Чтобы можно было писать в чате нужно войти в свой аккаунт.
Страница 2 из 3«123»
Архив - только для чтения
Форум » Архив » Корзина » Культ Наслаждений (NC-21+)
Культ Наслаждений
- Уж прости, но я всегда остаюсь плохой девочкой. Так что, береги шею, жрец - жрец поклонился:
- У меня есть имя. Позвольте представиться: Дразхар Мастер клинков, сын Кхейна - он выпрямился, сверкая глазами, и мягким, кошачьим шагом направился к соблазнительно сидевшей в кресле женщине. Та встала, уводя его за собой. Он не прибавлял шага, но продолжал наступать. Разумеется величие Кхейна надо доказывать в бою, но это тоже будет бой, и очень жестокий.
- А не боишься моей грязнокровностью себя запачкать? - жрец усмехнулся
- Ты собралась послушницей в храм Кхейна? Нет? Значит не играет роли - он резко толкнул ступнёй, совершив небольшой рывок, но женщина отошла во внезапно обнаружившийся потайной ход, и поэтому вместо того чтобы мужчина вжал её в стену, она заманила его в просторную комнату по соседству. Он узнал её. "Чертоги наслаждения". Место, где ведьмы приносят страсть своих тел в дар своему богу, а потом совершают жертвоприношения. алтарь тут имелся, и парочка ритуальных ножей зловеще поблескивали, лежа на полированном камне. Только вот Дразхар не собирался становиться жертвой.
- Иди ко мне - и он пошел...
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Дразхар доверчиво пошёл навстречу девушке. На миг отблеск пламени осветил его прямое сосредоточенно лицо. Понял ли он, где оказался? Очевидно. И ему это знание не очень понравилось. Но, помимо всего, он не отступился. Похвально, наверное. Стоило ему подойти, как Эрэн дергает его за воротник рубашки, привлекая к себе и опрокидывая эльфа на кровать. Сама же девушка оседлала его, распуская пуговицы на воротнике и освобождая от рубашки мужчину. Бретелька полупрозрачного топа изящно сползла с ее плеча, но жрица не обратила на это внимание. Вместо этого она склонилась над мужчиной и, обнажив клычки, легенько но больно куснула его в шею. Помимо боли этот укус приносил волны пьянящей эйфории, недаром вампиров считали прекрасными, хоть и смертоносными любовниками. Ее губки, окрашенные в кровь выглядели ещё более соблазнительными.
- Мммм...Повезло тебе, что я никогда не завершаю укуса.
Красавица скользнула губами по его щеке, требуя горячего и пылкого наслаждения.
Построю лабиринт, в котором смогу затеряться с тем, кто захочет меня найти...(с)
Пожалуй бесцеремонность, с которой его уронили на постель была просто зашкаливающей, и это ему чертовски нравилось. Он почувствовал, как его вжимает в кровать, ощутил женское тело, прильнувшее к нему - тонкая ткань ничего не скрывала. Но он через чур расслабился, и тут же получил укус в шею. Больно, но и приятно. Вампирские чары - страшная вещь. Но вот с укусом девушке не повезло. Ехидный комментарий:
- Мммм...Повезло тебе, что я никогда не завершаю укуса - мужчина ухмыляется, и, зарывшись рукой в роскошную рыжую гриву, оттащил женщину от своей шеи, наконец добираясь до пухлых губок. Яда на них не осталось, так что можно было позволить себе поразвлечься. Рука скользнула под ткань топа, лаская Эрэн.
- Боюсь тебя огорчить - эти вещи на меня не действуют. Я купался в котле Крови.
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Его пальцы зарываются в кроваво-красные пряди девушки, то ласково перебирая их, то жёстко дергая, заставляя эльфийку выгибаться. Наконец, Дразхар с силой впивается в желанные губки девушки, слизывая капельки крови и настойчиво целуя. Нетерпелив, однако. Не так то ведь и долго он терпел, но такова уж суть тёмных эльфов : даже малейшее ожидание желаемого заставляет срываться. Ладонь же мужчины игриво скользнула в вырез топа, желая получить все и сразу. На его слова она лишь хмыкает :
- Ты меня не огорчишь....
Пальчики невесомо проводят по линии позвоночника, заставляя стаи мурашек прокатываться по его спине. От этого эльф только сильнее прижимал к себе рыжеволосую, давая ей почувствовать рельефность мышц.
Может он и исповедает не того бога, но должна признать... Силушкой его не обделили.
Усмехнулась девушка выскальзывая из его объятий и подтягиваясь к столику с едой и напитками.
- Стоит немного разнообразить наше общение...
Построю лабиринт, в котором смогу затеряться с тем, кто захочет меня найти...(с)
- Ты меня не огорчишь... - мужчина улыбается. Нахально и нагло. Словно она - его законная добыча. В прочем так и было.
- Даже если и огорчу, то ничего страшного. Кстати, это лишнее - эльф извлек из рыжих волос девушки небольшой кинжальчик в ножнах, и метнул его в сторону алтаря. Нож влетел в лежавшие на том ритуальные клинки, которые с жалобным звоном грохнулись на пол. Он уже привык к таким фокусам от невест Кхейна, его этим было не удивить. Совершенно неизвестно, каким образом те умудрялись даже оставшись абсолютно обнаженными спрятать три-четыре кинжала.
- Ну твои железки к дракху. Никак без них а? - он целует её, сильно, уверенно. рука цепляет вторую лямку её одеяния, но тут женщина выскальзывает из его объятий.
- Стоит немного разнообразить наше общение - жрец спокойно лежит там, где она его оставила, но мышцы напряжены. Он ждет очередного подвоха.
- Стоит конечно же.
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Да уж, не вовремя она вырвалась из захвата мужчины, тот только начал раздевать ее. А еще этого эльфа явно раздражало наличие оружия в столь опасной близости. Прям покоя не давало. Об этом явно говорили и его слова:
- Ну твои железки к дракху. Никак без них а?
Она промолчала об этом, ответ он получит позже…
- Стоит конечно же.
Но Дразхар напрягся. Не стоит думать, что Эрэн не заметила сего факта. Мужчина осторожен и опытен…. Но мы то знаем как достать и таких. Со столика тонкие девичьи ручкм снимают неприметную бутылочку и смачивают ладони. В комнате сразу запахло нечто сладким. На вид это было похоже на молоко, но пахло определенно по другому. Сей приятный напиток готовили лишь в их Храме. Ладони девушки скользят по его мускулам, заставляя жреца расслабляться и блаженно закатить глаза. Жидкость дурманила и убаюкивала, а Ламеа, сидящая сверху на мужчине только разогревала обстановку. Когда молочко было полностью растрерто в ход пошел юркий язычек чертовки, слизывающий сладкую жидкость. Внутри его сейчас горел пожар, но странный запах не давал и двинуться, размарив его. Хмыкнув, жрица сползла с эльфа и подошла к алтарю, облакотившись на него.
- Посмотрим на хваленую реакцию…
Один из кинжалов летит ему в грудь.

Построю лабиринт, в котором смогу затеряться с тем, кто захочет меня найти...(с)
В ход пошла тяжелая артиллерия. Разлившийся в воздухе сладковатый запах моментально заставил и напрячься и расслабиться. Очень знакомый запах, и Ламеи часто использовали эту вещь. "Дурман наслаждений", что то подобное использовали жрицы Кхейна, чтобы вводить себя в транс во время ритуалов, смесь дурман-корня, ультуанского фимиама, сока амалиса и для того чтобы это пробило устойчивость темных эльфов к природным ядам - сильная магическая настойка. Адская смесь, которая втирается в кожу, моментально вгоняя в такое одурманенное состояние, что становится сложно связать две мысли воедино. Ламеи добавляли в неё ещё какой то секретный ингредиент, от чего смесь становилась уж вовсе ядерной.
Так или иначе - сладковатый запах подействовал моментально. Знакомый дурман быстро окутал сознание, погрузив Дразхара в бездну удовольствия. Он наслаждался. Каждой секундой, каждым прикосновением прекрасной жрицы. лежавшей на нем. Каждым её движением, втиравшим дурман в его кожу, отчего она становилась в разы чувствительнее, и ещё сильнее ловила каждое прикосновение. А потом в ход пошли нежные губки и юркий язычок - он вообще закатил глаза, и лишь тяжело дышал.
- Посмотрим на хваленую реакцию - свист, и кинжал моментально пригвоздил полупрозрачную юбочку жрицы к алтарю. Адамантитовый клинок, идеально отточенный, великолепное орудие для жертвоприношений, был брошен с такой силой, что на три пальца вошел в камень, где и благополучно застрял. Дразхар стоял на кровати, с хищной и наглой улыбкой. И хохотал. Дерзко, нагло, в лицо жрице.
Пак-Накор и Пак-Дейн, два умения, которым Кхейн обучил своих последователей. Работает по тому же принципу, что вера людей, или орочье WAAAAAAAGH!!!! Только в обратном направлении. Так что если ты думаешь, что можешь убить жреца Кхейна подло - из лука или заклинанием, боясь выступить в открытую благородную схватку (которой ты избегаешь не напрасно, ибо проиграешь её очень быстро), то тебе придется разочароваться, ибо собственная стрела может улететь обратно в себя. Пак-Накор, отражение магии. Оно действует только на тех, кто не верит. Сильнейшее неверие в то, что магия не подействует. Концентрируя свое сознание, темный эльф настолько сильно не верит в магию, что она может отскочить от него, как резиновый мячик от стены, то же самое делает умение Пак-Дейн, только на этот раз эльф не верит, что летающее железо способно причинить ему даже легкую царапину(А некоторые высшие жрицы могли отбивать клинки силой воли). Но для этого требовались чудовищные усилия веры. Именно веры - веры в то, что Кхейн защитит тебя. Именно умение Пак-Накор сняло искусственный дурман в доли секунды. Всей свей волей Дразхар не верил в то, что магическая настойка способна вогнать его в дурман, несмотря даже на то, что именно она это и сделала. И действие настойки моментально прекратилось. Доля секунды - чудовищное время для эльфийской реакции, отточенное движение выхватило летящий нож из воздуха, и отправило его обратно, пригвоздив подол жрицы к камню.
- Увы, моя маленькая Ламея. Убить меня таким образом очень сложно, хотя это было и приятно - ещё два брошенных к него ножа просто отлетели от него. Мужчина спокойно встал с кровати, беря в руки тот самый фиал с настоем, и немного вылил на руки. На эльфийку это должно было произвести эффект подобный взрыву. Он спокойно подходил, пока Эрэн пыталась вытащить кинжал или оборвать ткань. Ни то ни другое не выходило - эльфийская ткань была достаточно прочной, а пока она сообразила просто снять нижнюю часть платья, было уже поздно - сильные мужские руки потянули её назад, заставив откинуться на алтарь, и лечь в мужские объятия, принимая ласку, смешанную с наркотическим дурманом...
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
По большому счету Эрэн даже и не надеялась, что прокатит. В конце концов, жрецов кхейна можно было унижать. Издеваться над ними, смешивать с грязью…Но не стоило недооценивать этих чертовски опасных существ. Кинжал полетел в обратку, прибив край тонкой туники к каменному алтарю. Девушка сердито заметалась, пробуя освободиться, но не в какую : сталь вошла в камень слишком глубоко. Тут уже эльфийка ошиблась, повторяя попытки вытащить кинжал. За это время она метнула в приближающегося мужчину еще два орудия, но его защита держалась крепко. В воздухе запахло дурманом. Значит он решил разить ее же оружием?
- Увы, моя маленькая Ламея. Убить меня таким образом очень сложно, хотя это было и приятно
Он буквально опрокидывает ее на алтарь, нависая сверху и подминая под себя непокорную девушку. Его руки скользили по ее бедрам. Проходя сквозь повязку, оглаживали талию и продолжали снимать топ, оголяя жрицу. Кажется он хотел получить наслаждение прямо здесь, на алтаре. Для любого бога это кощунство, не так ли? Но только не в Храме Ламеа. Дурман ударил в голову, на некоторое время дезориентировав в пространстве, но, вопреки ожиданиям Дразхара, Эрэн довольно быстро очухалась. Использовать против Ламея ее же оружие? Можно, но только не поможет. Против этого напитка у нее был почти иммунитет. Да, она получала дозу наслаждения, крутилась в его объятиях, но постоянно хитрила при этом, сбрасывая свои эмоции прямо в..Алтарь. А он принимал их, святясь красноватым светом. Алые волосы разметались по каменной глади, а сама девушка усмехнулась:
- О нет. Кого угодно, но только не твоя.
Собственник, однако. Странно для жреца Кхейна.
Построю лабиринт, в котором смогу затеряться с тем, кто захочет меня найти...(с)
- О нет. Кого угодно, но только не твоя - Дразхар усмехнулся, сорвав наконец в неё топ, и сильно сдавив твердый сосок:
- Это мы ещё посмотрим, чья - руки и губы принялись за дело.
А теперь начиналось самое сложное. Разумеется он понимал, что у жрицы скорей всего невосприимчивость к собственным зельям, но ему просто надо было подобраться к алтарю. Если он правильно понял принцип его работы, алтарь использовал эмоциональную связь двух людей, чтобы через Варп открывать канал к богу, и забирать часть его силы, в обмен на еду - вкусные человеческие эмоции. По тому же принципу работали алтари в храме Кхейна, только они использовали страдания умирающих на алтаре под ножом ведьмы. Но вот была проблема - скапливая энергию эмоций Эрэн, алтарь не накаливал его собственные, потому что Пак-Накор блокировал любое вмешательство алтаря. Рано или поздно накопившаяся энергия вызовет в Варпе дикий всплеск энергии, который не попадет к богу, зато отлично разорвет алтарь на части. Нет для храма большего оскорбления, чем уничтожения алтаря, верно?
А самое сложное заключалось как раз в том, чтобы не потерять жесткий контроль над алтарем. Главное это фанатично верить, что Ламеа не существует, алтарь - бездушный кусок камня и единственный, чьи алтари могут впитывать эмоции - алтари Кхейна, покрытые кровью.
Так или иначе - жрица это не сообразила, постепенно приходя во все больший экстаз под действием умелых рук и губ эльфа. Через минуту эльф сообразил, что неудобно ласкать жрицу в таком положении, и просто положил её спиной на холодный камень - забывшаяся в ощущениях жрица кажется не сразу поняла, в чем дело, пока умелые губы и руки Дразхара спускались все ниже и ниже. Коснулись легкомысленного платьица, и тут же снесли её к черту - ткань покорно распалась под влиянием острого клинка. Того самого, которым он пригвоздил жрицу к алтарю. Руки скользнули ещё ниже, гладили бесподобные ножки, а язык мужчины боролся с юрким язычком женщины. И только разум жреца оставался холодным, не позволяя возбуждению взять верх над силой воли. Нет, он получал удовольствие тоннами, но он умел получать наслаждение, не совмещая его с возбуждением...
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
- Это мы ещё посмотрим, чья
Какой однако упрямый воин. На самом деле такое поведение было довольно странным. Учитывая что в своём храме они развлекаются с невестами довольно ревнивого бога их явно учат делиться. Этот же Дразхар относился к ней, как к своей законной добыче. Которая принадлежит только ему и никому другому. Не пора ли развеять миф? Тем временем мужчина продолжал ласкать непокорное тело. Впрочем Эрэн будто сдалась, отдавшись во власть ощущений. Ее разум поглотило возбуждение. Но в Храме их учили не противиться эмоциям а принимать их и пропускать сквозь себя, освобождая разум. Что девушка и делала, будучи способной и самой любимой ученицей Верховной жрицы Ламеа. Что-то было не так. Дразхар совсем не возбуждался, ну, почти. Это не понравилось девушке. Он играет? Отлично. Сыграем и по другим правилам. Эрэн выгибается в его объятиях , царапая спину ноготками. Наглые руки уже сняли с неё кружевной топ, по варварски распаров его, и плавно опустились к повязке на бедрах. Но ее он уже снять не успел. Миг и игла царапает руку мужчины, парализуя его на пару минут. Сама же эльфийка вскакивает, усмехаясь.
- Я передумала.
В стене открывается проход и она забегает туда, в огромный и пустой зал, где бьют фонтаны, цветут сады и стоят прекрасные статуи. Почувствуй азарт, попробуй поймай.
Построю лабиринт, в котором смогу затеряться с тем, кто захочет меня найти...(с)
Среди большинства других культов, большую часть(т.е. все) которых храм Кхейна относил к еретическим, частенько ходило мнение, что служители - поголовно женщины. При этом они не подозревают, что каждый воин служит Кхейну, проливая кровь в его славу. Разумеется в храмах преобладали женщины - мужчине не дозволено знать магию на таком же уровне как женщинам, но тем не менее при храме было немного мужчин. Разумеется "Невесты" были не для них, но Дразхар был исключением, иногда рискуя наставить рога великому Кхейну. С другой стороны тот не обижался - каждые такие поиграшки покупались пролитой кровью - Дразхара или врагов. А вот Ламее это было в новинку. Отравленная игла, блеснувшая в её руке была моментально выкинута в сторону, не достигнув цели, но она же заставила мужчину отпустить жрицу и та оперативно смылась. Не мешал ей и он - алтарь достаточно зарядился, осталось сделать небольшой финт, и через пару дней алтарь рванет как ненормальный. Особенно, если Ламеи вздумают на нём поиграться.
- Я передумала - Дразхар оказавшийся за её спиной с силой притянул жрицу к себе, играясь с упругой плотью
- Передумала, значит моя, верно?
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
- Передумала, значит моя, верно?
Раздается голос за спиной. Мужчина с силой притянул к себе девушку, необузданно лаская ее тело. Она откинула голову на его плечо, разъяренно шипя. Вырваться? Но как? Слишком силён этот воин...Все, прошедшие в Храм искать любви жриц так или иначе проходят проверку. Слабые духом и телом умирают почти сразу же. Как же получилось, что этот эльф ещё жив? Видимо, он все же достоин. Эрэн разворачивается в его объятиях и хмыкает.
- Будто тебе что-то даст владение мной....
Рыжеволосая упирается ладонями в его грудь и толкает эльфа на пол, нависая сверху. Тонкая ткань на бедрах развязана и плавно соскальзывает с идеальной ножки. Эльфийка мягко целует его в губы, заряжая пламенным темпераментом. Кстати о нем. Ведь экзотикой можно было назвать не только внешность Ламеа, но и ее необузданный характер, слишком дикий для утонченных эльфиек. Сказывалась смесь крови, что поделать. Рыжие волосы падают на обнаженную грудь, скрывая ее от алчного взгляда. Змеиный шепот на ушко:
- Так в каких позах предпочитаешь?
Построю лабиринт, в котором смогу затеряться с тем, кто захочет меня найти...(с)
Толчок, и мужчина аккуратно падает на теплую плитку. Девушка касается последнего кусочка ткани, и одно неуловимое движение заставляет его соскользнуть по стройным ножкам. Мужчина облизнулся. Вся такая соблазнительная, эта женщина так и просила чтобы её взяли. И вот ткань заканчивает свой путь к земле, девушка подцепляет её ножкой и откидывает, нависая над мужчиной. Целует его, мужчина отвечает, выталкивая посмевший вторгнуться к нему юркий язычок девушки, и сам вторгаясь на её территорию. Пару мгновений они боролись за доминирование, потом ламея разорвала поцелуй.
- Так в каких позах предпочитаешь? - мужчина усмехается. Рывком поднимает женщину. Как и в любом эльфийском саду тут обязательно росло идиантовое дерево. У него было три свойства, которые ценили темные эльфы. Первое - мягкая кора, напоминавшая толстый бархат. Вторая - испускаемый его цветами аромат даровал выносливость и неслабое возбуждение, а третий знали только жрецы Кхейна - лианы росшие на этом дереве были чрезвычайно прочны.
Надо ли говорить что через секунду ламея со связанными и поднятыми вверх руками стояла, вжимаясь спиной в мягкую кору. Мужчина связал её в долю секунды, а разорвать... Пусть попробует.
- Как то так... - он коснулся её губ. Он долго её целовал целую вечность, не отрываясь от её губ даже когда она тихо стонала от того что его руки цепляли что то чувствительное...
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Он жестко оскалился, резко подрываясь и вскидывая на руки дезориентированную девушку. Пару минут и мужчина прижал эльфийку к мягкому стволу дерева, связывая лианами тонкие запястья. Эрэн не приминула с раздражением подергать руки, пробуя освободиться. Но и мужчина не потерпел такого невнимания к себе любимого:
- Как то так...
Резкое касание губ. Он целовал ее не останавливаясь ни на миг, терзая пухлые губки и, казалось, решил вытянуть душу из жрицы. Вначале она не отвечала на его поцелуи, но очень скоро настойчивость война победила и рыжеволосая сдалась, вновь отдаваясь наслаждению. Не имея возможности разорвать путы. Она просто подалась бедрами вперед, прижимаясь к мужчине и принимая его необузданные ласки. Его наглые ладони сползли на бедра эльфийки и начали ласкать лоно, от чего девушка простонала. Но ее губы он так и не оставил, ни на секунду… Пока она не прикусила ему губу и не прошипела:
- Отпусти меня!
При этих словах эльфийка дернулась, а ее красные пряди упали на лицо.
Построю лабиринт, в котором смогу затеряться с тем, кто захочет меня найти...(с)
Женщина в руках мужчины - музыкальный инструмент. Эта восхитительна симфония стонов удовольствия, слышная даже сквозь заглушающие её поцелуи была приятна и сердцу и душе. Во всех отношениях. Женщина подалась вперед, прижалась к нему, навстречу ласке, словно цветок подставлявший себя лучам солнца. Некоторое время она боролась, пытаясь разорвать упругую и прочную лиану, но проще было разорвать ту цепь, которой он был связан в подвале. Потом она немного сопротивлялась, пытаясь вырваться, но наконец сдалась, поддавшись наслаждению. Именно это цель жизни, верно? Стон, слышен даже сквозь поцелуй. По её телу проходит дрожь, он отлично это чувствует, ведь она очень плотно прижалась к нему. Женщина чрезвычайно чувствительна, ловит каждую нотку удовольствия. Но даже удовольствия бывает слишком много, и она кусает его,, резко подаваясь всем телом вперед, словно отталкивая его от себя:
- Отпусти меня! - змеиное шипение. Мужчина делает шаг назад, плотоядным взглядом любуясь картиной. Связанные вверху руки с кроваво-красными ноготками заставляют соблазнительную женщину прогибаться в спине. Огненная прядь сползла на лицо, закрывая его, но мужчина протянул руку и отодвинул её в сторону. О разумеется женщине не нравится, что её столь бесцеремонно разглядывают в упор, до мельчайших и самых сокровенных подробностей. Ниже, изящная шейка, точеные плечи. Пышная упругая грудь, тяжело вздымается от возбужденного дыхания, плоский животик, тоже вздрагивающий в попытках освободиться от тяжелого ощущения во всем теле, захватившего каждую частичку плоти. Длинные неповторимо изящные ножки непокорно расставлены. Женщина демонстрирует свою силу и непреклонность, взгляд колючий. Но ему часто приходилось ломать таких непокорных стерв.
- Оу, как то тебя забыл спросить - мужчина снова надолго запечатывает пунцовый ротик девушки поцелуем, но она снова пытается его укусить. Он отстраняется. Лениво смотрит на неё, потом поднимает руку и...
Пощечина уязвляет не тело, хотя это и больно. Но гордость, особенно гордость темного эльфа - страшная штука...
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Алая прядь отброшена с ее лица, мешает обзору мужчины. На ее слова он просто отстранился, хищным взглядом, полным сладкой похоти разглядывая прекрасное тело девушки. Его взгляд скользил плавно, неторопливо,да и куда торопиться самоуверенному мужчине, считающим что ситуация полностью под его контролем? С другой стороны едва ли он в этом заблуждался. Издевательские слова заставляют Эрэн разозленно сузить глаза, недобро сверкнувшие. Дразхар вновь затыкает ротик эльфийки поцелуем, но вместо этого опять натыкается на клычки, которые пытаются прикусить ему губу сново. В ответ мужчина поморщился и хлестко ударил ее по щеке, словно непокорную рабыню.Несильная боль, но все же она заставила вспыхнуть эльфийку.
Чудно...
Этого оказалось достаточно. Все это время пленная Ламеа воздействовала своей магией на лианы. Всплеска ее ярости оказалось достаточно, чтобы они наконец лопнули. В момент когда мужчина нанес удар она не осталась в долгу, зарядив изящной коленкой в пах войну, с удовлетворением отметив, что на этот раз не промахнулась. Почти сразу же лиана лопнула и прыткая жрица рванула вверх, затерявшись в густых листьях, наверху дерева. Ей предстояло как-то вывести из строя жреца Кхейна и не пропасть самой... А пока женщина удобно устроилась на толстой ветке, затихнув. Где-то рядом, в опасной близости бродил, голодный хищник....
Отредактировала Янтарь - Четверг, 04 июля 2013, 00:41
Построю лабиринт, в котором смогу затеряться с тем, кто захочет меня найти...(с)
Разумеется у лиан есть предел прочности. Был он и тут. Вспышка ярости жрицы оставила от бедных растений чуть более чем ничего.
Удар коленкой пришелся в поставленную ладонь, но заставила жреца согнуться, чтобы погасить удар. И это создавало иллюзию того, что удар попал куда надо.
- Ну что же. Не хочешь по хорошему, будем по плохому - мужчина положил руку на мягкую кору дерева и что то зашептал. Языка не было слышно, но не надо было напрягать извилины, чтобы понять что это древесный язык. Все таки эльфы любили деревья, и умели с ними обращаться. В холодном Нагарроте леса не росли, и дручии часто скучали по своим роскошным лесам при любой возможности выращивая их миниатюрные копии в своих домах. Дерево послушалось, и повинуясь просьбе эльфа скрипнуло, и тряхнуло ветвями, стряхнув с себя жрицу прямо в объятия жреца, прижавшего её к дереву и снова закрывшему капризный женский ротик поцелуем.
- Черт побери, ты же сама этого хочешь? А поудобнее мест в вашем храме нету?
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
- Будем по плохому.
Едва слышно шепнула девушка в такт ему. Дерево под ней закачалось, и в какой-то момент сбросило эльфийку прямо в руки наглому мужчине, который не постеснялся облапать вновь обретенную добычу и вжать ее в мягкий ствол дерева, и впиваясь сладким поцелуем в ее губы. Вначале она недовольно дернулась в его руках, но быстро ответила, закидывая ножку ему на бедро.
-А поудобнее мест в вашем храме нету?
Эрэн хмыкнула, лизнув ему щеку, на которой запеклась кровь и выгнулась, словно дикая львица, заставляя водопад красных волос струиться по обнаженной спине. Пальчиком игриво царапает шею:
- Чем это не понраву?
Да, она заставляла его испытывать азарт и желать непокорную женщину ещё сильнее. В огромный зал открывается дверь и на поре появилась другая эльфийка, тряхнувшая платиновыми волосами безошибочно узнала жреца Кхейна. В спину ему мгновенно отправились три отравленных клинка, а рыжеволосая полукровка скучающе выскользнула из объятий мужчины, предчувствуя начинающеесе зрелище.
Отредактировала Янтарь - Четверг, 04 июля 2013, 18:15
Построю лабиринт, в котором смогу затеряться с тем, кто захочет меня найти...(с)
- Чем это не понраву? - Дразхар усмехнулся, и показал пальцем за спину, где открылась дверь
- Мешают всякие верховные жрицы - даже не шевельнувшись он поймал один из клинков(оставшиеся два отскочили) и тут же отправил его в ответ, пригвоздив верховную жрицу за подол к деревянному косяку двери
- Здравствуйте госпожа Энная, а мы тут видите друг другом наслаждаемся - усмехнулся он, держа Эрэн в поле зрения. Да беззаботно сидела на камушке, прикрыв глазки.
- Я вижу, но хотела бы знать какого дракха ты тут находишься, и почему я должна тебя в живых оставлять?
- Ну почему я тут нахожусь я опущу ответ, а вот почему вы должны меня в живых оставить... Наверное потому что силенок не хватит меня убить - договаривал он уже за спиной жрицы. Сухой щелчок ребром ладони и она обессиленно упала на землю - Полежи чуток. А мы закончим тут. Дорогая ты где?
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
- Дорогая ты где?
Девушка цокнула язычком, приоткрывая один глаз, яркого янтарного оттенка, в котором читалось раздражение.
- Какая я тебе "дорогая"?
Довольно агрессивно прошипела девушка, потягиваясь. Пожалуй, сейчас ее можно было сравнить с отдыхающей тигрицей. Если ещё учесть, что Эрэн была почти полностью оголена... Пикантое зрелище. Она не испытывала жалости к жрице, просто потаму, что была эгоистисной эльфийкой , да к тому же в меру стервозной. Ее с силой встряхивают, заставляя встать и вновь губы Дразхара необузданно накрывают ее, пухлые от поцелуев уста. Она не сопротивляется, прижимаясь сильнее и развратно закидывая ножку на бедро мужчине, обнимая его при этом за шею и, буквально, повиснув на эльфе. Впрочем, она была легенькой и верткой, в отличие от некоторых, и умела играться не только силой но и нежностью....Язычек дразняще скользнул по нижней губе брюнета, провоцируя последнего на более решительные действия.
Построю лабиринт, в котором смогу затеряться с тем, кто захочет меня найти...(с)
Форум » Архив » Корзина » Культ Наслаждений (NC-21+)
Страница 2 из 3«123»
Поиск: