Чтобы можно было писать в чате нужно войти в свой аккаунт.
Страница 1 из 212»
Архив - только для чтения
Форум » Архив » Корзина » Изгои
Изгои
Тихо вздохнув, он окатил лицо прохладной водой. Руки неимоверно болели, по едва затронутой загаром коже вспыхнули синяки. Слегка ухмыльнувшись, он тряхнул отросшими волосами, с тоской уставившись в собственное отражение. И зеркальная гладь не врала, это действительно был он: светловолосый, голубые глаза с непонятной грустью внемли зазеркалью, а ярко выраженные скулы подтверждали волевую непоколебимость. Парень тихо рассмеялся, отчего зеркало треснуло. Это плохая примета - смотреться в испещренное паутиной стекло. Говорят, семь лет несчастья. Но что ему счастье, он не видел его за всю свою жизнь, так что семь лет - не такая уж пытка.

***

Розеттинг-Холл. Обитель изгоев, отщепенцев и тех, кого однажды не приняло общество. Не приняло с самого рождения. С той секунды, как ты появился на свет не таким, как все, ты - никто. И зовут тебя никак. И именно это место считалось домом для таких "никто". Мрачное, наполовину опустевшее, заполненное скорбью и некой озлобленностью на весь оставшийся мир. Люди, выросшие здесь, никогда не смогут понять простые, общечеловеческие морали. Не примут ничего, что хотя бы издали напоминало чувства. И только тихая ненависть жила в жилах сирот, попавших сюда однажды. Но негласное правило, коему придерживались все проживающие здесь, звучало примерно так: "Попав сюда, ты не сможешь вырваться. До конца своих дней ты будешь заточен в Розеттинг-Холле". И действительно, крайне бессмысленно было пытаться убежать. По крайне мере ни у кого доселе не получилось. И сейчас эти овощи оканчивали свои дни далеко отсюда, в стационарах или других психических клиниках. Но ощущалось, черт возьми, их присутствие здесь. Будто бы неупокоенные души: громкие всхлипы, тихий шепот, и весь этот оркестр слушали маленькие дети, которые ещё мало соображали. Которые не понимали, куда они попали и что с ними будет дальше. А Эрик понимал. Ему было уже восемнадцать - вроде бы не такой ещё взрослый, а иногда всё же мелькало во взгляде нечто такое, что вызывало оторопь даже у бывалых смотрителей.
- Топай дальше, что вылупился, щенок? - поморщился мужчина, одетый в форму. О, да. Познакомьтесь, - это один из многих смотрителей, что, казалось бы, густо населяют эту темницу. Мало мозгов и много мышц - в случае, если кто-то из них обретет волю. Но такие случае крайне редки, чаще всего здесь достаточно овощей, нежели мыслителей. И вовсе не потому, что отсталые или дегенераты, совсем наоборот. Розеттинг-Холл - это канцлагерь для детей-индиго. Детей, которые с ранних лет попадают под пристальное внимание Правительства. Детей, которых прячут с глаз долой, потому как их всплески - нестабильны. Слегка улыбнувшись недоумевающему смотрителю, Эрик продвинулся дальше в этой бесконечной череде черно-белых дней.

Имя, Фамилия: Эрик Митчел.
Возраст: 18 лет.
Место рождения: точно не известно, предположительно Шотландия.
Способность: зачатые способности к телекинезу, психокинетика, т.е. влияние на разум.
Статус: II.

Именно так написано в его досье, которыми забиты архивы одного из помещений. Что в этой записи удивляет больше? Отсутствие точных данных о месте рождения или непонятная римская цифра, обозначающая статус? Но обо всем по порядку. Юноша и сейчас не помнил, откуда он. Первые три года своей жизни Эрик провел в ящике. Нисколько не утрируя, именно в ящике. Видимо, с момента появления на свет он успел блеснуть чем-то, что вызвало шок и осуждение окружающих. А может быть, и страх. Скорее последнее, ибо его крайне быстро отправили прочь, с глаз долой. Родители вероятно испугались гонений и осуждающего мнения окружающих, а посему малыша просто сбыли с рук, не обращая внимания на его плач. Говорят, никто не помнит таких подробностей своего детства. Но Эрик помнил. До мельчайшей детали. Помнил, как будто это было вчера: гладкие и непробиваемые стены ящика, его клетки. Помнил свои слезы и непонимание. Ощущал, как и тогда, мысли окружающих его людей. Они были напуганы, растеряны, но любопытны. И тогда-то Эрик понял, что теперь он сам по себе. А им, тем, кто заключил его в личную тюрьму, не стоит жить.
Статус. Существует три разные ступени: I, II и III. Первый (I) - самая безопасная часть учеников. Их способности не вызывают бури и ураганы, они не способны поджечь или заставить кого-нибудь индивида умереть. У них просто развита один из органов чувств. У некоторых - два. Ну и так далее. Собственно, этих ребят содержали на первом этаже, где они были более свободными. По крайней мере, их выпускали из этого гниющего места. Второй (II), в которую входил и сам Эрик, были более опасны для общества. Некоторые могли действительно развить свой навык до III статуса. Но никто им не позволял. И, наконец, третий (III) - отъявленно опасные гуманоиды. Их запирали в комнатах на третьем этаже, и почти никто из проживающих не видел, как статус III свободно разгуливает где-то поблизости. Их пытали. Над ними ставили эксперименты. Их крики слышал даже обычно спокойно засыпающий Эрик. Игры с разумами других вынудили его натренировать свой. И когда-нибудь он выберется отсюда. Да, выберется.

***

- Эй, Грег! Срочно спустись ко входу - у нас пополнение.
Эрик навострил уши, силясь разыскать среди бестолковой и ненужной информации, содержащейся в голове надзирателя, то, что ему нужно. Вот он спускается вниз по лестнице. Заворачивает. Останавливается. Через КПП, который был похлеще пропускного в Пентагоне, вводят хрупкую, но весьма живую девушку. На вид - лет 17. Парень вздохнул. Когда большую часть своей сознательной жизни проживаешь извне, привыкнуть к этому месту становится адским испытанием. И ему уже заранее было жаль её. Девушка подняла взгляд на охранников и что-то резко им ответила, дернув руками. Ухмылка, разрезавшая уста Эрика, появилась крайне внезапно. А детка-то бойкая. Правда ничем хорошим для неё это не закончится.
- Эй, малая, шевелись. У тебя комната №12, - прохрипел Грег, отстегивая ей наручники. Затем, не слишком вежливо, пихнул её в бок, отчего шатенка поморщилась, но смолчала. Кажется, начинала понимать, что сказка кончилась. Добро пожаловать в Ад.
- Хожу, где хочу, не правда ли? - спокойно сказал Эрик смотрителю, спускаясь с лестницы.
- Ходишь, где хочешь, - взирая стеклянным взглядом, послушно ответил тот. Через пару секунд очнется, следует торопиться. Управлять одним, конечно, просто, а вот несколькими - почти невозможно. И это юноша уже давно понял. Если его способности раскроются - ему будет заготовлена камера пыток на третьем этаже. Встряхнув волосами, он спустился вниз, стараясь ближе рассмотреть новенькую. Что-то в ней определенно цепляло. Для Эрика огромное значение имел разум. Но почему-то к ней он протолкнуться не мог. И это завело даже больше, чем её не увядшая пока красота. Но в этом месте погибнет все, зачахнет и этот цветок. Страшно подумать, что её сегодня ожидает ночью. Девушки, прожившие тут достаточно долгое время, не слишком обжалуют новенькую. Вздохнув, он уселся на подоконник, понимая, что совершенно незаметен для снующих туда-сюда надзирателей. Он был им не интересен, сидит себе и сидит.
А парень ждал. Чего, непонятно.
«Меня однажды спросили, способна ли я на безумный поступок? Вопрос мне показался странным, но подумав немного, я ответила, что нет, вряд ли. Слишком уж рациональна и осторожна для подобного действа.
Сейчас же я понимаю, что ошибалась, и если бы меня спросили вновь, то, не задумываясь, ответила бы: «Смотря, ради кого…»


***

- Хэйли, ты... ты мне нравишься. Очень, - проговорил темноволосый парень, нервно передёрнув плечами и не менее нервно спрятав руки в карманы оранжевой куртки, когда они наконец-таки свернули на Апотекари Стрит, где в самом конце располагался маленький, но уютный коттедж семьи Морган.
Девушка удивлённо устремилась на молодого человека, не в силах поверить своим ушам.
Господи, наверное, это сон. Сон!
- Давай... встречаться, а? – Он явно нервничал и всеми возможными способами старался избегать изумлённого взгляда спутницы.
А она и не знала, что Марк Миллер может краснеть. О Боги, Марк Миллер! Её безответная любовь с пятого класса!
- Ну так что? - Пронзительно синие глаза Марка в конечном итоге всё же устремились на Хэйли в ожидании ответа.
- Хорошо, - заливаясь пунцовой краской, ответила девушка, отчего-то останавливаясь и вперивая пристыженный взор в мокрый асфальт. В Лондоне царила поздняя осень.
- Ладно, - улыбнулся парень, в момент расслабляясь и так же, как и Морган, останавливаясь.
И дело было вовсе не в его привлекательной внешности, что в семнадцать лет могла стать веским аргументом, чтобы влюбиться, нет, Марк Миллер был весьма зауряден, не страшен, конечно, но и смазливым его было не назвать, а дело было в том, что он являлся чуть ли не единственным в школе, кто никогда – никогда! – не показал ей и тени боязни её маленькой, но немало досаждающей способности. Да и толком-то никто не знал, что в ней было не так, просто сторонились, чувствуя внутреннюю силу. А Миллер никогда не шарахался от неё, словно бы от прокаженной, никогда не обзывал ведьмой и не унижал, как многие ученики престижной на первый взгляд Школы Святого Патрика, он, как думалось ей до этого момента, её вообще не замечал, но, видать, она была не права.
Какое ж, мать вашу, счастье!
- Можно я тебя поцелую?
Дыхание Хэйли участилось, - её первый поцелуй, да ещё и с Марком Миллером! – а сердце стало стучать будто сумасшедшее.
- Да…
Его пальцы осторожно приподняли миловидное разрумяневшееся лицо за остренький подбородок, а он сам стал неуклонно приближаться…
Поцелуй вышел робким, даже чересчур, но, черт возьми, это был самый счастливый день в её жизни!



Открыв дверь и влетев в прихожую, словно бы ураган, Хэйли скинула свою опостылевшую сумку с учебниками на пол и с полубезумным взглядом влетела в гостиную, совершенно позабыв снять пальто и уличную обувь. Ей не терпелось поделиться новостью с мамой, которая являлась для неё всем: и подругой, и советчицей, а посему первой это восхитительное известие должна была узнать именно она!
В гостиной на кресле сидел незнакомый мужчина в шикарном темно-синем костюме и с галстуком, подобранным точно в тон. Внешность у него была не сказать, что отталкивающая, но что-то змеиное в нём явно читалось, поэтому, узрев его, Хэйли тут же остановилась, как вкопанная, и на подсознательном уровне почувствовала, для чего, собственно, этот мужчина находился в их доме.
На журнальном столике перед ним стояла чашка с остывшим чаем, к которому он, по всей видимости, даже не притронулся, а напротив него сидела зарёванная миссис Морган, что не удостоила дочь и мимолётным взглядом.
- Мама? – Хэйли сделала маленький шажок назад, безотрывно глядя на мужчину.
- Хэйли Эдриэн Морган, правильно? – Незнакомец встал, сразу же попытавшись доброжелательно улыбнуться.
- Да, всё верно… - хрипло ответила девушка, отступая ещё на один шаг назад.
- Агент Строзам, мисс, вы должны пройти с нами…
- Хэйли, беги!!! – Остервенелый крик матери, и моментальная реакция юной Морган, незамедлительно устремившейся к входной двери и рывком открывшей её. И прочь! Прочь от своего дома!
В ушах всё ещё звенел голос матери, призывающий бежать, а на глазах уже наворачивались слёзы.
Догонят. Её безошибочная интуиция говорила ей, что они её догонят.


***

Имя, Фамилия: Хэйли Эдриэн Морган.
Возраст: 17 лет.
Место рождения: Лондон.
Способность: способность предсказывать события, сверхинтуиция.
Статус: I.

- Куда вы меня? – наконец-то подала голос Хэйли, раздражённо звякнув наручниками и устремляясь на сидящую рядом молодую женщину, внимательно вчитывающуюся в какие-то отчёты.
Они ехали минут сорок, не меньше, явно за город, хотя опустившиеся на местность сумерки не давали Морган в полной мере оценить направление.
Женщина озадаченно перевела взгляд на пленницу, а затем, пару секунд внимательно поразглядывав её, отложила папку в сторону.
- В Розеттинг-Холл, - ответила она не сразу, отведя взор в сторону, будто бы сама мысль об этом месте внушала ей страх.
- Зачем? – Наручники начинали бесить, и пусть они не так уж сильно врезались в нежную кожу девичьих запястий, но давление на сознание было неимоверным. Зря она повела себя так буйно с этим Строзамом.
- У тебя есть способности, - женщина вновь взяла папку, открывая её на первой странице, - ты можешь предсказывать события, так ведь? – Она пробежалась глазами по черным строчкам, удостоверяющим её, что не ошиблась.
- Я не могу предсказывать события. Точнее, могу, но это больше на интуитивном уровне, за пару секунд, в лучшем случае за минуту до него. – Некая доброжелательность незнакомки слегка разговорила Хэйли. Да и выглядела её собеседница весьма мило, хоть и пыталась казаться более солидной в этом строгом костюме, очках в чёрной оправе и безукоризненно зализанными назад блондинистыми волосами, собранными в аккуратный пучок.
- Кхм, - блондинка прочистила горло, поспешно перелистывая страницы, - 21 июня 2011 года, ты предотвратила теракт в Школе Святого Патрика, предупредив директора сего заведения, мистера Уоррена, о возможности взрыва. Ты сделала это за неделю до того, как на входе действительно задержали смертника, напичканного взрывчаткой.
Чёрт! Долбанный мистер Уоррен! Обещал же молчать, сучёныш!
- Это случилось единожды, больше такого не повторялось. – Прав был её наставник, зря она пожалела эту грёбанную Школу Святого Патрика. Акира-сенсей, что втихую развивал её необычные способности, имея точно такие же, но молча о них, словно рыба, не одобрил подобной щедрости и милосердия, настаивая на том, что кому суждено умереть, тот всё равно умрёт. Теперь же она понимала, почему её наставник был так непреклонен в своих суждениях.
Гребанные ублюдки! Предатели!
- Как раз таки в Розеттинг-Холле мы и выясним, на что ты способна, - слегка улыбнувшись, проговорила женщина. – Там мы проведём ряд тестов. Это займет месяца два, думаю, не дольше. Потом, скорее всего, тебя отправят в горячую точку. Такие, как ты, там нужны…
- Горячая точка? – Сердце девушки сделало болезненный удар о грудину.
- В места военных действий. Будешь предсказывать возможные теракты и диверсии.
- Но… - это что – шутка?если я не хочу!
- Хэйли, послушай меня, - блондинка сочувственно устремилась на пленницу, - в твоих интересах зарекомендовать себя с лучшей стороны. Сбежать даже не пытайся, иначе твоя мать не проживет и часа, умышленно заваливать тесты тоже, иначе ты закончишь свои дни в лучшем случае в психиатрической клинике. Тебе ещё повезло, что Розеттинг-Холл станет твоей обителью лишь на два месяца. Поверь мне, тебе крупно повезло…
И вновь некое сочувствие в глазах блондинки сменилось напускным равнодушием.
- Вам всё понятно, мисс Морган?
Хэйли не ответила, все слова предательски выветрились из головы. А ведь ещё с утра казалось, что её жизнь налаживается.

***

У КПП их встретили двое охранников, весьма пренеприятных людей даже чисто внешне и с явным отпечатком тупизны на физиономиях.
- Имя, - деловито спросил один из них.
- Хэйли Морган, - подняв на них взор, раздражённо ответила она, а затем добавила: - Снимите же с меня наконец эти долбанные наручники! - Получилось резковато, но девушку сейчас заботило совсем не это. Смотритель, что стоял рядом, на удивление проигнорировал подобную грубость и стал поспешно расстёгивать металлические браслеты.
- Эй, малая, шевелись. У тебя комната №12, - невежливо пихнув Хэйли в бок, проговорил бугай, когда с наручниками было покончено.

- Ублюдок!
Удар по виску.

Картинка, моментально активируемая её чутьём, отпечаталась в сознание слишком отчётливо, чтобы Морган не смогла сразу же понять, что джентльменскими качествами мужчины здесь не обладали, ублюдками их лучше не называть.

***

Комната №12 располагалась не так уж и далеко, стоило лишь завернуть за угол, и Хэйли буквально впечаталась в неё своими серо-зелёными глазами. Её вещи вроде как обещали занести позже сами охранники, поэтому откладывать знакомство со своими новыми соседками причин не было.
Она нерешительно постучалась и, постояв секунды три, медленно повернула дверную ручку, спустя мгновение проходя во внутрь.
В небольшой комнате на пять кроватей находились четверо «несчастных», не многим старше самой Хэйли. Они увлеченно играли в карты, сидя за одним единственным столом, что стоял возле закованного в решетку окна.
- Кто это тут у нас? – Отвлекаясь от игры, темноволосая девушка отложила карты в сторону и внимательно осмотрела новенькую своим колким цепким взглядом пронзительно голубых глаз.
- Привет, - робко проговорила Морган, робея под таким пристальным взором. – Я Хэйли, я буду жить здесь два месяца…
- Хэйли, значит. – Поднявшись со своего места, брюнетка вальяжно направилась в сторону новоиспеченной знакомой. – Меня зовут Тори, а это, - она обернулась к своим подружкам, - Верда, Кьяра и Тиффани…
- Очень приятно, - неуверенно кивнула Хэйли и попыталась улыбнуться – вышло криво.
- Какими судьбами к нам занесло? – Бровь Тори выразительно изогнулась.
- Говорят, будут тестировать, а затем отправят на войну, но…
- Вот же сучка! – Брюнетка подошла вплотную, ехидно растягивая губы в усмешке. – Всего на два месяца здесь, на войну и я бы пошла, всё лучше этого ада! – Её рука дотронулась до темно-каштановых волос Морган. – Красишь?
- Нет, это мой натуральный цвет… - Хэйли начинала беспокоиться, поведение Тори было слегка странноватым.
- Прелестно… - острые пальцы мимолётно прошлись по сонной артерии, а затем дотронулись до золотой серёжки в правом ухе, что когда-то подарила мама, точнее, в день её 16-летия, - из богачек, что ли?
- Нет, - Морган сглотнула, - мои родители среднего достатка…
- Родители?.. Славно-славно…

Боль! Удар!

Сгруппироваться она не успела: из-за нервов интуиция сработала лишь за долю секунды до действа. Сначала она почувствовала острую боль в мочке уха, тут же ощутив теплую струйку крови, что побежала у неё по шее, а затем последовал удар по лицу судорожно сжатым кулаком. Хэйли на ногах не удержалась и по инерции упала на пол, тут же получая ногой в живот.
- Господи, как же я ненавижу таких, как ты? – рычала Тори, нанося удар за ударом. – Почему таким сукам всё, а мне – ничего?! Гребанная тварь! – Теперь удары приходились то по грудной клетке, то по спине.
- Тори, хватит, а то к буйным причислят, - равнодушно проговорила Тиффани, покрывая козырного короля козырным тузом. – Ещё убьёшь ненароком.
Тори моментально остановилась, с ненавистью глядя на съёжившееся тело новенькой.
- Вали-ка отсюда, а? А то реально и прибить могу… - Она наклонилась к ней и, ухмыльнувшись шире, проговорила: – Сережку себе оставлю, всё равно она тебе не нужна уже.
Хэйли попыталась привстать, но руки дрожали – получилось не сразу, изо рта тонкими тягучими струйками сочилась кровь.
- Оставляй… - Хэйли закашлялась, ощущая, как всё тело отдается болью, - оставляй…
Мозг уже разрезали постоянно мелькающие в сознании картинки: Тори суждено было умереть, совсем скоро, наверное через несколько месяцев, пасть жертвой от руки то ли человека, то ли зверя – непонятно, так фатально привлёкшегося предательским отблеском этой самой сережки, что безобидным трофеем сейчас находилась в руке у брюнетки.
Видение? Хм, забавно…
В последнее время они приходили к ней чаще.
- Не забывай носить, - прохрипела напоследок Хэйли, с трудом поднимаясь, придерживаясь за стену рукой. – Она тебе счастье принесет… - улыбнувшись кровавой улыбкой, Морган вышла в коридор с единственным желанием найти умывальник и замыть полученные раны.
- Вы верите в единорогов?
- Это единственное, во что я ещё верю...


Вопрос? Ответ!
Дверь комнаты №12 громко захлопнулась. Эрик недоуменно приподнял брови, когда в поле его зрения попала та самая девушка, которая заинтересовала его минут пять назад. Кажется, он все же был прав: привыкшие к жестокостям и лишениям подростки Розеттинг-Холла не очень жаловали тех, кто хотя бы в чем-то был лучше их. Митчелу, прожившему здесь всю сознательную жизнь, это было хорошо известно. Более того, юноша не раз наблюдал подобные экзекуции, но ранее старался не вмешиваться. Теперь же пронзительно-голубые глаза с равнодушием разглядывали девушку, подмечая в ней ранее незамеченные детали: ухоженная, со вкусом одетая и строптивая. Сейчас неизвестная девчонка будет как никогда одинока. И никто не поймет. Безразлично пожав плечами, молодой человек хмыкнул, сразу же привлекая к себе внимание новенькой. Сине-зеленые, по-детски наивные глаза вперились в его силуэт, пока он, не торопясь, слезал с подоконника, а затем, потянувшись и хрустнув суставами, опять же издевательски медленно направился к ней все с тем же убивающим равнодушием на лице. Без воздействия способностей, которые явно проигрывали этой девчушке, он ощутил, как та внутренне сжалась, словно бы испугалась чего-то, но через мгновение лицо вновь разгладилось, принимая невозмутимый вид. Складывалось такое впечатление, что незнакомка откуда-то знала, что он не причинит ей вреда, и уверенность в этом факте излучалась всем её видом.
"Что ж, не будем её разочаровывать", - отстраненно подумал юноша, спрятав руки в карманы. Девушка жадно следила за каждым его шагом, неосознанно облизывая разбитые в кровь губы, и этот жест заставлял Эрика хмуриться: кажется, Тори перестаралась. Подойдя к ней почти вплотную, он бесцеремонно схватил новенькую за подбородок цепкими, длинными пальцами и критично осмотрел. Сильных следов побоев видно не было, разве что губы разбиты, но это легко можно было замаскировать. Юноша устремился в её глубокие, неестественно синие в данную минуту глаза и молча погладил большим пальцем покрасневшую скулу. Ещё пару секунд до того, как...
- Да что ты себе позволяешь!
Кричит. Громкая. Эрик опять поморщился и,опустив её лицо, схватил за руку. Оглянувшись, он рванул вверх по лестнице, волоча за собой строптивицу. Какие-то непонятные, совершенно необдуманные действия со стороны всегда рассудительного Митчела. Может, потому что он, как и она, был изгоем среди изгоев? Эрика не трогали. Просто боялись.

- Эй, ты, малец! - Его толкнули в сторону, ведь он явно мешал пройти одной компашке. Эрик, сжав зубы, посмотрел исподлобья на зарвавшегося, чем вызвал смех верзилы: - Что смотришь, воробей? Катись отсюда.
Они, смеясь, прошли мимо, и только на выходе услышали тихое:
- Нет.
- Что ты сказал? - мгновенно набычился старшеклассник, медленно разворачиваясь к нему. Эрик вздохнул и пробормотал:
- Я никуда не пойду, Стив. А ты - уже всех достал.
Ещё никогда Митчела не избивали так сильно.
А через два дня Стив повесился.


Эрик, постоянно прислушиваясь, практически бежал, правда получалось довольно-таки бесшумно. На встречу им попался лишь один смотритель, но и тот, вытянувшись по струнке, отдал Эрику честь, а сам юноша, болезненно поморщившись от столь резкого проникновения в чужой разум, ускорился, фактически оторвав тельце хрупкой девушки от пола. Вот, и нужная дверь. Взглядом приказав спутнице не двигаться, он пошарил в карманах джинсов и наконец вытащил ключ. Прислушался. Тихо.
- Если ты кому-то обмолвишься об этом, - спокойно начал он, вставляя ключ в замочную скважину, - то я тебя убью.
Сказано это было вполне равнодушно, как само собой разумеющееся. Впихнув её в каморку, Митчел зажег свет, оказавшийся неожиданно ярким, отчего девушка прищурила глаза. Покопавшись на полке, юноша достал аптечку и, пошуршав с полминуты, вытащил на свет мазь и ватные диски. Аккуратно, практически не прикасаясь, он провел ватой по губам, стирая кровь, а затем, выдавив из тюбика немного, помазал особенно покрасневшие участки кожи. Тряхнув отросшими светлыми волосами, парень оглядел результаты своих трудов и хмыкнул: достаточно. Весьма часто в последнее время он подрабатывал чистильщиком, чтобы у руководства не возникло сомнений, что все более-менее дисциплинированные. Проблем и изменений ему не хотелось. Устало усевшись на стол, он весьма тяжелым взором посмотрел на притихшую от его действий девушку и спросил:
- Кто ты и что здесь делаешь?
Вне всяких сомнений и этот тоже являлся психом. Самым натуральным! Да тут все были немного больными на голову, и в этом Хэйли убеждалась с каждой секундой всё больше и больше.
"Интересно, и он тоже будет бить?" - От этой мысли девушка непроизвольно съёжилась, признаться честно, даже в школе, где она не ходила в фаворитках, руку на неё никогда не поднимали, обзывали - да, но бить - никогда, а здесь... Хотя её интуиция отчего-то говорила ей, что вреда этот юноша ей не причинит. - Странно...
Он подошёл к ней вплотную, пристально всматриваясь в миловидное лицо, испачканное кровью, и... Его холодные пальцы абсолютно неожиданным образом дотронулись до её разбитой губы.
От этого Морган вздрогнула, не ожидая подобного действия, а затем инстинктивно отступила назад.
- Да что ты себе позволяешь? - воскликнула она, не понимая странного поведения парня. Только озабоченных парней ей ещё не хватало!
Нет уж, надо срочно сматываться отсюда!
Девушка сделала ещё один шаг назад, но молодой человек, схватив её за руку, рванул по лестнице вверх, совершенно не заботясь о том, что побитое тело Хэйли отдавалось резкой болью от каждого сделанного шага. На пути им повстречался лишь один охранник, почему-то отдавший юноше честь, а затем их марафон вновь продолжился.
Хватит! Больно...
Бег причинял девушке боль, от которой всё тело слабело и не слушалось, но когда уже начинало казаться, что вот-вот и она потеряет сознание, они резко остановились.
- Если ты кому-то обмолвишься об этом, то я тебя убью.
Обмолвлюсь про что, придурок?
Хэйли даже не понимала толком, о чем говорит этот долбанный псих, невольно раздражаясь от этого всё сильнее и сильнее, когда тот совершенно внезапно, не дав ей возможности и дух перевести, затолкал её в каморку, а спустя минуту уже обрабатывал раны и ссадины перекисью и мазью.
Странный он, ей-богу...
Морган безотрывно смотрела на молодого человека, что сосредоточено оказывал ей первую помощь и не обращал на неё никакого внимания, и невольно подумала о том, что её нежданный спаситель довольно-таки симпатичен, и лишь равнодушный взгляд портил общую картину несомненной привлекательности парня.
- Кто ты и что здесь делаешь? - Вопрос прозвучал весьма неожиданно, немилосердно выдернув Хэйли из собственных мыслей.
- Что? - Она и не заметила, как юноша отошел в сторону, к столу, и присел на столешницу.
- Не люблю повторять вопросов. - Цепкий взгляд голубых глаз заставил Морган вновь съёжиться: что-то в этом парне было явно пугающим.
- Не возражаешь, если я тоже присяду, у меня всё тело болит. - Девушка подошла к столу и, дождавшись кивка молодого человека, который немедля подвинулся, села рядом. - Меня зовут Хэйли. Хэйли Морган. У меня вроде как дар предвидения, хотя на самом деле это притянуто за уши. - Она хмыкнула, понуро опустив голову. - Это, скорее, интуиция, да и то работающая за несколько секунд до события, которое должно произойти, но никто из федералов не хочет меня слушать. Никто! - Хэйли удрученно вздохнула. - Через два месяца меня отправят на войну, ну или в психушку, пока ещё не точно...
- Хм, как же похоже на них, - ухмыльнулся юноша, непроизвольно качнув головой.
- А тебя как зовут? - Хэйли вновь перевела на него свой взор, опять неосознанно отмечая про себя, что незнакомец был неимоверно привлекательным. Но что было примечательней всего, в нем её привлекала даже не внешность, а его руки, что по-настоящему завораживали её. Они были не лишены изящества, но в то же время в этих длинных тонких пальцах ощущалась сила, уверенность... нежность...

Эти руки ласкают её, то грубо, то нежно, требовательно, мягко, а его губы прерывисто шепчут её имя, дыхание перебивается тихими стонами, а их тела сплетаются вновь и вновь, будто бы эти рваные движения - то самое последнее, что ещё принадлежало им...

- Эрик.
Хэйли даже вздрогнула, настолько резко прервалось её видение, что заставило девичьи щёки моментально вспыхнуть от румянца смущения.
Что за хрень?
В видении был определенно Эрик, определенно! Эрик, который делал с ней явно что-то неприличное...
Черт, она так и знала, что добром это не кончится. Несомненно, он её изнасилует!
- Что смотришь, как баран на новые ворота? - вздернул бровью парень, раздражаясь от пристального и испуганного взгляда девушки, устремлённого на него.
Морган вздрогнула ещё один раз и неосознанно отодвинулась от молодого человека на пару сантиметров в сторону.
- Ты это... - от страха голос моментально охрип, - не подходи ко мне. У меня парень есть! - В принципе, насчет парня даже не врала, и это оказалось приятным фактом, но потом Хэйли вновь вспомнила про своё патовое положение, незамедлительно спрыгнув со стола на пол, при этом совершенно успев забыть про недавние побои. - Спасибо за помощь, но... отвали, ладно?
Она резко рванула к двери, но выскочить не успела: Эрик поймал её за руку.
- Вы верите в единорогов?
- Это единственное, во что я ещё верю...


Вопрос? Ответ!
Запуганная овца. Вот и вся сказка, девочка, больше никакого моря радости и счастья. Это место тоскливо и вяло отрывало весь имеющийся комплект эмоций, безраздельно наполняя тоской и каким-то глухим отчаянием. Эрик смерил девчонку оценивающим взглядом. Не вытянет, нет. И что? Он стал раздражаться от собственных мыслей, а Хэйли Морган восприняла это на свой счет. Ну, естественно. Митчел чуть было не застонал от того, что ничего не может с собой поделать. Какой раз он уже выхаживал очередную жертву провокаций и издевок, чтобы потом птичка спеклась и слетела с рук, не получив дополнительную порцию корма. А Эрика нужна очень сильная поддержка в одном деле. И чем сильнее к нему будет привязана мисс Морган, тем лучше.
- Ты это... - хриплый голос выдавал девчонку с потрохами, - не подходи ко мне. У меня парень есть!
Эрик, на секунду вынырнувший из своих раздумий, опять, по привычке, вздернул бровь. И о чем она мелет?
- Спасибо за помощь, но... отвали, ладно?
В следующее мгновение все было подвластно скорее инстинктам, нежели реальной и холодной выдержке. Резкое движение, и он уже сжимает её за предплечье, оттащив назад. Это ничего не стоило для восемнадцатилетнего, крепкого Митчела. Все же, в противовес ему шла хрупкая девушка. Но не время упиваться своим преимуществом. Без обиняков усадив её на то место, которое занимал ранее сам, он, закурив сигарету, пачку которых тоже нарыл на полке, деловито начал рассказывать, в какой-то степени лакомясь эмоциями, которые сменялись, подобно калейдоскопу, на лице Хэйли Морган.
- Запомни, девочка, в этом месте у тебя нет ничего. Ни парня, ни брата, ни мамы с папой. Нет собственного имущества и собственного мнения. Нет ничего выдающегося. Наоборот, ты в самой низине. На тебя внимания будут обращать меньше, чем на урну с мусором. - Он затянулся, прикрыв глаза. В какой-то степени, курение приносило успокоение и попытку, хотя бы попытку, смириться с положением дел. - Кто пообещал тебе, что после какого-то определенного интервала времени ты - целая и невредимая, вернешься домой? Ложь, - он отчеканил последнее слово с особым пристрастием. Голубые глаза, казалось бы, остекленели, стали какими-то матово-синими. Зеркало души? Скрытые, расплывчатые образы. - Никто о тебе не вспомнит. Твоих родителей уже отправили далеко, а тебя навечно оставят здесь, до первой же возможности использовать твои способности. Поэтому дам тебе дельный совет, девочка, - развивайся, но не показывай этого. Пока тебя будут чему-то учить, что-то проверять, измерять твой потенциал. Если покажешься им любопытным экземпляром, закончишь жизнь измученной лабораторной крысой. - Эрик затушил сигарету, просто-напросто ткнув в стол, после чего остался след. Затем, вернув свой взгляд на мисс Морган, заметил искренние слезы в её глазах. Но эти слезы были другими. Злости, негодования, едва контролируемой ярости. Задумчиво стерев одну из слезинок пальцем, он, все с тем же научным интересом, слизнул её, пробуя на вкус. Возможно, он показался несколько маниакальным в тот момент, но было плевать. Безразличный взгляд, поутихший было после монолога, опять вперился в сине-зелёные глаза Хэйли.
- Не стоит распускаться. Соберись. У тебя ещё будет время и оплакать, и пожалеть себя. Сейчас же я предлагаю тебе реальный шанс сбежать отсюда к чертовой матери. У нас нет будущего, Хэйли, - совсем тихо закончил Эрик. Уголки аккуратных губ опустились вниз, а глаза, оторвавшись от лица юной Морган, скользнули вниз. - Но мы слишком самодостаточны, чтобы построить его сами. Но только если будем действовать сообща.
Митчел отошел от девчонки, манерно сложив руки на груди. Он слышал за спиной едва сдерживаемые всхлипы. Она душила их в себе, только непонятно, по какой причине. То ли ей самой претила мысль о слабости, то ли его совет оказался действителен. Не важно, впрочем. Он ждал, перестраивая целые схемы с голове, добавляя к уравнению новую переменную. И пока за его спиной не раздалось тихое:
- Я согласна.
- Запомни, девочка, в этом месте у тебя нет ничего. Ни парня, ни брата, ни мамы с папой. Нет собственного имущества и собственного мнения. Нет ничего выдающегося. Наоборот, ты в самой низине. На тебя внимания будут обращать меньше, чем на урну с мусором. Кто пообещал тебе, что после какого-то определенного интервала времени ты - целая и невредимая, вернешься домой? Ложь. Никто о тебе не вспомнит. Твоих родителей уже отправили далеко, а тебя навечно оставят здесь, до первой же возможности использовать твои способности. Поэтому дам тебе дельный совет, девочка, - развивайся, но не показывай этого. Пока тебя будут чему-то учить, что-то проверять, измерять твой потенциал. Если покажешься им любопытным экземпляром, закончишь жизнь измученной лабораторной крысой. Не стоит распускаться. Соберись. У тебя ещё будет время и оплакать, и пожалеть себя. Сейчас же я предлагаю тебе реальный шанс сбежать отсюда к чертовой матери. У нас нет будущего, Хэйли. Но мы слишком самодостаточны, чтобы построить его сами. Но только если будем действовать сообща. - Эрик говорил всё это таким тоном, будто бы вещи, которые он высказывал вслух, были до неприличия обыденны, как само собой разумеющееся. И от этого становилось не по себе, от этого тело билось в приступе мелкой дрожи, а к горлу подкатывал огромный ком страха и сомнения одновременно.
Что он предлагал ей?
Не раскрываться?
Её уже заведомо предупредили, что это будет для неё чревато.
Сбежать?
Интересно, а это вообще возможно? Без ущерба для собственной жизни, конечно же.
Хотя... Какая к черту разница? Судя по словам этого слегка - а быть может, и не слегка - странноватого юноши, на её жизни уже давно поставлен жирный крест, да и на жизни Эрика, в принципе, тоже, только вот он не хотел с этим мириться, сдаваться было явно не в его приоритетах, а она пасовала. Хэйли Морган, та, что привыкла преодолевать все трудности играючи, в конечном итоге превращаясь в победителя, пасовала. Кому бы рассказать, черт возьми!
Хм, забавно...
Ещё мгновение, и решение было принято.
- Я согласна, - тихо проговорила она, пытаясь привести своё душевное состояние в норму. - Только дай мне покурить...
Эрик озадаченно обернулся, выразительно изогнув бровь, отчего вместо страха девушку одолел гнев.
- В твоей пачке больше нет сигарет? - Хэйли пристально смотрела на своего собеседника. - Или, быть может, жадность - одна из твоих характеристик?
Эрик ухмыльнулся, но в следующую секунду полез в карман за пачкой. Подойдя к Морган почти вплотную, он вежливо открыл коробочку и предоставил на выбор несколько сигарет. Хэйли взяла первую попавшуюся и, зажав её между пальцами, поднесла к губам. Раздался звучный щелчок зажигалкой, и девушка сделала глубокую затяжку. Свою первую в жизни затяжку, не сдержав предательского кашля.
- Чёрт... - Парень негодующе помотал головой и похлопал её по спине. - На самом деле я не курю, точнее, не курила, но, судя по всему, это расслабляет.
Хотя в доказательствах она уже не нуждалась: голова приятно пошла кругом, отодвигая все обрушившиеся на неё проблемы куда-то на задний план.
- Они сказали мне, что убьют маму, если я вытворю что-нибудь в этом духе. Поэтому расскажи мне, Эрик, что конкретно ты планируешь сделать? Я новичок и, скорее всего, многого не знаю, но разве отсюда есть выход? Почему ты выбрал меня? Я не обладаю сверхохренительными способностями. Максимум, на что я годна, предсказывать события за долю секунды до их свершения. Так в чем же причина? - Она затянулась ещё разок, невольно закрывая глаза от подступившего к мозгам кайфа, но через мгновение уже открыла их вновь, пристально вглядываясь в острые черты лица нового знакомого.
- Вы верите в единорогов?
- Это единственное, во что я ещё верю...


Вопрос? Ответ!
- Только дай мне покурить...
Такая странная. Неожиданная. Заставляющая совершенно искренне изумиться. Просьба. Едва слышная, но твердая. Эрик, тихо хмыкнув и практически издевательски выгнув бровь, наблюдал, как во взгляде Хейли Морган загорается гнев, а тон - с просительно-умоляющая - стал требовательным, в некотором роде наглым.
- В твоей пачке больше нет сигарет? Или, быть может, жадность - одна из твоих характеристик?
Совершенно по-Митчелловски ухмыльнувшись, юноша протянул девушке пачку сигарет, внимательно наблюдая за тем, как неумело Хейли затягивается, впервые запуская в легкие подобную дрянь.
- Если ты этого ещё не поняла, самое моё предложение о побеге является опровержением моей якобы жадности, - спокойно сказал он, прикуривая Морган. И, вновь выгнув бровь, смотрел, как кашляет, надсадно всхрипнув, его единственная надежда. Сделав резкое движение, он засунул зажигалку в карман, а затем, укоризненно цокнув языком, участливо похлопал девушку по спине, слушая нелепые оправдания.
- На самом деле я не курю, точнее, не курила, но, судя по всему, это расслабляет.
Воззрив на неё слегка снисходительный вид, Эрик монотонно, но с некой искрой самодовльства, произнес:
- Это ты ещё марихуану не пробовала. Вот это, действительно, расслабляет.
Затем, как ни в чем не бывало, отошёл от Хейли, облокотившись на стол, прожжённый в одном месте ранее выкуренной сигаретой. Сложив руки на груди, он задумчиво закусил губу, осторожно, совсем незаметно пожевав её. Этот жест, некий символ, означал то, что молодой человек пребывал в огромной задумчивости. Собственно, чего и стоило ожидать, Хейли Морган быстро адаптировалась, ну, или быстро поняла, что надо принять хотя бы вид этого. Однако, если уж она храбрилась и показывала невозмутимость, то, значит, и действительность уже скоро примет такой вид. Снова посмотрев на неё, Митчелл вдруг понял, что она говорит с ним. Но, главное, как. Деловито. Уже собранно, хотя во взгляде сквозила некая расслабленность. С полным осознанием того, что они идут на что-то экстраординарное. Коротко выдохнув, Эрик опять скучающе уставился на верхнюю полку.
- Почему ты выбрал меня? Я не обладаю сверхохренительными способностями. Максимум, на что я годна, предсказывать события за долю секунды до их свершения. Так в чем же причина?
А вот на этот вопрос стоило ответить. Не глядя на Хейли, он силой мысли бросил старый ящик в стену, причем умудрился швырнуть его по такой траектории, которая пролетала над самой головой девушки, не задев и волоска. Вздрогнув, она уставилась на то место, где разбился ящик. Шокированно. И со слегка зараждающейся злобой. Решив не дать Морган возмутиться, парень подошёл ближе и, мягко взяв её за плечи, тектильно попросил её посмотреть на него:
- И это ещё цветочки. При большой концентрации я могу сдвинуть вещь, весом до 150 килограмм. Раньше же, когда меня только подобрали, я мог лишь поднимать что-то не тодще бумаги и опредлять эмоциональное состояние. Понимаешь, - убирая руки и вставая полубоком, Эрик отодвинулся от Морган, - все эмоции глупо считать порождением души. Все это - биологический процесс, а, значит, проходят через мозг. Когда я внезапно понял, что могу с легкостью определять что именно чувствует человек сейчас, то понял, в каком направлении мне нужно развиваться. И сейчас дошел до того, что могу управлять этими эмоциями, заправляя данным процессом в человеческом разуме. Подумай, - тон сдал жестче, брови сдвинуты на переносице, а взгляд становится каким-то жадным, блестящим, - чего сможешь добиться ты, развивая свой уже неплохой потенциал. Ты видишь четкие, смысловые картины. - Он не спрашивал. Утверждал. - Если ты как следует поработаешь с этим, то сможешь и растянуть временные рамки, и сделать способность подконтрольной. К сожалению, - Митчелл резко сел рядом с ней, вперив свой взгляд в профиль явно вдохновившейся перспективой своих талантов девушки, - у тебя нет столько времени, как у меня. - Сожаление, сквознувшее в глазах, почти не было наигранным. - Поэтому тебе придется работать над собой часто, много и через слёзы. Ментальные науки всегда болезненны.
...Голова раскалывалась, виски отдавали ноющей, жжалящей болью, слёзы застилали глаза, а пальцы, реагируя через силу, цеплялось за поверхности стен, чтобы не упасть. Вспышки, ярко-алые вспышки, то и дело горящими росчерками возникали перед глазами. Ощутив тошнотворный прорыв, он проблевался перед собой, надсадно сплевывая желчь. Никогда, ещё никогда не чувствовал так ясно, что сейчас умрёт.
Отогнав от головы неприятные воспоминания, юноша вздохнул, поднимаясь с места и за руку ведя Хейли за собой. Выходя за пределы комнаты, он торопливо закрыл дверь, проверяя цепким взглядом, все ли осталось, как было, и, не глядя на девушку, пошёл по направлению лестницы. Он устал.
- Завтра мы начнем тренировки. А сегодня, если не желаешь попасться надзирателям, возвращайся в спальню. Твои соседки тебя не тронут. - На последних словах, Эрик позволил себе издать смешок. Внушение, он любил испытывать внушение на Тори, примитивный разум которой позволял ему без помех пользоваться этим. - Надзирателями я займусь сам. - Прямая спина, взгляд несколько затуманился. Митчелл сдержал обещание и не надолго вырубил охрану.

Понедельник, два дня спустя.

Он сидел в столовой. Рядом с ним было одно свободное место. Один из опоздавших решил было занять его, но Эрик, не двинув и бровью, тихо приказал:
- Нет.
Парень, потерев лоб, сморщился и отошёл. Митчелл не волновался, что сильный всплеск способностей засекут здесь, где куча подростков и детей, мало-помалу использующие свои силы. Да и надзиратели были пока слишком заняты потасовкой, что разгорелась в пяти метрах от напряженно вглядывающегося во вход Эрика. Парень ждал единственную, которая ещё могла ему помочь. Единственная, у кого ещё остались причины вырваться отсюда. Слегка улыбнувшись, он лениво махнул появившейся в проёме Хейли.
За прошедшие два дня с Эриком она почти не виделась. Было пару раз, пересекались в коридорах, но он особого внимания на неё не обращал, и Хэйли даже ненароком подумалось, что произошедшее в подсобке ей попросту привиделось. Всё же Тори с соседками хорошо по голове-то её приложили при первом знакомстве, хотя сейчас новые подружки проявляли вверх доброжелательности, в этом Митчелл её не обманул.
Заметив Морган на входе в столовую, Эрик лениво махнул ей рукой, чем заслужил озадаченно-скептический взгляд со стороны сообщницы.
Да ладно! Быть того не может! Мистер Митчелл меня заметил, аллилуйя!
Негодующе мотнув головой, она направилась прямиком к нему, приглядев через миг, что рядом с ним имеется пустующее место.
- Привет, мистер НеЗамечаюХэйлиДваДняПодряд, - поприветствовала его девушка, присаживаясь рядом. - Ты обещал мне тренировки ещё пару дней назад, но что-то как-то не срослось, да? - Она подняла стакан с апельсиновым соком и, поднеся к губам, сделала маленький глоток.
Отвратно! Сок был неимоверно кислым на вкус, как впрочем, и еда, что была на вид поистине омерзительна.
Признаться, она толком не ела два дня, кусок в горло предательски не лез. Да и как могло лезть в горло что-то обгоревшее и остывшее? А Эрик ел и даже не давился, что само по себе было удивительно...
- А тут нормальную еду когда-нибудь дают? - Морган всмотрелась в овсяную кашу, что кроме как рвотных позывов ничего больше не вызывала. Митчелл покачал головой, и Хэйли похоронила очередную надежду хотя бы нормально когда-нибудь поесть. - Ещё одна причины согласиться на твоё предложение. - Эрик подавился смешком, а может, и кашей, кто его знал, а Хэйли брезгливо опустила ложку в остывший "деликатес". Наконец решив поголодать ещё денек, она отодвинула от себя тарелку и нагнулась к юноше ближе - Вчера они забирали меня на тесты. Просканировали мозговую деятельность, пытались заставить меня...

Огненный шар неясного происхождения врезается прямиком в спину Эрика!


- Берегись! - Хэйли даже не успела толком сообразить, что делает, когда её ладонь с силой толкнула парня в плечо, заставив того отклониться в сторону. Спустя долю секунды в нескольких сантиметрах от щеки Митчелла пронесся огненный шар средних размеров, что через миг врезался в стол и прожёг его насквозь.
- Ах ты выродок! - послышался бас охранника, а затем неприятный треск электрошокера. Хэйли обернулась назад и увидела, как щуплого мальчишку лет двенадцати в огромных очках, что занимали почти всё лицо, обезвреживают током и сковывают его запястья чем-то похожим на широкие наручники.
Морган удивлённо смотрела на мальчишку ещё пару мгновений, а затем перевела взор на Эрика. Весьма обескураженного и не менее удивлённого Эрика, стоит заметить.
- Чем это ты ему так насолил? - спросила она, переводя взгляд на дыру в столешнице.
Эрик точно был бы уже трупом, если бы не её дар. Огонь прожёг бы его моментально.
- Вы верите в единорогов?
- Это единственное, во что я ещё верю...


Вопрос? Ответ!
Хейли, как он, в принципе, и ожидал, с ходу начала засыпать его вопросами. Ненужными вопросами. Поморщившись, Эрик отправил в рот ложку с едой, уже привычно не чувствуя вкуса. Безобразно, но питательно.
- А тут нормальную еду когда-нибудь дают? - легкомысленно спросила Морган, с сожалением вглядываясь в остывшую уже кашу. Митчелл насмешливо выгнул бровь. Девчонка была слишком громкой, слишком настырной и надоедливой порой. И сейчас, безмятежно болтая, она вынуждала его принять меры. - Ещё одна причины согласиться на твоё предложение. Вчера они забирали меня на тесты. Просканировали мозговую деятельность, пытались заставить меня... - В это же мгновение рука Эрика жестко закрыла рот девушки, а его взгляд, враз окрасившийся раздражением, прожигал в ней дыру. Парень, медленно убирая руку, процедил:
- Уши.
Простой, элементарный намек. С одной стороны, Митчелл ошибся, что выбрал именно её - во всех отношениях новичка. С другой - это его оплошность. Понадеявшись на разумность сообщницы, он два дня методично обходил дом вдоль и поперек, выискивая "мёртвую зону". Так называемые выявители аномалии, которыми был утыкан дом с верху до низу, имели весьма заметный, при должных знаниях, баг в системе. А именно: если четыре выявителя находились в перекрестном сканировании друг напротив друга, то место, по всем сторонам обозначенное этими приспособлениями, являлось белым пятном. Таким белым пятном была и та комнатка, в которой происходил разговор Эрика и Хейли. Но она была слишком маленькой, да и находилась на опасном первом этаже, где часто прогуливались надзиратели, чтобы часто там находиться и даже проводить какие-то тренировки. Буквально на мгновение прочитывая разум охраны, Эрик замаялся, выбился из сил, но вчера все же нашел одно такое место на чердаке. Территория, примерно 100 кв.м, была идеальной для подобных манипуляций. Но за всеми этими умозаключениями, Эрик позабыл о том, что Хейли ещё совсем не знакома с правилами. И, в своей немного жесткой манере, он решил познакомить её с ними. Оглянувшись назад, пока девушка осуждающе смотрела на него исподлобья, видимо, до сих пор душевно переживая тот инцидент, когда ему пришлось заткнуть её, он нашарил глазами слабый разум двенадцатилетнего мальчишки. Отдав мысленный приказ, Эрик опять меланхолично притронулся к еде, ожидая.
- Берегись! - Она его оттолкнула. Просто взяла и практически выдала себя. Изумленно смотря перед собой, Митчелл как можно быстрее сел на свое место, тихо молясь, чтобы её жест не обратил на себя внимание надзирателей, которые скручивали маленького пацана. Не давая соседям по столу сделать какие-либо свои умозаключения, Эрик схватил Морган за руку и практически выволок из столовой, позорно сбегая.
- Чем это ты ему так насолил? - задыхаясь от быстрого бега, спросила она, мигом избавившись от привычки задавать глупые вопросы. К сожалению, задавать вопросы вообще она не разучилась. Мотнув головой, Митчелл тихо буркнул:
- Ничем. Я сам его заставил.
Лестница. Быстрый подъём. Второй этаж. Его комната. Вбегая в неё, Эрик толкнул девушку на кровать, а сам вернулся к двери и закрыл на замок, после поворачиваясь и устало опускаясь на пол, опираясь спиной на дерево. Спрятав лицо в ладонях, он негодующе замычал, стараясь не сорваться в крик. Молчавшая до сей поры девушка вмиг разозлилась, рявкнув:
- Да что за херня? Я тебе только что жизнь спасла, ты, неблагодарный...
- Чем и выдала себя практически! - рявкнул Эрик в ответ. Странно, таким эмоциональным он давно не был. - Я всего лишь хотел тебе показать, что происходит с теми, кто много болтает или показывает себя. Ты - пока неумелая предсказательница - оттолкнула меня за миг до того, как шар пролетел мимо нас. Учитывая с какой скоростью он мчался и что сидела спиной, ты не могла увидеть его раньше. А, значит, применила дар. Как не можешь понять, - он горько усмехнулся, - им плевать, что это непроизвольно. Плевать, что нам самим страшно, намного страшнее, чем им самим. Глубоко насрать на нас, на условия нашей жизни и так далее. Ты не на курорте, девочка. Мы в полном дерьме, но если хотим выбраться, то должны соблюдать конспирацию. Играть, понимаешь? - Он говорил уже более спокойным тоном, поднимаясь с пола и приближаясь к побледневшей Хейли. Опустив ладонь ей на лицо, мягко погладил подушечками пальцев пока ещё нежную щечку девушки, прикрыв глаза от удовольствия. Маленькая, глупая Хейли Морган. Но она была нужна ему. Наверное, больше, чем он сам ей.
- Я искал место для тренировок. - Эрик попытался хотя бы пояснить свое отсутствие. Присев рядом с ней на кровать, парень принял полулежащее положение, закинув руки за голову. - Сегодня ночью мы начнем тренировки. Я, как мог, постарался обезопасить наше пребывание там, нехитрым способом заткнув все дыры, чтобы ни одного звука не вылетало из нашего временного пристанища. Для этого, конечно же, потребовалось кое-что своровать, но, думаю, я замёл все следы. - Рассуждая вслух, он прикрыл глаза. В этот момент явственно проследили следы того, как он устал. Синяки под глазами, бледное лицо, заострившиеся скулы. - Да... Сегодня ночью. А пока останемся здесь.
Склонив голову вбок, он сам не понял, как уснул. От сидящей рядом девушки исходило тепло, заморочившее голову так, что организм взбунтовался и потребовал сна. Черты лица расслабились, и на мгновение сна, он стал обычным парнем восемнадцати лет, не слишком смазливый, но достаточно симпатичный. Так о нем говорила Хезер когда-то. Но Хезер уже давно нет, и ему приходилось искать её в каждом человеке.
Такие красивые бывают сны. Яркие, красочные, реалистичные. Неужели это все - продукт работы мозга? Неконтролируемые процессы, вызванные усталостью и желанием набраться сил. А сейчас ему снилась Хейли. Которая улыбалась. Была спокойна, но лукава. Поманив его пальцем, она побежала куда-то. Но Эрик остался на месте. Митчелл понимал, что туда, куда она его зовёт, ему места нет.
Резко проснувшись, парень выдохнул, также быстро принимая сидячее положение. Морган, уснувшая было рядом, была бесцеремонно разбужена. Видя в голове отголоски сна, Эрик улыбнулся и, помогая ей встать, повёл за собой. Она крепко схватила его за руку, практически цепляясь за его ладонь. Парень был не в претензии. Уж лучше, если девушка будет слушать его бесприкословно.
Внимательно оглядываясь по сторонам и прислушиваясь к каждому шороху, Митчелл, аккуратно ступая, стараясь не издавать лишнего шума, поднимался наверх. Скрип то и дело выдавал их, но пока все обходилось. Парень не зря выбрал именно ночное время, прекрасно зная менталитет нынешних охранников. Они либо спали, либо тоскливо пялились в экраны. А следуя прямо по стене, плотно прижимаясь к ней, можно было не попасть в объективы камер. И это он тоже просчитал. Ведя за собой Хейли, Митчелл старательно отсчитывал ступени. Сорок восьмая скрипела безбожно.
- Эту перешагни, - шепотом предостерег Эрик, сам без помех уходя от ненужного скрипа.
Наконец, они добрались до чердака. Достав из кармана джинсов старый, в некоторых местах покрытый ржавчиной ключ, он деловито вставил в замочную скважину и аккуратно прокрутил, открывая дверь. Приглашающе махнув рукой, он все с той же скрупулезной осторожностью закрылся на замок, оставив внешний вид по другую сторону словно бы незатронутым. Усевшись на стул, он развернул его спинкой к девушке, с комфортом расположившись. Прочистив горло, Эрик начал говорить:
- Твой дар, дар, а не проклятие, является не ментальным, не физическим. Перспектива, завязанная на биоритмах человеческого организма. Сложная комбинация, проще говоря. Ты проецируешь с ментального уровня на физическое тело. И именно в этом плане мы начнем работать. Первое, что ты должна будешь делать каждый раз, перед тем, как будешь ложиться спать, - это полностью очищать разум. Когда я так работал с собой, то изобретал какую-нибудь безликую крепость, стоящую посреди вакуума. Это и есть простое ничего. Ничего и никогда. В каком-то смысле, это очищение. - Потерев нос, отчего показался на мгновение несколько забавным, парень закурил, а уже после нескольких затяжек, продолжил: - Следующее, что необходимо, - это информация. Здесь довольно неплохая библиотека, даже в ней можно найти что-то стоящее. А наши тренировки пока будут посвящены тому, чтобы пытаться произвольно вызвать твои видения. Понимаешь, как только ты определишь и вычленишь из общего потока чувств то самое ощущение, то сможешь без помех воспроизводить его сама, без внешних факторов. Поняла?
Митчелл прямо посмотрел в глаза Хейли Морган, словно говоря: "Я не обещал ничего простого". Сейчас, девушка напоминала обиженного котенка, но Эрик знал, что через мгновение она соберется.
Кажется, она здорово его разбесила. Его голубые глаза прямо-таки пылали от гнева, а крепкая ладонь сжимала её пальцы так, что казалось ещё чуть-чуть и хрупкие девичьи косточки непременно треснут.
Они куда-то бежали. Быстро. Затем дверь, какая-то комната, кровать.
Невольно вспомнилось её недавнее видение, отчего сердце забилось сильнее.
Нет, он не посмеет...
Хотя в следующую секунду, когда Эрик обессиленно съехал по стене вниз, Хэйли и сама в этом убедилась. Юноша явно был не в том настроении.
- Да что за херня? Я тебе только что жизнь спасла, ты, неблагодарный... - Пожалуй, Морган стоило поменьше провоцировать его, но сдержать себя было довольно-таки трудно. Ей нравилось играть с ним, ей нравилось понимать, что так же как и сотня других Эрик не может разгадать её истинных мыслей. Телепат хренов, хах!
- Чем и выдала себя практически! Я всего лишь хотел тебе показать, что происходит с теми, кто много болтает или показывает себя. Ты - пока неумелая предсказательница - оттолкнула меня за миг до того, как шар пролетел мимо нас. Учитывая с какой скоростью он мчался и что сидела спиной, ты не могла увидеть его раньше. А, значит, применила дар. Как не можешь понять, им плевать, что это непроизвольно. Плевать, что нам самим страшно, намного страшнее, чем им самим. Глубоко насрать на нас, на условия нашей жизни и так далее. Ты не на курорте, девочка. Мы в полном дерьме, но если хотим выбраться, то должны соблюдать конспирацию. Играть, понимаешь?
Играть? Знал бы ты, как хорошо я тебя понимаю!
- Я искал место для тренировок. Сегодня ночью мы начнем тренировки. Я, как мог, постарался обезопасить наше пребывание там, нехитрым способом заткнув все дыры, чтобы ни одного звука не вылетало из нашего временного пристанища. Для этого, конечно же, потребовалось кое-что своровать, но, думаю, я замёл все следы. Да... Сегодня ночью. А пока останемся здесь.
- Ночью? Ты серьезно? - На какой-то миг Морган отвернулась от сообщника, а когда вновь перевела на него свой взгляд, тот уже беззаботно спал, превращаясь из одичавшего подростка в весьма милого паренька. Хм, даже весьма симпатичного, по правде сказать.
Непроизвольно её губы растянула едва заметная улыбка. Эрик походил на ребенка, что мирно сопел, уткнувшись носом ей в бок. Милого и безобидного ребенка, а не на зверя в обличье человека. И это казалось странным.
Можно ли тебе доверять, Эрик?
Митчелл немного повернулся, и его рука внезапно очутилась на её коленях, отчего Хэйли ощутимо вздрогнула.
- Эээ... - Щёки моментально покрыл румянец смущения, и, аккуратно сняв ладонь со своих ног, она положила её рядом, укладываясь рядом с юношей.
"Можно ли тебе доверять?" - задавалась она вопросом до тех пор, пока сон не утянул и её.
Ей снилась мама, отчего-то счастливая и нарядная, снился Акира-сенсей, строгий и нахмурившийся, снился Марк, совершенно не обращающий на неё внимания, и Эрик, что смотрел на неё диким взглядом, безотрывно, пугающе пристально...
- Вставай! - вклинилось в её сон настолько внезапно, что она резко подскочила, непонимающе оглядываясь по сторонам.
- Что? Что случилось? - ошалело пробормотала Хэйли, пытаясь вспомнить, что это за комната. Вспомнила, стало опять грустно.
Эрик улыбнулся. Странно улыбнулся, почти искренне, но Морган решила особо значения этому не придавать.

На чердаке было темно, но всё же очертания всего того хлама, что хранился здесь, различить не составляло труда. Митчелл откуда-то откопал стул и уселся на него, начав говорить. Очень долго и нудно говорить, а затем закурил.
- Следующее, что необходимо, - это информация. Здесь довольно неплохая библиотека, даже в ней можно найти что-то стоящее. А наши тренировки пока будут посвящены тому, чтобы пытаться произвольно вызвать твои видения. Понимаешь, как только ты определишь и вычленишь из общего потока чувств то самое ощущение, то сможешь без помех воспроизводить его сама, без внешних факторов. Поняла?
Хэйли ухмыльнулась, а затем неторопливо подошла к сообщнику, выдернув из его пальцев сигарету и сделав пару затяжек. На этот раз не закашлялась, лишь ощутила приятную расслабленность.
- Считаешь себя умным, а меня дурой, да? - Она присела на корточки, потому как второго стула она не увидела, а взирать на Эрика сверху вниз ей не хотелось. - А знаешь поговорку: "с дурака спросу ноль"? - Ещё одна затяжка, а после снисходительная усмешка, вмиг изменившая её лицо с наивного на повидавшего виды. - Если ты телепат, то можешь ли ты прочитать мои мысли? Приказать мне можешь? - Ответ ей, в общем-то, не требовался, она его прекрасно знала. - Это блок, Эрик, сильнейший психо-блок. Даже моё сознание не может его пробить, точнее, может, но под влиянием инстинкта самосохранения. Ну и... если я приложу архимного своих усилий. В учителя мои хочешь заделаться? - Морган вновь усмехнулась, возвращая сигарету в руки парня. - Там у меня был учитель, я владею информацией о себе и своих способностях. Эрик, я прожила там семнадцать лет, и если бы не гребанный теракт в школе, никто бы и не узнал... Играть я тоже умею, а вот разбираться в людях, видимо, не очень, поэтому толком не могу понять, можно ли тебе доверять? Быть может, ты тот, кто ломает волю новичков, тот, кто доносит охране о планах побега, тот, кто является подсадной куклой. - Хэйли прищурилась. - Но сейчас я собираюсь это выяснить...
Она встала в полный рост и подошла к парню вплотную. Обхватив его щёки ладонями, Морган поймала его взор и по максимуму сосредоточилась.
- Глаза в сторону не отводить, - почти приказала, а затем...
Блок пробился лишь через мучительно долгую минуту, вынудив лоб девушки покрыться холодной испариной. Её пробила дрожь, а голова дико разболелась, но она уже видела. Видела будущее этого парня.

Его руки. Они потрясающие. Теплые, на удивление ласковые. Улыбка, мимолётная, исчезнувшая в ту же секунду, но согревающая... Её?

Ресницы девушки затрепетали в порыве секундного непонимания. Она что, видит себя в его будущем?

- Нет! Нет! Оставьте меня с ним! Эрик! Отпустите! - Не щадя своих голосовых связок, она надрывно кричит, в ужасе лицезрея окровавленное тело на асфальте и пытаясь вырваться из крепких объятий чьих-то рук. Её ладони в крови, в его крови, в крови неподвижно лежащего... Митчелла.

Она вздрогнула, прерывая свои видения, и испуганно отшатнулась на пару шагов назад. Брови Эрика удивлённо приподнялись.
- Чёрт... - Только сейчас она заметила, что по её щекам текут слёзы, и нервно стёрла их тыльной стороной ладони. Внутри до сих пор бушевали страх и отчаяние. - Плохая идея, нам не следует ввязываться во всё это! - прохрипела она, не объясняя больше ничего, быстрым шагом направившись к выходу.
- Эй, ты куда? - Митчел вцепился в её руку мертвой хваткой.
- Отпусти! - взревела девушка, оборачиваясь к нему. - Ты умрешь, если решишься на побег! Умрешь, болван!
- Вы верите в единорогов?
- Это единственное, во что я ещё верю...


Вопрос? Ответ!
Слёзы возникли у неё в глазах слишком быстро. Настолько, что Эрик даже ничего не смог понять. Она отшатнулась от него, нервно стирая солёные капли, предательски стекающие по щекам. Обескураженно смотря на неё, парень закусил губу, не понимая, в чем, собственно дело.
- Плохая идея, нам не следует ввязываться во всё это! - прохрипев, Хэйли бросилась к выходу, видимо, забыв, что она заперта, а ключ надежно спрятан в кармане джинсов Митчела. Поморщившись, он опять схватил её за руку, оттаскивая назад.
- Эй, ты куда? - Он значительно не понимал, что девушка себе напридумывала. Женские истерики вообще не были по его части. Терпеть не мог успокаивать и лелеять чьи-то причуды.
- Отпусти! - Морган в разы повысила голос, срываясь в крик. - Ты умрешь, если решишься на побег! Умрешь, болван!
Хмыкнув, Митчел отошёл обратно к стулу и сел на него, на этот раз лицом к двери. Лицом к ней. Значит, Хэйли беспокоится за него. Она увидела не предательство, а смерть. Значит, в тот момент, когда девушка сознательно пробивала свой психо-блок, в его голове возникли картины, которая в действительности видела она. Значит, ему не показалось. И ярко-алая кровь действительно будет. Водя пальцем по губам, он молчал, обдумывая. Наконец, поднимая свой взгляд на кричавшую что-то Хэйли, Эрик спокойно, не отрывая пронзительно-голубых глаз от лица Морган, сказал:
- А какая, в сущности, разница, выживу я или нет, если ты можешь воспользоваться этим и сбежать?
Митчел говорил прямо. Ничего не скрывая и не утаивая. Несколько небрежно, он откинул волосы назад, деловито закуривая. В помещение повисла тишина, прямо-таки могильная. Спокойный Эрик и сжимающая кулаки, бледная Хэйли. Кажется, она даже не рассматривала этот вариант. Вздохнув, он как-то резко встал, хрустнув суставами. Подойдя к Морган ближе, Митчел улыбнулся, опять искренне, опять нежно, едва ощутимо погладив её по щеке. Почему-то ему очень нравилось ощущать под пальцами её нежную кожу. Такую, которой уже никогда не будет у здешних девушек. Такую, которая была у Хезер.
- Глупая девочка, - чуть слышно шепнул парень, шутливо щелкнув её по носу. - Поверь, если бы у меня была такая возможность, я бы ей воспользовался. Но у меня её, по всей видимости, не будет, а у тебя - да. Так что давай ты будешь думать о себе, а я - о себе. Пока у нас ещё есть возможность вырваться, мы рискнем. Ну и плюс, - философски рассуждал Эрик, уже на автомате протягивая сигарету девушке, - разве все твои видения сбываются? Они - субъективны. А, следовательно, очень зависят от линии поведения человека. Поэтому мне очень важно, чтобы ты продолжала развиваться. На каждый мой шаг ты вскоре сможешь с полной уверенностью сказать результат. И как его избежать, в случае, если он станет отрицательным. Ты странная, Хэйли Морган. - Парень пытливо посмотрел на неё, отходя дальше. - Из-за твоего блока мне так сложно тебя прочитать, а я этого очень не люблю. Мне нужно, чтобы ты доверяла мне, девочка. Иначе у нас ничего не выйдет.
Он решительно развернулся к ней, протягивая руку. Разумеется, ждал рукопожатия, чтобы она поняла, что именно для него является на данный момент важным. Эрик не считал жизнью то, что происходило здесь. Он не мог смириться с существованием в этом богом забытом месте. И не мог допустить, чтобы его много лет взвешиваемый и взлелеянный план полетел к чертям из-за упрямства и человеколюбия девушки, которая может ему помочь.
- А какая, в сущности, разница, выживу я или нет, если ты можешь воспользоваться этим и сбежать? Глупая девочка. Поверь, если бы у меня была такая возможность, я бы ей воспользовался. Но у меня её, по всей видимости, не будет, а у тебя - да. Так что давай ты будешь думать о себе, а я - о себе. Пока у нас ещё есть возможность вырваться, мы рискнем. - Он щёлкнул её по носу.
- Да меня там вместе с тобой загребут. Смысл? - скептически отозвалась Морган, на что юноша стал философски рассуждать.
- Ну и плюс, разве все твои видения сбываются? Они - субъективны. А, следовательно, очень зависят от линии поведения человека. Поэтому мне очень важно, чтобы ты продолжала развиваться. На каждый мой шаг ты вскоре сможешь с полной уверенностью сказать результат. И как его избежать, в случае, если он станет отрицательным. Ты странная, Хэйли Морган. Из-за твоего блока мне так сложно тебя прочитать, а я этого очень не люблю. Мне нужно, чтобы ты доверяла мне, девочка. Иначе у нас ничего не выйдет.
Хэйли смотрела на него пару секунд, а затем затянулась догорающей сигаретой.
- Ты так благороден, Эрик Митчел. Ну прямо до невозможности. - Она ухмыльнулась, немного склонив голову набок в знак тотальной благодарности. - Но ты прав, мои видения действительно субъективны, я могу менять ход событий, - тяжелый вздох, - но это не значит, что события не станут ещё более трагичны. Хотя... хрен с тобой, хочешь подохнуть, пожалуйста, мне не жалко.
Он протянул руку, и Морган незамедлительно сжала её.
Настроена она была довольно решительно. Если этот странный молодой человек рисковал жизнью ради её спасения, то почему бы и нет, только вот одно её смущало очень сильно: почему она так истерически и отчаянно голосила, когда увидела его окровавленное тело. Может, в будущем они станут хорошими друзьями, и оттого боль утраты так надломила её, или же... Нет, о втором возможном развитии событий Морган думать не хотела. Невозможно, исключено.
Он ей не нравился. Никоим образом. В какой-то степени Эрик даже был ей омерзителен в своей дикости. Его взгляд порой становился нечеловеческим, и её это пугало, неимоверно, так что следовало очень внимательно контролировать размеры той пропасть, что простиралась между ними.
- Чем займемся сейчас? Литературу я раздобуду завтра. Самостоятельным тренировкам буду уделять больше времени, тесты клянусь заваливать и обещаю пытаться постоянно отслеживать твоё будущее. Но это всё завтра, а сегодня-то что? Может, по комнатам уже разойдемся? Спать хочется...
Эрик ухмыльнулся, но ответить не успел, в следующий миг молодых людей оглушил вой сирены.
- Вы верите в единорогов?
- Это единственное, во что я ещё верю...


Вопрос? Ответ!
Только Эрик хотел ответить, как в их помещение ворвался пронзительный вой сирены. Нахмурившись, парень рванул к выходу, сдавливаяы виски пальцами. Так, настроиться, сосредоточиться. Мимо, мимо, так, поймал.
Бежать быстро. Второй этаж, двое малолеток. Схватить и шибануть об стену мелких паршивцев. Вздумали нарушать режим, ублюдки, ага!
"Все хорошо". Закрыв глаза, Митчел повернулся к Хэйли и равнодушно произнес:
- В мире достаточно идиотов. Сейчас наряд охраны бежит на второй этаж, там двое нарушителей. Примерно 14-15 лет. В сущности, про нас никто не узнал. Но проблема всё же имеется. - Усевшись прямо на пол в позе лотоса, Эрик пытливо посмотрел на Морган, которая, ещё слегка нервничая, села на стул. - Мы не сможем уйти отсюда, пока всё не утихнет. Моя комната находится на втором этаже, там сейчас весь комплект надзирателей. Один бы я ещё прошмыгнул, а вот провести тебя на первый - почти нереально. Я думаю, - он устало провёл ладонями по лицу, словно стирая какую-то паутину, - стоит пока обсудить то, что я задумал, проще говоря, разложить всё по полочкам, а ты уже внесёшь свои коррективы. Примерно часа три у нас есть в запасе.
Ужасно бесило то, что малолетние идиоты так поднасрали, беспечно полагаясь на свои способности. Нет, Эрику совсем не было их жаль: пора бы уже запомнить, что осторожность - это главное в этом месте. Более того, жертвовать свободой - абсурдность полная. Но Митчел по праву считал себя достаточно умным, чтобы избежать подобнеых эксцессов. Немудрено, ведь подобный план он начал вынашивать лет с четырнадцати. В тот нежный возраст, когда парень только осознал, что неумолимо взрослеет, и больше надеяться не на кого. В тот период, когда Хезер, его ранимая Хезер исчезла с горизонта, оставив его одного, с разбитым сердцем и накрепко утвердившейся верой в человечский сволочизм. А ведь сначала Митчел поверил ей. Какая глупость.
- Раз в два месяца нас отправляют на передовую. - Эрик начал рассказывать слегка монотонно, от скуки двигая пальцами и вызывая некоторое движение в помещение: то и дело в воздух поднимались крошечные детали интерьера. - Это эвфемизм, но суть такова: детей, в зависимости от их способностей, отправляют на помощь государству. - При последних словах он сморщился. - На последнем собрании Парламента было принято следующее постановление: ребёнок, чьи способности на данный момент могут оказать услугу, будет направлен в соответствии с протоколом. - Закатив глаза, высказывая свое мнение относительно этого самого протокола, парень опять закурил, досадуя на частое использование сигарет, после чего продолжил: - Таким образом, нам нужно попасть в одну группу, которая отправится примерно через полтора месяца. В сущности, это будет просто, - по старой привычке взлохматив волосы, Митчел вздохнул. - Нужно лишь подделать Приказ о группировании. Я уже видел некоторые, думаю, можно воспроизвести. И именно это будет первым шагом. И да, Хэйли, - Эрик выразительно посмотрел на неё, - ты должна будешь, так сказать, прощупать почву. Все необходимые действия буду совершать я.
Отправив бычок в завершающий полёт, он вдруг жадно спросил:
- Расскажи мне про себя.
- В мире достаточно идиотов.
"Ага, и ты один из них" - скептически подумалось Хэйли, но озвучивать своего мнения она не стала.
- Сейчас наряд охраны бежит на второй этаж, там двое нарушителей. Примерно 14-15 лет. В сущности, про нас никто не узнал. Но проблема всё же имеется. Мы не сможем уйти отсюда, пока всё не утихнет. Моя комната находится на втором этаже, там сейчас весь комплект надзирателей. Один бы я ещё прошмыгнул, а вот провести тебя на первый - почти нереально. Я думаю, стоит пока обсудить то, что я задумал, проще говоря, разложить всё по полочкам, а ты уже внесёшь свои коррективы. Примерно часа три у нас есть в запасе.
- Чёрт! Три часа? - негодующе хмыкнула Морган. - Меня вырубает уже сейчас. - Она съехала со стула так, что её затылок оказался на деревянной спинке, и устремила взгляд в потолок.
Три часа в обществе Эрика, что могло быть лучше? Разве что самоубийство.
Её видение по поводу их с Митчелом будущего не давало покоя, хотя она и понимала, что может изменить события, зная наперед их суть. Но всё равно не могла успокоиться. Во-первых, ей не хотелось, чтобы из-за неё он умирал, даже если и был шанс другого развития, смерть не становилась при этом невозможной, во-вторых, ей не хотелось привязываться к нему ни как к другу, ни как к кому-то ещё, а это было вполне вероятно: люди сближаются, когда оказываются вместе в экстремальной ситуации, а именно в такой они сейчас и оказались. Чёрт!
- Таким образом, нам нужно попасть в одну группу, которая отправится примерно через полтора месяца. В сущности, это будет просто. Нужно лишь подделать Приказ о группировании. Я уже видел некоторые, думаю, можно воспроизвести. И именно это будет первым шагом. И да, Хэйли, ты должна будешь, так сказать, прощупать почву. Все необходимые действия буду совершать я.
Морган перевела взор с потолка на юношу, в помещении опять почувствовался запах сигаретного дыма. Митчелу явно следовало курить поменьше, а то умрет от рака легких гораздо быстрее, чем от шальной пули надзирателя.
- Щупать почву очень сложно, - задумчиво произнесла девушка. - Своё будущее я вижу лишь за доли секунды, включается инстинкт самосохранения и пробивает блок. Лишь иногда, когда опасность очень велика, я могу видеть на более длительный срок. Что же касается чужого будущего, то мне нужно смотреть в глаза человека и целенаправленно пробивать блок. Это охренеть как сложно, Эрик, к тому же потом меня мучает мигрень. - Хэйли удивлённо приподняла бровь, сейчас отчего-то головная боль прошла сама собой, и это было странно. - Тут можно раздобыть таблетки от мигрени?
Парень пожал плечами, видимо толком не знал, и отправил догорающий окурок в урну.
"Отлично, подыхать мне теперь от гребанной мигрени" - Она снова принялась рассматривать потолок.
- Расскажи мне про себя.
Просьба прозвучала так неожиданно, что Морган, пару раз хлопнув ресницами в изумлении, непонимающе устремилась на сообщника.
- Про себя? Хм, - Хэйли призадумалась. - Да нечего, в принципе, рассказывать, ничего сверхинтересного. Родилась в Лондоне, родители нормальные, ну я имею в виду без каких-либо способностей. Мама рассказывала мне, что мой дар проявился у меня лет в пять, и она очень испугалась этого. Видимо, не зря. - Девушка хмыкнула, нервно теребя подол своей клетчатой юбки. Она всё так же была одета в школьную форму, за исключением пиджака. - Никто не знал об этом даре. Никто. В школе меня побаивались, но толком и не знали за что. Унижали в основном словами, но никогда не били, как, к примеру, тех, кто находился вместе со мной в нише "Лузеры". Но однажды... - К горлу подкатил неприятный ком, это было именной той самой фатальной ошибкой, из-за которой она и находилась сейчас здесь. - Акира-сенсей мне запрещал, даже орал на меня, что никогда прежде не случалось, но я всё равно не послушала. Дура милосердная...
Помотав головой, Хэйли поджала губы, стараясь справиться с подкатившими к глазам слезами, и немного помолчала.
Надо отдать должное Митчелу - не торопил и не перебивал.
- В общем, как-то раз мне пришло видение, что в моей школе будет теракт. На картинке, что возникла в моей голове, я увидела календарь, потому знала точное число этого события. Спустя пару дней я пошла к директору с просьбой усилить охрану такого-то числа, потому что знала, если не скажу точную дату, охранники будут халявить и впредь. Но старый маразматик мне не поверил, и я призналась ему. Призналась! - Тяжёлый вздох. - Он обещал молчать, но как видишь - грош цена его обещаниям.
Она приподнялась на стуле, упираясь ладонями в сидение и понуро опуская голову.
- Получается, что за жизни своих одноклассников я отдала свою собственную жизнь и жизнь своих родных. На мой взгляд, не совсем неполноценный обмен.
Почему-то вспомнился Марк. Черт, было неимоверно обидно, что она так и не ощутит каково это - любить и быть любимой.
- Ну как-то так. - Хэйли больше не хотелось говорить о себе, слишком уж было больно. - А ты? Как ты оказался в этом месте?
- Вы верите в единорогов?
- Это единственное, во что я ещё верю...


Вопрос? Ответ!
Удивительно. Собственно, Митчел всегда отличался восхитительным самоконтролем, но то, что сейчас вырвалось из его уст насквозь перечёркивало всю его хваленую сдерживаемость. Он поклялся держать дистанцию даже с планируемыми союзниками, потому как уже давно зарубил себе на носу, что привязанности являются катализатором неуспеха. А сейчас с искренним вниманием выслушивал всё то, что ему рассказывала Хэйли. Наверное, всё дело было в том, что Эрик желал услышать каково это, большую часть своей жизни прожить свободной, не скованной рамкой суровых законов Розеттинг-Холла. Скорее всего, здесь имела место быть элементарная зависть, ведь парень всю свою сознательную жизнь провёл в этом лишающем всякой надежды месте, проклиная день за днём. И новизна в виде Хэйли Морган вдыхала в нём силы на борьбу. Она была залогом не только возможной свободы. Но и психического состояния Эрика, который начинал временами думать, что жизнь за пределами этого места, попросту не существует. Кинув печальный взгляд вокруг, парень отбросил недокуренную сигарету на пол. Да, он старался курить как можно больше ночью, ведь днём это было намного труднее.
- Ну как-то так? - Ей было больно и обидно, парень чувствовал это. - А ты? Как ты оказался в этом месте?
Митчел устремил на неё невесёлый взгляд и тускло ответил:
- Всю свою сознательную жизнь я провёл здесь. Единственные воспоминания из жизни до, - так он называл возможный промежуток времени, в который он находился далеко от этого места, - это тёмный ящик, в котором меня, возможно, содержали.
И больше не сказал ни слова: было достаточно увидеть ужас, вспыхнувший на лице девушки. Ей было его жалко. Эрик, скрипнув зубами, прорычал:
- Не. Смей. Меня. Жалеть.
Членораздельно. Его взбесило это новое чувство, что появилось внутри союзницы. Эрик всегда презирал жалость, она унижала его достоинство. Митчел был слишком самонадеянным, слишком самодостаточным, чтобы к нему испытывали это во всех пониманиях жалкое, нелепое чувство. Да и вообще, если быть откровенным хотя бы с самим собой, Эрику всегда хотелось, чтобы к нему относились равнодушно. Он не желал любви, не желал страсти, не желал восхищения или привязанностей. Всего лишь сотрудничества. И, возможно, каплю понимания, дабы ему не приходилось пояснять причины того или иного поступка. Проще говоря, ему просто хотелось свободы и возможности проявить себя без эксцессов. До сих пор Хэйли Морган позволяла ему это делать без обиняков.
- Мне не стоило об этом рассказывать. - Вот и вывод.
Отойдя от неё, он повернулся спиной к девушке, и внезапно его прорвало:
- Ты знаешь, что только приходиться делать, чтобы тебя здесь попросту не замечали? - Горько, отчаянно, с придыханием. - Знаешь, какие чувства испытывает среднестатический заключенный? Именно заключенный, а не ученик, или, быть может, талантливый ребёнок. Всех здесь втаптывают в грязь, только чтобы показать наше место. Я - телепат. Но я чувствую неупокой изувеченных и умерших здесь. - Эрик повернулся к Хэйли, а в его взгляде вспыхнул невиданный ранее огонь. - Знаешь ли ты, Хэйли Морган, какого раз за разом умирать здесь вместе с остальными? Сможешь ли представить, какую боль, не физическую, но ментальную, я испытываю каждый раз, когда кого-то избивают за непослушание? - Митчел закрыл глаза, вслушиваясь. И точно: в подвале, в этой пыточной клетке, тщательно оборудованной специально нанятой мразью, вопили и задыхались от боли двое нарушителей. Их обнаженные тела, насквозь избитые кнутами, источали запах крови, пота и невыносимой боли. И весь этот смрад вбивался в ноздри Эрика, который, помотав головой, тихо застонал. Опускаясь на пол, буквально падая на колени перед мисс Морган, он стиснул голову ладонями, не издав при этом и толики дополнительных звуков.
"Сейчас пройдет. Ну же. Ну же...".
Тяжело вздохнув, Митчел поднялся опять на ноги, ментальным, резким выпадом отсекая себя от эмоций избитых и изнасилованных собратьев. Мутный взгляд голубых глаз поднялся на затихшую совсем Морган. Устало проведя ладонями по лицу, Эрик протянул ей руку, сказав:
- Пока путь свободен. Мы можем пойти прямо сейчас.
- Всю свою сознательную жизнь я провёл здесь. Единственные воспоминания из жизни до, это тёмный ящик, в котором меня, возможно, содержали. Не. Смей. Меня. Жалеть.
На самом деле на лице Хэйли отпечаталось тотальное недоумение, но Митчел ошибочно принял его за жалость.
- Эрик...
- Мне не стоило об этом рассказывать. Ты знаешь, что только приходиться делать, чтобы тебя здесь попросту не замечали? Знаешь, какие чувства испытывает среднестатический заключенный? Именно заключенный, а не ученик, или, быть может, талантливый ребёнок. Всех здесь втаптывают в грязь, только чтобы показать наше место. Я - телепат. Но я чувствую неупокой изувеченных и умерших здесь. Знаешь ли ты, Хэйли Морган, какого раз за разом умирать здесь вместе с остальными? Сможешь ли представить, какую боль, не физическую, но ментальную, я испытываю каждый раз, когда кого-то избивают за непослушание?
Он упал на колени, сжимая виски ладонями, отчего Морган тут же кинулась к нему в неосознанном стремлении помочь.
- Эрик, послушай... - Она осеклась и притихла, когда на неё устремился усталый взгляд голубых глаз, а затем юноша поднялся на ноги, отвергая всяческую помощь, и прислушался.
- Пока путь свободен. Мы можем пойти прямо сейчас.
- Да, - кивнула девушка, хватая парня за ладонь и вынуждая его развернуться к ней, - но прежде послушай меня: я тебя не жалею, абсолютно. Если уж на то пошло, то жалость во мне вызывает лишь один человек - я сама, ибо так сглупить могла лишь жалкая дура, а тебе я сочувствую. Не путай, пожалуйста, эти понятия. Помимо предвидения я - эмпат. Да, я не могу чувствовать страдания других, но сейчас я очень отчетливо чувствую твою душу, каждую твою эмоцию, и потому я тебе сочувствую, понимаешь? Я знаю, как тебе сейчас больно. От меня тебе не закрыться. И ни у одного ребенка не должно было быть такого детства, какое было у тебя, и оттого я тебе сочувствую и желаю помочь. Помочь вкусить совершенно другую жизнь. По крайней мере для меня теперь это смахивает на вескую причину. А жалость, прости, но жалеть я тебя не собираюсь.
Эрик пристально смотрел на неё широко раскрытыми глазами, а она и сама не знала, что на неё нашло. Разводить лекции и нравоучения Хэйли никак не собиралась, а уж тем более говорить о своей способности к эмпатии, но, кажется, разум решил за неё, что говорить, а о чем молчать.
- Ну что, пойдем? - Морган слабо улыбнулась, уже невероятно сожалея о всём сказанном, потому как именно с этого момента пропасть между ними начала медленно, но верно сужаться.
- Вы верите в единорогов?
- Это единственное, во что я ещё верю...


Вопрос? Ответ!
- Ну что, пойдем?
Эрик молча кивнул и, по привычке, взяв её за руку, тихо вышел из помещения.

- Нет, хватит, оставьте меня в покое!

Опять этот глупый сон.

...Остекленевшие голубые глаза слепо смотрели в небо, кровь багровым ореолом растекалась вокруг головы. Эрик Митчел лежал, неестественно изогнув ногу, а Хэйли кричала и билась в истерике, вырываясь из рук надзирателей.

Продолжение. И резкий антракт.
Черт возьми.

Эрик опять проснулся в холодном поту, тяжело дыша. Почему его, телепата, тревожат образы и видения Хэйли Морган? С того события, когда они впервые посетили чердак, старательно облюбованный юношей, прошла уже неделя. С того самого первого проникновения в её разум. Каждый день наполнялся изнурительными лекциями, ежесекундными тренировками себя и юной мисс Морган. И частые вылазки на самый верх, где они, старательно записывая каждую мелочь, формировали законченный план побега. Разумеется, с учётом поправок, которые то и дело вносили видения Хэйли, чуть ли не насильно вызываемые. От такого частого усилия над своим сознанием, девушка осунулась, побледнела и теперь всё время держалась рядом с Митчелом, потому как иногда, банально, не могла дойти до своей комнаты. Эрик, под молчаливым укором её соседок по комнате, терпеливо доносил изнуренную Морган до кровати, ощущая острый укол вины. Ему было видно, как она старалась. Правда, этого было чертовски мало.

Понимая, что он уже не сможет уснуть, парень молча вышел из комнаты, аккуратно нашаривая сознание ближайшего надзирателя. Полсунная вязь, в которую он окунулся, дала ему без проблем понять, что его ночно путешествие обойдется без происшествий. Спят на ходу, чертовы ублюдки.
И всё же Эрик не рискнул подниматься на четвёртый этаж. Ноги сами понесли Митчела к комнате Хэйли, только вот он сам не знал, почему. Вообще, их отношения переросли в какую-то более доверительную стадию, хоть он и не хотел этого. Наоборот, ему противела мысль о привязанности, своей или чужой. Первоочередным для него было выбраться из этого места. Но сама личность и неукротимый нрав мисс Морган притягивала его. Ему хотелось понять, что движет этой хрупкой, но уверенной девушкой. Так что, пожалуй, не стоило сильно удивляться тому, что он в итоге пошёл именно к ней.
Союзник.
Друг?
Ночь внесла свои коррективы, намертво вырубив все звуки. Прислонившись на время к стене, Митчел опять прислушался. Ничего. Тихий вдох, и парень продолжил путь, взъерошив ещё больше отросшие светлые волосы. Где-то внутри было гадко. Противно. Если она видела такое каждый раз, как сосредотачивалась на нём, то немудрено, что весь её облик излучал беспокойство и тревогу. Эрик не раз замечал на себе её пристальный взгляд, словно бы она сканировала его, раз за разом прикидывая перспективу. то было чуждо и слегка нервировало. Однако Эрик сам просил Хэйли об этом, а по-другому как-то применять свою способность она не умела.
Додйя до первого этажа, Митчел, ловко проникнув в 12 комнату, проверил девушек. Все спят, крепко, проспят до утра. Особенно на фоне этих разумов, выделялась Хэйли. Приглянувшись к ней, Эрик почувствовал досаду. Синяки под глазами, посеревшее лицо, ярко выделенные теперь скулы. Не стоило её так изводить. Присев на краешек кровати, парень мягко дотронулся до плеча девушки, отчего та моментально открыла глаза, попытавшись выкрикнуть, но жесткая ладонь Эрика закрыла ей рот.
- Не бойся, это я, - шепнул Митчел, усмехаясь. Хэйли раздраженно посмотрела на него, и это выглядело несколько нелепо. Видимо, на мгновение она ушла в себя, прикинув, проснуться ли соседки, и только потом отвесила ему подзатыльник, зевая:
- Что тебе надо от бедной, уставшей девушки, Митчел? Достаешь меня днём, теперь решил докопать ночью?
- Мне не спалось, - просто ответил тот, пожимая плечами. Вот так вот. Просто. Потянув её за руку, он тихо сказал: - Прошли, прогуляемся.
- Больной... - прошипела мисс Морган, надевая штаны и куртку поверх пижамы. Вся такая взъерошенная, недовольная, ещё полусонная. Эрик долго смотрел на неё, прежде чем понял, что откровенно любуется. Все её слова, жесты, эмоции были до боли знакомые, так что он мог и в её отсутствие прокрутить всё это в голове. Представить, фантазировать. Наверное, это и есть дружба?

***

- Ну и зачем ты притащил меня сюда?
Зевок. Хмурый взгляд. Пальцем щелкнув её по носу, Эрик улыбнулся, вполне искренне. Они стояли на балконе, вид с которого открывался на сад. Проникнуть сюда оказалось весьма сложно, но не для Митчела, которому море было по колено. Ну и положительный фактор, в виде Хэйли со сверхинтуицией, несомненно, сыграл определенную роль в их успехе остаться незамеченными. Молча махнув рукой вперёд, парень закурил и произнес:
- Когда я впервые выбрался сюда, мне было очень плохо. - Он так редко рассказывал о себе, поэтому Хэйли заинтересованно смотрела на него. - Больно морально. И тогда тоже была ночь. Не такая лунная, как эта. Но, - он повернулся к девушке, и в его взгляде она увидела какую-то тихую радость, - такая же красивая.
В её сине-зелёных глазах отражалась луна, и Эрик с удовольствием рассматривал лицо Хэйли, отмечая эту особенность. Затем, вновь повернувшись к саду, Митчел продолжил:
- Нас никогда не пускают в этот сад. А жаль.
Парень замер, наслаждаясь видом. Губы его, нет-нет, но изгибались в легкой, мягкой улыбке.
Отредактировал Katcher - Пятница, 20 декабря 2013, 00:15
- Нас никогда не пускают в этот сад. А жаль.
- Скажу тебе прямо, Митчел, - Хэйли укуталась в куртку сильнее, а затем выдернула сигарету из пальцев Эрика, - это не сад, а сущее убожество.
Затянулась и с облегчением выпустила струю дыма изо рта. Сказать по правде, чувствовала она себя отвратительно, не помогал даже никотин, но некое облегчение всё же наступило.
- Моя бабушка - ландшафтный дизайнер. Сад в нашем загородном домике - вот эталон красоты и гармонии. - Девушка повернулась к саду спиной и медленно съехала по бетонному парапету балкона вниз. - По всему его периметру расположены кусты, что подстрижены в форме фигур различных животных. Всегда поражалась, как бабушке удавалось придать деревьям такую форму, в детстве я думала, что она волшебница. Справа - маленький пруд, который окружен огромными валунами камней, а возле валунов растут цветы. Разные. Розы, гладиолусы, герберы. Это... очень красиво. Очень. - Она затянулась ещё раз, смотря в одну точку перед собой, вспоминая те чудные мгновения жизни вне этого места.
Эрик сел рядом, безмолвно уставившись на неё. Хэйли немного раздражал этот пристальный взгляд.
- А знаешь, я бы хотела, чтобы ты тоже увидел сад моей бабушки. Очень хотела бы, - задумчиво произнесла Морган, отдавая тлеющую сигарету обратно парню. - Но мне кажется, этому никогда не бывать...
- Почему? - тихо и как-то неожиданно неуверенным тоном спросил юноша.
- Потому что от этой непрекращающейся мигрени я подохну раньше тебя, тупица, - прорычала Хэйли, подтягивая к себе острые коленки и утыкаясь в них носом. - Эрик, я больше не могу, нам надо сделать передышку. Я, кажется, на грани. Прости.
Из глаз хлынули потоки слёз. Боли, усталости, разочарования в себе и своих способностях. Остановить эти рыдания девушка не могла, слишком уж много накопилось внутри неё за эту неделю, поэтому она предпочла выпустить эмоции наружу, естественно сожалея, что свидетелем этому стал Митчел.
- Значит, сделаем передышку, - проговорил Эрик, а через миг Хэйли почувствовала, как юношеская рука ободряюще приобнимает её. - Не плачь.
Морган кивнула, но слёзы всё равно беззвучными потоками катились по щекам.
- Спасибо. - Девушка и сама не заметила, как её голова оказалась на плече молодого человека, и она погрузилась в тревожный сон.

- Вы плохо выглядите, мисс Морган, - обеспокоенно проговорил светловолосый мужчина в белом халате. Мистер Роджерс, один из врачей, что занимался тестами Хэйли.
- Мигрень. Она меня мучает больше недели, - хрипло ответила девушка, сидя напротив доктора за большим металлическим столом. Головная боль так и не отпускала, и, казалось бы, ещё чуть-чуть и Морган упадет на пол замертво. Ни есть, ни пить она не могла, сон так же приносил лишь пару часов облегчения, а затем начиналась новая пытка.
- Мигрень? Хм... - Роджерс нажал на красную кнопку, что располагалась на стоящем рядом телефоне. - Ванесса, принесите таблетку "Релпакса", пожалуйста.
Сердце девушки сделало два болезненных удара о грудину. Неужели?
- Релпакс? Вы хотите сказать... - Дыхание участилось, а в сине-зеленых глазах появилась надежда.
- Да-да, мисс Морган, скоро ваши мучения закончатся.
- О, мистер Роджерс, спасибо вам, - сейчас Хэйли была готова расцеловать мужчину, сидящего напротив.
- Но при одном условии, мисс Морган, - во взгляде Роджерса проскользнуло что-то хищное, - сегодня вы не завалите ни единого теста. Договорились?
"Вашу ж мать..."
- Вы верите в единорогов?
- Это единственное, во что я ещё верю...


Вопрос? Ответ!
Эрик, хмуро глядя перед собой, ожидал в приёмной своей очереди. Буквально полчаса назад он привёл туда обессилевшую, едва державшуюся на ногах Хэйли. Он не дёргал девушку уже дня три, понимая, что ей нужен отдых. И это шло вразрез с его планами. Если всё грубо и бесчеловечно подытожить - план катился к чертям. У них осталось три недели, чтобы довести до готовности все приготовления, но плохое самочувствие Морган накладывало на график своеобразный опечаток. Поморщившись, Митчел прислушался к разуму доктора Роджерса. Хм. Странное ликование. И непонятно отчего. Это настораживало, черт возьми.
Затем, действуя всё с той же ювелирной осторожностью, он "прощупал" разум Хэйли. С недавних пор парень сумел сломать её блок, возможно, именно этим причинив ей столько боли. Но пока Эрик не спешил себя в этом обвинять: мало ли, Хэйли в последнее время часто насильно вызывала видения. Чистая, кристалльная мысль крутилась в голове мисс Морган. Ни намёка на мучавшую ранее мигрень. И некий намёк на благодарность к Майку Роджерсу.
"С чего бы ему помогать ей?"
Настороженность, переросшая в панику, улеглась внутри, как паразит. Вскочив с места, Эрик рванул на себя дверь и забежал в хирургическое помещение, где помимо доктора и Хэйли, лежащей на кушетке, была медсестра. Понимая, что творит что-то совершенно непродуманное и импульсивное, парень рывком затуманил разум медсестры и отправил спать доктора. Роджерс, рухнув на землю, моментально выключившись, был оставлен без присмотра. Трясущейся рукой Эрик потянул на себя Хэйли, обеспокоенно вглядываясь в кё более-менее румяное лицо. Она, ещё не отошедшая от действия наркотика, безыницативно повисала на его руках.
- Хэйли! - мягко встряхнув её, прошептал Митчел. - Смотри на меня, слышишь? Не спи, не спи, Хэйли!
"Бегом отсюда!" - орал внутренний голос. За спиной взорвалась ябеднически сирена. Морган, слабо всхлипнув оттолкнула Эрик от себя, снова ложась на кушетку и блаженно закрывая глаза. Беспомощно посмотрев на неё, парень вздохнул и, приняв равнодушный вид, остался на месте. Он глупо и позорно попался.
Ворвавшиеся надзиратели смерили его насмешливыми взглядами. Вперёд вышел какой-то солидный человек, одетый в строгий костюм. В его взгляде плескался холод, а губы изогнулись в странную, безэмоциональную ухмылку. Сглотнув, Эрик попятился назад, но охрана мигом скрутила его, выгнув руки. Что-то хрустнуло. И только минуту спустя Митчел понял, что это его запястье. Проглотив вопль боли, он исподлобья посмотрел на того агента, который уже деловито ознакамливался с его досье, подобострастно поднесенным одним из ублюдков-надзирателей. Ознакомившись, он покаянно произнес, в упор глядя на Митчела:
- Юноша, ну что же Вы в самом деле... Нападать на сотрудников, так грубо и беспощадно. Вы же сами себе вредите. - Покачав головой, якобы выражая свою опечаленность этим фактом, мужчина подошел ближе и, цепко схватив пальцами за подбородок парня, продолжил ледяным тоном, без намека на отеческие нотки заботы: - Зачем ты это сделал, Эрик?
Митчел молчал, сжав зубы с такой силой, что они скрипнули. Хохотнув, мужчина слегка ударил его по щеке, показав своё полное безразличие к судьбе парня и приказал:
- Ведите в подвал. Покажем мальчишке, что такое хорошо и что такое плохо.
Выволакиваемый из помещения прочь, Митчел успел только кинуть последний взгляд на Хэйли, медленно приходящую в себя. К счастью, тот пугающий своей враждебностью мужчина пошёл вслед за ними, не затронув девушку. Незаметно переведя дух, Эрик вдруг подумал о том, что уже, возможно, не сможет помочь Морган ни в чём.

***

Стон всё же вырвался из его уст.
- Давай ещё разряд, - распорядился кто-то. Ослепший из-за боли, Эрик с трудом различал людей: всё представало в виде белых, расплывчатых пятен. Его способности были заблокированы железными браслетами, которые на него нацепили сразу же, как только привели сюда. Телепатические способности парня взбесились, стоило лишь попасть сюда. Он понимал, что это за место. Здесь провинившиеся ученики навсегда забывали о том, что бы нарушить хоть одно правило. Из них насильно выбивали жажду к свободе, жажду к самообразованию и саморешуляции. Отсюда выходили жалкими подобиями на прошлых себя.
- Говори, мальчишка, зачем ты это сделал! - крикнули ему прямо на ухо. Поморщившись, Эрик облизал пересохшие губы и, едва разлепляя оные, прошептал:
- Захотел.
- Мразь! - Удар прямо в грудную клетку. Выплянув сгусток крови, Митчел снова застонал, уже не чувствуя одеревеневших запястий, с которых медные наручи сдернули весь покрой кожи. Его безразлчный, полуослепший взгляд был направлен в никуда, но сердце, вопреки желанию, билось быстро, резко, словно бы вошло в раж. Кто-то из надзирателей сорвал с него футболку, с гоготом отвесив оплеуху. Покачнувшись на цепях, свисающих с потолка, парень, рыкнув, попытался придти в себя.
"Не теряй сознание... Ни в коем случае не теряй сознание..."
- Ещё раз повторяю свой вопрос: зачем ты сделал это? - вкрадчивый шепот, но теперь уже у другого уха. Ощущая противный металлический привкус во рту, Эрик снова и упрямо произнес:
- Захотел.
- Ты врёшь, мальчишка. - Спокойно. И это пугало больше всего.
Боль опять настигла неожиданно. На спине появились свежие царапины от чего-то длинного, острого. Опять сжав челюсть, парень не издал ни звука, предпочитая думать о Хэйли. Панацея. Слегка улыбнувшись, он тупо и по привычке повторил:
- Захотел.
"Захотел. Захотел! ЗАХОТЕЛ!"
Смешок вырвался из его груди, когда по его телу вновь провели разряд. Он обезумел. Захохотав, Эрик плюнул в кого-то, и, судя по мату, удачно попал. Его начали лупить по спине, вызывая всё новые и новые царапины. Уже не ощущая ничего, парень счастливо потерял сознание, воскресив в памяти образ Хезер и придирчиво сравнив его с Хэйли. Нет, что-то не так. Хезер - такая сильная, уверенная и она умела любить. И он, наверное, тоже умел. А сейчас?..

***

Открыв глаза, Эрик прохрипел что-то невразумительное, потянув руку вперёд. Зрение потихоньку приходило в норму, и уже спустя секунду он увидел встревоженное лицо Хэйли Морган, с грязными подтеками на щеках.
"Плакала".
- Уйди, - выдал он, закашлявшись. Взглянув вверх, увидел всё те же стены того же подвала. Ей нельзя здесь находится.
Отредактировал Katcher - Вторник, 24 декабря 2013, 19:55
- Уйди, - прохрипел парень, и Хэйли еле сдержалась, чтобы хорошенько не треснуть его по лбу. А в свете последних событий это явно было бы лишним для искалеченного организма Митчела.
- Ага, конечно. После того, что мне пришлось сделать, чтобы оказаться здесь... - проворчала девушка, но осеклась, пытаясь совладать с дрожью в пальцах и выковырять наконец эту долбанную белую таблетку из серебристого блистера. - Это обезболивающее, пей, станет лучше.
Из-за пазухи вынув бутылку с водой, Морган почти насильно засунула лекарство в рот Эрику и, немного приподняв его голову, дала возможность запить её.
- Сейчас мне помогут перетащить тебя в твою комнату, постарайся не шуметь, лады?
- Но как?.. - Казалось, юноша был немного обескуражен, но именно в этот самый момент в помещение вошёл ухмыляющейся Грег.
- Ну что, голубки, готовы? - От его рожи Хэйли чуть не стошнило, но она предпочла всё же выкинуть ненужные воспоминания из своей головы, пока на то ещё хватало сил, и беспристрастно произнесла:
- Да, он пришёл в себя, помогите мне его поднять.
- А что мне за это будет? - Усмешка на лице мужчины стала ещё шире.
Морган передёрнуло, но она постаралась виду не подать.
- Всё, что могла, я уже сделала, - голос был настолько твёрд, а взгляд - презрителен, что усмешка вмиг сошла с лица охранника.
- Ладно, не кипятись, - дал на попятную Грег, подходя к Эрику ближе и поднимая его на руки. Тот тихо застонал и прикрыл от боли глаза. - Обещания я выполняю.

***

- Что ты сделала? - тихо спросил Эрик, когда оказался в своей кровати. Грег ушёл уже минут пять назад, а Хэйли сидела на подоконнике, подтянув к себе колени, и безучастно смотрела на удручающий пейзаж хмурого лондонского пригорода.
- Заткнись, Митчел, - прошипела девушка, даже не обернувшись к нему. - Я вообще не понимаю, зачем надо было устраивать всю ту хрень, которую ты учудил. Тупица, по другому и не скажешь. - Она негодующе мотнула головой. - Ну дали бы они мне это лекарство, ну не завалила бы я этот чертов тест. Подумаешь...
Хэйли тяжело вздохнула, а затем спрыгнула с подоконника, направившись к парню.
- Мне надо обработать твои раны на спине мазью, сможешь перевернуться? - Из кармана девушка достала антисептический и ранозаживляющий крем, а Митчел, стараясь не стонать, с трудом перевернулся на живот.
В принципе, всё выглядело не так уж и страшно, поэтому в душе у Морган наступило некое облегчение.
- Мне пришлось соврать, что у нас отношения, Эрик. Ну в плане любовь. Сильная и заставляющая совершать такие безумные поступки, как твой недавний. - Её пальцы, смоченные мазью, касались уже слегка затянувшихся ран, отчего юноша едва вздрагивал. - Я сказала им, что ты пришёл в бешенство от того, что меня напичкали наркотой, ну и последствия соответствующие. Кажется, поверили. И даже слегка возмутились действиям Роджерса. Вместо Релпакса, он вколол мне какой-то мощный транквилизатор, это не одобрило даже высшее руководство Розеттинг-Холла.
- Что ты сделала, чтобы тебе дали все эти лекарства? - откашлявшись, не унимался Эрик, переводя на неё буравящий взор.
Хэйли пристально смотрела на него несколько секунд, а затем раздражённо фыркнула:
- Да что ты ко мне привязался? Успокойся, мать твою! - Она резко встала на ноги и отошла в сторону, доставая из кармана пачку сигарет. - Отдала охранникам всё своё золото: серьги, часы и браслет с бриллиантами. Они, оказывается, те ещё коррупционеры. - Хэйли усмехнулась, прикуривая и щурясь от дыма. - Грег замолвил за тебя словечко, что, дескать, держать тебя в карцере совсем и необязательно, а также достал мне лекарства. Всё, доволен? Успокоился?
Говорить всю правду до конца Морган желанием не горела, поэтому тут же попыталась перевести тему разговора.
- Покурить хочешь?
- Вы верите в единорогов?
- Это единственное, во что я ещё верю...


Вопрос? Ответ!
Форум » Архив » Корзина » Изгои
Страница 1 из 212»
Поиск: