Чтобы можно было писать в чате нужно войти в свой аккаунт.
Страница 1 из 11
Архив - только для чтения
Форум » Архив » Корзина » Сердце Нокса. (Призрак)
Сердце Нокса.
Предыстория.


Предыстория мира Nox описывает вражду двух народов — некромантов, обитавших на севере, и обычных людей с юга мира. Люди во главе с молодым воином Джандором, вооружённым могучим оружием — Посохом Забвения — разбили некромантов на Поле Бесстрашия. Джандор пощадил только маленькую девочку по имени Хукуба, тайно отдав её на воспитание ограм. Однако после победы между людьми возникли противоречия на почве использования магии, приведшие к разделению на три фракции: воинов, клдунов и магов. Чтобы не возникло споров за обладанием сверхоружием, Джандор разделил Посох Забвения на четыре компонента, три из которых были отданы на хранение трём группам, а четвёртый — Сфера Душ, содержащая души некромантов — был телепортирован архимагом Хорватом в другое время и место — Землю XX века. Несмотря на старания Джандора, отношения между тремя выделившимися группами ухудшились, и в итоге отношения воинов и магов находились в состоянии, близком к холодной войне (хотя и те, и те поддерживают хорошие отношения с колдунами). Хукуба пропала в подростковом возрасте, узнала о своём происхождении, провозгласила себя королевой некромантов и занялась изучением чёрной магии. Из мира людей она похитила Сферу Душ, чтобы возродить армию мёртвых...

***

Двадцать лет спустя.

***


Николь сложила руки на коленях и вздохнула. Она ожидала, когда её примут, вот уже больше часа, но не смела возмутиться или вообще подать голос. Архимаг Ховарт - величайший маг Нокса - сегодня должен был решить её судьбу. Хорват был одним из создателей Посоха Забвения и в знак благодарности получил высокий пост в Башне Иллюзий. Он живёт в Замке Галавер, тренируя учеников, руководя общиной магов, которые проживают на территории замка и охраняя Сердца Нокса, вторую составляющую Посоха Забвения. Он был стар и мудр, и его решение сегодня могло изменить всю жизнь Николь.
- Он ожидает вас, - один из учеников Ховарта учтиво поклонился, открывая перед ней массивную, деревянную, двустворчатую дверь.
- Спасибо, - тихо отозвалась девушка и, ещё раз вздохнув, поправила мантию и вошла в палаты архимага.
В палатах было светло и просторно. На большом столе сбоку в колбах кипели зелья и микстуры, прямо по центру у дальней стны располагалось массивное кресло, на которои и заседал сам Ховарт.
- Ты хотела встретиться со мной? - хрипловатым басом поинтересовался старик, глядя на свою подопечную.
- Да, мастер, - пролепетала Николь. Хоть она и была уже достаточно опытным магом, Ховарт всё равно внушал ужас и благоговение.
- Так что ты хотела?
- Я... - Ники замялась, теребя длинные рукава мантии. - Я пришла сказать вам, что мне было видение.
Архимаг сорвался с места и, подбежав к двери, запер её на ключ. Затем жестом велел Николь продолжать.
- Я видела огонь... И доспехи. Сломанные доспехи. А ещё какой-то странный посох, я думаю это был Посох Забвения.
- И всё? - Ховарт был явно разочарован.
- Нет, - Николь тяжело вздохнула и взглянула учителю в глаза. - Там был воин. Воин, ищущий что-то.
Ховарт вздохнул и устало потёр переносицу.
- Что ты знаешь о воинах?
- Николь неуверенно пожала плечами.
- Их орден, называемый Рыцари Пламени существует вот уже много лет. Они считают магию богохульством, недостойным существовать в этом мире. Их командира зовут Хоррондес или Ужасающий. Как ты знаешь, после победы над некромантами великий Джандор разделил Посох Забвения. Так вот его основа - Алебарда Хоррондеса. Ужасающий обречён на вечное сравнение с Джандором, что его очень злит. Но так или иначе Алебарду он так просто не отдаст.
- Учитель, мы уже много лет выслеживаем Хукубу, но она не проявляет никакой активности. Вы даже разрешили мне использовать мой дар, но... - Николь прервала свою пылкую речь и потупила взгляд.
- Время пришло, дитя моё, отправляйся в путь.
- Но учитель!...
Однако девушка не успела договорить. Ховарт нажал какой-то потайной рычажок и под ногами девушки материализовался телепортационный круг. В следующую секунду девушка почувствовала лёгкое покалывание по всему телу, а затем сознание покинуло её.

Очнулась Николь в странной пещере. По стенам стекала раскалённая лава, образуя небольшой лавовый ручей. Отрязнув свою зелёно-белую мантию и собрав пош специальный шлем длинные иссиня-чёрные волосы, девушка пошла вдоль этого "ручья". По мере приближения к выходу становилось светлее, однако свет этот был с алыми оттенками... Выйдя из пещерки, Николь поняла, что стоит на небольшом каменистом плато посреди лавы. Через лавовую реку вёл массивный каменный мост, а прямо за мостом чернели ворота в....
- ... Дунмир, - охнула Николь.
Хлопнув себя по лбу перемазанной в саже ладошкой Николь сдавленно застонала, прикрыв голубые глаза.
Ей было ровно 20 лет. С самого детства её воспитывали маги, однако девушка отличалась от них. У неё был особый дар - дар предвидения. Иногда во снах она видела недалёкое будущее, но образно, странными и не всегда ясными картинами, смысл которых становился понятен лишь после того, как событие свершалось.
Мать Николь погибла в одной из схваток с Хукубой, отца же девушка не знала. Однажды ей было видение о том, что все некроманты вырвались на свободу из Сферы Душ. И с тех пор она идёт по этой скользкой дорожке к Посоху Забвения. В замке Галавер, в котором она жила, хранился один очень ценный артефакт - Сердце Нокса. Это единственный источник энергии, способный напитать Покорное Чудовище. Однако оба великих артефакта были бесполезны без Алебарды, которую Николь и предстояло заполучить. Только вот девушка никак не ожидала, что Ховарт вот так просто отправит её одну к Рыцарям Пламени. Однако, ничего не поделать. Применив заклинание невидимости, девушка осторожно приоткрыла створку ворт...
my heart is full of hate and swag
Как же он был зол, черт возьми! С самого утра его преследовали неприятности. Сначала он никак не мог найти свою амуницию. Без неё любой уважающий себя рыцарь Пламени не смел показаться в коридорах крепости, да и вообще не смел покидать её стены. Гнев главы был пусть и краток, но ярок, и последствиями его становились невероятно сложные тренировки. Трудностей он не боялся, однако каждый раз, когда ему приходилось сталкиваться с Хорроднесом – главой Рыцарей Пламени, стоявшим на своем посту с тех самых пор, как была закончена война, - раздражение прожигало грудь, словно было сделано из самого яркого огня. Ужасающий возвышался над остальными своими братьями и верными боевыми товарищами. Его нельзя было обогнать или хотя бы приблизиться на шаг. И это злило, выводило из себя и заставляло метаться в своей небольшой комнате подобно загнанному в угол зверю.
Именно в тот день, когда амуниция пряталась от его глаз, в дверь кто-то постучал. Открывать её, обнажая свой неподобающий внешний вид, он не горел желанием, а потому лишь неопределенно рыкнул. Стук за дверью снова повторился.
- Господин Наопполо-Гранц! – раздался осторожный голос юнца. Мужчина скривил губы и спешно потянулся за белой рубашкой с алыми узорами на рукавах и воротнике. Его босые ноги шлепали по каменному полу. Скрыв грудь и торс под тканью, он открыл дверь. Бровь тут же насмешливо приподнялась, стоило увидеть маленького светловолосого мальчика в белой рубахе и алых штанах – обычная форма воспитанников ордена. Со временем они должны были стать достойными воинами, защищающими честь Рыцарей Пламени и сражающихся во имя их идеалов. Пока же юнцам доверяли только стирку, готовку, уборку и прочие занятия, которыми заниматься обычный воин считал ниже своего достоинства.
- Чего тебе, малыш? – хрипло протянул мужчина. Юнец нерешительно посмотрел на него и произнес:
- Господин главнокомандующий Хоррондес просит вас к себе.
Наопполо-Гранц замер. Главнокомандующий с утра полностью оправдывал свое прозвище – Ужасающий – и порой мог сорваться на любом рыцаре. Конечно, потом он приносил свои извинения, и, конечно, его прощали. Однако эта новость мужчину все равно не порадовала.
- Зачем это? – спросил он. Юнец пожал плечами.
- Он просил прийти как можно скорее, поэтому вашу амуницию мы сейчас же принесем.
«Откуда он?.. – не понял Наопполо-Гранц, однако в следующий момент до него дошло. – Забрали на чистку. И не предупредили. Вот же поганцы!»
- Хорошо, - отозвался мужчина. – И побыстрее давай. Не то будете у меня через два года проклинать тот день, когда вступили в наши ряды.
Юнец был не из глупых. Он поклонился и быстро направился по коридору. Наопполо-Гранц закрыл дверь и вздохнул. Получить такую новость с самого утра означало только одно: главнокомандующий либо хочет за что-то отчитать, либо отдать какое-либо поручение. Ни то, ни другое не вызывало энтузиазма. Лишь два дня назад он вернулся после выполнения очередного поручения главы своего ордена, и пока желание сражаться во имя его идеалов не терзало мужчину. Напротив, хотелось – очень хотелось! – отправиться в какой-нибудь тихий край. Поселиться в домике, выпить в кабаке вина или пива, найти симпатичную молодую девушку с большой грудью и веселым легким нравом. С вином, да с девушкой, да в домике в тихом краю он бы смог хорошенько отдохнуть. Но, увы, у судьбы были другие планы. Эта странная женщина почему-то всегда была не слишком справедлива с капитаном одного из отрядов Рыцарей Пламени: то посылала на верную гибель, то уводила в сторону от веселья, то разлучала с друзьями, то сводила с не слишком симпатичными особами женского пола. Теперь она снова принялась за свою любимую забаву.

***


Спустя полчаса у алых дверей покоев главнокомандующего стоял высокий статный мужчина лет двадцати четырех. Алая с белым амуниция сверкала в лучах солнца, которые лились из прорубленных маленьких окон. Кончики длинноватые черных волос касались плеч. Ярко-зеленые глаза спокойно смотрели на дверь. В чертах лица трудно было заметить раздражение или недовольство, которые пылали в мужчине. Словом, идеальный воин ордена Рыцарей Пламени ждал, пока его соизволит принять Хоррондес. К чести главы ордена, он не заставил себя долго ждать. Двери неторопливо распахнулись, приглашая войти.
- Прошу меня простить, господин главнокомандующий, за мое опоздание, - сказал мужчина, становясь на одно колено и опуская голову в знак приветствия. Стоявший около узкого высокого окна человек развернулся, услышав голос, и усмехнулся.
- Не стоит извиняться. Просто если захочешь прийти ко мне при параде, то делай это не тогда, когда каждая минута на счету.
Наопполо-Гранц поднялся с колена и посмотрел на Хоррондеса. Годы, прошедшие с окончания войны, словно прошли мимо этого человека. Спина его оставалась идеально прямой. Хищные черты лица не исказились под влиянием многих лет. Глаза все также зорко и пристально смотрели на окружающих людей, а в волосах пока ещё не виднелось ни одного седого волоска. Грация, сила и уверенность заставляли любого трепетать, и Наопполо-Гранц не входил в число исключений. Но вместе с этим гулкое раздражение рвалось из груди тугими языками огня и резкими взмахами меча. Насмешливость и суровость главы ордена вместе с могуществом сводили мужчину с ума, вызывая желание стать ближе к его уровню. Хотя бы.
Заметив молчание воина, Хоррдонес коротко вздохнул и сел в большое кресло, сделанное из дерева. Никаких подушек или дорогих материалов на нем нельзя было увидеть: только простая форма и исключительна функциональность. Этому правилу подчинялась каждая комната крепости. Даже в покоях главнокомандующего стояла только кровать, шкаф, стол и кресло. Единственное, что отличало её от остальных, так это висящие на стенах мечи. И алебарда, которая стояла, опираясь на стол.
- Дело серьезное, - заметил главнокомандующий. - Недавнее похищение Сферы Душ заставляет нас быть более внимательными к нашему наследию. Хакуба в любой момент может прийти за алебардой.
- Я понимаю, - произнес мужчина.
- Ничего ты не понимаешь, Наопполо-Гранц! - рявкнул Хоррондес. В глазах на миг зажглась ярость, но потом тут же стихла, уступив место привычной насмешливости. - И кто тебя такой фамилией наградил... Для воина она совершенно не годится, Гранц.
- Моя матушка была богата на фантазию, а отец не смел ей возражать, - улыбнулся мужчина. Он и сам не был рад, что носил столь громоздкое имя, но его, как родителей и Родину, как было известно, не выбирают. Оставалось лишь смириться и идти с ней по жизни достойно. Видно, главнокомандующий подумал примерно о том же, нахмуривая брови и становясь серьезным.
- Я хочу, чтобы ты проверил охрану крепости. Каждый закуток, каждый уголок. Все. У нас не должно быть никаких слабых мест. Абсолютно. Маги, колдуны, некроманты - наша крепость не должна иметь ничего, что могло бы послужит входом для них.
Гранц вытянулся и поклонился. Рука его невольно сжала меч. Теперь всю веселость моментально сняло. Серьезность положения была слишком велика, чтобы продолжать улыбаться. Ещё никогда на памяти мужчины главнокомандующий не был столь серьезен и строг. От него словно исходили холодные мощные волны, которые заставляли каждую клеточку тела дрожать. Теперь Гранц понял, почему именно ему отдали Алебарду. Почему он стал одним из героев. Но даже это не могло погасить костер раздражения. Ведь были же другие воины! Почему именно он? Пусть даже любой другой на его месте был бы рад оказанному доверию (да и сам Гранц был бы рад, если бы отдохнул перед этим), раздражения это не умаляло. Но показывать его было нельзя. Главнокомандующий не оценил бы этого чувства.
- Благодарю за оказанное мне доверие. Все будет сделано, - произнес мужчина. Хоррондес усмехнулся.
- Можешь быть свободен.
Гранц кивнул и поспешил покинуть покои главнокомандующего, стуча каблуками алых сапог. Как бы он ни хотел сейчас отдохнуть, на это права он не имел. И к заданию собирался отнестись очень даже серьезно.

***


Свет лавы играл на пластинах доспехов. Постепенно вечерело. Жар касался грубой кожи лица, заставлял глаза немного слезиться. Гранц опустил забрало и вздохнул. За весь день он успел обойти каждую комнату крепости и все тщательно изучить. Повинуясь его приказам, усиленным указанием главнокомандующего, почти все рыцари ордена осматривали всю крепость, тщательно защищая и убирая лазейки. Теперь же капитан одного из отрядов мог по праву отдохнуть. Он решил прогуляться около врат, за которыми расстилался огромный каменный мост. Под ним бурлила река лавы - хорошая защита от любых наглецов, решивших забрать себе Алебарду или просто нанести атаку по Рыцарям Пламени. Даже маги не смогли бы выжить после того, как их сбросили со стен крепости в алый обжигающий поток. Мужчина хмыкнул, вспоминая древний рассказ своего наставника и учителя - правой руки главнокомандующего. Шаги раздавались четко и гулко, слегка отзываясь эхом. Гранц не думал задерживаться здесь: ему оставалось как раз только изучить ворота, как вдруг...
Открылась створка врат. Гранц настороженно замер. Рука его тут же потянулась к мечу, повинуясь давно отработанным рефлексам. Однако глаза мужчины увидели лишь пустоту. Возможно, любой менее опытный воин просто пожал бы плечами и прошел мимо. Только к таким Генрих Наопполо-Гранц не относился. Он уже успел повидать немало магов за свой короткий век и научиться распознавать человека, пусть даже и невидимого. Да и времена были такие, что никому не стоило доверять.
Мужчина вздохнул и покачал головой. Послышался шорох ткани, словно на неизвестной была мантия. Двинулся воздух, повинуясь движениям. Рыцарей Пламени частенько тренировали с закрытыми глазами, и это была лишь одна из тренировок. Только немного другая. Генрих хмыкнул, делая шаг туда, где стоял невидимый человек, и приставил меч к какой-то части тела. Скорее всего, к горлу - кто знает этих невидимых магов?
- Что ты здесь забыл, маг? Дунмир не место для таких слабаков, как ты.
Николь осторожно приоткрыла дверцу и прошла внутрь. О, зря она это сделала! Однако её учили не теряться в таких ситуациях. Заклинание невидимости спадало, если враг коснётся мага, так что едва только воин вытащил меч из ножен, девушка вытащила из кармана отравляющую ловушку. Её, правда, нужно было устанавливать на земле, но в конце концов эта штука реагировала на касания, так что стоило только холодной стали коснуться светлой кожи шеи, как Ники, сердито полыхнув голубыми глазами - чистыми и яркими, сияющими на перепачканом сажей личике - бросила ловушку прямо в воина. Коснувшись доспехов, ловушка взорвалась, брызнув в лицо незнакомцу яд. от которого он начал задыхаться. Не долго думая ученица архимага рванула куда-то в сторону, к маленькой деревянной дверце. Заклинание невидимости она не сможет применить ещё некоторое время, так как запасы манны ещё не восстановились, а в крепости Дунмир камней манны не было.
За дверцей оказалась небольшая комнатушка, должно быть одного из рыцарей. Особенностью крепости Дунмир было то, что комнаты в корпусе новобранцев были соеденины дверьми. Не раздумывая, девушка рванула в соседнюю комнату.
my heart is full of hate and swag
Генрих успел заметить мелькнувшую бело-зеленую мантию, в которую была закутана фигура, и шлем, всегда скрывающий голову магов. Хотя пользы от такого шлема было мало. Не то, что от шлема самого рыцаря. Забрало надежно скрывало лицо от чужих глаз, оставляя лишь щели для того, чтобы видеть окружающих. Ярко-зеленый взгляд небрежно прошелся по лицу мага, испачканному сажей. Голубые глаза, будто сиявшие среди черноты, яростно вспыхнули. Мужчина лишь хмыкнул. Его забавляла эта ситуация.
«Послать какую-то девчонку к нам? Какой глупый поступок, в самом деле. Некоторые из нас истосковались по женскому телу, и в любом случае ей грозят неприятности», - подумал он. Девчонка же замахнулась своей маленькой ручкой и кинула что-то точно в грудь. Сталь доспехов звякнула. Дым быстро поднялся, окутывая шею и голову мужчины, но у того было достаточно опыта, чтобы задержать дыхание. Маги, не умея сражаться мечом, любили пользоваться ядами, если не могли выкидывать свои фокусы. Последнее было очень даже на руку мужчине, который кинулся следом за нарушительницей порядка.
Догнать девчонку труда не составило. Сила и скорость, ловкость и хитрость - то, что воспитывали в Рыцарях Пламени с самого первого дня тренировок. Перед этим приходилось долго и упорно работать, но честь, почет и уважение, оказываемое рыцарям всеми жителями их скромного мира (кроме магов, конечно), того стоило. А у капитана одного из отрядов скорость и сила были немалые. Потому хватка, сковавшая стальными пальцами запястье, оказалась крепкой. Мощная рука дернула девчонку-мага на себя, а в следующий миг тут же уверенный удар по лодыжкам сбил нарушительницу с ног. Твердый камень встретил её тело не слишком вежливо, но за это угрызения совести Генрих не испытал. Он вообще не любил магов, даже если они были прекрасными девушками. А сейчас, когда больше всего на свете мужчине хотелось отдохнуть, эта девчонка и вовсе вошла в список самых ужасных врагов, из которого выходили только один путем. Смертью.
Холодный клинок снова коснулся бледной кожи шеи. Из-за щелей забрала блеснули ярко-зеленые глаза. Если девчонка выкинет глупость, то перерезать ей глотку Гранц мог без всяких колебаний. И вряд ли бы главнокомандующий отчитал бы его за это: он сам не жаловал магов. Что же касается проблем с архимагом... Он должен был лучше следить за своими обожаемыми подопечными. Делать поблажки тем из них, кто решал просто так проникнуть на территорию крепости Дунмир, мужчина не собирался.
- Последнее слово, ничтожество, - произнес он. Хотелось закончить с этим как можно быстрее. Уже доносились шаги, и это значило, что скоро должны были дозорные. А те не церемонились. Во всяком случае, с магами. Генрих же не то, чтобы не хотел её смерти. Просто она не должна была наступить раньше нужного срока. Всегда было неплохо узнать планы врагов. – Или ты желаешь умереть, как бессловесная скотина?
Лезвие надавило на бледную кожу сильнее. Потекла тонкая струйка крови. Гранц хмыкнул и стянул шлем с головы. Черные волосы были собраны в небольшой хвост. Жестко и уверенно блестели ярко-зеленые глаза. Грубые черты лица никак не делали мужчину милым или вежливым. Напротив, он казался куда жестче и яростней, чем был на самом деле. Хотя сейчас настроение было ужасным. И убить кого-то было бы очень даже кстати.
Отредактировала Red_Ghost - Четверг, 01 августа 2013, 08:02
Форум » Архив » Корзина » Сердце Нокса. (Призрак)
Страница 1 из 11
Поиск: