Чтобы можно было писать в чате нужно войти в свой аккаунт.
Страница 1 из 11
Архив - только для чтения
Форум » Архив » Корзина » Возрождение Ку
Возрождение Ку
Узкие-узкие трубы. Тело протаскивали через них, словно кто-то открыл свой огромный рот, проглотил её и теперь медленно собирался переваривать. Гигантская змея неторопливо передвигалась среди пустоты, яркими желтыми глазами смотря перед собой. Вокруг не было ровным счетом ничего: бывший когда-то свет погас давным-давно, блестевшие некогда озера превратились в пустые черные дыры, которые потом исчезли. Лишь одинокий волчий вой разрывал тянущийся жевательной резинкой мрак. Но он не доносился до ушей. Тело, проходящее по трубам, лишь ощущало пульсации и сокращений мышц. Скоро от него не должно было и остаться следа. Едкая кислота превратит то, что некогда было человеком, в кусочки, песчинки, которые станут частью змеи. Но пока было ужасно тесно, жарко и липко. Движение происходило медленно, но каждый миллиметр по трубам сдирал кожу, выжигал легкие и глаза. Ненужные части исчезали, оставляя столь желанную для змеи свежую плоть.
Откуда взялась эта змея? Что она делала там, где не было ничего, кроме шестеренок и сложных механизмов, оставалось странной загадкой. Наверняка, причиной колебаний был её длинный толстый хвост, рассекающий пустоту и мрак алым кровавым следом. Но только теперь это было неважно. Не змея внутри. Она внутри этой самой змеи.
«Ужасно похоже на матрешку. Я в змее, змея во мне, я сама в мире, а этот мир в огромной клоаке, - подумала девушка. Голубые со стальной искрой глаза медленно открылись. Остатки век без ресниц разомкнулись, обнажив темноту. В ней угадывалось что-то ало-розовое, обмазанное слизью и кровью. Запах гнили, внутренностей и почти переваривавшихся остатков одежды вызывал тошноту. Если бы было чуть больше места, она бы выпустила из себя все содержимое своего желудка. Но узкие трубы обтягивали тело подобно плотной и неудобной одежде. Только та не грозила растворением и полным уничтожением тела. Теперь это девушка точно знала. Больше она не мучилась от напрасных вопросов. Больше они не разрывали её пустую грудь и пустую голову. Ответы, которые так хотелось узнать, были найдены. Но только какой ценой? - Не самое страшное, что могло случиться, однако».
На стертых до мяса губах появилась усмешка. Разъеденное частично едкой кислотой лицо скривилось в отвратительной гримасе слабости и издевки над самой собой. Девушка считала это все ужасно глупым. Так бесславно погибнуть, так странно прожить. Хотя смерть всегда была рядом с ней. В ней. Огромная змея неторопливо ползла в темноте, унося тело в далекие черные воды воспоминаний. В начало мира потерянных и ненужных вещей.
Девушка закрыла глаза и устало выдохнула. Грудь тут же сдавило узкими трубами. Легкие, пока ещё целые, отчаянно требовали новой порции воздуха. Но их просьбы удовлетворять не было сил, равно как и желания.
«Ну что ж, посмотрим, от чего я так рано отреклась», - подумала она. Голову наполнили гудящие картины. Ударил в нос запах дождя и свежести. Ободранное тело окутала прохлада, а потом дикая боль наполнила каждую клеточку. Через мгновение она уже стояла посреди улицы. Над головой плыли тучи, готовые вот-вот пролиться дождем. Мерно и спокойно шагали неразговорчивые жители. Девушка повертела головой. Серые ровные дома возвышались с двух сторон. Следа от змеи и пустоты не осталось. Под ногами упоительно хлюпала земля, и девушка решилась сделать шаг. Брызги поднялись в воздух и замерли на подоле плаща, в который была закутана девушка.
- Амекаге что-то недоговаривает… - услышала она слова проходящего мимо человека и замерла. Амекагуре. Забытое, стертое с лица земли селение. Почему именно сюда? Девушка встряхнула головой и уверенно пошла по улице, стараясь не обращать на себя внимание. Однако это было не так просто. Почему-то ужасно хотелось посмотреть по сторонам. От этого желания даже сводило мышцы. Она вздохнула, поджав губы, и спрятала руки в карманы, надеясь это исправить. Заглушить что-то движением – отработанная во время своей недолгой жизни практика. Забавно, что она была так нужна после смерти. Впрочем, умирала девушка в первый раз. Возможным было все.
На повороте выдержка изменила ей. Повернув голову, девушка увидела девочку в сером плаще. Голова её была покрыта капюшоном. Руки пряталась в карманах. Голубые глаза смотрели недоверчиво и удивленно. На переносице и лбу не было такой привычной золотой метки. Розовые губы, обветренные и искусанные, казались слишком светлыми. Какое-то мгновение она смотрела на девочку. Потом убрала руку из кармана и потянулась к лицу. Девочка в отражении сделала то же самое. Она коснулась переносицы и лба, равно как и девушка. Она не ощутила привычного контура узоров. Она поняла, кого видела в отражении витрины. Девочка была ей самой. Маленьким и довольно милым ребенком, который шел по улицам своего родного селения по своим детским важным делам. Девушка (или девочка) покопалась в карманах и нащупала привычную сталь оружия, твердую конфетку и острый край небольшого камушка.
«Зачем мне эта ерунда?» – подумала она и выбросила последний предмет. Маленькая рука поправила капюшон на голове, после чего девочка (или девушка) пошла дальше по улице. Однако не успела она пройти и пары метров, как её плеча коснулась чья-то рука. Девочка вздрогнула и сжала сталь оружия, готовая его кинуть в противника. Но увидела симпатичную женщину с черными короткими волосами и голубыми глазами со стальной искрой. Только вместо привычного холода в них плескалось странное тепло. Пухлые губы, похожие на губы девочки, растянулись в ласковой улыбке.
- Вот ты где, Кита, - сказала женщина. – Я же сказала тебе подождать меня около входа в магазин.
«Кита? Но меня же зовут…» - Губы девочки дернулись в ответной улыбке против её воли, а затем открылись, складывая слова:
- Это нерационально и ужасно скучно, мама.
«Мама? Мама?!»
Она должна была заплакать, кинуться в объятия и начать что-то сдавленно шептать. При жизни вопрос о том, кто был её родителями, почему-то не слишком беспокоил и интересовал девочку, но стоило только увидеть эту женщину, как внезапно появившийся комок в горле застрял, не давая толком дышать. Руки и ноги не слушались, продолжая оставаться неподвижными, и девочка отдала бы многое, чтобы впервые в своей жизни обнять другого человека. Женщина словно не заметила всего этого, легко скинув капюшон и растрепав темные волосы девочки.
- Не стоит всегда быть такой серьезной, Кита. Иначе так и будешь ходить без друзей, - произнесла она. Голос у неё был приятный, как и внешность. Девочка была готова бесконечно смотреть на неё, бесконечно слушать. Она впервые видела свою маму, которую когда-то любила больше всех на свете.
- Такие друзья, как эти дети, мне не нужны, - скривила девочка губы и натянула на голову капюшон, поправив черные короткие волосы. – Мне и с тобой хорошо, мама.
Женщина хихикнула. Девочка хотела улыбнуться ей, но лицо словно парализовало. Тело окаменело. Перед глазами поплыл контур фигуры мамы, улица, небо. Линии передвигались из стороны в сторону, сформировывали то круг, то квадрат, то мелькали в хаотичном порядке. Серые и блеклые голубые цвета исчезали. Запах дождя медленно уходил. Аромат крови наполнял ноздри. Чья-то твердая рука толкнула девочку в грудь, которая тут же вспыхнула острейшей болью. В висок врезалась балка. Закружилась голова, но даже через легкую пелену мрака девочка увидела бледное лицо мамы. Ниже блестел кунай, воткнутый в её шею.
«Мама…» - Девочка смотрела в пустые глаза, смотрела на слабую улыбку, ощущала прикосновение холодно руки к своему лицу. Она снова хотела плакать, на этот раз от боли и горя, но глаза горели от выплаканных прежде слез, а дыхания не хватало. Из груди что-то стремительно текло: то ли кровь, то ли силы. Прежде девочка не могла и подумать, что сможет когда-нибудь разрываться между чувствами и страдать от своего бессилия. Но прежде она не знала ничего этого. И теперь не была уверена, что хочет это знать. Скорее, она бы с удовольствием вернулась к своему прежнему существованию, пусть даже пустому, пусть бессмысленному, но только безболезненному. Как жить теперь с тем, что она увидела, девочка не знала. Или вовсе не жить? Она же была в змее, протискивалась сквозь трубы. Теперь увидит свое прошлое, и... Тут раздались чьи-то осторожные шаги. Чужие пальцы коснулись подбородка девочки и повернули её голову. Перед глазами простиралось серое небо, по которому плыли тучи. Темный неясный силуэт на его фоне казался чем-то обманчивым, тем, чего быть тут не должно. Однако он был. Девочка могла слышать его голос.
- Ты можешь подойти, Акако Кита. Не хочешь пойти со мной? - старческие насмешливые интонации вызывали отвращение. Она бы ни за что не согласилась. Но губы почему-то шевельнулись, и девочка услышала свой слабый десткий голос:
- Да...
Темнота окончательно окутала её. Девочка слабо улыбнулась: она подумала, что теперь уже вернется на свое место и снова будет проходить через узкие трубы. Однако мрак вскоре рассеялся, и перед глазами предстал белый потолок. Девочка осторожно села и коснулась своей груди. Привычное ощущение пустоты и легкий звук вращающихся шестеренок немного успокоил. Её тело снова стало наполовину механическим. Чувства, прежде такие яркие, медленно утекали сквозь пальцы. Даже дышать было легче. Плакать уже не хотелось. Не хотелось улыбаться. Не хотелось ничего. Повинуясь догадкам, она подняла руку и коснулась своей переносицы. Контур золотого цветка под пальцами окончательно рассеял все сомнения. Девочка села, поднялась с кровати и пошла уже полузабытым маршрутом в сторону тренировочного зала. Забравший её силуэт уже должен был ждать её.

... Змея открыла рот, выплевывая в пустоту тело. Длинные каштановые волосы прилипли к коже, которая прирастала с золотистым светом. Растворившаяся одежда появлялась, создаваясь из темных нитей. На ногах появились кроссовки. Сумки с оружием, как по мановению волшебной палочки, оказались на месте. Длинный толстый хвост толкнул восстановившееся тело в бок, и девушка повернулась на спину. От неожиданного поворота она открыла глаза и закашлялась. Горло сдавливала тошнота, душил комок невыплаканных слез. Воспоминания кололи голову, но их бы Ку теперь не отдала никому другому. Хотя теперь у неё есть новое имя. Точнее, вернувшееся старое.
- Акико Кита, значит, - произнесла девушка и повернула голову в сторону. Большая змея посмотрела на неё яркими глазами и отвернулась, возвращаясь туда, откуда и начала свой путь. Кита пошевелила рукой, ногой, пощупала себя. Под пальцами она ощутила плотную ткань. Затем облизнула губы. Язык ощутил гладкую кожу и легкий привкус крови. - Ну что ж, попробуем пожить под этим именем.
Девушка вздохнула и неторопливо села. Темнота стремительно исчезала, превращаясь в нечто светлое и открытое с запахом моря.

--> Утес
Форум » Архив » Корзина » Возрождение Ку
Страница 1 из 11
Поиск: