Чтобы можно было писать в чате нужно войти в свой аккаунт.
Страница 1 из 11
Архив - только для чтения
Форум » Архив » Корзина » nördlich Stern
nördlich Stern
Сейчас, я поведаю вам о Трикветре - Богини Жизни, Любви, Плодородия, Красоты. Является великим воплощением смертных благ. О ней ходит множество легенд, неким - уже тысячи лет, а неким - сто лет от роду. Барды же, путешествуя, разносят эти легенд по всему миру, воплощая быль в реальность. Они очень умелы и остры на язык, они будто, убаюкивают тебя своими сказаниями под лютню. Ты погружаешься в мир беззаботности, в мир спокойствия и уюта - в мир, где господствует бард. На небе загораются первые тусклые звездочки, так и норовящие сорваться вниз - в людской мир. Некоторым удается - они недолго парят, давая возможность влюбленным сердцам загадать желания, а потом падают. Где-то там, в неизвестной дали. И ты представляешь - а куда же она прилетела? Что она скрывает? Что это вообще было?
Но ответа нет, ведь никто не знает. И тогда ты обращаешься к Богам. Ты вновь смотришь в темное небо, на котором уже стало посветлее - проснулись другие звездочки. Они слились в небесной вакханалии, образуя неповторимое созвездие. И ты отвлекаешься, ты смотришь на это созвездие. Оно прекрасно. Оно идеально. Оно безумно. Тысячи разных чувств и эмоций переполняют тебя. И только подумать - все из-за одного созвездия.
А лютня барда все не перестает играть, разгоняя бурю нахлынувших эмоций. Угольки в костре уже обгорели и стали белыми, сухое дерево трещит, придавая атмосферу спокойствия. А как оно пахнет! По всей травянистой поляне разноситься этот аромат - аромат "домашнего очага". Его невозможно передать словами. Его можно только почувствовать самому. В такие моменты, ты хочешь забыть все горести и беды, ты хочешь начать новую жизнь. Ты не хочешь покидать эту поляну, не хочешь оставлять барда. Ты хочешь лежать возле обугленного костра, смотреть на звездное небо и слушать музыку души, музыку сердца.
Но зачем же ты посмотрел на небо? Ах да, ты хотел обратиться к Богам. Ты хотел познать тайну, которая вспыхивает вновь и вновь, лишь и упоминании о звездах. К кому бы обратиться? - Думаешь ты. Обратись к Эрдне - Богини Луны. Нет, ты обращаешься к Трикветре - Богине Жизни. Почему? Она не заведует небом, а уж тем более - звездами. Она живет на Земле, она - Мать Природа. Она - все те животные. Она - воплощение Жизни в гармонии с Природой. Но ты смотришь на небо и обращаеься к ней. Неужели, она так много для тебя значит? Да, она - ты. Она - Жизнь. И ведь странно - она воплощает Жизнь. Но она и воплощает Смерть. Она воплощает Земной Круговорот. От Рождения, проходя через всю Жизнь, добиваясь Гармонии с Природой, мы умираем. Мы умираем и перед нами отрываются врата Хельми*. Истинные северные врата. Огромные деревянные врата, укрепленные закаленной сталью, выкованной в кузнице самого Эрба**. Врата, с маленькими резными северными узорами, которые потом образуют поистине впечатляющий рисунок. Врата, стоящие на воде, держащие скалы и открывающие путь в Хельм....
Но это все лишь лирика, недостойная настоящей легенды о Трикветре.




Валькнут поднялся на гору Эремаялль и направился на юг во Асалланг. На горе он увидел яркий свет, как будто горел огонь, и зарево стояло до самого неба. Когда он приблизился, он увидел ограду из щитов и в ограде - знамя. Валькнут вошел в огражденное место и увидел, что там лежит и спит человек в доспехах. Валькнут сперва снял шлем с его головы, и тут он увидел, что это женщина. Кольчуга сидела на ней крепко, словно приросла к телу. Тогда он рассек мечом кольчугу от ворота вниз и еще поперек, по обоим рукавам. Затем он снял с нее кольчугу, и женщина проснулась, села, увидела Валькнута и сказала:

Она сказала:
"Кто кольчугу рассек?
Кто меня разбудил?
Кто сбросил с меня
стальные оковы?"

Он ответил:
"Эриндора*** сын,
рубил недавно
мясо для воронов
Валькнута меч".

Она сказала:
"Долго спала я,
долог был сон мой -
долги несчастья!
Виновен в том ,
что руны сна
не могла я сбросить".

Валькнут сел и спросил, как ее зовут. Тогда она взяла рог, полный меда, и дала ему напиток памяти.
Она назвалась Трикветрой. И рассказала, что давным-давно Первые Божества, которые породили этот мир, предали ее. Они развязали войну, не на жизнь, а на смерть. И тогда небо содрогнулась, везде полыхал рев и грохотание. Одного звали Улирэнальф - повелитель Неба, а второго Дарьяварт - повелитель Земли. Они сражались между собой и битвы их были кровавы. Но оба они были очень сильны и никто не мог победить. Тогда, в одной из очередных битв, чистые силы Земли и Неба соприкоснулись, образовав ее - Трикветру. Она могла закончить бой - ей предложили выбор - на какую сторону встать.
Улирэнальф обещал Трикветре Небесные крылья, а Дарьяварт - мощь Земли. Но не смогла Трикветра определиться, породила она Природу, разгневался тогда повелитель Земли - породила она животных. Тогда и Повелитель Небо заярился - породила она птиц. И лишь когда Земля и Небо вновь столкнулись - породила она людей. А потом же, сковали ее Повелители в кольчугу, а сами вернулись на круги своя....





Осень-осень, чудное время года... Сколько же обличий у этой своенравной осени? Вот обернулась она злой ненавистной тещей, покрылась серым старушечьим платком и ну хлопать дверями во всем холодном неуютном доме. И все ей не так, и все не на месте. Злобно гоняет она по степи пучки спутанной травы, треплет за колючие косы молоденькую гледичию – нелюбимую невестку свою. А то вдруг завоет, запричитает, и зальется холодными слезами, и плачет, плачет, ничем не успокоишь растревоженную старуху. Но вдруг выглянет она из-за серой тучи краешком теплого мягкого солнца. И вспыхнут в его животворных лучах веселые озими, и заулыбаются всему свету зелеными улыбками. Как ласково, с какой материнской заботой лелеет осень своих зеленых младенцев в черной пушистой колыбели. А бывает, что обернется она богатой красавицей-невестой. Тогда нарядит осень своих подружек в лесных полосках в самые нарядные сарафаны: и светло-желтые, как листья у клена, и пунцово-красные, как у дикой степной вишни, и коричневые, как у молоденьких дубков, и фиолетовые, как у бирючины и бересклета. Сколько нарядов у ее подружек! И каких! И надо всем этим веселым и пестрым богатством раскинулся высокий и по-осеннему посветлевший купол прозрачного голубого неба. И на тонких паутинках повисли и летят неведомо куда маленькие паучки…

В один из таких прекрасных солнечных дней, Тёрн решил отправится в свой поход. Штайнер оказался довольно предусмотрительным парнем: еще два дня назад, вечером, когда Илли была занята в саду, он собрал все необходимое для длительного путешествия. Поэтому, сейчас, в полпятого утра, Тёрн чувствовал себя превосходно. Он быстро натулил на себя утепленные доспехи, из черненной кожи, свой заношенный плащ, с облезлым низом, одел перчатки все из той-же черненной кожи с северными узорами Коловрата. Далее, он нашел в вещах фамильную печатку, Ладинец и наручи, подаренные ему отцом****. Окончательно разодевшись, Тёрн подошел к нежно-спящей Эванс. Ах, он мог любоваться ее красотой бесконечно. Огненные глаза так и манили, будто, в бездну. Ярко-оранжевая бездна, заманивающая путников в свои объятия. Ее рыжие волосы аккуратно прядями падали на ее нежное личико, спутывались и превращались в своеобразные маленькие гнезда, в которых так и хотелось утонуть. Он немного приблизился к ней и тихо прошептал:
- Прощай... - Тёрн не посмел будить спящую Иллириэн, тем более куда бы она его отпустила, поэтому Штайнер закинул битком набитый рюкзак на плечи и поспешил удалиться из дома. И, казалось, ничто не могло его остановить.

Прим. * - Хельм - место, куда попадают души всех людей. Там же и обитают Герои, Боги и Богини.
Прим. ** - Великий Герой, прославившийся за немалые подвиги, "Божий Кузнец", Покровитель всех кузнецов.
Прим. *** - см. биографию.

Отредактировала LoginamNet - Суббота, 01 июня 2013, 22:59
Она никогда не интересовалась мифами. Все эти бесконечные истории, которые им, Иллириэн и ее брату Кариону, рассказывали старые, дряхлые старушонки, что давным-давно должны были почивать в забытых всеми могилах на древнем кладбище, казались ей слишком глупыми, нереальными и приукрашенными. Будучи совсем крохой, Эванс не верила, что кто-то там, наверху вершит ее судьбу, что кто-то ее оберегает, помимо горячо любимого братика, и наставляет на путь истинный. Она не верила, что все вокруг: полеты тьмы грачей и других птиц в теплые края, цветение деревьев и цветов, рождение волчат, только пробивающийся из под земли родник - все это произошло по "велению и хотению" каких-то высших существ, что были прозваны кем-то богами. И разве могло сосуществовать такое огромное количество всех богов? На небе бы не хватило места, - так рассуждала Илли, когда была совсем крохотной, когда сидела вместе со своими друзьями на крыльце одной из древних рассказчиц и старалась осознать правду этих сказаний.
Но все изменилось, когда она встретила его - весь привычный мир рухнул в одночасье, все факты, которыми она прикрывалась, казались ей смешными, как когда-то бабушкины сказки, все встало с ног на голову...




Когда Илли была ребенком, многие дети не хотели с ней играть, потому что их родители думали, что она порождение нечистой силы - рыжие от матери волосы и такого же цвета глаза, но уже от отца, давали о себе знать. Она ненавидела свою внешность настолько, насколько было возможно ненавидеть четырехлетнему ребенку что-либо. Все доходила до того, что она обмазывала их смолой, чтобы быть как все дети темноволосой, из-за чего приходилось нянечкам обрезать роскошные уже тогда локоны. Конечно, со временем комплексы по этому поводу ушли, а дети перестали бросаться вслед камнями, но след в душе остался с ней, как ей казалось потом, навсегда.

В тот день тоже была осень. Точнее лучшая часть осени: золотое сентябрьское солнце, еще по-летнему теплое, грело начинающую желтеть траву, а деревья окрашивать в осенние цвета. В садах наливались румяные яблоки, наполняя воздух ароматнейшим запахом спелых плодов, отовсюду слышались детский смех, визг и ор гоняющихся за хохотунами мужчин и женщин, хозяев садов, что пытались вернуть ворованный "кусок хлеба". Все вокруг обладало какой-то праздной бездельностью, как бы намекая о следующих дождливых, мерзопакостных днях, когда солнца было не достучаться.
В тот день, Илли сидела в поле, плела венок из последних в этом году цветов для своей ученицы, напевая про себя песню, что недавно слышала в соседней деревне, когда ездила туда за необходимыми травами для лекарств. Он пришел откуда-то с гор, весь укутанный в плащ, болезненно шатаясь из стороны в сторону, чуть ли не падая. Тогда Эванс бросила свое занятие и побежала в его сторону. Подхватив его тело, чтобы предотвратить его столкновение с пусть и мягкой землей, медик пыталась понять, что с ним происходит. Он тогда еще шепнул по поводу ее волос, а потом его накрыла "спасительная" тьма.
После этого случая, девушка совершенно стала спокойно относиться к своему цвету волос, более не комплексуя, а парень вылечился и остался с нею... Прошло уже два года. Два прекрасных года, во время которых девушка научилась заново чувствовать землю и верить мифам.

Илли видела в Тёрне какую-то неуловимую перемену, а душа у ней не сидела на месте - она знала, что что-то изменится, только не знала в какую сторону. Хотя, чего думать, конечно, не могло все быть так хорошо. Так не бывает! Но обрабатывая сад, идя в лазарет, готовя ужин, Эванс не могла отделаться от этого чувства - невидимая тревога пробиралась до самых кончиков ее членов.
И однажды, на рассвете, проснувшись от легкого дыхания своего мужчины, она поняла, что больше не увидит его.. в ближайшее время. Почти неслышно закрылась входная дверь, легкий сквозняк принес в комнату свежий, утренний ветер, а огонь в камине заставил заиграть с новой силой.
Вскочив с кровати, подхватив на ходу халат и накинув его на свои плечи, девушка бросилась к входной двери, глядя в след удаляющейся спине, покрытой доспехами и накинутом на нее огромным рюкзаком.
- Не уходи, Штайнер, останься! - что есть силы закричала огненная девушка. - Не уходи...
И шепот застрял где-то в груди, превративший в тугой ком, от которого она не могла дышать. Слезы медленно катились по ее щекам, а утренний воздух морозил пальцы...
А на дворе разгоралась осень.
Отредактировала Гера - Воскресенье, 02 июня 2013, 20:52
Написать? Сделай это. Просто сделай.





Уходящее лето... Еще очень тепло, но уже грустно от запаха ушедшего лета, многослойного, пряно-кисловатого. Деревья сбрасывают обожженную за лето листву. Кажется, что стволы темнеют, они устали и хотят спать. Неугомонные мелкие паучки с невероятной скоростью плетут паутины, и ты, не видя, срываешь их ловушки.
Особенно радостны почему-то птицы. Кто-то собирается в дорогу, кто-то, отъевшись за лето, готовится к зиме, а молодые выводки необычайно активны, порхают, дерутся. Они еще не знают, что такое зима и не ждут от нее козней.
Клены оделись в багрянец. Они стоят, задумавшись, на опушке, словно грустят о том, что пришел сентябрь. Иногда тихонько роняют свои резные листья. Внезапный порыв ветра безжалостно срывает осеннюю красу с грустных кленов.
Как нежно выглядят золотые березки среди зеленых сосен. Они опустили ветки и печалятся, что скоро придут холода. Похожие на огромных великанов, раскинув ветки, стоят желто-зеленые дубы.
Высоко в небе звонко курлычут журавли. Они собираются в стаи и летят на юг. Где-то в вышине перекликаются дикие гуси. В родных краях становится очень холодно, и они вынуждены лететь туда, где тепло. Только воробьи летают вокруг и звонко чирикают, потому что им некуда спешить.
На склонах, в высокой траве, стремительно проносятся ящерицы. Только шуршание и покачивание травы выдает их присутствие. Еще летают пчелы. Их мало, а полет их тяжел и благостен. Одинокая бабочка покачивается на тяжелом цветке репейника. Она может так долго сидеть, сложив крылья, что, кажется, не взлетит уже никогда.
И небо - пронзительно голубое, высокое, с уходящим ввысь солнцем. Эта праздничная осенняя акварель пробудет недолго, затем краски сменятся на более холодные тона, набухнут и станут угрюмыми. А пока тепло, светло, все доживает, торопится, и грустно, что тепло не заберешь в зиму.

Тёрн уже стоял на пороге дома. Эхх, раннее утро.. Солнце поднимается выше, озаряя своим светам всю местность. Нежные солнечные лучи упали на сонную траву, и она засверкала миллионами огоньков. Раса на траве сверкает недолго. С каждой минутой ее становится все меньше. Ранним утром очень тихо, кажется, что земля затаило дыхание в ожидании какого-то праздника. Вот уже слышатся веселое щебетание птиц, где-то заливается соловей. Птицы с радостью встречают новый день. Утренняя тишина начинает исчезать. Все вокруг наполняется новыми звуками. Становится теплее, уже с самого утра становится ясно: день будет жарким. Но вдруг небо затягивает густыми тучами и ты меняешь свое мнение: будет дождь.
Ты продолжаешь любоваться видом. И твой взгляд устремляется на высокую пышную елку. Ты всматриваешься, но не можешь ничего понять. Среди густых раскидистых ветвей находится маленькое гнездышко, но чье оно?! К гнезду прилетел дрозд. И тут ты замечаешь три маленькие головки. Это мама-дрозд кормит своих птенчиков. Посмотрев в другую сторону, замечаешь маленького ежика. Ты наблюдаешь за тем, как он ловко бежит по свежескошенной травке. Наткнувшись на камень, ежик фыркает и сворачивается в клубок. Но спустя несколько минут поняв, что опасности нет, он разворачивается и продолжает свой путь. Затем он исчезает в не скошенной траве у канавки, и ты слышишь лишь его фырканье. Ты невольно улыбаешься. Вот на камне устроилась семейка ящерок. После ночи они тоже выбрались погреться под теплым солнышком. Все наполнено теплом, светом и радостным настроением. С цветка на цветок перепархивают красивые бабочки. Кажется, ничто не может испортить тишину, покой и эту незабываемую красоту...
Нужно идти... - Подумал Тёрн, как вдруг на крыльцо выбежала испуганная Илли.
- Не уходи, Штайнер, останься! - На порыве чувств выкрикнула молодая девушка. - Не уходи...
После этих слов, девушка разрыдалась. Слезы медленно спускались с надутых глаз и не торопясь текли по лицу Иллириэн. В этот момент она была прекрасна...
- Дуй собираться. У тебя есть пять минут. - Тёрн был краток, а голос его - заботливый и по-взрослому строгий.
Отредактировала LoginamNet - Понедельник, 03 июня 2013, 00:42


Совершенно тонкий халат, который не согревал хрупкую на вид девушку, тихонько колыхался на ветру, пока Илил прокручивала в голове тысячи мгновений, когда они были рядом друг с другом. "Неужели.. неужели все кончится? Я не хочу, не нужно.." Плечи ее сжались, да и вообще Иллириэн вся скукожилась, как улитка, прячась в свою раковину, защищаясь от утренней прохлады и от обстоятельств, которые перед ней предстали. Она смотрела к себе под ноги: у нее совершенно не было сил смотреть, как рушатся ее мечты о тихой, семейной жизни вместе с удаляющимся персонажем, видимо, не ее комедии.
Слыбый ветер кружил вокруг хрупкой фигуры, зовя ту поиграть с ним, желая взбодрить, прося перестать ее плакать, даже солнце, так высоко обитавшее в небе, казалось, сжалилось над горем Эванс, даря ей свое тепло.

Птицы вместе со встававшим солнцем, запели свою браваду, восхваляя новый день. Им было плевать на все вокруг - у них была своя жизнь, слишком короткая, чтобы растрачивать ее на тоску чужим их миру существ. Быть может, если бы Иллириэн превратилась в птицу, как в древних легендах, было бы все по-дорогому? Быть может, она свила себе гнездышко получше этого маленького, но уютного сооружения, где смогла бы вырастить своих малышей-птенцов. Может быть и сбылась бы ее мечта, к которой она так стремилась, ведь помимо Штайнера у нее никого и не осталось.
Петухи начали трезвонить на всю округу о наступившем дне, потревоженные собаки, сторожилы, заголосили им в унисон, не оставаясь в долгу. В деревне начинался новый день, и все об этом говорило. В этот момент в голову девушки пришла мысль, что пора бы и делом заняться - в лазарете, наверное, ее ждут пациенты - неизвестные, забытые богом воины, павшие в бою. Старушка Мию, наверное, сейчас вертится как белка в колесе, стараясь поспеть везде, ведь именно в таком возрасте задумываешься о том, как мало тебе осталось жить.
А сколько осталось жить Иллириэн? Она, право, не могла даже предположить, но совершенно точно знала, что не захочет провести остаток своих дней тоскуя и задыхаясь. Она ведь сильная, она будет жить и ждать, что когда-нибудь их судьбы вновь пересекутся..
И стоило Эванс так подумать, как Тёрн в корне изменил ее думы, как он обычно это делал.
- Дуй собираться. У тебя есть пять минут, - строго, но заботливо, как бы намекая, что если она не поторопится, то ждать ее он не будет.
На что девушка улыбнулась.. "Все же, хорошо, что он у меня есть," - весело подумала Илли, забегая в дом и готовя свою походную сумку. Доспехов, как у Тёерна у нее не было и в помине, а небольшая походная сумка, куда медик складывала травы, когда направлялась в горы, хорошей заменой такому рюкзаку, как у мужчины, она не считала. Но делать было нечего. Переодевшись в удобную одежду, взяв теплую, так, на всякий случай, она доверху набила сумку провизией и лекарствами, выковырила из под половицы неприкосновенный запас золотых монет, тоже на всякий случай, девушка с тревогой в сердце выбежала из дома, крепко захлопнув дверь. Но ее опасения не подтсвердились - там, где и должно, стоял Штайнер и терпеливо дожидался ее.
Видимо, осень у Илли - это время перемен.
Отредактировала Гера - Понедельник, 03 июня 2013, 01:22
Написать? Сделай это. Просто сделай.
Эхх, а ведь прошло два года. Два лучших года в жизни Штайнера. Два года мира и упокоения. Два года тихой семейной жизни и регулярного секса (:D). Два года забытия, сна, оторванности от реальности. Но времена меняются. А голос в голове... А Валькнут пробудился. Пробудился и требует. Требует крови. Крови, во имя Древних Богов. Тёрн просто не мог игнорировать сей призыв. Он должен был. Должен был уйти. Он даже не знал куда. Да он и не задумывался. Его просто вело сердце. Ну и некий Древний Забытый Бог Войны, засевший в голове. Ну, мелочи.
Он не хотел подставлять под удар Иллириэн. Да, она было сильным шиноби. Но кто знает, что может приключиться? Он не смог бы ее оставить. Не смог бы жить без нее. Любовь. Это чувство снова и снова доказывает, что без него жизнь теряет смысл. Любовь изменяет человека, в его душе будто расцветает волшебный цветок, который своим тонким ароматом заполняет каждую клеточку твоего тела; любовь дарит человеку радость, гармонию - именно таким есть идеальное представление об этом великом чувстве. Так существует ли такая любовь? Каждый ли человек встретит ее на своем жизненном пути?
Любовь, когда она действительно настоящее, - это трудное испытание. Такое чувство никогда не покинет человека, какие бы не были обстоятельства. Для нее не преграда расстояние, время, возраст, расставания. Не всегда можно отождествлять такое чувство со счастьем. Наоборот, по обыкновению оно приносит большие страдания, часто заканчивается трагически: смертью, тюрьмой, сумасшествием.
Человек часто обминает свою настоящую любовь и находит будничность и обыденность, в которой и проживает тихо и спокойно свою жизнь - без большого счастья, но и без большого горя.
Более примитивные люди вообще не способны на это высокое чувство. Для них любовь - лишь удовлетворения физиологических нужд. Хотя такая «искусственная» любовь и кажется стабильной, иногда она заканчивается очень быстро, или даже переходит сразу в ненависть. Так как люди не могут жить вместе на протяжении продолжительного времени, не имея ничего общего. Таким образом, возникают конфликты, которые неизбежно ведут к разрушению шаткого семейного союза...




Они шли уже три часа. Поля, поля... Шли куда-то на север. Куда? Зов сердца, отвечал Тёрн. Небо еще больше сгустилось и начали крапать первые капельки дождя. Еще через полчаса они подошли к лесу. Огромный с виду сосновый бор...
- Черт! Придется пройти чуть в глубь и заночевать там. Хм, как ты думаешь, Илли? - Он снял рюкзак и сел на чуть мокрую траву, ожидая ответа.
В корзину, пожалуйста.
Написать? Сделай это. Просто сделай.
Данная тема была перемещена из раздела Наруто Клан и Люди .
Причина перемещения: снесено по просьбе одного из участников.

Переместил: Bima .
Няша.
Форум » Архив » Корзина » nördlich Stern
Страница 1 из 11
Поиск: