Чтобы можно было писать в чате нужно войти в свой аккаунт.
Страница 2 из 2«12
Архив - только для чтения
Форум » Архив » Корзина » Приручение зверя (и какое это "о-ля-ля" по счёту?)
Приручение зверя
Молодой человек нёсся по лесу сломя голову, изредка оглядываясь назад, чтобы посмотреть на то, что творится позади. Странные вспышки из ниоткуда не прекращались, а гул, исходящий, казалось, отовсюду, становился всё громче. Стражи Мира были уже близко, а это значит, что и смерть неподалеку. Адам ускорился, нагибаясь и просто-напросто начав бежать подобно животному, вставая на все четыре конечности. Наверное, в этом был плюс любого оборотня, а ещё лучше, когда этот самый оборотень и без того хорошо бегает. Янг тяжело дышал, всё чаще и чаще пытаясь углядеть за происходящим сзади него. Этот шум не прекращался. Нет, страшно не было, но ужас всё равно закрался в сердце молодого оборотня, когда он подумал о том, что именно его ждёт в тот момент, когда его поймают. Хотя юноша надеялся на лучшее, но, учитывая недавно случившееся, удача вскоре повернётся к нему задними карманами брюк.
- Командир!.. - донеслось до ушей оборотня, из-за чего ему ещё и ещё приходилось ускоряться, расходуя оставшиеся силы, которые только были. Меч, "позаимствованный" у того вампира Рэджи, мешался, но бросать его Янгу не хотелось. Это было оружие, которое могло помочь, если что-нибудь да случится. Тем более, что Адам может с ним обращаться: всё-таки в этом деле он не новичок. Мир в глазах фотомодели превратился в расплывчатую картину. Силы быстро покидали оборотня. Бежать на всех четырёх конечностях юноша больше не мог и потому, остановившись, сел на землю, посмотрев на свои руки, под крючковатые когти которых забилось немного грязи. Адам махнул рукой, не беря в счёт такой пустяк. Янтарные глаза с суженным зрачком внимательно осматривали место, в котором сейчас очутился Янг. Здесь, по идее, его не должны были отыскать стражи Мира. Они ведь не были колдунами, потому что они владеют лишь базовыми умениями в области магии, управляясь с нарушителями только за счёт своих блистательных умений в области дальнего и ближнего боя с оружием.
- И чего я вообще сюда попёрся? - тихо сам себе задал вопрос Адам, более-менее приходя в себя. Усталость уходила. Только оборотень расслабился, как тут же неподалеку раздался шелест гнилых листьев, которых в этом месте было довольно много. Юноша рывком встал, после замерев. Шелест не прекращался. Тогда брюнет просто наугад метнул грозный меч в сторону обугленных веток, среди которых, как казалось оборотню, и находился нарушитель спокойствия. Послышался сначала крик, а затем уже и звук падения. Всё стихло. Адам сам себе удивился, когда обнаружил, что с такого расстояния попал в одного из обычных стражников замка Совета, видимо, находящегося неподалеку от этого места. Оставив вампира умирать от серьёзного ранения в область груди, оборотень уверенно зашагал вперёд, чувствуя, что совсем близко находится как минимум десяток вампиров. Расклад был весьма грустный. Янг дошёл до ворот замка, переступать границу которых не решался из-за защитного поля, которое в любой момент, соприкоснувшись с тобой, разнесёт тебя на мелкие кусочки.
- Вот она!.. - крикнул один из стражников, размахивая мечом и за кем-то гоняясь. Адама никто пока что не замечал, хоть он и стоял довольно близко. Защитное поле было идеальным, без единой бреши, посему пройти через него было невозможно, а ведь на той стороне что-то происходило!..
- Отвяжись от меня! - на момент показалось, что этот девичий голос был Адаму знаком. Юноша сощурился, высматривая в толпе охранников предположительного обладателя такого голоса. Пока что никого подходящего не находилось, но внезапно из этой кучи-малы из стражников выскользнула девичья фигурка. Оборотень упустил момент, когда девушка расправилась с двумя охранниками. Один из стражников налетел спиной прямо на барьер, прямо перед носом Адама, и тут же тело мужчины разлетелось на части, а в самом щите создалась брешь. Уловив момент, Янг пулей проскочил на территорию замка Совета, с разбегу вгрызаясь в одного из стражников, что только и успел, что замахнуться довольно грозной секирой на девушку, которая оказалась той самой Кэтти Уэйн, с кем не так давно "распрощался" Адам. Сама вампирша в упор не замечала Янга до того самого момента, как стражник с перекусанным горлом повалился прямо у её ног, задыхавшийся и бившийся в конвульсиях. Уэйн подняла взгляд на Адама, но произнести что-то уже не успела.
- А ну, стойте! - взревел стражник, пытаясь обезоружить Адама. Оборотень резко взмахнул мечом, перерубая мужчину буквально напополам. Чужая кровь хлестнула в разные стороны, а сам охранник лишь рухнул на колени, даже не осознавая, кажется, того, что в данный момент он уже как бы мёртв и разрублен.
- Кто ты та... А-а-а! - взвигнула Кэт, когда Адам резко взял её на руки, предварительно схватив своё оружие зубами за лезвие, заодно и с душой пнув мертвого стражника так, чтобы его тело схлестнулось с защитным барьером. Кровавые ошмётки полетели в разные стороны, а брешь снова позволила оборотню с вампиршей на руках проскользнуть через щит. Но Кэтти так просто не могла угомониться, подхваченная, по её мнению, незнакомым представителем "мерзкой" расы: - Сейчас же отпусти меня!
Недовольство девушки затерялось в порывистом ветре, который бил Адаму в лицо. Юноша снова бежал, как говорится, не по-человечески, чувствуя, как усталость снова застаёт его врасплох. Когда же оборотень остановился и позволил-таки вампирше слезть с его спины (на которую он её и закинул во время быстрого бега, кстати говоря), заодно и прекратив держать меч зубами, он посмотрел на Кэтти.
- Готовься к смерти, ничтожный оборотень! - воскликнула Уэйн, отходя чуть дальше от Адама. Вампирша явно не узнавала в этом довольно массивном оборотне своего недавнего "знакомого". Оно и ясно: Янг в человеческом обличье разительно отличался от того, что сейчас видела девушка. Брюнет мотнул головой, от чего растрепавшиеся темные волосы стали ещё более взлохмаченными. Снова на лице появился оскал. Кэтти была уже готова атаковать, но когда Янг встретился с ней взглядом, девушка остановилась. Да, Уэйн, теперь мы оба изгои. Для себя пояснил Адам, не сводя глаз с вампирши, которая продолжала находиться в состоянии "войны", хотя её состояние оставляло желать лучшего.
you woke the wrong dog
Девушка неслась по открытой территории, благо, что заклинание по-прежнему скрывало ее от чужих глаз. Проблема была в другом. "Тень" - эффективное заклинание, но крайне непродолжительное. К тому же, для него нужно столь мало энергии, что любой вампир II степени сможет засечь тебя. Конечно, если он знает, где и кого надо искать. Эти стражники, увы, знали.
Стража Совета - обычно разноступенчатые вампиры, которые смертоносны в ближнем бою, а потому их главный козырь - физическая сила. На бег на дальние дистанции они явно не были рассчитаны. Чего нельзя сказать о Уэйн. Она всегда быстро бегала. Чересчур быстро. Может, это и помогло дожить ей до своего возраста и ни разу не попасться? Сейчас Кэтти отчаянно надеялась, что быстрые ноги и в этот раз спасут ее.
- Вот она!.. - закричал кто-то сзади, и шатенка отчаянно выругалась, еще больше ускоряясь. Сейчас она была похожа, наверное, на размытый росчерк молнии, однако никто этого не видел. Никто, кроме этих стражников, севших на хвост Кэт. И их во что бы то ни стало нужно оттуда скинуть. Только преследования ей и не хватало!
- Отвяжись от меня! - отозвалась вампирша, понимая, что ее месторасположение уже не тайна. Да, собственно, этого и не требовалось. Сейчас она находилась довольно близко от барьера, а быть поджаренной по частям ей не хотелось. Придется вступить в бой.
Когда стражники почти добежали до Кошки, она сняла с себя полог невидимости и, используя свою нечеловеческую скорость, оказалась за мужчинами. Одного она с силой толкнула к барьеру (тот пропахал носом не меньше десяти метров, наверняка сломав его, и врезался спиной в защитное поле, превратившись в окровавленные головешки), а другому просто оторвала голыми руками голову. Ох, не любила она убивать! Вот только выбора шатенке, увы, не оставили. Если бы тогда в ее квартире не появился Джейс, она до сих пор бы упарывалась перед ноутбуком, стараясь успеть сделать всю работу. Джейс... Когда он узнает о пропаже Уэйн, а он обязательно узнает, станет совсем худо. Какой бы быстрой журналистка ни была, от Советника ей не убежать. Против скорости он выставит силу. А девушка сама по себе очень сильна, вот только запас энергии у нее явно не бесконечный. "Вот же дерьмо!"
Только когда к ногам, хрипя, упал стражник с перемолотым в труху горлом, редактор заметила своего неожиданного спасителя. Или не спасителя, черт его знает. И в следующую секунду шатенка убедилась, что верно все же второе. Какой там спаситель! Перед ней стоял огромный оборотень, не до конца, кажется, перевоплотившийся. Мускулы на его теле бугрились, здоровенные клыки могли принадлежать только волку, а янтарные глаза с суженным зрачком явно указывали на принадлежность к расе вервольфов. Девушка на секунду остолбенела. Откуда здесь, в этом Мире, взяться вервольфу, да еще на территории замка Совета? И как он пересек границу поля? Все эти вопросы вихрем пронеслись в голове Кэтти, пока она не поняла: не до этого сейчас. Ответы на вопросы она поищет позже, сейчас главное - спастись, сбежав из замка. И в мире людей ей куда проще будет затеряться среди толпы, нежели ожидать здесь вампира за каждым деревом.
- А ну, стойте! - закричал новый стражник, пытаясь остановить беглецов. Журналистка тут же напряглась, но, поняв, что оборотень пока не собирается на нее нападать, чуть расслабилась. Позже она подумает, что вервольф забыл на территории вампиров. Незнакомец играючи перерубил мужчину напополам и повернул голову к шатенке, отчего кровь в ее жилах заледенела от плохого предчувствия. Парень схватил окровавленное лезвие в зубы и в следующую секунду оказался рядом с вампиршей. Последняя вздрогнула, резко отстраняясь.
- Кто ты та... А-а-а! - заверещала редактор, когда оборотень подхватил ее на руки и с такой силой пнул мертвого стражника, что его тело отлетело к защитному полю, сгорая в его магии. Парень тут же оказался за пределами барьера благодаря образовавшейся в нем бреши (правда, она мгновенно восстановилась, но не суть), и Кэт начала вырываться, мельком отмечая для себя, что именно таким образом незнакомец и проник на территорию замка Совета: - Сейчас же отпусти меня!
Однако парень ее как будто не слышал. Продолжая держать меч в зубах, он опустился на все четыре конечности и побежал, ловко перепрыгивая через все деревья и мелкие кустарники, тормозившие беглецов. Кошка сама не поняла, как оказалась на спине спасителя, но предпочла не обратить на это внимания. К черту детали! Ее вез на спине оборотень!
Через некоторое время вервольф остановился, позволяя вампирше ловко соскочить со спины и больше не держа меч зубами. Журналистка тут же разорвала дистанцию до нескольких метров, чтобы иметь возможность среагировать и уклониться, в случае чего, от возможной атаки парня. Прищурилась. Либо она, либо он. Только один сможет вернуться в мир людей. Третьего не дано.
- Готовься к смерти, ничтожный оборотень! - немного пафосно предупредила она незнакомца, занимая боевую позицию. Пусть у нее сейчас совершенно не было лишних сил на то, чтобы махаться с огромным полуволком, но сохранить жизнь такому опасному противнику совсем не вариант. Один смертельный укус в горло (как произошло со стражником), располовинивание, колющий удар в сердце - и редактор труп. А ей еще хотелось побыть. Не для того она сбегала из замка, чтобы быть убитой на полпути вервольфом.
Однако рефлесы внезапно подвели бессмертную. Когда она столкнулась взглядом с оборотнем, то увидела в его глазах что-то знакомое. Где-то она уже встречала этот янтарный блеск... И тут же ее осенила безумная идея.
- Адам? - выдохнула она, вся внутренне сжимаясь. Отлично. Этот оборотень явно убьет ее. Благо причин для этого ему не занимать. Убийство Джулии. Публичное унижение, когда он был в волчьем обличье. Едва ли не сдача Совету. Но вдруг Кэтти успокоилась, покорно принимая свою судьбу. Если ей суждено здесь и сейчас умереть, то пусть лучше это сделает Янг, а не Джейсон. Последний растянет это "удовольствие" на долгие годы. Будет постоянно выпивать досуха шатенку, с усмешкой наблюдая, как она мучительно регенерирует, вполне возможно, что "программа" будет включать в себя и неоднократное изнасилование - зная методы вампира, так и будет. А тут всего лишь один-единственный укус в горло - чем не выход? Кэт выдохнула, приготовившись, ее тело автоматически напряглось. - Сделай это быстро, ладно?
Кошка приподняла волосы и наклонила голову в сторону, обнажая шею. Прикрыла глаза. Готовилась почувствовать резкую боль в шее и потом - вечные покой и безмятежность. А боль все не приходила. Уэйн недоуменно посмотрела на оборотня.
- Давай же. Убей меня. Ты ведь этого хочешь. Так вперед.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
Адам наблюдал за Кэтти, готовившуюся в любой момент рвануться вперёд и убить его. Однако что-то оборотню подсказывало, что девушка не станет рисковать лишь потому, что разница в силе была незначительная, но всё-таки была. Тем более, что вампирский меч в руках Янга давал ему преимущество. В глазах Уэйн не утихало пламя ненависти. Но когда взгляды молодых людей встретились, то вампирша сразу переменилась в лице.
- Адам? - напрягаясь, спросила Кэт. Было чувство, что девушка явно не ожидала на месте своего "спасителя" увидеть именно недавнего знакомого, который затаил на неё страшную обиду. Но была ли эта обида на самом деле? Её не было, хоть смерть Джулии и была для Янга не обыкновенным комариным укусом, так сказать. Было больно. Совсем немного. Всё же такая привязанность к человеку не вознаграждается, а это значит, что Уэйн, в общем-то, спасла шкуру оборотня, убивая Эвэрлейн. Но теперь она за это поплатится сама, правда, уже вместе с Адамом. Два представителя разных рас нарушили уже все возможные правила Кодекса как вампиров, так и оборотней. И в свои родные Миры им никогда не вернуться больше. Только если с ужасным позором. Мысли Янга прервали тихие, но неожиданные слова Кэт: - Сделай это быстро, ладно?
Девушка откинула свои волосы чуть назад, наклоняя голову и обнажая свою шею, закрыв глаза. Адам с неким интересом смотрел на вампиршу, изначально не понимая её странного поведения. Чего она хочет? До оборотня сразу не дошло, но последующие слова Уэйн прояснили ситуацию:
- Давай же. Убей меня. Ты ведь этого хочешь. Так вперед. - Адам усмехнулся, подходя к вампирше ближе, чувствуя, что девушка напряжена. Конечно. Не каждый день подставляешь самовольно собственную шею на растерзание. Признаться, предложение было довольно заманчивым и, если бы не сложившиеся обстоятельства, брюнет без колебаний бы перегрыз этой вампирше горло, наслаждаясь моментом её смерти. Но убийство Кэт означало: а) дальнейшую смерть и самого Адама, что посмел убить вампира б) освобождение Уэйн от мучений под покрывалом позора. Про регенерацию оборотень даже не подумал, потому что мысли были немного в другом направлении. Что ж, Уэйн сама напрашивается на смерть, но убивать её просто так Адам передумал. Пусть лучше помучается уже вместе с ним.
- С радостью, - специально растягивая слова, проговорил Янг, наблюдая за реакцией Кэт. Ресницы девушки дрогнули, выдавая её мелкий страх. Да, бесстрашных не существует. Адам сделал к вампирше ещё несколько шагов, приподнимая в своей руке меч. На момент показалось, что Кэтти затаила дыхание. Хмыкнув, оборотень поднёс окровавленное лезвие к бледной шее вампира. Уэйн даже не вздрогнула, лишь шумно выдохнув. В ответ на такую реакцию Адам прошептал: - Неужели так хочешь умереть от руки "ничтожного оборотня"?
Кэтти приоткрыла глаза, разочарованно выдохнув. Она поняла, что в данный момент Янг не собирается её убивать, хоть его оружие и приставлено к девичье шее, готовое в любой момент перерезать её.
- Если я убью тебя, то порадую того вампира, схватившего тебя. А я ненавижу радовать кровососов, что подобны ему. Тем более, что ни для меня, ни для тебя пути назад уже нет. Мы предали свои расы. То, что я убью тебя, никак меня не спасёт. - Кэтти нахмурилась, потянув руку прямо к мечу оборотня. Адам усмехнулся, насмешливо взглянув на вампиршу, от чего та, кажется, смутилась, отводя взгляд. - Нет, это тебя тоже не спасёт. Вампир, зарезавший сам себя, - совсем комедия.
Отредактировала Bloody - Суббота, 01 июня 2013, 22:21
you woke the wrong dog
"Ну же, давай, давай! - мысленно приговаривала Кэтти, наблюдая за тем, как Адам неспешно приближается к ней, не сводя с нее взгляда. По его взору ничего невозможно было что-либо понять, однако с лица не сползала усмешка. Конечно, девушке это не нравилось. Еще бы! - подставлять шею на растерзание оборотню? Да это просто смешно! Однако, когда нет выбора, и не на такое пойдешь. - Ты ведь хочешь этого!"
Когда парень приблизился к журналистке на расстояние вытянутой руки, шатенка вновь прикрыла глаза, вздыхая. Сейчас он убьет ее, и ей больше не придется беспокоиться из-за Джейса. На том свете он ее не достанет. Все будет хорошо.
- С радостью, - нарочито медленно, будто лениво отозвался брюнет, при этом его улыбка стала еще шире, а пушистые черные ресницы вампирши против воли затрепетали. Не о такой смерти она думала... Черт возьми, она вообще о смерти не думала! Она же бессмертная! Но все когда-то случается впервые. Смерть же станет первой и последней. Выхода нет. К своему стыду, редактор затаила дыхание, когда Янг сжал меч, будто примериваясь. А потом холодная сталь коснулась нежной кожи, вынуждая Кэт стиснуть зубы и сжать кулаки. Боялась ли она? Да, было немного. Но больше всего ее подтачивало чувство позора. Во-первых, вампиры никогда - никогда! - не просили оборотней убивать их. Во-вторых, Джейсон... о да, из-за последнего волнения было куда больше. Однако Адам не должен этого знать. Он ведь не в курсе, что этих двоих вампиров связывали отношения. Односторонние, правда, исходящие от девушки, но все же. - Неужели так хочешь умереть от руки "ничтожного оборотня"?
И тут до Кошки дошло: Адам просто дурачит ее! Он не собирается убивать ее! Будь это желание настолько сильным, он бы без всякой бутафории типа меча разорвал ей горло. А тут - медлит, издевается... С губ сорвался разочарованный вздох. И оборотни отказываются убивать ее, хотя любой другой на месте этого вервольфа с радостью бы принял предложение. Что же у нее за жизнь такая, а...
- Если я убью тебя, то порадую того вампира, схватившего тебя. А я ненавижу радовать кровососов, что подобны ему. Тем более, что ни для меня, ни для тебя пути назад уже нет. Мы предали свои расы. То, что я убью тебя, никак меня не спасёт. - Руки Уэйн почти инстинктивно потянулись к мечу, а сама она нахмурилась, и Янг усмехнулся, качая головой.
Шатенка тут же смутилась и отвела взгляд. Еще одно фиаско. Вампир краснеет! Позор навеки! - Нет, это тебя тоже не спасёт. Вампир, зарезавший сам себя, - совсем комедия.
- Тебя теперь не считают предателем, - вдруг возразила журналистка, смотря в землю. Голова ее была опущена. - У тебя есть выбор. Моя же смерть станет долгой и мучительной. Причем ты даже представить себе не можешь, что придумают тюремщики помимо банального избиения и воздержания от крови...
Глаза, кажется, защипало, и вампирша резко вскинула голову, что оказалось очень вовремя: на них двоих неслая целая армия стражников. Штук десять точно. И каждый из них - вампир, на базовом уровне владеющий магией!
Бессмертная выступила вперед, и в ее руке трансформировался из воздуха длинный обоюдоострый клинок. Всем был понятен этот жест. Кэтти собиралась дорого продать свою жизнь.
- Дура! - выкрикнул Адам сзади, но было уже поздно: бессмертная врубилась в гущу стражников подобно тарану, глаза ее заполыхали магией, клыки удлинились, и журналистка собрала первую кровавую жатву: ее меч рассек шею одному стражнику и поразил сердце второго. Гальванизированная сталь, из которой и состояло смертоносное лезвие оружия, была наиболее эффективна против таких, как Кэт. Единственная проблема - сталь могла задеть и ее, а раны от такого меча довольно долго и мучительно затягиваются. Однако подумает она об этом позже. Если вообще настанет это "позже".
Кошка поднырнула под оружием одного из стражников и перерубила ему подколенное сухожилие, сбивая с ног. Другого достала обратным хватом, поражая печень (увы, это не было смертельно для вампира, но, тем не менее, довольно болезненно; чтобы убить бессмертного охотника, нужно либо отрубить голову, либо критически перегрызть шею - "версия" для верфольфов, - либо попасть точно в сердце) и отскакивая назад. Обернулась, и ее тут же пришпилили к ближайшему дереву, вонзая длинный меч в живот. Редактор вскрикнула, из уголка губ вытекла ярко-красная струйка крови, резко контрастировавшая с бледной кожей, однако стражник тут же отошел, вытаскивая меч из тела шатенки и доставляя той новое "удовольствие". Уэйн мучительно закашлялась, скрючившись на земле и медленно регенерируя. Сталь меча и у стражников, видимо, была чем-то укреплена. "Черт!" - мысленно простонала вампирша.
- Не убивать! - тут же гаркнул дородный мужчина, подходя к поверженной журналистке. - Господину она нужна живой!
"Господин... О нет! Они работают персонально на Джейсона!" - быстро догадалась редактор и вскочила на ноги, пошатнувшись. Рана продолжила кровить, пока не собираясь затягиваться. Кажется, у нее проблемы...
- Передайте вашему господину, чтобы катился к чертям! - тем не менее, заявила девушка, прикладывая одну руку к ране на животе. Кожа тут же немного посинела от пронзившего ее холода: а ведь лед, как известно, ускоряет свертываемость крови. Может, и сейчас поможет? По крайней мере, стало немного легче дышать. Да и Кэтти не собиралась так просто сдаваться. Адам не вступал в битву, и понятно, по каким причинам: стражники окружили "поле боя" защитной стеной огня. Кому охота сгореть заживо? Нет, наверное, таких безумцев. Да и нет у Янга оснований помогать Кэт.
В ладони Кошки возник небольшой шар магии, который пролетел сквозь ближайшего стражника насквозь, не исчезнув и продолжив свой смертоносный путь, а мужчина, закричав, рассыпался прахом. Уничтожающая магия. Она ой как быстро распыляет тело вампира по ветру. Но одна беда - эта зараза жрет чуть ли не половину магических сил! Зато хватает ее минимум на трех. Так и случилось. Троих стражников как не бывало, зато кучек пепла на земле стало больше. После этого шар с тихим хлопком растворился в воздухе. Остались еще трое, включая и главаря стражников. А Уэйн снова покачнулась, перед глазами заплясали разноцветные пятна. Кажется, она уже на пределе. Совсем скоро ей понадобится новая доза энергии. А учитывая еще и рану... Белый пушистый зверь, несправедливо названный песцом, пришел тогда, когда его совсем не ждали. "А вы не ждали? А я пришел..."
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
Оборотень смотрел на Кэтти и пытался уловить в её взгляде хоть какой-то ответ на свой немой вопрос: почему она так желает умереть, если может на время объединиться с ним, с Адамом? Конечно, подобная мысль в голове вампира была бы кощунственной, но ведь это было правдой. Кэт действительно могла бежать вместе с Янгом, отдаляясь от своего смертного приговора. Хотя молодым людям смерти всё равно не избежать. Они изгои. Отступники. Те, кто посмел предать свою расу, опозорив её самым отвратительным способом, который только можно выдумать. Но заботило ли это Адама, Уэйн? Вторую, возможно, это как-то и встряхивало маленько, но что до оборотня, то ему было всё равно. Он сам пошёл по кривой дорожке, а обратно свернуть уже не удастся. Его больше никто не поддержит и не спасёт. Спасение и одновременно приговор, что повстречался оборотню в лице убитой Джулии, уничтожен. Брюнет мог быть освобождён от тяжелой ноши позора, но его действия только ухудшили ситуацию. Оставалось только скрываться и сбегать, сбегать и скрываться. Однако вампирша явно не разделяла мыслей оборотня. Судорожно сглотнув, она только проговорила:
- Тебя теперь не считают предателем. - Девушка на какой-то момент встретилась взглядом с Янгом. В янтарной глубине этих глаз искрилась только насмешка и... обида. Обида, что всплыла неизвестно откуда. Она просто есть. Она существует вместе со своим хозяином. Неужели ты так и не поняла? Мысленно задал вопрос Кэтти Адам, на миг опустив глаза на лебединую шею журналистки, к которой до сих пор было приставлено лезвие меча. Однако Уэйн держалась, договорив: - У тебя есть выбор. Моя же смерть станет долгой и мучительной. Причем ты даже представить себе не можешь, что придумают тюремщики помимо банального избиения и воздержания от крови...
Адам не успел ничего на подобное ответить, заметив, как к ним стремительно приближается армия стражников-кровососов, которые явно владели магией. Ещё чего не хватало для полного счастья! Оборотень уже было бросился вперёд, но девушка неожиданно его опередила, выставив руку. В одночасье в ладони Кэт появился клинок, с которым она ринулась прямо в толпу разъярённых стражников, в чьих глазах полыхала только ненависть и страстное желание снести голову двум нарушителям. Янг не успел толком опомниться, но с его губ слетел только один-единственный возглас в адрес Уэйн:
- Дура! - Юноша почувствовал что-то детское в своём крике, вернее, обращении. Создалось впечатление, будто старший брат обзывает сестрёнку за то, что та сделала что-то не то. На секунду оборотень даже "уплыл" из реальности, но вернул его обратно вопль одного из вампиров-стражников. Послышался звук разрываемой плоти, а затем кровь хлестнула в разные стороны. Кэтти, словно молния, поражала то одного стражника, то другого, совершенно теряя образ, что мог хоть как-то, но сойти за человеческий. В глазах девушки была лишь темнота, клыки удлинились, волосы растрепались, в руках мерцал окровавленный клинок. Настоящий вампир-убийца. Убийца, достойный почета в Совете. Янг замер, наблюдая за этим сражением. Я могу просто сбежать. Думал он, в иной раз замечая, с какой силой приходится удар Кэтти на очередного вампира-стража. Я могу сбежать, оставив стражу на эту вампиршу, не опасаясь за собственную жизнь, но... Мысли оборотня прервались, когда почти что прямо перед его носом вспыхнул огонь. Юноше показалось, что его глаза только что ошпарили кипятком. Оборотень, взвыв подобно собаке, попятился назад, закрывая большими ладонями полу-человеческое лицо.
А бой продолжался. Кровь не переставала хлестать в разные стороны, а истошные крики не утихали. Мерзкие звуки не прекращались. Адам не видел того, что происходило по ту сторону адского круга пламени. Зрение потихоньку восстанавливалось, но в этот раз это никак не помогало: Адам всё равно не мог наблюдать за происходящим. В один миг наступила тишина. Грохот раздался далеко-далеко от места, где находились сейчас молодые люди. После этого раздался громкий и немного дрожащий голос вампирши:
- Передайте вашему господину, чтобы катился к чертям! - её голос осип, словно горло только что пронзили ножом. Сдавленный хрип слетел с губ. Даже отсюда Янг смог его услышать. Прошла одна томительная минута. Вторая. Подобраться к девушке Адам не мог из-за этого страшного пламени, поэтому по ту сторону слышен был только звериный рёв. Почему он не уходит? Он не знает. Почему он просто не оставит эту падшую вампиршу? Он не знает. Почему не даст ей умереть вот так? Он не знает. Он знает только то, что должен вызволить Кэтти из этого адского круга. Она тоже отступница. Она теперь такой же изгой, как и он. Они оба связаны незримой нитью. Они могут оставить друг друга и умереть каждый по-своему. Но, объединившись, они могут и спастись. Продлить своё существование. Это было бессмысленно, но так было нужно. Так считал Адам. Оборотень-изгой, предавший свою расу и одного-единственного человека. Предавший сам себя.
Ещё один страшный рык разнёсся по темному лесу вперемешку с истошным верещанием двух стражников-вампиров. Огонь стал угасать, и теперь брюнет мог увидеть немного размытый силуэт Кэтти. Она была ранена, но, судя по положению, она регенерировалась. Болезненно, но регенерировалась. Прошло ещё несколько минут, и огонь вовсе исчез, оставив за собой лишь пепел и местами сгоревшую траву. Запах дыма отрезвил оборотня. Брюнет поднял взгляд на то, что осталось в некогда горящем круге. Один стражник и раненная Уэйн, которая в данный момент ничего не могла сделать, держась за рану в животе, в другой обессиленной руке продолжая сжимать клинок, лезвие которого навеки пропиталось кровью родных. Родных? Какая ирония.
- Я... не пойду! - взревела Уэйн, попытавшись сделать рывок к последнему вампиру-стражнику. Но, не выдержав нагрузки, девушка рухнула на землю, свернувшись калачиком и продолжая держаться за рану, кончики пальцев журналистки мерцали бледно-голубым сиянием.
- Пойдёшь! - протянул стражник, наклоняясь, чтобы схватить вампиршу за шиворот. - Как миленькая по... аргх...!!
Это было последнее, что мог произнести мужчина перед тем как его разрубили буквально на две части. Меч, что всё это время был в руках оборотня, сначала пронзил стражника в живот насквозь, а затем с омерзительным звуком, похожим на хлюпанье, вознёсся вверх, раздирая тело вампира на две части, начиная от живота и заканчивая головой. Разрубленное тело рухнуло на землю, издав такой же отвратительный "хлюп". Просто урок анатомии на практике какой-то. Весь "внутренний мир" стражника предстал перед Адамом во всей красе. Оборотень и бровью не повёл: такое он уже видел.
- Зачем?.. Убирайся прочь, я не желаю с тобой иметь ничего об... - речь Кэтти оборвалась, девушка закашлялась, а мерцание на её кончиках пальцев исчезло. По крайней мере, рана теперь не была смертельной.
- Ты сразу же сдохнешь, если и дальше будешь полагаться только на себя, - не обратив внимание на всю грубость слов Уэйн, процедил сквозь зубы Адам. Вампирша вздрогнула.
- Я не желаю... полагаться на ублюдка вроде тебя.
- Я не виноват, что являюсь таким. - Кэтти попыталась встать, но у неё ничего не вышло. Она упрямо молчала, изредка довольно красноречиво поглядывая на оборотня, что уже раз пять мог её спокойно заколоть мечом, что только что рассёк того стражника. Ухмыльнувшись, брюнет направил взгляд своих янтарных глаз на вампиршу, сконцентрировав на ней всё своё внимание, проговорив уже тише: - Тебе некуда идти. Мучайся вместе со мной.
you woke the wrong dog
Девушка уже не помнила, как так получилось, что остался один стражник, причем их главарь, - ведь только что же их было трое! То ли она снова мечом поработала, то ли магию снова задействовала... Судя по состоянию, более верным было второе. Сейчас вампирша чувствовала себя на все восемьдесят. Уставшая, кашляющая кровью, держащаяся за живот, чтобы кишки не полезли наружу. Конечно, неприятные подробности, однако что поделать?
Шатенка также не могла взять в толк, как так получилось, что она ничего не помнит. Хотя такое бывает. Состояние аффекта, болевой шок - от этого не защищены даже бессмертные. Может, то же самое приключилось и с ней? Иначе почему голова идет кругом, а думать и вспоминать что-либо совсем не хочется?
- Я... не пойду! - вскрикнула поверженная Кэтти, пытаясь заставить свою рану затянуться, когда выживший главарь стражников подошел к ней, победно сверкая глазами. "Ублюдок!" - пронеслось в голове. Ну почему, почему она так мучительно долго регенерирует? Почему ей так больно и кровь все никак не останавливается? ПОЧЕМУ?!
- Пойдешь! Как миленькая по... аргх...!! - недобро улыбнулся стражник, наклоняясь к ней, чтобы схватить. - Как миленькая по... аргх...!!
Когда живот вампира насквозь пронзил меч, Кэт отвернулась, не в силах на это смотреть. Черт бы побрал ее "внутреннее" зрение! Конечно, бессмертная знала, что происходит. Знала - и ненавидела в данный момент свою сущность. Ведь с закрытыми глазами люди не умеют видеть, верно? Ей бы этот навык сейчас не помешал. Так вот, живот стражника насквозь пронзен мечом, а затем Адам резко дергает оружие вверх, буквально разрывая и разрубая все кости, мышцы и сухожилия, располовинивая некогда бессмертного мужчину. Две идеально ровных части вампира мертвым грузом упали на землю, и журналистка с отвращением почувствовала, как ее кожа зеленеет и покрывается холодным потом. Ну класс! Сейчас ее стошнит от "увиденного"! Редактор помотала головой, но стало только хуже. Сейчас ее точно стошнит! Особенно когда знаешь, что на тебе сейчас большая часть того, что некогда было человеческим телом.
Кошка лишь успела подскочить на ноги и спрятаться за ближайшим, прежде чем ее желудок взбунтовался, пытаясь освободиться от съеденного. Однако особа кое-что забыла: вампиров никогда не тошнит. От этого неприятного казуса они полностью отделены. Девушка откашлялась, и тут же ее скрутила новая волна спазма, однако больше блевать не тянуло. Держась за живот и уже быстрее регенерируя, Уэйн с трудом услышала, как с уст уст срываются холодные и жестокие, почти равнодушные слова, произнесенные очень хриплым и сиплым голосом:
- Зачем?.. Убирайся прочь, я не желаю с тобой иметь ничего об... - Бессмертная замолчала, вновь закашлявшись, а голубое сияние на кончиках пальцев погасло совсем. Ей нужна энергия. Она полностью опустошена как в энергетическом, так и в физическом плане. Ей нужна подпитка. Вот только где ее взять, когда находишься в Мире вампиров? Она сейчас не воспримет консеры, ей нужна свежая кровь!
- Ты сразу же сдохнешь, если и дальше будешь полагаться только на себя, - процедил парень сквозь зубы. Причем сказано это было так равнодушно, что шатенка на самом деле поверила: он говорит все это только в силу обстоятельств, мол, его вынудили, выбора у него нет, и приходится объединяться с врагом. Поняв это, девушка, конечно, тоже все восприняла в штыки и ответила в тон Янгу:
- Я не желаю... полагаться на ублюдка вроде тебя.
Что поделать, если вампиры слишком горды, чтобы прощать кого-то вроде оборотней! Особенно их!
- Я не виноват, что являюсь таким, - отозвался вервольф таким тоном, как будто ему действительно было жаль, что он такой. Кэтти нахмурилась, по-прежнему сидя за деревом, и свела колени вместе, прижав их к груди и положив на них подбородок. Сейчас ее не волновала даже рана, все еще болезненно пульсирующая. И вообще, она уже не встанет без чьей-либо помощи (конечно, исключая "медвежью" помощь Адама). Она слишком ослабла от раны, долгой регенерации и частого использования магии. Как стыдно. А она еще вампир. Обессиленная шатенка, задействовав последние энергетические ресурсы тела, все стремилась приподняться, однако ничего у нее не выходило. Оно и неудивительно: столько сил потерять зараз! Как ей теперь выбираться отсюда? Ведь и идиоту же понятно, что Джейс добьется своего и рано или поздно вернет беглянку! Но до этого он пошлет новых стражей. И если Кэт выживет после следующей схватки (что очень вряд ли, учитывая, что уже сейчас она даже приподняться не может), то явится сам. И сам уже притащит предательницу вампирской чести обратно и поставит на колени перед Советом. А может, и не только перед ним... Увы, Кошка уже неоднократно убеждалась, что Джейсона медом не корми - дай только удовлетворить физиологическую жажду. И в эту самую жажду, по мнению самого Джейса, входила и кормежка кровью, и интим-услуги (особенно они, по мнения, опять же, все того же вампира). И как Уэйн сможет ему сопротивляться? Дело не в том, что у нее к нему остались какие-то чувства: нет-нет, все уже в прошлом! Он предал ее - о каких чувствах может идти речь? Все куда прозаичнее. У журналистки никогда не хватит сил, чтобы противостоять такому сведущему в магии бессмертному. Он ее вмиг скрутит жгутом и бросит на пол. А потому, конечно, сотрудничество с оборотнем было выгодно для обеих сторон. Как для самой девушки, так и для парня. Но, черт, невозможно ведь победить свою гордыню! Когда целыми веками враждуешь с одной и той же расой, очень трудно вступить с ней в союз, пусть и временный. А для шатенки это вообще представлялось невыполнимым. "Failed", - грустно подумала вампирша, наблюдая, как наконец-то затянувшаяся рана на животе начала покрываться нежно-розовой, новенькой кожей.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
Оборотень мотнул головой, тем самым убирая с лица мешающие пряди тёмных волос. Взгляд янтарных глаз продолжал упираться в ствол дерево, за которым находилась Кэтти, чья регенерация до сих пор не закончилась. Адам вздохнул, помахав немного мечом, кровь с которого продолжала капать на землю. "Остатки" только что разрубленного вампира медленно превращались в ничто. Что ж, это куда лучше, нежели подобную картину наблюдать всё то время, что придётся ждать Уэйн. Ждать вампира просто для того, чтобы сбежать вместе с ним неизвестно куда? Что за бред? Янг нахмурился, цокнув языком, а после и вовсе ощерившись. Он бы никогда не подумал, что ему предстоит сражаться бок о бок с вампиром. С существом, которое он должен ненавидеть всем своим сердцем, душой и телом. Но как такового отвращения к Кэт оборотень не испытывал. Он сам сделал шаг навстречу, а отступать будем глупо. Или, наверное, не очень по-мужски. Молодой человек приподнял свою свободную руку и посмотрел на неё. Следы чужой крови остались и на ней, а под когтями, опять же, земля. За деревом послышался шорох. Видимо, регенерация девушки почти уже закончилась. Янг подошёл к стволу дерева ближе, заглядывая за него. Кэтти сидела, прижав к груди колени, а рана в животе мерцала тусклым голубым светом, уже почти что затянувшаяся. Девушка вздрогнула, а затем попыталась встать, но тут же судорожно вздохнула и вновь сжалась, изредка вздрагивая от боли. Оборотень усмехнулся, подходя уже к Уэйн, которая сразу же посмотрела на брюнета ненавистным взглядом. Да уж, гордость вампира не переедешь и танком. Хотя шатенку понять было можно: трудно казаться дружелюбно настроенным с тем, кого твоя раса ненавидит уже несколько веков, а вместе с расой должен ненавидеть и ты сам. Адам протянул вампирше руку, когда понял, что рана уже окончательно затянулась. Помощь Кэтти не собралась принимать, проигнорировав протянутую руку, вставая на ноги самостоятельно.
- Откуда в таких мерзких созданиях, как ты, столько фальшивой доброты? - тихо поинтересовалась Кэт, смотря на Янга сверху вниз, продолжая одной рукой держаться за только что затянувшуюся рану. Оборотень хмыкнул, устремив взгляд глаз цвета янтаря прямо на бледное лицо шатенки. Ответ давать юноша не спешил, хотя время поджимало, и в любой момент сюда могли нагрянуть стражники.
- Доброты? - повторил Адам, насмешливо поглядывая на вампиршу, которая стояла и смотрела на него, приподняв голову. Кэтти не дотягивала даже до плеча молодого человека. Янг рассмеялся, выдохнув: - В моих действиях не было и намёка на доброту. Если ты её каким-то боком заметила, то, наверное, я должен радоваться, что в твоих глазах уже не кажусь таким ублюдком, не так ли?
Уэйн фыркнула, отводя взгляд в сторону и поворачиваясь к своему новоиспечённому союзнику спиной. Кажется, девушка не опасалась того, что оборотень мог бы в любой момент загрызть её. А он бы мог, повернись она к нему вот так вот в иной ситуации. Бормотание шатенки Янг не разобрал, поэтому, пожав плечами, прошёл вперёд, оставляя вампиршу позади. Слабость девушки придавала уверенности юноше в том, что в данный момент его не убьют. Да и зачем? Он же не убил. Он, наоборот, спас.
- Союзники? - поворачивая голову в сторону вампирши, спросил Адам, оскалившись, обнажив клыки. Янтарные глаза поблёскивали, зрачок в них вовсе потонул. Кэтти молчала, не двигаясь с места. Чтобы отбросить лишние слова и движения, оборотень договорил: - Одна ты не справишься. И я... тоже. Тем более, что это территория кровососов.
Уэйн так и не отвечала, лишь что-то бормоча себе под нос. Девушка пошатывалась. Сказывалось недавнее ранение и убыток сил. Адам, вновь усмехнувшись, подошёл к шатенке, заглядывая прямо ей в глаза. Кэт вся, кажется, внутренне сжалась под таким взглядом. Неприкрытое отвращение стало слабее. Ну, хоть какой-то прогресс. Подумал оборотень, не разрывая зрительного контакта с девушкой. На фоне высокого, мощного оборотня эта девица-вампир выглядела в точности как маленькая девочка. Снова недобрая улыбка тронула губы Адама.
- Идти сможешь? - проговорил Янг. Вампирша тут же кивнула. - А бежать?
Кэтти замерла. Кто-то тут явно не хочет соглашаться с тем, что ему требуется помощь. Не сказав больше ничего и не желая дожидаться момента, когда гордость девушки спадёт на нет, оборотень подхватил Кэт на руки, как тогда, при побеге с территории замка Совета, и, опустившись на все четыре конечности, постарался аккуратно переместить шатенку себе на спину, чтобы та могла хотя бы ухватиться за него. Уэйн явно не нравилась ситуация, происходящая с ней, поэтому она наотрез отказывалась обвивать руками шею оборотня (а это был единственный вариант, если она не хотела слететь со спины Адама).
- Прекрати, всё уважение ты уже растеряла, - не удержавшись, изрёк Янг, которому надоело сидеть на корточках и ждать, пока "ноша" соизволит ухватиться за него. И это притом, что девушка и так "оседлала" оборотня, упираясь ногами по обе стороны ему в рёбра и чуть ниже, словно сидела она верхом не на полу-волке, а на лошадке какой-то. Недовольный рык никак не подействовал на вампиршу. - Слушай, это выглядит уже смешным!
Лицо Адама стало мрачным, но до слуха юноши донеслось лишь очень тихое, продлившееся всего долю секунды, хихиканье. Видимо, мрачное лицо Янгу никак не подходило, учитывая то, что на нём верхом сидела вампирша, которая недавно оправилась от ранения, а теперь почти без сил. Помучившись ещё некоторое время, шатенка всё же сдалась и нехотя обняла за шею Адама, кое-как ухитрившись сделать так, чтобы её голова не касалась тела юноши вообще. Девушка задрала подбородок, тем самым поднимая и голову, скривившись. Вот она, гордость вампира, чёрт бы её побрал! Ещё один недовольный рык сорвался с уст оборотня. В этот раз препираться шатенка не стала, поэтому, сдерживая красноречивые словечки, всё же уткнулась оборотню подбородком чуть ниже затылка, освобождая собственную шею от участи быть перенапряженной.
- Давай, указывай мне путь, - насмехаясь, проговорил Адам, ожидая момента, когда Кэт покажет ему, в какую сторону следует двигаться. Грохот по левую сторону становился всё ближе и громче. Видимо, Уэйн пересилила себя, вытягивая правую руку, указывая направление. Ещё раз хмыкнув, снова взяв окровавленный меч в зубы, оборотень припустил по указанному пути, чувствуя, как ноготки вампирши слабо впиваются ему куда-то в шею. Но ответа на вопрос ты так и не дала. Щурясь от порывов ветра в лицо, подумал Адам. Значит, мы ещё не союзники. Грохот уже почти что не было слышно.
you woke the wrong dog
Устав ждать, парень подошел к стволу дерева, за которым сидела вампирша, и не сумел сдержать саркастической усмешки. Тем не менее, он протянул руку, предлагая помощь. Несмотря на то что девушка раньше говорила, несмотря на то что у нее практически не осталось сил, в ней снова взыграла гордость. И Кэтти, превозмогая слабую боль в животе и подкашивающиеся ноги, поднялась, будто ненароком "удерживая" ствол дерева одной рукой. На самом же деле от слабости в ногах хотелось вообще обнять вековой дуб, чтобы не упасть и не ударить в грязь лицом перед ненавистной расой. Не будет же она принимать помощь от вервольфа! Вот еще!
С трудом выпрямившись, журналистка с остатками былой гордости посмотрела на оборотня снизу вверх (для чего ей пришлось немного задрать голову), почти мельком отмечая для себя, какой же все-таки Адам высокий. Она едва-едва доставала ему до плеча! Почувствовав себя, помимо всего прочего, еще и униженной коротышкой, редактор нахмурилась и скрестила руки на груди, при этом чуть снова не упав. Да откуда в ней такая слабость?
- Откуда в таких мерзких созданиях, как ты, столько фальшивой доброты? - вдруг спросила Кэт, чуть склонив голову и буравя Янга внимательным взглядом.
- Доброты? - переспросил парень, будто не веря своим ушам. Поняв, что не ослышался, рассмеялся: - В моих действиях не было и намёка на доброту. Если ты её каким-то боком заметила, то, наверное, я должен радоваться, что в твоих глазах уже не кажусь таким ублюдком, не так ли?
Кошка фыркнула, повернувшись к оборотню спиной. Ей до безумия хотелось вновь сесть на землю и больше уж точно не вставать. Но она заставляла себя стоять на ногах, пошатываясь. Вампиршу начала одолевать сонливость. "Все ясно, - с ужасом выдохнула Уэйн, - еще пять-десять минут, и я просто засну". Хреново. Еще более хреновым было то, что бессмертная умудрилась последние слова произнести вслух. Но, кажется, Адам их не услышал и не разобрал. И слава богу.
Пожав плечами, брюнет прошел вперед, однако шатенка была не в силах сделать ни шага. Все, на что ее хватало, - только стоять и чувствовать, как мышцы начинают мучительно гудеть от напряжения. Еще бы! Всю энергию растратить, а потом еще куда плестись! В этом плане, увы, вампиры ничем не отличались от людей. Первым, как и последним, также требовался отдых. И еще еда. Желательно, чем больше, тем лучше. Много еды.
- Союзники? - вдруг спросил Янг, поворачивая голову в сторону девушки. Как могла, Кэтти изобразила, что думает по этому поводу. - Одна ты не справишься. И я... тоже. Тем более, что это территория кровососов.
- Ага, союзники, - пробормотала она, хмурясь и не желая мириться с этим. Объединиться с оборотнем! Несовместимый альянс! Позор навеки!
Однако парень, как и в первый раз, либо не услышал, либо сделал вид, что не услышал. В любом случае, он подошел к Кэт и внимательно на нее посмотрел. Последняя тут же стушевалась под этим взглядом. Ну вот, опять! Трудно сдерживать свой характер при оборотне. Особенно при нем!
- Идти сможешь? - спросил вервольф, недобро ухмыляясь. Журналистка тут же кивнула, боясь, что Адам ее просто подхватит на руки, хотя на самом деле еле стояла на ногах. Мало ей унижения, так еще и позволить нести себя на руках оборотню! Не бывать этому! - А бежать? - задал Янг компрометирующий вопрос.
Шатенка сжала кулаки, почти с ненавистью глядя на "союзника". Видит же, жук, что она и идти-то не в силах, а он еще и издевается! Сволочь!
Больше не тратя времени на разговоры, нестерпимый оборотень подхватил Кошку на руки, заставив ее вздрогнуть и недовольно/отчаянно зарычать. Ну черт возьми! За сегодняшний день ее самолюбие упало до уровня плинтуса, если не ниже!
Сейчас парень вновь стал на четвереньки, осторожно перемещая очумевшую от отчаяния Кошку себе на спину. Сейчас Уэйн, крепко обхватывая ногами его диафрагму, сидела с напряженной, как струна, спиной, не собираясь еще и обнимать модель за шею. Нет уж, хватит с нее унижений! Не заслужил!
Однако и вервольф решил проявить упрямство. Он недовольно зарычал, показывая, что его терпение не бесконечно.
- Прекрати, всё уважение ты уже растеряла, - пока спокойно отозвался юноша, но невооруженным глазом было видно, что он крайне раздражен. Даже рык не подействовал на вампиршу. - Слушай, это выглядит уже смешным!
В иной ситуации девушка лишь бы посмеялась над ним, однако после второго рыка почему-то вздрогнула и все же прильнула к спине оборотня, правда, голову так и не опустив. Выглядело это наверняка комично, однако шатенка не собиралась так просто сдаваться. Как и Адам. Он еще раз зарычал, еще более угрожающе, чем сначала. Журналистка снова вздрогнула и нехотя опустила голову, уютно устроившись сзади. Перед этим Кэт еле слышно хихикнула, забавляясь.
- Давай, указывай мне путь, - усмехнулся то ли в ответ, то ли с "покорности" бессмертной Адам. Не отрывая головы и вдыхая дивный запах, исходящий от кожи оборотня, Кошка вытянула правую руку и показала направление, только сейчас отмечая, что позади них раздается довольно громкий грохот. "Армия..." - как-то вяло подумала редактор. Ей уже ничего не хотелось. А потом, когда Адам уже тронулся с места, вложив меч в зубы, девушку осенило. Дивный запах... черт возьми! Она же наслаждается запахом крови вервольфа через кожу! Кэтти тут же выпрямилась "в седле", однако земля слишком быстро проносилась под ногами, и, не удержавшись, тихо вскрикнув, Уэйн полетела на землю, отчего ее тело больно ударилось копчиком, да и вообще спиной, о твердую поверхность и ее немного отбросило в сторону. Вампирша тихо зашипела, из глаз брызнули слезы, и она потеряла сознание, сломав себе, кажется, копчик. Зато было два плюса в произошедшем: 1. она не выпила крови Адама и 2. не опозорила себя вконец. Выпить кровь вампира без его согласия строго карается законом. Однако выпить кровь оборотня, и неважно, с согласием или без, - смертный грех. И тогда бессмертная была бы уже дважды приговорена к смерти. Быстро же она "апгрейдится" в этом плане!
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
Адам нёсся с огромной скоростью сквозь туман и темноту, что накрывала Мир Вампиров, которых так ненавидел оборотень. Кэтти, что располагалась на спине юноши, сидела спокойно, изредка сжимая крепче шею Адама, которую её руки обвили, дабы удержаться на брюнете. Янг временами стрелял взглядом то влево, то вправо, пока что не находя поблизости стражников-кровососов. Однако спустя какое-то время всего пути, ощущая подкатывающую к телу усталость, оборотень почувствовал какое-то напряжение. Кэтти притихла, что, в общем-то, в иной раз показалось бы неудивительным, но сейчас... Странное чувство. Кажется, что сейчас должно что-то произойти. Впервые за всё время Адам почувствовал себя в опасности. В опасности рядом с этой вампиршей. Не успел оборотень ничего сделать, как девушка резко отпустила шею Янга, а сама мигом слетела на землю. Падение было явно не очень удачным. Девушка просто распласталась на земле, не делая никаких движений. Она потеряла сознание.
Резко затормозив, из-за чего под когти вновь набилось земли, Янга рванулся к журналистке, проверяя, жива ли она вообще. Да, жива, но теперь чёрт знает когда очухается, а опасность-то близко! Очень близко! Кстати, насчёт опасности... Когда Кэтти перестала прижиматься к телу оборотня, то то странное чувство пропало. Значит ли это, что именно от вампирши та опасность и исходила? Янг мотнул головой, нахмурившись. Позади молодых людей раздался знакомый грохот. На горизонте появились несколько стражников, а затем ещё несколько... и ещё несколько. Адам ощерился, обнажая здоровенные клыки, в янтарных глазах вспыхнула ярость, тело напряглось. Молодой человек встал рядом с Кэтти, тем самым заслоняя её собой. К Янгу приближалось человек 15 - с ружьями, мечами, а кто-то вовсе с магической сферой в руке. Казалось, смерть была неизбежна.

***


Оборотень закашлялся, с ужасом осознавая, что на ладони, которой он прикрыл рот, осталась кровь. Что ж, это нормально. Всё же недавний бой выбил из Адама приличное количество сил, а над ранением, что пришлось в левую руку, пришлось изрядно поработать. В основном на теле оборотня были лишь не очень глубокие длинные царапины, но вот мечом по руке его хорошо задели. Чуть не отрубили вовсе. Янг минут десять точно сидел и пытался остановить кровь, под конец уже замотав рану собственной майкой, надеясь, что так будет легче. Стало действительно легче, но теперь не только Кэтти, но и Адам был потрёпан сражением.
Оборотень кое-как донёс вампиршу на руках до пещеры, что так удачно попалась на пути. Благо в Мире Вампиров горы были, а это значит, что место для укрытия есть. Правда, вряд ли назовёшь сырую и тёмную пещеру укрытием. Если только на какое-то определённое время. Было холодно. Уэйн зашевелилась, сначала повернувшись на бок, лицом к Адаму, а после и открыв глаза. Но через какое-то время журналистка вновь провалилась в сон, видимо, до конца не восстановившись. Она даже слова не проронила, лишь какое-то время смотря на оборотня, который наблюдал за вампиршей боковым зрением, не выдавая себя, держась здоровой рукой за замотанную рану. Кровь не остановилась, но было не так больно теперь. Со временем пройдёт. Утешал себя Адам, смотря в темноту пещеры, в которой он с Уэйн оказался, прячась от оставшегося войска. То, что атаковало их тогда, - всего лишь треть всей армии, а это значит, что бой даже толком не начат. Глаза юноши слипались, а голова гудела. В конце концов, не выдержав этого давления, Янг прикрыл глаза, упираясь головой в выступающий из стенки пещеры камень, который особо и не мешал. Брюнет сам не заметил, как тоже провалился в царство Морфея вместе с Кэт.

***


Проснулся Адам от чужих прикосновений. Кто-то трогал сначала его запястье, а потом плечо той руки, которая была ранена в неравном бою. Приоткрыв янтарные глаза, юноша сфокусировал зрение на лице Кэтти, которое было на очень близком расстоянии от его собственного лица. Какие-то сантиметры разделяли вампира и оборотня. Янг юмора не понял, в общем-то, как и того, что журналистка забыла на его теле. Кэт не сразу заметила, что Адам очнулся, а когда заметила, то в одно мгновение, кажется, залилась краской, но в пещере было темновато, поэтому различить что-то было дохлым занятием.
- Что произошло, пока я была без сознания? - тихим и даже немного дрожащим голосом спросила Уэйн, смотря куда-то на шею оборотня. Тот поморщился, пытаясь привстать с места, но тут для себя подметил, что девушка просто на нём сидит. Брови юноши изогнулись. Кэтти сразу же замотала головой и быстро договорила: - Я лишь хотела проверить твою рану!
Адам расплылся в улыбке, чем разозлил вампиршу. Она, резко поднявшись с места, хотела уже отодвинуться подальше от ухмыляющегося оборотня, но равновесие сыграло с журналисткой злую шутку. Через несколько секунд, немного сконфуженная произошедшим, Кэт уже находилась снова на оборотне, который по рефлексу немного приобнял Уэйн, чтобы та головой обо что-нибудь ещё не ударилась. Повисло молчание. В Кэтти закипала злость, а Адаму было как-то всё равно, но он, однако, не отпускал вампиршу.
- На нас, вернее, уже на меня напали стражники, - разбавляя напряженную атмосферу, с запозданием ответил Янг, до сих пор держа в руках Кэтти. - В меня успели только вонзить меч, а так я отделался лишь царапинами, исключая это самое ранение от меча... Благо у них в отряде был какой-то неудачник, что не умеет с магической сферой обращаться, из-за чего в один момент человек 7 точно были уничтожены вместе с этим неумехой. Остальных убил своими руками. Я чудом спасся, подхватив тебя с собой. Твоя душа спокойна?
Уэйн продолжала молчать. Адам готовился к взбучке.
you woke the wrong dog
Девушка уже не знала, где она очнулась. Перед еще закрытыми глазами промелькнули последние воспоминания. Кэтти сидит на спине Адама, и вместе они бегут по лесу. А, приоткрыв глаза, она увидела только одно: сталактиты и сталагмиты. А еще где-то вдалеке разбивалась о камень вода. Они что, в пещере? Ладно, с конкретным местоположением, предположим, разобрались. А как насчет более подробных деталей? В каком мире сейчас находится Кэт? В Мире вампиров или людей? И если верно последнее, то как она здесь оказалась? "Черт... - мысленно простонала вампирша, силясь приподняться. - Все как в тумане..."
С трудом приподнявшись на локтях, журналистка открыла для себя неприятную истину: мир вдруг начал кружиться перед глазами. Или не только перед глазами? Мало ли, что может произойти в Мире кровососов. Стоп... кровососов? Девушка впервые так назвала своих собратьев? Очень странно. Это звучит очень обидно и уничижительно. Она бы никогда не сказала и тем более не подумала так! И все же это были только ее мысли и ничьи больше. Значит, что-то в ней изменилось, когда она убила столько вампиров за такой короткий промежуток времени. Что-то сломалось.
Итак, редактор вновь предприняла попытку приподняться и снова потерпела сокрушительное фиаско. Ну вообще класс. И как ей теперь передвигаться? Не все же время на закорках у вервольфа. Этого ее самолюбие просто не переживет. Кстати, о "собачках"... А где, собственно, сам Адам? Шатенка примерно поняла, где находится сама (а, прислушавшись к собственным ощущениям, осознала также, что по-прежнему находится в Мире вампиров), но где спасший ее парень? Да вот же и он, лежит рядом и тоже без сознания. Это дало стимул к движению. "Движение - жизнь", - напомнила себе Кошка и, кряхтя и охая, словно заправская старая бабка, приняла положение полусидя, не решаясь расслабить пресс. Если она дать слабину, то в который раз грохнется обратно. А ей нужно быть сильной. Янгу пришлось защищать бессознательную Уэйн - кто знает, какие у него раны? Она должна осмотреть его. Потеря сознания может объясняться либо потерей сил, либо большой кровопотерей. Понятное дело, что Уэйн искренне надеялась на первый вариант. Все же не хотелось вот так глупо потерять своего недонапарника. Раз уж они временно связаны союзными узами, приходилось играм по правилам игры, которую затеяла не вампирша. И это ее до ужаса бесило. Но что поделать, какие-либо сношения вампира и оборотня вообще являлись феноменом во всех мирах!
Отбрасывая немного глупые и бессмысленные мысли в сторону, девушка все же поднялась на ноги и поняла, что сейчас снова рухнет. Используя свои рефлексы, она как можно быстрее постаралась дойти (читай: доползти) до Адама и рухнула уже на него. Кажется, отбитая коленка смягчила удар, потому что оборотень даже не проснулся, лишь что-то сонно просопев. Однако он по-прежнему продолжал витать в своих грезах. Честно признаться, Кэтти всегда было интересно, какие сны снятся вервольфам, - ведь сами-то вампиры никаких сновидений не видят, - но сейчас явно было не самое подходящее время выяснять время. Конечно, бессмертная могла запросто прочесть мысли модели, однако для этого потребуется энергия. А откуда взять эту самую энергию, если она еле держится на ногах? Сила, полученная при осушении вампира вчера, уже полностью истратилась, да и девушке уже пришлось неоднократно регенерировать, что также сказалось на "энергообеспечении" журналистки. А посему мысли о снах оборотней также пришлось отложить в долгий ящик.
Сосредоточившись, наконец, на происходящем, шатенка начала осматривать раны Адама, делая это как можно тише и аккуратнее. За этим, собственно, занятием ее и застал Янг. Он лениво приоткрыл один глаз, а потом, не поверив своим органам зрения, распахнул и второй. Еще бы, не каждый день на тебе сидит твой злейший враг и ощупывает твою грудь. Ох... Почувствовав себя преступницей, Кошка залилась румянцем, однако понадеялась на темному, властвовавшую в пещере, которая должна была скрыть "следы преступления".
- Что произошло, пока я была без сознания? - тихо спросила она, смущенно смотря на свои руки. Поняв, что парень пока не собирается отвечать, подняла взгляд и покраснела еще больше, когда модель изогнула брови, будто спрашивая: что ты делаешь НА мне? Редактор тут же, отнекиваясь, мотнула головой, заявляя: - Я лишь хотела проверить твою рану!
В конце фразы, правда, хотелось добавить: "Извращенец!", но, если подумать, кто из них еще извращенец? Девушка, сидящая на бессознательном парне и неизвестно что вытворяющая, или парень, "запаливший" всю эту картину. Действительно, прямо картина маслом.
Адам усмехнулся, чем разозлил бессмертную. Она резко подскочила на ноги, однако совершенно забыла при этом, что очень слаба. Как она могла допустить такую оплошность?! Ей срочно нужна энергия. Очень срочно. Вот только где ее взять? Рядом наверняка нет ни одного смертного (и причина ясна: Мир вампиров отделен от мира смертных тонкой гранью, через которую, тем не менее, может пройти только бессмертный; людям же этот навык недоступен), а пить кровь из бессмертных хватит. Раз она уже пила, не стоит повторять ситуацию. Тем более когда это строго карается законом. Но постойте... Джейс же пил у нее кровь! Неоднократно! Очень много раз! И рядом с ним у Уэйн не возникало мыслей, что все это неправильно, что это наказуемо. Странно...
Но журналистка отвлеклась. Так вот, она попыталась резко подскочить на ноги, доказывая, что ничего не собиралась делать, а лишь проверяла раны, однако ноги внезапно решили сыграть в игру с вампиршей и отказались ее держать. Редактор с ужасом поняла, что вновь падает. И падает на Адама. Шатенка зажмурилась, но удара так и не почувствовала. Янг успел ее поймать и сейчас немного обнимал за талию. В бессмертной начала закипать злость, щедро разбавленная смущением, а оборотню было как-то плевать на это, но он по-прежнему не отпускал девушку. Так они и сидели. Лежали? А, неважно.
- На нас, вернее, уже на меня напали стражники. В меня успели только вонзить меч, а так я отделался лишь царапинами, исключая это самое ранение от меча... Благо у них в отряде был какой-то неудачник, что не умеет с магической сферой обращаться, из-за чего в один момент человек 7 точно были уничтожены вместе с этим неумехой. Остальных убил своими руками. Я чудом спасся, подхватив тебя с собой. Твоя душа спокойна? - рассказал вервольф, при этом смотря куда-то в сторону.
- Да... спасибо, - неожиданно даже для себя пробормотала Кэт, отводя взгляд. Ну вот, снова она смущается! Что же с ней все-таки происходит?..
- И это все? - не веря своим ушам, переспросил парень. - А как же взбучка и все дела?
Не сдержав слабой улыбки, Кэтти разочарованно мотнула головой: мол, мне самой жаль, но давай отложим это до более подходящих времен.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
Адам ожидал услышать упрёки, оскорбления и всё такое прочее, но всего этого просто не оказалось. Кэт довольно спокойна отнеслась к тому, что ей сказал оборотень. Девушка отвела взгляд. Это, конечно же, не укрылось от Янга, заставив его усмехнуться.
- И это все? - всё же поинтересовался брюнет, сверкая своими глазами цвета янтаря. - А как же взбучка и все дела?
Кэтти не сдержала улыбки, однако ничего на это не ответила, намекая юноше, что сейчас не время думать о том, как устроить скандал. Хватает того, что оборотень и вампир сидят в такой опасной близости друг с другом и даже не пытаются начать драку. Уэйн так и сидела на коленях временного союзника, не совершая попыток оторвать ему руки, будто бы так и надо. Мысль о том, что их расы ужасно враждуют, кажется, вовсе не трогала молодых людей. Адам приподнял голову и посмотрел в пустоту. В голову юноше закрался довольно хороший план, но вот только одобрения со стороны вампирши ждать было почти со стопроцентной уверенностью бесполезно.
- Может, нам сбежать? - внезапно выдал брюнет, озвучивая тем самым одну из своих мыслей. Журналистка воззрилась на напарника с таким выражением лица, что могло показаться, что она Янга теперь и за человека не считает из-за таких глупостей. Хотя Адам и не был человеком, впрочем, как и она сама. Однако мысль свою оборотень продолжал, чувствуя на себе пораженный взгляд Уэйн: - Я могу скрыть наш запах, что позволит спрятаться в мире людей. Но, естественно, не на очень долгое время, потому что Совет знает, как мы выглядим... и обязательно найдёт.

***
you woke the wrong dog
Вот так молодые люди и сидели. Кэтти пыталась прийти в себя (пока безуспешно) от такой непривычной близости с оборотнем, сам же парень бесцельно смотрел в пустоту, видимо погрузившись в собственные мысли. Задумала и девушка. Что им теперь делать? Адам однозначно стал изгоем в своем Мире, Кэт - преследуемая в своем. Два предателя из разных рас. Может, все-таки не стоит тогда отвергать помощь друг друга? Они могли бы держаться вместе. Во-первых - пусть оба Мира выкусят и поймут, что не им диктовать правила! Во-вторых - гораздо проще сражаться с целым миром, зная при этом, что твой тыл всегда прикроет напарник и товарищ. Собственно, почему бы и нет? Журналистка была готова изменить своим традициям и стереотипам ради того, чтобы не умирать. Такая глупая смерть - просто смех. Сбежала из Дворца Совета, избежала охраны, а теперь вдруг сдаться в руки властям. Нет уж. Теперь выбора нет - она будет сражаться до последнего, отвоевывая из лап смерти свою жизнь. Слишком поздно отступаться и идти на попятную.
- Может, нам сбежать? - вдруг предложил Янг, и редактор ошарашенно на него уставилась. Неужели они читают мысли друг друга? Ведь только что она сама об этом думала! Почему бы им не сбежать вместе? Что это - стадное чувство, хех, или товарищеское мышление "одно на двоих"? В общем, как бы то ни было, Уэйн была явно удивлена, но не самим предложением, а тем, что идею толкнула именно модель. - Я могу скрыть наш запах, что позволит спрятаться в мире людей. Но, естественно, не на очень долгое время, потому что Совет знает, как мы выглядим... и обязательно найдёт.
- Да, давай сбежим, - расплылась в улыбке вампирша, и молодые люди помогли друг другу подняться, как бы это комично ни смотрелось. - И не беспокойся, уж о внешности я позабочусь. У тебя же есть деньги?

***


Шесть месяцев спустя


Лос-Анджелес. Город ангелов и город грехов. Людей так много, что здесь легко затеряться и остаться незамеченным на века. И не важно, какая у тебя внешность: лысый ты или бородатый, с пирсингом или татуировками по всему телу - здесь все границы, все запреты стираются, и никто не обращает на тебя внимание. В Лос-Анджелесе это привычное дело - стараться выделиться из толпы всевозможными способами.
Симпатичная девушка с иссиня-черными короткими волосами до плеч и пирсингом над правой бровью вышла из издательства и с легкой душой отправилась домой. Амелия Крафт, двадцать лет, некогда бывшая Кэтти Уэйн. Единственное она не смогла изменить в своей жизни - она продолжала работать журналистом и редактором в известном издательстве (ясное дело, уже другом). Чтобы спастись от преследования вампиров, ей пришлось буквально полностью перечеркнуть всю свою прошлую жизнь. Она изменила внешность, имя, имидж, город - буквально все. Вот только ее истинная сущность осталась прежней: она была вампиром, и этот факт никто не отменит. В таком городе легко можно было находить пропитание, а обилие людей просто размывало ее запах, делая его почти неосязаемым. Конечно, всегда существовал риск, что рано или поздно их найдут или хотя бы выйдут на их след, однако теперь "Амелия" научилась жить сегодняшним днем, не заглядывая далеко в будущее. В конце концов, оно может испугать тебя. А страхов в ее жизни и так уже было предостаточно.
Быстро оказавшись в доме, бессмертная тут же почувствовала своего супруга на кухне. Не смогла сдержать улыбки. Да, они с Янгом в итоге поженились. Правда, теперь его звали Джет Кинг, но его сущность оборотня не изменилась. Поначалу, постепенно, как только сбежали, напарники пытались работать вместе, учились вести совместную жизнь и жить в одном доме. Потом это как-то незаметно для них переросло в нечто большее, а не просто в товарищеские отношения. С каждым днем они все сильнее привыкали друг к другу и в конце концов уже не смыслили жизни друг без друга. А теперь вот решились на такой шаг, как свадьба. И Кэтти ни разу об этом жалела. Как, впрочем, и Адам. А жить, однако, странная штука. Две непримиримые расы, оборотни и вампиры. И представители этих рас в конце концов связали свои жизни. Парадокс, что тут скажешь. Просто им удалось усмирить зверей внутри себя. Они сломали свои принципы, вдалбливаемые и в головы властями их Миров, и взглянули на жизнь по-другому. И нашли в ней немало плюсов.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
Сюжет окончен.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
Тема перенесена из раздела "Ролевые"
Причина: сюжет окончен
Перенес: Mimosa
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
Форум » Архив » Корзина » Приручение зверя (и какое это "о-ля-ля" по счёту?)
Страница 2 из 2«12
Поиск: