чертыхается про себя и окончательно проваливается в сон, желая забыться и не видеть ненавистную рожу демона.

***

Предводитель был не в себе, когда избитого, замученного пленника унесли два стражника, что ещё так удивлённо глянули на своего господина, который обычно рвёт заключенных на куски почти мгновенно, а тут - пожалел, грубо говоря. Но нет, дело было совсем не в этом. Грэйсу просто понравилось издеваться над этим принцем людской расы, видеть его страдания и борьбу с собственным желанием заорать от боли и заплакать подобно маленькому мальчику, получившему занозу. Лицо Фрейвара демон так и не удосужился "разукрасить", оставляя эту радость на потом, на более удачный момент. Но всё равно злило, что пленник просто-напросто уснул. Уснул! Не сдержавшись в очередной раз, Грэйс почти неслышно зарычал, обнажая клыки, сжимая кулаки, норовя что-нибудь сейчас разрушить к чертям. Тронный зал пустовал, как и всегда. Но оно правильно: сейчас лучше вообще не подходить к Предводителю, чтобы не быть убитым на месте. Гнев верховного демона ощущался даже через толстые стены мрачного дворца. Прислуга волновалась, бегая из коридора в коридор, а стражники и освобождённые от тренировок по каким-то причинам воины лишь перешёптывались по углам, как старые бабки-сплетницы. Это тоже в какой-то степени бесило Предводителя, а потому злость никак не могла в нём угомониться, просясь наружу в виде избиения кого бы то ни было. Демон стиснул зубы, вспоминая горящие уверенностью глаза принца, который сейчас валялся где-то в темнице, даже не закованный в кандалы.

- Повелитель, вы куда!.. - охранник не успел договорить, потому что его глотка теперь была перерезана, и из пореза фонтаном хлестнула бордовая жидкость. Бездыханное тело ненужным грузом рухнуло на грязный каменистый пол и больше не двигалось, а Король, выудив из кармана мертвеца ключ, вставил его в замочную скважину и провернул несколько раз, с грохотом открыв дверь темницы.
- Зачем я убил стражника? - сам у себя, как душевнобольной, с неподдельным интересом спросил демон.
В темное, грязное и дурно пахнущее трупами и гнилой едой помещение проскользнул тоненький лучик света, упав прямо на колени принца, что до сих пор лежал на мешке из-под картошки или хлеба (это заменяло кровать заключенным) без сознания, мирно посапывая.
- Выродок, - недовольно протянул Грэйс, проходя в тесную темницу, не закрывая за собой дверь. - Ещё и спит себе спокойно! - Фрейвар заворочался на своём сказочном ложе, хмуря брови и что-то бормоча во сне, изредка постанывая от неприятной боли, тело от которой не переставая ныло и всё это чувствовалась даже сквозь пелену сна.
you woke the wrong dog
Когда язык Грэйса коснулся свежей раны на щеке, весь мир юноши взорвался болью. Захотелось заорать, вывернуться, расплакаться в конце концов. Сделать хоть что-то, чтобы избавиться от этого ощущения, будто к лицу приложили раскалённую кочергу. И принц уже начал было движение, но усталость наконец сделала своё дело, распахивая ворота дружелюбной черной бездны, и наследник провалился в неё, безвольно расслабившись в руках Предводителя. А что будет дальше уже плевать, последней вспышкой разума принц успел представить, как его разрывают на части.
Но тёмное беспамятство оказалось недолгим, и молодого человека начали одолевать сны. Расплывчатые, неясные сновидения, полные чьих-то криков и страданий. Неясная тень гналась за Фрейваром, он нырял из одного цветастого пятна в другое, но не мог спастись. Лестницы, поля, чьи-то головы, руки, леса, тренировочные полигоны - перечислять можно было до бесконечности, но спастись всё равно не удавалось. Вечность сжалась до секунды, неимоверный ужас с головой захлестнул всё естество парня, и он, заорав сквозь ледяной мрак, очнулся.
В нос сразу ударило неимоверное зловоние, и Раудсен прикрыл нос ладонью, закряхтев от того, с какой болью давалось каждое движение. Всё внутри ныло и стонало, юноша старался не поддаваться на страдания тела, но это давалось сложно. Хотя, после небольшого отдыха он явно почувствовал себя лучше.
Подняв голову и откинув волосы с лица, Фрей вновь увидел перед собой худую фигуру, обрамлённую копной чёрных, как ночь, волос. Но на этот раз глаза верховного демона не сияли той неописуемой ненавистью и жаждой крови, и оттого света в них не наблюдалось. Со стороны и не скажешь, что этот анорексичный молодой мужчина управляет такой ордой внешне совершенно неуправляемых демонов, которые лишили жизни не одну тысячу человек. Мороз по коже.
С трудом разлепив растрескавшиеся губы, залитые запёкшейся кровью, юноша прокашлялся, в подарок почувствовав, как внутренний стон возвысился до крика, и с вызовом посмотрел на Грэйса.
- Ну и зачем явился, ублюдок? - Король приподнял брови и склонил голову набок, не отвечая, и с интересом стал рассматривать светловолосого принца, будто пытаясь найти для себя причину, по которой не убил его сразу. Фрейвар нахмурился и мотнул головой, стараясь стряхнуть с себя казавшийся материальным взгляд, который, казалось, надавливал на кожу тут и там, особенно уделяя внимание оставленному на щеке свежему порезу, который всё ещё саднил, причиняя неудобство.
Молчание вдавливало барабанные перепонки, атмосфера сгущалась, и молодой человек вновь решился подать голос, подтверждая себе самому, что ещё не сошёл с ума:
- Что тебе от меня надо? - без ответа, - Почему ты молчишь? Не вытерпев, Предводитель наконец-то решил открыть рот и высказаться, но тут из коридора раздались спешные шаги.
- Теодор? Что случилось? - затем удивлённый вздох, замешанный на ужасе, заставил Фрея вжаться спиной в стену. Он кинул непонимающий взгляд в сторону Грэйса, но тот лишь повернулся в сторону двери и занёс правую руку. И вовремя - как раз в этот момент в камеру вбежал стражник, испуганный, но злой и готовый напасть. И, на свою беду, Предводителя он не заметил. Хотя, это бы ему не помогло.
- Ах это ты!.. - высший демон совершил быстрый бросок вперёд, и вот его рука, вошедшая со спины, уже пронзила грудь охранника. Лицо юноши окропилось тёплыми брызгами. Зажатое меж окровавленных тонких пальцев сердце по инерции ещё совершило несколько ударов, а затем стихло, превращаясь в бесполезный кусок мяса, и стоило ладони разжаться, как оно с отвратительным хлюпающим звуком упало на пол, приземлившись в лужицу крови. Не изменившийся в лице Король выдернул руку из тела, которое тут же упало, облизнул один палец и с отвращением сплюнул.
Наследник королевского престола, не привыкший к таким сценам насилия, почувствовал, как скрутило желудок, и спешно отвернулся, чтобы не видеть этого кошмара. К разъедающей мозг тюремной вони добавился густой запах крови, тошнотворный, оседающий в горле металлом. И, по прошествии некоторого времени, как сквозь вату пробился в уши парня риторический вопрос:
- Зачем я его убил?
Что? Да он издевается, что ли? Самое жестокое существо на этой земле ещё испытывает муки совести? Поразившийся такой наглости, Раудсен вновь повернулся лицом к демону, стараясь не смотреть на бездыханное тело охранника.
- Ты чудовище, Грэйс. Мразь и чудовище. - но в следующую секунду молодой человек пожалел о своих словах, ибо Предводитель, скинув с себя минутное оцепенение, развернулся на каблуках и направился к Фрейвару, и зелёные глаза явно не предвещали ничего хорошего.
Кто на нк не срался с Басей и не фапал на нее, тот ничего не видел. (с) Слипа
- А кто ты такой, чтобы говорить мне о том, кем я являюсь? - спросил Предводитель, делая два довольно широких шага к пленнику, в рыжих глазах которого вновь вспыхнуло желание проткнуть мечом худое тело Короля Демонов. Грэйс наклонился и протянул к принцу руку, что теперь была не скрыта длинным рукавом белой рубашки. Длинные костлявые пальцы, два поблёскивающих во мраке темницы больших перстня на безымянном и указательном пальцах. - Скажешь, что принц? Своего захудалого Королевства?
Фрейвар что-то невнятно пробормотал, но явно со злостью, с отвращением отодвигаясь от руки полу-демона, чья улыбка садиста снова грозилась выступить на лице. Грэйс как-то с грустью посмотрел на юношу, а потом приблизился ещё на пару сантиметров и, замахнувшись, вдарил кулаком по лицу Раудсена, да так резко, что тот не успел среагировать, отлетев на добрый метр, столкнувшись спиной с каменной и холодной стеной. Послышался сдавленный стон боли и шевеление в углу, куда фактически и отбросило Фрея. Король посмотрел на свой кулак, разжал его и снова сжал, будто бы его заботили такие вещи как содранная с костяшек кожа. На одном из перстней, что был на указательном пальце, осталась чужая кровь. И было ясно, чья именно.

- Продолжишь сидеть в углу и скулить, выродок? - спокойно поинтересовался Грэйс, стряхнув с перстня кровь Фрейвара.
Принц, однако, нашёл в себе силы встать на ноги после всех побоев и попытаться даже атаковать Предводителя, но это разве не было смешно? Полу-демон, хмыкнув, с легкостью остановил удар Раудсена, сжав между указательным и средним пальцами почти уже сгнившую, но на удивление крепкую палку с ржавыми гвоздями, что были острым концом наружу и могли бы не хило разодрать лицо, если вовсе не убить. Принц боролся какое-то время, а после его временное оружие разлетелось на две части, не выдержав силу, с которой его сжимали всего лишь два пальца Короля. При этом лицо полу-демона не выражало абсолютно ничего, будто бы попытка убийства была лишь детской забавой, а сам убийца - маленьким и недоразвитым ребёнком, который решился бороться со взрослым дядей. Взгляды молодых людей встретились. И если в глазах Фрея всё ещё горела ненависть, неугасимым пламенем полыхающая в огненно-рыжем взоре, то ядовито-зелёные глаза Предводителя были пусты, не выражали ничего, не изменились даже. Как был холод во взгляде, так и остался, пробирая до самых костей и заставляя на пару шагов отступать. Но Фрейвар не собирался на попятную. Он, осознав своё уже второе поражение, чертыхнулся и убрал от полу-демона руку, всё ещё желая продырявить Грэйса ненавистным, испепеляющим взглядом, который так и кричал: "Я уничтожу тебя!" И это было лишь началом конца. Для принца.

***

- Что?! - проорал Фрейвар, начиная отбиваться от двух стражников, что надёжно держали юношу в своих стальных объятиях, да и наручники делали своё дело. А недовольство принца было вызвано тем, что его привели не в какую-то каморку с пылью столетней, не даже в обычную комнату для гостей, нет. Его привели в комнату самого Предводителя, который как раз стоял рядом со стражей и брыкающимся королевским отродьем, удручённо вздыхая и посматривая по сторонам, скрестив на груди руки, пряча смачный след от укуса на правой ладони. А парень всё не унимался: - Совсем рехнулся, тварь ты этакая?! Да я тебя!..
- Заткнись, - чувствовалось, что Грэйсу это уже надоело и он начинает злиться, не зная, что делать с этим треклятым принцем, которого проще было бы убить на месте, а не сюсюкаться. Но... хотелось мучить этого королевского идиота долго и без передышки, как будто издевательства над другими жителями / прислугой и даже собственными рыцарями не давало столько удовольствия, сколько крики боли одного-единственного воина вражеского Королевства. Наверное, за это Король и любил брать в плен людей просто так, а потом их убивать долго и со вкусом - люди умирали не так, как демоны. Они больше страдали и больше чувствовали, и меньше терпели. И теперь у Грэйса перед носом одна из главных фигур расы людей - наследник Короля и Королевы, последний. Как жалко будет, если внезапно сообщат о его кончине, подумалось Предводителю, когда стража удалилась из королевских покоев и оставила полу-демона и мальчишку в наручниках наедине, давая возможность поубивать друг друга. Но Фрейвар повёл себя спокойно, смотря то в пустоту, то в пол, не зная, куда девать взгляд. Видимо, его уже тошнило от вида Короля.

Комната Предводителя ничем особо не отличалась от той же самой темницы. Не очень темно - просто мрачно, всё в довольно темных тонах, но хотя бы не воняет разлагающимися телами и не так грязно. Кровать двуспальная у стены комнаты, посередине, две прикроватные тумбочки по обе стороны, где-то картины с не менее мрачными пейзажами, слева огромное, почти на всю стену окно, вид из которого открывался на весь Проклятый Город, в котором сейчас кипела во всю жизнь. Большой шкаф в правом углу, несколько высоких вешалок, на одной из которых висело женское платье, невесть что тут позабывшее, темно-синего цвета с белыми короткими рукавами. Высокие потолки и огромная люстра, довольно жутковатая для обычной спальни. Потрёпанный немного временем черный диван, стоявший прямо у окна и тумбочка ещё одна рядом, на которой стояла пустая ваза цвета морской волны с бежевыми узорами. Этот предмет не вписывался в мрачную обстановку, а потому Грэйс сразу же заметил, что взгляд принца устремился к вазе.
- Узнаёшь? - внезапно спросил юношу Предводитель, поворачиваясь к нему лицом, улыбаясь краем рта, будто бы несколько минут назад не он наносил светловолосому увечья, из-за чего красивое лицо превратилось в не очень красивое, с кровоподтёками и разбитой губой. Принц не ответил, молча всё ещё вглядываясь в довольно яркую вазу. Тогда, закатив глаза, полу-демон договорил: - Трофей из твоего дворца, хах.
Кажется, при упоминании о дворце Фрейвар оживился. Глаза сразу же обрели блеск, а лицо перестало быть таким бледным. Однако воодушевление прошло, а осознание того, что твари, именуемые демонами, копошились во дворце, в родном доме Раудсена, омрачило всё существо принца, посему он процедил сквозь зубы:
- Что вы, мрази, забыли во дворце Королевства?
Грэйс изогнул бровь и снова усмехнулся, поворачивая голову как раз в сторону пустой вазы, на которую так дико глазел несколько секунд назад Фрейвар. Что они там забыли? Да ничего. Эту вазу притащил один из разбойников, который являлся демоном, но до воина ему было далеко. Типичный вор. Таких много в Проклятом Городе и они частенько совершают вылазки в Королевство Семи Кораблей, а точнее во дворец, правда, успех так же часто и не на их стороне, из-за чего не многие возвращаются. Однако полу-демон минуту помолчал, а потом туманно заявил:
- Кое-что выясняли...
Раудсен сжал кулаки, но ударить Короля не давали наручники, что надежно сковывали руки, потому принц только тихо прорычал, только больше разозлившись, наблюдая за тем как Предводитель изредка с насмешкой поглядывает на него.
- Ублюдки, - прошептал Фрейвар, чувствуя, что силы вновь покидают его.
- Согласен, - подтвердил Грэйс, а затем громко рассмеялся, что Раудсен отшатнулся, будто бы чувствуя этот странный прилив безумия. - Не всем же быть такими добренькими, как вы!
you woke the wrong dog
Юноша был вымотан. Болью, к которой регулярно добавлялись свежие побои из бесконечного демонского запаса. Унижениями, которые обильно получал от этих чудовищ, да и сам себя молодой человек уже ни во что не ставил. Слабак, единственное достижение которого - высаженный начальнику отряда глаз. Да и всё. Своего главного противника он даже поцарапать не смог, зато безвозмездно получил от него несколько ударов, но таких, какие боле никто повторить не сможет. И слава богу, иначе принц уже давно бы протянул ноги.
Занятый своими мыслями, Фрейвар не заметил, как высший демон, перешагнув через труп, подошёл к двери камеры и вышел, оставшись снаружи.
- Выметайся, ничтожество, - проговорил Грэйс безэмоциональным голосом. Идти не хотелось, но вновь получать по лицу тоже. На щеке уже явно расплывался багровый след от удара, и парень осторожно пощупал его, радуясь уже тому, что челюсть осталась на месте. Губа у краешка была рассечена, и к подбородку стекала тоненькая струйка крови, которую Раудсен стёр кулаком.
- Тебя долго ждать, мусор? - и представитель королевских кровей таки двинулся к выходу, не желая больше испытывать на себе силу Предводителя. И как раз во время, ибо тот уже начинал раздражаться. Это было видно по глазам, ведь никаким другим жестом Грэйс себя не выдавал.
- За мной, - он развернулся на каблуках и пошёл по коридору, и принцу больше ничего не оставалось, кроме как действительно пойти вслед за Королём. Он больше старался не строить воздушных замков по поводу того, что сможет убить эту тварь, но вот хоть слегка ранить... Хмм, над этим надо было подумать. Каким же образом зацепить этого монстра? Как же...
- В кандалы его, - коротко приказал темноволосый, и на задумавшегося принца накинулись трое низших демонов-охранников, которые резво защёлкнули массивные наручники на тонких запястьях юноши и окружили его. Один слева, один справа, и последний сзади, который, как только занял свою позицию, схватил наследника за волосы и грубо наклонил его голову вперёд.
- В пол смотри, урод! - и процессия двинулась за верховным демоном. Странно. Это сделано, чтобы я дороги не запомнил? Тёмно-серый пол, казалось, простирался по всему дворцу, иногда лишь покрытый коврами, да переходящий в лестницы. Корни волос снова начали болеть, перед глазами иногда мелькали сапоги Грэйса. Посмотрев исподлобья, Фрей рассмотрел окончание длинного хвоста из иссиня-чёрных волос, поясницу и руки, которые болтались вдоль тела. Ага, вот оно.
Но тут к процессии подбежал юный демон, очевидно, с донесением. Через несколько минут неразличимого бубнёжа мальчишка убежал, а Предводитель глубокомысленно хмыкнул.
- Так значит, в Королевстве родилась принцесса? Ах, как жаль, что она такая кроха, иначе, - сердце в груди юноши ёкнуло, - мы бы доставили ей немало услад перед смертью. Обладатель рыжих глаз за мгновение ока пришёл в бешенство, рванулся вперёд и со всей силы вцепился зубами демону в руку, и из укуса потекла кровь. Практически тут же перед глазами наследника всё поплыло, и он обессиленно шлёпнулся на пол, чувствуя, как сжавшееся сердце заходится в бешеной аритмии, а воздуха начинает не хватать. Сила... грубая, животная, первородный мрак, на несколько секунд полностью застеливший разум парня и кричащий только одно: - убить, убить, УБИТЬ!
И Фрейвар, конечно, уже не видел, как демон мгновенно выхватил острое лезвие и одним быстрым движением отсёк одному из охранников голову. Затем, отряхнув лезвие от крови, убрал его и приказал двум оставшимся буквально тащить на себе временно отошедшего в мир иной человека. Который, впрочем, через минут пять пришёл в себя, и остаток пути шёл самостоятельно, и по пришествии в комнату довольно резво отбивался от охранников, начиная понимать, чем грозит закончиться его пленение.
- Что?! - комната самого Грэйса. Тёмные тона, огромное окно слева, какое-то нелепое женское платье и... двуспальная кровать.
- Совсем рехнулся, тварь ты этакая?! Да я тебя!..
- Заткнись, - кажется, Предводителю начинала надоедать эта шумность, которую наводил наследник королевского престола одним своим присутствием, но и деваться было некуда. Он подозрительно недобрым взглядом окинул Фрейвара, но тому уже ничего не хотелось. Кроме отдыха, опять же. Всё тело ныло, лицо, ещё совсем недавно нетронутое, сейчас было украшено длинной и глубокой раной на одной щеке, и синяком на другой, который только начинал лиловеть. Рёбра неприятно болели при каждом вздохе, и юноша пытался вспомнить, не хрустели ли они при ударах.
Утянутый в свои размышления и бесцельно обшаривающий глазами комнату, Раудсен не сразу заметил вазу, которая удивительным образом не вписывалась в общий пейзаж. Что-то в ней было такого, что ломило виски смутной знакомостью.
- Узнаёшь? - но молодой человек не узнавал, даже не повернувшись к Предводителю на звук голоса и отчаянно пытавшийся разглядеть что-то в бежевых узорах. - Трофей из твоего дворца, хах. Секундное наваждение, за которое перед глазами светловолосого промелькнули родные комнаты, свет и тепло, родительская любовь, но...
- Что вы, мрази, забыли во дворце Королевства? - да и когда они вообще умудрились туда пробраться? И почему он об этом ничего не знал? Беспокойство с головой укрыло юного принца, и оглушило ко всем внешним раздражителям, но, смешанное с усталостью, получилось слабым.
- Кое-что выясняли...
- Ублюдки, - совсем уже обессиленно прошептал Раудсен, сжимая и разжимая кулаки.
- Согласен, - сказал Король и рассмеялся, жутко, как сумасшедший, и Фрей сделал шаг назад, нешуточно испугавшись, но справился с собой. - Не всем же быть такими добренькими, как вы!
- Как будто твои бредовые объяснения дают тебе право безнаказанно убивать людей! - вспылил наследник, но тут же устало зевнул, да так, что на глазах выступили слёзы.
- Принцессе пора в кроватку? - издевательским тоном протянул Грэйс, и приблизился, касаясь кандалов пальцем и освобождая принца от них. Наручники с громким стуком упали на пол, а наследник наконец смог растереть затёкшие запястья, на которых остались красные следы. Фрейвар встретился взглядом с Предводителем, и почувствовал, что ловушка захлопнулась. Бежать некуда, а если и получится сбежать, то смерть неизбежна. А остаться в этой комнате всё же придётся, как и спать с Королём. Вот только в каком смысле "спать"? Об этом думать не хотелось.
- У тебя есть ванная? Мне вымыться надо, - сказал воин, и увидев указующий взмах ладонью, немедля направился в комнату, скрывающуюся за небольшой дверью. Войдя туда, он увидел небольшую ванну, и, закрыв дверь на защёлку, но не надеясь, что она выдержит возможную попытку вторжения, стал набирать воду, попутно скинув с себя всю одежду. Перед мутным зеркалом предстало жалкое зрелище - почти всё хрупкое тело молодого человека было усеяно огромными синяками и гематомами, особенно живот и грудь. Руки и ноги были в мелких порезах и ссадинах, голова ныла от того, что весь вечер её тянули за волосы. Повздыхав, Фрей залез в ванну и расслабился, но от горячей воды побои начали болеть только сильней, и пришлось вылезти, оставив помутневшую от грязи и крови воду уходить в слив с тихим шумом. Вытеревшись и расчесав светло-русые волосы пальцами, королевский наследник обернулся в удачно попавшийся халат, и с опаской вышел из ванной. Грэйс лежал на кровати спиной к принцу, и, кажется, спал. Стараясь не создавать лишнего шума, принц подошёл к кровати, приподнял одеяло и лёг на самый краешек кровати. Но тихое шевеление на той стороне кровати заставило юношу насторожиться, а кульминацией этого послужила худощавая рука, крепко обвившая Раудсена за талию, но, стоило ему вскрикнуть, как вторая ладонь зажала ему рот. В глазах парня вспыхнул неподдельный страх.
Кто на нк не срался с Басей и не фапал на нее, тот ничего не видел. (с) Слипа
Грэйс уже почти уснул, но любой звук, даже самый тихий, мог разбудить полу-демона, чей слух, зрение и обоняние были обострены до предела, как и подобает настоящему предводителю темных существ, живущих на отшибе когда-то людских земель. Странно, что люди начали истреблять демонов, которые до этого спокойно себе расхаживали по болотам, мрачным лесам и грязному озерцу неестественного черного цвета. И не трогали никого. Почти. Предводитель вздохнул, прокручивая в голове события запылившейся давности. Тысяча лет, две тысячи... За такое время что угодно произойти может. Сменялись традиции у людей, люди сами менялись, а под конец разбушевались, а итог один - война, на которую они сами и нарвались. И смеют ещё обвинять демонов в том, что те не имеют права жить... на территории болот.
Это отродье - прекрасный подопытный. Подумалось Грэйсу, когда он прикрыл глаза, пытаясь хотя бы уснуть, не дожидаясь выхода Фрейвара из ванны. Его можно бить, резать, но не убивать, нет... Заснуть с подобными мыслями в голове было невозможно, но Предводитель не отпускал попыток и уснуть, и подумать над будущей участью принца. Я просто на нём отыграюсь. Поставив точку в размышлениях, полу-демон ощутил лишь то, что сон постепенно наваливается на него. Но не тут-то было.

Шевеление за спиной вынудило Короля привстать с кровати и повернуть голову в сторону источника беспокойства. Конечно, это был Раудсен, что вряд ли получил расслабление от принятия ванн: горячая вода является врагом для свежих ран, коих на теле юноши было немало. Фрей копошился и, видимо, собирался лечь так, чтобы Предводитель не достал его. Да что там... мальчишка вообще улёгся на самый край кровати, вовсе не желая сближаться каким-либо макаром с настоящим чудовищем. Но Грэйс так это просто не мог оставить, посему бесшумно придвинулся к Фрейвару и приобнял того за талию. Юноша вскрикнул, полу-демон поморщился и закрыл принцу рот свободной ладонью, всё ещё крепко стискивая парня одной, казалось бы, костлявой и хилой рукой.
- Ты чего орёшь, идиот? - грубо поинтересовался у Фрея Предводитель, медленно убирая от чужого лица руку, убеждаясь в том, что Раудсен больше верещать не собирается. - Ненавижу лишний шум от таких, как ты.
- Это ты мне объясни, мерзавец, - с готовностью начал выказывать недовольство принц, пытаясь убрать от себя руку полу-демона, но попытки не увенчались успехом, - какого черта ты лезешь ко мне? Отпусти! - Несколько толчков плечом в грудь Королю ничего не дали; Грэйс всё так же спокойно полу-лежал рядом с Фрейваром, приобняв его. - Отпусти, кому сказал?!
- Замолчи уже, шлюшка, - устало проговорил Предводитель, тут же заметив в глазах Раудсена вспыхнувшую ярость, наверняка связанную с обращением, что было ему адресовано. Полу-демон усмехнулся, зная, что подобные словечки могут здорово повредить самолюбию королевским детишкам, да и удар принца свободной рукой был ожидаем, потому Король без особых усилий остановил атаку, зажав руку парня в своей, свободной, другой же всё так же крепко держа возле себя.
- Отпусти... - почти что прошипел Фрейвар, за секунду осознав то, что выбраться из хватки он таки не сможет. Грэйс нахмурился. Принц даже не решил отстаивать свою так называемую честь, когда его назвали, мягко говоря, подстилкой для других? Полу-демон на то и был созданием тьмы, чтобы сеять везде зло, потому вопрос прозвучал незамедлительно.
- Не будешь разве размахивать кулаками и кричать о том, что ты не шлюха? Ах, прости, принц, твои руки заняты...
- Рот свой поганый закрой лучше, тварь, - будто бы плюнув этими словами Королю в лицо, отозвался Фрей, прекратив сопротивляться, но в душе наверняка желая зарядить Предводителю и нежеланному соседу промеж глаз, чтобы неповадно было. А Грэйс продолжал потешаться над королевским ребёнком, ибо его забавляла реакция человека.
- А я так хотел спора, - опечалено заявил Грэйс.
- Что тебе даст этот глупый спор? - мгновенно откликнулся Фрей. - Я просто сам прекрасно знаю, что подстилкой не являюсь, а твои слова - всего лишь грязь для того, чтобы задеть, не более, так что просто заткнись и отпусти меня.
- Указывать мне вздумал? - неожиданно холодно спросил полу-демон, заглядывая принцу в глаза, встречаясь взглядами. Они были разные от и до. Две противоположности, между собой никак не связанные и даже не имеющие шанса стать чем-то похожим. - Что-то не припомню, чтобы сосунков всяких слушал.
- Ты всегда был таким?
- Ты о чём, мусор? - Фрейвар смотрел теперь на Грэйса как-то странно, с неким интересом, но и с тем же отвращением и ненавистью. На момент Предводителю показалось, что его захотели изучить, а это ох как ему не понравилось, потому через некоторое время послышался хриплый голос всё того же полу-демона: - Надоел уже. Просто спи, а завтра начнём тебя гонять по Городу и демонстрировать жителям, но перед этим мы тебя поместим в клетку, чтобы не кидался на всех. - Заметив, и каким-то способом предугадав дальнейшие события, Король только раздражённо сказал: - Правда, замолчи уже. Твой писк невыносимо слушать, уши кровью обливаются.
Король придвинулся к подушкам и лёг уже нормально на кровать, потянув за собой разозлённого и протестующего принца, который так и не смог вырваться из плена чужих рук. В итоге Грэйс просто-напросто затащил Фрея на место рядом с собой, ещё крепче обнял за талию и закрыл глаза, желая уже нормально уснуть. Но и тут до ушей дошёл голосок Раудсена, что ни в какую не желал спать рядом с заклятым врагом человечества.
- Да пропади ты пропадом! - спустя несколько минут протестов и недовольств Фрейвара воскликнул полу-демон, отпуская его, не выдержав этой адской пытки. - Я убью тебя сейчас просто, выродок!.. - Брюнет из ниоткуда достал уже знакомый юноше клинок и приставил его к горлу, парень затих, непонимающе уставившись на холодное оружие. Однако в рыжих глазах страх не угадывался - если только недоумение. Грэйс, осознав, что наступила долгожданная тишина, тяжело выдохнул через нос и опустил руку с клинком, но принц решил неудачно схитрить, попытавшись отобрать оружие, за что тут же получил по лицу бордовой рукояткой, что и послужило финалом этой ночи. Принц от довольно сильного удара потерял сознание, распластавшись на постели рядом с Королём, который только облегчённо вздохнул, а клинок тем временем превратился в сизый дым и уже совсем скоро исчез.
- Не сдохни только ночью, - тихо сказал Грэйс в никуда, укладываясь и почувствовав головой мягкость подушки. Перед тем как погрузиться в мир пустых сновидений и закрыть глаза, Предводитель глянул на бессознательного принца рядом. На юношеском лице уже угадывался новый синяк. Король хмыкнул, уже представляя себе все пытки, совершенные с Фрейваром, и то, как этого мальчишку будут возить по городу и всем показывать, что являлось позором для такого человека элиты, как он. Ещё раз просмеявшись, Грэйс всё же соизволил закрыть глаза, однако голову теперь заняли мысли касательно только что произошедшего. С Фрейваром всё было слишком мягко. Конечно, убивать его не нужно, но было мало избиения и прочих мучений. Это Королю не понравилось и он решил, что к завтрашнему утру точно начнёт пытать королевского отпрыска. Например, будет ломать ему ноги или руки. От этого, по крайней мере, не умирают.

***

Когда Грэйс вышел из ванны, Фрейвар уже очухался и теперь сидел на кровати, схватившись за голову и, кажется, не понимая того, что происходит. Король Демонов был в одних лишь темных штанах, босиком, с распущенными и ещё не высохшими волосами, который казались теперь длиннее, и смотрел на пытавшегося найти самого себя Раудсена.
- Тяжелое утро, принц? - издеваясь, проговорил Предводитель, видя, с какой злостью на него воззрился Фрей. - Ничего. Это ещё только начало, поверь. У меня много чего интересного припасено для таких уродов, как ты. Вы же, - полу-демон сделал какой-то непонятный жест рукой, указывая на Раудсена, - королевские детишки, которым всё вынь да положь. Тебе будет тяжело свыкнуться с нынешним своим существованием, но если ты сдохнешь, то всё будет хорошо, но и то не факт.
you woke the wrong dog
Едва рукоятка оружия коснулась виска, как сокрытая в ней тёмная сила немедля ворвалась в сознание Фрейвара, и вкупе с силой удара это возымело нужный эффект - юноша в то же мгновение отрубился, уже бесчувственным телом приземляясь на подушки.
Но падение будто бы не закончилось на этом, и молодой человек почувствовал только, как приземляется спиной на что-то жесткое, раздаётся всплеск, и он быстро начинает погружаться. Тёмные воды над его головой сомкнулись, воздушная гладь заиграла сверху серебристой плёнкой. Раудсен непроизвольно выдохнул, и только когда от губ оторвались пузыри спасительного воздуха, сообразил, что делать этого не стоило, и отчаянно забарахтался, пытаясь поймать их в ладони. Но тщетно, как и предполагалось, принц лишь утомил себя ненужными действиями, да и теперь отсутствие кислорода сказывалось всё ясней. Лёгкие сдавило, тьма водных пучин окружила наследника, безумно хотелось умереть. Сразу, не барахтаясь, не чувствуя, как непривычно густая вода заполнит лёгкие и заставит всё тело содрогаться в бесполезной попытке исторгнуть её оттуда.
Он так и продолжал медленно падать, воздев одну руку к поверхности, будто ещё хоть кто-то мог ему помочь и вытащить из мрака, наполнить лёгкие воздухом. Но вечность это продолжаться не могло, и в конце концов Фрей невольно вздохнул, давая солоноватой воде проникнуть внутрь и сжать сердце. Ещё как-то попытался зажать рот и нос рукой, пока не понял, что удивительным образом не теряет сознания. Хотя лёгкие ныли всё так же, и слабость не стихала, но долгожданного облегчения не было. Внезапно в отдалении появился тёмный силуэт, и... юноша проснулся.
Сел, прокашлялся, пытаясь прочистить лёгкие от несуществующей воды, и согнулся ещё сильней от тупой боли во всём теле. С усилием вздохнул, понимая, что двигаться с постоянной болью ещё надо привыкнуть, и застонал от безысходности происходящего. Центр демонских земель. Нулевые шансы на спасение, не говоря уже об изначальной цели - убийстве Короля демонов. Твою мать!
- Тяжелое утро, принц? - разорвал приятную тишину Грэйс, непонятно откуда появившийся собственной персоной и подаривший Фрейвару головную боль, которая завершала набор - теперь у молодого человека болело абсолютно всё, и он бросил на худощавую фигуру недовольный взгляд, про себя отмечая впалый живот и руки, которые явно были далеки от обилия мышц. Длинные чёрные волосы притягивали взгляд, ниспадая водопадом, и каждый раз, когда Предводитель переставал исторгать из себя мерзости или бить парня, то тот начинал восхищаться им. Неосознанно отмечал глубину глаз, или благородные черты лица, но по внешнему виду нельзя было прочитать всю чёрную душу Короля. - Ничего. Это ещё только начало, поверь. У меня много чего интересного припасено для таких уродов, как ты. Вы же королевские детишки, которым всё вынь да положь. Тебе будет тяжело свыкнуться с нынешним своим существованием, но если ты сдохнешь, то всё будет хорошо, но и то не факт. Безразличие ко всему прогнившей подушкой навалилось на Раудсена, и он мгновенно нашёлся с ответом:
- Так убей меня, - в голове исчезли все мысли, тело показалось невероятно лёгким, и королевский сын перестал его ощущать, - Это же так просто. Один раз клинком махнуть. - губы высшего демона растянулись в кривой ухмылке, и он действительно достал из воздуха кинжал, не говоря ни слова. - Или ты хочешь и дальше меня мучить? - юноша поднялся на ноги, видя в зелёных глазах недобрые искры, - Или ты заставишь меня под себя лечь?! Что ты от меня хочешь?! - крикнул он, уже находясь на грани срыва. Позади избиения, впереди унижения, что ему ещё терять? Жизнь потеряла собственную ценность ещё тогда, когда он попал в плен, боевые навыки не помогут справиться с могущественной силой, да и к тому же... его ведь уже называли шлюхой? Это ставит всё на свои места, и конец становится предельно ясен.
Грэйс рассмеялся и в мгновение ока оказался рядом с Фрейваром, взял его за горло и слегка приподнял, лишая воздуха и заставляя чертыхаться.
- Тебе обеспечить всё вышеперечисленное, мм? - прошептал он и медленно провёл языком по уху наследника, заставляя того покраснеть ещё гуще, ибо перекрытый воздух сказывался, но брыкаться сильнее не было возможности, и оставалось только протестующе замычать, цепляясь за тонкую руку, которая ещё непонятным чудом не переломилась от веса молодого человека.
Кто на нк не срался с Басей и не фапал на нее, тот ничего не видел. (с) Слипа
~

Помучить принца вдоволь так и не удалось, ибо в покои Короля непрошеным ветром влетел один из командиров военных отрядов. Конечно, можно уже и не уточнять, что на одного главу в войсках стало меньше, так как одного из них любезно разорвал на части Предводитель. В прямом смысле. Кровавого зрелища Фрейвар не то чтобы испугался, но знатно побледнел. Когда Раудсен пулей выскочил из комнаты, не застав кульминацию чужой смерти, полу-демон только вздохнул. Принц всё равно не сбежит, подумалось Королю, так что злиться было без толку.
- Господин, - чуть позже, когда командир превратился в кровавое месиво, донёсся до слуха Предводителя знакомый тихий голосок, который не выдавал ни единой эмоции, - это Ваше?
Грэйс усмехнулся, поднимаясь с кровати, кинув после на неё недовольный взгляд. План унизить принца провалился, но впереди ещё будет много способов сделать это. Переступив огромную лужу крови и парочку внутренностей того самого некогда командира, чья голова была откинута куда-то в уголок вместе с обрубком правой ноги, Король остановился в дверном проёме, уже представляя масштаб буйствования молодого принца; Фрей был схвачен рыжеволосой служанкой, которая на вид была хрупкая и безобидная, а вот на деле же сила её была с четверть силы Предводителя, что довольно много для обычной прислуги.
- Моё, - запоздало подтвердил Грэйс, смотря на разозленного и обездвиженного принца и девушку с пустым взглядом глаз цвета шоколада. - Там для тебя работёнка есть, - указывая на свою комнату, договорил Предводитель, всё никак не в состоянии налюбоваться на спокойную служанку, сдерживающую довольно крепкого юношу в своих худых ручках.

- Раненные есть? - Король осмотрелся, но на мрачном и окровавленном поле битвы вразнобой раскиданные тела не подавали никаких признаков жизни. Только ветер свистел в ушах, да поредевшая армия гудела за спиной. Это сражение было выиграно, но кто знает, сколько ещё раз люди будут способны нападать. Пока не умрёт последняя надежда? Пока не погибнут абсолютно все солдаты? Пока кара небесная не настигнет кого-нибудь из враждующих рас? Это был сложный и никому не нужный вопрос.
- Мы может отправляться? - подойдя ближе к Предводителю, поинтересовался один из командиров, параллельно с этим перебинтовывая свою руку. Грэйс посмотрел сначала на уже окрасившийся в красный цвет бинт солдата, а затем уже и на самого демона.
- Если вы уже удостоверились, что живых на этом месте не осталось, то да. - Полу-демон запнулся, заметив впереди какое-то странное шевеление. Сощурив глаза, Предводитель вынул окровавленный меч из ножен и направился прямо к неизвестному источнику беспокойства. Подойдя чуть ближе, полу-демон увидел лишь плачущую молодую девушку, что была вся в крови и порванной одежде. Наша. Кратко оценил ситуацию Король, прислушиваясь к любым странным звукам.
- Вот эта мразь! - со страшным криком выбегая из темноты, воскликнул вражеский воин, размахивая мечом. Через пару мгновений показались и пару стрелков с грозной артиллерией в виде двух мощных солдат. Ловушка? Пронеслось в голове Короля, когда он кинул быстрый взгляд на девушку, что так и продолжала плакать и не двигалась с места, сидя на грязной земле.
- Я убью тебя!
- Твоя голова будет отделена от твоего гнилого тела прямо сейчас!
- Ублюдок, я отомщу за убийство моих детей!
- Начать атаку!


- Повелитель! Вам нужна помощь? - громко окликнул Грэйса тот самый командир с перебинтованной рукой. Голос мужчины разнёсся по мрачной поляне так, что люди на момент опешили. В ответ же Король мотнул головой в знак отрицания, сказав, скорее всего, самому себе:
- Я не так часто хожу со всем войском на бойню.
В тот момент на губах Повелителя заиграла отнюдь не улыбка примерного паренька - улыбка садиста и обезумевшего существа в одном флаконе. Люди ещё вспомнят безумные глаза, мерцающие во мраке алым цветом, и обнажившиеся клыки, которые если вопьются в шею - точно вырвут из неё кусок мяса.


Аристель была той самой девушкой, которую Предводитель спас от людей совершенно случайно. Именно случайно - Грэйс никогда особо не волновался за свой народ, так что погибать им на фронте всегда разрешал, хоть это и было просто ужасно. Ужасно, когда осознаёшь, что за тебя твой собственный повелитель не станет биться. Кто ты ему? Подчинённый? Ну и на кой чёрт ты ему сдался? Что есть ты, что нет - какая разница! Когда две тысячи с хвостиком лет сидишь на троне и возглавляешь целый легион демонов, то тут не до синдрома героя. Главное, чтобы с престола не скинули, а остальное и мимо пробежать может.
- Чертовы демоны! - выругался Фрейвар, всё ещё не оставляя попыток выкрутиться из на удивление крепких "объятий" Аристель, чей взгляд всё равно был устремлён на господина. - Да вы... Да я вас!..
- Он такой милый, когда начинает злиться, - внезапно заявил Грэйс, гадко ухмыляясь и протягивая руку к принцу, от которой тот шарахнулся как от огня. Лицо Предводителя сразу приобрело грустное выражение, однако всё это являлось дешевым представлением. - Только, кажись, глупенький малость.
- Почему же Вы его не убьёте? - с интересом спросила служанка, хлопая глазками. Вся эта невинность тоже была маской. Эта девица спокойно может смотреть на расчленёнку и всякие отвратительные способы убийства... Да что там - она последствия таких убийств убирает как обычная горничная.
- Повеселиться хочу, Ари, - тихо рассмеявшись, отозвался Грэйс, подходя к служанке и без всякого труда расцепляя её руки, тем самым давая принцу вырваться, но куда там; только Фрей дернулся в сторону, как худые руки Предводителя схватили его, опять. - А теперь пошли, выродок.
Двое юношей направились по направлению к тронному залу, оставляя рыжеволосую Аристель убирать останки бывалого командира и выжимать из половой тряпки чужую кровь. Это обычное дело.

Принц был на удивление агрессивным и изворотливым, так что держать его возле себя было весьма затруднительно даже Королю Демонов. Грэйс пару раз упускал мальчишку, а потом настигал его спустя несколько секунд и давал затрещину, но не по лицу, а по ногам или рукам. Фрейвар сдерживался от болезненных вскриков, но терпеть ему это всё тоже было не в самую сладость. Сейчас Предводитель находился в этаком спокойном состоянии: не злился, не кричал и даже толком не говорил, молча раздавая за очередной неумелый побег королевскому мальчишке люлей. Причем Раудсен пытался сопротивляться, и в иной раз у него это получилось, но на неслабый удар по лицу Грэйс отреагировал нулевым уровнем эмоций - только за щеку минуту подержался, раскидывая взглядом молнии в сторону Фрея.
Когда мощная дверь закрылась за полу-демоном и человеком, Раудсен позволил себе вздрогнуть, оказавшись в уже знакомом зале, абсолютно пустом, если исключать, собственно, его и самого Грэйса. Король стоял за юношеской спиной так, что его дыхание Фрей мог ощутить своей макушкой, ибо по росту принц и Предводитель были не на равных - как, в общем-то, и по рангу.
- Неужели страшно? - с издевкой промурлыкал Король, всё ещё не сдвигаясь с места, находясь за спиной молодого человека.
- Не неси чу... - договорить принц не смог, так как Грэйс чуть пригнулся, и теперь его лицо было очень близко, справа от лица Фрейвара. Раудсен тихо сглотнул слюну, наверняка вспомнив попытки Предводителя домогаться. Полу-демон тоже это вспомнил, а потому красивое лицо (след от удара даже толком ничего не испортил) снова озарила жуткая улыбка.
you woke the wrong dog
Ничто не могло высвободить юношу из крепкой хватки Грэйса, который вовсю наслаждался происходящим, если бы не шорох открывшейся двери и крик командира, который отдавал честь. Реакция Короля была несколько замедленной. Секунда - и ноги Раудсена вновь коснулись пола, воздух с хрипом втянулся в лёгкие, а длинноволосый демон всем корпусом развернулся к неудачливому вояке, в чьих глазах уже заблестела некоторая неуверенность относительно его уместности в этой комнате. Но действие было начато, шестерёнки времени начали вращаться быстрей, и к тому моменту, когда ледяная ярость зелёных глаз достигла мужчины, возможности спастись уже не было. Словно чёрный ворон, накинулся на командира Предводитель, чёрная грива взметнулась, пол щедро оросила кровь, и только за ней вдогонку тишину, будто тупым ножом, вскрыл крик. Полетела рука.
Фрейвар, неприятно ошеломлённый увиденным зрелищем, на мгновение потерялся. Что делать? Куда бежать? Оранжевые глаза жадно забегали по комнате в поисках того, что послужит освобождением от ужасного зрелища, и выход был найден. Дверь, что была оставлена открытой, будто затягивала наследника в свой проём, и он, не задумываясь о возможных последствиях, как был в халате, так в нём и выбежал, по дороге чуть не поскользнувшись во всё увеличивающейся луже крови.
Вылетев из помещения и подгоняемый захлёбывающимися криками, он побежал по коридору босиком, и обернулся лишь однажды, чтобы увидеть, какие кровавые следы он оставляет за собой ненароком. Но думать о том, что его догонят и какая расправа потом будет учинена, не хотелось, ноги сами несли избитого недавно парня вперёд. Он уже добежал до лестницы, и думал спускаться вниз, как на пути внезапно попалась служанка с ярко-рыжими волосами, что шла наверх с корзиной, полной белья. Ничего не выражающий взгляд пересёкся со взглядом принца, который явно выражал испуг, граничащий с затравленностью, и девушка сделала свои выводы. В мгновение ока она вспрыгнула наверх, поставила корзину в угол и сделала шаг в направлении Раудсена, но тот решил всё же использовать последний шанс на побег, и рванул вниз, но уйти ему конечно не дали. Едва одна ступенька была пройдена, как тонкие прохладные пальчики перевили запястье Фрея, и девушка с удивительной лёгкостью потянула юношу за собой, ловко перекинув его через себя и приложив животом об пол, затем скрутила руки за спиной и силой заставила встать. Сколько же силы в этом изящном теле? - подумал Фрейвар, невольно зашипев от боли, которая вновь пронзила организм. Но всё таки даже он, сквозь ненависть, усталость и боль не мог не восхищаться этими существами, которые обладали недюжинной силой, при этом не имея развитой мускулатуры. Но восхищение это, конечно, было запрятано глубоко в душу, и сверху его прикрывали отнюдь не лестные чувства и эмоции, и сейчас наследник жил только ими и потому ещё чувствовал себя человеком, который более-менее сохраняет достоинство в сложившейся ситуации. Нет, он не сломается, не позволит этому Грэйсу доминировать над собой и играться, то доставляя невообразимую боль, то домогаясь, упорно пытаясь вколотить в светловолосую голову участь быть подстилкой. Он же не шлюха, и не станет таким никогда. Лучше смерть, чем ходить по рукам, которые жаждут лишь доставлять жадные ласки да и получать удовольствие, сминая жертву в сильных объятьях, как птицу в ржавой клетке.
Но, пока сознание принца мучилось под градом невесёлых мыслей, они уже вернулись обратно к опочивальне Предводителя и встали в дверном проёме. Наследник, чей взгляд до этого был устремлён в пол, решил поднять голову, и тут же понял, что сделал это зря. По полу щедро была разлита кровь и раскидано мясо, внутренности и конечности валялись то тут, то там. Король лениво поднялся с кровати, и явно уже успел вымыть руки после жестокой расправы, ибо белые пальцы были издевающееся чисты.
- Господин, - голос словившей Раудсена особи оказался удивительно тихим, хоть и не выдавал хоть каких либо колебаний души, и оттого служанка казалась отстранённой, будто и не принимала участия в сложившейся ситуации, - это Ваше? Принца передёрнуло, демоны даже живым существом его не особо считали. По крайней мере, равным им. Но это так и было, если задуматься, просто вояки поймали Грэйсу домашнего зверька для забавы.
- Моё, - после небольшой паузы ответил Предводитель, и в этом юноша усмотрел такое собственничество, от которого хотелось избавиться любыми путями, хоть вены на руке вскрыть столовым ножом, только не быть вещью этого ублюдка, который даже не сомневался в своей победе и власти. Да все они - мерзкие завоеватели, убийцы, возомнившие себя богами!..
- Чёртовы демоны! - как продолжение мысли легло на язык обрывком фразы, и наследника попытался затрепыхаться, но это, конечно, ничего не дало, - Да вы... Да я вас!...
- Он такой милый, когда начинает злиться, - хрупкая рука потянулась к лицу парня, и он поспешил отстраниться от неё, пусть движение и стоило тянущей боли, которая тут же возникла в плечах и протекла по рукам. Оранжевые глаза злобно сверкнули. - Только, кажись, глупенький малость.
- Почему же Вы его не убьёте? - и действительно - почему? Такой вопрос уже был задан однажды, но ответа не последовало. И как он намерен выкрутиться сейчас?
- Повеселиться хочу, Ари, - тихий шелестящий смех коснулся ушей Фрейвара, и он на секунду даже удивился ему, будто ветер гонит опавшие листья по аллее. Но наваждение длилось не больше пары секунд, затем девичьи руки разомкнулись, и почти на инстинктах молодой человек рванулся в сторону, но знакомая прохлада сильных рук коснулась кожи, и он вновь оказался в объятьях Короля, чёрт его дери.
- А теперь пошли, выродок. - и длинноволосый демон вновь куда-то потащил свою живую "игрушку", чьё сопротивление теряло своё значение с каждым часом, проведённым здесь. Как если бы кошка скреблась, или собака гавкала. Грэйса всё это только раздражало, не более. Но юноша не собирался сдавать своих мнимых позиций, защищая свою честь и гордость, которые ещё теплились в груди. И сражался до последнего, пытаясь отбиться от требовательной хватки, один раз даже съездил по красивому лицу рукой, за что получил болезненных ударов по рукам. Иногда удавалось вырваться из рук, но оканчивалось это одним - хваткой и болью, которая почему-то миновала лицо. Раудсен начинал задумываться, почему Король щадит лицо, которое, хоть и было украшено синяком на щеке и кровоподтёком на виске, красоты своей не теряло.
Тем временем двое молодых людей уже успели войти в тронный зал, и Фрей поёжился от пустоты огромного помещения, в котором не было никого, кроме них. Он невольно сделал шаг назад и упёрся спиной в грудь своего мучителя, чьё дыхание слегка разворошило светлые волосы и заставило напрячься - только сейчас парень ужаснулся разнице в росте и понял, насколько беспомощным выглядит. Но показывать своего страха нельзя, разумеется, иначе его смоет в этот ледяной океан и утопит, безжалостно, раздавит давлением. Некстати вспомнился сон, и Фрейвар мотнул головой, отгоняя неприятные воспоминания.
- Неужели страшно? - едко спросил Предводитель, явно замышляющий что-то нехорошее.
- Не неси чу... - ши. Внезапно щека Грэйса всколыхнула волосы, что обрамляли лицо принца, и тот непроизвольно сглотнул, припоминая, как язык оглаживал ухо. Щёки непроизвольно вспыхнули, и молодой человек поспешил отпрыгнуть и развернуться, чтобы увидеть неестественную, полубезумную улыбку, которая красовалась на лице Короля. Хотелось сбежать отсюда, раствориться в воздухе, что угодно, только бы не вкушать на себе последствия ужасного плана, который вызревал в голове верховного демона.
- Не приближайся ко мне, урод! - отчаянно вскрикнул юноша, краснея уже не только от красочных воспоминаний, но и от злости. Да что с этим демоном? Почему он не убивает последнего наследника? Действительно жаждет повеселиться, унизить до конца через постель? Было достаточно недвусмысленных намёков на это.
Полубезумный взгляд рыжих глаз вновь забегал, и на этот раз выискивая спасительный выход, но он отсутствовал. Бежать было некуда, секунда шла за час, ожидание под сжигающим взглядом раскаляющихся зелёных глаз становилось всё невыносимей, и когда Грэйс наконец сделал шаг, мир наследника буквально покачнулся, а босая нога нащупала край разума. И он беззвучно рассмеялся.
Но Короля это не смутило, и когда тихая истерика Фрея покатилась к завершению, он был уже совсем близко. Глаза обжигали нездоровым интересом, и когда худощавая ладонь коснулась пылающей щеки, парню показалось, будто его хлестнули раскалённой прутиной, и он вновь отпрыгнул. А Предводитель, в свою очередь, снова повторил на своём лице наигранную грусть, и через один рваный выдох уже был возле своей жертвы, нависнув над ней и прожигая своими обезумевшими глазами неестественной зелени.
Кто на нк не срался с Басей и не фапал на нее, тот ничего не видел. (с) Слипа
- Какой ты скучный, - устало протянул Предводитель, отстраняясь от принца, напоследок проведя тонкими и холодными пальцами по королевской бледной щечке. Жест заимел довольно непонятную реакцию со стороны Фрейвара, что вздрогнул и потупил взгляд, не желая даже встречаться глазами с полу-демоном. Грэйс вздохнул, прикрыв глаза и уже в своей излюбленной манере медленно "поплыв" к массивному, но ничем не примечательному трону спокойным шагом, да таким, что в огромном и почти что пустом помещении не раздавалось гулкого эха шагов. Раудсен остался без движения, тараня ненавидящим взором спину главного врага, убить которого не представлялось на данный момент возможности.
- Я тебя веселить должен, что ли? - всё же огрызнулся наследник, стиснув кулаки, осмелев и найдя в себе силы глянуть прямо в бездонные глаза Короля, уже повернувшемуся в его сторону и севшему на своё законное место. Предводитель закатил глаза, цокнув языком и подметив про себя ту наигранную, неумело скрывающую страх, дерзость. Принца и короля разделяли всего лишь несколько шагов, потому зрительный контакт толком не удался, и Фрей снова стал смотреть в сторону, не зная, что бы ещё такое обидное или грубое сказать Грэйсу. А Грэйсу, кажется, приспичило поболтать по душам.
- Ты ведь думаешь, что я последняя сволочь и монстр в целом? Чудовище? - Предводитель завёл подобный разговор просто так, не преследуя никаких особых целей, а просто растягивая время перед тем как отправить на публичное унижение молодого наследника. Но временами полу-демон слишком уж засматривался на этого юного воина, который в скором времени закончит так же, как и те два брата-сорвиголовы.
Огненные глаза Фрейвара притягивали, вынуждали смотреть в эти янтарные глубины долго-долго, не замечая ничего более вокруг. И Грэйс до сих пор не понял, что это за цвет - цвет, граничащий то с чисто рыжим, то с грязно-янтарным. Неужели принц из тех, чьи глаза - как раз зеркала души в чистом виде? Хмыкнув, полу-демон мотнул головой и прикрыл ладонью рот, просмеявшись. Какие глупости. Не худой, но и не скажешь, что мощного телосложения. Средней длины волосы цвета пшеницы, мягкая на ощупь кожа и приятные черты лица, хотя сейчас не скажешь; Король изрядно потрепал личико наследника, оставив на память несколько шрамов и внушительную шишку, но, однако, даже подобные побои не портили вида Раудсена, а даже наоборот: придавали ему мужественности, окутывая аурой легендарного героя. Хотя как можно называть героем того, кто скоро у всех на виду лишиться своего священного королевского титула? Конечно, не в прямом смысле, ибо ранг и статус не так просто снять - они на всю жизнь. Публичное унижения посредством провоза по городу в грязной и вонючей клетке, на виду у всего вражеского народа, который будет показывать всё своё отвращение к людям, всё своё отношение к этой немилой расе через кидание мусора, ругань и пр. И всё на участь принца. Нелегко живётся таким вот отродьям.
Предводитель погряз в своих размышлениях, приобретая вид мечтателя, а Фрейвар тем временем уже надумал достойный ответ, тяжело выдохнув, на секунду скривившись от боли в теле. В огненно-янтарных глазах снова загорелось пламя, что холодило душу Королю.
- А кем же вас всех считать, отбросы? - Грэйс сразу навострил уши, услышав такую грубость прямо сходу, а Раудсен уже был готов к обороне, даже сделав пару шагов к Королю так, что левая нога была теперь на второй от низа ступеньке, ведущей к трону Короля. Полу-демон приготовился выслушивать всю грязь, что на него польётся, но наследник короля подошёл к делу более культурно, всё ещё пылая желанием убить Предводителя. Но сейчас это невозможно, потому что пользуйся тем, что дают, - оскорбляй. - Это же ваша мерзкая раса начала войну! Вы начали убивать невинных!..
- Ох, заткнись! - взмахнув руками и даже встав с трона, резко выдал Грэйс со спокойствием на красивом лице, хотя зелёные глаза горели недобрым огоньком. - Мы начали? Мы? - Предводитель выдохнул, а затем тихо рассмеялся, закрыв правую часть лица ладонью. - Так вот чему учат королевских сыночков в Армии... Не очень похвально, ведь история не терпит, когда её меняют в ту сторону, в какую захочется. Я огорчу тебя, маленький гаденыш, - Грэйс обнажил немалые клыки, оскаливаясь, - войну начали люди. Они первые нападать стали на вроде бы наш спокойный народец. Я достаточно тебя удивил?
- Так я тебе и поверил, чертов урод, - тихо, но с неприкрытой злобой процедил Фрейвар, уверенно смотря на лицо Короля, которое оставалось убийственно спокойным. Даже секундная улыбка ничего не поменяла. Убрав от лица руку, Грэйс сделал шаг навстречу Раудсену. Юноша остался стоять на месте. Воспользовавшись этой мелкой псевдо-храбростью, Предводитель приблизился к наследнику почти вплотную и склонился над ним так, что теперь Фрей дышал полу-демону в грудь.
От Грэйса исходил приятный, но одновременно с этим довольно резкий запах каких-то диких цветов, что росли возле Мертвого Озера, но, несмотря на свою мрачную и не самую приятную окружающую среду, прекрасно пахли. Фрейвар хотел было отойти и больше никогда не сокращать расстояние с мерзким врагом на столько, но полу-демон решил иначе, хватая Раудсена за шиворот и притягивая ещё ближе к себе, чуть приподнимая. Лицо Предводителя сохраняло всё то же выражение, что немного начало бесить принца.
- Я живу в этом мире ни двадцать, ни пятьдесят и даже ни двести лет, - туманно заявил Грэйс, дыша и говоря Фрею чуть ли не в губы, наслаждаясь невозможностью мальчишки вырваться из сильных, но худых рук. Раудсен молчал, опустив взгляд в пол, хрипя лишь изредка, когда хватка становилась слишком сильной, и потеря кислорода медленно, но верно подходила со спины. Такая критическая близость с врагом выворачивала юношу наизнанку. - И у такого сопляка, как ты, никогда не будет того уровня опыта, что есть у меня. Почему ты так уверен, что войну начали именно демоны? Наслушался сказочек от папочки и мамочки, которые только и делали, что все семь лет ошивались за стенами дворца, посылая на смерть отряд за отрядом?
- Закрой ты наконец свою пасть, бес тебя побрал... - прохрипел Фрейвар, вцепившись в запястье полу-демона двумя руками, желая выкарабкаться. Далее последовала изредка прерывающаяся хрипами гневная тирада о том, какие демоны плохие и как вообще они посмели вот так нагло напасть на людей, которые жили себе и никого не трогали. И с каждой минутой Грэйс всё больше разочаровывался в образовании историков Королевства, которые готовы переврать всё от а до я, но выставить свой дом родной этаким эпицентром смелости и прочих хороших качеств. Спустя какое-то время аргументов и хрипов вперемешку с ругательствами, Раудсен всё-таки закончил, тяжело дыша.
- Я смотрю, языком работать тебе нравится, - почти прошипел разозленный поддельной информацией и клеветой Предводитель, резко и неожиданно делая юноше подсечку, из-за чего тот рухнул на колени прямо перед ним. Худая рука вцепилась теперь в светлые волосы наследника, дернув ею вверх, поднимая лицо Фрейвара вверх. Взгляды встретились. Светловолосый шумно сглотнул слюну, а полу-демон только фыркнул, прикусив нижнюю губу. - Почему бы нам не оценить твою работу на практике, как думаешь? Терять нечего, выродок. Свою честь ты растерял тогда, когда рассказал мне этот выдуманный на раз-два бред своих учителей.
you woke the wrong dog
Быстрый удар под колено - и Фрей неловко упал на колени перед Королём, разозлённый и сбитый с толку. Неужели история была переврана? Нет, такой чуши просто не могло произойти, ведь такой жажды крови не было ни у кого, кроме демонов. Даже самые искусные воины Королевства гибли в сражениях с этими чудовищами, теряя всё своё мастерство перед видом неестественно-ярких глаз и клинков, острых, как бритва. Наряду с манерой боя, напоминающей танец, эти прирождённые охотники могли и просто рвать тела руками, впиваться в шею и вырывать из неё куски мяса, оставляя жертву на мучительную смерть в луже крови, что хлещет из разорванной артерии фонтаном. Люди не шли в сравнение, и поэтому поле боя было как ковром устелено телами и частями тел. Заяц не сравнится с волком, из чьей пасти слышно дуновение смерти.
Костлявые пальцы вновь прошлись меж светлых прядей, но лишь затем, чтобы в следующую секунду опять поднять голову принца. Он зашипел от боли, но когда лицо садиста вновь оказалось неестественно близко, в животе неприятно потянуло от необычного оттенка эмоций, замешанного на страхе и отвращении, но в то же время наследник опять не мог не нырнуть в ядовитую зелень. Острый аромат цветов бил в голову, боль утомляла не хуже тяжёлой физической работы, отбитое нутро ныло, а предстоящий длинный день явно не обещал ничего хорошего, и Грэйс любил об этом напоминать.
- Почему бы нам не оценить твою работу на практике, как думаешь? Терять нечего, выродок. Свою честь ты растерял тогда, когда рассказал мне этот выдуманный на раз-два бред своих учителей.
- Моя честь останется при мне до конца жизни, и её ты уж никак не отнимешь, ублюдок. - прошипел Раудсен, вцепившись в тощую руку неровно стрижеными ногтями. Предводитель нахмурился и разогнулся, и в следующее мгновение в живот молодому человеку прилетела нога в высоком сапоге. Блондин сжал зубы, чтобы не закричать, мышцы и внутренности вспыхнули болью с новой силой, и он непроизвольно сжал руки сильнее, оставляя на руке своего мучителя синяки месяцевидной формы. Хотелось согнуться пополам, но садист не отпускал, и начал тянуть вверх, ставя Фрея на ноги, в чьих глазах уже угадывались непроизвольные слёзы. Он был утомлён и полностью вымотан болью, и потому не успел затормозить самого себя и сдержать их. По украшенным синяками и порезом щекам сбежали горячие капли, руки расслабились и повисли вдоль тела, он одиночно всхлипнул и только потом заметил торжествующий взгляд чужих глаз.
- Какие вы всё же жалкие, королевские детишки, - сказал он свысока, не отпуская при этом шевелюру принца и чуть ли не желая его вовсе оторвать от земли.
- Пусти меня, - прошептал принц, и, чуть погодя, добавил - мразь. Грэйс чуть ли не рассмеялся от такого обращения, и, немного погодя, наследник почувствовал, как под ткань халата, который всё ещё был на нём, скользнула прохладная ладонь и огладила бок, затем поднялась выше и стащила ткань с плеч и рук. Принц забарахтался, ибо халат теперь держался на одном поясе, а посиневший от синяков торс открылся взгляду Короля, который на упустил возможности его рассмотреть.
- Неплохо тебя отметелили, - когда юноша замахнулся рукой, целясь Королю в челюсть, то тот с лёгкостью поймал кулак в свою ладонь и наигранно удивился, - Или тебе всё мало?
- Убери от меня свои грязные лапы, чудовище! - крикнул молодой человек, и его просьбу выполнили. Он даже оторопел на секунду, ведь успел уже привыкнуть, что кричит в пустоту, но всё тут же встало на свои места, когда верховный демон толкнул его к колонне. Обнажённую спину обжёг ледяной мрамор, Грэйс хищно оскалился, продемонстрировав острые звериные клыки, и принялся жадным взглядом изучать результат своих действий, причудливым и одновременно ужасным узором оставшийся на теле Фрея, что всем своим видом демонстрировал злобу и отвращение и пытался хоть как-то отпугнуть распалившегося зверя, в чьих глазах играл игривый огонь, и наследник оказался втянут в эту своеобразную игру, где остроты добавляло силовое неравенство. Игрушка не могла вырваться из цепких лап игрока, который грозился разорвать её в любой момент.
Предводитель усмехнулся, и уже сложил губы должным образом, чтобы извергнуть из себя очередную оскорбляющую угрозу, как дверь в залу с тихим скрипом отворилась, и в неё скользнул уже знакомый образ рыжеволосой девушки, которая, ничуть не боясь своего хозяина и не пытаясь спрятать глаза, продемонстрировав стеснение, направилась прямо к трону. Грэйс, кажется, уже не удивлялся такому её поведению, и только спросил:
- Что понадобилось? - он явно бы раздражён тем, что уже второй раз за утро кто-то смеет нарушать его изысканную игру со своей жертвой, но отчего-то не кинулся делать из служанки кровавую кашу. Здесь явно было замешано что-то большее, чем простые отношения слуги и хозяина.
- Пленного надо переодеть, не в таком же виде его демонстрировать, - спокойным тоном ответила... как её... Ари? Аристель, наверное. Король недовольно нахмурился, вновь кинул взгляд на наследника и передёрнул плечами. Да, не согласиться со словами прислуги было нельзя - Раудсен действительно выглядел слишком убого даже для того, чтобы выставлять его на позор. Необработанные порезы и ссадины, отсутствие нормальной одежды и взлохмоченный неопрятный вид. Даже Предводитель выглядел лучше, хоть и был похож скорее на скелет, обтянутый кожей, нежели на живого человека. Демона.
- Ладно, - сказал длинноволосый, быстрым шагом подошел к парню и, схватив его за волосы, подвёл к девушке как собаку на поводке. Голова от такого грубого обращения начала невыносимо болеть, и пришлось зажмуриться, чтобы не вспыхнуть и не начать вырываться, за чем последует неизбежное наказание. Интересно, сможет ли он привыкнуть беспрекословно подчиняться своему извергу? И стоит ли надеяться на смерть?
Кстати, когда будет завтрак? Или хотя бы обед. Вскрыть себе вены будет всё же менее унизительно, чем быть провезённым по городу в клетке, где его явно не ожидает посыпание цветами и макание в святую воду. Думать про свою позорную участь не хотелось, и потому юноша молился, чтобы ему на глаза попался нож. Хоть самый тупой, столовый и ржавый.
Выход? Да, кажется, принц почти нашёл его.
Отредактировал Басиле - Вторник, 08 октября 2013, 20:34
Кто на нк не срался с Басей и не фапал на нее, тот ничего не видел. (с) Слипа
- Кажется, ты нравишься Предводителю, - как бы невзначай тихо сказала Аристель, без всяких эмоций на лице в прямом смысле вытянув за собой принца за руку аки маленького ребёнка. Раудсен что-то недовольно пробурчал, не без облегчения глянув на Грэйса, что остался в гордом одиночестве в тронном зале.
- Этого я хотел бы в самую последнюю очередь, - более уверенно и громче отозвался Фрейвар, грубо вырвав свою руку из руки рыжеволосой прислуги. Ари остановилась и повернула голову в сторону юноши, вопросительно на него воззрившись. Принц случайно встретился взглядами со служанкой, а по телу сразу же пробежался холодок, потому светловолосый решил, что лучше последовать за девушкой-демонессой, нежели потом огребать последствия из-за непослушания. Да и Аристель ничего плохого, в общем-то, не хотела делать Раудсену - только привести в более-менее нормальный вид и обработать раны.
Среднего роста, худая и с виду совсем безобидная девушка с пустым взглядом вела королевское отродье за собой, смотря себе под ноги и чувствуя, как спину прожигает презрительный и в то же время немного заинтересованный взгляд Фрея, из головы которого ещё не выветрились воспоминания о двусмысленных нападках Грэйса. Ари, воспроизведя в памяти лицо своего Короля, из-под носа которого увели добычу, тихо рассмеялась, что сразу же засёк принц. Он - демонесса это точно ощутила каким-то неясным макаром - хотел было что-то сказать, но на самом старте фразы замолк. Что ж, если хочет молчать - пусть. Главное, чтобы не сбежал прямо сейчас, хотя куда сбегать? Чужой замок, чужой город, чужая территория, чуть ли не чужой мир. Тут не сбежать.
Молодые люди двигались теперь по жуткому коридору: темному и сырому, издающему время от времени не менее жуткие звуки, будто там, где-то дальше, рвут кого-то на части, а приглушенные крики-хрипы слышны аж здесь. Аристель всё так же не пыталась разговорить Фрейвара, смотря уже вперёд, а сам юноша глядел в пол и пытался идти след в след с прислугой Предводителя, дабы не споткнуться и не расквасить себе и без того уже заботливо полу-расквашенный нос. Пока что впереди - да и вообще вокруг в целом - была одна сплошная и недружелюбная тьма, отчего молодому наследнику сделалось не по себе.
Через несколько минут бесцельного движения вперёд уже стало не так страшно, хотя звуки не прекращались и продолжали холодить душу. Внезапно прямо рядом с левой щекой принца вспыхнул маленький темно-синий огонёк, испугавший и без того запуганного Раудсена, вынудив его буквально отпрыгнуть к соседней стене и напороться на ещё один такой же тусклый огонёк.
Тяжело выдохнув и отойдя от сырой и грязной стены странного длинного коридора, Фрей посмотрел вперёд, опасаясь того, что Ари уже исчезла из поля зрения, но нет; рыжеволосая служанка спокойно шла вперёд, не дожидаясь принца, а за ней следом вспыхивали огоньки, даря беспросветному прямому "лабиринту" немного своеобразного света, в котором на секунду мелькнули неясным цветом волнистые волосы демонессы. Спустя пару секунд, придя в себя и осознав, что пугаться не за чем, Фрейвар быстрым шагом последовал дальше, через несколько мгновений уже оказываясь возле остановившейся Аристель.
- Похвально, - смотря в никуда безжизненным взглядом глаз цвета шоколада, проговорила она, - ты даже не попытался сбежать, хотя мог.
Послышался глухой удар, скрип. Перед демонессой и пленником открылась весьма массивная дверь, ведущая в комнату, озарённую дневным светом. Аристель молча переступила порог, а вот Раудсен недоумевающе смотрел сначала на темный коридор, по бокам которого всё ещё танцевали темно-синие огоньки, а затем - на светлую комнату, до боли светлую. Заметив, что служанка выжидающе смотрит на него, Фрей тихо сглотнул слюну и тоже шагнул в эту нежданную обитель света. Он ожидал увидеть какую-то темницу, грязную и пропахшую кровью каморку, но никак не ждал предстать перед обычной комнаткой. Конечно, не хоромы Короля, но тоже неплохо обставлена.
- А если бы сбежал... - начал принц, возобновляя диалог, но рыжеволосая довольно резко оборвала его, улыбнувшись краем рта.
- Сам знаешь.
И в памяти наследника сразу же всколыхнулись любезнейшие побои Предводителя и грязные, обидные слова. Светловолосый юноша вздрогнул, прикусив нижнюю губу, тут же шикнув от резкой боли, дернувшись.
Демонесса подошла к Раудсену, безо всяких церемоний взяв его за запястье и потянув в сторону маленького стола, после усадив на деревянный и скрипучий стул, что стоял рядом.
- Я просто прошу тебя сидеть тихо и не пытаться убежать куда-нибудь за пределы этой комнаты, - поправляя темное платье от формы обычной горничной, заявила Аристель. Взгляд её блуждал по покалеченному лицу принца, но никакого сочувствия не наблюдалось. От этой демонессы исходил неслабый холод, который можно было почувствовать не только душой и сердцем, но и кожей. Фрейвар вяло кивнул, чувствуя себя хищником, которого загнал в цепи маленький кролик. Почему все шансы сбежать были пропущены? Почему эта девица кажется таким слабым препятствием, но один её взгляд обездвиживает? Страх ли? Чёрт его знает. Подобные размышления давили на Фрейвара, раздавливали.
- Лучше бы просто убили меня. Зачем это притворство, мол, мы сначала изобьём тебя, потом позаботимся и подлечим, а потом снова изобьём? - Взгляды юноши и демонессы встретились. Один взгляд полыхал огнём, рыжие глаза выдавали состояние своего хозяина, а другой взгляд - взгляд фарфоровой куклы, за красивой внешностью которой ничего нет. Но было ли так на самом деле? Аристель являлась далеко не бездушной куклой, которая только и делает, что убирает и заботится об обречённых на смерть и без того жертвах. Внутри рыжеволосой кареглазой служанки жило что-то ещё, что показывалось на свет наверняка лишь только при Грэйсе. Раудсен чувствовал - нет, знал, - что между этими двумя демонами есть какие-то особые узы. Даже не любовные, а именно родственные. Как у отца с дочерью. Он даже сам не знал, откуда в нём пробудилась такая уверенность.
- Этот вопрос явно не мне надо задавать, - спокойно и даже с легкой улыбкой ответила Аристель, расхаживая по небольшой комнате и собирая какие-то пузырьки с жидкостями, несколько тряпок. Позже девушка встала посреди комнаты и, видимо, задумалась. Всё собранное уже стояло и лежало на столе возле принца.
- А кому тогда? - начал атаку Фрейвар, всё больше раздражаясь от убийственного спокойствия рыжеволосой, в поведении которой явно проскальзывало влияние Грэйса. Но тот хотя бы с ума сходил на минуту-две, а тут - непонятно. - Тому ублюдку, которого вы все называете "королём"?
Ари вздрогнула, услышав про Предводителя. Однако в лице демонесса почти не изменилась - лишь взгляд стал каким-то... живым. Раудсен понял, что задел служанку за живое. Пожалеет ли об этом?
- Не стоит так о Грэйсе отзываться, - назвав своего собственного Короля по имени, сказала Аристель, хмыкнув. Голос девушки немного изменился: стал тише, будто бы его обладательница боялась подслушивания. - Неужели ничтожный людской род всё ещё думает, что могущество принадлежит лишь им? У каждых свои короли.
- Вы выбрали не самую удачную кандидатуру, - парировал Раудсен, наглея, не чувствуя никакой особой угрозы от Ари в данный момент.
Демонесса удручённо вздохнула и промолчала, изящно изогнув бровь и посмотрев карими глазами на нахала. Юноша только фыркнул, повернув голову в сторону приоткрытого окна, разрывая зрительный контакт. Что-что, а вот на милое бледное личико Аристель было невозможно смотреть долго.
- Как будто кто-то будет Вас спрашивать, принц, - запоздало выдала рыжеволосая, мысленно махнув на пленника рукой и отправившись в кладовку за недостающими сейчас бинтами. Когда служанка вошла в довольно просторное для хламовника пространство, дверь со скрипом закрылась. А через несколько минут прислуга уже вышла и с бинтами, и с ещё одной непонятной жидкостью, а вот принц успел уже повеселиться.
На столе было нацарапано - очень гневно нацарапано - "может, не надо?" столовым ножом, который совсем недавно должен был послужить спасением для Фрейвара. Лезвие ножа вошло почти наполовину в ту часть стола, где был выведен вопросительный знак, как бы намекая на серьёзность вопроса. Юноша не сумел воспользоваться этим холодным оружием лишь потому, что Аристель была не из робкого десятка и знала наперёд всё то, что мог сделать пленник. Убить себя - хороший выход из всей этой петли неудач, но только не здесь и не сейчас.
- Что это, чёрт подери, было?! - воскликнул Раудсен, резко вставая со стула, что издал страшный скрип.
- Предупреждение, - спокойно ответила Аристель, подходя к принцу. - Раздевайся.
Раудсен тут же порозовел.
- Чего? З... зачем?
- Теперь я понимаю, почему тебя побил Предводитель, - вздохнув, выдала служанка, уже принявшись стаскивать халат Фрея, не давая ему никакого другого варианта. Юноша убрал от себя женские руки и принялся покорно сам раздеваться, чувствуя тупую боль в теле при каждой задетой ссадине. А рыжеволосая договорила, чуть приподняв голову, наблюдая за пленником: - Ты просто слишком много глупых вопросов задаёшь.
Отредактировала Bloody - Воскресенье, 20 октября 2013, 23:17
you woke the wrong dog
Светлая комната, выдержанная в бежевых и белых тонах, смотрелась настолько иррационально посреди мрачного затхлого коридора, что показалась принцу миражом. Но нет, и служанка, спокойно шагнувшая внутрь, послужила живым доказательством того, что это не больной разум Фрея тут картины выстраивает, а самая что ни на есть живая реальность. Выжидающий взгляд рыжеволосой девушки подхлестнул молодого человека, и он не спеша вошёл, заодно рассматривая комнату. Несколько ярких лампадок, которые были расставлены то тут, то там. Множество полок с зельями всех цветов, слева у стены стояла одноместная кровать, что была аккуратно заправлена. Могла ли это быть комната Аристель? А если и была, то почему она так близко к пыточным, ведь явно не из спален такие крики раздаются. Девушка, наверное, уже привыкла слушать душераздирающие вопли. При такой мысли Раудсен поёжился, но юная особа тут же схватила его за руку и усадила на какой-то древний стул, который издал страдальческий скрип, лишь стоило на него усесться.
- Я просто прошу тебя сидеть тихо и не пытаться убежать куда-нибудь за пределы этой комнаты, - сказала девушка, слегка постучав ладонями по объёмной юбке тёмно-коричневой униформы. Она рассматривала лицо наследника, но в глазах цвета коньяка нельзя было разглядеть ни единой эмоции. Просто изучала, мысленно прикидывала, видимо, что понадобится для приведения в порядок, не более. И от неясности было ещё неуютней, хоть в этой каморке и было ощутимо теплее, нежели в остальной части дворца.
- Лучше бы просто убили меня. Зачем это притворство, мол, мы сначала изобьём тебя, потом позаботимся и подлечим, а потом снова изобьём? – вновь в воздухе прозвучал вопрос, внятный ответ на который не был получен до сих пор. Вот только сможет ли он понять мотивы этих демонов сейчас, или всё так же не сдвинется с места? Аристель взглянула в глаза принцу, и тот лишь ценой усилий не отвёл взор, чтобы не смотреть в эти пустые глаза, которые, казалось, вытягивали жизнь и силы. Но хоть присущей Грэйсу издёвки и насмешки в них не было, уже хорошо. Можно было немного отдохнуть от постоянной настороженности и подумать о том, что вообще связывает этих двух существ. Король и горничная, которая убирает за ним трупы. Почему он, даже разгневанный, не сделал ни единого опасного движения в её сторону, не попытался убить? Глупости, что, в замке больше уборщиц не найдётся? Но между этими двумя было что-то большее, и что именно, ещё предстояло выяснить.
- Этот вопрос явно не мне надо задавать, - девушка уже ходила по комнате и собирала с полок бутылочки и тряпки к тому моменту, когда ответ прозвучал. Время от времени она возвращалась к столу и ставила на него всё необходимое, что брала. Длинноволосый парень начал раздражаться от таких пространственных ответов, и потому по старой привычке огрызнулся.
- А кому тогда? Тому ублюдку, которого вы все называете «королём»? – мысли легли на язык так удобно и быстро, что Фрейвар практически не успел отследить их или приостановить, задумавшись о последствиях. Да и вообще, если посмотреть, то надо бы сдерживать свою остроязыкость и больше молчать, но в долгу никогда оставаться не хотелось, и потому, видимо, не в последний раз ему придётся тут подлечиваться от побоев предводителя. Если, конечно, сейчас эта девушка принца не растерзает на мелкие кусочки.
- Не стоит так о Грэйсе отзываться, - тише сказала особа, будто оскорбилась, ушла в себя и говорила оттуда, защищённая от злых слов, - Неужели ничтожный людской род всё ещё думает, что могущество принадлежит лишь им? У каждых свои короли.
Молодые люди перебросились ещё несколькими фразами спорщиков, а затем медноволосая удалилась в кладовку бог знает за чем. Воин решил осмотреться, и первое, что он заметил, это блеснувшее меж пузырьков острое лезвие. Момент был самый что ни на есть удачный, и потому, перехватив небольшой кинжал поудобней, принц сделал глубокий вдох и, приготовившись к боли, полоснул по запястью. И удивленно
22.10.13
замер, когда, вместо того чтобы спокойно лежать в ладони, холодное оружие выскользнуло из ладони и зависло в воздухе для того, чтобы спустя пару секунд опуститься к поверхности стола и с отвратительным звуком выцарапать там «может, не надо?». Ошарашенный юноша внимательно следил за тем, как лезвие ловко вырезает изящные буквы, а когда была выведена загогулина вопросительного знака, вместо точки клинок просто вонзился в поверхность стола, уйдя наполовину. Практически сразу горничная вернулась в комнату, и пошатнувшиеся нервы особи королевских кровей вновь дали о себе знать.
- Что это, чёрт подери, было?! – крикнул он, подскакивая со стула и делая шаг назад.
- Предупреждение, - спокойно ответила Аристель и безапелляционно заявила. – Раздевайся.
- Чего? З-зачем? – молодой человек зарделся, непривычный приказной тон резанул слух, да ещё и такие вещи она тут говорит, ужас. Нормальные девушки должны стесняться такого, а эта без всякого смущения прёт.
- Теперь я понимаю, почему тебя побил Предводитель, - заявила нахалка, и, подойдя, начала самостоятельно раздевать принца, как маленького ребёнка. Тот с некоторым усилием вырвался и начал раздеваться сам, хотя и особо мудрствовать тут не пришлось - развязать пояс да скинуть сам халат на пол. - Ты просто слишком много глупых вопросов задаёшь.
Когда дело было сделано, Фрей поднял глаза на горничную, надеясь увидеть стыд в тёмных глазах от лицезрения такого зрелища, но ни один мускул не дрогнул на фарфоровом лице. Это засмущало юношу ещё сильнее, и потому он опустил глаза в пол, бубня под нос:
- Ну и что теперь? - Ари в ответ на это взяла одну из бутылочек, в которой переливалась рубиновая жидкость, и смочила ей небольшую тряпочку. Затем провела ей рядом с лицом, втянула воздух и сморщила аккуратный носик - запах зелья явно не был ей по душе. Затем она обречённо выдохнула, подошла ближе и приложила красную материю к огромному синяку, в который превратился живот Фрея.
Принц моментально почувствовал страшный жар, будто все его внутренности натёрли перцем и подожгли заживо, он вскрикнул и отпрянул назад.
- Совсем сдурела, что ли? - едва Фрейвар успел выразить протест криком, схватившись за живот, как Аристель в пару шагов настигла его и хрупким предплечьем пережала горло наследнику. Молодой воин захрипел от удушья и неожиданности, но в следующее мгновение сдавленно захрипел от буквально сжирающего племени внутри, ибо рыжеволосая уже насильно стала обтирать избитый торс влажной тряпкой. Парень цеплялся пальцами за руку и брыкался, но сила девушки, проявившаяся столь внезапно, уже не собиралась давать задний ход, и вновь принц оказался загнанным в угол намного более сильным противником. Почему ситуация повторяется? Почему он вновь не может ничего противопоставить сильным, но тонким рукам, обтянутым в белую кожу? Эти нелюди чем угодно, видимо, вертят в своих целях, ведь им ничего не стоило превратить любое живое существо в свою жертву. Даже добрые, казалось бы, начинания заканчиваются насилием и доминированием. Сил терпеть это уже не осталось, и юноша, на мгновение оторвав ноги от пола, дабы брыкнуть горничную и избавиться от пламени, объявшего внутренние органы, почувствовал, как знакомая мгла, предвещающая потерю сознания, начала подбираться с углов комнаты. Его глаза закатились, но Аристель, вовремя заметив, что пленник собирается избавиться от оков сознания, отпустила его, позволив осесть на пол, и способность трезво соображать тут же вернулась к Раудсену, ворвавшись в лёгкие вместе с потоком воздуха, после чего наследник хрипло закашлялся, сгибаясь пополам.
- Это всё. Сейчас я схожу за одеждой, а ты сиди здесь и не убегай никуда, ловить тебя будет слишком утомительно, - с такими словами юная особа удалилась из комнаты, оставив последнего выжившего из сынов Короля приходить в себя после выжигающей волны боли.
Кто на нк не срался с Басей и не фапал на нее, тот ничего не видел. (с) Слипа
- Это всё. Сейчас я схожу за одеждой, а ты сиди здесь и не убегай никуда, ловить тебя будет слишком утомительно, - сказала Аристель перед тем как покинуть комнату, оставив принца в гордом одиночестве. Всё же надо было решать что-то и с новой одеждой Фрейвара, ибо старая уже ни на что не годится.
- Как он? - неожиданно прозвучал уже знакомый голос в голове служанки. Ари даже не вздрогнула от подобной неожиданности, так как ожидала, что рано или поздно, в любой момент Предводитель захочет поинтересоваться состоянием пленника.
- Неплохо, не буянит, - спокойно ответила рыжеволосая так же мысленно, не пошевелив и губами, привстав на цыпочки, дабы достать с верхней полки темно-серую рубашку для Раудсена.
- Не похоже на него, - загадочно пронёсся в голове служанки голос Короля.
- Так говорите, будто вечность его знаете.
С горем пополам отыскав ещё парочку нужных вещей, демонесса довольно аккуратно сложила их и уже хотела выходить из кладовой к принцу, как прозвучал немного с опозданием ответ Грэйса:
- А может и вечность, - пауза, - этот мальчишка немного диковатый, - пауза, - с ним пробудь вместе целый день, - пауза, - и уже будешь всё знать о нём.
- Вы можете ошибаться.
- Я никогда не ошибаюсь.
Удручённый вздох со стороны Аристель. Кому как ни ей знать, что Король Демонов иногда ведёт себя аки маленький и вредный мальчик? Отвечать Грэйсу уже не имело смысла, потому что рыжеволосая больше не чувствовала призрачного присутствия своего господина, а значит, что контакт разорван.
Подойдя к двери и осторожно открыв её бедром, ибо руки были заняты одеждой, Ари, оказавшись в комнате, сразу же взглянула на Фрея; он всё так же сидел на полу и приходил в себя после некоторого шока.
- Поднимайся, - положив одежду на стол и повернувшись лицом к Раудсену, проговорила служанка, скрестив руки на груди. Светловолосый попытался подняться с пола, но силы, кажись, мальчишку покинули. Рыжеволосая повторила свою просьбу громче: - Поднимайся. - И она могла повторять её ещё очень долго.
Кое-как Фрейвар с пола поднялся, однако ноги отказывались держать своего хозяина, потому он и шатался как законченный алконавт.
- Что это была за дрянь, которой ты меня обмазала? - недовольно поинтересовался юноша, глядя на Аристель, что стояла напротив, у стола, с тем же самым невозмутимым видом.
- В твоём роду были алхимики?
Странный вопрос сбил молодого воина с толку.
- Не знаю... Или просто не помню. Вроде бы не было.
- Тогда забудь об объяснении. И переодевайся давай, - в словах служанки не проскальзывало ни доли заботы, хотя что можно ожидать от марионетки Предводителя?
Фрейвар обречённо кивнул и подошёл к горничной, что моментально протянула ему сначала темную рубашку, а потом и такие же темные штаны. Принц нахмурился, на глаз определяя, что новые одеяния раза в два больше, чем он сам. Заметив эту немую претензию во взгляде пленника, Ари только пожала плечами.
- Можешь голым идти. Только вот Он не одобрит.
Раудсен как-то по-особенному хмыкнул, выражая всё своё отношение к этому загадочному местоимению "Он", под которым, без сомнений, прятался Грэйс. Вспомнив, как полу-демон приставал к нему, юноша скривился.
- А мне кажется, что наоборот... - совсем тихо пробубнил Фрей, ненавидя себя уже за то, что сказал такую грязную вещь и подвергся сомнениям. Благо Аристель пленника не услышала и была увлечена лицезрением вида из окна.
- М-да, тебе и вправду лучше голым идти, - через некоторое время произнесла без одобрения служанка, видя, что перед ней стоит не принц, а какой-то непонятный человек, завернутый в мешок из-под картошки. Темная просторная рубашка мало того, что была с двумя дырками на груди и тремя на правом боку, так ещё и буквально поглощала молодого человека. Со штанами ещё более-менее получилось.
Фрейвар покраснел.
- Может, есть какая-нибудь другая рубашка? Поменьше?.. - делая акцент на последнем слове, спросил светловолосый, на миг встретившись взглядом с Ари. Демонесса вздохнула и, цокнув языком, отправилась снова в кладовую. Спустя минуту возни, рыжеволосая всё же отыскала размер поменьше и направилась обратно к принцу. Как ни странно, а вторая рубашка выглядела не такой громадной, так что выбирать уже не имело смысла. Переодев верх, Фрейвар почувствовал лишь холодок, что прошелся по босым ногам.
- А... - хотел было спросить Раудсен, но Аристель бесцеремонно его перебила.
- Всё, идём.

Если Аристель занималась внешним видом пленника, то Грэйс за всё это время был доведён до белого каления и убил несколько своих подчинённых за их собственную глупость. Когда же дверь в тронный зал отворилась, Предводитель восседал на троне в странной, пижонской позе, а взгляд зелёных глаз уже впился сначала в лицо рыжеволосой служанки, а потом уже - в лицо молодого принца. И по его выражению явно не скажешь, что он очень рад встрече с Королём.
- Я так и знала, - устало протянула Аристель, видя, что в тронном зале снова лужи крови и снова несколько трупов, а также несколько оторванных от тела конечностей, отправленные свободным полетом в угол зала. - Почему Вы не можете спокойно уладить конфликт с кем-то?
Вот чем был занят Грэйс, когда запинался, рассуждая о поведении принца. Вот чем были вызваны эти множественные паузы! Служанка уже, конечно, привыкла к подобному поведению своего господина, но подобными темпами в Городе не останется вообще народа - все будут уничтожены своим собственным правителем.
- Да брось, - легкомысленно отмахнулся Предводитель, вставая со своего трона и быстрым шагом направляясь к принцу, дабы посмотреть на него вблизи. И пока расстояние неумолимо сокращалось, Фрей всё больше и больше напрягался, ибо он не мог спокойно смотреть на этого умалишённого, отвратительного демона, в котором смешались качества и психопата, и лидера. Ну как такого могли на престол пустить?
- Жаль, следов почти не осталось, - раздался прямо над ухом неприятный Раудсену голос Короля. Грэйс внимательно осмотрел лицо пленника. И правда, большинство побоев стали почти незаметными, что объясняло действие того прожигающего насквозь лекарства. - А я думал, что они ещё долго пробудут на этом смазливом личике. А ну-ка...
Фрейвар и пискнуть не успел, а его рубашка была уже задрана, а жадный взгляд зеленых глаз блуждал по телу, что совсем недавно напоминало один сплошной синяк. Теперь же на стройном теле ничего толком не было, кроме как мелких царапин и парочки шрамов. Грэйс разочарованно прорычал, хотя этот странный звук не был похож на рык, но разочарование в нём точно было.
- Ты!.. - заторможено начал закипать Раудсен, убирая от себя ледяные руки Предводителя.
- Спасибо, - без особой радости буркнул Грэйс, для себя уже мысленно заканчивая обращение Фрея словами "урод, ублюдок, скотина" и т.д. Подойдя почти вплотную к Аристель, словно совершенно забывая о присутствии принца, которому только что уделялся максимум внимания, Король что-то начал шептать демонессе на ухо. Слова были неразборчивы, хотя Фрейвар пытался их понять, но слышал только незнакомый язык. Так горничная и её господин простояли минуты две, а неясные предложения, фразы не прекращались. Под конец же, когда полу-демон отстранился от Ари, та кивнула ему и быстрым шагом удалилась из тронного зала, закрыв за собой двери. Раудсен готов был поклясться, что, когда служанка прошла мимо него, он чувствовал мертвый холод, исходящий от рыжеволосой. Страх змейкой проскочил в юношеское сердце.
- И каково это - ходить в одеждах простолюдина? - желая поиздеваться, спросил Грэйс, делая шаг к пленнику. Фрей же, наоборот, сделал шаг назад, не желая сближаться с демоном: уж очень Король ему не нравился. Однако светловолосый знал, что можно на подобный вопрос ответить.
- Тебе так интересно?
Принц хотел усмехнуться, но резкий поток силы откинул его прямо к входной двери, хорошо приложив к ней головой, от чего мир юноши пошатнулся. Зато Грэйс отдалился на приличное расстояние, но подобная мысль не могла заглушить боль, что появилась сразу же, как силовой поток отпустил тело. Снова это ощущение беспомощности.
- Ты должен отвечать на мои вопросы, а не задавать их мне в ответ, идиот, - грубо заявил полу-демон, глядя на распластавшегося на полу юношу. Даже отсюда Фрейвар чувствовал темную и холодную ауру убийцы. - Или тебе так нравится играть в игру "угадай, кто здесь жертва"? Поверь, наши с тобой роли не изменяться. Ты всегда будешь жертвой, чертово людское отродье. Твой статус принца не даёт тебе ни единого бонуса.
Двери в тронный зал отворились, а небольшая группа стражников с интересом уставилась на валяющегося прямо у их ног пленника. Среди заинтересованных взглядов был и тот, который Фрейвар уже знал - взгляд того командира, которому он же, Раудсен, выколол глаз.
- Повелитель! - послышались мужские голоса наперебой. - Клетка уже готова!
- Замечательно, - сразу же отозвался Грэйс, сверкнув ядовито-зелёными глазами. - Уводите его. Я скоро буду.
После этих слов стражники, схватив Фрейвара, поволокли его в неизвестную сторону. Но, если принц угадал, в этой стороне был выход из дворца.
you woke the wrong dog
Едва двое молодых людей переступили порог уже знакомого до боли тронного зала, как взору Фрейвара предстала уже знакомая картина - снова трупы, снова кровь, и в очередной раз посреди этого кошмара находится Король, будто непричастный, и всем видом показывающий, что она сам подошёл минуту назад и не в теме. Увидев пришедших, длинноволосый демон встрепенулся и направился к единственным живым в этом зале, уже успокоившийся и довольный. О том, какого пика могло достичь его бешенство, раз он вновь растерзал несколько своих подчинённых, думать не хотелось. Главное, что принц находится в относительной безопасности, ведь пока Грэйсу интересно – он будет продолжать спектакль.
Между девушкой и Предводителем завязался вялый спор, после которого последний подскочил со своего места и быстрым шагом направился к молодому человеку, заставляя того напрячься, готовясь защищаться. Да, Раудсен знал, что любое сопротивление жадным и жестоким рукам вновь понесёт увечья, но просто так позволить себя лапать, словно распутную девку, не мог. Он, в конце концов, последний, кто мог бы сменить старого короля на его посту, когда смерть вновь явится в замок.
Задумавшись о доме, юный воин не сразу заметил, что его рубашка задрана, а зелёные глаза бесстыдно изучают оголённый торс, будто это в порядке вещей. Ах да, Его Величество, чёрт бы его побрал, имеет право же на всё, что ему подвластно, так зачем утруждаться просьбами? Захотел – взял, тем более, раз это отличный шанс вновь поиздеваться над пленником, чьё терпение готово было лопнуть.
- Ты!... – но верховный демон, уже выработавший иммунитет к ненависти младшего сына короля, просто перебил его, не желая выслушивать однообразные ругательства.
- Спасибо, - чуть ли не фыркнул он, а затем, всё так же резко переключившись в настроении, сделал пару шагов к Аристель, и склонившись над её ухом, начал что-то нашёптывать. Принц решил напрячь слух, дабы узнать что-либо новое о своей судьбе, но с ужасом осознал, что не может понять ни одного слова из сказанного высоким мужчиной. Такой знакомый шелест голоса, но ни одно слово не достигало понимания парня, и потому тот просто стоял в растерянности и лихорадочно соображал, откуда у демонов мог взяться собственный язык. Неприятное открытие – слабо сказано, но всё же не настолько ужасное, как если бы война вновь активировалась. Кажется, дома просто ждали ещё трёх дней, пока сын отечества вернётся с победой, держа в руке голову Грэйса. Но чуда не случится, и было горько осознавать, что теперь перспектива даже просто увидеть родные края оставалась непомерно мизерной, не говоря уже о возвращении с победой. Или Предводитель решит окончательно стереть гордость Фрейвара в порошок и возьмёт его с собой на войну, связанного, ослабевшего, и заставит лицезреть смерть своих воинов, не имея возможности спасти их. А ведь он способен был.
Девушка, тем временем, дослушала пламенную тираду своего Короля и направилась к выходу, махнув длинными волосами, что больше напоминали гриву. От непонятности происходящего стало не по себе, ибо молодой мужчина успел заметить, что всякие живые нотки исчезли из лица Аристель, и теперь оно больше напоминало маску. Однако подумать об воину не дали.
- И каково это - ходить в одеждах простолюдина? – спросил полудемон, делая шаг к своей зверушке, которая немедля шуганулась, отпрыгивая назад, - Тебе так интересно?
Резкое движение рукой – и светловолосого отбрасывает к двери, об которую он тут же бьётся затылком. В глазах начинают плясать золотистые пятна, а в сердце будто впивается ржавая игла. Спустя пару секунд, когда силовой поток отпустил Фрейвара, и тот приземлился на пол с элегантностью мешка картошки, в груди осталось лишь воспоминание о той боли в виде тяжести, но камень этот, уютно устроившийся в груди молодого человека, пожелал там задержаться, доставляя массу неприятных ощущений.
- Ты должен отвечать на мои вопросы, а не задавать их мне в ответ, идиот. Или тебе так нравится играть в игру "угадай, кто здесь жертва"? Поверь, наши с тобой роли не изменятся. Ты всегда будешь жертвой, чертово людское отродье. Твой статус принца не даёт тебе ни единого бонуса.
Краем уха Фрей услышал, как отворяются тяжёлые двери в зал, и несколько демонов заходят внутрь. Они тут же остановились возле валяющегося тела, что вновь начало неприятно ныть, и с птичьей заинтересованностью принялись разглядывать юношу королевских кровей, к чьему присутствию ещё не успели привыкнуть. Не каждый день у Предводителя появляется другая забава, нежели убивать собственных подчинённых. А значит, что стоит изучить эту игрушку получше.
Стоило светловолосому перевернуться на бок, дабы начать отрыв от ледяного пола, как взгляд апельсиновых глаз наткнутся на одно единственное око, что сияло подобно углю. Какая приятная встреча, Раудсен уж и забыл, кто разорвёт его на части первым, если будет дан такой приказ. Этот гончий пёс явно не упустит шанса лично перегрызть глотку человеку, который, несмотря на всю свою убогость и жалость, смог высадить глаз одному из капитанов. Юноша даже немного загордился, пока не услышал удручающий рапорт, озвученный толпой новоприбывших:
- Господин! Клетка уже готова! - и Грэйс, довольный, как кот, незамедлительно дал свой ответ, предварительно смерив взглядом валяющегося принца.
- Замечательно. Уводите его, я скоро буду.
И юношу незамедлительно подняли с пола, заботливо скрутили руки за спиной и повели прочь из зала, где оставался философски лицезреть трупы верховный демон.
Процессию возглавил одноглазый капитан, и стоило лишь им выйти за порог, как атмосфера, и без того не слишком дружелюбная принцу, начала приобретать всё более мрачные тона, да и изучение холодного пола босыми ступнями уюта не добавляло. Но больно уж часто, пусть и ненавязчиво, прикасался к своим ножнам красноглазый, проверяя, легко ли меч выходит из них. Или латы проверял, как назло показывая принцу, что тот не только безоружен, но и беззащитен перед любым оружием. Но жалости к себе это принцу не добавило, и когда длинная вереница коридоров соизволила поиметь конец, и мужчины вышли на свежий воздух, демон, видимо, решив, что невидимая опасность миновала, дал знак отпустить Фрейвара.
- Ты думаешь, я так просто прощу тебе мой глаз? - начал он агрессивно, видимо, борясь с желанием придушить виновника торжества сию секунду, - С одним воину, знаешь ли, не очень удобно сражаться.
- Твои проблемы, - отрезал Фрейвар, с удовольствием замечая ошарашенную реакцию капитана отряда. Уж после побоев Грэйса ему были не страшны тявканья его шавок, да и хотелось проверить одну теорию. Красноглазый тем временем занял атакующую позицию и угрожающе зашипел, всем выдом отчаянно пытаясь напугать юного наследника. Но тот уже прекрасно понял, что здесь к чему, и потому ничуть не испугался ощерившихся демонов, которые приготовились нападать.
- Думаете, я боюсь вас? - порывисто крикнул парень, всё же делая шаг назад, скорее по инерции, нежели действительно опасаясь воинов, которые нападать вовсе и не собирались, - Да Грэйс же вас на части разорвёт, если увидит на мне хоть один синяк... оставленный не его рукой - чуть было не добавил Раудсен, но в последний момент опомнился. Это не для ушей обычных слуг, хотя они вполне могли начать догадываться, что не просто так Король заселил пленника в свои покои. Ох неспроста это.
Но тут из ворот резво вырулил Предводитель собственной персоной, и рыцари встали строем, изображая спокойствие и полную готовность подчиняться. От агрессии не осталось и следа, и только красноглазый напоследок прошипел:
- Я ещё доберусь до тебя, - а затем его лицо приняло такое же непроницаемое выражение, как и у остальных.
- Почему он ещё не в клетке? - невозмутимым тоном поинтересовался полудемон, будто интересовался погодой, а не принцем вражеского Королевства, за неповиновение которого отрывал головы окружающим слугам, а вовре не виновнику торжества, почему-то. Лица демонов напряглись, и они замялись с ответом, изучая свою обувь, очень похожие на нерадивых школьников, которых учитель застал за прогуливанием уроков.
- Мы не ожидали, что вы придёте столь скоро, - наконец ответил красноглазый, и спешно подбежал к Фрею. Орава его служащих двинулась за ним, и совместными усилиями они скрутили брыкающегося юношу и бросили в клетку, тут же захлопнув единственный выход из неё. Снова принц сам себе напомнил зверька, маленького, беспомощного, загнанного в угол. Волосы заслонили лицо, а через миг Раудсен вскочил на ноги, схватился за стальные прутья и во весь голос крикнул в спину, заслонённую длинными чёрными волосами:
- Да что б ты сдох, ублюдок!
Кто на нк не срался с Басей и не фапал на нее, тот ничего не видел. (с) Слипа
Слова, брошенные вот так вот грубо в спину, пропитанные ненавистью и действительным пожеланием сдохнуть - слова принца чистых королевских кровей, который полностью был лишён как своей власти, так и своего титула частично. В Городе Демонов ему уже никто не будет падать в ноги и восхищаться им; в этом Городе его теперь могут только облить грязью и мерзкими оскорблениями с ног до головы. Здесь восхищаются не людьми. Людей здесь делают либо рабами, либо убивают после мучительных пыток ради забавы. Человеческая раса - ничто иное как повод позабавиться, сделав из живого человека игрушку.
- И как же меня собираются проносить через город в клетке, а? - Раудсен лез на рожон, но это его, кажись, только больше распаляло, ведь наглость - второе счастье. На дерзкий вопрос Грэйс только фыркнул, скривив губы в хитрой улыбке, махнув рукой стражникам, после чего демоны, как по команде, расступились. Полудемон сделал шаг к клетке, коснувшись пальцами правой руки железных и пыльных прутьев.
- Не бойся, мы не оставим тебя одного-одинёшенька в клетке да посреди двора на потеху прислуге, - сюсюкаясь, отозвался Грэйс, смотря прямо Фрейвару в глаза, а сам светловолосый всеми силами пытался разорвать зрительный контакт, вот только получалось у него это из рук вон плохо. Продолжалось это недолго. - Сначала я думал: "Отдам-ка зверушку народу на растерзание!", но вот незадача - зверушка-то неплохая, портить не хочется, так что придётся мне уберечь маленького принца от злодейских лап.
- Да когда же ты заткнёшься... - наиграно устало протянул Раудсен, крепче сжав кулаки, из-за чего костяшки пальцев побелели. Солнечные глаза сейчас отражали одно сплошное отвращение, впрочем, они отражали это с самой первой минуты "знакомства" принца и короля. Грэйс насупился, будто бы маленькое дитё, задетый якобы за живое. Заметив это непонятное выражение на лице Предводителя, Фрей договорил сквозь зубы: - Меня тошнит от тебя.
Полудемон в ответ рассмеялся, обнажив зубы, после чего вновь последовал неразрывный зрительный контакт, который являлся желанным только для самого Короля. Принц весь внутренне сжался, понимая, что роль пленника, которого запихнули в клетку, ему не идёт. Это было чистой воды унижение.
- С каждым таким выпадом ты нравишься мне всё больше, зверушка, - чуть ли не сладко пропел Грэйс. Голос его стал тише, и кажется, что только сам Фрей слышал это туманное заявление - стражники стояли поодаль с такими же каменными лицами, что и пару секунд назад. Дно клетки под ногами юноши задрожало.
Светловолосый ничего не смог толком сообразить, а его временное место заключения резко поднялось в воздух, затряслось, а затем так же резко опустилось, но не на землю, а почти на землю. Клетка вместе с ошарашенным пленником, что чудом не приложился головой при нежданном подъёме, зависла в воздухе.
- Не рассчитал, - сам себе под нос пробурчал Грэйс, вновь поворачиваясь спиной к Фрею, перед этим через плечо глянув на недоумевающую физиономию принца. Затем уже громче король обратился непосредственно к пленённому: - Не высовывайся, а то закончишь так, как и твои товарищи.
- Конечности оторвут? - парировал - и неплохо - Раудсен, восстанавливая в памяти фрагменты смерти своих напарников. - Или что похуже?
- Похуже, - на "отвали" ответил Грэйс, прокашлявшись и отдав приказ стражникам идти вперёд - только двоих послал назад, идти за клеткой. На принца Предводитель теперь, кажется, перестал обращать внимание вообще. Второму же оставалось только буянить, но и это вскоре надоело, когда юноша понял, что клетку окутывает нечто: темное, похожее на огонь, и стремительно расползающееся по железным прутьям.
Настоящая радость посетила Фрейвара тогда, когда он на собственной шкуре почувствовал уровень этого "похуже", случайно докоснувшись до двух прутьев клетки: на руке тут же образовался нешуточный ожог, пульсирующий адской секундной болью, заставляющей мутнеть сознание. Несомненно, урон был получен от этого темного пламя, которое за полминуты смогло окутать всю клетку. Впервые ли принц видит магию демонов? Вряд ли впервые. Но ясно одно - испытывает на себе он её первый раз, и опыт надолго запомнится.
За всеми этими происшествиями Фрей не заметил, как клетка двинулась вперёд, а вместе с ней - стража и сам Предводитель, что был почему-то не впереди процессии, а рядом с клеткой, с пленником. И Грэйс, заметив сконфуженного и ещё не отошедшего от секунд боли Фрейвара, ядовито усмехнулся, немного повернув голову. На момент зелёные глаза короля блеснули алым, а темная сила перестала так сгущаться на многострадальной поверхности клетки.

Грэйс не соврал: он действительно защитил Фрейвара, но не просто от собственного народа, а от настоящих монстров, которые готовы были идти по чужим головам, переломать кости всякому, кто попадётся на пути, и дотянуться до клетки с пойманным принцем, а после - уничтожить и клетку, и юношу. Ненависть здешних жителей, похоже, не знала границ, и была бы их воля - они снесли бы и затоптали собственного короля. Гул не прекращался: угрозы и оскорбления сыпались на запертого в клетке, окутанной магическим огнём, Фрейвара.
- Мерзость какая! - слышалось со всех сторон. - И как только Он может марать руки о такое ничтожество!? Брр!
- Ему только смерть!
- Да!
- Таких надо только вешать или голову отрубать!
- А лучше по частям что-либо отрубать, чтобы мучились!

Грэйс шёл и нагло усмехался, слыша все эти нелестные отзывы и довольно забавные предложения по расправе с королевских выродком, но пока что полудемон не разделял взглядов своих подданных, потому молчал; он изредка поглядывал на клетку, полыхающую темным пламенем, в которой сидел, сжавшись в комок, Фрей. Ему было некуда деваться и даже толком не пошевелиться. Любое неверное движение - болезненный ожог на коже. Зато на опасную магию было наплевать нескольким демонам, которые в порыве кинулись к заключенному. Что ж, это было последнее проявление наглости. Для них.

- Убей его!
- Этот уродец должен сдохнуть!
- Чертовы людишки...

Продолжали разлетаться по округе неприятные голоса, интонация которых была смешана с ненавистью и отвращением. Когда сам Предводитель поднялся по нескольким дохленьким ступенькам на эшафот, клетка под магическим влиянием плавно продвинулась за королём. Фрейвар что-то пробубнил себе под нос. Потом юношу тряхнуло - клетка опустилась на устойчивую поверхность окончательно, а сила вокруг железных прутьев рассеялась. Толпа негодующих демонов замолкла.
- Вот и пришли, - с улыбкой заявил Грэйс, шагнув к клетке и открыв её, хватая за шкирку, как нашкодившего котёнка, Фрейвара и вытаскивая на волю.
Отредактировала Bloody - Вторник, 26 ноября 2013, 23:55
you woke the wrong dog
Едва только клетка распахнулась и Грэйс, схватив пленника за шиворот, выволок его из маленькой тюрьмы, как толпа взбушевалась пуще прежднего, завопила и разошлась волнами. Демоны уже предвкушали, как дурманяще будет вопить единственный наследник враждебного им Королевства, как его страдания насытят их, когда он будет умирать в муках. Но на смерть ли сегодня он приведён сюда? Хоть Фрейвар ничего не знал о планах своего мучителя, но вряд ли сегодня готовилась казнь - на постаменте не было ничего, что говорило бы об обратном. Хотя, разумеется, верховный демон не гнушается действовать и голыми руками, как уже было продемонстрировано не раз. Чёрт его знает.
Тем временем, пока простой народ, собравшийся посмотреть на представление, бесновался от радости и пытался влезть на своеобразную плаху, двое уже поднялись на неё, и отсюда представшее глазам парня зрелище ужаснуло его: широкая площадь всюду, куда хватало глаз, была усеяна тёмными существами, а с прилегавших улиц были видны мелькающие головы подпрыгивающих, которые опоздали, видимо, но узреть представление сочли крайне необходимым. Глаза демонов горели неестественно яркими цветами и жаждали крови одного, кто находился на единственной возвышенности посреди этого визжащего моря. Время от времени будто бы набегали волны, и тогда некоторые особо одарённые разумом пытались влезть на плаху и добраться до ненавистного им принца лично, но некое поле не давало им этого сделать, сжигая точно так же, как и в клетке. Раудсен невольно посмотрел украдкой на свою ладонь, что была обожжена до черна.
Но недолго пришлось юноше прохлаждаться, ибо Грэйс, что вовсю наслаждался происходящим, решил начать действие. Он набрал в грудь воздуха и, силясь перекричать толпу, чьи знания по части пыток и извращённых способов убийств успели поразить светловолосого до глубины души, хоть времени и прошло совсем немного, минута-две, проорал:
- Мой народ! - демоны радостно завизжали так, что пришлось зажать уши, дабы не оглохнуть, - Догадываетесь, кто у нас сегодня на десерт? - неуёмные, будто дикие звери, находящиеся на площади взревели так, что даже Король недовольно поморщился, но вскоре вновь расплылся в довольной улыбке, а затем воззрился на Фрея. У того в животе неприятно потянуло - нескрываемый садизм и жажду крови отражало лицо Предводителя демонов, но и пленник не собирался сдаваться раньше времени. принц сам себя укорил за то, что перепугался с одной улыбки - да, безусловно, страшно, но раньше времени проигрывать не стоит, и потому парень горделиво поднял голову и ответил безумцу холодным взглядом, всем своим видом стараясь показать, что не боится его дешёвых фокусов. Грэйс усмехнулся и звенящим шёпотом произнёс:
- На колени, тварь. - и слова, произнесённые Раудсеном, на несколько секунд опередили его мысли и протест, поднявшийся из глубин горячей волной и хлестнувший по голове:
- Да пошёл ты, мразь. Сам вставай, если хочешь. - после этих слов, пусть произнесённых и не очень громко, толпа насмешливо заулюлюкала - уж кому, как не им понимать, что участь светловолосого юноши предрешена, ведь именно их рать ежедневно терпела потери от руки Короля. Но последний остался подозрительно спокоен, только прищурился недобро и начал обходить принца с левой стороны. В худой руке из ниоткуда появился кинжал, юноша шарахнулся от худой высокой фигуры, как от огня, и тут упавшая на лицо прядь волос прояснила ситуацию. Наследник королевского трона понял, какая церемония сейчас состоится против его воли.
Длинные волосы у мужчин всегда были знаком причастности к королевской семье. И отрезать их означало чуть ли не изгнание из семьи и лишение всех царских привилегий. И Грэйс, что кружил вокруг, явно намеревался унизить своего пленника именно таким путём, ведь коротковолосого его не примут дома, даже если удастся сбежать, а значит, что юноша королевских кровей превратится в обычного человека как по мановению волшебной палочки. Волшебного кинжала, скорее.
Но, задумавшись, принц не успел отметить, когда враг пропал из поля зрения. И с каких это пор один из лучших воинов Королевства растерял все свои боевые навыки? Парень забеспокоился и начал было разворачиваться, но слишком поздно - толчок под колено заставил его неловко упасть, а обе руки оказались до боли выкручены и стянуты какой-то верёвкой. Молодой человек невольно закричал, но быстро взял себя в руки и крепко сжал зубы, лишь бы вновь не показать свою слабость. Но повторения уже и не требовалось - сброд вовсю ликовал и тысячи глаз буквально вцепились в принца, ловя каждое движение ресниц и каплю пота, сбежавшую по виску. От боли бросило в жар, и наследник только заскрежетал зубами, когда его голову опять потянули вверх за волосы, заставляя принять вертикальное положение, в котором руки выламывались ещё сильней. Ухо опалил горячий выдох, мелькнула гладкая сталь, и юноша, не удерживаемый более ничем, завалился вперёд и упал, чудом не сломав себе нос. Демоны взревели так, что залушили и без того прозрачный поток мыслей, мир закружился, и вновь парень пришёл в себя только в клетке, до которой, судя по вновь ноющим рёбрам, был доставлен привычным путём - пинками.
Путь назад показался чуть ли не втрое дольше, или Грэйс нарочно вёл клетку медленнее, но это сути не меняло - сейчас юноше хотелось броситься к жадным рукам, которые точно разорвут на части, лишь бы не терпеть этого унижения. Вот и всё. Теперь его причастность к королевской семье не так уж и очевидна, он скорее смахивает на обычного оборванца - в неаккуратной одежде, стриженный, с пылью на лице. Взгляд рыжих глаз наверняка потух, и подумав об этом, Фрейвар непроизвольно провёл руками по голове. Да, всё происходящее - не дурной сон, и тут даже щипать себя не имело смысла, ведь волосы, когда-то спускающиеся чуть ниже лопаток, сейчас куцыми прядями оканчивались, прикрывая уши и кончиками щекоча шею. Глаза защипало, и молодой наследник опустил голову, не подняв её даже тогда, когда дверь открылась и его насильно вывели и повели куда-то. Хотя, опять же, гадать не приходилось. Куда ещё Грэйс мог повести своего зверёныша, кроме как в свои покои? И потому, увидев знакомый интерьер, заключённый даже разочарованно вздохнул и отошёл к стене, в то время как хозяин присел на кровать и расплылся в довольной улыбке.
- Ну что, как тебе представление? Понравилось? - Предводитель тихо рассмеялся и как назло провёл ладонью по своему хвосту густых чёрных волос, что красиво лоснились в дневном свете. Раудсен отвёл взгляд, невольно отмечая, как невесть откуда взявшийся сквозняк холодит открытую шею, и укутался в свободную рубашку поплотнее. Когда же он вновь поднял взгляд на столь ненавистного в данный момент демона, то поймал на себе изучающий взгляд, и неуютно поёжился. Взгляд верховного демона не отрываясь скользил по фигуре Фрея, особенно задерживаясь на изменившейся причёске, и парень, почувствовавший себя чуть ли не раздетым, позабыл, за что получил в прошлый раз.
- Чего пялишься? - и результат не заставил себя ждать - худая фигура в мгновение ока оказалась рядом и кулак, прилетевший прямо в солнечное сплетение, на пару секунд выбил из принца весь дух и заставил согнуться. Почему-то принц непроизвольно уткнулся в плечо Предводителя, и даже когда его сотрясло кашлем, Грэйс не отстранился. Видимо, удар был скорее показательным, нежели и вправду хотел нанести серьёзный урон, потому что крови во рту Раудсен не чувствовал. Зато почувствовал другое, а именно, как тонкие пальцы, украшенные перстнями, вновь пробираются в его шевелюру и тянут назад. И молодой человек не сопротивлялся, пока не достиг затылком стены, тут же встретившись взглядом с зелёными глазами, что смотрели наигранно-печально.
- Ты совсем тупой, уже слов не понимаешь?
- Я ненавижу тебя всей душой, и уничтожу сразу, как только появится хоть малейшая возможность.
- Да-да, это я уже слышал. Чего ещё умного скажешь? - лицо Короля выражало крайнюю скуку, - Вот странная ты зверушка. Вроде дикая, а уже не так кусаешься. Страшно, да?
Наследник королевского престола ощерился, выражая всё презрение, на что демон лишь рассмеялся, вполне ожидая слабого удара в лицо. Точнее, молодой воин-то бил сильно, только для зеленоглазого всё это казалось детской забавой, но дабы проучить, он всё же швырнул своего пленника к двери. И едва только светловолосый вновь поднялся на ноги, как раздался робкий стук в дверь, и в комнату вошла уже знакомая Фрейвару рыжеволосая девушка. Она коротко кивнула Грэйсу и отрывисто бросила парню: - За мной, после чего быстро повернулась на каблуках и решительно пошла прочь. Наследнику не оставалось ничего, кроме как последовать за ней, напоследок обменявшись с Предводителем испепеляющими взглядами.
Кто на нк не срался с Басей и не фапал на нее, тот ничего не видел. (с) Слипа
Нельзя было сказать, что Грэйс был рад приходу Аристель. Но это недовольство средней позиции компенсировалось недавно произошедшим, а именно - публичным унижением Фрейвара. Полу-демон, наверное, никогда не забудет выражение лица принца, когда тот осознал, что его попросту обкорнали, неаккуратно и с садистским наслаждением на лице. И кто? Сам Предводитель врагов.
- Такое и детишкам своим не станешь рассказывать, да, принц? - задал Грэйс вопрос в пустоту, будто бы сейчас перед ним действительно стоял светловолосый юноша с рыжими глазами, в которых всегда плескались различные эмоции - от животного страха до звериной слепой ярости. Вспомнив тот взгляд, кинутый принцем на эшафоте в сторону полу-демона, Грэйс тихо рассмеялся. За всё время долгого правления, если память темноволосому не изменяла, такой ненависти к нему не испытывал даже сам король расы людей. Король, который даже трусит встретиться с "другим" королём лично. Грэйс вздохнул, вставая со своего места и направляясь в ванну, отчетливо сказав всё тому же невидимому собеседнику: - Всё подсылает своих детишек и подсылает. Думает, поди, что они у него не кончатся. Старый козёл, хех.
Со стороны диалог Предводителя с самим собой выглядел бы очень странно и в какой-то мере даже смехотворно, но в каждом тиране живёт какое-нибудь неуравновешенное дитё, которое показывается лишь тогда, когда его обладатель находится где-то в гордом одиночестве. Так и у Грэйса. Разговаривать-то толком не с кем, а хочется.
Дверь в ванную закрылась с характерным звуком за Грэйсом, а темноватые занавески остались одиноко колыхаться от дуновения ветра из открытого окна.

По коридорам дворца Аристель и Фрейвар шли в гробовом молчании. Девушка даже не затрудняла себе задачу и ни разу не посматривала назад, чтобы проверить, идёт ли за ней пленник или нет. Хотя тут ещё можно было добавить, что служанка так и так была уверена, что Раудсен следует за ней и не собирается никуда бежать. Возможно потому, что не знает направления на выход, а возможно, просто-напросто боится той взбучки, которую ему обязательно устроит Предводитель. Юный наследник не имел выбора: оставалось только идти за рыжеволосой горничной, которая теперь вела его уже по знакомой дороге. Скоро должен был появиться тот самый темный коридор в сопровождении жутких чавкающих звуков. И он появился уже через полминуты. Демонесса остановилась; принцу тоже пришлось, дабы не налететь на хрупкую служанку по невнимательности. Раудсен с немым вопросом во взгляде глянул на своего "гида". Ари же, напротив, даже не удостоила пленника своим вниманием, всматриваясь куда-то в темень прохода к собственной комнате.
- Неважно выглядишь, - сказала рыжеволосая Фрейвару, хотя тот сначала сомневался, что адресована фраза была ему. Молодой человек поймал на себе холодный взгляд девушки. По телу пробежали мурашки.
- Спасибо, я польщён, - буркнул Фрей в ответ немного запоздало, потупив взор.
После этого обмена любезностями Аристель, пожав плечами, резко двинулась вперёд по коридору, вновь оставляя юношу позади и даже не оглянувшись. Выдохнув и сжав кулаки, Раудсен сделал шаг и попытался с такой же уверенностью пойти за горничной, но боль в теле мешала в действительности походить на славного героя, коверкая походку.

Стук в дверь заставил Грэйса нахмуриться и прервать самое важное занятие на данный момент - вытирание головы светлым полотенцем, которое впоследствии через пару секунд было откинуто на кровать, а сам полу-демон недовольно протянул незваному гостью:
- Войдите, кого бы там мне ни принесло.
Какого же было удивление Предводителя, когда открылась дверь - и на пороге стоял командир второго отряда собственной персоной. Тот самый, кого Фрейвар осмелился лишить глаза. Демон стушевался, увидев, что Предводитель не при параде, а в одном полотенце на узких бёдрах. Не каждый день увидишь собственного господина почти голышом да с распущенными и мокрыми волосами, что налипли частично на бледное лицо. Беззащитный, совсем не жуткий король демонов. Так можно было подумать новичку.
- Чего тебе, собачонка? - грубо поинтересовался у командира Грэйс, которому надоело лишь замечать на себе чужой взгляд и не слышать причины, по которой стражника сюда занесло.
- Вы сами знаете, - тихо ответил одноглазый, опасаясь прямого зрительного контакта с господином.
- Ну да, - изогнув бровь, подтвердил полу-демон, чуть подаваясь вперёд и скрепляя руки в "замок", всё тем же взглядом прожигая мужчину. - Конечно, мне делать больше нечего, кроме как читать мысли таких как ты. - Одноглазый напрягся, в голове уже рисуя собственную смерть от импульсивного главаря. - Или ты говоришь сейчас же, какого дьявола тебя сюда принесло, или я выпущу тебе внутренности со всей любовью.
- Почему? - теряя всякую уверенность, пролепетал демон, а затем, собравшись, дополнил и повторил вопрос: - Почему Вы не убили мальчишку?
Грэйс расхохотался, сохраняя свою позу и так же насмешливо вглядываясь в лицо подчинённого. Одноглазый был готов испугаться не на шутку, ведь до сих пор было непонятно, как можно быть таким разным. До какой ступени безумства доведён его Король?.. Подумав об этом, демон на миг осмелился перевести взгляд на Предводителя, и тут же будто всего окатило холодной водой.
Ни улыбки, ни этого странного хохота. В один момент поведение Грэйса изменилось, будто бы секунду назад он не смеялся над глупым вопросом стражника. Сейчас по нему не скажешь, что было весело. В зелёных глазах отражается желание убить на месте, превратить в кровавую кашу. А руки всё так же скреплены в "замок", поза никак не изменилась. Только вот в разодетом виде полу-демона уже нет ничего, что могло бы быть смехотворным. Кажись, даже с кастрюлей на голове Король демонов мог быть устрашающим.
- Что я слышу, - произнёс наконец Грэйс, прикрывая глаза, - пёсик решил поинтересоваться, почему не убили мелюзгу, что кидалась в него камушками. Занятно!
Командир ощутил, как начинает учащённо биться его сердце, а кровь стынет в жилах. Спина взмокла, а по вискам медленно стекает холодный пот. Может, зря пришёл и зря задавал вопрос? Прожил бы дольше, но...
- Ты не на том уровне, чтобы такое спрашивать, - цокнув языком, продолжал полу-демон, - но обещаю, что, когда будешь подыхать в муках, я приду к тебе и отвечу на этот вопрос. Отвечу тихо, услышишь только ты, честно. Надеюсь, этим ответом я наполню твою мерзкую душу, именуемую помойкой, светом. А теперь проваливай, командир, - Грэйс снова рассмеялся, но на секунду, после чего внимательно стал смотреть на пристыженного одноглазого демона, с кого пот готов был литься уже ручьём, а тяжелое дыхание было наверняка слышно аж в коридоре. - Ты должен подавать своим солдатам пример.
- Да, господин... - хрипло, словно его душат, с опозданием ответил мужчина. Страх прочно сковал сознание. Перечить не оставалось сил. Демон был выжат как лимон.
Ещё никогда при разговоре с Предводителем командир не ощущал на себе столько негатива, столько тьмы, исходящей отовсюду, хотя за окном спокойно светило солнце. Вся тьма идёт от Грэйса. Он и есть тьма. С этой мыслью стражник на подкашивающихся ногах удалился из покоев короля, чувствуя, что сердце сейчас просто-напросто остановится.
- Чертов дохляк с манией величия!.. - не выдержав, просипел одноглазый, падая на колени посреди коридора, пытаясь отдышаться и прекратить бешеное сердцебиение. Однако так просто подобные слова никому не могли быть спущены с рук, посему кара снизошла и до командира. Один удар по рёбрам неизвестным объектом образумит любого. Получив сдачи, как маленький мальчишка, одноглазому пришлось в прямом смысле уползать от покоев короля.
- Если бы только с манией величия, - всё так же продолжая сидеть на месте, тихо проговорил Грэйс, а лицо тут же украсила страшная ухмылка. Глаза ядовитого цвета на момент сменили свой цвет. Когда они снова стали прежние, полу-демон как ни в чём ни бывало встал с места и стал разыскивать свою одежду, вздрогнув, когда от ветра из открытого окна по телу прошёлся холодок.

Фрейвар сидел уже за знакомым столом на уже знакомом деревянном стуле, а перед носом стояла тарелка с картошкой и двумя на вид съедобными кусками мяса. Принцу казалось, что мясо отнюдь не животного, но есть хотелось просто до жути, потому сейчас в голове юноши началась война: либо не принимать минутную заботу от демонов и не есть предложенное, а потом помереть с голоду или заработать себе болезнь, либо съесть предложенное и радоваться жизни, растеряв для себя самого всё достоинство. Аристель сидела напротив и внимательно смотрела за тем, как её временный подопечный мечется и не знает, что ему выбрать. Рыжеволосая решила сделать правильный выбор за принца и, вздохнув, протянула худую руку и придвинула к светловолосому тарелку с едой ещё ближе.
- Она отравлена, - нахмурив брови, заявил Раудсен, мельком глянув на убийственно спокойную Ари. - Ты точно мне что-то туда подсыпала!
Служанка положила руки на колени и откинулась на спинку стула, что тут же жалобно проскрипел.
- Конечно, Фрейвар, раз Повелитель не убил тебя своими руками на виду у всех, то я подумала: "А давай-ка я за него сделаю эту работёнку и прикончу наследника расы людей путём отравления".
Фрей напрягся, услышав подобное, а желание съесть то, что принесла так любезно с кухни горничная, отпало почти полностью. Прочитав это нежелание на лице молодого человека, демонесса дала себе волю вспылить и за всё время знакомства впервые повысила голос:
- Ешь давай, а то остынет, тупица!
Фрей то ли от неожиданности, то ли вовсе от страха всё же взял на вид чистую вилку и принялся пробовать на вкус предложенное. Изначально ему эта идея явно не нравилась, но спустя какое-то время светловолосый увлёкся и в итоге всё съел, оставив подозрения насчёт яда где-то позади. Всё же метод Аристель сработал, чему та была хоть на малую долю, но довольна. Хоть с голоду новая игрушка Грэйса не помрёт. Правда, сам Фрейвар ещё не знает, кто он для короля своих врагов. Ему и не надо - вон какой довольный, что поел и его за это не бьют.
- Теперь поднимайся и повернись ко мне спиной, - сама поднявшись из-за стола, почти что приказала Аристель, открывая рядом стоящую тумбочку и доставая оттуда маленькие ножницы. Раудсен ничего из приказанного не сделал - только с опаской смотрел на ножницы в руках демонессы. Повернувшись к таращившемуся на неё принцу лицом, рыжеволосая сделала не очень привлекательное лицо, означающее, что ей не нравится неповиновение со стороны подопечного.
- А зачем? - как маленький ребёнок протянул юноша, внимательно следя за каждым движением девушки.
- Ну, хочешь ходить таким вот уродцем с невесть пойми чем на голове - хорошо, дело твоё, но у Грэйса явно нет фетиша на подобных "красавцев".
Раудсен не понял юмора и с секунду стоял с открытым ртом, а после - вовсе разозлился, выдав:
- Да что ты всё заладила с этим ублюдком? На кой чёрт он мне вообще сдался со своими пристрастиями? Я ему не пассия, чтобы заботиться о том, как он на меня посмотрит. Тьфу! - Действительно, как только Фрей подумал о том, что он будет в действительности заботиться о подобном, захотелось сунуть два пальца в рот и вывернуть себя же наизнанку, но только что употреблённая еда и силы не позволят.
- А как заговорил-то... - в своей манере отозвалась Аристель, не имея ни малейшей части того интереса, какая должна была бы быть. Вместо этого служанка насильно развернула к себе спиной молодого человека и попыталась начать его подстригать, но разница в росте была слишком заметна. Демонесса молча придвинула к Раудсену стул. В подобном движении светловолосый засёк немую просьбу и сел на место, после чего его голова оказалась на уровне чуть ниже груди служанки.
- Больно высокий, - проговорила себе под нос Ари, аккуратно работая ножницами, выстригая некрасивые вылезающие пряди. На заявление рыжеволосой Фрей никак не отреагировал, стараясь не шевелиться и подсознательно готовый к нападению со стороны служанки. В этом дворце, на этой территории, молодой наследник никому не собирался доверять. Даже тем, кто с виду относится к тебе по-хорошему.

***

Раньше Грэйсу сны снились очень редко, а если и снились, то это было лишь в далёком детстве. Сегодняшнюю ночь он провёл без вечно брыкающегося Фрейвара рядом, потому что молодой принц повёл себя аки домашнее животное и уснул там, где его откормили, приодели и вымыли. Аристель сообщила эту новость сразу же, как увидела, что пленник распластался прямо на её кровати, тем самым оставив демонессу обречённой на сон прямо за столом.
Сон, думал полу-демон, был очень бредовый. А когда Предводитель проснулся, голова гудела так, что хотелось накрыться одеялом и никуда не выходить и никого не слышать, а главное - не слышать этого гула в голове.
Когда же прошла голова, король решил сходить в ванную и взглянуть на себя любимого, но - вот незадача! - ноги еле-еле держали некогда могущественного короля врагов людей. Тело ломило, в глазах всё плыло, дышать трудно, потому что забит нос и дерёт горло. В итоге до ванной Предводитель так и не добрался, а слёг с самой серьёзной болезнью, какая только может быть у демонов - с простудой. Ну, вообще, болезнь человеческая, а это значило только самую что ни на есть катастрофу - Грэйс не смеет показываться на глаза своим подчинённым. Чистокровные демоны не болеют. Никогда. Если короля увидят в таком состоянии, то тайна сразу раскроется и, возможно, даже народ пойдёт против правителя, у которого в жилах течёт кровь людей. Не парадокс ли?
В дверь постучали так некстати, что Грэйс не сообразил, что ответить. Он лишь постарался сказать не "в нос" и более-менее унять кашель, рвущийся наружу:
- Кого принесло?
- Господин, я вхожу. - Сразу было ясно, что открыла дверь Аристель, но, увидев состоянии Предводителя, рыжеволосая за всё это время уже дважды позволила себе эмоции: девушка ошарашенно посмотрела сначала на полу-демона, а затем и на Фрея, что топтался на пороге и не горел желанием входить. Единственное, что принц увидел до того, как его выпихнули в коридор и перед носом закрыли дверь, был Грэйс. С красными глазами, шмыгающий носом и жутко бледный. Словом, как при температуре.
- И не смей никуда убегать, гаденыш! - услышал за дверью Раудсен голос Грэйса, но только какой-то... незнакомый. Сказывался подкатывающий насморк, о котором ещё молодой человек не знал, да и вряд ли бы когда-нибудь подумал, что демоны могут так вот обычно заболевать.

Аристель волновалась. Она никогда бы не подумала, что Грэйса вот так вот может срубить обычная простуда. Предводитель выглядел очень плохо, а температура у него, кажется, была уже около 39-ти градусов. Тело горело, дыхание сбито, нос забит. И ведь нет ничего, что могло бы хотя бы облегчить состояние полу-демона. Однако была вероятность, что простуда отступит и будет сдавать позиции через день-два, а пока оставалось только ждать выздоровления и никому себя не являть в таком виде.
- Что же делать? У тебя сегодня переговоры с торговцами Северной части, - резко перейдя на "ты", чему очень подивился Фрейвар, нагло подслушивающий за дверью (хотя это было не очень трудно, потому что Ари и Грэйс говорили довольно громко), пролепетала рыжеволосая. - Я не смогу в этом участвовать как твой заместитель!
Грэйс закатил глаза и закашлялся, привстав на локтях.
- Я сам могу пойти!
- Да не можешь ты, Грэйс, ты выглядишь хуже своего пленника, - приведя довольно сильное сравнение, которое задело самолюбие короля, заявила Аристель. И, кажись, сделала она это зря, потому что глаза Предводителя тут же загорелись идеей.
- Мы можем послать как переговорщика-заместителя этого хлюпика. Он же королевских кровей: всё в этой сфере понимает. Или большую часть хотя бы...
- Ты бредишь, - скрывая под этой фразой своё категоричное "нет", которое звучало бы обиднее, - если пленник - да ещё и человек-принц в одном лице - сунется в политику демонов, то это будет просто фантастический скандал! Ты представляешь, какой погром будет? Да его слушать никто не станет. Все рот разинут - и сделок как ни бывало!
- Если ты всех будешь пилить своим взглядом, то всё точно будет как по маслу, - всё не унимался Грэйс, параллельно с этим кашляя и чихая. Фрейвар за дверью всё больше и больше ужасался, пока терпение его не закончилось на фразе:
- Аристель, он - наш шанс, который нужно использовать! Либо я пойду на переговоры, либо суну туда его.
- А не оборзели ли вы обсуждать меня и то, что я должен делать?
Рыжеволосая служанка хотела было выпроводить из комнаты принца вон вновь, но простывший полу-демон усмехнулся и приказал Ари позволить мальчишке остаться. В итоге всё, что сделала горничная, - закрыла дверь.

- Во-первых, не собираюсь я ничего делать для вас, - уверенный в своей позиции Раудсен всё не мог понять, что случилось с Предводителем, что валялся в своей кровати раздетый и на все сто процентов больной.
- Ну конечно, ведь тебе по душе быть выпотрошенным мною, а ещё лучше!..
- Грэйс! - одёрнула разбушевавшегося и бредящего короля служанка, плюнув на все запреты приличия.
В голове и у Фрейвара, и у полу-демона было чёрти что. Оба не понимали, что делают и что говорят, а ещё больше они не понимали ситуации. Хотя если Раудсена волновало что-то своё, то на пути Грэйса встала новая опасность: раскрытие его человеческой части. По ходу, он слишком глуп, чтобы вспомнить то, что у чистокровных демонов иммунитет к людским болезням. Тяжело дыша, думал Предводитель. Как всё не вовремя!

Итог был у всех этих споров один: Фрейвара всё-таки заставили быть участником в переговорах с торговцами, а Аристель встала на охрану пленника, который волшебным образом пленником быть перестал вовсе. Раудсену, конечно, идея дико не нравилась, но Грэйс был слишком убедителен, когда говорил, что если "зверушка" откажет, то она же будет лечить своего хозяина различными способами, пока хозяин не встанет на ноги и не надаёт люлей своей игрушке. Делать было нечего.
- Всего лишь переговоры, - повторял себе Фрей, - всего лишь.
you woke the wrong dog
Молодой человек распахнул тяжёлые двери и вышел из зала для собраний, сопроводив шаги облегчённым выдохом - всё же встреча вышла не из лёгких, и даже статус торговцев не лишал демонов острого языка. Неужели все тёмные отродья не могут и пяти минут прожить без словесного выпада в сторону собеседника? Слишком сильное напряжение, пара часов тянулась вечность. Фрейвар устало провёл ладонью по лицу и поймал себя на мысли, что идёт в неизвестном направлении, и остановился. Позади раздался тихий топот каблучков, и, обернувшись, принц увидел медленно бегущую за ним Аристель, которая изящно подобрала длинную юбку своей формы. Длинные рыжие волосы красиво развевались за её спиной, а тонкая фигурка смотрелась донельзя прелестно - Раудсен невольно залюбовался демоницей, которая тем временем уже приблизилась и с недоумением воззрилась на парня, подняв одну бровь:
- Ты, часом, не приболел тоже? - скептически поинтересовалась она и приложила ладонь ко лбу Фрея, мгновением позже её отдёрнув, - Да нет, здоров, как бык. - в коньячных глазах застыл немой вопрос, явно требующий незамедлительного ответа.
- Ну, это... я, - светловолосый замялся, не зная, куда себя деть под пристальным взглядом хрупкой на вид девушки, но та, поняв, что внятного ответа от пленника не дождётся, двинулась прочь, и юноша не нашёл ничего лучше, как двинуться за ней, ибо исключительно горничная разбиралась в хитрой схеме дворца.
Двое молодых людей вновь спустились в подземелье в комнату к Аристель, где та, быстро покормив успевшего проголодаться Фрейвара, сунула ему в руки пузырьки с лекарствами и отослала обратно к Предводителю, снабдив моральным пинком в виде фразы, что, мол, если Раудсен сейчас не вернётся к больному демону, то в скором времени дворец утонет в трупах. Обречённость, с которой послушался юноша, самому ему была противна, но куда деваться, если на кону стоят жизни пусть и ненавистных, но всё же ни в чём неповинных демонов. Господи, как только они живут, когда собственный Король, опора и защита, готов истреблять их пачками просто по причине плохого настроения? Мотнув головой, отгоняя неприятные мысли и заодно стряхнув с лица заметно укоротившееся подобие белобрысой чёлки, принц, нагло вытолканный за дверь светлой комнаты, направился к выходу из подземелий, подгоняемый воплями других пленников, к коим явно применялись сейчас нешуточные пытки - ещё с поля боя Фрей знал, что заставить демона издать хотя бы стон боли практически невозможно - уж больно у них высокий болевой порог. А чтобы так вопить... Интересно, за что вообще одни демоны могут пытать других? Очередной вопрос без ответа. Или там люди?
Быстро взбежав по нескольким лестницам и пройдя через залу, внезапно парень наткнулся на среднего роста фигуру, облачённую в чёрные латы. На звук лёгких шагов рыцарь обернулся, и им оказался тот самый капитан отряда, оставленный без глаза. Он плотоядно оскалился и сделал шаг к Раудсену; тот, в свою очередь, замер, не в силах двигаться дальше. Вся жалость к якобы истребляемым демонам вмиг испарилась, а сердце упало в пятки, ведь прикрытая хитростью ярость, пылавшая в алой радужке, сама по себе предупреждала об опасности намного красноречивее, чем издававшиеся когда-то в Королевстве листовки, в которых описывались признаки демонов, дабы человек легко мог вычислить замаскировавшегося урода.
По коже пробежал мороз, и молодой наследник попробовал обойти неприятеля с фланга, но не тут-то было - одноглазый явно желал разговора. И неизвестно, чем он кончится, а Грэйс, который хоть и неоднократно порывался убить своего пленника, валяется больной в своих покоях и помочь ничем не может. Да, разумеется, он будет рвать и метать, если вдруг его зверушка окажется размазанной по этим вот гобеленам на стенах, но жизни самому Раудсену это уже не вернёт, и потому он со страху припустил навстречу увечному капитану, а затем разко обогнул его справа и взлетел по лестнице. Пробегая по коридору, он ещё сбавил шаг и обернулся.
Странно, никакой погони. Может, это потому, что он уже на Королевском этаже, и преследователь боится Предводителя, который в любой момент может выскочить из своей комнаты? Или просто попугать хотел? В любом случае, сейчас это не так важно, так как принцу предстоит разговор поважней, от которого если всё и не повернётся кардинально, то хоть чуть-чуть да изменится.
Неловко перехватив одной рукой все склянки, другой парень взялся за ручку и тихо распахнул дверь, входя и стараясь создать как можно меньше шума. Грэйс беспокойно дремал, и будить его сейчас было не самой лучшей идеей, да и Фрей помнил, что у его надзирателя чрезвычайно чуткий сон - к такому его наверняка приучила ни одна сотня покушений. Король лежал на спине, сложив на животе руки, и сопел, открыв рот. Иногда даже постанывал, видимо, нос был забит и дышать получалось только ртом. Лоб орошали капли пота, тёмные волосы разметались по подушке, да и целиком Грэйс представлял из себя зрелище настолько жалкое, что на короткий миг наследник даже сжалился над ним. Хотя... почему бы не убить его прямо сейчас? Беззащитного, спящего, такого трогательно-больного. Кстати! Перед потрясающе нелепой смертью неуязвимого Короля демонов в своей кровати нужно было проверить одну вещь, и юноша решил заняться этим. Осторожно сгрузив все бутылочки на прикроватный столик, принц сгруппировался и изящным движениев вспрыгнул на живот спящего тирана, зажав его бока коленями, и попутно сомкнув руки на тонкой шее Грэйса. Тот мгновенно открыл глаза и оглушительно чихнул, заставляя принца подпрыгнуть на его животе. Затем он скучающим взглядом окинул положение Фрейвара не себе и хрипло спросил, добавив всё же надменности в голос:
- Ты решил быть сверху, зверушка? - на что Раудсен, смутившись на сотую долю и тут же разозлившись, сжал руки сильнее. Предводитель вздохнул, не без усилия втягивая в лёгкие воздух, но с некоторым интересом наблюдая за происходящим. Наследник же с удивлением заметил, что несмотря на то, что деспота явно лихорадило, температура его, казалось, упала ещё ниже - шея была почти ледяная.
- Почему ты болеешь сейчас? - фыркнул светловолосый парень, одновременно подивившись затравленности своего тона, ведь не боялся же он так откровенно нападать на главаря демонов, почему шугается узнать неожиданную для себя правду? - Ведь демоны, - тут по спине пробежал мороз, а глаза жадным предвкушением ужаса вперились в лицо Грэйса, - не болеют.
Зрачки Короля расширились, и он удивлённо повёл бровью, - С чего ты это взял?
- Торговцы сказали. И знаешь, - неприятная пауза, тянущая нервы, - они очень живо заинтересовались тем, кто это мог заболеть при таких условиях.
Длинноволосый демон, несмотря на всю свою слабость и пришибленность, всё же нашёл в себе силы и приподнялся на локтях, а затем и вовсе сел в постели, вместе с собой поднимая и Фрейвара, будто он был не полноценным тяжёлым человеком, а пушинкой, или комаром. Когда же принц понял, что попросту сидит на ногах самого опасного и искусного воина среди демонов, бессильно уже просто держа его за шею, и поднял взгляд, дабы взглянуть в красивое лицо, опасность вновь вспыхнула алым пламенем. Грэйс, до этого сохранявший ледяное спокойствие, схватил теперь уже Фрея за шею одной рукой и опрокинул на спину, заставляя оставшиеся согнутыми ноги выламываться в коленях, и надавливая большим пальцем на трахею. Обкорнанный наследник нешуточно захрипел, из последних сил цепляясь за поплывшее перед глазами изображение взбешённого Предводителя; из глаз непроизвольно потекли слёзы, боль в ногах и лёгких заглушала страх, заставляя просто вцепиться в причиняющую страдания руку. Сквозь шум в голове прорвался пропитанный напускным ледяным спокойствием голос:
- Что ты успел им рассказать, мелкий гадёныш? - после этого мир на мгновение померк, но Король, увидев, что пленник собирается смыться на тот свет, немедленно отпустил его горло, попутно отметив оставленный синяк, и прописал пощёчину. Фрейвар, тут же пришедший в сознание, закашлялся и повернулся на бок, подбирая под себя ноги и собираясь в калачик. Мысль о том, что он был на краю теперь уже своей глупой смерти, заставляла желать жизни ещё сильнее. И всё же, когда он прокашлялся и вдоволь надышался, то на трясущихся руках приподнялся и, вытерев рукавом слёзы, воззрился на Грэйса, который одну за одной осушал принесённые бутылочки. Подав голос, Раудсен вновь зашёлся в приступе мучительного кашля, но, когда он отступил, решился всё же ответить вопрос, дабы предотвратить дальнейшие покушения на свою жизнь.
- Я ничего им не рассказал, - столь короткая фраза буквально высосала весь воздух из лёгких, и принц юноша задышал жадно, как впервые, а затем задуманное всё же закончил, надеясь хоть на один вопрос из тысячи получить сегодня ответ - Что же ты такое?
Отредактировал Басиле - Суббота, 28 декабря 2013, 13:30
Кто на нк не срался с Басей и не фапал на нее, тот ничего не видел. (с) Слипа
Форум » Архив » Корзина » Одна клетка на двоих (NC, яой, радуга и кровяка)
Страница 1 из 212»
Поиск: