Чтобы можно было писать в чате нужно войти в свой аккаунт.
Страница 1 из 11
Архив - только для чтения
Форум » Архив » Корзина » Падение Кайсинель (NC-21)
Падение Кайсинель
Столица Обители Стихий, Шпили Теней. Среди бесчисленных игл-дворцов элементалей Тени, созданных из железа и стекла, блистающих мрачной роскошью воронения и изысканной резьбы, переплетениями темных потоков эфира и лучей Вечного солнца, казалось приглушавших свой свет в этом районе Столицы, один выделялся особо сильно. Он явно был древнее остальных, резьба - богаче, а потоки силы - сильнее. Здесь жила Аспект Теней.
Но сейчас настал тот момент, когда Ассене жизнь была противна до черта. Периодически на эту статную сильную характером женщину накатывали такие периоды, когда ей хотелось либо раствориться в потоке эфира, либо разнести все вокруг в пыль. Ни то, ни другое не могла совершить могущественная Ассена. Она - Аспект, и любой поток Эфира, который был бы смертелен для любого элементаля, не причинит ей вреда. А крушить все вокруг ей не даст старшая сестра, чьего могущества вполне хватило бы, чтобы внушить Ассене волшебный сон, который растворил бы в глубоком забытье всё, что могло быть опасным. Но сегодня госпожа Ассена была в дурном настроении не из за этого. На календаре 18 Фиона 13392 года от раскола. в Обители большой праздник - победа над Местью, воплощением Великого Врага. Но вся Обитель уже давно привыкла, что Ассены и двух её сестер не бывает на праздновании, хотя именно они и прикончили Месть. Лишь эти три девушки знали, кем Месть была на самом деле. Наверное только эта мысль могла заставить слезы выступить на обычно сверкающих черных глазах Ассены, и заставить их блеск потухнуть. Мысль о смерти Мести.
Ведь только несколько избранных знали, что настоящее имя Мести - жестокосердная Кайсинель.
Когда то она была другой. Любящей матерью, заботливой, которая всегда поддержит и поможет, оторвав от себя последнее. Наверное кроме мужа, Ассена любила только одного человека - свою мать. И сама же убила её.
Всю ночь Аспекту Тени снились кошмары. Такие, что свели бы с ума любого человека, представьте, что может испугать того, кто сам заставлял содрогаться от ужаса целые армии. Под конец сны доконали её совсем, и она просто отключилась, провалившись в спасительную пустоту.
Проснулась словно в кошмаре. Встала, сходу упав в свой бассейн, сделав воду настолько холодной, что та начала покрываться льдом. Она надеялась, что от ледяной воды мысли уйдут, но они не уходили. Словно в тумане она вышла из воды, одеваясь в роскошное синее платье. Хотелось умереть. И тут её взгляд упал на висевшую в зале картину. Женщина на ней была очень похожа на саму Ассену. Дикий крик разорвал тишину замка. Мощный, чистый женский крик, от которого стены задрожали. Крик боли, сжигающей чью то пустую душу. Сейчас к Ассене не решился бы приблизиться даже любимый муж. Она убила бы любого...
Книга "Падение Кайсинель" лежала в архиве Шести Стихий в секретном отделе, куда доступ разрешен только с дозволения Всевидящей. Лишь некоторые её читали, и лишь один осознал всё, что в ней было написано. Именно он отсутствовал на празднике, хотя был самым популярным существом в Обители и купался в славе. Его черные крылья несли его к шпилю Ассены.
Что же было написано в этой книге? Сейчас мы вам покажем это...


13 магдала 2064 года от Раскола. Земля, королевство Бартам. Город Эранд, небольшой кабинет на третьем этаже королевского дворца. Окно открыто у него стоит роскошная высокая брюнетка, прогнувшись, она позволяет ветру перебирать черные локоны, приятно охлаждать кожу. Её имя - Кайсинель, Высшая великой стихии Тени. Королевский казначей государства Бартам. Она не подозревает, что сегодня начало тем событиям, благодаря которым она войдет в историю как Месть.
Открывается дверь, девушка разворачивается. Входит стражник и молодой мужчина лет 24-25 на вид. На нём черные брюки, заправленные в высокие мягкие сапоги, и белоснежная рубашка. На пальцах - три перстня, на ремне - золотые вставки. Герцог. Стражник кланяется.
- Госпожа Кайсинель, позвольте представить вам герцога Валлана, Байзела. Король приставляет его к вам в качестве помощника, и надеется,что он станет вашей подмогой и опорой - герцог галантно кланяется.
- Для меня честь служить той, чей лик затмевает любое светило, создано ли оно природой или богами - стражник выходит, оставив их одних...
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Она не любила помпезность. Не любила всю эту напускную браваду. Чрезмерную лесть и преклонение. Именно поэтому покинула когда-то Обитель, устав от рамок и ограничений, что выставлял ей любой, всем, кому не лень. Жизнь обычного человека - смертного - имела, несомненно, много минусов: и первые, конечно же, смертность и, увы, чрезмерная эмоциональность. Совершать ошибки - удел человека. Однако именно этот мир предпочла Кайсинель для того, чтобы жадно дышать полной грудью, не чувствуя стальных, воображаемых обручей, сковывающих сердце. Было ли легко покинуть привычный уклад и строй, оставив криво сляпанные иерархический строй Обители на произвол? Да, безусловно. Были ли тяжело оставить дочерей, без умолку спорящих друг с другом? И мысли, обратной плану, не возникло. Фривольность и безграничность - вот чего безумно желала для себя Кайсинель. Обуреваемая чувством замкнутости Высшая Великой стихии Тени в спешке покинула востроенный когда-то дом, семью и любимые некогда потоки эфира. Слишком смело для той, чей возраст уже давным-давно перевалил за десятки тысячелетий. Правда, она не выглядела. По крайней мере, старый болван, Великий Владыка королевства Бартам, ни в коей мере не усомнился в правдивости слов Кайсинель когда-то. Пускать пыль в глаза женщина умела. Возможно, именно по этому её не особо любили при дворе, ведь она все равно выделялась перед всеми, будь то внешность, или бесконечная мудрость и тысячелетний опыт, сквозивший изредка во взгляде. Ах, да, ну и крутой нрав бывшей жительницы Обители. О нем легенды можно слагать.

~*~*~

13 магдала, 2064 год от Раскола, ровно три часа дня, и долгожданный перерыв в работе с финансовым положением Владыки королевства Бартам. Похотливый хряк нередко заходил сюда, в личный кабинет Главного казначея города Эранда, Кайсинель одним легким движением руки раскрыла тяжелые ставни витражных окон, впуская непокорную стихию ветра в свои скромные владения. Свежесть теплого дня вдохнула жизни в это помещение, как и в саму женщину: лицо приобрело задумчиво-рассеянное выражение, гибкий стан поддался навстречу, прогибаясь, а руки вытащили заколки, схватывающие длинные волосы в тугую прическу. Сразу стало легче дышать. Прикрыв глаза, Кайсинель облизала пересохшие губы. По сравнению с громадой дворца, а также его вычурного и вульгарного великолепия, кабинет Главного казначея отличался компактностью и даже, пожалуй, скромностью. Но вид из него был замечательный. И хоть бывшая Высшая Тени скептически относилась к цветоводству и прочей чепухе, которой занимались благородные девицы, непрестанно хихикающие, все же, панорама города Эранда раскрывалась перед ней полностью. И теперь было лишь желание стянуть с себя все эти украшенные золотом тряпки и убежать. Аскетичностью и благородством помыслы Кайсинель никогда не отличались. Лишь, возможно, усталостью от всего.
- Пора что-то менять, - задумчиво произнесла женщина, за версту услышав шаги. Бряцкающие доспехи выдавали стражников с потрохами. Но вот кто другой? Размышляя об этом, Кайсинель дождалась деликатного стука в дверь и, не меняя своего положения, сказала:
- Да, войдите.
Развернувшись, смерила стражника тяжелым взглядом. Забавно, но эти юноши пугались, когда она позволяла сущности несколько одерживать вверх. Да что уж там, все побаивались. Однако не тот, кого ей привели. Да, Кайсинель, для вида, иногда жаловалась, что ей нужен помощник, ибо такого дурдома она не видала даже во время военных действий в месте под названием Моралг. Хотя, с удовольствием создала там хаос когда-то. Никто из ныне живущих, за исключением высокопарных элементалей, уже и не слыхивал об этих событиях. Что-то у неё сегодня ностальгия плещет.
Герцог. Статный. Гордый. Своевольный. С минуту изучая его, Кайсинель церемонно поприветствовала его, как это было принято в Эранде. И, снова кинув на него все тот же изучающий взгляд, женщина прошла к своему столу, ловко достав несколько свитков, и, опять повернувшись к Байзелу, высокомерно спросила:
- Вы ознакомлены с тем, с чем Вам придется работать, не так ли?
И только сейчас заметила, что они одни в помещении. Как забавно.
ЗАДАВАЙ ВОПРОСИКИ НУ Я ЖДУ
Слухи и легенды о королевском казначее, герцогине Ангатарской, Кайсинель, количеством напоминали небольшой пчелиный рой. Страшные и не очень, приписывавшие ей всякие жуткие деяния, вплоть до того что она околдовала короля, и убивает взглядом, что у неё змеиный хвост и что она взглядом вышибает стекла и ещё сотни глупых и не очень слухов. Оказалось ничего необычного, просто женщина, с фигурой богини и не менее божественным лицом, помноженным на откровенный наряд, создающий термоядерную смесь, которой бы хватило чтобы уложить к ногам этой женщины целый легион. Но тот кто прикрывался личиной Байзела великолепно знал, какого цвета крылья у этого ангелочка, однажды уже чуть не снесшего ему голову в Моралгской битве. А крылья у неё были черные с темно синими линиями по краям перьев.
Кайсинель, Высшая стихии Тени, сбежавшая от своего дома, от высокомерия и хаоса шпилей Столицы и Всевидящее око Лилеат не видит её, а сама Кайсинель в отличие от своей дочери не обладает мощью, способной раскрыть истинную личину своего нового "помощника"
Необычный дар Кайсинель, доставшийся ей под влиянием Эфира Обители, а именно аура, способная менять настроение людей не подчинялась самой хозяйке. Скрывавшемуся под личиной молодого герцога это было и нужно. Научить её управлять своей способностью. И направить её в нужную сторону. Разумеется это много работы, но у Кайсинель жизнь долгая, а у её нового помощника ещё длиннее.
Как ни странно но молодой герцог был старше Кайсинель на несколько тысяч лет... Именно это и вызывало опасения у него - не выдать себя. Одна ошибка и через миг весь культ Лилеат во главе с чертовой фанатичкой Изалиен свалится ему на голову как гром среди ясного неба и тогда владыка Хаоса останется без ещё одного воплощения.
Если бы Кайсинель было доступен дар, который уже давно был подарен Эфиром трем её дочерям, он бы уже его лишился.
Мефет-Ра, так его звали в обители, "Тот-кто-лжет", Великий Лжец, Обманщик.
Воплощение Великого Врага, за которым Обитель гоняется по всей земле раз за разом теряя след
Тот, кого даже Всевидящая Лилеат может увидеть только если очень пристально посмотрит
Тот кого моментально увидит Ассена или Изалиен
Сможет ли он?
Время покажет...

- Вы ознакомлены с тем, с чем Вам придется работать, не так ли? - молодой герцог с достоинством поклонился. Не очень низко, всего лишь слегка наклонив корпус вперед
- Я думаю что кроме масштаба это ничем не отличается от содержания большой усадьбы. Я закончил Фагестарский университет, меня этому учили, но мне не хватает опыта, и я буду очень рад, если вы чему то меня научите
Отредактировал Zariche - Пятница, 19 июля 2013, 18:22
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
В атмосфере зазвенела натянутость. Хрупкие, утонченные руки герцогини, ликом которой жила Кайсинель, взметнулись к вискам, успокаивающе массируя их. В позе, движениях, словах и взгляде плескалась и растворялась небрежность, но в мыслях властвовал хаос и разруха. То, что она уже ощущала однажды. Моралг хоть и был ярким, резким пятном в её долгой жизни, запомнился он особенно отчетливо. И сейчас вслух опекая молодого герцога, втолковывая ему, что, собственно, дерьмо его учеба в университете, названного в честь безвременно ушедшего, но никчемного старца Фагестара.
- Вы сравнили малое с большим, Ваше сиятельство, - продолжала вкрадчиво втолковывать она, категорично скрестив руки на груди. - Для Вас - это шутки, для меня - лишняя работа в случае возникновения ошибок. Хуже нерадивого помощника может быть только причуда Его Величества, Владыки королевства Бертам, несравненного и так далее короля Лайсенита, - яд сквозил в тоне Кайсинель не хуже, чем у последней супруги дражайшего старика - та ещё стерва - молодая, но бесспорно красивая принцесса Южных берегов. Обладая в высшей степени и хорошеньким личиком, и визгливым голосом, она вызывала непротиворечивые чувства у Главного казначея: оторвать голову и сожрать. Кайсинель быстро, едва заметно, но плавно и грациозно переместилась за спину герцога Байзела, опустив руки ему на плечи, слегка надавив. Тихий, шипящий шепот раздался у его уха:
- Как Вы, возможно поняли, Ваше сиятельство, я не в настроении. Разрешите покинуть Вас.
Громкий хлопок двери поставил точку в разговоре.

***

Кайсинель сама не понимала причины своих поступков и слов. Однако, вот оно следствие. Хмурая, чуть ли не рычащая женщина спешила по королевскому двору. Непокорная и бунтарская сущность требовала свободы. Никем не замеченная, особа спешила к ограждению, высотой в тринадцать метров, что опоясывали территорию замка. Без труда, даже не запачкав платье, Главный казначей скрылась со сцены Малого театра, понимая, что такими выходками заработает себе репутацию ещё хуже, чем обычно. Ловки движения хищницы, жадные вздохи тоскующий по стихии Ветра Высшей Тени. Голодный взгляд в небо. Эфир. Даже за сотни лет, проведенные среди смертных, ей не хватало его.
- Какого это быть не самой всевидящей, а, Лиллеат? - усмехнулась Кайсинель, вспомнив, отчего-то, старшую дочь. Перед глазами промелькнули картины блаженного неченеделанья в Обители. Точно, сегодня день ностальгии.
В небе резким росчерком промелькнуло нечто. И только Кайсинель, с её невероятно четким зрением, определила королевского почтового ястреба: сереброкрылый проводник и почтальон. Птица покружила вокруг неё и, с достоинством, опустилась на право плечо, ласково щелкнув клювом. До страсти, до необузданного желания пробудить в себе древнюю силу, женщина завидовала стремительному полету этих птиц. Любовно погладив перья хищной животины, Кайсинель отвязала сложенное в струбочку послание. Даже не надо было разворачивать, чтобы понять, что опять пишет Его Величество. Королевская сургучная печать была тут как тут. И дара предвидения не надо.
"Великолепная герцогиня Ангатарская, черноокая Кайсинель! Его Величество, Владыка Королевства Бертман требует Вашего присутствия во дворе немедленно!" - вслух зачитала Высшая тени, задумчиво поглаживая ястреба, который жался к ней. - Забавно. Не правда ли, Реъкян?
Не прошло и мгновения, как это место опустело, а сама Кайсинель возникла недалеко от комнаты для прима, что являло собой очередную вычурную и безвкусно обстановленную комнату. Постучав, вальяжно вошла, протянув руку каждому рыцарю, что находился здесь. Каждый мальчишка оставлял на её тыльной стороне едва заметный поцелуй. Затем взгляд темно-синих глаз остановился на её новом помощнике, который, слегка ухмыляясь, стоял сбоку от короля. Жирный хряк укоризненно смотрел на Главного казначея. Опять категорично сложив руки на груди, женщина спросила:
- Ну и как это понимать? - она гневно посмотрела на Владыку. - Ваше Величество, - более мягко добавила Кайсинель, откидывая копну черных, завитых локонов назад.
ЗАДАВАЙ ВОПРОСИКИ НУ Я ЖДУ
У способности женщины был недостаток - от неё зависело и настроение Кайсинель, и создаваемый способностью фон. Надо было убрать эту зависимость и настроить девушку на более жизнерадостный лад, послечег овсе окружающие Кайсинель начнут резать друг друга как цыплят. К сожалению обманщик не мог полностью отключить свою сущность, только заглушить её, и она начинала делать то, что должно - искажать сущность женщины. Существо Эфира должно было стать существом Искажения. Началось то, что запланировано Владыкой Эфира.

Это сразу стало понятно, когда тонкие пальцы обняли его плечи, и горячее дыхание обожгло слух своим шипящим от злости голосом:
- Как Вы, возможно поняли, Ваше сиятельство, я не в настроении. Разрешите покинуть Вас - хлопнула дверь.
"Разрешаю, высшая"

Вообще Кайсинель следовало побольше общаться с придворным людом, среди которого молодой герцог был мягко говоря легендой. Несмотря на чертовски влиятельных родителей, парень полностью отклонил их помощь. Сам попал в Фагестарский университет, с его бешеным конкурсом, с отличием его закончил, единственный с его набора. Сразу появился при дворе. Но вот чего Кайсинель не знала точно, так это то что молодой герцог украшал собой списки людей тайной полиции, и обязан был присматривать за Кайсинель. Но Лжец решил сыграть по своим правилам.
- Ну и как это понимать? Ваше Величество - в голосе элементаля сквозила неприкрытая враждебность. К счастью слова Кайсинель о мыслительных и прочих способностях старого правителя были недалеки от истины. Управлять им было одно удовольствие, и Лжец порой для развлечения пропихивал идиотские указы, над которыми ржала вся страна. Например указ о том, что в баню нужно входить спиной вперед, чтобы не смущать видом своих сидящих там.
И тут выяснилось, что какой то идиот донес правителю о том, что Кайсинель ворует из казны, и причем нехило. Джец, который отслеживал во дворце всё, отлично знал, что это не так, и вообще Кайсинель деньги были не нужны, она могла создавать их тоннами. Правитель был уже изрядно пьян. Впрочем обманщик уже нашел ему на замену амбициозного паренька, но тот только готовился...
- Мне донесли, что ты у меня деньги воруешь. От тебя я не ожидал этого... Но этот хлюпик - на этих словах герцог изобразил пламенный взгляд - говорит что ты не виновата. Я не виню его глупость, которая не позволяет ему разглядеть заговор у него под носом, но чтобы ты впредь такого не совершала, я приказываю своей страже посадить тебя в башню на пять дней, и давать тебе только чашку воды и буханку хлеба в день. И думай над своим поведением.
Герцог поперхнулся
- Ваше величество, я готов поклясться на могиле Святого Исполина, что госпожа Кайсинель тут не виновата - на что правитель махнул на него рукой. В руке был зажат кубок, и герцогу пришлось сделать шаг в сторону, чтобы вино не попало на его белую рубашку.
- Молчи, салага. Увести её - вокруг Кайсинель уже стояла стража.
Вот тут Лжец напрягся. Не дай бог она сейчас сорвется и применит свои мозговзрывающие способности элементаля Тени. Инквизиторы из Багряной Палаты спокойно скрутили бы даже Ассену, они знатоки по этой части. Потерять Кайсинель было бы недопустимым.

Однако странно что Кайсинель проявила поразительное хладнокровие, позволив страже сопроводить себя в башню. Правда пробыла она там не более двух часов. Стражники были только у входа в башню, поэтому спустя два часа в замок её тюрьмы скользнула отмычка, замок послушно щелкнул, дверь открылась и в комнату зашел герцог Байзел в сопровождении девушки похожей на Кайсинель один в один, и только пустые безжизненные глаза выдавали маску.
- Быстрее Кайсинель, пока стража не пришла в себя. Яд действует недолго - герцог с силой дернул Кайсинель за руку, оставив в комнате девушку-двойника.
Каллидусы были кластером убийц, специализирующимся на подменах. Изобразить любого человека для Каллидуса - проще некуда. Они гениально копировали голос, манеры, интонации, всё что составляло человека. Обманщик щедро им заплатил за то, что один из их банды пять дней посидит в камере. Стражникам прыснули в нос какой то ихний ядреный газ, вырубавший на 15 минут намертво, но не оставляющий воспоминаний. Стражник ничего не будет помнить.
- Вниз по лестнице - у входа их уже ждала карета, которая тронулась стоило им только зайти в неё.
- Дорого же вы мне обошлись, госпожа Кайсинель, но наш всемогущий баран иногда слишком много себе позволяет.
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Взгляд глубоко-синих глаз прожигал дыру в короле. Безумный старик опять себе что-то напридумывал, не иначе. Склонив голову набок, женщина спокойно выслушивала его речь, не поведя и бровью. Чего нельзя сказать о юном герцоге: тот всеми правдами и неправдами пытался возвать во Владыке голос разума. Ха, бессмысленные попытки, старый дурак окончательно свихнулся со смертью своих сыновей.
- Мне донесли, что ты у меня деньги воруешь. От тебя я не ожидал этого... - после этих фраз Кайсинель урожающе кашлянула. "Давай, скажи хоть слово, и единственное, что останется от королевской задницы - это ошметки плоти". - Но этот хлюпик говорит, что ты не виновата. Я не виню его глупость, которая не позволяет ему разглядеть заговор у него под носом, но чтобы ты впредь такого не совершала, я приказываю своей страже посадить тебя в башню на пять дней, и давать тебе только чашку воды и буханку хлеба в день. И думай над своим поведением.
- Это все, что хотел сказать Владыка? - безгранично спокойно и убийственно вежливо произнесла Высшая, буквально ощущая, как обволакивает тело и внутренности её сущность. Ещё чуть-чуть. Каплю. Безумное желание освободиться вскипело, где-то там, внутри. Возрождение Тени. И хоть внешне черноволосая оставалась совершенно спокойной, внутри молотками били силы, неисчерпаемым источником которых была злость и жажда. Внимательный и почему-то осторожный взгляд герцога остановил её. Не видать Бертману кровопролития.
- Я могу пойти и сама, - все также спокойно сказала Кайсинель, стоило только страже протянуть к ней лапы. Последние поспешно отошли на метр от неё: все же, не зря слухи ходят о её экспрессивности.

~*~*~

Ирония. Стоя на самом верху башни и глядя в окно, Кайсинель абсолютно по-человечески обнимала себя за плечи, ясно помня те моменты, когда самолично поднимала Бертман из-подо льда. Столько сил потратиться на государство, во главе которого встал идиот? Обида. Такая типичная, женская обида. Воспоминания нахлынули почище впечатлений от исторических манускриптов. Разумеется, онане собиралась сидеть здесь пять дней. Непозволительная роскошь. Стоит лишь выйти отсюда, и, вуаля, здесь о ней просто никто не вспомнит. Манипулировать сознанием этих простаков - способность, не скрытая в глубине памяти. Всего лишь нужен толковый стражник... Где-то в глубине коридора, что вел к её темнице, раздались шаги. Улыбка - легкая и искренняя - тронула уста Кайсинель.
- Быстрее Кайсинель, пока стража не пришла в себя. Яд действует недолго.
Женщина резко развернулась и встретилась со взглядом молодого герцога. Сразу же нахмурившись, она выдала:
- А, это Вы.
С покорностью, которая никогда не была её отличительной чертой, женщина вышла из темницы, в сопровождении Байзела. С недюжей силой вырвав свою руку из его хватки, она поморщилась и поспешила вниз.

~*~*~

С достоинством аристократки усаживаясь в карету, Кайсинель смотрела в окно на мелькающие дома, улицы, стобы и прочую человеческую подоплеку. Злость опять душила её.
- Дорого же вы мне обошлись, госпожа Кайсинель, но наш всемогущий баран иногда слишком много себе позволяет.
Женщина, прищурившись, сжала хрупкими пальцами, по велению которых ранее разбивались целые империи, подлокотник, после чего невозмутимо ответила, не поворачиваясь к молодому герцогу:
- Вас об этом, Ваше сиятельство, никто не просил. А если Вас волнует денежная компенсация, в чем я сильно сомневаюсь, то я её восполню. Но, - она развернулась к Байзелу, отметив, что он сидит непозволительно близко. Глаза уже не Кайсинель, а элементаля сверкнули в темноте, - так мы уже удостоверились в том, что деньги не нужны, то я задам весьма справедливо вытекающий из всей этой ситуации вопрос: что Вам нужно?
Это казалось само собой разумеющееся. Молодой герцог, недавно получивший эту должность, ко всему прочему и обладающий недюжинным состоянием, помогает ей, которую, хоть и неверно, но обвинили в краже. Кайсинель слишком долго живет на свете и вполне прилично среди людей. Они не отличаются способностью что-то делать из понятия человеколюбия. Тут что-то другое.
- И я повторюсь, - откинув мешающееся волосы, она посмотрела сверху вниз. - Что Вы хотите?
ЗАДАВАЙ ВОПРОСИКИ НУ Я ЖДУ
- Вас об этом, Ваше сиятельство, никто не просил. А если Вас волнует денежная компенсация, в чем я сильно сомневаюсь, то я её восполню - Обманщик поморщился. Этот ложный донос был мягко говоря очень противным и чертовски несвоевременным. Наверное надо будет сделать доносчику какой нибудь несчастный случай. Не, жить будет, но потом будет шарахаться от любой тени.
- Госпожа Кайсинель, свои деньги я трачу и зарабатываю сам, и кажется пока что не просил о вознаграждении - голос герцога сквозил обидой и ущемленным достоинством дворянина, которого обвинили в желании заняться банальным вымогательством.
- Так мы уже удостоверились в том, что деньги не нужны, то я задам весьма справедливо вытекающий из всей этой ситуации вопрос: что Вам нужно? - Обманщик усмехнулся. Самое важное, чтобы у Кайсинель с нервной почвы не сдвинуло катушки, и она не решила поразмять на нём свои элементальные косточки. Полная и абсолютная невосприимчивость Лжеца к элементальной магии выдала бы его с головой.
- Дорогая госпожа Кайсинель, вы забыли что мне всего 23 года, и я очень много просиживаю в библиотеках читая романы. Неужели вы бы запретили молодому горячему мальчишке совершить что нибудь рыцарское? А что может быть более рыцарским, чем вытащить из темницы томящуюся в ней принцессу? - он широко улыбнулся.
- И я повторюсь. Что Вы хотите? - не поверила. Ожидаемо. Герцог потускнел и отвернулся к окну:
- Королевский прокурор Айка требовала для вас суда по всей строгости закона, и если мне не изменяет память, то за "Оскорбление его величества действием" и "Нанесение ущерба его величеству" в сумме полагается немножко смертная казнь. У Айки есть дочь Эссна, молодая взбалмошная дура, красивая настолько же, насколько мудр наш правитель - герцог усмехнулся, всем видом показывая что не желает, чтобы Кайсинель об этом знала - Так вот Айка давно мечтает породниться с герцогством, отдав за меня свою доченьку, но по одному очень умному закону, она не может этого сделать, пока дочка не займет пост рангом максимум на одну ступень ниже моей. В судейскую коллегию дочку не взяли, и Айка решила по быстрому освободить вашу должность. К счастью перебравший король уснул прямо за рабочим столом и указ о вашем снятии подозрительно исчез со стола нашего величества. А да кстати, отомстить Айке вы тоже уже не можете - она поехала расследовать ваше "преступление" в другой город, где она неосторожно перешла улицу - он рассказывал об этом с таким спокойствием, как будто они мило беседовали о хорошей погоде - по улице мчался гонец с синим флагом, наша судья не успела отреагировать и попала под лошадь. Она ещё жива, но травмы с жизнью несовместимы. Я думаю мои мотивы теперь вам абсолютно ясны - я не могу допустить, чтобы ваше место заняла Эссна, ибо ни жениться, ни портить свое родословное древо я не собираюсь, а если так не дай бог случится, то отказаться я не могу, ибо родителей у меня нет - карета остановилась и слуга открыл дверцу. Герцог легко выскочил, и подал даме руку. Карета стояла в обширном дворе роскошного замка, сложно сошедшего с детской книжки - Добро пожаловать в поместье Валлан-Анир, малую усадьбу герцогства Валлан - он галантно поклонился, произнося обязательную формулу гостеприимства - Я прошу вас стать на время моей гостьей, и отказ восприму как тяжелейшее оскорбление
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Кайсинель осматривала юного герцога, иногда позволяя себе аккуратно подступаться к его чувствам, благо эмпатия не требовала особых усилий элеменатля. Правда, то ли на мозгах драгоценного герцога стояла мощный блок, то ли его слова были действительно искренними. Задумавшись, женщина опустила голову, тем не менее, продолжая слушать его.
- Дорогая госпожа Кайсинель, вы забыли что мне всего 23 года, и я очень много просиживаю в библиотеках читая романы. Неужели вы бы запретили молодому горячему мальчишке совершить что нибудь рыцарское? А что может быть более рыцарским, чем вытащить из темницы томящуюся в ней принцессу?
Хмыкнув, Кайсинель достала изящный портсигар, выуживая тонкую сигаретку. Делала все это женщина с небывалой снисходительностью, непринужденно прикуривая.
- Вы, Ваше сиятельство, нисколько не похожи на молодого, горячего мальчишку. Я желаю, все же, услышать правдивую версию. - Стряхнув пепел, она в упор посмотрела на молодого герцога своими бездонными, синими глазами. Честно говоря, быть холодной, невозмутимой девой как-то осточертело. Поэтому, растянув губы в легкой усмешке, Кайсинель склонила голову набок, слушая Байзела, который, явно не имея и малейшего понятия о интригах престола, вывалил на неё всю информацию. И, все же, что-то в его рассказе насторожило бывшего элементаля, но вот что, она и сама понять не могла.
Карета продолжала свой ход. Все оставшееся время Кайсинель, действуя аккуратно, расспрашивала герцога о его прежней жизни, вне Бертрама, а Байзел с удовольствием и апломбом отвечал. Навесив на себя всю ту же, излюбленную усмешку, женщина старалась не выдать своего беспокойства. Но нутро бесновало, требуя заострить на чем-то внимание. Скрывая свое излишнее внимание к его словам и жестам, Высшая заставляла себя отвлекаться на пейзажи за окном или же, банально, на курение. Наконец, они остановились. Байзел легко соскочил, протягивая ей руку. Взявшись за неё, Кайсинель ощутила, насколько она была холодная. Едва заметно приподняв брови, женщина спустилась с кареты, мимолетно оглянувшись.
- Добро пожаловать в поместье Валлан-Анир, малую усадьбу герцогства Валлан, - он галантно поклонился, произнося обязательную формулу гостеприимства. - Я прошу вас стать на время моей гостьей, и отказ восприму как тяжелейшее оскорбление.
Отпустив его руку, Высшая присела в легком реверансе, что подразумевало принятие приглашения. Взяв его под руку, Кайсинель двинулась вперед, позволив любопытству соскользнуть на красивое лицо.
- Скажите, Ваше сиятельство, Вы что, действительно думаете, что я вернусь в Бертрам?
ЗАДАВАЙ ВОПРОСИКИ НУ Я ЖДУ
"Черт. Крайне осторожно. Следить за языком, не сболтнуть глупостей. Твоя легенда продумана до мельчайших подробностей, у тебя было обычное действо дворянского любимчика, потом твоих родителей убили разбойники и ты стал тянуть себя за уши наверх..." - Кайсинель явно его прощупывала. Она ощущала что то странное, но пыталась понять что именно. Поэтому его начали мягко и ненавязчиво допрашивать, явно заостряя внимание на деталях. И ему приходилось несмотря на внешнюю небрежность следить за каждым своим словом. Прочем он делал это великолепно. Впрочем допрос на время прекратился, когда они прибыли на место, но не стоило строить иллюзий - он продолжится в ближайшее время. А ещё он заметил, что у него замерзли руки, по крайней мере изящная ладонь Кайсинель показалась ему чертовски горячей.
В конце концов даже будучи воплощением Хаоса Неделимого, он чувствовал и ощущал больше, чем любой из людей, и он тоже был подвержен своим маленьким слабостям. Ведь Хаос это то, что воплощает жизнь. Испытывая боль человек вносит столько же хаоса в свою жизнь, сколько внесет, если влюбится. Все аспекты жизни подчинялись Хаосу Неделимому, и его сложно было назвать злом. Хаос просто есть противоположность порядку. Кто знает, быть может если бы в древности живые существа избрали свою жизнь путями Хаоса, быть может тех кто следит за Порядком тоже бы считали Великим Врагом?
- Скажите, Ваше сиятельство, Вы что, действительно думаете, что я вернусь в Бертрам? - он провел её в богато обставленную гостиную, и предложил кресло.
- Ваша воля мне не подчиняется. Вы моя гостья, и можете оставаться ей сколько вашей душе будет угодно. Я не собираюсь заточать вас в башню - в комнату тем временем вошла миловидная светловолосая девушка в простом домотканом платье. Поклонилась.
- Это Мирен, ваша служанка. Она будет заботиться о вас, и подчиняться вам. Она добрая и отзывчивая девушка, но не надо обижать её - мои слуги работают на совесть. Вы наверное хотите отдохнуть? Я прикажу приготовить вам апартаменты, ужин подадут через пятнадцать минут
За то что слуги сболтнул лишнего, он не опасался. Для них он действительно был сыном двух дворян, убитых разбойниками. План, созданный Обманщиком готовился целых двадцать три года, и он учел все.
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Корзина.
Форум » Архив » Корзина » Падение Кайсинель (NC-21)
Страница 1 из 11
Поиск: