Чтобы можно было писать в чате нужно войти в свой аккаунт.
Страница 2 из 2«12
Архив - только для чтения
Форум » Архив » Корзина » Изгои
Изгои
- Грег замолвил за тебя словечко, что, дескать, держать тебя в карцере совсем и необязательно, а также достал мне лекарства. Всё, доволен? Успокоился?
Эрик, переведя взгляд на пол, продолжал лежать на животе, лихорадочно обдумывая. Хэйли явно что-то недоговаривала. И его это по-особенному волновало. Девушка, тем временем, старалась перевести разговор в другое русло, однако Митчел принципиально не хотел оставаться на этом этапе. Протестующе мотнув головой, парень поморщился от боли в спине и прошептал:
- Я не хотел бы... - Сглотнув, он едва ли не с мольбой посмотрел на курящую девушку, а затем продолжил: - Я не хотел бы, что бы ты как-то пострадала из-за моей глупости. И потом, - он аккуратно перевернулся на спину, исторгая вдох облегчения, - я сделал это по своей прихоти. Известно, чем бы для тебя обернулось действие наркотика. Во-первых, ты бы показала свои способности, а они у тебя значительно возросли с появления здесь. А во-вторых... - Эрик тихо застонал, сжав зубы. - Во-вторых, этим ублюдкам ничего не стоит выведать у тебя что-либо. Частая практика. - Юноша усмехнулся и протянул руку за сигаретой. Девушка безропотно протянула ему пачку. Прикурив, Митчел задумчиво уставился в потолок. Автоматически теребя в пальцах сигарету, он протянул:
- Да и вообще, я думал, что мы доверяем друг другу. - Юноша перевёл взгляд на Морган. - Настолько, чтобы сообщать такую информацию.
Он снова затянулся, пуская витиеватые колечки в воздух. Ему было противно от мысли, что всю свою жизнь здесь был осторожен, следил за собой и за каждым своим действием, никогда не шёл наобум. Его этому научила здешняя власть. Но с появлением в жизни этой девчонки всё пошло не так. Наперекосяк. И теперь упрямая Хэйли не желает, в силу своей принципиальности, говорить откровенно. Нахмурившись, Митчел скосил взгляд на мисс Морган и, вздохнув, сказал:
- Ладно. Забудем.
Похлопав на место, рядом с собой, он полуприказал-полупопросил:
- Ляг со мной.
- Да и вообще, я думал, что мы доверяем друг другу. Настолько, чтобы сообщать такую информацию.
Брови девушки непроизвольно нахмурились. Да как она могла ему об этом рассказать?!
Ей вспоминать-то об этом было противно, не то что суметь проговорить всё это вслух, а Митчел, кажется, был настолько придурком, что не понимал и малой толики омерзения, что царило внутри сообщницы. Напрасно она подписалась на это ради него. Видимо, напрасно.
Хотя Морган и сама не могла ответить себе на данный вопрос: зачем она позволила этому случиться ради... Эрика? Ведь кто он для неё: сообщник, маленький шанс вырваться на свободу или же... друг?
Чёрт возьми, какая же каша творилась сейчас у неё в голове!
- Ладно. Забудем. Ляг со мной.
Просьба оказалась для Хэйли весьма неожиданной, отчего она вздрогнула и недоуменно приоткрыла рот.
- Что? Ты в своём уме?! - Она негодующе мотнула головой и затянулась.
- Пожалуйста... - Парень прикрыл глаза и ещё пару раз похлопал по дивану рядом с собой.
Морган понуро устремилась себе под ноги, не зная, что делать. Хотелось ли ей этого?
Пожалуй, да. Она была бы даже не против, если бы он её обнял. Потому что сейчас ей было как никогда одиноко и... страшно.
- Ладно, - тихо проговорила она, докуривая сигарету и подходя к юноше. Неуверенно сев на кровать, она медленно легла к Митчелу спиной, а затем подложила под голову локоть.
- Спасибо... - услышала она позади, а потом тяжелая рука Эрика приобняла её и...
Слёзы градом хлынули у неё из глаз потоками, что было не остановить. Казалось бы, всё напряжение этих дней, весь тот испуг и болезненные воспоминания о неприятных прикосновений Грега к своему телу вырывались из её сознания солёной жидкостью.
Она перевернулась и уткнулась в грудь Эрика носом, пытаясь скрыть своё раскрасневшееся влажное лицо.
- Никогда меня не спрашивай... что я сделала... понял? - заикаясь, проговорила она, прижимаясь к парню ещё крепче, даже не задумываясь о том, что тем самым может причинить ему боль. Эрик пытался приподнять её лицо, но вышло не с первого раза, девушка отчаянно сопротивлялась, выскальзывая из его ладоней. - Не трогай ты меня! - наконец отстранившись от юноши, прорычала Морган и пересеклась с ним взглядами.
- Хэйли...
- Не трогай...
Пальцы судорожно сжались, когда совершенно внезапным для девушки образом губы Эрика накрыли её уста, а его ладони крепко обхватили её заплаканные щёки.
О эти руки! Эти руки, что не раз являлись в её видениях и что, кажется, сводили с ума юную мисс Морган.
Она лихорадочно обхватила его пальцы, будто бы боялась, что тот уберет их куда-нибудь, и вхлипнула, неловко отвечая на поцелуй. Но ей хотелось этого. Хотелось, чтобы прикосновения и поцелуи Митчела стерли собой грубоватые касания и болезненные поцелуи Грега.
- Вы верите в единорогов?
- Это единственное, во что я ещё верю...


Вопрос? Ответ!
- Никогда меня не спрашивай... что я сделала... понял?
Она вся тряслась, и Эрик явственно ощущал это, прижимая к себе хрупкое тело Хэйли. Девушка заикалась, стискивая в кулачках его рубашку, и оттого казалась настолько уязвимой, что сердце парня совершило кульбит.
Она плакала из-за того, что сделала.
Эрик Митчел не был дураком. И прекрасно видел все эти взгляды, которые бросал на Морган тупоголовый надзиратель. Замечал, как Хэйли на автомате, словно запрограмированно, отвечает, а во взгляде тоска и глухая безнадежность словно бы затапливают её полностью.
- Посмотри на меня, - мягко призвал он, пытаясь аккуратно приподнять её лицо.
- Не трогай ты меня! - Она попыталась отстраниться, но Митчел быстро перехватил её руки, снова прижав к себе, растерянно глядя на неё.
- Хэйли...
- Не трогай...
"Твою мать!"
Парень не понимал, что делает. Её заплаканные глаза, сотрясающиеся от рыданий плечи, закушенные губы - всё это он увидел мельком, резко. Однако, не справившись с сильным импульсом, пронзивший всё тело, до самых кончиков пальцев, которые, прижавшись к нежной коже щёк девушки, всё же открыли лицо. И открыли губы. Сейчас такие манящие, полные, слегка опухшие от её же укусов. Мгновение - и Эрик уже впился в них своими, лихорадочно сминая уста Хэйли своим напором, возможно, чересчур агрессивным. Однако, поначалу опешившая от его действий Морган, начала неуверенно отвечать, накрыв его ладони своими, слегка дрожа всем телом.
Её было так много и так мало одновременно. Одной рукой сместившись на волосы, Митчел начал аккуратно пропускать локоны сквозь пальцы, поражаясь их шелковистости. Такая утонченная, ухоженная Хэйли Морган сейчас плавилась в его объятиях, отчаянно прося ласки. И если бы раньше Эрик не придал этому значение, то сейчас, ощущая, как жаркая волна накрыла их с головой, он перестал сопротивляться. Губы, соскользнув на щеки, оставив там легкие, нежные поцелуи, переместились на шею. Чувствительная, бледная кожа девушки враз покрылась мурашками, когда юноша целомудренно прикоснулся к ней поцелуем. Для удобства обнимая Хэйли за талию и всё так же прижимая к себе, решив не отпускать, во что бы то ни стало, он со вкусом, растягивая момент, ласкал выступающие ключицы, не скрытые кофтой. Откинув голову назад, Морган тихо простонала, выгнувшись в его руках. Всего лишь на секунду заглянув ей в глаза, Эрик увидел лишь поглощающую разум страсть. Точно такую же, которую испытывал он сам.
- Ты такая красивая сейчас, - шепнул Эрик, вновь опускаясь к губам девушки. Нависнув над ней, он сместил руку с талии на бедро, призывая её забросить ногу на его торс. Хэйли, на удивление, безропотно послушалась, прильнув к нему ещё сильнее. Углубив поцелуй, он ощутил отдачу, полную, пылкую, словно это было последним, что она делала сейчас. Ладонь, погладив по бедру вверх, дошла до полоски оголенной кожи и, мягко огладив пальцем, поддернула ткань, забираясь под неё. Горячая кожа нервно вздрагивающего живота, словно бы Хэйли смеялась. Но это всего лишь реакция на прикосновения. Аккуратно, стараясь не напугать, Митчел огладил живот, бока, спустившись на оголенную спину. Поднявшись вверх, пальцы зацепили пряжку бюстгальтера. Рука вопросительно дрогнула, но, не встретив никакого сопротивления, смело расстегнула.
- Ты мне веришь? - Эрик, оторвавшись от губ юной Морган, серьёзно посмотрел ей в глаза.
- Да, - шепнула она, доверчиво прижимаясь к его телу.
Приподнявшись на локтях, парень помог девушке избавиться от кофты, а затем и нижнего белья, скрывающего грудь. Огладив нежно ладонью всё открывшееся взору, Эрик поднялся, прошипев сквозь зубы. Боль в спине давала о себе знать. Закусив опухшую от долгих поцелуев губу, Митчел устроился между коленей Хэйли и, опустив лицо к телу девушки, начал медленно, со вкусом сцеловывать каждый сантиметр кожи, наслаждаясь её вкусом. Язык, очерчивая изгибы шеи и ключиц, остановился на ложбинке между грудями. Ему было ещё довольно тяжело активно двигаться, поэтому, стараясь не морщиться, он пальцем огладил возбухший моментально сосок. Проведя мокрую дорожку до самого пупка, Эрик потянулся к джинсам, но его остановила рука Хэйли и испуганный взгляд. Всё ещё пребывая в странном состоянии эйфории, Митчел не сразу понял, что она боится. Ласково улыбнувшись, он потянул ей за руку на себе, заставляя приподняться. Теперь они были на одном уровне.
- Не бойся, Хэйли.
Не так она себе это представляла. Совершенно.
Нет, Хэйли Морган не была пуританкой в воспитании, она прекрасно осознавала, что вряд ли останется нетронутой до свадьбы, да ей это, сказать по правде, было и не нужно, но всё же - девушка грезила о своей первой ночи с мужчиной немного иначе. В её девчоночьих фантазиях всё было по-другому, не так...
Однако же вопреки всему, вопреки такому чудовищному несовпадению реальности и мечт, она хотела. Хотела того, на что толкал её вдруг преобразившейся Эрик. Она хотела этого всей душой.
- Ты такая красивая сейчас. - Голос Митчела, такой тихий, вкрадчивый, абсолютно не похожий на его обычный тембр, накрыл её с головой, вынуждая теряться в своих запретных желаниях. Не привыкшее к подобной ласке тело тут же отреагировало тянущим чувством внизу живота, что вмиг вынудило девушку прогнуться в пояснице и алчно прижаться к разгоряченному телу молодого человека ещё сильнее.
Как же приятны были его прикосновения, как же умопомрачительны были его поцелуи.
- Ты мне веришь? - Его лицо было таким манящим, его глаза были такими красивыми. Нет, не теми дикими и почти звериными, в которых порой проскальзывали ненависть и злость, а подернутые поволокой желания и страсти, немного потемневшие от выбросившихся в кровь гормонов.
Нет, она не верила ему, она едва ли представляла себе, что будет с ними дальше, каким образом они объяснят всё происходящее друг другу завтра, но разум предательски выдал тихое:
- Да. - Лишь бы он не останавливался, лишь бы он никуда не исчез.
Однако попытка Эрика расстегнуть пуговицу её джинсов моментально отрезвила девушку, заставив испуганно перехватить его ладонь. Ей вдруг стало невообразимо страшно, невообразимо стыдно.
- Эрик... - Она испуганно взирала на него снизу вверх, не в силах придумать причину, чтобы отступить назад.
Он улыбнулся. Ласково, тепло. Улыбнулся и потянул её на себя, вынуждая подняться и стыдливо прикрыть обнажённую грудь рукой.
- Не бойся, Хэйли, - глухо проговорил он, приблизившись к её уху вплотную, отчего по коже Морган тут же пробежал холодок возбуждения.
- Эрик, у меня это впервые. Грег оказался не настолько ублюдком, чтобы пойти до конца...
Признаться, она наивно предполагала, что Митчел остановится, как только узнает о её девственности, но, кажется, юноша не придал этому особого значения, продолжив мягко ласкать её плечо губами.
- Если ты этого не хочешь, я остановлюсь, - единственное, что он прошептал, на мгновение отстраняясь от неё.
Чёрт возьми, она знала его без году неделю. Конечно же, она не отдавала себе полного отчёта в своих действиях, конечно же, она не...
- Хочу, - выдохнула она, чувствуя, как рука Эрика немедля следует вниз, а затем ловко расстегивает металлическую пуговицу.
И всё, мир сузился до размеров ласкающего её парня, реальности больше не существовало.
Но подумает она о столь фатальной ошибке уже завтра, отругает себя она тоже завтра, а сегодня Хэйли Морган просто отдастся на волю таких манящих рук Эрика Митчела.
- Вы верите в единорогов?
- Это единственное, во что я ещё верю...


Вопрос? Ответ!
- Хочу.
И этого хватило.
Что же они делают?
Но губы, игнорируя вскрики разума, опустились на обнаженную грудь, извлекая тем самым из уст Хэйли Морган стоны, самые глубокие и страстные, что доводилось слышать Митчеллу. Аккуратно обводя языком один сосок, он ощущал, как тот тяжелеет и наливается во рту. Аккуратно привлекая девушку к себе ближе, опустив вторую ладонь на поясницу, юноша провёл длинную, мокрую дорожку, прямо до пупка. Пальцы первой ладони уже давно достали заветного места, с нежностью оглаживая чувствительную точку, отчего Хэйли, изогнувшись всем своим юным телом, гортанно воскликнула. Эрик больше не мог терпеть и церемониться. Надавив ей на грудь, он опустил Морган обратно на подушки и всё с той же аккуратностью стянул оставшуюся преграду до планируемого. Перед его взором открылась совершенная, ничем не прикрытая красота. Выдохнув сквозь зубы, Эрик прилёг, заставляя себя на обращать внимания на боль, всё ещё терзающую его. Устроившись между бёдер, он приблизил лицо к сочащемуся соком органу, ласково проведя языком по воспалившимся от желания губам.
Хэйли Морган затряслась от наслаждения, схватив простынь пальцами.
Вбирая в себя запах, Митчелл сам ощущал, как тремор, пробегающий по суставам, сносит чувство реальности куда-то далеко, из-за чего желание обладать этой девушкой перескочило через все мыслимые и немыслимые барьеры. Здесь и сейчас. И как жжёт там, внизу, требуя немедленной разрядки. И как гремит гул в ушах, лишая возможности расслышать все стоны. И как сладко екнуло в груди, когда пальцы, ранее сжимающие тряпку, переместились на густую шевелюру молодого человека, притягивая ещё ближе, заставляя оглаживать языком ещё интенсивнее. И это доставляло неземное блаженство.
Эрик всего лишь раз имел связь такого характера с девушкой. Хезер всегда рассматривала его как несмышленного брата, а он глупо влюбился. Она осуждающе смотрела на него, когда он просил хотя бы поцелуя. А потом снисходительно смеялась, когда он - 14-ти лет от роду - пытался удовлетворить уже взрослую женщину. Но несмотря на всё это, он был благодарен за опыт. И теперь осталось лишь выместить его на ту девушку, которая на столь многое пошла ради него. Как-то по-другому выразить свою благодарность Митчеллу в голову не пришло.
Облизнув влажные губы, Эрик снова поднялся, снимая с себя остатки одежды. Хэйли как-то ощутимо сжалась, будто бы пыталась скрыть свою наготу. Но её взгляд, взгляд этих поразительным сине-зелёных глаз, жадно следил за каждым его движением. Вот улетела пропитая кровью и лекарствами футболка, клацнула ширинка джинсов, которые он просто и небрежно спихнул на пол. Оставшаяся преграда была также снесена, и теперь девушка, смущенно покраснев, рассматривала абсолютно обнаженное тело Эрика. А он, нисколько не стесняясь того факта, что перед ним, такая готовая и возбужденная, лежит девушка, знавшая его всего ничего, опять вернулся в исходное положение, уткнувшись возбужденным членом прямо во вход. Сипло вздохнув, Хэйли умоляюще посмотрела на него.
- Да, я помню, - шепнул Митчелл, вовлекая девушку в поцелуй, который сразу же, без переходов, стал каким-то отчаянно-жадным. Он отвлекал Морган от того, что станет неизбежным. И пока она, достаточно возбужденная и отвлеченная, яростно сливалась с Эриком в поцелуе, Митчелл без помех скользнул внутрь, даже концом почувствовав жар внутри. Впереди была лишь хлипкая, ничтожная преграда, правда, сломление которой принесёт боль. Поэтому надо было сделать это быстро. Продолжая безумный танец языков, ухитрившись сжать её за плечи, Эрик резко толкнулся ещё раз, ловя крик боли ртом, не позволяя ему раствориться в комнате. Теперь уже нежно целя губы, которые ещё мгновение назад с остервенением сжимал в своих, он явственно ощутил вкус слёз.
- Прости, так нужно было, - покаянно пробормотал Эрик, спускаясь на шею и оставляя там целомудренный поцелуй. Хэйли тяжело, рвано дышала, её глаза были широко раскрыты, и в них читалась боль. Со спины и торса градом лился пот, пока парень, не двигаясь, аккуратно целовал шею, грудь, вновь возрождая в неё желание. И как только она завозилась под ним, принимая, казалось бы, более удобное положение, Митчелл опять двинулся внутри, читая по лицу девушки её ощущение. Снова боль, но с едва различимым оттенком наслаждения. Качнулся снова, она закусила губу, прикрыв глаза.
- Потерпи, малышка, - прохрипел парень, вновь и вновь начиная движения. И уже заметил перемену, скользнувшую на её лицо. Глаза опять широко раскрыты, но теперь уже не из-за боли, а от странного чувства, тянущимся узлом распускавшегося внизу. Руки, ранее сжатые в кулаки, теперь обнимали скользкие плечи Эрика, притягивая его к себе ближе. Огладив обнаженное бедро, Митчелл закинул его себе на торс, для более удобного проникновение, а второе девушка забросила сама, невольно подстраиваясь под ритм Эрика.
Она была невозможно, прекрасно узкой.
Не в силах далее терпеть эти медленные, осторожные проникновения, юноша, сцепив зубы, ускорился, получив одобрительный стон Хэйли, которая уже бессознательно целовала его лицо: лоб, нос, щеки, губы. Эрик чувствовал её отдачу, и от этого, убыстряясь ещё, получал внеземное удовольствие.
Но не мог так долго выдерживать.
Резко выходя из того жара, что сотворил сам, со стоном излился на простынь, закусив губу. Разрядка получилось мощной, в глазах мелькали невнятные картины, а пот, градом скатывающийся с тела, поверг тело в какую-то странную дрожь. Откидывая теперь уже ненужную тряпку вниз, он рухнул рядом с Хэйли, обнимая её за талию и привлекая к себе. Ему не хотелось ни думать, ни анализировать. Полуприкрытые глаза мисс Морган теперь уже закрылись. Она уснула, а сам парень, накрыв их одеялом, вслед за ней улетел в царство Морфея.
Резкая боль, полоснувшая в спине, рывком достала его из затяжного сна. Рядом, доверчиво прижимаясь к нему, спала девушка, ради которой он, казалось бы, был готов на всё. Вздохнув, он медленно поднялся и, подбирая свою одежду, шатающейся походкой отправился в ванную. Что он ей скажет?
Когда сон неспешно отпустил Хэйли из своих объятий, её тело всё ещё нежилось в отголосках самого первого в её жизни оргазма. Странное ощущение, сказать по правде. Странное, но неимоверно приятное.
Открыв глаза, она обнаружила, что Эрика рядом нет, зато из ванной был явственно слышен шум воды.
- Эрик... - почти беззвучно, одними губами прошептала Морган, дотрагиваясь дрожащими пальцами до подушки, где ещё совсем недавно лежал Митчел.
Она знала, что это случится. Она предвидела это множество раз. И позволила видениям принять облик реальности. А теперь совершенно не знала, как поступать дальше.
Есть ли внутри неё сожаления? Хм...
Хэйли приподнялась на локте и поморщилась, тут же ощутив неприятное тянущее чувство внизу живота и между ног.
- Чёрт, - прошипела девушка, ещё пытаясь ухватить ускользающие от неё остатки наслаждения, но тщетно. Остались только боль да багровое пятно на простыне, прощальная слеза её невинности.
Неуклюже встав, Морган стала поспешно натягивать на себя одежду, неряшливо разбросанную по полу маленькой комнатёнки - отчего-то смывать с себя прикосновения и поцелуи сообщника ей сейчас не хотелось. Позже. Немного позже она их обязательно смоет, но не сейчас - а затем, прикурив сигарету, села на подоконник, уставившись в окно.
Сожалеет ли она, что это был Митчел?.. Хм...
Спустя несколько минут из ванны показался и сам Эрик, который застыл неподвижным изваянием, увидев проснувшуюся Хэйли, а Морган тем временем сразу же перевела на него взор. Митчел выглядел подавленным и, кажется... виноватым?
- Как твоя спина? - Она затушила сигарету и спрыгнула с подоконника, опять почувствовав неприятное жжение внизу. - Болит?
Подошла к нему практически вплотную, пристально рассматривая юношу цепким взглядом.
А он молчал. Молчал, даже не замечая, как с мокрых прядей светлых волос на его плечи и грудь тоненькими струйками стекает вода.
"Ну чего же он молчит?!" - Неизвестно откуда взявшаяся обида больно уколола сердце.
- Я не жалею, Эрик, - тихо, но достаточно твёрдо произнесла Хэйли, и сама от себя того не ожидая. - И ты не строй из себя виноватого. Мне понравилось.
Брови Эрика изогнулись в непонимании, а на щеках девушки тут же проступил румянец смущения.
- Ничего страшного не произошло, так ведь? - Она отвернулась от него, а затем отошла в сторону. - Ну подумаешь, переспали... Ничего ведь не изменится. В наш век подобное не значит ровным счётом ничего.
Руки Хэйли обхватили свои же собственные хрупкие плечи, будто бы девушка боролась с холодом, хотя в данную секунду ей наоборот было неимоверно жарко.
- Я всё понимаю, Митчел, я не дура. Это всё не важно, не надо чувствовать себя виноватым, лады? - Хэйли коротко глянула в его сторону, а потом резко направилась к выходу. - Пожалуй, я пойду. Твои раны я обработаю позже, а сейчас отдыхай и не забывай про обезболивающие.
Она рывком открыла дверь дрожащей рукой, и почему-то именно в тот самый момент нестерпимо захотелось плакать: пропасти между ними теперь не существовало, отныне потерять Эрика будет для неё больно. Адски больно...
- Вы верите в единорогов?
- Это единственное, во что я ещё верю...


Вопрос? Ответ!
Он даже ничего не успел сказать.
Дверь с грохотом закрылась, а Эрик стоял посреди комнаты и сжимал кулаки. Митчел - всегда такой умный, такой рассудительный, самый, мать его, самый, теперь в растерянности кусал губы. Абсолютное отсутствие опыта в делах, связанных с девушками, существенно сказалось на данную ситуацию. Юноша не понимал, что сейчас чувствовала Хэйли. Или понимал, но не хотел признаваться в этом даже самому себе? Так или иначе, Эрик не знал даже своей реакции. Ему, безусловно, было хорошо, он чувствовал себя нужным и желаемым, но чувства ли это?
Хэйли Морган лишилась девственности с ним.
Если бы Митчел был чуть наблюдательнее, то понял бы, что для девушки значит её первая ночь.
Яростный удар, и на стене осталась вмятина, а костяшки пальцев были сбиты в кровь. Но это его на остановило. Парень вымещал свою злость на куске бетона, размазывая по нему свою же кровь. С каждым ударом ему не становилось легче, наоборот, желание разбить себе голову возрастало. Тоскливо, обидно. А ещё эта неконтролируемая злость на самого себя. Зашипев, он глубоко вдохнул, падая на кровать. Спина ещё немилосердно болела, но нет больше тех рук, что будут с нежностью втирать мазь в рубцы и раны. Митчел собственноручно лишил себя их.

***

Эрик сидел в той самой комнатке, меланхолично делая затяжку за затяжкой. Его не интересовало ничего: ни лекции, ни надзиратели, снующие туда-сюда, ни Хэйли Морган. Хотя нет. Он старательно врал самому себе. И также старательно выталкивал из головы образ девушки, так неожиданно ставшей для него более, чем обычным партнером, с которым они договорились о неком сотрудничестве. Помассировав виски, Митчел опять схватился за сигарету. Чем больше он курил, тем больше хотел вырвать себе сердце, настойчиво бьющееся в груди. Теперь уже только для неё. Тяжело вздохнув, он слегка облокотился на стену, так, чтобы боль в спине не была такой уж уничтожающей. Эрик не счёл нужным ухаживать за раной. Если бы об этом узнала Хэйли, то убила бы его.
Правда, до того момента, как они переспали, а он повёл себя, как скотина.
Горько усмехнувшись, Эрик думал. Долго, обстоятельно, с презрением к самому себе. Что, что же, мать твою, было такого в Морган, что он настолько помутнился рассудком? Слишком много сил - физических и моральных, он вбухал в то, чтобы больше никогда и ни при каких обстоятельствах не испытывать каких-то особенных чувств. Особенно к девушке. И сейчас, ощущая как разрушается его многолетняя стена отчуждения, Эрик внутренне содрогался от землетрясения, болезненно воспринимая разлом в броне. Остался только единственный вариант.
- Прости, Хэйли, - прошептали его губы. - Я не тот, кто тебе нужен.
Молчание. Тишина. И только ментальные силы Эрика старательно слизывали с его внутреннего "я" все чувства и эмоции. Лучше отключить такую функцию, нежели долго разбираться в настройках.

***

Два дня он исправно прятался в своей комнате, не пуская никого. Трижды приходила Хэйли, настойчиво прося впустить её. Эрик, молча сидя на подоконнике, вполуха слушал её угрозы, выкрики, а затем и тихий плач. Она не понимала его, наверняка презирала, может даже ненавидела. В действительности, Эрик сам бы себя ненавидел, если только мог. Но ей нужно было, хотя бы на время, отвлечься от него, позабыть и перестать злиться. Как на самого Эрика, так и на себя. И Митчел предоставит ей это время.
Прошла уже неделя с того момента, как они перестали видеться. Юноша, вернувшись к занятиям, часто ловил на себе сердитый, ледяной взгляд Морган, но никоим образом не реагировал на это, понимая, что заслужил. Красивых сказок не бывает, история претерпела некоторые изменения. И так было до тех пор, пока однажды, когда на улице возникли первые заморозки, Эрик не припёр к стенке один из надзирателей. "Грег", - подсказали его мысли. Юноша хмуро посмотрел на мужчину.
- Ты пойдешь со мной, - прорычал он, стискивая парня за шкирку. Задохнувшись больше от возмущения, нежели от удушья, Эрик злобно рыкнул:
- Не имеешь права, я ничего не сделал.
- А мы сейчас придумаем что-нибудь, - гнусно хихикнул надзиратель, таща его вниз. Сердце Эрика ёкнуло: подвал. Встряхнув его ещё раз, Грег прошипел: - И только попробуй выкинуть одну из своих штук, я тебе все зубы выбью.
Скрипнув зубами, Митчел молча позволил себя тащить, а после - и кинуть в угол комнаты. К счастью, никаких орудий пыток он не видел, и тут же воспрял духом. Правда, ненадолго.
Дверь снова распахнулась, и даже в темноте он разглядел Хэйли Морган. Она была очень бледная, под глазами синевой растеклись мешки, руки, сжимаемые в кулаки тряслись. Недоуменно подняв брови, Эрик следил за тем, как девушка медленно подходит к нему. В её глазах блеснула решимость, и прежде, чем Митчел сумел как-то среагировать, оплеуха ужалила щеку, оставив красный след. Удивленно дотронувшись до места удара, юноша смотрел на Хэйли, которая, скривив губы в усмешке, припечатала:
- Ненавижу тебя, Митчел. Ты полная скотина, но ещё полезен мне. А теперь заткнись и слушай. - Было видно, что ей нелегко с ним разговаривать, но, всё же, какие-то искры беспокойства мелькали во взгляде девушки. Морган отошла от него на два шага и стала рассказывать: - Грег, которого я недавно спасла от весьма пикантной ситуации, теперь у меня в долгу. Я не знала, могу ли ему доверять, но, учитывая, что тем, кому я доверяю без обиняков, обычно оказываются полными мерзавцами. - Эрик молча отреагировал на упрёк в свою сторону. Вздохнув, Хэйли продолжила: - Так или иначе, я решила посвятить Грега в наш план. Он имеет доступ к документации, так что подделать Приказ о наборе нам будет легче. Более того, - самодовольно добавила она, - я просмотрела нити реальностей, и после того, как туда вплелась помощь Грега, мы минимизировали процент неудачи. - Слишком умно, слишком серьёзно. Наверное, она долго тренировала это. И почему-то Митчел был склонен верить ей. Глядя в её глаза, он помнил их цвет, когда Хэйли была возбуждена и отдавалась ему полностью. Сейчас, почти черные в этой темноте, они внимательно следили за его лицом. Бесстрастным. Бесчувственным. - Итак, ты в деле?
- Конечно, - деловито отозвался Митчел и улыбнулся. И тут её прорвало.
Признаться честно, Морган ровным счетом не понимала поведения Эрика. То ли он испытывал к ней брезгливость и омерзение, то ли отчего-то стал её ненавидеть, то ли вообще съедал сам себя из-за какой-то надуманной вины.
Всё случилось по обоюдному согласию, причин для вины ни у кого не было, так почему же грёбанный Митчел так себя вёл?!
Сказать по правде, Эрик постепенно стал её раздражать. Невыносимо сильно. И тем, что не отпирал дверь, когда она приходила к нему, и тем, что старался её не замечать, как только их тела оказывались в непосредственной близости к друг другу. А она ведь просто хотела помочь, да хотя бы обработать его долбанные раны!
Если он наивно полагал, что она будет вешаться на его шею с воплями о вечной любви, то он значительно ошибался. Не было этих самых чувств! Уже не было! Некогда было лишь отчаяние, толкнувшее их в объятья друг друга, возможно, некогда был своеобразный отголосок дружбы, а теперь Эрик так бесцеремонно уничтожал и это, словно бы что-то совершенно не нужное.
"Ублюдок..."
Но всё же он был ей... полезен.

***

Грег, весьма молодой и симпатичный, но до невозможности тупой надзиратель, явно дышал к ней совсем уж неровно. Скорее всего, из-за того, что по сравнению с другими девушками, Хэйли ещё выглядела довольно-таки ухоженной и приятной внешне, а потому сексуально притягательной для обделенного женским вниманием охранника. Вряд ли он испытывал к ней высокие чувства, но некую благосклонность всё-таки выказывал, изредка получая в награду мимолётные поцелуи. Не такие приятные, как с Эриком, точнее сказать, почти омерзительные для Морган, но другого выхода она не видела - пока Грег находился у неё на поводке и исполнял любую прихоть, пока он не распускал руки, видимо ещё помня мольбы невинной девушки не идти до конца, пока в его душе ещё имелась хоть какая-то жалость к ней, она этим пользовалась. Тем более за ним имелся некий должок, о котором она обещала молчать даже при угрозе пыток. Так или иначе, но она решила пойти ва-банк и, кажется, не прогадала. Грег согласился помочь, и осталось лишь спросить самого Митчела, готов ли он идти к своей цели дальше.
- Итак, ты в деле? - Хэйли требовательно изогнула бровь, с превосходством глядя на сообщника. Сейчас она ощущала себя некой благодетельницей, что могла справиться и без Митчела, но любезно предоставляла ему свою помощь, но тот в ответ её благотворительности не оценил, изобразив на лице деловитость.
Что-то вновь укололо в самое сердце, то ли гнев, то ли обида, девушка и сама не смогла толком понять...
- Конечно.
И тут же маска надменности на её лице предательски треснула, показывая всю ту же потерявшуюся и беззащитную Хэйли Морган, какой она была неделю назад. И Эрик увидел это, судорожно сглотнув, когда тело сообщницы явственно задрожало.
- Грег, ты не мог бы принести заживляющую мазь из моей комнаты, Митчел явно не ухаживал за своими ранами. В долгу не останусь. - Голос Хэйли приобрёл повелительные нотки, и на удивление Грег не стал перечить, кивнул и поплелся наверх, оставляя молодых людей наедине. Вновь попытавшись набрать в нутро побольше смелости, Морган перевела взор на Эрика и тихо процедила: - Чёрт возьми, что с тобой происходит, Эрик? За что? - Она мотнула головой, вперивая глаза под ноги. - Что я тебе такого сделала, сволочь? Что? Я думала, что мы... друзья... Ну хотя бы что-то отдалённо напоминающее, но... Тогда почему ты обрёк меня на одиночество, скотина? Почему? Что такого я сделала?
Слёзы градом потекли по щекам, а тонкие пальцы сжались в кулаки.
- За что? За что, мать твою? За что? За что? - словно мантру, повторяла она не в силах остановиться, пока тёплые руки Митчела не прижали её к своей груди. - Ненавижу тебя, дурак! Ненавижу! - рычала она, прижимаясь к его телу крепче. - Как ты мог бросить меня одну... Я так испугалась...
А он просто успокаивающе гладил её по голове, нашёптывая что-то неразборчивое, для того чтобы она наконец успокоилась. И лишь после, когда шум от собственных рыданий прекратил перебивать звуки извне, она отчётливо расслышала его слова:
- Согласен, я дурак.
- Вы верите в единорогов?
- Это единственное, во что я ещё верю...


Вопрос? Ответ!
Эрик, казалось бы, вечность прижимал к себе хрупкое тело... сообщницы ли? Друга? Или кого-то большего, более близкого? Вздохнув, глубоко и с неким хрипом, он ощутил запах её волос. Тот-самый-чертовый-цветочный-аромат. Что остался на подушке, после её ухода. И не выветрился до самого вечера.
Что с ним не так?
Хэйли причитала, стискивая его рубашку так цепко, так сильно, что ткань ощутимо натянулась. Ещё чуть-чуть и порвется. И, действительно, в тишине прозвучал звук треска. Опустив взгляд, Митчел понял, что это явно не одежда. Разорвалась плёнка, коей он окутал свои чувства и мысли, резко, но совсем не больно. Словно так, как и должно быть. И сейчас, сжимая в объятиях, невольно согревая озябшую девушку, юноша невольно проговорил:
- Согласен, я дурак.
Чистые, полные слёз глаза сине-зелёного цвета вскинулись, впившись в его. Он смотрел нежно, слегка улыбаясь, большими пальцами аккуратно стирая скатившиеся солёные капли. Морган была настолько хрупкой, настолько беззащитной, что Эрик просто не вытерпел. К чёрту всё, правда? Он снова падает в этот омут с головой, наплевав на прошлые неудачи и бессонные ночи. В таком месте, как Розеттинг-Холл нет места любви, нет места искренним чувствам и эмоциям. Нет ничего святого. Но сейчас, ласково целуя застывшую изваянием девушку, что с самого начала смогла обратить на себя его внимание, он с чистой совестью и насквозь разбитой душой плевал на всё. Какая, в сущности, разница? Если у них есть хоть немного времени, хотя бы месяц на то, чтобы бы очутиться ближе к счастью, стоит попробовать.
Зашедший Грег аккуратно поставил на пол какой-то свёрток и так же тихо удалился, закрыв за собой дверь.
А Эрик Митчел, казалось бы, мог сосчитать каждую родинку на теле Хэйли Морган.

***

- Эрик, твою налево!.. - зашипела было Хэйли, пока парень, крепко держа её за руку, бежал наверх, банально не понимая, что она запыхалась. Мотнув головой, что явно означало: "Потерпи немного", он достиг чердака и, остановившись, вскрыл замок. Прислушавшись, юноша посмотрел на девушку. Та, нахмурившись, кивнула и закрыла глаза. Лицо её разгладилось и приобрело некое отсутствующее выражение. Мгновение спустя, Морган распахнула глаза и кивнула. Эрик облегченно вздохнул. Сегодня без сюрпризов.
Прошло три дня после их бурного примирения там, в подвале. Хэйли тогда много кричала, обвиняла его, посылала к чёрту и, как апофеоз, расцарапала ему всё лицо. Но Митчел не жаловался. Во-первых, чувствовал, что заслужил, во-вторых, парень в принципе не жаловался. Да и успокоилась девушка быстро, а кричала после уже по другой причине. Вспомнив об этом, Эрик слегка покраснел и быстро отвернулся. Сейчас, в основном, они занимались планом побега, который с помощью Грега лишился шероховатостей и стал более способным к исполнению. Стоило признать, что есть много плюсов от сотрудничества с Хэйли Морган. Только ей удалось чем-то шантажировать надзирателя. Хотя, признаться честно, Грег был не таким уж и плохим. По-началу, конечно, Эрик вдоль и поперек исследовал разум их невольного сообщника, но, заметив отсутствие каких-либо мыслей о предательстве, успокоился. Но всё равно держал ухо востро. Тем более сегодня, когда им, наконец, удалось получить Приказ, который сейчас изучала Хэйли.
- Я думаю, за ночь можно подменить на новый, - задумчиво проговорил Эрик, усаживаясь на стол и привычно закуривая. Морган, не отрывая взгляда от документа, протянула руку за сигаретой. Митчел, вздохнув, подал ей одну, которую она взяла и пробормотала что-то насчёт благодарности.
- Не за что, травись на здоровье, - ехидно буркнул Эрик, которому вообще не нравилось её курение. Ладно, он сам, но ей-то куда? - Когда-нибудь, я поведую твоей матери о твоём курении. - Как-то слегка грустно прозвучала эта фраза. Почему-то парень был уверен, что оказавшись на свободе, последнее, что захочет Хэйли, - это взять его с собой. И от того становилось вдруг так противно и мерзко.
- Только попробуй, - буркнула девушка, прикуривая. - Это единственный способ расслабиться, ведь пива у вас здесь не водится.
- У нас здесь, Хэйли. У нас, - тихо сказал Эрик и аккуратно вытянул бумагу из её пальцев. Так или иначе, пора начинать.
Он достал давно заготовленный шаблон и, положив перед собой Приказ, стал придирчиво сравнивать с поддельным. В принципе, всё казалось на своих местах, но вот подпись следовало бы потренировать, прежде чем ставить на новый документ. Размашисто расписываясь снова и снова, Митчел не сразу заметил, как руки Хэйли аккуратно опустились ему на плечи, нежно огладив их. Прикрыв глаза, Эрик взял ладони девушки в свои и поцеловал поочередно каждое запястье.
- Мне кажется, я люблю тебя, - неожиданно для самого себя проговорил юноша, глядя на их бумажное спасение и только на него.
- Мне кажется, я люблю тебя. - Слова прозвучали настолько внезапно, что Хэйли даже ненароком вздрогнула от неожиданности и неподвижным изваянием застыла рядом с Эриком.
"Что?" - Она хотела, чтобы этот вопрос вырвался из её глотки, хотела перевести всё это в шутку и заливисто рассмеяться, боясь поверить подобным словам и обвинив Митчела в помутнении рассудка, но не могла. Спазмированное горло не пропускало даже воздуха, не то что целые фразы.
А парень молчал, неимоверно напрягшись под влиянием реакции Морган, и, прищурившись, безотрывно смотрел на бумажный приказ, даже не подозревая до какой степени разогнал девичье сердце.
"Эрик меня... любит?" - Щёки Хэйли вспыхнули лихорадочным румянцем под тяжестью ответственности, что мигом обрушилась на неё после сказанных Эриком слов, и она непроизвольно отшатнулась от юноши на шаг в сторону, присаживаясь, так же как и Митчел, на стол и уставившись испуганным взглядом в пол.
- Прости, сказал, не подумав. - Юноша всё так же смотрел на листок бумаги, и лишь подрагивающие иногда пальцы выдавали его внутреннее волнение. - Не обращай внимания, вернемся к приказу...
- Эрик... - Голос девушки дрожал. - Ты меня... любишь? - Хэйли перевела на него ошеломленный взгляд, а Митчел как по команде нахмурился, посмотрев на неё несколько раздраженно.
Глупый Эрик Митчел. Какой же он был глупый, ей-богу!
Хэйли Морган когда-то нравился мальчик, с пятого класса нравился. Марк Миллер - её безответная, как она думала, любовь.
Любовь?
Теперь это казалось в сущей степени смешно.
- Ты просто не понимаешь... - Девушка опустила голову, пытаясь совладать со своими эмоциями. Эрик рассерженно цыкнул, откладывая приказ в сторону и в следующую секунду оказываясь напротив Морган, так близко, что она ощущала его дыхание у себя на щеке.
- Я же сказал - забудь...
- Да заткнись, боже ты мой! - прорычала девушка, поднимая на него глаза, что были полны слёз, а Эрик, вконец удивленный поведением сообщницы, изумленно выгнул бровь. - Я просто рада, твою мать! Какой же ты всё-таки тупица... Вот же меня угораздило...
Митчел смотрел на неё широко распахнутыми голубыми глазами, которые ещё совсем недавно пугали её своей дикостью, а она не могла подобрать нужных слов, чтобы высказать ему, как же она на самом деле... рада.
Она была рада. Очень рада. Неимоверно рада услышать от него эти заветные три слова. Ведь Хэйли на них даже и не надеялась. О взаимности она и не помышляла, хотя в её разум уже давно закралось понимание, что без него ей плохо, а с ним хорошо, что без него она почти не может дышать, а с ним не отказалась бы даже навсегда остаться в Розеттинг-Холле. Лишь бы... с ним.
Порой юная Морган ловила себя на мысли, что благодарна судьбе. За то, что она наделила её этим долбанным даром, за то, что она угодила в это проклятое место, и за то, что она встретила его. Дикого, сильного, своенравного, с устрашающим взглядом, что был наполнен пугающим равнодушием, но лишь для неё становившимся другим: тёплым, притягательным, сводящим с ума.
- Я рада, понимаешь? - тихо проговорила она, а слёзы наконец вырвались из своего заточения и пролились на разрумяненные щеки.
- Дурочка, - улыбнулся Эрик, по обыкновению стирая соленую жидкость большими пальцами. - Чего реветь-то тогда? - Он не требовал ответного признания, он и так всё понял, а слова здесь были уже излишни.
- Просто это самое приятное, что мне когда-либо говорили на мой день рождения. - Хэйли усмехнулась, посмотрев на возлюбленного. - Да, мне сегодня исполнилось восемнадцать, Эрик, и сегодня же я самая счастливая на свете, потому что... - но договорить она не смогла, Митчел резко приблизился к её губам и вновь заставил потеряться в реальности.

***

Грег стоял на стрёме у кабинете начальника по распределениям. Хэйли же и Эрик пытались заменить настоящий приказ на поддельный и при этом умудриться не задеть огромные стопки бумаг, что возвышались над ними белесыми горами. Всё это усложнялось тем, что действовать приходилось в полутьме, но вскоре дело было сделано: поддельный приказ аккуратненько располагался в стопке следующего потока отбывников, что отправлялись бы на свою каторгу через пять дней. Хэйли Морган и Эрик Митчел значились в нём на четвертой и седьмой строчке соответственно. Отныне и навсегда вместе даже на бумаге.
- Смотри, что я тут нашёл. - Эрик потряс перед Морган бутылкой виски, которую он достал из серванта. Дарить дорогой алкоголь у спецслужб уже, наверное, вошло в привычку, так сказать, благодарить за помощь и содействие, поэтому в серванте мистера Рассела имелось множество таких элитных бутылочек. - Надо же отметить твой день рождения. Думаю, пропажа обнаружится не сразу.
- Поставь на место, отметим по другому, - ухмыльнулась Хэйли и мотнула головой, ещё раз перепроверяя специфический порядок на столе Рассела, главное, чтобы всё оставалось, как и было...
Сердце сделало болезненный кульбит, когда на одной из бумаг, расположенной поверх всех остальных, она заметила своё имя.
"Имя: Эмбер Ларри, Патрисия Дениелс, Хэйли Морган.
Распределение: Сирия, Дамаск. Военная база.
Отправка: 12 ноября."
Девушка ощутила, как ком в горле предательски сжимает трахею. Не вздохнуть. Совсем нечем дышать.
12 ноября - через два дня. Она не успеет сбежать.
- Вы верите в единорогов?
- Это единственное, во что я ещё верю...


Вопрос? Ответ!
Форум » Архив » Корзина » Изгои
Страница 2 из 2«12
Поиск: