Чтобы можно было писать в чате нужно войти в свой аккаунт.
Страница 1 из 212»
Архив - только для чтения
Форум » Архив » Корзина » 1000 и одна ночь... (Восточные сказки с Бимой <3)
1000 и одна ночь...


Палящее, горячее, сжигающее солнце было посередине небосвода, что означало полдень. Только таким образом незнакомка, идущая по разгорячённой пустыне, могла определить время. Даже в такую погоду её спина была прямой, а шаг уверенным. Глаза цвета бронзы скользнули по пустырю в ожидании чуда или хоть какого-то признака жизни. Устрашающего красного цвета полупрозрачная накидка скрывала лицо. Были видны лишь эти прекрасные, глубокие глаза с густыми чёрными ресницами. Могло даже показаться, что девушка обвела чем-то веки, но таким был от рождения разрез глаз этой неизвестной особы. Глаза бронзы, кинжала, остроты. Глаза хищницы.
Только бы меня не нашли...

Около четырёх часов назад.

Возле одного из оазисов остановилось пару достаточно приметных повозок для перевозок людей. В одной из них, той, что алого цвета, сидела прекрасная девушка с карими глазами и довольно длинными чёрными, густыми, волнистыми волосами, которые были завязаны в интересный хвост золотой заколкой с вставками из драгоценных камней и бархатистой красной ткани. Темноволосая рассматривала свой прекрасный наряд. Тонкая красная ткань с узорами. Что-то похожее на накидку, но верх накидки был обшит белым мехом песца, а рукава украшали фиолетовые перья диких птиц. Сразу было понятно, что красавица не местная. Бюстгальтер-кофта с огромным количеством золтых вставок, сшитый из такой же ткани. На шее двойное колье с рубинами, а ноги прикрывала юбка в пол с бронзовым ремнём. Тяжело же было ходить с таким огромным количеством метала на теле, но принцессу селения Сумайи это не смущало. Таковы были времена, таков был статус. Принцесса была красива: выразительные черты лица, пухлые губы, стройная и фигуристая. Вся в погибшую при родах мать.
-На нас напали!!! - раздался оглушительный крик одного из охранников.
Амани(ударение на последний слог), а именно так звали это создание сначала не поверила своим ушам. К такому её точно не готовили, когда служанки вертелись вокруг неё и собирали сумки для долгой поездки. Рука сразу метнулась к ноге в поисках кинжала из меди и, кажется, девушка даже выдохнула с облегчением, обнаружив его там. Острая стрела с синим пером на конце пронзила ткань-стенку повозки и впилась в подушку, на которой пару секунд назад ещё лежала рука принцессы кочевников. Отовсюду послышались голоса людей, крики, стоны, звуки соприкосновения металла и визги от летающих стрел. Кто-то отодвинул тяжёлую ткань, которая была вместо дверцы в этом транспорте и этим кем-то оказался отец Амани - Аруб.
-Дочь, ты должна срочно уходить отсюда! - вовсю глотку орал отец, вытаскивая за руку бедную девятнадцатилетнюю смуглянку.
-Но, отец... - девушке не дали договорить.
-Уходи! Ты обязана меня слушать!
Аруб, мужчина лет 45, толкнул свою единственную дочь в сторону кустарников у оазиса. Колючие ветки спрятали хрупкое тело и инстинкт самосохранения заставил бежать. Куда глаза глядят, в пустыню, в мир жары и высохших мертвецов. С поля битвы ещё доносились крики, которые можно было понять:
-Найти всех!!!
Страх ещё сильнее завладел сердцем брюнетки, а из прекрасных глаз полились слёзы горячи и отчаянья.
***


Безумно хотелось пить, но с собой ничего не было, да и рядом тоже. Чистая пустыня, сулившая ни разу не бывавшей здесь девушке смерть. Но даже сейчас это тело не покидал дух гордой девчонки, которая ни за что в жизни не сдастся. Лучше умереть в муках, чем показать свою слабость...
Где-то вдалеке показалось пару наездников на лошадях.
Это мираж...
Брюнетка сильно зажмурила глаза и вновь их открыла, ожидая уже опять ничего не увидеть. Но тёмные фигуры лишь приближались, а ноги уже не хотели двигаться...

Отредактировала Blossom_Cherry - Вторник, 18 июня 2013, 13:33
Кто сказал, что мой свет лучше твоей тьмы?
Молодой юноша вёл своё небольшое войско по бескрайней пустыне, в надежде всё же найти этих варваров. Да, по другому он назвать их не мог. Жгучая ненависть закипала в его жилах, только при одном упоминание племени Сумайи. Дастан, а именно так назвали молодого человека при рождение, не испытывал к этим нелюдям ничего, кроме как ненависти и отвращения. И он имел право, поверьте...
Он брёл вот так по пустыне, вглядываясь свои серо-голубыми глазами, которые ему достались от отца, куда-то вдаль, пытаясь разглядеть хоть что-то или кого-то в этом расплывчатом горизонте.
Дастан выслеживал это племя с тех пор, как ему исполнилось шестнадцать лет, то есть уже шесть лет, он пытается найти их в этой суровой и бескрайней пустыне, которая стала ему уже как вторым и большим пристанищем. Но, возвращаясь каждый месяц домой, чтобы проведать отца и уладить с ним кое-какие дела по поводу государства, он сетовал и негодовал, что снова не нашёл их, упустил, как этот пустынный песок сквозь пальцы.
- Дастан, пора забыть и успокоиться, как это сделал я... - вечно говорил ему отец. Да, этот мужчина был поистине восточной выдержки и мудрости, которой порой не доставало Дастану. Да, он был умен, находчив и славился, как прекрасный воин и предводитель. Но его характер... Эти пыл, страсть и невероятное желание, словно воздух в легких, циркулировали по его телу и разуму, затмевая порой здравый смысл, что нередко огорчало отца, ибо именно на Дастана должна была возложиться ответственность за Персию. А, как всем известно, царь должен думать не только о своих желаниях, интересах и прочем, но и о народе, за жизнь которого он несёт ответственность.
И вот, восседая на лошади, юноша опять вспоминал слова отца... Нет, он не мог так просто взять и забыть. Не в его это правилах.
Когда принц размышлял об этом всём уже в который раз, то раздался голос одно из его солдат.
- Принц Дастан, впереди оазис и... мы нашли их! - радостно вскрикнул тот.
Юноша не верил своим ушам и глазам... Он всё же настиг их, как бы хорошо эти дикари не скрывались.
- Всем прибавить ходу! - крикнул Дастан, предвкушая этот бой, это месиво.
Лошади скакали быстро, иногда застревали в песках, но умелые наездники быстро заставляли лошадей выйти из такой ситуации, хлестанув их пару раз.
Это было жестоко... Дастан никого не оставлял в живых... Даже женщин, он забирал для того, чтобы потом продать на рынке в рабство, где потом бы их ждала неминуемая и ужасная участь рыбань.
- Найти всех!!!
Да, это сказал именно он. Принц никого не собирался отпускать, когда через столько лет он, наконец-то, настиг их. Жестоко? Безумно, но они заслужили это. Дастан даже не знал, сколько по времени это продолжалось... Час, два... Н оон наслаждался каждой минутой этого боя, смотря как все мужчины пали под их клинками.
Когда все были перебиты, рыдающие женщины взяты в плен, то Дастан приказал взять все богатства, что были у этого племени.
- А теперь, прочистите в радиусе десяти километров этого оазиса. Если кто-то и смог сбежать, то далеко уйти он не мог... Встречаемся здесь через несколько часов.
Да, люди пустыни умели определять время и без каких-либо часов, всё можно было узнать по солнцу ведь, что светило от рассвета до заката.
Его небольшое войско разделилось на пять групп и все направились по разным сторонам.
Лично Дастан искал на протяжении нескольких часов, но так никого и не нашёл, поэтому он направился обратно к оазису, чтобы встретиться со своим войском и пополнить запасы воды. Ведь теперь нужно вернуться домой. Нет, не так. Теперь можно вернуться домой. Со спокойной душой, сердцем и разумом. Он отомстил за то, что они сделали.
- Есть что-нибудь? - перешел сразу к делу принц.
- Да, беглянка. Нашли, когда она уже в обморок упала. Мы дали ей немного воды...
- Этого можно было и не делать, - перебил Дастан, смотря на девушку, что стояла рядом с лошадью одного из солдат. Руки у неё были связаны, а конец от этих оков держал наездник, что нашёл её.
Одета она была не так, как другие женщины, что они пленили... Более богато. Он посмотрел в эти медного цвета глаза и не увидел в них ничего, кроме ненавести. В общем-то, в глазах принца тоже можно было прочитать только это.
Остальное лицо девушки было закрыто. Стояла она прямо, будто палку проглотила.
Гордости много, как посмотреть... - усмехнулся недоброй ухмылкой Дастан. Он стал приближаться к ней, чтобы содрать то, что скрывало лицо девушки.
Но та стала рыпаться, будто её сейчас зарезать хотели и всё не давала взять лицо в руки.
- Хм, привязать её к моей лошади, - заключил Дастан. Да, бить женщин всё же не в его правилах, а по-другому здесь эту тряпку с лица не стянуть, увы.
Когда запасы воды были пополнены, то все уселись по сёдлам и отправились домой. Юная особа плелась привязанная за руки и рядом с лошадью принца, что сейчас сидел в своём седле гордливо и жаждал уже вернуться домой. Да, теперь действительно можно это сделать, не думая больше ни о чём...

Отредактировала Bima - Вторник, 18 июня 2013, 00:14
Няша.
Ноги подкосились и Амани упала на колени, даже через ткань ощущая песок. Голоса вокруг слились в непонятый гул и вот кто-то протянул флягу с водой. Принцесса Сумайи осторожно сделала пару глотков и отключилась, упав у ног незнакомых ей людей...
Неет...
Открыв глаза, темноволосая девушка заметила слишком явную оживлённость вокруг. Разговоры, люди, плач женщин. Наследница племени кочевников попыталась встать, но тут заметила, что её запястья были связаны крепкой верёвкой. Упираясь на локти, девушка всё же приподнялась, а потом какой-то крепкий мужчина подхватил её жестко за плечи и окончательно поднял.
-Не прикасайся ко мне! - голос больше был похож на хрип из-за недавнего бессознательного состояния.
-Ты не в том положении, чтобы мне указывать, беглянка. - воин вновь подтолкнул ей вперёд - Стой смирно. Сейчас придёт Дастан и скажет, что с тобой сделать.
Дастан?
Теперь брюнетка заметила вокруг себя небольшое количество связанных женщин и в них она узнала жён кочевников Сумайи. Всё сразу стало на свои места. Это то племя, что напало на них у оазиса.
Где отец?!
Казалось, что девушка перестала дышать и начала нервно оглядываться в поисках мужчины. Но, увы, никого хоть немного похожего на Аруба не увидела. В душе засела боль и ярость.
В этот момент к ней подошёл какой-то молодой воин, одетый довольно хорошо. Амани начала жадно вслушиваться в каждое слово, сказанное этим человеком. Как девушка поняла, он и был тем Дастаном, которым хотели запугать ей совсем недавно. Это означало, что он среди них главный, он всё начал, он убил соплеменников из Сумайи. Захотелось разодрать его паршивое, но довольно красивое, лицо своими ногтями. Чтобы кровь стекала по рукам, а сам брюнет кричал о жгучей боли.
- Этого можно было и не делать. - надменный тон.
Дастан подошёл к принцессе и хотел уже снять с лица накидку, но девушка не поддалась. Она начала вырываться, мычать, пыталась достать до своего кинжала. Сильные руки воинов не позволили ей завершить начатое. Ну что может сделать хрупкая девушка, когда её держат два амбала?
- Хм, привязать её к моей лошади.
Чёртов сын пустыни!
Темноволосая красавица пообещала отомстить. Чего бы ей это не стоило, но она отомстит.
Куда их повели не было известно, но это лишь придавало решимости Амани. С каждым шагом, сделанным вслед коню Дастана, силы возвращались вместе со злостью.
-Хм, такие у вас мужчины в племени? - наконец-то подала голос брюнетка - Ведёте женщин на привязи, а потом трахаете их в своих кроватях и выкидываете?
Яда, что сопутствовал речам девушки, хватило бы на то, чтобы отравить всех воинов принца. Амани заметила на себе заинтересованные взгляды солдат.
-Уверяю, Дастан, если ко мне притронется хотя бы один из твоих шакалов, то я незамедлительно отрежу ему его пальцы и сварю из этого тебе еды!
Пусть девушка говорила негромко, но некоторые войны услышали её. И послышались разговоры вокруг о её бойкости и характере...
Отредактировала Blossom_Cherry - Вторник, 18 июня 2013, 11:45
Кто сказал, что мой свет лучше твоей тьмы?
Лошади шли себе тихонько и никуда особо не спешили. Да, до дома Дастана было всего ничего, так как нашли они дикарей всего в двадцати километрах от Аламута, где можно передохнуть, а дальше уже можно отправиться в Исфахан, что была столицей древней Персии.
- Хм, такие у вас мужчины в племени? Ведёте женщин на привязи, а потом трахаете их в своих кроватях и выкидываете?
- Может у вас, у дикарей, так и принято, но у нас, у Персов совсем другие порядки, - усмехнулся Дастан. Ну и язык конечно у неё. Укоротить точно не мешало бы.
На самом деле, Дастан говорил правду. Этих женщин никто и не собирался насиловать, хоть и его войско смотрели на девушек, словно гамадрилы неудовлетворенные. Их бы просто распродали на служение в богатые семьи, либо вообще оставили бы во дворце, в качестве наложницы. А они жили богато, припеваючи, так ещё учитывая размеры гарема его отца, до той или иной девушки очередь вообще могла не дойти.
- Уверяю, Дастан, если ко мне притронется хотя бы один из твоих шакалов, то я незамедлительно отрежу ему его пальцы и сварю из этого тебе еды!
Юноша лишь промолчал. Да как он вообще смела обращаться к нему по имени и вообще на "ты". Нет, язык ей точно стоило бы укоротить или вообще отрезать. А что? Красивая и молчаливая. Мечта каждого мужчины, если так посудить.
Принц кинул на неё свой взгляд? Что же за лицо скрывается за этой чёртовой тряпкой? Но Дастан продолжал ехать вот так, молча, будто воды в рот набрал. А о чём с ней можно было говорить? Что взять с дикарки?
Вот так и прошёл весь их путь. Он не предложил ей не воды, ничего. Что-то внутри подсказывало ему, что даже если бы он и предложил, то она всё равно бы только в лицо ему плюнула. Да и взять хотя бы её походку. Да, слишком много гордости и желания не согнуться под этим гнётом.
- Принц Дастан, Аламут уже виден на горизонте, - крикнул один из воинов.
Дастан лишь вгляделся. Да, до Аламута оставалось немного. Там можно будет переночевать и отдохнуть, напоить лошадей и, возможно, отдать некоторых женщин на служение главной жрице, что была главой Аламута. Она никогда не поощряла мести Принца, как и его отец, но всегда с радостью готова была дать всем пристанище. Дастан не знал, сколько они там пробудут. День, два... Но даже когда ты хочешь остановиться всего на день, то остаешься на гораздо больше, чем того нужно. Аламут был священным городом и там даже оружия не делали.
Город с каждым метром становился всё больше и внушительнее, поражая своей красотой и величественностью. От такого вида невольно душа в пятки уходит. Настолько это было красиво.

Отредактировала Bima - Вторник, 18 июня 2013, 23:39
Няша.
Жёлтый круг в небе уже начинал скатываться вниз, а принц всё ещё молчал. Да, Амани уже поняла, что он принц, после его заявления о персах. Неужели это великий сын царя Персидской стороны? Отец когда-то рассказывал девушке о величестве этого народа, об огромных городах и землях, которые принадлежат персам.
Впереди показался большой город. Повсюду здания огромной высоты, разные храмы и главный дворец города.
- Принц Дастан, Аламут уже виден на горизонте, - крикнул один из воинов.
Аламут?...
Город поражал своим величием и красотой. Принцесса ещё ни разу не бывала в таких местах, поэтому даже забыла, что она в плену и с ней могут сделать, что угодно. С приближением к воротам появлялось больше людей. Кто-то здоровался с Дастаном, кланяясь ему, кто-то заинтересовано глядел на повязанных женщин и на одну единственную, что не была с ними, а шагала рядом с лошадью принца. Самолюбие, конечно, было задето. Унизить принцессу, привязав её к лошади, ещё никто не пытался, а если бы даже попытался, то его бы ждали ужасные муки.
Караван всё же вошёл в Аламут и теперь шум вокруг усилился. Амани с интересом разглядывала лавки с вкусностями, прислушивалась к продавцам, пытающимся всеми способами сдать свой товар подороже. Особенно брюнетку привлёк магазин с тканями. Впереди лежала прекрасная тёмно-синяя ткань, полупрозрачная, к ней прилагался небольшой костюм из юбки и лифчика. Кое-где висели монетки из серебра, которые являлись прекрасным украшением. Темноволосая задумалась и остановилась, представляя синий наряд на себе, но помечтать ей не позволили. Принц Персии резко потянул верёвку на себя, отчего девушка чуть не упала.
-Прекрати! - верёвки резали кожу, поэтому смуглянка позволила себе повысить голос.
Человеку, который ещё ни разу не был в Аламуте тяжело было понять, куда направляются войны-персы. Лошади поднимались дальше вверх, а сумайцы лишь следовали за ними. Иногда можно было услышать плач, а иногда и заметить попытки сбежать. Но всё было бессмысленно. Женщины мало что могли сделать против мужчин.
Солнце склонилось к западу и кое-где на небе появились розовые облака. Близилась ночь...
Кто сказал, что мой свет лучше твоей тьмы?
- Прекрати!
Ой, тоже неженка нашлась... Дастан всего разок несильно дернул её за веревку, чтоб она не отставала, а уже кричит, будто на куски режут. Ей же хуже будет, если не будет идти вровень. Затопчут ещё, да и вообще потеряется, бедняжка.
Дастан ехал по улочкам. Да, ему кланялись, знали, кто он такой и отдавали ему своё почтение. Но, Дастан всё же предпочёл бы этого избежать. Не нравилось ему, чувствовал себя не уютно, хоть и приходилось это принимать как должное.
Сейчас они держали путь в главный храм и дворец Аламута. Ему предстояла встреча с главной жрицей Таминой. Да, отец ни раз намекал, что Дастану пора обзавестись женой, что он хочет внуков и что Принцесса Тамина будет для этого самой подходящей кандидатурой. Но Дастану всё это было неинтересно. Да, он не отрицал, что жрица была прекрасна, образована, умна и воспитана, но... Ему казалось, что он не создан для семейной жизни, что его судьба - это воевать и странствовать.
И вот сейчас они уже подходили к главным воротам храма, где Тамина встречала их прямо у входа. Странно, да. Принц всегда чувствовал, что эта девушка дышала к нему неровно. В общем, всё складывалось для того, чтобы он объявил с ней помолвку... И никто не понимал, почему Дастан так рыпается.
- Принц Дастан, - поприветствовала она юношу, когда тот слез с лошади. - Какими судьбами к нас, в Аламут?
- Тамина, ты же знаешь, что я не люблю этих формальностей, - улыбнулся он жрице. Она была во всём белом, лицо прикрывал легкий капюшон, из под которого выглядывали светлые волосы. Он всегда относился к ней, как к другу, в отличии от неё...- Ты ведь приютишь нас?
- Наш город всегда готов приютить на столько, сколько нужно, - милостиво ответила девушка. А потом тише добавила: - Ты же сам знаешь...
- Было бы некультурно не поинтересоваться, - улыбнулся Дастан. А потом повернулся к своим солдатам. - Разгружайте лошадей, напоите и накормите их. Сегодня можете отдыхать.
Потом он обратно повернулся к Тамине:
- Нужно поговорить...
Они вошли в главные ворота, а потом, пройдя тронный зал, зашли в небольшое помещение, где Тамина предавалась молитвам.
- О чём ты хотел со мной побеседовать, Дастан?
- Ты же видела этих женщин, что пришли с нами?..
Девушка сразу же нахмурилась. Видно было, что ей не хотелось об этом говорить. Да, она была влюблена в Дастана, но всегда осуждала его за излишнее насилие.
- Ты же знаешь, что я не одобряю всё то, что ты сделал. Неужели тебе стало легче после того, что ты сделал? Неужели у тебя на душе стало чище?..
- Тамина остановись...
- Нет! - резко сказала девушка. - Твой отец и в этот раз оказался прав и ты сам знаешь в чём...
- Что сделано, то не воротить, - отрезал юноша. - Я хотел, чтобы ты приютила этих женщин в Аламуте. Здесь им всем будет лучше... Сначала я хотел продать их всех в рабство, гнев пеленой покрыл мои глаза и заполнил всё моё нутро, но потом... Я понял, что я сделал не то, что мне... по-прежнему так же нужно успокоение.
- О, Дастан... - пробормотала Тамина, беря его руку в свою. Он всегда мог высказаться ей, поговорить... Она для него была, как младшая сестра. А может... Это действительно будет прекрасная партия?
Но Дастан лишь мягко вырвал свою руку из её, чем немного, но всё же опечалил девушку. Сейчас не то время, чтоб всё это обдумывать.
Он вышел в тронный зал, а потом проследовал в шикарно украшенную столовую, где уже сидели его воины и... приставали к той дикарке, что он привязал к своей лошади. Видно, что она правда готова была отрезать им пальцы, как и угрожала раньше.
- Я что сказал, что можно трогать пальцем хоть одну из этих женщин? - крикнул Дастан на весь зал, тем самым обратив на себя внимание. Да, приставали только к ней одной, что не очень-то нравилось принцу. Выходит, что она была права, когда говорила про мужчин-персов. Ну нет, этого он допустить не мог.
- Дастан, да у неё язык, как помело! Её нужно проучить...
Принц лишь подошёл к брюнетке и, взяв за руку, выволок из зала.
- Тебе видно проблем мало? - чуть ли не рявкнул Принц, когда они стояли одни в тёмном коридоре, который освещал всего один какой-то вшивый факел.
Отредактировала Bima - Вторник, 18 июня 2013, 20:36
Няша.
Дастан ушёл куда-то с незнакомкой в богатых одеждах, а Амани оставили в обеденном зале вместе с воинами. Какой-то из них подошёл и развязал тонкие руки девушки, и та сразу принялась растирать затёкшие запястья. В зале была очень шумно. Мужчины пили вина, ужинали, отмечали победу над её народом. Принцесса заметила на столе рядом с ней яблоко и потянулась к нему. Она не ела уже пол дня, наглый желудок заурчал при виде стольких лакомств.
-Пленницам нельзя есть нашу еду! - сказал один из солдат и вырвал яблоко из рук темноволосой.
-Если хочешь что-то съесть, то заслужи это... - поддержал его другой, жадно глотая вино из бокала.
-Разденься и станцуй нам!
Последняя фраза сопровождалась радостными восклицаниями окружающих девушку воинов.
-Да я лучше умру, чем хотя бы сделаю шаг для таких, как вы! - Амани не умела молчать в таких ситуациях. Но, как всегда, язык двигался быстрее, чем в голову приходили мысли.
-Закрой рот или тебе придётся им поработать, чтобы мы тебя простили! - какой-то уж слишком огромный воин встал и подошёл к брюнетке - Ты ещё у нас попрыгаешь...
- Я что сказал, что можно трогать пальцем хоть одну из этих женщин? - Дастан появился как раз вовремя.
- Дастан, да у неё язык, как помело! Её нужно проучить...
-Да как ты смеешь...- девятнадцатилетнюю девушку оборвали, куда-то потянув за руку.
Это сделал принц персов. Юноша затащил смуглянку в тёмный коридор, освещённый лишь одним факелом. В свете огня Амани была особенно прекрасна. Она была совсем другой, по сравнению с той девушкой, которая встретила Дастана. Молоко и кровь. Светлая, чистая, добрая, похожая на ангела Тамина. Кажется, именно так звали девушку. И жгучая, воинственная, страстная Амани. Для такой стойкой девушки с характером нужен был сильный мужчина, способный её подчинить себе. Когда-то принцесса Самайи даже сказала отцу, что не выйдет ни за кого, пока не найдёт достойного мужчину. Хм, так и не нашла до сих пор...
- Тебе видно проблем мало?- Дастан прижал её к стене.
-Твои солдаты сами полезли ко мне! - будто пытаясь укусить или зарычать, брюнетка потянулась к лицу юноши.
Кто сказал, что мой свет лучше твоей тьмы?
- Твои солдаты сами полезли ко мне!
Она потянулась своим лицом к его. О, нет, что вы, не для того, о чём могли бы вы подумать. Она зло смотрела на него, нахмурив свои изящные брови и стреляя в него стрелами. Нет, был просто целый град из стрел, который мог бы убить внушительную армию.
Дастан принял её вызов, продолжая тоже смотреть в её глаза так, будто он ни в чём не виноват, будто он не перерезал её народ, оставив в живых только женщин. Было ли с его стороны это правильно? Верно ли Принц поступал? Возможно, да, а, может, и нет. Даже ему этого никак не понять.
Пахло от девушки такой терпкой корицей, сладкой. Запах приятно щекотал ноздри Дастана. Он стоял, вытянув руку к стене, как бы облокачиваясь о неё, дикарка стояла прижатой к стене, но всё равно, как тигр в клетке, пыталась показать, что ей ничего не страшно, что дай ей только волю, и она всех тут зарежет своим кинжалом и глазом не моргнув. Ужасно странное чувство стало брать Дастана, когда он вот стоял и молча смотрел в её закрытое какой-то тряпченкой лицо.
Он протянул свободную руку и сорвал с её лица, которое оказалось очень даже красивым, этот ненужный предмет. Красивый и тонкий носик, который очень мило смотрелся с её большими медного цвета глазами. Большие пухлые губы были от злости и ненавести сжаты в тонкую линию. Да, она этими губами уже готова была загрызть его, если понадобиться.
И вот теперь они стояли лицом к лицу, в глаза в глаза, губы в губы... Он уже выпустил эту трпку из рук и потянулся пальцами к её губам.
- Расслабь, а-то негоже такому красивому лицу, так хмуриться и злиться, - усмехнулся Дастан, чуть-чуть потягивая её нижнюю губу пальцем, чтобы она перестала так злиться. То, что она красивая, он не мог не признать, да. Эта красота притянула Дастана. Уже не хотелось выпускать её отсюда, чтобы какие-то неандертальцы прикасались к ней своими грязными руками. Эх, если бы она ещё была "домашним", а не диким цветком, то всё было бы куда проще, чем сейчас. Сейчас стояла выбор между инстинктом и здравым смыслом. И каждую долю секунды что-то из этого брало верх, мешкая и путая юношу.
- Тебе ведь не хочется туда возвращаться? Как тебя зовут? И ты ведь не просто одна из тех женщин, что мы взяли... Кто ты?
Да, слишком горделивая, слишком строптивая и непокорная, слишком избалованная. Она была непросто девушкой, что они взяли в плен и теперь, готовы были здесь оставить.
Няша.
Ткань, что совсем недавно прикрывала лицо от назойливых глаз, была сорвана и отброшена в сторону. Пред Дастаном теперь была будто оголённая Амани. Он наконец-то увидел её лицо, что сейчас отражало ненависть, покоившуюся в её сердце. Девушка всё также смотрела в глаза юноши и заметила в них появившуюся заинтересованность. Принцесса была лишь немного ниже парня, что было ей только на руку: она могла прямо и гордо смотреть в его лицо. Его крепкая рука потянулась к лицу темноволосой и большим пальцем он провёл по нижней пухлой губе.
- Расслабь, а-то негоже такому красивому лицу, так хмуриться и злиться.- усмехнулся Дастан.
Как нестранно, но брюнетка подчинилась, расслабив лицо. Его нежные прикосновения будто охладили пыл красавицы, но следующий его вопрос заставил ярость вернуться и приумножиться.
- Тебе ведь не хочется туда возвращаться? Как тебя зовут? И ты ведь не просто одна из тех женщин, что мы взяли... Кто ты?
Принц Персии точно не ожидал того, что сейчас случилось. Хрупкая, на первый взгляд, Амани толкнула его к противоположной стене и, достав кинжал, что до сих пор был спрятан под юбкой, приставила металл к шее юноши.
-Кто я? - теперь брюнетка шептала прямо в губы Дастану - Я - дочь царя Сумайи, которого ты убил своими же руками! Я принцесса Амани!
Кинжал из меди сильнее впился в кожу шеи и казалось, что смуглянка готова даже прирезать парня тут, в коридоре, за дверью которого находилось его войско. Обида захватила разум и тонкие пальцы сильнее сжали рукоять холодного оружия.
Я отомщу тебе, Дастан! За смерть моего племени, за смерть моего отца.
Но эта темноволосая девушка так и не смогла сдвинуть руку, чтобы порезать ему горло. Просто не хватило смелость на убийство. Просто она слабая. Там, где-то внутри, под слоями грубости и жестокости, сидит любящая всех и дарующая счастье девушка. Внутри Амани слабая, внутри она женщина, а не боец.
Но только внутри...
Кто сказал, что мой свет лучше твоей тьмы?
Дастана толкнули и от такой внезапности ему всё же пришлось подчиниться законам физики. Он уперся спиной о холодную стену и почувствовал, как к его горлу приставили что-то холодное. Кинжал. Шустрая девочка, однако. Но Дастан лишь продолжал так же смотреть на это лицо, перекошенное от злости лицо. Она приблизила свои губы к его, почти касаясь их.
- Кто я? Я - дочь царя Сумайи, которого ты убил своими же руками! Я принцесса Амани!
Нужно было сразу догадаться. По её манерам, высокомерности. Дастан лишь слабо улыбнулся ей, смотря сколько в ней ненавести. У него сейчас не было желания говорить, почему он убил её отца, что он заслужил. Потом, она когда-нибудь сама узнает, что он сделал такого Дастану, что мужчину потерпел такой печальный конец и умер от его меча.
Юноша даже успел предаться некой ностальгии, пока девушка вот стояла, разрываясь от внутренних каких-то вопросов и споров.
Дастан посмотрел в её глаза, понимая, что видит сейчас в них то же, что и было в его, когда он убивал её отца. Просто ему хватило смелости это сделать, а ей нет. Она не могла надавить на кинжал ещё сильнее, чтобы перерезать ему горло, но... она этого не делала. Амани просто не могла, и Дастан это видел. Поэтому он ничего не делал. Не было смысла.
Он взял её кисть в свою руку и без труда убрал её руку с кинжалом от своего горла.
- Сколько было пыла вначале, - усмехнулся Дастан, заводя её руку ей же за спину, тем самым прижимая её тело к своему. Её грудь нервно вздымалась, но девушка держала себя достойно, хоть кисти и были скованы за её спиной его мускулистыми и сильными руками. - Я даже как-то обрадовался... - продолжал он улыбаться, смотря в её медного цвета глаза. Да, глаза дикарки, глаза вольной девушки, которую вряд ли сможет кто-то приручить. Хотя... Дастану уже нравилась эта некая игра, ставка которой могла стать его жизнь. - Но ладно. Повторяю последний раз: тебе ведь не хочется возвращаться к уже пьяным и озабоченным солдатам, против которых даже твоего пыла не хватит, не так ли?
Няша.
Парень завёл её руки за спину, забирая кинжал себе. Она проиграла. Опять. Стало немного грустно и стыдно за свою слабость. Ведь ещё движение и он бы лежал сейчас тут мертвым, а у стройных смуглых ног растекалась бы кровь из раны. Но нет, Дастан жив и сейчас прижимает девушку к себе. Слишком близко даже прижимает.
- Сколько было пыла вначале.
Амани задышала чаще от его слов, он прямо говорил о её слабости. О всемогущий Митра, не смотри на этот позор, да и пусть она его забудет.
- Я даже как-то обрадовался...
Дастан продолжал злить темноволосую и смотреть прямо в её глаза, будто именно в ей карих очах можно было прочесть ответ.
- Но ладно. Повторяю последний раз: тебе ведь не хочется возвращаться к уже пьяным и озабоченным солдатам, против которых даже твоего пыла не хватит, не так ли?
Ну и куда он её поведёт, если не к ним? И с чего это ему это делать? Не уж то дошло, что принцессе не по нраву проводить время с этими глупцами. Хотелось чего-то более высокого. Наследница Сумайи была хорошо воспитана и умна. Отец с детства нанимал ей всяких учителей, который мучили малышку. Но зато теперь, дочь Аруба умела петь, танцевать, читать и писать. Что было редкостью в то время среди обычных людей. Девушка такого статуса обязаны была знать многие науки, но главное уметь готовить. В племени Сумайа невеста на свадьбу должна была приготовить жениху своё самое лучшее блюдо, тем самым показав насколько она хозяйственна. Но почему-то хрупкую Амани с детства привлекали споры со взрослыми, но никак не готовка. Будучи маленькой девочкой, брюнетка часто портила еду на кухне, обучаясь. К девятнадцати годам принцесса так и не научилась готовить. Ничего. Ну кроме гадости, которой можно было бы отравить любого. Хм, так вот, что она бы приготовила Дастану из пальцев его воинов.
-Нет. - Амани взглянула вниз, будто стыдясь своих слов - Я не хочу туда возвращаться.
Кто сказал, что мой свет лучше твоей тьмы?
- Нет. Я не хочу туда возвращаться.
Даже в этой дуэли она проиграла. Она первая убрала глаза, первая поклонила свою голову. Так, уже было неплохо. Для начала хватит. Дастан выпустил её, хоть и не очень это и хотелось делать. От неё исходило такое волнительное тепло, которое согревало Принца. Да, приятно согревало даже в такую жаркую и знойную погодку, что царила в Аламуте, да и во всей Персии в общем.
Он знал, что она так ответит. А почему? Да потому что даже её гордость здесь ничего не может сделать. Вот сказала бы она, что ей ничего не нужно, и она сама в состоянии всё решить сама. А дальше что? Что вот дальше? Да её просто там разорвали, если бы сейчас вернулась.
Он забрал кинжал себе, засунув за пояс за спиной, со словами:
- Отдам, когда будешь хорошо себя вести. А сейчас ты идёшь со мной и советую не идти против течения, Амани. Иначе опять вернёмся к тому, от чего пришли - к верёвке.
Дастан направился в свои покои, которые находились в другом крыле дворца. Он уже знал его, как пять пальцев. Много здесь был в детстве, отрочестве, юношестве... И вот в очередной раз он просил приюта у Тамины, потому что знал, что здесь его примут, как в родному доме.
Они шли то узкими, то широкими коридорами, пока дошли до опочивальни Принца. Это была большая комната в кроваво-бардовых тонах. Большая кровать была "одета" в шелковые простыни белого цвета, а на углах кровати возвышались четыри небольших и резных столбца. Прямо с потолка же свисал же красного цвета тюль, с помощью которого образовался некий будуарчик... По всей комнате были ковры, лежали подушки. Стояло пару книжных стеллажей со старинными свитками, книгами и манускриптами... А по середине комнаты, рядом с кроватью, стоял небольшой столик с фруктами и вином, а рядом со столиком была кушетка с подушками. Так же была большая арка, которая выходила на большой балкон, с которого открывался прекрасный вид на весь Аламут, закат и бескрайние пустыне, что нещадно забирали жизни каждого заблудшего.
Дастан пропустил даму вперед, чтобы она могла осмотреться, а потом вошёл вслед за ней.
- Не бойся, я ничего такого делать не буду, - усмехнулся юноша, когда взглянул на лицо девушки. Он подошёл к столику и взял яблоко, откусив от него небольшой кусочек. - Я сейчас отойду на полчаса, а ту готовься, будешь мне сказки рассказывать.
С этими словами он удалился из комнаты по своим делам.
Няша.
- Отдам, когда будешь хорошо себя вести. А сейчас ты идёшь со мной и советую не идти против течения, Амани. Иначе опять вернёмся к тому, от чего пришли - к верёвке.
- Я этой верёвкой задушу тебя, Дастан.- мелодичный голос звучал спокойно и нежно.
Амани вовсе не хотелось возвращаться к войнам, поэтому девушка покорно последовала за принцем. И когда они всё же дошли, то перед брюнеткой предстали огромные покои. Бордовых и белых оттенков. Но не это сейчас волновало принцессу, а одна лишь кровать. Одна!
Я буду с ним спать в одной кровати?
- Не бойся, я ничего такого делать не буду.- юноша вновь усмехнулся.
У него это привычка чтоли? Да и темноволосая не позволила бы ему лечь рядом с собой. Или она уйдёт спать на подушки или он. Вновь взглянув на молодого человека, девушка всё же поняла, что она. Он жутко упрям. Спорить не было сил, да и желания тоже.
- Я сейчас отойду на полчаса, а ты готовься, будешь мне сказки рассказывать.
Сказки?
Неужели девушке придётся рассказывать взрослому мужчине сказки на ночь, словно маленькому ребёнку? Он что без них не засыпает? Ну слава Митре, нянечки и сиделки рассказывали много легенд малышке, поэтому заворожить человека лишь своими рассказами брюнетка могла. Принц удалился куда-то, оставив её одну в комнате. Неужели он не боится, что она сбежит? Хм, ну может там везде охрана. Кто знает этих персов!
Темноволосая девушка сделала пару шагов к столику и налила себе в стакан вино до краёв, хотя выпила лишь два глотка. Затем рука потянулась к яблоку зелёного цвета и взяла его. Фрукт оказался сладко-кислым, но сочным и более-менее успокоил голод. Стало легче...
Когда перс вернулся, то обнаружил Амани на подушках в полулежащем состоянии. Девушка стянула с себя верхнюю накидку и сейчас предстала перед Дастаном в очень соблазнительном виде. В левой руке лежала гроздь винограда, от которой постепенно отрывались маленькие ягоды затем попадали в рот.
-Когда-то давно, - начала тихо брюнетка - Племя Сумайцев не кочевало, а находилось на определённом месте, которое и являлось городом-столицей этого когда-то великого народа. Люди жили счастливо, не зная, что такое война и страх. Но всё поменялось, когда на окраине города показалась незнакомая и не местная девушка. Говорят, что именно она стала причиной разрухи в царстве. - Амани вздохнула и вновь потянулась за виноградинкой - Девушка была безумно красива и соблазнительна. Многие мужчины бросались к её ногам, целую стопы, а женщины отдавали ей все свои украшения, не задумываясь. Черноволосую богиню звали Аайей, что означает "прекрасная", даже имя говорило само за свою хозяйку. Тогдашний царь Сумайи влюбился в гостью города и предложил ей все богатства, что принадлежат народу, всего себя и свою любовь. Аайя лишь ухмылялась и молчала, не желая выдавать свои намерения по отношению к великому городу...
Всё время, пока Амани рассказывала легенду, она туманными глазами то смотрела на Дастана, то на уже ночное небо. Тёплый ветер дул, раскидывая чёрные кудри. Иногда девушка даже отвлекалась, чтобы отбросить непослушные локоны за спину.
Легенда рассказывала о ведьме, которая захватила разум царя. Правитель сумайцев сошёл с ума из-за любви к брюнетке, а про народ вовсе забыл. Люди грабили, убивали, уезжали. Дома пустели, а царь всё желал Аайю. Одной ночью в порыве страсти он изнасиловал ведьму. Та же, опозоренная его поступком, задушила царя на следующую ночь, когда он целовал ей руки, извиняясь за свой поступок. Но всё так просто не закончилось..
-Чёрная богиня, как уже успели прозвать Аайю в народе, забеременела и родила через девять месяцев наследника престола. Сын впитал вместе с молоком матери и ненависть, и ярость, и боевой дух. Наследник поднял весь город и увёл его в сторону других народов с целью поработить и завоевать. Аайя же осталась в пустом городе, не желая уезжать. Поговаривают, что она так и не простила сумайца и прокляла его народ на смерть в бою с новыми правителями мира.
Темноволосая смуглянка прикрыла глаза и легла на одну из подушек с желанием заснуть.
-Всё, Дастан, на сегодня твои сказки закончились... - тихий шёпот и быстрый взгляд на юношу, что находился рядом.
При свете свечей принц Персии был особенно красивым.
Кто сказал, что мой свет лучше твоей тьмы?
Дастан вышел, чтобы проверить, как там его лошади. Да любил он животных. Ему даже порой казалось, что любовь к братьям нашим меньшим он испытывал гораздо более сильную, нежели к людям. Принц подошёл к своему коню и с нежностью погладил его. Да, с людьми так нежен он не был.
- Ну, мы ведь сделали то, что должны были сделать, да? - тихо спросил то ли себя, то ли своего коня... Пока юноша думал, лошадь беспардонно забрала у него яблоко, которое он так и не доел.
Когда Принц "проснулся", то, потрепав своего коня за гриву последний раз, вышел из конюшни и направился прямиком в покои Тамины. Нужно было с ней дорешать тот вопрос, что они так и не обсудили.
Он постучал в белую и внушительных размеров дверь.
- Войдите.
Дастан глухо закрыл за собой дверь, так и оставшись стоять около неё.
- О, Дастан, чем обязана ещё?
- Я хочу спросить подумала ли ты над моей просьбой? Ты разрешишь оставить этих женщин в Аламуте?
- Да. И не потому что ты просишь, знай это.
Она сидела на стуле около туалетного столика, а совсем ещё юная девочка причёсывала её длинные до пояса волосы, что отливали красивым блеском.
И на том спасибо...
- Ты, как всегда, само великодушие, - спокойно ответил ей Дастан, собираясь уже уходить.
- Сказочных снов тебе, Дастан, - сказала девушка ему напоследок.
Юноша легко улыбнулся ей через плечо. Как она сегодня всё говорит в точку, просто удивительно... А, может, сегодняшние сны действительно были сказочными? Может, сама ночь сегодня будет сказочной? Как знать, как знать... Дастан не особо славился героем-любовником, но... он просто не любил об этом трепать и хвастать. Ему не нужно было этого делать, чтобы как-то самоутвердиться и почувствовать себя настоящим мужчиной.
Теперь он мог со спокойной - на сегодня - душой отправиться в свои покои.
Когда он вошёл в свою комнату, то представился довольно-таки соблазнительный вид. Она полулежала на подушках, беря в рот виноградинку за виноградинкой.
Дастану сразу же захотелось тоже примоститься на подушках, что он и сделал, да и не только. Он положил свою голову девушке на живот, а ноги вытянул, скрестив между собой. Получилось что-то вроде буквы "Т". Иногда, Дастан воровал у Принцессы виноград.
Он слушал её повесть. Речи Амани были тягучи, голос сладок, когда она не злилась. Он вспомнил сразу же матушку, по которой он безумно скучает. Да, уже взрослый мужчина, предводитель армий и Принц Персии, но сейчас, где-то в глубине души он всё же погрузился в детство, но всего на мгновение, на какой-то кратчайший миг. Он не мог себе позволить расслабиться, нет. Хоть сейчас девушка спокойна, но... Вдруг ей опять в голову что-то взбредёт, и она тут убьёт его, пока Дастан будет спать? Всё может быть. Поэтому Принц всё же был на чеку, зная, что за пазухой у него есть её кинжал.
- Всё, Дастан, на сегодня твои сказки закончились...
Он ничего ей не ответил. Юноша только тихонько сопел носом, грудь его ровно вздымалась, а мысли медленно, но верно погружались в царство морфия. Спокойно сейчас как-то, не смотря на то, что рядом сейчас та, кто могла лишить его жизни сегодня.
Так он и проспал на её животики до раннего утра.
Няша.
Амани спокойно спала. Сон её был сладким и счастливым. Снилась мать. Хоть девушка и ни разу не видела её, так как та умерла во время родов, но принцессе рассказывали о любимой женщине её отца сиделки. Говорили, что сама темноволосая очень на неё похожа. А ещё люди, жители племени Сумайя, много рассказывали о её доброте, о её нежности и чуткости. Вот это точно не передалось Амани. Однажды отец в порыве гнева сказал, что девушка была бы недостойна живой матери и что женщина бы не захотела иметь такую дочь. Тогда слова отца очень задели брюнетку, даже заставили её замолчать. После той ссоры она всю ночь проплакала в подушку.
Но сегодня, взрослая женщина во сне улыбалась и была чем-то осчастливлена.
Яркие лучи солнца пробрались в комнату и разбудили Амани. Тяжёлые веки сначала не хотели открываться, но всё же осознание того, что уже не заснёшь, заставило открыть глаза. Девушка огляделась и поняла, что так и осталась лежать на подушках со вчерашней ночи сказок. На животе ощущалась какая-то тяжесть. Темноволосая опустила взгляд своих карих глаз на этот самый "утяжелитель".
Он всю ночь так проспал?
Дастан был таким милым во сне. Спокойным, молчаливым... красивым. Принцесса даже залюбовалась им на некоторое время. Когда девушка попыталась подняться или просто сдвинуться, он нахмурился и начал ворчать что-то невнятное. Видимо ему не понравилось то, что хотела сделать Амани. Последняя же улыбнулась, когда увидела его недовольное лицо и застыла. Расхотелось тревожить такой сон.
Губы перса сейчас были полуприкрытыми и соблазнительными. Рукой темноволосая потянулась к его лицу и провела указательным пальцем сначала по верхней, а затем по нижней губе. Глаза внимательно изучали его лицо, часто возвращаясь к губам. Рукой сумайка нежно провела по щеке, будто очерчивая скулы...
Кто сказал, что мой свет лучше твоей тьмы?
Странно так... Но спалось так хорошо и глубоко, что ужас как не хотелось выходить из сна, из царства, где время шло, как одно мгновение, но, увы, всё хорошее рано или поздно заканчивается. Но лучше, конечно, поздно...
Дастан очнулся от того, что его голова начала сама по себе двигаться. Точнее, поверхность, на которой лежала его голова. Шея затекла и от этого было как-то вдвойне неприятнее. Юноша ворчал себе под нос что-то такое невнятное, что даже ему самому было не очень-то и понятно.
Потом чьи-то холодные пальцы стали очерчивать его губы. Дастан немного напрягся, но глаз открывать не стал. Пусть думает, что он спит и ничего не чувствует. Потом она легко, еле касаясь, провела по его щеке, очерчивая его выделяющиеся скулы... Было щекотно, но чертовски приятно. Любой бы другой уже растаял от таких ласк, размяк, но Дастан только лишь держал ухо в остро, не доверяя этой женщине, хоть она его и чем-то... привлекала. Некая дикость, что в ней присутствовала, оттеняла Амани от персидских девушек.
Дастан взял её тонкую кисть в свою ладонь и лениво раскрыл глаза. Хватит на сегодняшнее утро нежностей.
Он отвёл её руку в сторону, а сам, переборов какую бы то ни было леность, перешёл в вертикальное положение. Дастан размял свою шею.
- Жесткое же у вас, однако, пузико, принцесса, - пробормотал юноша, произнося последнее слово с неким... уважением? Ну да... Странно, но Дастан особо никогда не кичился, что он Принц. И даже сейчас, когда весь его гнев и пыл сошли после боя на нет, он не ставил себя выше её. Ну, не было у него такого.
Да, вот такие вот противоречивые чувства были у него к этой даме. Вроде у влекла его своей дикостью, как нечто незнакомое ему, но, вроде, и отталкивала его всем своим происхождением и тем, что она без, как говориться, "без роду, без племени"...
Он подошёл к столику и взял красное и спелое яблоко.
- Бери, что хочешь, - сказал он Амани, а сам опять вышел из комнаты, а потом и вовсе из востояного крыла. Он направился прямиком в обеденный зал, где уже слуги накрывали стол.
Он подошёл к молодому парнишке, примерно его же лет. Странно не находите? Дастан уже предводитель войск Персии, а он всего лишь слуга у жрицы... Странно может сложиться жизнь, однако.
- Распорядись, чтобы в мою комнату подали завтрак, ну и всё такое... - небрежно сказал Принц, а тот лишь послушно поклонился ему.
Вообще, Дастан, как человек высокого статуса, должен был завтракать в своих покоях, как это делала Тамина. Но, не любил он этого всего... Нравилось ему быть наравне со своими братьями по оружию, а иногда и вообще побеситься. В общем, даже в 23 года у мальчика шило в жопе иногда поигрывало, да.
- Ну, как там у тебя ночка выдалась в этой дикаркой, а? - начал Тас, второй человек после Дастана, его правая рука и друг. А потом и все остальные подхватили его вопрос, из-за чего всё превратилось в какой-то странный и радостный гул...
- Успокойся, Тас, я просто спал, - посмеялся Дастан. Но публика, видно, ждала каких-то странных подробностей...
- О-о-о, Дастан, неужто растерял уже всю свою хватку? - ехидно, но всё же по-дружески, заметил Тас, а воины подхватили это. Начался опять гул...
- Ой, всё, пойдё от вас лучше гамадрил подальше, - рассмеялся Дастан, прихватив с собой сухих фруктов со стола, а потом только выйдя из зала.
Он как раз шёл к Тамине, как она со своими слугами шла ему навстречу.
- Доброе утро, - улыбнулась она.
- Доброе. Как раз шёл к тебе, - кушая сухофрукты, говорил Принц. - У меня новость: сегодня я выдвигаюсь в Исфахан.
- Уже? - эта вздернутая бровь. Видно она ожидала, что Дастан будет гостить куда больше.
- Да я и не планировал особо здесь задерживаться.
- Хм... Ну что ж, твоя воля, Принц Дастан, - сдержанно сказала она. Вот она всегда так переходила на официоз, когда в ней таилась обида. Дастану только оставалось мысленно спросить себя: "Ну что тут поделать?". - Все женщины, уверяю тебя, будут под моим тщательным присмотром.
- Не все, - жуя сухую сливу, сказал Дастан. - Одну я забираю в Исфахан.
Ну вот. А сейчас, не смотря на её безразличное лицо, состояние у неё было такое, будто сейчас в пустыне гром в неё ударил.
- Я прикажу ей подать одежду, - снисходительно проговорила Тамина, хотя, внутри она уже кипела, как вулкан, который вот-вот бомбанет.
- Премного благодарен, - мило улыбнулся Дастан, отвесив ей шутливый поклон, после чего ушёл, оставив её вот в таком состоянии.
Он вернулся в свои покои, где на его кровати сидела с подносом на ногах Амани.
- Наелась хоть?
Дастан стал потихоньку собирать своё боевое снаряжение, когда в комнату вошли слуги с одеждой.
Няша.
- Жесткое же у вас, однако, пузико, принцесса.- ухмыльнулся Дастан и начал разминать шею.
Амани недовольно фыркнула и поднялась с подушек. Если ему уж так не нравится, то он мог бы и не спать всю ночь на её животе. Ещё и жалуется!
Принцесса вышла на балкон и стала рассматривать город. Жители уже проснулись и занялись своей работой. С высоты храма и этажа, на котором находились юноша и девушка, люди снизу напоминали жуков. Какие-то маленькие они были.
- Бери, что хочешь.
Дверь захлопнулась, а принцесса осталась вновь одна со своими мыслями.
-Твою жизнь, Дастан. - тихий шёпот искренности - Её я хочу.
Через некоторое время в покои вошёл какой-то парень, на вид такого же возраста, как принц Персии, и принёс поднос с едой. Удаляясь, юноша лишь пожелал темноволосой приятного аппетита.
Хм, неужели перс вспомнил о ней вне этого помещения?
На подносе был красивый на вид и, наверное, вкусный завтрак. Тарелка сухофруктов, а рядом такая же, но поменьше и с мёдом. Желудок заурчал, требуя еды и упрямая брюнетка всё же поддалась и принялась за еду.
Когда Амани уже доедала, то в комнату вернулся Дастан.
- Наелась хоть?
-Угу. - промурлыкала довольная девушка, оставляя поднос на близстоящем столике.
Принцесса стала рассматривать крепкую спину брюнета, но её тут же прервали. В комнату вошла служанка с одеждой в руках.
-Госпожа Тамина просила принести сюда одежду для девушки. - как-то тихо произнесла женщина.
Одежда? Для девушки?
Почему-то не верилось, что захваченной дикарке принесут сменную одежду. Чего хочет перс от сумайки?
Слуга протянула какой-то свёрток в руки Амани и та его приняла, немного опустив голову, будто благодаря. Оказалось, что принесли белый из лёгкой ткани наряд. Простой, ничего лишнего и богатого. Открытая кофта с глубоким декольте, ткань которой была сшита с юбкой. Два куска ткани, которые были повязаны за шеей и тянулись к поясу юбки, были перевязаны между собой белыми лентами. Ну и простая белая юбка в пол с вырезами немного выше колена для удобства.
Принцесса повернулась к кровати, укладывая вещи на неё и уже потянулась руками к верёвкам на лифчике-кофте, но отметила про себя, что всё ещё чувствует чужое присутствие.
-Ты разве не собираешься выходить, Дастан? - обратилась брюнетка к принцу через плечо.
Кто сказал, что мой свет лучше твоей тьмы?
- Ты разве не собираешься выходить, Дастан?
Юноша лишь недоуменно покосился на дикарку. Что прочтите?
- А, то есть ты мне предлагаешь переодеваться на балконе или в коридоре?
Риторический вопрос. Ну да, так, для уточнения, если кто не понял.
Дастан стал переодеваться из своей одежды в более легкие доспехи, не стесняясь девушку. Почему-то у него была уверенность, что она там всё уже повидала, так что стесняться особо было нечего.
Но... может ему просто было интересно, как она отреагирует? Уж слишком она была непредсказуема...
У Дастана был рисунок на всю спину, который скрывался от лишних глаз под одеждой. Краски не очень сильно выделялись, так как были коричневого цвета. Больше это походило на льва... Если присмотреться, то можно было бы разглядеть лицо, а грива не слишком резкими линиями расходились по всей спине. Лев всегда считался символом храбрости, доблести и какой-то внутренней гордости и непоколебимости.
Девушка так и продолжала стоять, как-то мешкаясь с всей этой одеждой.
Когда Дастан был уже полностью одетый, а сабля стояла около столика, он подошёл к Амани.
- И что ты как ребёнок? - цокнул юноша, подходя к девушке. Он хотел добраться до Исфахана уже к вечеру, ну, хотя бы, ночью. А для этого уже нужно было отправляться. Дастан не хотел медлить.
Он раздел её и... одел обратно. Ну, ничего такого Дастан себе не позволял. Белый цвет - цвет непорочности, правильно и невинности, как никак. Да, именно такую одежду носили жрицы Аламута, в том числе и Тамина.
- Подними руки, - без особых эмоций приказал Дастан, когда уже расстегнул этот.. верх. Ну, вообще верхом трудно было назвать, топик какой-то, который ничего и не прикрывает.
Дастан ещё не говорил Амани, что отправляется в Исфахан. И зачем он только её берёт? м? Он мог бы оставить её тут, вместе с другими женщинами, что они взяли в плен, и больше её, возможно, не увидеть...
Противоречивые чувства, что уже зарождались в нём к Амани никак не могли дать ему определиться, что правильно, а что нет. Может то, что он сказал Тамине вывод слишком поспешный?..
- Прости, - так же задумчиво проговорил Дастан, когда слишком сильно затянул ленты, и она неприятно зашипела.
Он посмотрел в её глаза, вспомнил её мягкий прикосновения, её речи, которые давали уснуть ему лучше, чем что-либо другое...
Потом, когда он одел её, сам подошёл в столику, чтобы забрать саблю и засунуть за пояс.
- Сегодня мы отправляемся в Исфахан. Надеюсь, что в лошади держаться ты умеешь, - последнее он заметил более саркастически, ибо девушки Персии не умели особо управляться с лошадью. Простые ходили пешком, более важных переносили на пьедестале несколько человек.
Няша.
- А, то есть ты мне предлагаешь переодеваться на балконе или в коридоре?
Ну можно было и это предложить, но девушка решила помолчать, ибо её увлёк процесс переодевания Дастана, как бы это странно не звучало. Юноша стянул верхнюю одежду и Амани заметила на его мускулистой спине рисунок льва. Храбрость, мужество, доблесть - всё это обозначал лев. Коричневая грива скользила по коже, обрамляя лопатки, поясницу, немного лишь касаясь шеи, даже почти не доходя до неё. Так хотелось исследовать узор своими пальцами, но принц оделся и повернулся к брюнетке.
- И что ты как ребёнок?
-Я не ребёнок... - хотелось, чтобы фраза прозвучала более громко, но руки парня скользнули по телу и голос стих.
Он собирается меня переодеть?
Видимо так это и было, ибо следующая фраза принца приказывала девушке поднять руки. Находясь в такой близости от него, девушка даже не думала сопротивляться. Руками она потянулась вверх, а Дастан уже стянул с неё кофту. Оголяясь перед персом, смуглянка не чувствовала смущения. Будто так и должно быть. Юноша скользил по хрупкой телу руками, то стягивая одежду, то одевая, а темноволосая лишь помогала, иногда поднимая то руку, то ногу. Казалось, что принц Персии заинтересован лишь одеждой, что немного обидело сумайку. Неужели он не находил её привлекательной?
Когда Дастан слишком сильно затянул ленты, то они вжались в тело.
Он не видит, что они мне сейчас прорежут кожу?
Недовольное шипение и парень понял всё и извинился.
- Сегодня мы отправляемся в Исфахан. Надеюсь, что в лошади держаться ты умеешь.
-Пфф!
Ну конечно же, она умела. Эта бойкая девчонка всегда просила отца о лошади, которую он всё же ей подарил. Амани была отличной наездником, даже могла посоревноваться с кем-то из его войнов. Во время пути сюда она заметила, что некоторые персы делают ошибки при обращении с конём. Сама принцесса бы никогда их не допустила!
Брюнетка спустилась вниз и ей отдали какого-то чёрного коня.
Хм, а он хорош...
И это было правдой. Ухоженный, сильный, и точно быстрый. Легко забравшись на него, сумайка гордо взглянула на всех, будто доказывая окружающим, что она не хуже какого-то солдата-перса.
Когда они уже отправились в Исфахан, принцесса всё же решила спросить Дастана об одной вещи.
- Зачем я в Исфахане? - чёрные волосы, которые Амани распустила ещё в покоях, были вновь откинуты назад и слабый ветер подхватил их, возобновляя свои игры - Я не буду тебе служить. Лучше сразу убей.
Глупая, ты же не хочешь оставлять его!
Кто сказал, что мой свет лучше твоей тьмы?
Дастан распорядился, чтобы ей дали приличного коня. Хотелось ему посмотреть, как она будет с ним обращаться... Что-то ему подсказывало, что ему придется посадить её у себя за спиной. Но не тут-то было... Девушка прекрасно обращалась со скакуном, что немало удивило Дастана. Нет, противоречивая натура она всё ж Амани. Дастан даже не понимал в чём, но просто слишком много в ней противоречило. Вроде и жесткая, но в то же время мягкая, вроде решительная, а вроде и нет...
Запутанно как-то.
И почему второй день я думаю только о ней? - нахмурился Принц, смотря куда-то вдаль, но вроде и в какую-то в определенную точку. Думы его прервал голос Амани .
- Зачем я в Исфахане? Я не буду тебе служить. Лучше сразу убей.
- Нет, Амани, я придумал для тебя новую должность в своём дворце, - как-то больно мечтательно улыбнулся Дастан, даже не смотря на неё. Да, больше он ничего не говорил.
Пусть теперь думает, что хочет. Дальнейшие её слова он пропустил мимо ушей... Ну, пусть томиться, что ещё сказать.
Боковым зрением он видел, что она буквально сверлит и буравит его взглядом.
Ну, пусть дальше буравит.
Дастан ехал всё так же молча и сдержанно, думая над своими каким-то проблемами, ошибками... То спокойствие, что испытывала пустыня, всегда, словно вирусом, передавалось Дастану, и он наслаждался этим обжигающим ветерком и палящим солнцем, из-за которого у Дастана была чуть смугловатая кожа.
Солнце сначала поднималось высоко-высоко и, когда был полдень, стало идти на убывание. Ночи в пустнях знойный и холодные.
- Дастан, приближается песчаная буря. Мы не успеем дойти да Исфахана, когда она начнётся.
Дастан сразу стал серьёзным, командиром, руководителем. Ветер действительно стал сильнее.
- Отправь несколько человек вперед. Пусть проверят нет ли впереди оазисов.
Дастан натянул поводья и сам чуть прибавил ход, сказав, чтобы остальные следовали за ним, а лошадь Амани он вообще привязал в своей. Забота? Ну, что-то типа того...
Няша.
Форум » Архив » Корзина » 1000 и одна ночь... (Восточные сказки с Бимой <3)
Страница 1 из 212»
Поиск: