Чтобы можно было писать в чате нужно войти в свой аккаунт.
Страница 1 из 3123»
Архив - только для чтения
Форум » Архив » Корзина » Культ Наслаждений (NC-21+)
Культ Наслаждений


Нагаррот - у любого человека это название вызовет приступ гнева, или неконтролируемой паники. Суровая северная земля, фактически тундра, на побережье моря. Относительно недалеко от Ультуана - королевства светлых эльфов. И обитают здесь, наверное вы сами догадались - темные сородичи Эльфов. На их языке они называют себя дручии.

К чего начался раскол? С наслаждения. Высшие эльфы - самосозерцатели. Они живут в строгой дисциплине и порядке. Философы и аскеты. Но среди них были те, кто наслаждался жизнью. Удовольствия тела и души. Изысканные яства, напитки, удовольствия тела, удовольствия души, ради не разве этого стоит жить? Разумеется такой образ жизни ведет к падению в руки Хаоса, но что это значит, когда ты живешь так, как хочешь?
Их изгнали. Законного наследника трона Ультууана, Малекита лишили трона - пламя Азуриана опалило его, и он не переродился в короля-феникса. Началась война, но не было в ней ни победителя ни проигравшего. Темные эльфы ушли из Ультуана, поселившись в неприветливом Нагарроте. Под защитой богов Хаоса темные эльфы зажили так, как хотели. С точки зрения своих сородичей - погрузившись в безумный разврат и роскошь. Интриги - их обычное развлечение. Черные корабли привозили рабов со всех континентов. Гномов, людей, эльфов - они трудились на своих новых хозяев, они же умирали на алтарях ведьм.

Так или иначе - жизнь продолжалась. Эльфы грабили соседей, наслаждались жизнью. Изредка огребали от карательных мер Ультуанцев, хотя как правило очередной карательный набег светляков заканчивался очередной партией рабов для господ. Кстати позвольте представить нашего героя. Вон там, сидит в магической ловушке. Не очень повезло парню, да???

Дразхар, Мастер клинков (прим. автора для вахафагов - Да да, я знаю что вы подумали. Нет это не темный эльдар и не Архра, просто имя совпадает). Высший, но к сожалению пока не верховный жрец бога войны, Каэла Менша Кхейна. Вообще его зовут просто Кхейн, но после того как он надавал своему брату Ваулу по шее, Азуриан окрасил его руки кровью, которую не смыть. С тех пор в его имени появились слова Каэла Менша - "Тот, по чьим рукам течет алая кровь", кроваворукий. Вообще Кхейну в храме поклонялись в основном ведьмы, "Невесты Кхейна". В принципе у Кхейна был хороший вкус, и если он умудрялся развлекаться с таким количеством невест - поневоле проникнешься к нему уважением. Слава богу Дразхара в невесты никто не записывал. Этот высокий, темноволосый, изящно сложенный воин(и кстати вопреки расхожему мнению - у дручий кожа НЕ серо-синего цвета, а нормального человеческого, только бледная. В Нагарроте ххххолодно, блин) носил титул "Сын Кхейна". Разумеется если вы жрецы бога войны - вы поголовно воины. Разумеется Дразхар не исключение. Тем, кто служит ему верно, Кхейн дарит вкусные ништяки - бессмертие, или такую регенерацию, что раны заживают быстрее, чем их наносят. Силу, колдовскую мощь, беспредельную скорость. Женщинам - вечную молодость и красоту(впрочем тут наверное надо винить "котлы Крови").
Правда вся эта лабуда не отменяла и драк между религиозными культами разных богов - само общество дручий напоминало полуанархию - в любой момент они могли запросто сцепиться друг с другом.
Собственно это и произошло. И сейчас жрец, заточенный в магическую ловушку мирно лежал без сознания и ожидал, пока ему оторвут голову. Имела место хорошая драка между ним и жрицей культа Ламеа - Эрэн. У Ламей высшая добродетель - знать все о ядах, даже воздушный поцелуй Ламеи может быть смертелен. О них мечтают, их красота способна убить(в буквальном смысле), за ночь с ними многие готовы заплатить жизнью(часто и платят ей). Их же богиня дарит им и неземную красоту и вечную молодость - красотой можно добиться больше чем грубой силой. Правда в последней схватке, неизвестно по какой причине начавшейся (ну разве для драки нужна причина? Достаточно того, что эта Ламея недостаточно почтительно посмотрела на служителей Кхейна), сразу посреди очередного набега темных эльфов на побережье Ультуана, сын Кхейна познал их убийственные знания. В принципе это нормально, но последнее, что ощутил Дразхар - прижавшуюся к нему женщину, и нежные губы на своей шее. После чего яд сделал свое дело и он отключился... Разумеется по отсутствующим на этот счет законам женщина забрала его своим пленником, чем кстати изрядно рисковала разгневать Каэла Менша Кхейна, но тот видимо в этот момент был занят обществом своих невест...
Отредактировал Zariche - Пятница, 14 июня 2013, 14:59
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект


Эрэн расправила подол платья, поглаживая пальцами плотную ткань, довольно приятную на ощупь. Нагаррот, место где царит вечный холод и темнота. Самое загадочное место во всей Ойкумене. О, путник, знаешь ли ты, кто такие эльфы? Когда-то это была единая раса. Но в следствии некоторых, кхм, религиозных различий перестали таковыми быть. В следствии чего, так называемые «светлые» остались жить в теплоте и достатке, а темных изгнали на край мира, в холодную скалистую местность. В связи с этим и пропиткой темной магией, дручии все таки стали отличаться внешне от светлых. Право, немного, но все же. Кожа у светлых слегка загорелая, волосы почти всегда золотые, или же какого-то невообразимого зеленого, али синего оттенка. Цвет глаз ярко-голубой или зеленый. Дручии же отличаются бледностью, цвет волос преобладает седина, а глаза черные, фиолетовые и всех холодных оттенков. Будучи обычным человеком, вам будет очень трудно попасть в царство светлых. Вы пройдете сотни проверок и если попадете таки туда, скисните через неделю. От скуки. Да и смотреть на вас все эльфы будут как на безногого калеку, аля «в семье не без урода». И им плевать на то, что вы возможно писанный красавец, или же красавица. Впрочем, не отчаивайтесь, так они смотрят на всех поголовно, кроме таких же эльфов как они. Попасть к Темным эльфам так то легче. Но нет никакой гарантии, что вы вернетесь домой живым и здоровым. Мало того, почти 100% гарантии, что вы не вернетесь. Но, поверьте, там вы хоть не заскучаете…Чего стоят те же многочисленные культы и их соперничество. К примеру культ Ламеа – богини хитрости, коварства и по совместительству плотских утех. Жрицы этой богини ходили одетыми в плотной ткани, так, что ни их прекрасного тела, ни лица не было видно на улице. Для того, чтобы провести ночь с одной из жриц, достаточно лишь того, чтобы прийти в их храм. А Храм Ламеи представляет из себя высокую отвестную крепость. Войдешь туда – и кто знает, выберешься ли? Зато там, в крепости, девушки ходят буквально раздетыми. Эрэна встала, отправляясь в темницу к пленнику и пряча свои волосы, под черную ткань. В отличие от остальных ее волосы были ярко-красного цвета, а глаза золотые. Кожа же имела слегка смугловатый оттенок. Вы спросите почему? Дело в том, что она была полукровкой. Ее отец был светлый эльф, взятый в плен. А мать было чистокровной дручей. Девушка, полностью скрытая темной тканью вошла в темницу, к пленнику и усмехнулась, хотя это вряд ли было видно. Этот служитель бога Войны был прикован в сидячем положении, все его тело было заковано в специальные цепи, блокирующие магию.
- Как твои дела, наручники не жмут?
Построю лабиринт, в котором смогу затеряться с тем, кто захочет меня найти...(с)


Чувства возвращались... По кускам, скажем так. Странно, что яд был не самый суровый, даже голова не болела. Просто отключил, хотя от ламеи следовало ожидать и смертельного поцелуя. По крайней мере первым вернулось обоняние - слух кроме звона в ушах ничего не слышал, глаза прикрылись свинцовыми веками и открываться отказывались. Запах сырости, камня и страха. Значит он в темнице. Великолепно. Если вошел в храм Ламеа - уже не выйдешь. Давно пора нарушить эту традицию, и самое главное показать величие Кхейна этим треклятым отравительницам, чтоб их Варп пожрал. Ага. включилось осязание и зрение. Звон в ушах стах. Смотрим. Он сидит на коленях, так и прикован, руки за спиной. Оковы покрыты рунами - чтобы он не колдовал лишний раз. Предосторожность лишняя - он и так не умел колдовать, если не считать колдовством дары Кхейна. На нём по прежнему сапоги из мягкой кожи, обшитые металлическими пластинками, такие же кожаные штаны, только вот воинская портупея куда то делась, вместе с парой мечей. Далее, черная рубашка, из великолепного Ультуанского шелка, почти прозрачная. На груди - амулет Кхейна. Вроде бы и все. Стальное колечко стягивавшее длинные черные волосы пропало, ещё бы - замаскированный метательный нож, магией свернутый в колечко. Так он просидел достаточно долго - он был спокоен, ведь Кхейн не допустит смерти своего сына. Загремела дверь, вошла женщина. Разумеется он сразу узнал эти золотые глаза, говорившие о грязной крови, текущей в венах. Эрэн, собственной персоной. Жрица Ламеа.
- Как твои дела, наручники не жмут? - эльф нагло усмехнулся:
- В пределах. А тебе костюмчик не жарковат? - уж жрицы Кхейна не скрывали своей красоты под тряпками. Ни в бою, ни на улице, ни в храме: Кхейн не терпит кожу и железо. Жрицы Ламеа кстати тоже, но некоторым разрешалось носить этот ужасающий черный наряд, прятавший всю красоту от взора. Ну и наконец жрецу надо было надавить на больное место - Или это ты скрываешь себя, чтобы остальные увидели, что служительница Ламея - полукровка?
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект


- В пределах. А тебе костюмчик не жарковат?
Она чуть склоняет голову на бок, загадочно улыбаясь. Ткань черного одеяния казалась теплой и громоздкой, но это было не так. На деле двигаться в нем было не сложнее, чем обнаженной. Минута и наконец раздается мягкий и мелодичный голос:
- О, нет. Мне вполне неплохо.
- Или это ты скрываешь себя, чтобы остальные увидели, что служительница Ламея - полукровка?
Никакой реакции. Мужчина из кожи вое лез, чтобы задеть эльфийку, но у него не выходило. То, что она полукровка нисколечки не затрудняло ее, а наоборот. С раннего детства она научилась использовать некоторые качества светлых эльфов, умело переплетая их с темными. Термоядерный итог подведен: по хитрости и коварству этой чертовке почти не было равных. Зачем спрашивается одеяние? Да, чтобы прикрыть красоту. Чтобы простые смертные еще сильнее желали попасть в сладкие путы жриц и приоткрыть завесу тайны. В этом мире явление полукровок очень редко. От силы еще двое рождались похожих. Может потаму, что темные и светлые эльфы сделали все, чтобы подчеркнуть свою несовместимость. Такая внешность, как у Эрэн, была желаемой экзотикой для всех, которую мало кто получал. Хрустальный смешок и такой же безмятежный ответ:
- Конечно для этого.
Тонкая ладонь приспускает капюшен и на миг становится видно ее прекрасное лицо, с легким загаром, с буйными красными волосами, аккуратным носиком и яркими глазами, обрамленными пушистыми ресничками. Она чуть приоткрывает рот, прикусывая пухлую губу и показывая заостренный клычек.
-Я по дедушке еще и вампир, дорогуша.
После чего капюшен вновь скрыл лицо. Вампиры по своей энергетике единственные, кто болей менее близки темным. Естественно высшие вампиры.
Построю лабиринт, в котором смогу затеряться с тем, кто захочет меня найти...(с)
- Конечно для этого - эльф поморщился. Не любил он светляков. Он был одним из свидетелей того, как пламя Азуриана опалило Малекита. Он был свидетелем войны и свидетелем падения эльфов. Ненависть к неверным сородичам наполняла его постоянно. И к их нечистым отродьям тоже, пусть оные отродья и смеют считать себя дручиями. Никогда в их жилах не будет того, что делает тебя настоящим темным эльфом. Правда стоило отдать должное женщине - личико у неё красивейшее. Но это была не та хищная красота пламенеющей розы, которой обладали женщины темных эльфов. Кровь Ультуанцев сделала её мягкой, а роза без шипов некрасива.
- Я по дедушке еще и вампир, дорогуша - девушка прикусила губку. Мужчина фыркнул ещё раз:
- Какой только дряни в тебе не смешали - он усмехнулся, поняв на что можно подловить эту девку и вывести её из себя. Они же фанатички. Ни один фанатик не стерпит оскорбления в адрес своего бога - Ясно показывает истинное лицо Ламей. Кхейну служат чистокровные дручии, а не грязнокровки типа тебя
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
- Ясно показывает истинное лицо Ламей. Кхейну служат чистокровные дручии, а не грязнокровки типа тебя
Тонкая игла с парализующим ядов воткнулась ему в щеку. Быстро, легко, он даже не успел увидеть, как девушка двинулась, если движение было. Она ненавидела это мерзкое отродье бога войны всем сердцем и была темной намного сильнее чем он считал. Приспуская одежду, Эрэн оказывается прямо подле мужчины, впиваясь в еще открытую рану и отпивая немного крови. Черное одеяние спало с тела, оголяя девушку, но ей было все равно. Она лишь отошла, вытирая губки от крови и усмехаясь. На эльфийке была полупрозрачная ткань, которая обвивала шею и слегка прикрывала грудь, хоть реально ничего не скрывала от чужих взглядов. На бедрах такая же полупрозрачная повязка. Единственное осмысленное желание, которое могла сея одежда внушить, это желание сорвать ее прочь с тела красавицы. Кстати очень и очень сексуального тела.
- А кровь у тебя обычная, совсем не вкусная. Ламея не смотрит на кровь, а смотрит на то, насколько преданно и рьяно служат ей. Не то что жрицы Кхейна, готовые переметнуться чуть что от своего бога. И в следующий раз ты лишишься языка.
Построю лабиринт, в котором смогу затеряться с тем, кто захочет меня найти...(с)
Если бы цепь, охватывавшая его плечи, отсутствовала, то возможно он бы смог избежать иголки, вонзившейся ему в щеку. Разумеется с ядом. Странный яд - вроде бы в сознании, все чувствуешь, ощущаешь. Видишь, слышишь. Но не можешь даже глазом моргнуть, тело все словно окаменело. Женщина касается застёжки платья, и бросается к нему. Укус в щеку, в то место, куда воткнулась игла. Это больно, черт побери. И в то же время, такой страстный. Впрочем яд оказался быстродействующим - его эффект уже шел на спад. Правда руки-ноги до сих пор не слушались, зато говорить мог. Теперь был его черед вспыхнуть:
- А кровь у тебя обычная, совсем не вкусная. Ламея не смотрит на кровь, а смотрит на то, насколько преданно и рьяно служат ей. Не то что жрицы Кхейна, готовые переметнуться чуть что от своего бога. И в следующий раз ты лишишься языка. - на угрозы ему было плевать. Его бога оскорбили! За такое следовало выпустить кишки и заставить измерять их собственными шагами! Голос мужчины просто дрожал от ярости, он даже не заметил чудовищно соблазнительного тела Ламеи. Просто не заметил - сейчас перед его глазами стояла кровавая пелена:
- Естественно она у меня не вкусная - чистая вода вкуса не имеет. Не будь на мне этих железок - ты бы уже предстала перед Кхейном, и тогда я бы посмотрел, как ты запоешь.
Отредактировал Zariche - Суббота, 15 июня 2013, 21:06
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Потрясающая ярость жреца войны, настоящая сказка для Эрэн.
- Естественно она у меня не вкусная - чистая вода вкуса не имеет. Не будь на мне этих железок - ты бы уже предстала перед Кхейном, и тогда я бы посмотрел, как ты запоешь.
Девушка издевательски усмехается, облизывая губки и отвечает:
-На твоем месте, я бы не была так уверена в твоей чистоте. К тому же..Что –то твои речи сильно напоминают мне светлый пафос. Неужели все служители бога войны такие святоши, что кроме воды ничего и не пьют? Жрицы Ламеи пьют только благородные напитки. А вообще…
Эрэн изящно потянулась и села на стул перед мужчиной, их разделяли пару метров. Села в такую расслабленную и откровенную позу, от которой у любого создания мужского пола дрожь по телы и невольное возбуждение.
- Вот интересно, это правда, что войны Кхейна возлагают на ложах вместе с мужчинами?
Эльфийка в открытую издевалась, пользуясь тем, что сейчас мужчина беспомощен.
Построю лабиринт, в котором смогу затеряться с тем, кто захочет меня найти...(с)
Цепи начали давать слабину. Все таки сложно удержать в оковах жреца Каэла Менша Кхейна - слишком сильны. Но до того как цепь лопнет, надо было ждать ещё долго. И надо было успокоиться - Кхейн любит ярость во время боя, но сейчас следовало действовать словно море. Если противник море - его атакуют как гора, а если гора - как море. Но сейчас море должно было атаковать другое море. С трудом далось жрецу успокоение, но он нашел выход - переключился на созерцание великолепнейшего тела жрицы. Можно было с легкостью это сделать - синеватая ткань была почти прозрачной, и сквозь неё все отлично просматривалось - можно было сказать, что жрица скорее обнажена. Скорей всего жрица заметила, как сверкнули его глаза - он был большим любителей утех плоти, и он был первым, кто позволял Морати создавать культы наслаждения в Ультуане.
- На твоем месте, я бы не была так уверена в твоей чистоте. К тому же..Что –то твои речи сильно напоминают мне светлый пафос. Неужели все служители бога войны такие святоши, что кроме воды ничего и не пьют? Жрицы Ламеа пьют только благородные напитки. А вообще… - женщина села перед ним в кресло. Вид открылся ещё более шикарной. Такая соблазнительная женщина, но до "Невесты" ей было ещё далеко, хотя и та и та стоили друг друга. Многие были готовы умереть, чтобы просто увидеть улыбку на их устах. Нередко умирали. А ещё быстрее умирали те, кому не посчастливилось попасть на алтари к ним. Насчет чистоты его крови он был уверен на сто процентов: оба его родителя - чистокровные аристократы, приближенные истинного Короля-Феникса Малекита. Об этом говорил и тон его кожи(очень светлой, почти не загорелой), и черные как смоль волосы. Темные эльфы плохо загорают, в отличие от Ламеи, чье тело покрывал ровный золотистый загар. И рыжие волосы тоже были не свойственны Дручиям. Ладно, он успокоился, хоть это далось Дразхару не сразу.
- В бою воин пьет воду, потому что вода утоляет жажду лучше любого напитка. Если воин потратит свои силы на другой напиток, он не докажет остальным мощь Кхейна. А насчет святости - это понятие можно применять к ультуанским выродкам, но никак не к нам. Если хочешь, можешь поучаствовать в наших ритуалах. В качестве жертвы разумеется.
- Вот интересно, это правда, что войны Кхейна возлагают на ложах вместе с мужчинами? - мужчина усмехнулся, отпарировав:
- Любой воин служит Кхейну, и его предпочтения - его личное дело. Лично я предпочитаю женщин, ты кстати очень бы вписалась в мой вкус.
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
- В бою воин пьет воду, потому что вода утоляет жажду лучше любого напитка. Если воин потратит свои силы на другой напиток, он не докажет остальным мощь Кхейна. А насчет святости - это понятие можно применять к ультуанским выродкам, но никак не к нам. Если хочешь, можешь поучаствовать в наших ритуалах. В качестве жертвы разумеется.
- Обойдешься.
Коротко проговорила Эрэн, откинувшись в кресле. Легкая ленца и спокойствие были слишком напускными, в любой момент она готова была сорваться фурией на врага, дерзнувшего оскорбить ее богиню. Но сейчас можно было дать легкую слабину, но не сильно. Алая прядь непослушно скользнула в уютную ложбинку меж грудей, девушка эротично потянулась, выгнувшись.
- Любой воин служит Кхейну, и его предпочтения - его личное дело. Лично я предпочитаю женщин, ты кстати очень бы вписалась в мой вкус.
Эрэн только хмыкнула в ответ.
- Боюсь что ты в мой вкус не вписываешься, дружек. Предпочитаю менее скучных существ.
Высокомерная эльфийка встала, прошествовав к выходу. С пленным было скучно. А ей хотелось чего-то резкого и пьянящего. Похоти, разврата, и многого другого. Ей хотелось наслаждения, чего она не могла сейчас получить от Дразхара, ибо тот был прикован.
- Наша краткая встреча на этом завершится, жрец Кхейна.
Тоном, не терпящим возражений проговорила златоглазая, кинув на мужчину презрительный взгляд.
Построю лабиринт, в котором смогу затеряться с тем, кто захочет меня найти...(с)
- Боюсь что ты в мой вкус не вписываешься, дружек. Предпочитаю менее скучных существ. Наша краткая встреча на этом завершится, жрец Кхейна - Дразхар облизнулся. А вот ему было наоборот очень интересно. И ещё интересней ему было потому, что одно из звеньев цепи неожиданно захотело лопнуть. Магическая-не магическая, но против любой цепи есть способ - давить на неё. Резко рвать - они будет сопротивляться, но если на неё сильно надавить, а сила, подаренная Кхейном была на месте, и исчезать не собиралась, то лопнет слабое место - шов звеньев, место, где звенья заваривали после того, как сцепили друг с другом. Оно и лопнуло. Через пару секунд жрец Кхейна был свободен, и на его лице играла кровожадная усмешка. Ему хотелось крови. Крови для бога крова. Пусть для Кхейна, а не для Кхорна, но ведь они братья, верно?
От брошенной в него отравленной иглы он увернулся - в открытой схватке, он был сильнее Ламеи. На корабле он проиграл потому, что Ламея напала из за спины. А сейчас? А сейчас Ламею подсекли, и уронили на пол, вжимая в твердый камень.
- Ну что, тварь, теперь поговорим о богах. Кхейн любит когда отвагу доказывают в битве. Или жить хочешь?
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Резкий звон цепей и кровожадно ухмыляющийся узник. Бывший узник. Мужчина рванулся к ней, от чего Эрэн попыталась защититься, метнув пару отправленных игл. Но тщетно: в бою жрецу войны невозможно противостоять. Да и не привыкла девушка, исповедающая хитрость и коварство к столь открытым стычкам. Не умела. Дразхар виртуозно увернулся от ее атаки. Сейчас, в бою, он стремился отыграться за, пусть и мимолетное, но унижение. Он рывком хватает эльфийку, почти бросая на пол и придавливая своим телом метающуюся жрицу.
-..,Или жить хочешь?
Она готова была плюнуть ему в лицо, но опускаться до этого пока не собиралась. Вместо этого Эрэн продолжила борьбу. Ладонь молниеносно выудила из красных волос короткое лезвие, которое через долю секунды вонзилось в плечо эльфа. Следом последовал прицельный удар в пах и девушка откатилась, вскакивая. Но даже эти махинации ей не шибко помогли: Эрэн оставалась в ловушке. Девушка прижалась к стене, ее грудь тяжело вздымалась, дыхание было учащено а челка упала на глаза. Но она сама продолжала упрямо смотреть на нарушителя своего спокойствия.
-Жить все хотят. Убьешь меня? Дерзай, и получишь фирменное проклятье Ламеа.
Это была не шутка, проклятье - отсутствие ощущения наслаждения на всю оставшуюся жизнь. Веско так.
Построю лабиринт, в котором смогу затеряться с тем, кто захочет меня найти...(с)
Женщина хотела жить. Но и сдаваться тоже не хотела. Одну ошибку она сделала - пыталась противостоять воину в открытую. Ни у одной Ламеи такое не выйдет, ну разве что у верховной жрицы - она проходила тренировку в храме Кхейна, по приказу Короля-Феникса. Так или иначе, она попыталась ударить его - кинжалом в плечо и коленом между ног, но мужчина оказался на редкость проворным - он все таки был темным эльфом. Кинжал слегка зацепил рубашку, прорвав рукав, но до кожи не дошел. Учитывая маниакальную страсть Ламей к ядам - удар мог закончиться плачевно, но для того чтобы увернуться ему потребовалось отпустить женщину. Впрочем этого она и добилась. Прижалась к стене как загнанный зверь. Тяжело дышит, прекрасная грудь вздымается в такт дыханию - сейчас она выглядело ещё более сногсшибательно.
-Жить все хотят. Убьешь меня? Дерзай, и получишь фирменное проклятье Ламеа - а девочка шуток не шутила. Жрец конечно знал, что это проклятие снимается, но достаточно трудно. Но Ламеи не могут насылать его сами, только убийца страдает от него. Если только Ламея убита в стенах собственного храма.
- Убивать? Зачем. Я же сказал, что ты мне нравишься - с быстротой молнии, мужчина вжал её в стену, прижавшись к ней всем телом, и подняв её руки вверх. Поцеловал в шею - касаться её губ он пока не спешил - мало ли...
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект

- Убивать? Зачем. Я же сказал, что ты мне нравишься
Сказал – как отрезал…
С раздражением подумала эльфийка. Правда ответить ей не дали, мужчина вновь бросается к ней, впечатывая девушку в стену, поднимая ее руки кверху за запястья и впиваясь губами в изящную шейку. А вот губ не тронул, хотя хотел. Осторожный, мерзавец… Эрэн завертелась, силясь освободить руки, но куда там… Его захват был крепче любых наручников. А ведь его предосторожности были не напрасны : хрупкая с виду жрица была прямо таки вся напичкана ядами. На губах, под ноготками…Так, что любая, даже незначительная царапина ведет к летальному исходу. А ведь позиция удобная. Почему умер жрец? Ой, ну, понимаете, сам виноват, к девушке приставал, вот и того, отравился… И ведь не поспоришь. Сдув красную челку с глаз, девушка разъяренно посмотрела в его глаза и наконец заговорила:
- Рискнешь значит?
Ее взгляд так и говорил: не дождешься. Или, пусть сыграет в игру. Победа – море наслаждения, проигрыш – смерть от яда. Пока этот эльф ее как мужчина не интересовал.
Построю лабиринт, в котором смогу затеряться с тем, кто захочет меня найти...(с)
Первое и главное умение воина - умение анализировать ситуацию и просчитывать варианты. Разумеется второе - знать врага. Про Ламей известно два факта - прикосновение и поцелуй могут убить. Значит яд в первюу очередь ожидает его на губах и на руках. Учитывая, что ладоней он уже касался и остался жив - яд спрятан под длинными ноготками. Поэтому мы перехватим девушку за запястья, и развернём, прижимаясь к её спине, вжимая грудью в стенку. Это даст два плюса - можно избегать опасных мест, и освободить одну руку, чтобы беспардонно исследовать великолепнейшее тело девушки. И ещё коленом надавим, заставив женщину непокорно расставить ноги, чтобы не огрести удар между ног.
- Рискнешь значит? - ясно, что женщине это не нравится. Не каждой женщине нравится, когда её так беззастенчиво вжимают в стенку. А некоторых это бешено заводит.
- Конечно. Лучше, чем умереть на жертвенном алтаре, а там глядишь и ты поумнеешь
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Эрэн тихо ругнулась, когда ее вжали грудью в стену, не давая даже дернуться, а руки мужчины начали тем временем исследовать тело девушки, заставляя ее вздрагивать и разозленно метаться в сильной хватке.
Ну погоди, зараза...
- Конечно. Лучше, чем умереть на жертвенном алтаре, а там глядишь и ты поумнеешь
Эльфийка мотнула огненной шевелюрой, еще бешенней завертевшись.
- Отпусти!
Стоит уточнить, что яд, нанесенный на ее теле имел свою особенность. Это был сильный яд, но полностью смыть его могла даже простая вода. Это было сделано специально, чтобы не портить нежную кожу жриц.Тяжелое дыхание девушки только повышало градус в помещении и среди этого невольно рождалось возбуждение...
Построю лабиринт, в котором смогу затеряться с тем, кто захочет меня найти...(с)
- Отпусти! - дернулась в который раз девушка. Мужчина не стал её слушать, наслаждаясь. Нежная кожа, горячее тело. Запах трав, исходивший от её волос кружил голову, прижавшаяся к нему ровная спина была горячей и нежной на ощупь, как и нежная грудь, которую безжалостно сдала алчная мужская рука. Губы его тем временем скользили по нежной, изящной шейке. Он слушал это тяжелое дыхание, чувствуя, как злость начинает перетекать в возбуждение. Разумеется не каждый день тебя, привыкшую повелевать, столь бесцеремонно вжимают в холодную стену, и начинают так по свойски брать. Забавные особенности женского организма, подкрепленные мужским умением быстро превращались в возбуждение. Мужчина уже сам начинал возбуждаться, но с желанием впиться в пухлые губки женщины пока боролся, и не спешил. Отпускать Ламею было просто опасно для жизни, сейчас он играл с очень горячим огнем, который убьет, как только обожжет тебя.
- Мрр, кажется тебе это начинает нравиться, нет? - выдохнул мужчина, покусывая острый кончик её ушка. Алчная рука скользнула по плоскому животу, и снова вверх, сжимая грудь. Аккуратные, небольшие, а значит очень чувствительные сосочки уже затвердели, и это женщина вряд ли могла уже контролировать - Ну что, будешь хорошей девочкой? Ламеа любит плотские утехи.
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Его рука собственнически сомкнулась на ее груди, еще теснее прижимая изящную спинку к мускулистому торсу. Губы Дразхара тем временем продолжили оставлять громкоговорящие засосы на шее, вкупе с обычными поцелуями.
Пора бы уже яд и на шею наносить…
Тоскливо подумала Эрэн, сдаваясь под его нехилым натиском. Его движения были быстрыми, уверенными и отточенными, о да, не раз этот эльф ублажал прекрасных дам, однозначно.
- Мрр, кажется тебе это начинает нравиться, нет? Ну что, будешь хорошей девочкой? Ламеа любит плотские утехи.
Мужчина игриво покусывает острый кончик ее ушка, заставляя эльфийку простонать. Паршивец, знает ведь чувствительные точки тела! Его ладонь скользнула по плоскому животику девушки, но снова приняла решение и поднялась вверх, сжимая грудь жрицы.
- Однако…Хорошей девочкой я не буду.
Гордо выпрямилась Эрэн в его объятиях. Некоторое время она и сама сомневалась, пока не приняла решение.
- Чтож… Тогда отпусти меня, раз хочешь наслаждение.
Эльф не доверял ейи некоторое время обдумывал, но все же отпустил. Девушка же подошла к небольшому умывальнику и смыла отраву с губ и пальчиков. Согласитесь, неудобно наслаждаться. Когда твой партнер может в любой момент потерять контроль и погибнуть?
Построю лабиринт, в котором смогу затеряться с тем, кто захочет меня найти...(с)
- Однако…Хорошей девочкой я не буду - мужчина продолжал покусывать острое ушко, но ему уже удалось выдавить из этой чертовки стон. Жизнь в храме, заполненном жрицами до отказа - вещь достаточно развратная, и ему приходилось ломать не менее неуступчивых женщин, да так, что те потом сами просили продолжения. Эта пусть и была жрицей Ламеа, но она оставалась роскошной женщиной. Всего лишь женщиной, а с ними мужчина умел разговаривать на доступном языке. И со жрицами его храма общаться было куда опаснее, чем с ламеей - у них в женихах ревнивый и очень злой бог. Но ни одна из них, несмотря на роскошную внешность и огненный нрав не давала так бесцеремонно с собой обращаться, и это было мужчине в новинку. И приятно до жути. Он просто мурчал от наслаждения:
- Мрр, ты будешь плохой девочкой да? - девушка явно задумалась, почти не обращая внимания на наглые мужские руки
- Чтож… Тогда отпусти меня, раз хочешь наслаждения - мужчина несколько секунд колебался. Но решил, что можно дать её шанс, и отпустил, предусмотрительно сделав шаг в сторону. Женщина легким, изящным шагом прошла к небольшому умывальнику, и смыла с себя яд. Теперь было интереснее. Но мужчина пока что стоял, наслаждаясь видом.
- Интересно, в твоем храме нет мест поудобнее? Не верю что то
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
- Мрр, ты будешь плохой девочкой да? Интересно, в твоем храме нет мест поудобнее? Не верю что то
- Есть. Но они не для жрецов Кхейна.
Усмехнулась красноволосая присев в кресло, в свою любимую позу, расставив стройные ножки и чувствуя алчный взгляд мужчины на теле.
- Уж прости, но я всегда остаюсь плохой девочкой. Так что, береги шею, жрец.
Эрэн оскалила вампирские клычки, облизнув губки. Ее зубки были менее жуткими и крупными, нежели у чистокровных вампиров. Но кусали тоже больно. Хотя, в отличие от чистокровных, она никогда не доводила укус до конца и крови не пила. Девушка хмыкнула, глядя на приближающегося эльфа:
- А не боишься моей грязнокровностью себя запачкать?
Ехидности этой чертовки можно было позавидовать. Но приблизиться эльфу так и не дала, выскочив из кресла и метнувшись в небольшой тайный проход. Темный так просто не собирался упускать добычу и девушка прекрасно знала, что он ее преследует. Коридорчик же вывел в просторную комнату с алтарем в конце, где бушевало пламя и широкой кроватью. Женщина поманила его пальцем.
- Иди ко мне…
Одними губами усмехнулась Эрэн.
Построю лабиринт, в котором смогу затеряться с тем, кто захочет меня найти...(с)
Форум » Архив » Корзина » Культ Наслаждений (NC-21+)
Страница 1 из 3123»
Поиск: