Чтобы можно было писать в чате нужно войти в свой аккаунт.
Страница 1 из 212»
Архив - только для чтения
Форум » Архив » Корзина » Приручение зверя (и какое это "о-ля-ля" по счёту?)
Приручение зверя
И опять холодный вечер встречает молодого человека. Снова весь день был проведён в постели, а сон ушёл лишь под ночь, когда все нормальные люди уже собираются ложится спать, а не только-только поднимаются со своих кроватей. Был ли наш герой нормальным? Возможно. Если так посмотреть, то почти в каждом человеке есть что-то обязательно ненормальное, но не суть. Парень, с немалым усилием разлепив глаза и потянувшись на постели, привстал на локтях, привыкая к темноте, что царила в комнате, обставленной в тёмно-зелёных и белых тонах. Молодой человек нашарил на прикроватной тумбочке свой мобильник, поднёс его к своему лицу и тыкнул пальцем на дисплей телефона, тут же зажмурившись от весьма яркой подсветки. Выругавшись, юноша ещё раз, жмурясь, взглянул на экран аппарата связи, который заявлял ему, что на дворе вторник-среда, уже около полуночи, а также десятое число декабря, точнее, скоро будет одиннадцатое. Парень вздохнул, убирая телефон обратно, проведя широкой ладонью по бледному лицу. Что ж, для него сейчас день только начался. Свой единственный выходной на этой неделе он благополучно, как говорится, просрал. Удручённо вздохнув, Адам всё же решил вставать с постели. Расслабляющую, вечернюю тишину прервал телефонный звонок откуда-то с кухни. Парень ещё раз выругался, рывком вставая с кровати и пытаясь наобум найти свои тапки, которые, увы, не пожелали явиться на свет, из-за чего их хозяину пришлось шлёпать на кухню босиком, вкушая все прелести холодного пола своими ступнями.
- Ты спишь, Адам? - послышался знакомый голос по ту сторону телефонного аппарата. Молодой человек закатил глаза, усмехнувшись, одной рукой держа телефон, а другой поправляя свои тёмно-серые боксеры, после этого ещё и удачно почесав левую ногу. На той стороне уже начали волноваться, слыша в ответ только молчание и странные звуки.
- Да, сплю, - взгляд глаз цвета янтаря пытался нашарить на кухонном столе кофеварку. Не найдя цели, Адам погрустнел, прохаживаясь вместе с трубкой в руке из стороны в сторону, принимая на себя ласковые удары сквозняка. - Ладно, что случилось, Джули? Опять кто-то тебе сообщил прелестную новость о том, что я хамил фотографу?
Адам Янг. Довольно известная в свои двадцать три года фотомодель, которая не прочь устроить дебош и поругаться со всеми, кто попадётся на глаза. Подался в модельный бизнес тогда, когда в семье начались проблемы как с деньгами, так и с родителями. Вечные ссоры по поводу и без повода, делёжка всего на свете, собственно, и самого Адама в целом... Короче, потомок семьи Янг, как говорится, подался из грязи в князи, за несколько лет прекрасно преуспев в своей работе и став действительно знаменитым. Что ж, речь ведь не об этом. По ту сторону связи до сих пор было слышно немного учащённое дыхание, свидетельствующее о том, что его обладатель либо только что откуда-то прибежал, либо занимался тем, чем могут заниматься почти все взрослые люди в своём расцвете сил. Янг таки нашёл кофеварку и тут же оказался рядом с ней. Хриплый голос брюнета снова разорвал тишину, повисшую в помещении.
- Ты чем-то взволнована?
- Нет, с чего бы? - девушка хихикнула. - Ты же знаешь, Адам, что у нас завтра будет, так ведь? Ты обязательно должен придти! Я на это своё состояние поставила! Ты же для меня, чёрт побери, сокровище! И если ты не придёшь, то!...
- Ты лишишь меня всего, что я так старательно наживал всё это время? - закончил Янг, резко отдёрнув палец от кружки, в которой дымилось кофе. Молодой человек облокотился свободной рукой о кухонный стол, продолжая выслушивать своего менеджера, которая, кажется, готова была хоть слюной брызгать в разные стороны от волнения. Адам привык к этому, привык к характеру этой женщины и к тому, что она вытворяла. Наверное, не удивляет даже тот факт, если Янг сказал бы, что у него уже была близость с менеджером... Всё-таки Джулия - женщина не такая уж потерянная, старше всего лишь на шесть лет. В бизнесе всё хорошее прямо перед глазами, так что от такого лакомства не отказался и сам Адам. Правда, никаких отношений не было и в помине. Всего лишь секс без обязательств. Всё просто до тошноты.
- ...поэтому завтра сразу после съёмок мы едем в офис N! Отказов не принимаю! - так и толком не расслышав Джули, Адам теперь довольствовался гудками. Положив телефон на базу, брюнет вздохнул, отходя от стола и направляясь в ванную, чтобы смыть с себя оставшийся сон. Интересно, что на этот раз учудит та компания, которая постоянно нам доставляет банкеты с безудержным весельем? Адам благополучно забыл про остывающий кофе, целиком и полностью отдаваясь власти вечернего (или утреннего?) душа. Холодные струи воды стекали по немного подкаченному телу модели, не вызывая у того, впрочем, ни единой гримасы недовольства.
Когда водные процедуры закончились, Адам, завязав на бёдрах лишь белое махровое полотенце, вышел в гостиную, собираясь взять одну сигарету и затянуться. И было ему всё равно, что в помещении курить нельзя. Кто вообще эти дурацкое правило выдумал? Оно и звучит-то странно. И сейчас Адам не думал ни о детях, что вдыхают этот едкий дым, ни о ком-либо другом - просто ему казалось, что правило глупое, а проблемы семей его мало волновали. Впереди ещё целая ночь, а заняться уже нечем. Брюнет нахмурился. Докуривая сигарету, Янг взглянул на календарь, что висел от юноши неподалеку. Тут же нахмуренный Адам превратился в мрачного.
- Осталось совсем немного...

***


И снова эти взгляды, и снова эти перешёптывания, и снова эти заигрывания. Адам старался держаться рядом с Джулией, чтобы хотя бы на малую долю уменьшить количество тех девушек, что пытаются заговорить с ним. Заговорить? Да нет, тут дело не в нужде побеседовать о тщетности бытия в модельном бизнесе... тут дело, кажется, вполне очевидно. Слава Богу, что хоть никто на шею не вешается. Янг находился в огромном актовом зале, если это можно было так назвать. Впереди находилась сцена, по бокам помещения располагались огромные длинные столы со всякими напитками и едой, откуда-то и куда-то шлялись официанты, а моделей и всяких актёров, продюсеров, режиссеров и так далее было как собак нерезаных. И среди всего этого вавилонского столпотворения был и сам Адам Янг. Известная фотомодель, которая вновь хочет с кем-то пособачиться.
Каждый, кто проходил мимо, наверное, считал своим долгом посмотреть на Адама, который чувствовал себя не очень уютно среди всего этого. Парочка молоденьких девушек уже окружила фотомодель, поэтому в данный момент парню было некуда деваться - он просто вёл разговор с девицами, которые строили из себя очень образованных. В общем, всё довольно банально.
Адам был очень бледным. Нет, не потому, что ему было плохо, а просто это его природный цвет кожи, который как-то сыграл свою роль в работе юноши. Возможно, если бы не эта "особенность", то вряд ли бы Янг сейчас находился здесь, окруженный толпой девиц, втюхивающих ему свои визитки. Девушки, девушки, девушки... А ведь брюнет всегда только о них и думал. Янтарные глаза внимательно всматривались сначала в лицо одной девушки, а затем - другой. Все были красивыми, но... не дотягивали. И сам Адам даже не знал, почему именно. То ли у него слишком странные, размытые идеалы, либо просто за всё это время, барахтаясь в модельной сфере, где все девушки и парни как на подбор, красота уже стала не красотой, а так... вещью какой-то, на которую и смотреть уже противно.
- Ну как успехи? Нравится? - послышался откуда-то сбоку голос Джули. Адам повернулся к напарнице, показывая одной лишь гримасой то, как ему всё нравится. Девушка нахмурилась, толкнув локтём молодого человека. - Не возникай! Ты должен был уже привыкнуть, не нужно мне тут твоих вяканий по этому поводу!
Янг улыбнулся, но не очень-то и радостно. Джулия, на прощание потрепав его по волосам (что было весьма проблематично, учитывая, что девушка была парню где-то по грудь, а то и ниже) цвета вороного крыла, удалилась куда-то в глубь шумной толпы светских львов и львиц, новичков и их наставников, неумёх и профессионалов. Адам же продолжил бессмысленный для себя разговор с толпой девушек, на кого внезапное появление Джулии никак не повлияло.
Уже привычно зазвонил будильник на сотовом телефоне, лежавшем под ухом, и девушка, подпрыгнув, угрюмо отключила функцию, посмотрев на время. Вот кто дернул ее просыпаться сегодня так рано? Вроде никуда идти не надо... но слишком много дел, как всегда.
Юная Кэтти Уэйн работала редактором и журналистом в популярном журнале "Yahoo!" (не путать с поисковиком). Почему журналу дали именно такое название, особа понятия не имела, да и сама она не интересовалась. В общем, жизнь шла хорошо, тираж у журнала был огромный, и девушка хорошо зарабатывала, но из-за этого вынуждена была пахать как лошадь. В буквальном смысле. Днями и ночами она писала статьи на различные темы, ежеминутно, простите, трахая себе мозги и насилуя фантазию, а потом еще садилась за корректировку других статей, написанных ее сотрудниками. У каждого был разный уровень грамотности, и от этого Кэт хотелось лезть на стенку. И сдалось ей просить у главного редактора газеты еще и должность корректора... теперь она просто загиналась. Назвался груздем - полезай в кузов, что уж там.
Итак, журналистка сонно потянулась, уже не помня, когда в последний раз нормально высыпалась, и, уже утомленная, вяло поплелась в ванную. Сполоснула лицо ледяной водой, но даже это не помогло. Кэтти захотелось расплакаться от отчаяния. Как давно у нее появились эти черные круги под глазами, так выделявшиеся на миловидном лице?!
С горем пополам приняв душ и приведя себя в совершенно НЕ-божеский, но все же несравнимый с прошлым вид, Уэйн протопала на кухню, заваривая себе кофе. Выпив обжигающую и бодрящую жидкость, быстро облачилась в повседневную одежду - простые серые шортики и майку - и привычно засела за ноут, открывая сразу три файла Word и видя перед собой столько же начатых статей для следующего выпуска. Мучительно вздохнула и, вооружившись карандашом, ластиком и целой стопкой чистой бумаги (для исправлений), начала писать статью. Мельком она бросила взгляд на дату в правом нижнем углу монитора и чуть ли не подскочила на добрых два метра. Твою мать! Она же совсем забыла!

***


- Вызывали? - робко спросила Кэтти, входя в кабинет главного редактора. Женщина средних лет, все еще не утратившая своей привлекательности и выглядящая как настоящая огонь-баба, кивнула, слабо улыбнувшись, и журналистка прошла внутрь, садясь в кресло напротив. Выжидательно уставилась на начальницу.
- Да, Кэтти, здравствуй. У меня есть к тебе дело, - без обиняков заявила она, вновь погружаясь в какие-то документы. - Через неделю в Доме Культуры состоится собрание большинства людей искусства. Знаменитые художники, модели, некоторые актеры и, кажется, певцы, все дела. Отправляйся на это сборище для сбора информации - будем писать статью, посвященную этому событию. Пригласительный я для тебя достану.
- Всего один вопрос, - осторожно уточнила Уэйн. - Писать статью о собрании буду тоже я?
- Ну разумеется, - несколько удивленно отозвалась главный редактор, Джейн. - Если справишься с заданием, увеличу ежемесячный доклад на 500 долларов.
Кэт не смогла сдержать улыбки. Ее пытаются купить. Круто.
- Хорошо, Джейн. Сделаю все, что в моих силах, - сказала она, хотя никогда не клевала на такую наживу, как деньги. Почему согласилась в этот раз? Опять же, не из-за смены принципов. Просто это реальный шанс доказать, чего стоит она как журналист.

***


Вспоминая случившееся четыре для назад, девушка все явственнее ощущала, что ей... хм... трындец. Мало того, что на ней три статьи и пять работ на корректировку, так еще и это "собрание"! Секта прямо какая-то. Как она все успеет? Или теперь ей еще жертвовать и часами, отведенными для сна? Черт возьми!
- Мир, я ненавижу тебя, - хрипло прошипела Кэт, сжимая кулаки от бессильной ярости. Отчаянно захотелось покурить, хотя она никогда не делала даже одной затяжки. Странное желание. Но, учитывая положение, вполне обоснованное.

***


Сейчас Уэйн, отчаянно пытаясь не заснуть, стояла в Доме Культуры, где уже толпилась куча народу. Помимо знаменитостей были и "простые смертные", не обремененные властью, социальным положением и обилием денег, поэтому можно было представить себе весь ажиотаж, творившийся в главном зале. Девушки, разрываясь, носились от звезды к звезде, каждый раз прося автограф. В итоге их тела были почти сплошь усыпаны подписями "элиты", и это выводило симпатичную журналистку из себя. И о чем ей писать? Об этом сумасшествии? Тогда проще самой закинуть на шею петлю.
А вот, кстати, и маленькое резюме Кэт Уэйн, среди друзей получившей прозвище "Кошка".
Кэтти Уэйн, двадцать один год. Среднего роста и достаточно хрупкая, с длинными - до пояса - волосами цвета карамели, голубые глаза всегда выделены тушью, а красивая форма губ подчеркивается прозрачным блеском. Веселая и жизнерадостная, очень трудолюбивая, ответственная. Учится на заочном отделении на факультете журналистики. Не замужем, детей не имеет.
Кстати, о детях. Куда подевался Роберт - ее приятель, обещавший помочь ей со "сбором информации"? Выдохнув, девушка решила выйти на балкон, чтобы найти друга, всегда клявшегося ей в любви. Что самое смешное, Кэтти никогда не могла понять, шутит он или говорит серьезно. Впрочем, она уже смирилась с его нестандартными шутками.
Итаг, сейчас журналистика стояла на распахнутом настежь балконе и, обнаруживая, что Робера нет и здесь, потирала гудящие от внутренней боли виски. Пипец подкрался внезапно. Вместо жалкой толики хоть какой-то информации она получила сильнейшую мигрень на весь оставшийся вечер. В затылок кто-то методично вбивал раскаленный гвоздь, вгоняя его все глубже, а виски пульсировали нескончаемой болью. Ну охренеть просто.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
Адам остался доволен лишь тем, что в момент неудачной кульминации разговора (две девушки решили повздорить, нагло так, не спрашивая мнения самого юноши, начав его, грубо говоря, делить) к нему вновь подошла Джулия, которой всё было в кайф, всё было здорово и вообще грех жаловаться на происходящее. Однако Янг так совсем не думал, открывая для себя в таких банкетах нечто новое: нескончаемый дебилизм журналистов и нечто, что вселяло в атмосферу убивающую скуку. Хотя, может, только для него самого, для Адама, всё было настолько уныло? Не радовали даже довольно симпатичные девушки, которые так и напрашивались провести ночь вместе с брюнетом. Впрочем, от такого расклада событий Янг бы не отказался, но у него впереди ещё слишком много дел, вернее, одно такое огромное дело, ради которого он с Джулией, собственно, здесь и очутился. В зале поднялся ещё больший гул. Обладатель глаз цвета янтаря хотел заныть от безысходности своего положения. Ну вот, сейчас начнётся.
- Дамы и господа! - раздался громкий голос из больших колонок, расположенных по бокам сцены. Некоторое "неженки" чуть ли не подпрыгнули от такого неожиданного звука. А мужчина, кому и принадлежал "голос в колонках", продолжил: - Сегодня мы собрались здесь для того, чтобы поприветствовать новые надежды нашего бизнеса!..
Янг нахмурился, приложив ладонь к своему лицу. И это ему нужно сейчас слушать? Нет, увольте, уж лучше просто где-нибудь закрыться, чтобы хоть звук приглушить. Адам, осмотревшись, не найдя своего менеджера, под шумок стал пятиться к балкону, который на данный момент являлся тем самым единственным местом, где можно будет расслабиться от пустой болтовни и лже-любезностей. Ещё раз постреляв взглядом в стороны, брюнет приоткрыл дверь и юркнул из зала на просторный балкон, наивно полагая, что сейчас он здесь один. Ага, один, так вот и повернулась к тебе удача. Обернувшись, молодой человек сразу же растерял своё настроение, довольно мягкая улыбка соскользнула в миг с лица Адама, когда он увидел перед собой девушку, вернее, её спину. Незнакомка не повернулась даже, видимо, полностью погруженная в свои мысли. На модель не похоже... фигурка слишком нехорошая. Уже успев оглядеть особу со спины, подумал про себя Янг, решаясь подойти ближе, на ходу доставая из кармана черного пиджака пачку сигарет и зажигалку.
- Ты опоздал, - внезапно заявила девушка, так и не оборачиваясь в сторону Адама. Фотомодель на секунду впала в ступор, не очень понимая смысла этой фразы. Куда опоздал? Разве он когда-нибудь был знаком с кем-то помимо моделей и актрис за все те года, что он закреплялся в модельном бизнесе? Вроде бы подобных девиц на его пути не встречалось... Янг повёл бровью, всё же не прерывая своего занятия, а именно - попытки закурить. В итоге юноша, расслабленно выдохнув и затягиваясь, ещё раз взглянул на спину незнакомки и ниже, отмечая про себя, что ничего особенного нет. Ответа так и не последовало. Брюнет просто молча стоял позади девушки и поглядывал на неё, изредка вслушиваясь в слова, что доносились до сих пор из зала. Но тут тишину прервала опять эта незнакомка, немного раздраженно договорив: - Ну что опять?
Девушка обернулась и тут же замерла, изумлённо уставившись на Адама. Кажись, она просто обозналась. Адам же без какого-либо смущения продолжал курить, в упор смотря на молодую особу. А лицо-то было у неё ничего такое, но всё равно... Нет, опять не дотягивало. Янг закатил глаза, в одну руку беря недокуренную сигарету, а другую сунув в карман черных брюк, попытавшись более-менее тепло улыбнуться незнакомке, но вышло как обычно: улыбка получилась с каким-то странным "подтекстом", будто Янг только что предложил переспать с ним, а теперь лыбится и ждёт ответа, зная, что он будет положительным. Когда сам брюнет это осознал, то улыбка тут же исчезла, оставив на своём месте только "каменное" лицо цвета бумаги. Девушка продолжала молчать, явно смущённая сложившейся ситуацией. Я раньше её нигде не видел. Может, новенькая модель? Взгляд янтарных глаз снова заскользил по фигуре незнакомки. Нет, она не может быть ею. Актриса? Теперь уже глаза Адама встретились с глазами шатенки, правда, если во взгляде юноши не было абсолютно ничего, кроме какой-то пустоты, то во взгляде молодой девицы искрилось некое раздражение, смешанное со смущением. Первым отвёл глаза Янг, не заинтересовавшись в незнакомке вовсе. Неловкое молчание (только вот для кого оно было неловким?) прервал бодренький голос Джулии, которая вломилась на балкон, с чувством открывая и закрывая дверь. Неужто уже успела напиться?
- Эй, работник! - тыкая пальцем в Янга, игнорируя правило, мол, это неприлично, окликнула брюнета дамочка. - Какого чёрта ты не на сцене со своей речью? А ну, шагом марш!
Кажется, присутствие незнакомой девушки тут вовсе игнорировалось. Адам нахмурил брови, недовольно посматривая на менеджера, которой было до чертиков весело. Сейчас Адаму хотелось ей только голову открутить, чтобы не докучала. Ещё и эта речь, сцена... Точно, он ведь фотомодель, которая должна себя как-то показать, используя собственный ум и всё такое, чего иногда не наблюдается у большинства моделей. Грубо сказано, конечно, но правда на то и правда, чтобы глаза колоть. Адам ещё раз кинул взгляд на шатенку, одарив её весьма прохладной улыбкой, скривив почти что бескровные губы, наглым образом произнеся: "Я ещё вернусь" Затем он удалился обратно в актовый зал вслед за Джулией, которая не желала слышать отказов и отмазок. Но мысль о том, что через пару минут всё закончится, немного приподнимала настроение брюнета.
- О, я вспомнила! - на половине пути осенило Джулию. - Это журналистка из одной известной компании! Ты что, захотел сплетен про себя послушать?
- Если бы, красавица. Я уже их и наслушался, и начитался. Одним слухом больше или одним меньше - без разницы.
Отредактировала Bloody - Пятница, 24 мая 2013, 02:05
you woke the wrong dog
Девушка, погруженная в свои мысли, кажется, не замечала ничего вокруг. На самом же деле она просто пыталась унять головную боль, не желавшую проходить самостоятельно, и держать глаза открытыми, которые отчаянно слипались, несмотря на то что она уже успела выпить бокал шампанского. Ей было настолько хреново, что хотелось просто плюнуть на все это и уйти домой спать! Спать! Это слово даже звучит как рай. А каково это испытывать, мм... Проблема в том, что Кэтти просто не могла бы заснуть. И не потому вовсе, что что-то ее гложет. Нет, все было нормально. Она успела сделать всю прошлую работу, пожертвовав, правда, несколькими часами, отведенными для скудного сна, но главное, что сделала. Теперь же ее ждала другая работа. Нужно было ехать в издательство и брать на корректировку новые статьи, написанные непутевыми сотрудниками. Как ей все надоело! Отчаянно хотелось спать.
Кажется, журналистка все же на секунду вырубилась, потому что пропустила появление Роберта. Или не Роберта? А кто еще может сюда заявиться? Да больше и некому. Кэт не стала оборачиваться, спиной чувствуя прожигающий взгляд. Как он достал опаздывать! Всыпать бы ему, да только не в обществе элиты. Погодите, она же на балконе вроде! А, ну, значит, парню крупно не повезло.
- Ты опоздал, - раздраженно проинформировала Уэйн, по-прежнему уставившись пустым взглядом в пространство. Сейчас она убьет Роберта (желательно несколько раз), выпьет кофе (или чего покрепче) и все же завалится спать домой (мечты, мечты...). Хотелось окунуться в открытый бассейн, увиденный на территории Дома Культуры, но там, конечно, могла находиться только элита, к которой Кошка не принадлежала. Кстати, об элите. Какого черта Роберт все еще молчит?! - Ну что опять? - недовольно спросила девушка и резко обернулась, тут же, правда, закусив губу. В глазах появилась растерянность. Кто этот парень? И что он здесь делает? Где ее безбашенный приятель?
Журналистка продолжала некультурно (Ха-ха! Проявление некультурного поведения в Доме Культуры) пялиться на незнакомца, пока не вспомнила, что это невежливо, и только тогда отвела взгляд. На щеках еле заметно полыхнул румянец. Черт, неловко-то как! Отрубилась, ей приснился Роберт, и она спутала какого-то красавчика со своим другом. Кстати, был действительно очень и очень красив, но Кэтти привыкла, что на нее не обращают внимания. Она пришла сюда не устраивать свою личную жизнь, которой, собственно, и не было вовсе, а найти какую-либо информацию о сегодняшнем собрании. Хоть что-нибудь, что поможет ей написать статью. Не в интернете же ей искать данные и катать с каких-то сайтов желтой прессы.
Внезапно на балкон беспардонно ввалилась какая-то симпатичная девушка и утянула парня за собой. Правда, она выглядела чуть старше, чем он, но какая разница? В мире бизнеса это уже не нонсенс. Семидесятилетние старики вон берут себе в жены двадцатилетних курочек-дурочек, и ничего. А тут года 3-4 разница. Подумаешь!
Кэтти облегченно вздохнула и снова отправилась в зал искать Роберта, морально приготовившись к громкой музыке и свистопляске. Однако оглушительные звуки все равно неприятно резанули по ушам. Стиснув зубы от вспыхнувшей с новой силой мигрени, Уэйн продвигалась все дальше в зал и наконец-то заметила своего неудачливого приятеля - Роберта, который напропалую флиртовал с какой-то смазливой фотомоделью. Он уже тянул ее к выходу, и девушка, собственно, не сопротивлялась.
- Ну просто фонтан, - печально фыркнула журналистка, понимая, что ее самым наглым образом кинули, оставив одну в этом дурдоме. И вот как ей теперь справляться?..
Вздохнув, девушка с благодарностью подхватила бокал шампанского с подноса, с которым проходил мимо официант, и чуть отпила. Вот чего на таких приемах в избытке - так это алкоголя, причем самого хорошего. Хоть за это спасибо. Кэт ненавидела пить, но сейчас особый случай: в ситуациях, когда ты можешь уснуть даже стоя, даже простая вода может взбодрить. Но последней, увы, здесь явно не было.
- А, пошло все к черту, - пробормотала шатенка и, махнув рукой, вышла через балкон на улицу, ловко перемахнув через мраморную ограду по пояс (благо была она в удобной для этого одежде: темно-синих джинсах, расшитых какими-то финтифлюшками и камнями, и яркой-синей кофте с оголенными плечами), углубилась по тропинке во двор. Она пока не собиралась уходить отсюда, продолжая безуспешно собирать информацию, однако это становилось все труднее: сейчас она наткнулась на целующуюся в тени дерева парочку. Мысленно пожелала голубкам приклеиться друг к другу губами и пошла дальше, находя то, что нужно: маленькую аккуратную скамейку при аллее парка, на которой можно было отдохнуть и полюбоваться почти полной луной. Туда-то Кэтти и направилась, понимая, что в этот раз ей улыбнулась удача: скамейка была свободна.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
Брюнет пошатнулся, когда попытался сойти со сцены, отдавая другому человеку в руки микрофон. Вот всё и закончилось, речь все выслушали, а также была выслушана и тонна лести. Что же с этим можно поделать? В бизнесе надо как-то выживать, говоря приятные слова даже заклятому врагу. Вертеть задницей так, чтобы всем нравилось, грубо говоря. Адам отыскал взглядом Джулию, которая была вне себя от восторга (да, именно от восторга). Её глаза цвета безоблачного неба, что всегда с надеждой и гордостью смотрели на Янга, искрились радостью. Она действительно была рада тому, что только что произошло. Вот он, её Адам Янг, с которым она бок о бок работает уже несколько лет.
- Ужасно! - наигранно недовольно воскликнула Джули, схватив фотомодель под белы ручки и потащив его к выходу, чтобы хоть как-то проветриться. Девушка сама уже успела переволноваться, наблюдая за тем, как её подопечный выступал со своей тирадой на сцене перед всеми этими бизнесменами и прочим сбродом. Будет весьма предсказуемо, если кому-нибудь из этих людей не понравились слова Янга. Тем временем Джулия продолжала атаку, не прекращая тащить Адама за собой. - Твоя речь была возмутительной! Я думала, что ты сделаешь такой пустяк лучше.
- Разве менеджер не должен каждый раз приободрять своего "подопытного", чтобы тот не впал в депрессию и не наложил на себя руки? - вполне серьёзно поинтересовался Адам, послушно шагая за девушкой, в ком уверенности было хоть отбавляй. Когда же молодые люди вышли из помещения на свежий воздух, полной грудью вдыхая аромат свободы от этой суматохи, поведение Джулии сразу же поменялось. Она широко улыбнулась, отпуская руку брюнета.
- Не должен! - рассмеявшись, запоздало ответила Джули, продолжая так же открыто улыбаться. Адам лишь усмехнулся в ответ на такую улыбку, которая ничего для него не значила. Правда, когда-то, замечая её на лице Эвэрлейн, в душе фотомодели что-то пробуждалось, но, увы, как говорится, всё проходит. И сейчас это "всё" тоже прошло. Адам взглянул на Джулию ещё раз.
- Я лучше прогуляюсь, подышу свежим воздухом, а то, чувствую, скоро у меня уши завянут от того, что я слышу в зале из уст других людей. Я покину тебя, Джулия Эвэрлейн? - Джули в ответ только хихикнула, услышав подобное официальное обращение. Были времена, когда Адам называл её только так. Признаться, когда он это делал, девушка становилась сама на себя не похожа: хотелось продемонстрировать всю свою женственность подопечному, но желание это быстро исчезало, когда девушка встречалась с пустым взглядом янтарных глаз. А в этих глазах хоть когда-нибудь было что-то, что могло, например, душу согреть? Нет, не было. Глаза Янга излучали только отсутствие всякого интереса к любой из тем разговора, к любому человеку, к любой вещице. Даже в те ночи, что Джулия проводила вместе с Адамом, его взгляд ни разу не изменился. Что бы юноша не совершал, он оставался таким же: холодным и пустым, но чертовски проникновенным, вынуждая иногда вздрагивать. Наверное, можно было сказать, что взгляд брюнета был не из самых приятных. Будто бы он заранее уже, увидев тебя лишь в первый раз, говорит: ты - ничтожество. Если честно, то иногда от подобной мысли Джулии становилось не по себе, но она старалась скрыть своё волнение за улыбкой, на которую Адам ещё ни разу достойно не ответил.
- Только проблем не наделай, - на прощание кинула Эвэрлейн, махнув брюнету рукой и вновь скрываясь за входной дверью офиса N. Адам постоял в раздумьях минуты полторы, тупо уставившись в одну точку, чувствуя, как слабый ночной ветер обдувает бледное до жути лицо, которое приглянулось уже не одному фотографу. Наделать проблем? Янг развернулся, направляясь вперёд, в сторону двора. Ветер продолжал дуть то в лицо, то лишь слабо трепать тёмную шевелюру Адама. Пройдя ещё несколько минут в гробовой тишине, отдаляясь всё дальше от множества людей, находящихся в здании, Янг мог спокойно вздохнуть и снова закурить. Курение для него было единственным другом, который мог успокоить. Джулия со своим взбалмошным характером вряд ли бы подошла на роль "успокоительного". Хотя, если так подумать, близость с ней всегда дарила на некоторое время покой душе Адама. Брюнет криво усмехнулся, удивляясь лишь тому, как такие мысли только лезут в голову. Попутно доставая из кармана зажигалку с сигаретами, юноша таки дошёл до места, где находилась, если память ему не изменяет, одинокая скамеечка. Вот только есть одна незадача: место уже было занято наполовину. Там восседала та самая девушка, которую Адам застал ещё на балконе перед своим выходом на сцену. Незнакомка была явно то ли чем-то расстроена, то ли просто погружена вновь в свои мысли, отделяясь от реального мира, что был вокруг неё. Янг без какого-либо прикрытия подошёл к ней, присаживаясь рядом, вытягивая свои ноги и облокотившись о спинку скамейки, не прерывая своего удовольствия от процесса курения.
- Почему ты одна тут сидишь? - выдыхая дым чуть ли не прямо в лицо незнакомки, проговорил Адам, скосив взгляд янтарных глаз на неё. От парня несло запахом табака и алкоголем, однако взгляд был нормальным, ни в коем разе не помутневший от употребления спиртного, хоть юноша и выпил приличное количество, чтобы, так сказать, приободриться. Девушка недовольно кашлянула, отодвигаясь от молодого человека. Адам приподнял бровь, но лицо его продолжало выражать убийственное спокойствие.
- А почему вы спрашиваете? - Янг снова затянулся, отводя взгляд от шатенки. Опять это пресловутое "вы". Такое чувство, что он является мужчиной в возрасте, к которому просто неприлично было бы обратиться на "ты".
- Ты же спутала меня с кем-то, когда я пришёл на тот балкон. А это значит, что ты кого-то ждала, из чего следует, что пришла сюда ты не одна. А сейчас, как я погляжу, в одиночестве сидишь, - Адам на несколько секунд замолчал, делая затяжку и давая девушке время переварить в голове только что сказанное. - Странно, что я тебя никогда не видел. Ты ведь журналистка?
- И что с того? - Янг усмехнулся, докуривая сигарету и небрежно кидая её на землю, заодно придавив правой ногой, окончательно уничтожая. Разносчица сплетен, значит. Молодой человек придвинулся ближе к незнакомке, из-за чего та сразу скривилась и даже постаралась прикрыть нос кофтой ненавистного для Адама цвета. Юноша потихоньку стал наглеть. Он был малость пьян, к сожалению, поэтому распускать руки мог свободно. Приобняв девушку за плечи, фотомодель только тихо произнёс, оставаясь внешне в совершенно здравом уме:
- Вопросом на вопрос отвечать неприлично.
Девушка вспыхнула, ощутив рядом с собой не самого приятного человека в мире, который упрямо лез на рожон. Отпихнув от себя Адама, незнакомка рывком встала с места, негодующе воскликнув:
- От вас жутко пасёт этой дрянью! Всего хорошего! - Янг посмотрел на недовольную шатенку своим безэмоциональным взглядом, почему-то даже не пытаясь что-то сказать в ответ, чтобы унять гнев молодой особы. Да и зачем? Своё дело уже он сделал. Глаза цвета янтаря устремились на неполную луну. Зрачки юноши странно дрогнули. Слыша, как, уходя, незнакомка бормочет "чертова элита" и "на кой фиг я вообще сюда заявилась?", брюнет остался вальяжно сидеть на скамейке, думая над тем, не закурить ли ещё раз.
- Интересно, она сразу же выбросит мою визитку, что я ей запихнул под лямку бюстгальтера? - юноша тихо рассмеялся, но не очень-то и искренне: смех он из себя буквально выдавливал. - Или, быть может, повертит её в руках, а затем уже и выкинет? Кстати, она может и вовсе её не заметить. - Адам вздохнул, снова нашаривая в кармане пачку сигарет. - Мне нужно хоть какое-то разнообразие... а то всё модели или актрисы. Хоть на мужиков переключайся...

***
you woke the wrong dog
Девушка снова начала постыдно засыпать прямо на лавочке, ни на что не реагируя. Так как ее глаза оставались открытыми, мозг отдаленно фиксировал, что мимо проходили какие-то знаменитости, не обращавшие на нее никакого внимания: ясное дело - "элита". Девушка подперла рукой щеку и, вздохнув, расслабилась, чувствуя, что начинает проваливаться в потрясающее ничто. Глаза закрывались сами собой. Могла ли она отказать себе в удовольствии подремать хоть пару минут? Разумеется, нет. Собственно, именно в таком состоянии ее и застал давешний знакомый. Ну как сказать - знакомый. Незнакомец, с которым она встретилась на балконе. Кажется - какая-то известная модель. Хотя в этом журналистка и не сомневалась. С его-то внешностью...
Куря (у Кэтти сразу возникла антипатия к парню), он молча присел рядом с ней, иногда бросая на нее задумчивый взгляд глаз янтарного цвета. Кошка тоже не спешила заводить беседу. Сидит рядом и сидит, может, ему надоест, и он первым вновь оставит ее в гордом одиночестве. Было бы здорово, но выполнимо ли? Зная представителей "сливок общества"...
- Почему ты одна тут сидишь? - вдруг спросил брюнет, выдыхая табачный дым почти в лицо шатенки. Редактор поморщилась, захотелось прикрыть нос рукавом. Что он себе позволяет?! Если он знаменит и богат, это не значит, что он может дышать перегаром в лица своих собеседников!
- А почему вы спрашиваете? - немного грубо отозвалась Кэт, отворачивая голову в другую сторону. Все желание общаться полностью пропало.
- Ты же спутала меня с кем-то, когда я пришёл на тот балкон. А это значит, что ты кого-то ждала, из чего следует, что пришла сюда ты не одна. А сейчас, как я погляжу, в одиночестве сидишь, - почти лениво объяснил парень, продолжая курить. Потрясающая логика! И как это он читает ее как раскрытую книгу? Или так понятно, что ее банально кинули? - Странно, что я тебя никогда не видел. Ты ведь журналистка?
- И что с того? - с вызовом спросила Уэйн, чувствуя себя оскорбленной. С каким пренебрежением это было сказано! Будто он ее даже за человека не считает! Модель докурил сигарету, вновь заставив девушку поморщиться, и бросил ее на землю, раздавив ботинком. "Вот тебе и культура", - мысленно простонала шатенка. Она уже ненавидела этого парня! - Вы и не могли меня видеть. Я не репортер, а именно журналист. Как там по-вашему? Офисная крыса, вот.
И тут парень совершил невероятное. Схватил ее за плечи, приобнимая, и чуть приблизился, загадочно улыбаясь.
- Вопросом на вопрос отвечать неприлично, - тихо заметил он.
Однако такая близость ничуть не подействовала на журналистку. Она вырвалась из этой цепкой хватки, невольно бросив взгляд на его шею, и сжала руки в кулаки, пылая праведным гневом.
- От вас жутко пасёт этой дрянью! Всего хорошего! - Однако сказать ей хотелось совершенно другое: "Еще раз коснешься меня - умрешь". Но невежливо угрожать, ведь правда? Поэтому редактор, резко развернувшись, поспешила в неизвестном направлении, плевав на сбор информации. Она докажет всем и каждому, что способна написать стоящую статью без копания в грязном белье!
Почувствовав, как что-то колет возле бретельки, Кэтти соизволила опустить взгляд и заметила простую белую визитку, которую, очевидно, ей сунул парень. Снова возмутившись и раздражившись, она скомкала листок картона и, не глядя даже на имя незнакомца, кинула его в урну. Оглянулась и побежала, к слову, слишком быстро для человека. Не следует ей злиться. Это может плохо кончиться для тех, кто рискнет встать у нее на пути.

***


Следующим утром девушка проснулась вполне довольная жизнью. Охота - она так успокаивает... хотя никому не следует знать о том, чем на самом деле она занимается по ночам. Кто-то срывает одежды со своей половинки, сплетаясь в танце страсти, кто-то просто спит, кто-то напряженно размышляет, планирует, а вот Кэт - охотится. Не зря ведь ее прозвали Кошкой.
Потянувшись, журналистка быстро привела себя в порядок, накрасившись, перекусив и одевшись, подошла к монитору. Вдохновленная, отредактировала пару новых статей и написала даже свою. Оставшись удовлетворена результатом, ухмыльнулась и, подхватив сумочку, пошла гулять. Сейчас ее будто окружал ореол сытости и довольства жизнью. Ничто не могло испортить ее настроения. Сегодня воскресенье, полнолуние. Что может быть лучше? Наверняка многие парочки будут смотреть на полную луну, восхищаясь и признаваясь друг другу в любви. А значит, она сможет и поохотиться... Этот самый "ореол" совершенно преобразил Уэйн: круги под глазами исчезли, губы то и дело изгибались в улыбке. Чем тебе не замечательный день? Было около полудня.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
Если жизнь фотомодели, как и работа, считается лёгкой, то автору подобного высказывания можно смело отрывать язык, чтобы больше таких глупостей не говорил. Для всех воскресенье является выходным, но наш Адам и думать не смел об отдыхе, то и дело позируя для фотографов, которые всё никак не могли управиться с освещением и самим Янгом. Молодой человек выглядел ужасно вымотанным, можно даже сказать, что он был похож на труп. Живой труп. Огромные и тёмные синяки с самого утра красовались под глазами Адама, вызвав у работников странную реакцию: у этой модели чуть ли не впервые замечают такой убитый вид. Что произошло? Люди разводили руками, мол, перетрудился парень или ещё чего, но, увы, каждый довод был ошибкой. Нет, всё гораздо запутаннее, если это рассказывать кому-то, кто в таких вещах не осведомлён. Кажется, что с каждым часом этого дня, дня полнолуния, из Янга высасывалась добрая часть его жизненной силы, оставляя за собой лишь грязный след из ничего. Парень чувствовал себя ужасно, просто чудовищно. Ему казалось, что голова от боли разлетится на части, тело ломило, а перед глазами всё то начинало мутнеть, то вовсе темнеть. Взгляд юноши, однако, совсем не изменился: только янтарный цвет их немного потускнел. Ноги совсем не держали модель, но он с горем пополам закончил съёмки, наверное, только благодаря Джулии, что была рядом и, если это было нужно, старалась помочь своему работнику. Вид у Янга был не из самых лучших, как уже упоминалось, а вид же его менеджера тоже был не из самых прекрасных: Эвэрлейн переживала до дрожи в руках. Взгляд её был весьма затравленным и казалось, что девушка вовсе боится посмотреть на Адама, словно на лице этого человека можно было заметить что-то крайне пугающее.
- На сегодня всё, мистер Янг! - раздался довольно громкий голос фотографа, который всеми силами старался сделать такие снимки, чтобы на них Адам выглядел так, как выглядит всегда, - ухоженным и безумно притягательным. Но, к сожалению, не всё прошло так гладко, поэтому мужчина, нахмурившись и сдвинув немного свои круглые очки, недовольным взглядом посмотрел сначала на свою камеру, а затем уже и на брюнета, который явно потерял ориентацию в пространстве и тупо шатался из стороны в сторону, пока его не взяла за руку Джулия, удручённо вздыхая и взволнованно, даже немного боязливо, оглядываясь по сторонам. Она, аккуратно подхватив за руку подопечного, направилась вместе с ним в сторону выхода из главного здания в надежде привести Адама домой и ограничить и его, и себя от лишних глаз и проблем. Но Эвэрлейн прекрасно помнила, кто поджидает их на улице, прямо у дверей. Да, это были репортёры и журналисты, которые ради сенсации готовы были глотки друг другу перегрызть - лишь бы их статья оказалась на первой полосе. Джули остановилась, Адам посмотрел на неё, высвободив свою руку из женской хватки.
- Со мной всё хорошо, - сиплым голосом произнёс юноша, разворачиваясь и отправляясь назад, в студию, желая оттуда уже пройти к черному входу, чтобы в целости и сохранности, не засветившись на камеру, пройти в сторону дома. Но Эвэрлейн, насупившись, притормозила молодого человека.
- Хорошо? Адам, ты своё состояние, - девушка многозначительно пробежалась взглядом по "живому трупу", - называешь хорошим? Ты явно болен, причём на голову. Хватит уже, ты прекрасно знаешь, что происходит!..
- Вот именно поэтому я говорю, что всё хорошо. Я знаю лучше тебя себя самого, так что, пожалуй, справлюсь и один. Возвращайся в студию к Дрэйку и скажи, что пусть он чуть дольше провозится с оформлением фотографий, а то не очень хочется видеть себя в полу-убитом состоянии на обложке журнала, - уже более громким голосом ответил Адам, впившись взглядом янтарных глаз в своего менеджера. Бирюзовые глаза Джули, казалось, сейчас наполнятся слезами, но это всего лишь показалось. Девушка вздохнула вновь, исподлобья поглядев на фотомодель. - Джули?
- Делай, что хочешь. Если ты в сегодняшнее полнолуние потеряешь себя, то знай, что в этом виноват будешь только ты сам, а я - всего лишь невольный свидетель. - Недовольный взгляд ещё раз пронзил Янга. Ухмылка снова расцвела на губах. Что ж, если он и потеряет самого себя, то ему вряд ли понадобится думать о подобных вещах типа "ой, я во всём виноват". Когда Джулия скрылась за углом, кинув напоследок довольно печальный взгляд на Адама, тот только облегченно вздохнул, ощущая слабость по всему телу. Было около четырёх часов дня, так что время ещё есть. Пересиливая боль в теле и в голове, Янг побрёл в сторону своего дома, предварительно накинув на голову капюшон серо-синей толстовки, которую фотомодель всегда надевал в случае, если не хотел быть замеченным лишними глазами. Интересно, что было бы, если бы Джули не знала всей правды о своём подопечном?..

***


Было уже почти десять часов вечера, а состояние Адама так и не улучшилось, впрочем, и не так уж и ухудшаясь, что не могло не радовать. Брюнет был слаб. Он просто лежал на кровати в позе "звездочки" и смотрел в потолок, пытаясь найти в этом занятии что-то поистине интересное, что способно отвлечь от странных мыслей, залезающих в голову. Комната фотомодели была просторной. Огромные окна занимали одну из стен, вернее, большую её часть. Тёмно-зелёные занавески были довольно плотными, поэтому ранним утром ненавистное солнце, лучами бьющее прямо в глаза и не дающее уснуть, могло быть закрыто без надежды на проникновение: занавески на то и были плотными и тёмными. Несколько кресел такого же цвета, журнальный столик, кровать, прикроватная тумбочка, на которой красовалась рамка с черно-белой фотографией, на которой улыбались два мальчика и женщина с мужчиной. Однако было то, что никак не вписывалось в интерьер и, собственно говоря, занимало большую часть просторной комнаты. Это были цепи, тускло поблёскивающее в темноте, закреплённые, кажись, намертво за странную металлическую конструкцию, так же находившуюся рядом. Это было подобие наручников, но, кажется, дело тут пахло не заинтересованностью Адама в БДСМ.
Янг вздохнул. Ещё раз. И ещё. Тут же молодой человек закашлялся, перекатываясь на бок и скрючившись. Лицо юноши повернуто к окну, а взгляд глаз цвета янтаря блуждает из стороны в сторону. Адам потянулся к прикроватной тумбочке, нашаривая дрожащей рукой мобильник. Наобум нажав на дисплей, модель поднёс к уху телефон и, услышав такой знакомый голос, произнёсший "алло?", без каких-либо объяснений прошептал фразу:
- Началось.

***


Джулия неслась на мотоцикле к Адаму почти что через весь город. Скорость была уже давно превышена, но это девушку совершенно не волновало. Главное сейчас - это Янг, с которым может приключиться что угодно и как угодно, если сейчас Эвэрлейн не поторопится. На хвосте менеджера уже висело две полицейских машины, мигалки которых неприятно резали глаза, если на них взглянуть. Девушка стиснула зубы, крепче сжимая руль. Если она не успеет, то может случится что-то страшное. Дерьмо. В глазах цвета неба полыхал гнев, граничащий с паникой, которая намеревалась захватить власть над девушкой. Как же так? Ну как же так, чёрт возьми?! Не успела Джули вовремя одуматься, как перед ней оказалась ещё одна полицейская машина, неизвестно как выскользнувшая из-за угла. Смачно выругавшись про себя, проклиная всё то, на чём свет стоит, Эвэрлейн резко развернулась, заезжая прямо во дворы, в эти узкие переходики, в которых и четыре человека полноценно не вместится в ширине. Не хватило секунды, чтобы Джулия наконец поняла, что путь её полностью перекрыт: три полицейские машины полностью отрезали путь к отступлению. Хот она и выехала на оживлённую улицу, это менеджера не спасало. Джулия, судорожно вздохнув, всё же слезла со своего мотоцикла, желая всё объяснить полицейским, но те и слушать не хотели, сразу же приступив к аресту нарушительницы, в которой они ещё недавно узнали менеджера модельного агенства.
- Отпустите, прошу! - воскликнула Джулия, когда её руки сковали наручниками. Стражи порядка вовсе не хотели слушать эту дамочку, поэтому ничего не ответили, игнорируя просьбу. Эвэрлейн могла долго драть глотку, умоляя её отпустить, но ничего не срабатывало, поэтому она уже почти потеряла всякую надежду вовремя подоспеть к Адаму, но тут - какая удача! - девушка завидела ту самую журналистку, встреча с которой состоялась на банкете, на том злосчастном балконе. Шатенка была в числе тех людей, что просто стояли рядом толпой и либо фотографировали происходящее, либо перешёптываясь. Кэтти не относилась ни к той группе, ни к этой. Она лишь немного изумленно смотрела на то, что происходило прямо у неё на глазах. Джулия решила, что в данный момент её надеждой может оказаться эта едва знакомая девчонка. Перестав вырываться, Эвэрлейн тихо попросила одного из стражей порядка:
- Пожалуйста, дайте мне кое-что сказать вон той девушке!
Мужчина лишь фыркнул.
- Знаем мы вас! Попросите одно, а делаете совершенно иное! Нет уж, вы сейчас проедете с нами в участок! - Джули готова была взвыть от отчаяния. Сделав внезапный рывок, освобождая себя хоть и не от наручников, но хотя бы от упрямого полицейского, менеджер рванулась к Уэйн, которая от неожиданности пошатнулась.
- Прошу... нет, молю! Детка, ты должна мне помочь!..
- С какой это стати? - даже толком не выслушав Джулию, сразу же атаковала Кэт, немного испуганно поглядывая на приближающихся к ним полицейских. Джули хотела здесь и сейчас вмазать этой журналистке за её дерзость, но руки были связаны, а времени было очень мало.
- *адрес, по которому проживал Адам Янг*, это не далеко, я не доехала какие-то жалкие метры... Запасные ключи у меня в кармане! - Эвэрлейн повернулась чуть боком к Кэт, но та не решалась взять ключи, что ещё больше разозлило девушку. - Ну же! Пожалуйста, у меня, вернее, у тебя очень мало времени на данный момент!..
- Прекратите нести чу!..
- УМОЛЯЮ! - звенящим шепотом произнесла Джулия, перебив Кэтти. По щекам менеджера полились слёзы, а полицейские в непонятках остановились чуть поодаль. - Это плохая идея, я признаю, но... Он в опасности, серьёзной опасности, и ему нужна помощь.
Кэтти возмущалась с каждой секундой всё больше.
- Да зачем мне это?!..
- Помоги ему, чёрт тебя дери! От этого зависит уже не одна и даже не две жизни! От этого зависит многое, что может произойти в дальнейшем! Я расскажу, что надо делать, но поторопись, не медли! Меня арестуют и я ничего не смогу больше сделать, а выпустят меня, в лучшем случае, только часа через три, но тогда будет уже очень поздно!..
Повисло молчание, что прерывалось лишь сиреной полицейской машины. Эвэрлейн готова была заорать не своим голосом - лишь бы Кэтти помогла ей с проблемой, что была тесно связана с самим Адамом.

***


Адам зашторил окна так, чтобы лунный свет не пробивался в комнату. Брюнету было очень плохо, и порой возникали какие-то странные, сумасшедшие желания: то погрызть что-нибудь, то кого-нибудь убить. Голова страшно гудела, а перед глазами всё плыло. Молодой человек ощущал себя рыбой, выброшенной на сушу, которая только и делает, что дрыгается себе да медленно помирает без воды. Цепи всё так же тускло блестели в кромешной темноте. Янг закрыл глаза, проваливаясь то ли в сон, то ли в никуда, хотя это, в общем, для него было одним и тем же. Адам резко распахнул янтарные глаза тогда, когда услышал, как в квартиру кто-то зашёл, а затем повисла гробовая тишина. Было слышно, как не званный гость тяжело дышит и шага даже не делает. А затем, видимо, одумавшись, "гость" тихими шагами прошёл в сторону комнаты Адама, он направлялся прямо к нему.
- Джулия? - не очень соображая, хрипло окликнул Адам, но в ответ получил лишь вздох. Ощущалось, что гость не понимает того, что происходит и где он оказался теперь, а сам Янг не понимал, что за человек к нему пришёл. Но одно он знал точно: через некоторое время этого человека ему захочется, наверное, убить.
- Что за ерунда тут происходит?.. Это шутка такая, что ли?
you woke the wrong dog
Кажется, девушка и не заметила, как пролетел день. Она гуляла по парку, ходила по магазинам, позволила себе любимой немного обновить гардероб - купила шикарную блузочку кремового цвета и джинсовую мини-юбку с широким поясом, а также черные, украшенные камнями босоножки на высоком каблуке. Кэтти не могла понять, почему раньше она жалела деньги на эти простые глупости. Ведь это так здорово! К тому же, потрясающе расслабляет. В кого она превратилась, загибаясь перед ноутом? В самую настоящую офисную крысу, как она и сказала тому брюнету, о котором сейчас было вообще не к месту вспоминать. Этот нахал долго будет сниться ей с распоротым горлом! Все, что заботило Кэт, - это три детали, ради которых она даже отказывалась от нескольких часов сна, отведенных для плодотворного отдыха. Отдыха? Плодотворного? Одно это уже звучит невозможно. Итак, все, что беспокоило журналистку в последнее время: а) написать статьи; б) откорректировать материал, поступающий к ней на почту; в) успеть все в срок! Шикарно. Красотка просто. А еще смеет жаловаться, что личной жизни ни разу нет. О какой личной жизни вообще может идти речь, когда она выходит на улицу только ради работы? Нет, решено, пора срочно менять образ жизни и вообще свои стереотипы.
Сейчас Кошка, вполне довольная жизнью и собой, возвращалась домой с покупками, мечтая как можно скорее померить их. Но вдруг ее что-то остановило. Целый взрыв человеческих эмоций (радость, ярость, ненависть, зависть, сочувствие, безысходность) привлек ее внимание. Девушка поглубже вдохнула эти эмоции, впитывая ощущения. Что на этом фоне пестрело ярче остальных - это раздражение, терпко смешанное с отчаянием. Ммм... прелесть. Посмотрев в сторону, корректор заметила немаленькое столпотворение, где собственно, все и происходило. А происходило следующее. Давешняя знакомая нахала - ну модели с красивыми янтарными глазами (и почему судьба вновь сталкивает шатенку с ним?!), нарушив какое-то ПДД, сейчас безуспешно пыталась объяснить полицейским, что она очень торопится и что у нее нет времени на эти разборки. Однако полицаи были непреклонны. Предвидя богатый куш, они бы уже ни за что не отпустили нарушительницу несолоно хлебавши. Естественно, куда ж без взятки-то. Коррупция, оказывается, цветет и пахнет и среди блюстителей порядка. Один из полицаев, желая показаться крутым, даже засунул большие пальцы рук за пояс. "Индюк!" - злобно подумала Кошка, но вслух, конечно же, ничего не сказала, пренебрегая расстоянием и сосредоточиваясь на разговоре. Каждое слово было ей прекрасно слышно.
- Отпустите, прошу! - почти взвыла симпатичная нарушительница лет 29-30, неприятно поражая совершенный слух Уэйн своим фальцетом. Их глаза на секунду встретились, и агент, заливаясь, протараторила: - Пожалуйста, дайте мне кое-что сказать вон той девушке! - Кэтти, недоумевая, нахмурилась и чуть склонила голову набок. Оп-па... а вот это уже интересно. Она-то тут при чем?
- Знаем мы вас! Попросите одно, а делаете совершенно иное! Нет уж, вы сейчас проедете с нами в участок! - лениво отрезал полицейский, показавший себя "крутым" индюком.
Кэт, благодаря своему слуху уже предупрежденная, совсем не удивилась, когда агент шарахнулась к ней, протягивая руку в немой попытке помочь ей. Девушка осталась равнодушна к протянутой руке и испуганно вздрогнув, отшатнулась, потому что тогда кто-то мог что-нибудь заподозрить, особенно охотники.
- Прошу... нет, молю! Детка, ты должна мне помочь!.. - выпалила нарушительница.
- С какой это стати? - попыталась журналистка скрыть свое ехидство за напускным страхом. Она искренне надеялась, что это у нее получилось.
- *адрес, по которому проживал Адам Янг*, это не далеко, я не доехала какие-то жалкие метры... Запасные ключи у меня в кармане! Ну же! Пожалуйста, у меня, вернее, у тебя очень мало времени на данный момент!.. - поторопила она вновь, становясь все настойчивее. Кошка тут же начала потихоньку звереть:
- Прекратите нести чу!.. - не успела договорить, как ее снова перебили:
- УМОЛЯЮ! Это плохая идея, я признаю, но... Он в опасности, серьёзной опасности, и ему нужна помощь.
Редактор всерьез задумалась над яростной просьбой нарушительницы. Что ей от нее нужно? Почему она почти требует помочь ей? Какое вообще имеет право? И какой помощи ждет от самой Кэт? Все эти вопросы меньше, чем за секунду, пролетели в голове шатенки, пока она продумывала план действий. В итоге она негромко возмутилась:
- Да зачем мне это?!..
- Помоги ему, чёрт тебя дери! От этого зависит уже не одна и даже не две жизни! От этого зависит многое, что может произойти в дальнейшем! Я расскажу, что надо делать, но поторопись, не медли! Меня арестуют и я ничего не смогу больше сделать, а выпустят меня, в лучшем случае, только часа через три, но тогда будет уже очень поздно!..
"Круто объяснила, - не мог не оценить внутренний голос, заряженный язвительностью, Кэтти. - Но тебе удалось меня заинтересовать".
Обычно, если под угрозой находятся две и более жизни, то тут уже дело не в катаклизме, а в мистике. Осталось разобраться, каким образом мистика связана с тем позером... Неужели она тот, о ком она подумала?..
Тяжело вздохнув, заранее проклиная себя, Уэйн вытащила из бокового кармана агента запасные ключи от квартиры того нахала, по-видимому, и вспомнила адрес. Вздохнула и, позволив полицейским увести нарушительницу, пошла к дому, готовясь ко всему.

***


Отперев дверь, Кэтти аккуратно вошла в просторную квартиру, не забыв закрыть ее. Все делать она старалась как можно бесшумнее. Хотя, с ее-то навыками, это не составляло труда. Мельком оглянулась и по длинному коридору направилась прямо. Потом снова замерла, прислушиваясь. Все было подозрительно тихо. Она не слышала ни одного биения смертного сердца, но с уверенностью в 100% могла сказать, что кто-то, помимо нее, все же находится в помещении.
- Джулия? - тихо позвал ее тот парень, чей голос она сразу узнала, а звал он, судя по всему, агенту, именно ту нарушительницу, что дала Кошке ключи. Шатенка нахмурилась и прошла в комнату, где, собственно, и лежал на кровати брюнет, тяжело дыша.
- Что за ерунда тут происходит?.. Это шутка такая, что ли? - тихо пробурчала Кэт, осматриваясь. От ее острого взгляда не укрылись и длинные цепи, крепящиеся к намертво припаянной к стене конструкции. Однако, бросив взгляд на модель, журналистка что-то неразборчиво воскликнула, а ее глаза зажглись металлическим блеском. - Твою мать! - выругалась она, а за этим последовали еще более витиеватые маты и посылы. - Вервольф!
Сейчас что-то в Кошке изменилось, потому что у нее вдруг появились длинные острые клыки, а, ударив по стене, она образовала в несчастной кирпичной кладке хорошую вмятину.
Вдруг редактор протянула руку по направлению к недоумевающему и ошарашенному парню, и ее зрение расфокусировалось. Если приглядеться, можно было подумать, что в комнате появилось две Уэйн. Астральным зрением она смотрела на цепи, будто прокладывая путь к ним, а оригинал буравила взглядом модель. Миг - и знакомый незнакомец оказался закован в прочные цепи. Закончив с магией, журналистка прошипела:
- Ты с ума сошел - рассказывать о том, кто ты такой, смертным?!
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
Юноша тяжело дышал, изредка кидая свой мутный взгляд на только что вошедшую Кэтти. Почему-то сейчас Адаму было чудовищно не комфортно находится в одной комнате с журналисткой, чья аура была какой-то размытой, словно её не было вовсе, хотя такого просто не бывает. По крайней мере, если Янгу не изменяла память, обычные люди не в силах как-то повлиять на собственную ауру, про существование которой они узнали - на крайний случай - из передачи по телевизору, одним прекрасным вечером мирно что-то поедая на кухне. Брюнет зажмурил глаза, пытаясь побороть боль в висках. Громкий возглас Уэйн вынудил Адама вынырнуть из забытья.
- Твою мать! - дальше последовали очень милые ругательства. - Вервольф!
Глаза Адама расширились от удивления, а когда же сам юноша взглянул на Кэт, то всё встало на свои места. Неизвестно откуда появившиеся клыки и странный взгляд открыл правду. Брюнет хотел было что-то негодующе прошипеть, но в один момент оказался прикованным к той самой конструкции с цепями. Янг рванулся, но ничего, кроме тупой боли в руках, он не получил. Ситуация была самая что ни на есть паршивая. Да ещё его и застали как раз в то время, когда он слаб до чертиков. Момент превращения и показ истинного обличья - самая мерзкая часть, которая как нельзя лучше указывает на слабость расы оборотней. Да, Адам был именно им и, наверное, скрывать такое уже не было смысла. Тем более, что сейчас ему ничего не может помочь, кроме этих цепей с магической "подкладкой", которая будет сдерживать юношу до самого утра, пока он снова не примет человеческий облик и не заживёт жизнью фотомодели. Джулия перетерпела уже несколько таких "праздников", и сам Янг диву давался по той простой причине, что в голове не укладывалось одно: как после такого Эвэрлейн ещё с ним осталась, не теряя своей былой игривости и раскрепощённости, а также не замыкаясь в себе? И это притом, что менеджер - обычный человек, который ни капельку не прошарен в таких делах.
- Ты с ума сошел - рассказывать о том, кто ты такой, смертным?! - воскликнула Кэтти, изменившись в лице вовсе. Теперь на нём ничего, кроме презрения и отвращения не было. Оно и понятно: вампиры и оборотни никогда не ладили и, в общем-то, никогда не посмеют этого сделать. Это было бы позором как для одной, так и для другой расы.
- Единственный, кто сошёл с ума, - Джулия, у которой хватило глупости притащить ко мне в дом именно тебя, - хрипло отозвался Адам, кашляя. В ушах снова зазвенело, а зрачки то сужались, то расширялись. По телу брюнета бегала мелкая дрожь, а глаза цвета янтаря не с очень здоровым к этому времени интересом смотрели на Уэйн. Шатенка скривилась, наблюдая за тем, как Янг сейчас беспомощен. И правда... он был именно таким: закованный в цепи, с ненормальным взглядом и видом душевнобольного в целом. - И что дальше? Раскрыла меня, а теперь убьёшь?
- С удовольствием бы! - тут же выпалила Кэт, сверкая глазами. Её острые клыки тускло блеснули в свете проникающей в комнату луны. Адам, заметив эту даже вовсе незаметную полосочку лунного света, затрясся, в глазах потемнело. Показались клыки. Они были не такими, скажем, аккуратными или ещё что-то в этом роде - они были именно звериные. Однако способность говорить юноша не потерял, а Кэт с каждой секундой, кажется, раздражалась всё больше, кидая презрительные взгляды на скованного прямо перед ней оборотня. - О такую шавку, подобную тебе, и руки марать не хочется. Мерзкие создания, которые убивают всех без разбору, не имея даже контроля над собственным телом и разумом.
Адам хотел рассмеяться, но послышался лишь сдавленный хрип, а затем губы скривил дикий оскал, клыки обнажились. Молодой человек, вернее, уже не человек приподнял голову, воззрившись на Уэйн. Интересно, какого это видеть прекрасную фотомодель, что сияет своим лицом во всех журналах, вот в таком вот виде? Оборотни в своём истинном обличье никогда не были прекрасными, а, наоборот, они вызывали действительное отвращение.
- И это говоришь мне ты? Ваша раса самая смехотворная. - Казалось, что подобной фразой Янг просто хотел плюнуть в лицо Кэтти, в глазах которой уже полыхало пламя ненависти. - Не твои ли "родственники" в 17-м веке каждый раз, убивая кого-то последствием удара шпагой в сердце, после этого вытирали лезвие тряпкой? Что за вздор? Если вы мните себя первоклассными убийцами, то я могу только с сожалением похлопать вас по пле...
- Закрой свою пасть, - довольно резко перебила Адама журналистка. - Ты жалок в таком вот виде. И ты ничего даже сделать не можешь, кроме как барахтаться в этих цепях и выть волком, дожидаясь рассвета.
Адам усмехнулся, поражаясь дерзости этой девчонки. Но что поделаешь: почти все представители этой расы обладают весьма дурным характером.
- Так убей меня, - без всякой задней мысли проговорил Адам, ощущая, как здравый смысл вместе с контролем над телом покидают его. Глаза уже утратили былую пустоту и сделались самыми что ни на есть звериными, с полыхающим в них яростью. Яростью оборотня. Тело, кажется, ещё больше побледнело, а вены на руках вздулись, создавая некую атмосферу ужаса. - Я беспомощен, а что насчёт тебя? Или ты пришла лишь потому, что попросили? Ты могла не приходить, тем более, что после нашей первой встречи я на это как-то и не надеялся, потому что моя голова была забита даже и не тобой... Что же ты не хочешь заколоть меня, а потом мою же голову повесить у себя в квартирке в качестве трофея? Я - твой заклятый враг, а ты - мой. И мне, если честно, надоела эта бессмысленная река текста. Либо убей, либо проваливай. С самим собой, по-моему, справится я могу и сам.
- Слишком много болтаешь для оборотня, который вот-вот остаток своего здравого ума потеряет, - разворачиваясь, окинув на прощание Адама взглядом, полным отвращения, ответила Уэйн. Причём ответила довольно лаконично, учитывая то, что было сказано Янгом до этого. Брюнет задрожал вновь, слыша, как девушка быстрыми шагами удаляется прочь. Вот она открыла дверь, а вот и закрыла её, послышался характерный щелчок. И этот щелчок послужил для почти что утратившего сознание Адама сигналом.

***


Входная дверь ещё не успела закрыться, как тут же послышался сначала рык, а затем и клацанье зубов. Всё же Кэт успела увернуться, удачно отклонившись в сторону, а то иначе бы сейчас её шея была бы просто-напросто разорвана. Девушка замерла, а немалых размеров волк, чья серебристая шкура блестела в свете обычных ламп, ощерившись, не прекращал рычать. Янтарные глаза животного не упускали из виду ни одного движения шатенки, зная, что если сейчас она не вовремя пошевелится, то закончится всё чьей-то смертью.
- Чёртова шавка!.. - прошипела Уэйн, не прекращая "играть" с волком в гляделки.
В ответ на такое заявление волк ещё больше ощерился, зарычав вдвое громче, уже начиная наступать. Со стороны лифтов послышались голоса и смех. Животное замерло, поведя ухом, однако взгляда не сводило. Янтарные глаза взяли девушку в плен. Но Уйэн резко рванулась сначала вперёд, а затем вбок, но в ответ на такое движение было услышано только страшное подобие лая. Адам хотел уже было прокусить шатенке руку, но не тут-то было. До слуха донёсся писк, а затем звук открывающихся автоматически дверей лифта. Волк, отступив и напоследок ещё раз прорычав, ринулся в сторону другого конца коридора, где располагался запасной выход. Удар. Ещё один. С ужасным грохотом зверь выбил лапами железную дверь, а после моментально скрылся с глаз долой, оставляя Кэтти в гордом одиночестве с толпой людей, которые ещё и не подозревали, что в квартире их соседа творится чёрти что: входная дверь едва "дышит", внутри квартира перевернута, а в спальне известной фотомодели располагается какой-то агрегат, выдернутый, если так можно сказать, с корнем. Вот и началось веселье. Эта ночь будет сопровождаться жутким воем, а луна будет только рада такому положению событий. Сезон охоты открыт?
Отредактировала Bloody - Воскресенье, 26 мая 2013, 03:12
you woke the wrong dog
Единственный, кто сошёл с ума, - Джулия, у которой хватило глупости притащить ко мне в дом именно тебя, - хрипло отозвался парень, чьего имени Кэт до сих пор не знала, и закашлялся. До полного превращения оставалось совсем мало времени. И, конечно, оборотни в звериной ипостаси гораздо быстрее обычных волков, но все же вампиры при желании могут развить совсем уж запредельную скорость. Есть ли смысл девушке бояться слабого парня, который сейчас даже освободиться не сможет? - И что дальше? Раскрыла меня, а теперь убьёшь?
Кошке не хотелось отвечать грубо, все же она могла просто посочувствовать ему, но мешали некоторые обстоятельства. Во-первых, непримиримая вражда между их расами давала о себе знать. Во-вторых, Кэтти была слишком раздражена, чтобы спокойно реагировать на подобного рода заявления.
- С удовольствием бы! - прорычала она. Ее клыки опасно сверкнули при свете почти полной луны, показавшейся из-за облаков. Еще минут десять, и модель превратится. - О такую шавку, подобную тебе, и руки марать не хочется. Мерзкие создания, которые убивают всех без разбору, не имея даже контроля над собственным телом и разумом.
- И это говоришь мне ты? Ваша раса самая смехотворная, - парировал парень, силясь сфокусировать зрение на журналистке. Пока безуспешно. - Не твои ли "родственники" в 17-м веке каждый раз, убивая кого-то последствием удара шпагой в сердце, после этого вытирали лезвие тряпкой? Что за вздор? Если вы мните себя первоклассными убийцами, то я могу только с сожалением похлопать вас по пле...
- Закрой свою пасть, - довольно дерзко перебила брюнета шатенка, сжав кулаки. - Ты жалок в таком вот виде. И ты ничего даже сделать не можешь, кроме как барахтаться в этих цепях и выть волком, дожидаясь рассвета. - Сейчас ничего, кроме отвращения, она не испытывала к этому парню. Просто лишний раз убедилась в том, что за симпатичной внешностью скрывается мерзкий характер.
- Так убей меня, - предложил фотомодель, и девушке действительно захотелось сделать это. Ух, как она устала от этой бесполезной перебранки! Проще уж действительно убить. И что она до сих пор здесь делает? - Я беспомощен, а что насчёт тебя? Или ты пришла лишь потому, что попросили? Ты могла не приходить, тем более, что после нашей первой встречи я на это как-то и не надеялся, потому что моя голова была забита даже и не тобой... Что же ты не хочешь заколоть меня, а потом мою же голову повесить у себя в квартирке в качестве трофея? Я - твой заклятый враг, а ты - мой. И мне, если честно, надоела эта бессмысленная река текста. Либо убей, либо проваливай. С самим собой, по-моему, справится я могу и сам.
Редактор стремительно теряла всякий интерес к этому парню. Он нес какой-то бред, кажется, даже не соображая, что говорит. При чем здесь она-то? Как смеет он, в своем-то состоянии, спрашивать, не беспомощна ли она сама? Да она при желании его одним ударом переломает надвое! Почему все еще этого не сделала? Это уже другой вопрос, на который Кошка пока сама не могла ответить. Банальное сочувствие? Может быть, однако модель не отвечал ей взаимностью, пытаясь больно ранить словами и пустыми наездами. Единственное, что было задето, - самолюбие Уэйн, но не более того.
- Слишком много болтаешь для оборотня, который вот-вот остаток своего здравого ума потеряет, - развернувшись, бросила она напоследок. Прошла по коридору ко входной двери и вышла из ненавистной квартиры, где все в ней пахло вервольфом. Поскорее домой и в душ! Однако не успела журналистка отойти далеко, как послышался совершенно волчий вой, и входную дверь просто вынесли. Вампирша быстро среагировала, мигом очутившись в другой стороны, и металлическая перегородка не задела ее. Сейчас перед Кэт стоял самый настоящий оборотень в своем зверином облике, угрожающе рыча.
- Чёртова шавка!.. - прошипела она, тараня недовольным взглядом нахала, превратившегося в волка и наивно полагающего, что он сможет по скорости сравниться с вампиром I степени. (Справка: вампиры делятся на три ступени: I, II, III. Вампиры третьей ступени не обладают магией, исключая самую примитивную, и не могут долго находиться на солнце, хотя номер ступени не влияет на их природные рефлексы. Вампирам второй степени доступна магия с неживыми предметами, в редких случаях - стихийная магия, позволяющая управлять в меньшей степени водой, огнем, воздухом или ветром, а также солнце им не причиняет почти никакого вреда, не считая неприятного зуда кожи. Вампиры первой степени - самые сильные, им доступна магия любой направленности, а также они могут бесконечно долго передвигаться под солнцем, не боясь сгореть заживо. Страхи абсолютно всех вампиров: деревянный кол в сердце, святая вода - оставляет ожоги на коже разной степени, которые чрезвычайно медленно затягиваются, но не убивает, - а также "Солнечная пыль" - мощное заклинание, придуманное охотниками на вампиров) Поэтому за свою жизнь Кэтти была спокойна.
Волку подобное обращение явно не понравилось, потому что он вдруг еще грознее зарычал, обнажая острые зубы, способные за секунду перемолоть кости в мелкую труху, и кинулся в атаку, попытавшись ухватить шатенку за руку. Однако журналистка, уверенная в своих рефлексах, понеслась вперед и вбок, уклоняясь от страшной ощеренной пасти. Волк в полете что-то залаял и, чтобы не быть замеченным смертными, подъезжавшими на лифте, вынес дверь запасного выхода и скрылся в проеме. Бессмертная вздохнула и побежала следом, но не собираясь догонять оборотня. Сегодня, кажется, по городу будет объявлена чрезвычайная ситуация, оттого что дикий зверь нападает на беззащитных смертных. А посему редактору лучше поспешить к себе домой. Ну, спешить-то она уж точно умеет...

***


Девушка лениво потянулась на кровати и, быстро приходя в себя, летая по квартире и собираясь, вспомнила, что сегодня ей нужно относить в редакцию статьи и работы, которые она еле закончила в срок. Уф! С таким бешеным образом жизни она скоро совсем загнется, хотя и понимала, что это невозможно. Вампиры не болеют и не умирают от простых стрессов, но они, как и все люди, также могут уставать. И сейчас Кошка чувствовала себя восьмидесятилетней развалиной. Этой ночью она не поохотилась, зная, что по дороге бродит бешеный вервольф, и без того пугающий граждан. А развлекать местную полицию грандиозным сражением она не желала по вполне понятным причинам. И, голодная и как всегда не выспавшаяся, Кэт отправилась на работу, неся какие-то папки в руках. Вновь ее настроение оставляло желать лучшего.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
Адам, который так и остался в обличье матерого волка, нёсся в сторону городского парка. Благо была уже глубокая ночь, а потому и людей не было: опасаться было нечего. Тем более, что единственным, кому тут надо опасаться было, - люди, по неосторожности способные зайти в парк. Животное в считанные секунды разорвало бы их на части, оставляя за собой лишь кровавые ошмётки и обглоданные кости. Янг, замедлившись, прошёлся в глубь парка, не прекращая тихо рычать, ощущая под лапами то, как шелестит трава. Луна освещала огромного волка, чья шкура при таком свете буквально искрилась, а янтарные глаза с суженным зрачком горели недобрым огнём. Оборотень ещё немного вперёд продвинулся, а затем замер, почуяв запах добычи в лице какой-то бродячей собаки, невесть как очутившись в ночном парке. Адам издал глухой рык, пригнувшись и направляясь по запаху к своей цели. Бродяга так ничего и не чувствовала, водя носом по ветру и дёргая длинными стоячими ушами. Прошли какие-то жалкие секунды, а по парку тут же разнеслось громкое и жалобное собачье поскуливание, а затем и вовсе визг какой-то. Всё стихло. В тишине послышался мерзкий звук разрываемой плоти и чавканье вперемешку с клацаньем зубов. Оборотень утолил свою жажду при свете полной луны, которая лишь одобрила такое поведение. В мире тех рас, которые полностью затмило человечество спустя столько времени, существовала то ли легенда, то ли поверье, что если обратившийся в полнолуние оборотень кого-то убьёт в это же, собственно, полнолуние при свете луны, то время его пребывание в настоящем теле увеличится. Конечно, Адаму было на это плевать, но подсознательно он чувствовал, что в реальной своей личине ему не очень приятно находится потому, что контроль над телом оборван, а ему только и остаётся, что перебирать в сознании собственные мысли. Волк же - настоящий облик каждого оборотня - делал то, что хочется именно ему, а не Янгу. Животное всегда отличалось от человека... правда, оборотня человеком довольно трудно назвать. Это звучало бы скорее как оскорбление, а не обращение.
Матёрый волк, закончив трапезу и оставив после себя только какое-то кровавое месиво из костей и шерсти, оглянулся, поведя ушами. Морда животного была вся в крови, а в глазах стояло лишь желание убивать и ещё раз убивать. Истинный зверь, которому чуждо какое-то другое желание. Луна освещала парк всё так же ярко, а оборотень, смотревший куда-то вперёд, приподняв морду, придавал всей этой картине маслом некий ужас. Послышалось шуршание шин, а затем уже и чей-то автомобиль проехал мимо ограды парка, включив фары. Зря он это сделал. И зря вообще водитель решил, улыбаясь, посмотреть в сторону. Когда взгляд человека и взгляд оборотня встретились, машина тут же издала жалобный "бип-бип" и резко скрылась в неизвестном направлении, неудачно сделав поворот: машина врезалась в столб с характерным грохотом. Адам же никакого значения этой ситуации не придал, удовлетворенный своим делом направляясь ближе к огромным кустам, что находились в самом углу ограждённого парка.

***


Уже рассвело, а волк оставался волком. Янг в человека так и не перевоплотился обратно, продолжая находится в том же самом парке, только уже под огромными кустами сирени, которая неприятно щекотала нос зверю. Оборотень снова был голоден. Распотрошенный труп бродячей собаки так и красовался неподалеку. Над ним уже вились мухи. Откуда-то издалека послышался сначала детский смех, а затем уже и приближающиеся довольно быстро шаги. Животное напряглось, готовое в любой момент накинуться на нарушителя своего покоя.
- Ма-а-ам! Смотри, тут что-то касненькое лежит! - и было не очень понятно одно: классненькое или красненькое? В итоге маленький мальчик, без особого отвращения подбежавший к собаке, вернее, тому, что от неё осталось, восторженно тыкал и показывал на неё, ожидая момента, когда мама подойдёт ближе и разделит с сыночком радость. Молодая женщина, широко улыбаясь, сначала посмотрела на своё чадо, а затем уже и на то, что было с ним рядом. Пронзительный женский вопль, наверное, поднял на уши не одного гражданина, проходившего мимо по ту сторону парка. Молодая мамочка стремительно сгребла своего сына в объятья, закрывая ладонью ему глаза, а мальчик вовсе не понимал происходящего, лишь протестующе что-то бормоча.
- Леди, это... всего лишь какая-то стайка собак побаловалась, - заявил спустя некоторое время полицейский, которого вызвали на такое, по его мнению, пустяковое дело. А ведь это был обеденный перерыв... Впрочем, не его одного. Кажется, такое "незначительное" событие всколыхнуло несколько подразделений. А молодая мама не могла успокоиться. Ей предложили проехать к психиатру, но она упорно что-то доказывала.
- А кто мог это сделать? - поинтересовался противным голосом один из стражей порядка, приближаясь как раз к кустам, в которых выжидал момента свирепый оборотень. Не успел мужчина договорить, как ему в руку тут же вцепился Адам своими зубами, а затем резко рванул вперёд. Рука полицейского с мерзким звуком отлетела в сторону, орошая кровью сочную зелёную траву, чуть не задев как раз и ту самую мамашу. Немая сцена. Повисло молчание, прерываемое только рычанием волка, который показался из-за кустов во всей своей красе, до этого только что разорвав на части полицейского с противным голосом у всех на глазах. У кого-то явно будут в дальнейшем психические отклонения... На истошный крик женщины с ребёнком собралось уже приличное количество людей. И все боялись сдвинуться с места, завидев прямо возле себя огромное животное, чья морда была в крови ровно так же, как и клыки, обнажённые в диком оскале.

***


Дневной парк в мгновение превратился в место скопления окровавленных трупов. А возглавлял эту прекрасную картину оборотень, чьи глаза буквально полыхали яростью ко всем и вся. Вокруг взрывалась фейрверком у людей паника и животный страх: кто-то пытался убежать, кто-то словно врос в землю, а кто-то вовсе начинал рыдать и падать на колени, умоляя Бога спасти его. Интересно, что было бы, узнав они о том, что страшный зверь - это всемирно известная фотомодель, которую они так восхваляют временами? Адам, вдоволь насытившись всем этим, сделал шаг к толпе. Толпа же не сдвинулась с места, кто-то что-то проорал. Казалось, что это вавилонское столпотворение пошло волной. Неясный женский крик донёсся до слуха волка. Этот голос животное узнало не сразу, а когда узнало, то сразу же сдало позиции... Это был голос Джулии.
Оборотень попятился, вызвав у толпы ещё один приступ паники, и тут же ринулся к выходу из парка. Нет, нельзя, чтобы Эвэрлейн снова видела его в таком виде. Нельзя, нельзя, нельзя... Адаму хотелось провалиться под землю и, похоже, это желание было и у истинного "я" брюнета. Время пребывания в облике волка подходило к концу. Янг ощущал это.

***


Джулия готова была рвануть вслед за оборотнем, но неожиданно за руку её кто-то схватил. Девушка обернулась и увидела перед собой Кэтти, вид которой был ужасно вымотанный. Эвэрлейн вырвала свою руку из женской хватки.
- Как он посмел открыть тебе эту тайну? - спокойно поинтересовалась Уэйн, вновь беря за запястье менеджера и потащив её за собой подальше от перепуганной толпы, которая была готова передавить друг друга. - Это против правил.
Джули непонимающе посмотрела на журналистку, словно пытаясь в её словах уловить шутку или ещё что-то.
- Правил?.. - повторила Джули. - Ещё давно он сказал, что доверяет мне. А после этих слов я... случайно стала свидетелем того, что произошло. Почему ты спрашиваешь?
Кэтти что-то пробормотала, но Эвэрлейн так её и не расслышала, душой и телом желая сейчас оказаться рядом с Адамом. Каким бы он ни был. Он всё равно остаётся Адамом. Нет, это была не любовь, которой и в помине не должно быть. Это была просто забота, смешанная с нежностью, закалённая в суровых условиях за такое продолжительное время. Привязанность. То, что всегда вызывало негодование у расы оборотней. Они сторонились быть к кому-то привязанными. Они опасались того, кто к ним привяжется. Они запрещали для себя любое доверие к тому или иному человеку или даже, допустим, другой расе. Это были их правила. И те, кто нарушает правила, считались осквернёнными навеки. Изгоем. Предателем. Они заслуживали мучительной и позорной смерти. Был ли Янг именно таким?

***


Это был заброшенный, потерянный и, вероятно, вовсе проклятый район города. Было пусто, тихо и жутко. Повсюду был лишь металлолом или мусор. Здесь давно никто не живёт. Просто когда-то на этом месте произошёл взрыв, повлёкший за собой множество смертей, а когда про инцидент, казалось бы, забыли, людей начало убивать что-то иное. Словно в этом месте поселилась болезнь, что подобна чуме, когда-то убивающей с лёгкостью даже самые здоровые души. И именно в этом эпицентре зла сейчас находился оборотень, который был уже на своём пределе. Скоро он вновь станет человек. Удивительно, но оно того стоило... все эти бегства и убийства. Это всё было ради силы. Янг, облизываясь, принюхался и подошёл к одному из заброшенных зданий, которое, судя по ветхой вывеске, было продуктовым магазином. Подул ветер. Да, здесь Янг и станет вновь оборотнем в человеческом обличье. Идеальное место. Но что-то явно шло не так. Казалось, что в животном продолжает сидеть ярость, а это значит, что перевоплощение завершится не может. Голод и жажда утолены, а вот ненависть зверя - нет.
- Адам!! - послышался громкий, надрывный крик. Холка оборотня вновь встала дыбом. Из-за угла показалась Джулия, которая выглядела не очень-то и уставшей, если не считать того, что она, по идее, должна была пробежать больше пяти километров, чтобы нагнать Янга. Но за такой короткий промежуток времени... Волк более-менее угомонился, увидев лишь Эвэрлейн, которая смотрела на своего подопечного, а в глазах плескалась только грусть. Она была рада увидеть, что с самим Адамом всё в порядке, но смириться с мыслью, что такой близкий человек на самом деле не человек очень трудно. И Джулия до сих пор не смирилась. Позади неё Кэтти что-то произнесла, а в руке журналистки что-то блеснуло, а что именно - Джули уже не знала.
Волк снова зарычал, ощерившись, когда на глаза ему попалась уже и Уэйн, с неким сочувствием даже на него посматривая. Адам вновь потерял контроль над собой, увидев этого вампира. Спокойствие ушло на второй план. Эвэрлейн, не очень понимая, почему Янг так разъярён, хотела уже к нему подойти, но оборотень лишь полоснул своими когтями девушку по животу. Раны были несерьёзные, но этого хватало для того, чтобы менеджер остановилась. Голубые глаза девушки выражали непонимание. Она схватилась за свой живот, который был оцарапан, и подняла взгляд на зверя. Покой Адама был всё равно нарушен, и он даже сейчас мог вовсе напасть на Джулию, загрызть её, убить... Кэтти уже без особого страха подошла ближе к Джулии, положив руку на её плечо.
- Отойди, - тихо проговорила Уэйн, слыша, как волк, находившийся в опасной близости от неё, рычит. Но он, что странно, не наступал. Когда же Кэт попыталась насильно отодвинуть шокированную Джулию, то Адам уже не выдержал: он, издав ужасный рык, хотел было накинуться, но сдержал себя. Присутствие Эвэрлейн заметно меняло его поведение. А Джулия же, не сдержавшись, рухнула на колени и крепко обняла разъяренного волка. Он, кажется, вовсе не обратил на это внимание, продолжая рычать и смотреть лишь на Кэтти, лицо которой выражало огромное удивление. Человек и оборотень? Адам даже не нападал, позволяя Эвэрлейн обнимать себя и изредка поглаживать по серебристой шкуре. Девушке было вовсе плевать на то, что недавно этот зверь убил с десяток людей. Она с ним. И она его не любит ровно так же, как и он её. Всё было именно так. А Кэт, сжимая что-то в руке, озвучила только одно: - Так ты, значит, и есть тот предатель...
Волк задрожал, отводя глаза от вампирши. Вот и настал этот момент. Волна боли накатила на волка, вынуждая того вырваться из объятий Джулии и попятиться назад, опустив голову и немного пригнувшись, поскуливая.
Отредактировала Bloody - Воскресенье, 26 мая 2013, 20:01
you woke the wrong dog
Устало откинувшись в кресле, девушка тяжело вздохнула. Прошло только полдня, а она уже измотана. Ей срочно нужен отпуск. Вампиры не устают? Да чушь собачья! Всем нужен отдых. Особенно вампирам. Трудно даже представить, какое колоссальное количество энергии тратится на магию. А сегодня ей уже пришлось немного поколдовать. Пустяковое заклинание, конечно, ничего заоблачного, и все же и оно требовало расхода сил. Когда Мирта - помощница Кэтти - чуть не разлила на нее кофе (причем было это совершенно неожиданно и со спины, а так бы "жертва" запросто уклонилась), той пришлось, чуть шевельнув пальцами, немного изменить траекторию полета чашки, чтобы обжигающая жидкость ее не задела. Избежав "знакомства" с кофе, Кэт набросилась на Мирту, доведя ее чуть ли не до слез. Девушка рассыпалась в извинениях и юркнула в свой кабинет. А А шатенка, мысленно попеняв себя за излишнюю жестокость, продолжила работу. Работа! Одно это слово заставляет ее мучительно стонать от напряжения! Короче, журналистка очень и очень устала. И вот сейчас она заслужила долгожданный часовой перерыв. За это время она успеет сходить домой, перекусить и немного отдохнуть. А потом - снова в офис, снова корректировать статьи. Но это уже будет позже. А пока - дом, милый дом!
Редактор вышла из душного офиса и поспешила домой, благо жила она недалеко от места работы. Через десять минут уже стояла у своего дома. Вдруг, почувствовав неладное, присутствие чужой бессмертной силы в доме, девушка нахмурилась и поспешила к себе в квартиру. Распахнула дверь и обомлела, едва не врезавшись в шикарный букет из красных роз, составленный по меньшей мере из сорока пяти прекрасных цветов. Нервно сглотнула и посмотрела на своего посетителя. В глазах вспыхнуло счастье, губы изогнулись в соблазнительной улыбке, а сама Кошка, взвизгнув от радости, набросилась на красивого парня с теплыми глазами, нежными и сильными руками, волевым подбородком и каштановыми волосами. Уткнулась носом в пахнущую дорогим парфюмом ткань рубашки на груди, так как выше просто не доставала, и расслабилась всем телом, прижимаясь к гостю.
- Джейс! - вскрикнула она, буквально задыхаясь от счастья. Парень, приподняв голову Кэт за подбородок, мягко поцеловал ее, сильнее прижимая к себе. Все мысли тут же вылетели из головы журналистки.
- Скучал по тебе, малышка, - шепнул он, губами опускаясь к шее Кошки. Уэйн тихо застонала, когда острые клыки коснулись ее нежной кожи, но не прокусили, а лишь скользнули дальше. Это вызвало новый стон редактора, на этот раз разочарованный.
Джейсон - красавец-вампир, член Совета, считается сильнейшим вампиром. Парень Кэтти.
- Я тоже, - дрожащим голосом пробормотала она, цепляясь за плечи молодого человека и откидывая голову назад. Вампир довольно усмехнулся и, обнажив клыки, все же осторожно прокусил кожу шатенки, отчего последняя лишь блаженно вздохнула, закрывая глаза. А вы разве не знали, что укус вампира схож по ощущениям с эротическим удовольствием?
Через некоторое время неохотно отстранившись от соблазнительной шеи, ранки на которой тут же затянулись, Джейсон медленно потянул податливую Уэйн к спальне. Девушка, понятное дело, не сопротивлялась, глядя по сторонам мутным от желания взглядом.
- Я хочу тебя, - прохрипел парень, продолжая тащить журналистку к кровати.
- Не медли, - глухо отозвалась она, томно закусывая губу. Увидев это, Джейс, подобно грозному неприрученному зверю, гортанно зарычал.
- Знаешь же, как меня возбуждает, когда ты кусаешь губу!..
- Знаю, - соблазнительно улыбнулась Кэт, увлекаемая на кровать...

***


- Ты была великолепна, - улыбнулся Джейсон, гладя разомлевшую шатенку по шелковистым волосам.
- О-о, прекрати! - рассмеялась Кэт, прижимаясь к обнаженному и разгоряченному телу парня. - Знаешь же, что это не так!
- Я не вру тебе! - нарочито возмущенно воскликнул вампир, не сумев скрыть улыбки. - Ты разбила мне сердце, неверная!
- Прости! - тут же "раскаялась" Кошка, хотя в ее глазах танцевали бесята. - Как мне искупить свою вину?
- Ты же знаешь ответ на этот вопрос... - шепнул бессмертный ей на ухо, опаляя горячим дыханием чувствительную кожу. Журналистка вновь почувствовала между ног приятную истому. - Но, увы, у нас сейчас нет на это времени... У меня для тебя новое задание.
- Представь себе, я догадалась, - уже невесело улыбнулась вампирша. - Ты никогда ко мне не приходил просто так.
- Но я же действительно соскучился! - возмутился Джейс. - Ты второй раз за неполную минуту разбила мне сердце! Кайся!
- Каюсь! Потом отработаю с процентами, - многообещающе улыбнулась Уэйн. - Так что за задание? От Совета?
- Да. Задание касается оборотней.
- Вервольфы!.. - простонала редактор. - Они преследуют меня!
- Подробнее, - тут же потребовал парень, нахмурившись.
Девушка от начала до конца рассказала всю историю, связанную с фотомоделью.
- Вот как... - задумчиво потер гладкий подбородок Джейсон. - Я знал, что Адам Янг что-то скрывает... но чтобы свою истинную сущность... Довольно необычно, учитывая, что вервольфы ненавидят пользоваться магией. Спасибо, Кэтти, ты просто находка!
Уэйн заслужила долгого и нежного поцелуя.
- Не за что, - улыбнулась шатенка, нежась в объятиях любимого.
- Я доложу об этом Совету. А сейчас... среди оборотней завелся предатель. Он якшается с человеком, вполне возможно - даже доверяет ему. А ты знаешь, чем может обернуться доверие волка к смертному.
Кэт сосредоточенно кивнула.
- Мы не можем этого допустить. Тогда ни одна магия не разрушит этой сильнейшей связи. Найди предателя. Уничтожь его. Хотя... нет. Доставь его нам живым. Человека можешь убить.
- Всего-то... - хмыкнула журналистка, ожидая куда более тяжелого задания.
- Будь осторожна, - предупредил ее вампир, нависая сверху. - Это может быть опасно.
- Как мило, ты заботишься обо мне... - растроганно улыбнулась Кошка.
- Иди сюда, недоверчивая девчонка... - усмехнулся парень, подминая девушку под себя. Кэтти с готовностью ответила на поцелуй, и тут же все ее тело пронзила дикая боль. Она хотела было закричать, но ее вопли потонули во всепоглощающем поцелуе...

***


Девушка с непроницаемой маской на лице шагала по улице, уверенно, быстро, твердо. Она будто наверняка знала, что там, куда она идет, будет то, что она ищет. Вернее, тот. Собственно, так и было. Впереди Кэтти увидела Джулию - агента Адама, - которая куда-то спешила. Легко прячась в тени многочисленных деревьев и домов, журналистка последовала за ней, и вскоре ее лицо озарила победная ухмылка. Страшная ухмылка, по правде говоря.
Перед ними оказался огромный волк с блестящей шкурой, который, завидев чужаков на своей территории, угрожающе зарычал, тут же поднимаясь на все лапы. Чуть склонив голову, шатенка без единой эмоции в глазах наблюдала за животным. "Как же он жалок... - шептал ей внутренний голос, заставляя глаза Кэт наполняться сочувствием, однако в сердце горела холодная решимость. - Вот бы убить его...". "Нельзя", - напоминала себе редактор, вертя в руках небольшой металлический браслет, тускло блестевший в свете дня. В голове уже созрел план.
Когда перевоплощенный Адам ранил Джулию и в ноздри вампирши ударил сладковатый аромат кровь, она вздрогнула и страшно ощерилась.
- Отойди, - холодно приказала она человеку. Агент же, не обращая на нее внимания, рухнула на колени рядом с волком, поглаживая его шерсть. Животное не отстранялось, но и не принимало ласку. А Уэйн, устав ждать, схватила Джули за руку и, мигом притянув к себе, впилась острыми клыками в ее беззащитное горло. Послышался нечеловеческий крик, полный боли. Когда укус происходит помимо воли укушенного, он доставляет массу... хм... неудобств, связанных с болью. И Кошке это было прекрасно известно.
Отбросив в сторону бессознательное тело смертной, в которой осталось слишком мало крови, девушка, тыльной стороной ладони вытерев рот и слизав оставшуюся на руке кровь, задумчиво улыбнулась:
- Так ты, значит, и есть тот предатель...
Волк, внезапно заскулив, сделал шаг назад, прижимая уши. Вампирша хохотнула:
- Глупец! Ну же, нападай! Я ведь почти убила твою суженую-ряженую!
И животное, услышав это и будто только сейчас осознав произошедшее, бросило один-единственный взгляд в сторону ослабевшей от потери крови Джули, мгновенно разъярившись и кинувшись в атаку. А Кэт только это и нужно было. Увернувшись от мощных зубов, нырнула вниз и подсечкой сбила Адама с ног. Ох, простите! С лап. Животное, обиженно тявкнув, рухнуло на холодный бетон, и тут же на его левой передней лапе оказался браслет, что журналистка до этого вертела в руках. Модель заскулила и мигом стала самой собой - Адамом. Перевоплощение мигом завершило свое действие.
- Ну что, доигрался, щенок? - спросила шатенка, не обращая внимания на наготу парня. Сейчас оборотень при желании мог увидеть, что глаза Уэйн стали не карими, а непроницаемо черными. "Что случилось?" - мог задать вопрос каждый. Однако на это не было ответа даже у самой Кэт. Она не знала, что с ней случилось. Сейчас она даже не контролировала себя. Ею будто управлял некто невидимый, умело дергая за ниточки и заставляя девушку поступать то так, то этак. Настоящая Кэтти Уэйн никогда бы так хладнокровно не напала на человека, почти убив его. И уж точно она бы не стала жестоко играть на чувствах оборотня. Не в ее это стиле. Но в чьем тогда?..
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
Волк не прекращал скулить, пятясь назад, пригнувшись, словно жалкая прислуга перед королём.
- Глупец! Ну же, нападай! Я ведь почти убила твою суженую-ряженую! - воскликнула Кэтти.
Животное кинуло один-единственный взгляд на Джулию, что как-то странно лежала на земле, держась обеими руками за окровавленную шею, временами прогибаясь в спине. Разум и волка, и самого Янга помутнел. Дальше всё было как в тумане.

***


Очнулся Адам в тот момент, когда по его телу прошёлся неприятный холод. Юноша приоткрыл янтарные глаза, осознав, что тело вновь целиком принадлежит ему и является человеческим. Нагота Янга совершенно не смущала, потому что он не видел ничего постыдного в происходящем. Тем более, перед ним был вампир, а уж им и подавно неинтересны такие ситуации. Фотомодель привстала на локтях, тут же сфокусировав взгляд на металлическом браслете, теперь красовавшемся на левой руке. Парень, цокнув языком, опустил голову, проклиная всё на свете. Он попался в ловушку. Теперь у него нет даже жалкого шанса на побег. Кэтти заговорила первая:
- Ну что, доигрался, щенок? - Адам лишь невесело усмехнулся в ответ на такой весьма грубый вопрос. Взгляд юноши встретился со взглядом вампирши, который заметно изменился. Оборотень прищурился, совершая попытку подняться на ноги, что получалось на данный момент не очень хорошо. Они же были не такие. Адам нахмурился, всё же выпрямившись и, вроде как, твердо устояв на своих конечностях. Хотя чёрт знает этих кровососов. Молодой человек ещё раз посмотрел на свою соперницу, в глазах которой так и продолжала плескаться одна сплошная тьма.
- Доигрался здесь не я, - убийственно спокойным голосом проговорил Янг, направляясь прямо к Кэт, чей взгляд до сих пор не желал оторваться от лица оборотня. Брюнет чувствовал, как мерзкое чувство расползается внутри. Его ненавидели. Неужели сейчас это так важно? Было ясно, как день, что вампиры всегда испытывали сильнейшую неприязнь к оборотням, а оборотни, в свою очередь, - к вампирам. У каждого были свои причины, а кто-то просто боялся ослушаться властей, ослушаться Совет. И таких представителей той или иной расы было, скажем так, не очень-то и мало. А если и находились смельчаки, то их почти в одночасье убивали. Адам остановился в полуметре от Уэйн, заглядывая в пустоту её глаз. Момент был довольно комичным: полностью обнаженный парень стоит и буравит взглядом молодую девушку. Справа от оборотня послышались жуткие хрипы. Янг усмехнулся: - Доигралась здесь она.
Джулия лежала на холодном бетоне, не убирая руки от своего растерзанного горла. С её посиневших к тому времени губ слетали лишь сдавленные стоны и хрипы, приводящие в ужас любого смертного. Адам, игнорируя угрожающий взгляд вампирши, направился в сторону Джули, не стаскивая с лица маску абсолютного спокойствия. Он действительно ничего не чувствовал, наблюдая за мучениями своего самого близкого человека, который только был у него за все эти годы, проведённые в сфере модельного бизнеса. Она так глупо теряет свою жизнь. Янг наклонился, протягивая руку к пакету, что находился совсем близко от Эвэрлейн. А я даже не собираюсь ей помогать. В пакете была одежда, видимо, захваченная девушкой по пути в парк. И зачем она это сделала? Заглянув, Адам увидел лишь что-то похожее на черную майку и тёмные джинсы. Вздохнув, молодой человек опустил пакет на землю, предварительно вытащив из него вещи. Забавно, но за это время оборотень ни разу не взглянул на умирающую Джулию, которая отчаянно пыталась что-то сказать, выпучив от ужаса глаза. Ужас из-за того, что сейчас она умрёт? Ужас из-за того, что брюнет даже в её сторону не смотрит? Может быть.
- Надеюсь, ты простишь, - только и произнёс Адам, одевшись. Кинув взгляд глаз цвета янтаря, в котором не было даже доли сочувствия или печали, юноша развернулся и подошёл к Кэтти, которая всё это время стояла, словно вкопанная, тараня спину оборотня своим пустым взглядом. Чёрная майка, оказавшаяся в пакете вместе с грязно-серыми джинсами, немного стесняла движения. Всё-таки размер был не для Адама или, наверное, так и было задумано, потому что, вероятно, эти вещи предлагались для фотосета, который должен был состояться именно сегодня. Зато тело оборотня в подобной одежде смотрелось довольно неплохо. Янг поморщился, ощутив покалывание в своей ступне. Оно и верно: обуви в пакете не оказалось. Хотя это было не так уж и страшно, потому что для оборотня прогулочка босиком была самым ничтожным "испытанием". Молодой человек обернулся, чтобы в последний, наверное, раз взглянуть на Джулию. Она уже лежала на земле без какого-либо движения в луже собственной крови. На этом месте её роль в жизни Адама закончилась. И в эту самую секунду оборотень ощутил лишь странную тяжесть в области сердца. Что ж, не без этого. Гадкая усмешка нарисовалась на бледном лице Янга. Он обманул и предал Эвэрлейн.

***


Джулия развалилась на темно-синем диване, который спокойно себе стоял в спальне Адама, что ушёл на пару минут охладиться в душе. Девушка посмотрела сначала в окно, а затем уже и на дверь, которую с минуту на минуту должен будет открыть Янг. Менеджер, поёрзав на диване, вслушивалась в каждый звук. И вот до её слуха доносится такой долгожданный щелчок. Дверь открывается, и в комнате появляется сам Адам, который был в одном только махровом полотенце, завязанном на узких бёдрах.
- Никогда не замечала, что ты такой кошмарно бледный! - довольно радостно заявила Эвэрлейн, с задором поглядывая на немного обеспокоенного Янга. Юноша попытался улыбнуться, но его губы скривила только кривая ухмылка.
- По-моему, за всё это время ты должна была меня чуть ли не изучить, нет?
Девушка рассмеялась, а на её щеках заиграл лёгкий румянец. В небесно-голубых глазах промелькнула искорка.
- Было слишком темно... - тихо пролепетала Джули, поднимаясь с места и подходя к Адаму, останавливаясь возле него на расстоянии вытянутой руки. - У меня зрение не такое хорошее, как у тебя.
- Поверь, в том, что я в темноте хорошо вижу, нет ничего отличного. В общем-то, у меня вообще нет того, что можно было бы назвать положительным, - весьма критично заметил молодой человек, взглянув на менеджера. Джулия только фыркнула, закатив глаза. На её губах снова заиграла улыбка. Та самая тёплая улыбка, которую она дарила лишь Янгу на протяжении нескольких месяцев. С того самого дня, когда тайна для неё перестала быть тайной. Подумав об этом, Адам снова нахмурился, совершенно позабыв о том, что в комнате он находится не один. Эвэрлейн легонько ткнула юношу в щёку своим пальчиком, подходя ближе, напоминая о себе. Оборотень вздрогнул, непонимающе посмотрев на менеджера и дотронувшись до своей щеки. Джули вновь улыбнулась. Иногда эта её чрезмерная радость могла вывести из себя. В девичьих глазах никогда нельзя было увидеть страха или отвращения. В нём было только что-то безумно теплое. И этого вынести Янг не мог. Он не смирился.
- Почему ты не боишься меня? - взяв девушку за руку, спросил напрямую брюнет. - Кто знает, может, я в любой момент могу тебя на части разорвать, например.
Эвэрлейн в ответ лишь хихикнула, чуть крепче сжав руку оборотня в своей маленькой руке. На миг показалось, что миловидное личико менеджера накрыло вуалью печали.
- Я доверяю тебе.
Адам вздохнул, не отстраняясь. Он нарушил правила. Его должны в скором времени притащить на Суд. И он нарушит правила ещё раз, если эта девица с глазами цвета ясного неба останется с ним. Твои слова похлеще любой пытки. Он привязался к ней, а она привязалась к нему, но между оборотнем и человеком запрещена любая связь. Эх, Джули, если бы ты знала, в какую ловушку загнала и себя, и оборотня - теперь уже - изгоя.


***


Адам шёл за Кэтти, при каждом отставании ощущая в теле боль, которую направлял тот самый браслет. Юношу не покидало ощущение, что с этой вампиршей что-то не так. В прошлую их встречу, кажется, она была совсем другая, а сейчас - словно подменили. И этот странный взгляд, поглощённый непроглядной тьмой. Даже у вампира такое редко встретишь. Янг так погряз в своих раздумьях, что не заметил, как отстал, и боль с новой силой нахлынула на него. Оборотень выругался, внезапно для себя вспомнив о Джули, которая теперь была мертва. Вот так и заканчивается карьера. Брюнет усмехнулся, изредка посматривая на спину Уэйн.
- Куда ты собираешься меня привести? - не выдержав тишины, довольно спокойно произнёс Адам, сунув руки в карманы, ощущая босыми ногами прохладность неровного асфальта. Вампирша не соизволила ответить, продолжая, словно под гипнозом, идти вперёд.
you woke the wrong dog
Бывало ли у вас такое, что все чувства вдруг отходят на второй план, оставляя место лишь холодной расчетливости? Бездушию? Не было? Тогда никто не поймет сейчас Кэтти, ибо она чувствовала в данный момент в точности то же. Мозг продолжал отдавать команды конечностям, чтобы они передвигали тело, легким, чтобы они наполнялись кислородом, глазам, чтобы они моргали, ушам, чтобы они слышали... Вот только "парадом" руководила не сама девушка. В глазах продолжал плескаться липкий мрак от расширенных до предела зрачков и поглотивших радужку, в голове - пустота, в груди даже сердце будто не бьется. Ну точно ведь, не бьется! Поэтому сейчас, если бы кто-то рискнул коснуться кожи вампирши (конечно, если бы остался жив), то ощутил лишь промозглый холод. Тело журналистки заледенело, а мозг будто впал в транс, отказываясь подчиняться шатенке. Сейчас у него был другой "хозяин". Кто? Неизвестно.
Кэт безэмоционально наблюдала, как Адам оделся и попрощался с Джулией. В ее глазах не промелькнуло никакой искорки чувств. Да и какие чувства, когда живая когда-то редактор превратилась в безвольную куклу, исполняющую приказ "хозяина"? Вот и сейчас, почувствовав какой-то внутренний импульс, побуждающий ее к действиям, развернулась и пошла вперед, даже не оборачиваясь, чтобы посмотреть, идет ли за ней модель. К чему проверять, если она и так знает, что идет? Во-первых, у него нет выбора; во-вторых, шумит слишком; и, в-третьих, от него псиной за милю несет. Сейчас бессмертная была убийственно спокойна. Как солдат. Как робот. Как мертвец. Только, если она мертвец, почему же ее душа до сих пор не покинула тело? Почему в таком случае тело продолжает двигаться?
- Куда ты собираешься меня привести? - вдруг спросил парень, шагая следом за редактором. Ответа он, впрочем, не услышал. И не услышит. Приказа отвечать не поступало.
Видимо, Адаму не понравилось, что его так нагло проигнорировали, потому что он с возгласом: "Эй! Оглохла, что ли?!" схватил Уэйн за руку. Вернее - попытался это сделать. Он тут же отдернул руку, его глаза широко распахнулись:
- Твою мать! - выругался он. - Даже вампиры не бывают такими холодными!
- Да что ты знаешь о вампирах? - вдруг заговорила Кошка, по-солдатски развернувшись к Янгу. Ее движения из плавных и грациозных стали грубыми, какими-то механическими. Неживыми. - А впрочем, ты прав. У вампиров бьется сердце и качает кровь, разгоняя ее по венам и согревая тело. У меня же оно умерло. Еще вопросы есть?
Опасно было смотреть в эти черные глаза. Создавалось впечатление, что смотришь в глаза самой Смерти, в бездну, выхода из которой просто не существует. Но парень, надо отдать ему должное, смело посмотрел в глаза Кэт и с убийственным спокойствием констатировал:
- Ты не Кэтти.
- Надо же, ты знаешь мое имя! - Новая вампирша изобразила жидкие аплодисменты. - Это похвально. И в выводе ты не ошибся. Что дальше?
- И кто же ты? - поинтересовался вервольф, надвигаясь на Кэтти и будто собираясь атаковать, хотя с браслетом не смог бы даже побежать без приказа журналистки. Вернее - того, кто управлял и ее телом.
- А вот это тебе уже знать не положено.
Редактор оскалилась, демонстрируя острые, как бритва, клыки, и вновь по-военному развернулась кругом. Не беспокоясь о подлом нападении сзади, сделала шаг и вдруг упала на колени, дико вскрикнув. Глаза вновь стали прежними, в груди тяжело забухало сердце, разгоняя застоявшуюся кровь, а девушка продолжала кричать, держась руками за голову. Что с ней происходит?! Почему такое ощущение, что все кости ломают и сращивают вновь, выбивают их из суставов и снова вправляют?! Откуда эта дикая боль по всему телу? И почему она ничего не помнит, что было после прихода Джейса?!
"Джейс! - мысленно позвала шатенка, немыслимо прогибаясь в спине, когда боль стала совершенно невыносимой. - Джейс, помоги мне! Прошу!"
Как и следовало ожидать, ни привета, ни ответа. Наверняка он не слышит ее. Или просто очень занят. Или еще что-то... Оправдания для любимого всегда найдутся.
Когда казалось, что сейчас Уэйн просто потеряет сознание от боли, она внезапно отошла. Прошла так же неожиданно быстро, как и схватила в тиски измочаленное тело вампирши. Сейчас она лежала на холодном бетоне и крупно дрожала, то и дело кусая губы, чтобы постыдно не расплакаться. В глазах стояли слезы, помутившие зрение, в голове - полный хаос. Что с ней только что произошло? Откуда эта боль?
Смаргивая непрошеные слезы, журналистка попыталась приподняться и только сейчас увидела перед собой Адама, который размахивал руками у нее перед лицом и, кажется, что-то кричал: из-за непрекращающегося звона в голове Кэт не могла разобрать ни слова. Но было ясно: модель пытается понять, что произошло. Если бы это еще понимала сама редактор...
- Адам?.. - тихо спросила она, с ужасом услышав свой дрожащий голос. И это она-то вампирша?! Сопливая девчонка, а не бессмертная охотница! - Что... что случилось? Что у тебя на руке? - вдруг спросила она, устремляя взгляд на браслет. От него исходил такой могильный холод, что даже самой Кошке на секунду стало холодно. Однако в следующее мгновение послышался тихий скрежет, браслет переломился пополам и слетел с запястья модели, освобождая его. Он теперь свободен. А что насчет Кэт? Она свободна? И другой вопрос, не менее волнующий: что держало в плену ее рассудок и холодило тело? Что говорило ее устами, смотрело ее глазами и слышало ее ушами? Что управляло ей? Или кто?..
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
Молодой человек смотрел на Кэтти, пытаясь оправдать такую резкую смену её поведения. Стоп, а зачем он это делает? Неужто Адам хочет понять вампирские замашки? Хмыкнув, брюнет провёл немного дрожащей рукой по бледному лицу, отметив для себя то, что пострадало само тело, но только не лицо. Что ж, это уже радует: есть вероятность вернуться обратно в модели. А разве Янг уходит из бизнеса? Вроде бы нет, хотя обстоятельства говорят ему совсем другое. Эта странная вампирша Уэйн, идущая впереди так уверенно, словно рядовой, уже начинала раздражать. Оборотню тогда ещё казалось, что эта девица будет более сговорчивой. Прождав ещё несколько минут, шагая в гробовой тишине по заброшенному району города, Адам не выдержал и решил понаглеть для собственного блага. С секунду ускорив шаг, юноша схватил Кэт за руку, но тут же, выругавшись, отдернул свою ладонь.
- Даже вампиры не бывают такими холодными! - сказал оборотень, который за все свои года жизни не признавал холод. Вампирша неожиданно развернулась к Адаму, опять начиная бодать пустым взглядом его.
- Да что ты знаешь о вампирах? А впрочем, ты прав. У вампиров бьется сердце и качает кровь, разгоняя ее по венам и согревая тело. У меня же оно умерло. Еще вопросы есть? - Кэт говорила всё это быстро и со спокойным выражением лица. Янг прищурился, цокнув языком.
- Ты не Кэтти.
- Надо же, ты знаешь мое имя! - одинокие аплодисменты, создавшиеся благодаря Уэйн, посмешили Адама, но долго веселиться юноша не мог. Мало того, что он находился рядом с вампиром, которых терпеть не мог, да ещё и в этого самого вампира вселилось что-то неясное. - Это похвально. И в выводе ты не ошибся. Что дальше?
Фотомодель приподняла брови в неком жесте удивления.
- И кто же ты? - поинтересовался оборотень, делая шаг навстречу Уэйн. Как ему сейчас хотелось взять да наброситься на эту представительницу ненавистной расы, но, увы, чертов браслет сковывал. Не давал в полную силу ударить и далее в этом духе.
- А вот это тебе уже знать не положено, - отозвалась девушка, демонстрируя острые, как бритва, клыки.
Журналистка вновь развернулась кругом, показывая этим самым то, что слушать дальше Адама не желает. Но только вампирша сделала шаг, как тут же рухнула на колени, истошно закричав, хватаясь за голову. Янг впал в ступор, но быстро отошёл от этого состояния, приблизившись к Кэт, пытаясь понять, что с ней такое произошло. Заглянув в лицо неприятеля, Адам заметил, что глаза Уэйн стали прежними, а вот девичьи крики не утихали. И было заметно, что девушка кого-то отчаянно пытается позвать мысленно. По крайней мере так казалось самому оборотню. Сумасшествие Кэт продолжалось. Вампирша даже повалилась на холодный бетон, обхватив себя руками, дрожа и кусая губы, жмуря глаза. Адам не очень горел желанием выяснять, конечно, что происходит с этой девицей, но оставлять её вот так - орущую и катающуюся по земле - не очень культурно будет. Янг приблизился ещё на немного к вампиру, прикрикнув:
- Что с тобой, эй?
Ответа не последовало. Девушка, однако, замолчала, делая жалкие попытки привстать. Видимо, она сейчас едва соображала, потому что взгляд у неё был мутный и вряд ли сейчас она что-то понимает.
- Тебе лучше? Или мне можно тебя оставлять тут подыхать? - разошёлся Адам, видя, что девушка в себя до сих пор не пришла. Однако то, что произнёс брюнет дальше, было услышано: - Я такой шанс упускаю!
Пошатнувшись, Уэйн села, держась одной рукой за голову, а другой что-то ища по карманам. Янгу не понравилось это и он, резко схватив вампиршу за холодное запястье, лишь шумно выдохнул через нос. Глаза янтарного цвета недобро сверкнули. Взгляды представителей двух рас встретились. Лица молодых людей были не очень и далеко друг от друга.
- Отпусти меня, мне противно!.. - вякнула Кэт, вырывая свою руку из хватки Янга, который и не горел желанием держать "в плену" журналистку. По сравнению с руками Уэйн, руки оборотня были на удивление теплыми, даже горячими, поэтому девушка, кинув мимолётный взгляд на Адама, фыркнула. - Что тебе нужно? Убирайся, пока я тебя не уничтожила!
Оборотень тихо рассмеялся, вновь заглядывая в лицо вампира. Сейчас молодые люди могли рассмотреть друг друга на таком опасно-близком расстоянии. Глаза цвета янтаря встретились с глазами молодой журналистки. Адам почему-то догадывался, что в данный момент Кэт думает, что он мерзкий только потому, что от него пахнет не дорогими духами, а, скажем, псиной и чьей-то кровью. От подобной мысли стало ещё веселее, но только не самой Кэтти. Она уже хотела завести яростную тираду, но Адам лишь прервал девицу, переменившись в лице:
- Ты убила Джулию.
Кэтти удивлённо уставилась на оборотня, пытаясь уловить в его словах какую-то шутку или ещё что-то. Но, к сожалению, Янг не шутил. Вампирша только помотала головой в знак отрицания, но потом, осмелев, добавила:
- Вот и поделом ей! Будет знать, как связываться с!..
Адам резко и грубо схватил журналистку за грудки, поднимаясь на ноги вместе с ней. Ноги вампирши не касались теперь земли: Кэт буквально висела в воздухе. Сила Янга зашкаливала, на руках вздулись вены. Теперь разница между вампирами и оборотнями была отчетливо видна. Если вампиры были хрупкими, изящными существами, использующие свою хитрость и ловкость, то вервольфы - почти полная их противоположность. Уэйн - по сравнению с Адамом - была маленькой и хрупкой девушкой. Если подумать, то вампирша доставала брюнету только до груди, а то и вовсе ниже.
- Ты убила её! - повторил Адам страшным звенящим шепотом, но затем смягчился. - Я мог бы убить тебя в момент, когда ты потеряла голову, но я и так являюсь предателем, а лишние проблемы мне не нужны, учитывая, что их у меня уже полно.
Молодой человек небрежно отпустил вампиршу, из-за чего та не очень удачно приземлилась, едва устояв на ногах. Она была недовольна и хотела было уже что-то возразить, но замолчала, отводя взгляд. Янг нахмурился. Ему не очень прельщала перспектива пробыть тут ещё какое-то время с вампиром. Наверное, такие же чувства сейчас испытывала и Уэйн.
- Что вообще с тобой произошло? - всё-таки поинтересовался оборотень, опустив голову и посмотрев на свои босые ноги. Кэт что-то пробубнила.
- Не твоего ума дело! Какого чёрта ты тут ошиваешься ещё?
Янг цокнул языком.
- Мы оба являемся нарушителями законов Нашего Мира.
- Не мели чепухи! Я!..
- Ты убила обычного человека, который знал мою тайну. По правилам, если помнишь, людям можно лишь память стирать, но никак не убивать. Что из этого следует? Конечно, я могу и ошибаться, но а вдруг...
Кэтти насупилась, ненавистным взглядом посмотрев на оборотня. Адам усмехнулся, оценив подобную реакцию. Что ж, лучше пусть она будет его ненавидеть, чем вот так вот молчать и ни на что не обращать внимания, как было несколько минут назад.
you woke the wrong dog
Кажется, девушка начинала постепенно приходить в себя. Голова уже кружилась не так сильно, глаза мутно, но видели все до мельчайших подробностей (опустим тот факт, что зрение то и дело двоилось), ноги, подкашиваясь, уже могли держать тело в вертикальном положении. Впрочем, последнего журналистке еще не довелось проверить.
Адам, наглым образом проигнорировав вампиршу, сказал что-то, но Кэтти услышала лишь окончание реплики:
- Я такой шанс упускаю!
Редактор тут же враждебно нахмурилась, поняв, что Адам снова начинает ее раздражать. Нет, вот нравится ему капать на нервы! Ну да ладно. Они еще расквитаются. После того, что пережила Кэт, она способна заставить рычать от боли даже оборотней. И пусть только попробует нагло смеяться ей в лицо!
- Отпусти меня, мне противно!.. - воскликнула шатенка, морщась и выдирая руки из цепкой хватки модели, когда он решил проверить, кто сильнее. Впрочем, он явно ошибется, если подумает, что в расах вампиры-оборотни действует такое же соотношение сил, как и у женщины с мужчиной. Вампиры, помимо всего прочего, еще и очень сильны. Хотя Кошка не могла сказать наверняка, кто сильнее. Вполне возможно, их силы равны. - Что тебе нужно? Убирайся, пока я тебя не уничтожила!
И только сейчас Уэйн начала вспоминать, что произошло чуть раньше. Этот могильный холод в глазах. Эта неконтролируемость тела. Это безразличие к происходящему. Да кто-то действительно ею управлял! Но при этом не успел, видимо, полностью стереть память жертвы, когда она вдруг пришла в себя. Поэтому сейчас Кэтти расплывчато вспоминала, как убивает ту смертную, как возвращает Адаму его человеческую ипостась. Вот только кто ею управлял, девушка отчаянно не могла вспомнить. Да и хотела ли? Еще ее мучил всего один вопрос: почему Джейсон не помог ей? Почему оставил ее одну в такой момент? Неужели она ему не нужна? Но быть этого не может! Девушка помнила, как нежно вампир целовал ее, гладил ее кожу, каким желанием горели его глаза... Это просто безумие! Он бы не бросил ее на самом деле! Не сейчас, не тогда - вообще никогда! Наверняка у него были срочные дела. Что также беспокоило шатенку - частичные провалы в памяти. Кэт, например, вообще не помнила, как одевалась и выходила из квартиры, чем закончился их последний поцелуй, как Адам просто исчезает из ее квартиры... И это не та ситуация, когда человек припоминает что-то такое, но вот детали стали ему недоступны с течением времени. Это тот случай, когда этих воспоминаний вообще нет. И сей факт не на шутку пугал Кошку.
- Ты убила Джулию, - вдруг тихо заявил Адам. Уэйн, отгоняя глубокие размышления о произошедшем, недоуменно посмотрела на парня. Он это серьезно? Конечно, девушка уже и сама вспомнила, как убивала ее, но, посчитав это просто ненужным или даже ложным воспоминанием, не стала придавать ему значения. И вот реальность нежданно-негаданно обрушилась на нее. Она убила человека, черт возьми! ЧЕЛОВЕКА! Однако вслух журналистка по привычке сказала совсем не то, что думает:
- Вот и поделом ей! Будет знать, как связываться с!..
Шатенка тихо воскликнула, когда вдруг, грубо схваченная, подлетела в воздух. Ноги ее не касались земли, и сейчас редактор, подобно тряпичной кукле, висела на руках Адама, который, кажется, не испытывал никаких неудобств, держа ее в таком положении. Однако безвольная покорность судьбе начала уже раздражать Кэт. Она угрожающе зарычала, обнажая клыки. А ее глаза снова вспыхнули металлическим блеском. Да что этот нахал себе позволяет?!
- Ты убила её! - повторил Адам, будто это могло что-то изменить. - Я мог бы убить тебя в момент, когда ты потеряла голову, но я и так являюсь предателем, а лишние проблемы мне не нужны, учитывая, что их у меня уже полно.
- Ты бы не убил, - вдруг с леденящим душу спокойствием оборвала его вампирша. - А знаешь, почему? Потому что ты слаб и труслив. Когда твою смертную убили, ты даже не посмотрел на нее, хотя она отдавала тебе всю себя! И ты действительно предатель. Не своей расы, но прежде всего этого человека.
Модель резко опустил шатенку на землю, и она, пошатнувшись, все же поняла, что ноги пока отказываются ее держать. Ну и ладно! Так посидит - подумаешь!
- Что вообще с тобой произошло? - вдруг поинтересовался Янг, посмотрев на свои босые ступни. Девушка язвительно усмехнулась, уже не собираясь идти навстречу парню.
- Не твоего ума дело! Какого чёрта ты тут ошиваешься ещё?
- Мы оба являемся нарушителями законов Нашего Мира.
Журналистка совершенно искренне рассмеялась, но решила подыграть Адаму:
- Не мели чепухи! Я...
И тут ее снова перебили. Какая жалость.
- Ты убила обычного человека, который знал мою тайну. По правилам, если помнишь, людям можно лишь память стирать, но никак не убивать. Что из этого следует? Конечно, я могу и ошибаться, но а вдруг...
Кэтти насупилась и, ненавистным взглядом обжигая вервольфа, поднялась на ноги, умудрившись даже не пошатнуться. Чудеса, да и только!
- Не капай мне на нервы, вервольф. У меня был четкий приказ - ты можешь убить человека, но не оборотня. Он нужен нам живым. И не думаешь ли ты, что я все еще могу исполнить свою угрозу? В положении жертвы пока ты, какой бы бравадой ни прикрывался.
"Он прав, - внезапно тихо "промолвил" в ее голове до боли знакомый голос. - Ты не могла убить человека, даже несмотря на приказ. К тому же, никакого приказа не было".
"Джейс?! - мысленно воскликнула редактор, уже ничего не понимая. - Что случилось? Почему ты так неожиданно пропал?!"
"Я был занят, куколка. И ты предала меня. Приказа не было - ты нарушила правила нашего Кодекса. И за это мне придется наказать тебя".
"Что?! Джейс, но..."
Девушка тихо вскрикнула, когда ее горло изнутри обожгла боль. Она вдруг потеряла возможность дышать и вновь рухнула на колени, задыхаясь. А потом перед ней появился сам Джейсон и, не церемонясь, схватил "нарушительницу" за волосы. Кэт хотела было еще раз закричать, но из стянутого спазмом горла вырвался только тихий хрип.
- Прошу прощения, - произнес вампир, смотря на Адама. - Человек, к которому вы были привязаны, теперь мертв. Все обвинения с вас снимаются. А вот она поплатится за нарушение всех законов.
И с этими словами он исчез вместе с Кэтти, которая, кажется, уже потеряла сознание.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
Уэйн поднялась на ноги, даже не пошатнувшись. Оборотень оценил её стойкость, но это длилось всего лишь несколько секунд. Адаму было безразлично всё то, что касалось вампиров, правда, в данный момент этот самый вампир лишил жизни ту, что была дорога Янгу. Человека? Брюнет лишь невесело ухмыльнулся своим мыслям, которые были до такой степени абсурдны, что хотелось лишь над ними смеяться. Правда колола глаза, а это было очень неприятно. Адам стиснул зубы, сдерживая свои собственные эмоции, которые на протяжении нескольких лет он демонстрировал только Джулии.
- Не капай мне на нервы, вервольф. У меня был четкий приказ - ты можешь убить человека, но не оборотня. Он нужен нам живым. И не думаешь ли ты, что я все еще могу исполнить свою угрозу? В положении жертвы пока ты, какой бы бравадой ни прикрывался, - заявила Кэтти, с презрением смотря на оборотня. Хотя надо отдать Адаму должное: даже в такой момент он продолжал оставаться прекрасным. Ха-х, это могло и повеселить.
Вампирша замолчала, будто вовсе отделившись от этого мира. Оборотень сдвинул брови, не желая находиться под игнорированием этой чертовой журналистки, которая вот так вот ворвалась в его жизнь, убила Джули, а теперь ещё и дерзит. Как же я вас всех ненавижу. Подумал Янг, мысленно обращаясь к вампирам. Наверное, это показалось для оборотня неожиданным, но Кэт издала одинокий вопль, схватившись за своё горло, содрогнувшись. Девушка вновь упала на колени, сама, кажется, не понимая того что происходило. Из пустоты выскользнул юноша, резко схвативший Уэйн за волосы. С губ девушки слетел лишь хрип, и ничего более. Адам с неким опозданием понял, что перед ним появился ещё один вампир, который явился за Кэтти с явно не очень добрыми намерениями.
- Прошу прощения, - проговорил представитель ненавистной расы, не отпуская Уэйн, пытавшуюся вырваться из крепкой хватки. - Человек, к которому вы были привязаны, теперь мертв. Все обвинения с вас снимаются. А вот она поплатится за нарушение всех законов.
На такой весёлой ноте вампир вместе с Кэт просто испарился, оставив после себя неприятный запах дешевеньких духов. Такой обычно использовали тучные дамы, приходящие в модельное агенство. Янг усмехнулся, оставаясь на заброшенной зоне в гордом одиночестве. А где-то неподалеку продолжал валяться труп Джулии, которую оборотень не соизволил хоть как-то спасти. Он остался один с грузом на плечах, именуемой "совестью". У оборотней есть совесть? Да, это было неожиданным, но она у них действительно есть. Она у всех есть, в общем-то, но кто-то просто рот ей затыкает пяткой, тем самым убирая из своей жизни, дабы в дальнейшем особо не переживать по тем или иным причинам. Молодой оборотень вздохнул, закрыв бледное лицо руками, обдумывая произошедшее.
- Джулия мертва. Та вампирша Кэтти схвачена и отправлена под Суд Совета. С меня сняли все обвинения. Я свободен, - говорил Янг, всё так же стоя с закрытым руками лицом. Вот, долгожданная свобода, о которой когда-то мечтал оборотень. Вот перед ним открыты все двери, но что-то шло совсем не так. Юноша ощущал, что ему теперь мало этой свободы. Не хватает... чего-то. Подумав об этом, оборотень убрал от лица руки. - И теперь я остался один. Всё совсем не так, как я когда-то хотел.
Янтарные глаза фотомодели сверкнули. Молодой человек оскалился, кинув взгляд на то место, где только что стояли Кэт и тот незнакомый вампир. Почему-то, когда увидел его, Адам ощутил то, что ощущал в момент, когда смотрел в пустые глаза Уэйн, чьё сознание тогда было в чужой власти. Либо брюнету казалось, либо эти две вещи были связаны между собой, а если это так, то вампирша в опасности. Но разве оборотню есть дело до участи вампира? Между двумя враждующими расами нет никакого понимания и поддержки: одна ненависть и отвращение. Янг для себя решился на крайне рискованный шаг, но ситуация этого требовала. Он должен отомстить за Джули, хотя её смерть и послужила спасением для Адама. Вам, кровососам, так просто это с рук не сойдёт. Направляясь вперёд, к более-менее просторному месту, оборотень пытался состыковать то, что было недавно с тем, что только что произошло. Этот странный парень, утащивший за собой Кэт, явно причастен к произошедшим событиям. И его-то Янг должен отыскать, хотя для этого нужно пересечь границу Двух Миров, после оказываясь в другой реальности. Но кто не рискует, тот не пьёт шампанского.
- Не нравится мне это затея, - чертя палкой на грязи странные символы и ощущая страшную головную боль, сказал сам себе оборотень. - Но отомстить я должен, потому что свободным мне не быть уже никогда. Это клеймо предателя никогда меня не покинет, а потому я хотя бы его оправдаю, что ли.
Юноша, закончив вырисовывать на грязи знаки, бросил палку в сторону. Контуры символов загорелись лиловым светом. Головная боль прошла. Оборотень, осмотревшись по сторонам, шумно вздохнул, шагнув прямо в центр странного рисунка. Тело Адама окутало такой же лиловой дымкой. А знаешь, почему? Потому что ты слаб и труслив. Когда твою смертную убили, ты даже не посмотрел на нее, хотя она отдавала тебе всю себя! И ты действительно предатель. Не своей расы, но прежде всего этого человека. Всплыли в памяти слова Уэйн. Янг сразу же разозлился то ли на себя, то ли на эту Кэт. Одной ногой, как говорится, оборотень был уже в другом Мире. Показались сначала клыки, а затем уже и глаза цвета янтаря изменились. Оно и верно: в том Мире существуют только истинные облики, но в случае Адама, являющимся оборотнем, облик будет сохранён лишь на половину. Прежний мир - мир, в котором жил Янг - расплывался, а руна сияла всё ярче.

***
you woke the wrong dog
***


POV Kathy


Где я? Черт, я ничего не вижу! Ни-че-го! А это самая настоящая трагедия для вампира. По-моему, куда лучше, когда в глаза ударяет сноп света, ослепляя и обескураживая, но что делать, когда вампир - бессмертный с острым, как у орла, зрением - ничего не видит? Ни зги. Будто из комнаты вдруг выкачали весь свет, не позволяя видеть даже нам. И что мне теперь делать? Как отсюда выбраться?..
Пытаюсь пошевелить руками. По всем законам жанра, она плотно прикованы цепями к стене высоко над головой, и я буквально повисла на них. В теле странная слабость, ноги не хотят шевелиться, глаза то и дело закрываются (все равно ничего не могут увидеть). Кажется, я на некоторое время потеряла сознание, пока Джейсон доставлял меня на Совет. О нет! Джейс! Совет! В голове испуганной птицей бьются его слова: "А вот она поплатится за нарушение всех законов". Но я же помню... был приказ...
- Солнышко, - вдруг прорезает тишину тихий голос, и я вздрагиваю, резко озираясь по сторонам: вдруг что увижу? Бесполезно. В глазах по-прежнему парадоксальная тишина. Похоже на заклинание слепоты. Если так оно и есть, то у меня проблемы. Мне нужны подвижные руки, чтобы снять с себя чужеродную магию. А эти наручники... Дергаю еще за цепи, вызывая лязг металла. Эти наручники поглощают мою энергию. Вот почему мне ни двигаться, ни даже разговаривать не хочется. - Очнулась?
Голос раздается передо мной, поэтому смотрю только вперед.
- Отпусти меня, Джейс! - кричу я, хотя наручники вдруг быстро раскаляются, и я снова вишу на них безвольной куклой.
- Прости, кукла, не могу. Ты нарушила правило вампиров: убивать смертных запрещено. Неужели ты хочешь, чтобы нас раскрыли? - Кажется, вампир приближается ко мне. Чувствую его горячее дыхание на шее и резко стискиваю зубы. Если он захочет, как и прежде, укусить меня... будет очень больно. Сейчас я осознаю, что хочу оказаться от парня как можно дальше, только, увы, это невозможно.
- Но ведь... был приказ... - беспомощно шепчу я.
Джейсон немного помолчал, будто обдумывая свои слова. И только сейчас я замечаю, что не могу прочесть его мысли. Неужели так наручники на меня действуют? Да нет, невозможно. Острое зрение, совершенный слух, сила, скорость, ловкость, магия и возможность читать мысли смертных и вампиров (у I степени) - все это неотъемлемые рефлексы кровных братьев и сестер. Заблокировать их с помощью наручников, сделанных из специального металла, вытягивающего энергию, невозможно. Значит, тут не обошлось без магии, что, опять же, усложняет и без того непростое положение. Я даже видеть не могу, чтобы освободиться! Что мне делать, черт возьми?..
- Был, - соглашается Джейсон некоторое время спустя. - Был, малышка. Вот только как ты это докажешь? Ты ничего не помнишь. Следовательно, Совет не сможет считать это с твоей памяти. Твои воспоминания заканчиваются на том, что кто-то дал тебе приказ убить человека. Вот только кто - ты не знаешь. Не узнает и Совет.
Вампир ведет рукой по моей шее, заставляя вздрогнуть и замереть от страха, а потом пальцы скользят по вырезу блузки. Я замерла, боясь даже пошевелиться, и резко выдыхаю, будто это может помочь. Вообще класс! Сейчас еще будет попытка изнасилования. Самое страшное в том, что я не могу сопротивляться.
- Не трогай меня, - сдавленно рычу я. - Предатель, да как ты мог так поступить со мной? Чем я заслужила это?!
Во мне просыпается долгожданная ярость. Рука Джейса замирает, и он отстраняется. Я буквально чувствую его улыбку.
- Так было задумано с самого начала, Кэтти. Ты очень сильная, - его рука вновь прикасается и до боли сжимает левое запястье, - чересчур сильная. Почти уровень Совета. Однако нам не нужны "новые люди" в креслах магистров. Нам достаточно тех, что уже занимает почетное место. Ты будешь лишь мешать. Природа щедро одарила тебя, открыв доступ почти к любой магии. Как ты понимаешь, это было очень опасно. Рано или поздно ты бы стала магистром. Но если тебя не станет, то и претендовать на кресло в Совете будет некому. Логично? Логично. Поэтому... прости, Кошечка, а мне придется обрезать твои коготки.
Парень резко приближается ко мне и ведет кончиком носа по шее, будто вдыхая аромат моей крови. Я вся сжимаюсь, понимая, что сейчас произойдет. Не изнасилование. Хуже.
С моих губ срывается дикий крик, полный неистовой боли, когда клыки Джейсона погружаются в мою шею. Глаза широко распахиваются, однако по-прежнему ничего не видят. Сердце, затрепетав, испуганно замирает в груди, руки тщетно сжимаются в кулаки, и из моего тела стремительно вытекает жизненная сила вперемешку с кровью. Боль в шее ужасна, кажется, там зияющая смертельная рана, а я не могу даже зажать ее рукой. Черт!..
- Нет! - кричу я, с ужасом слыша в своем голосе мольбу. - Прекрати! Не надо!
Я уже готова снова потерять сознание от нестерпимой боли. Неужели все так и закончится? Неужели я так быстро умру?..
Глаза заливает холодным белым светом, а потом я понимаю, что просто потеряла сознание. Рухнула в небытие.

***


Джейсон, облизнувшись, оторвался от шеи девушки, чье тело беспомощной тряпкой повисло на цепях. Она была жива, разумеется: вампира не убить колоссальной потерей крови. Да парень и не старался убить таким способом свою "возлюбленную". Скорее, это было сделано для удовлетворения собственной жажды. Да и Кэтти слишком соблазнительна, чтобы не воспользоваться ее беспомощностью. Можно, впрочем, продолжить пользоваться ее беззащитным положением, но это чуть позже... До решения Совета у парня полно времени, он еще успеет наиграться с ней. А потом - ну что ж, потом он поищет себе новую пассию. На окровавленных губах вампира заиграла довольная улыбка, он вытер белым платком уста и вышел из пещеры, оставляя Кошку наедине с собой. Впрочем, она еще долго не узнает, где она и что с ней. Джейс об этом позаботится.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
Было тихо. До ужаса тихо. Тишина давила, раздавливала. Адам резко распахнул глаза, ощутив, как боль сковала его тело на несколько секунд. А когда она ушла, оборотень мог спокойно вздохнуть, прикрыв глаза вновь, успокаиваясь. Перенос через Грань Миров всегда доставлял много хлопот, а потому было иногда и неизвестно одно: вернёшься ли ты живым? Янг оказался живым, так что радоваться можно было уже лишь по такой причине. Брюнет снова открыл глаза, пытаясь встать с земли на ноги. Пока что это удавалось не очень хорошо, а когда удалось, то модель снова ощутила пульсирующую боль в висках. Пошатнувшись, Адам кое-как удержал равновесие, осматриваясь. Перед ним был один только мёртвый лес: где-то обугленные деревья, где-то просто голые и жуткие, а где-то вовсе чьи-то кости. И всю эту красоту накрывал густой туман, через который почти ничего не видно дальше своей вытянутой руки, но в случае Янга всё было не так плачевно. Всё, что он только что увидел, хватило. Молодой человек посмотрел на свои руки, а затем на несколько мгновений прикоснулся к собственному лицу. Да, теперь это были действительно его руки и его лицо. Его тело. Более мощное, нежели человеческое. Тело обычного оборотня. И сейчас никто бы не смел заикнуться о том, что это - фотомодель, чьё лицо постоянно появлялось то там, то тут. Это было бы смешным, если бы теперешнего Янга посчитали идолом мужской красоты.
- О, Рэджи, нас ведь могут увидеть! - послышался недалеко писклявый женский голосок, который становился всё отчетливее и громче, посему Янгу пришлось мигом куда-то спрятаться, чтобы его раньше времени не засекли вампиры, невесть что потерявшие в этом Богом забытом месте. А шаги приближались, теперь можно было услышать и хриплый мужской голос, обладатель которого яростно спорил с девушкой.
- Кто нас может увидеть здесь, Лола? - не унимался вампир, пытаясь схватить собеседницу за худую и бледную ручку. Вампирша брыкалась и пыталась отойти подальше, но упрямству мужчине можно было только позавидовать. В конце концов девушку сдалась, тут же оказавшись в объятиях своего ухажера. - Ты же знаешь, что мы здесь одн...
На этом вампир прервался, начав оглядываться и стрелять взглядом в разные стороны, не отпуская от себя хрупкую дамочку с глазами цвета свежей крови. Только не говорите мне, что он что-то заподозрил. Пронеслось в голове у Адама, когда он почувствовал смену поведения мужчины. Оборотень скрывался за большим валуном, который так удачно оказался рядом, но какова вероятность того, что это место безопасное? В любом случае, если брюнета заметят, то хорошим это не кончится. А для кого - уже решит случай. Оборотень поднялся с места и вышел из временного укрытия.
- Рад встрече! - посмеиваясь, произнёс Янг, идя просто навстречу двум вампирам, которые уже были готовы атаковать или забить тревогу. Что ж, это уже было не так важно. Адама всё равно в этом Мире уже засекли, а это значит, что прятаться больше не имеет смысла. В янтарных глазах оборотня, казалось, зрачок вовсе утонул. Обнажив ужасающие звериные клыки, чуть пригнувшись подобно настоящему волку, Адам сделал ход первым.

***


Адам провёл рукой с немного крючковатыми когтями по лицу молодой вампирши, алые глаза которой полыхали ненавистью. Странно, что девушка не могла выбраться из плена обычной верёвки, которую Янг "одолжил" у ныне мертвого воздыхателя этой красноглазой. Всё же удача была на стороне оборотня, правда, ей оставалось совсем недолго, потому что в скором времени, как думал брюнет, за ним должны выслать парочку стражей Мира, которые без всяких колебаний просто отрубят ему голову, чтобы больше под ногами не путался.
- Не прикасайся ко мне, грязное животное! - взвигнула вампирша, мотая головой, от чего её тёмные кудри колыхались то туда, то сюда. Адам удручённо вздохнул, понимая, что перед ним нет ничего грозного. Перед ним молоденькая представительница ненавистной расы, которая только и может, что заигрывать с мужчинами, даря им свои взгляды, и также верещать, чтобы её не трогали. На данный момент был оправдан лишь второй пункт. - Стражи поймают тебя! Ты поплатишься за смерть Рэджи!
Янг насмешливо глянул на вампиршу, видя в её глазах лишь глупое желание мстить на ровном месте. Оборотень был убеждён в том, что эта девица ничего не сумеет сделать без своего горячо любимого Рэджи, который отбыл в мир Иной. И после этого ещё говорят, что вампиры бессмертны. Да ну, порой это - лишь глупость, которой прикрываются смельчаки этой расы. Один удар - и всё может закончится. Забвение, к сожалению, настигает каждого. Подумав об этом, брюнет лишь вздохнул, вспоминая мучительную смерть Джулии.
- Стражи явятся не очень скоро, - после долгого молчания всё же проговорил Адам, поднимаясь с места и шагая в сторону трупа мужчины, тело которого было чуть ли не в мясорубке прокручено, судя по виду. Янг постарался. Снова оскалившись, демонстрируя окровавленные клыки, Янг опустился на корточки рядом с мертвым вампиром, протянув руку к его оружию. Меч тускло поблёскивал. Если отрубит руку, то больше не буду чужого трогать. Оптимистично подумалось оборотню, когда рука его коснулась прохладного лезвия, а затем уже и рукоятки. Ничего не произошло. Оборотень сначала посмотрел на сам меч, а затем уже и на связанную вампиршу, которой до сих пор хотелось выколоть Адаму глаза, а затем расчленить его. Хорошая нынче фантазия у девушек.
- Даже не смей приближаться! - заявила Лола, ощерившись, показывая оборотню свои клыки. Напугала ежа голой пятой точкой, называется. Не церемонясь, Адам схватил девицу за горло, сжимая его до такой степени, что вампирша захрипела, задыхаясь от злости и лишённая возможности нормально дышать.
- Где у вас тут наказания проводят? - спокойно поинтересовался Янг, с каждой секундой всё крепче и крепче стискивая в своей хватке лебединую шею вампира. Девушка закашлялась, зажмурившись. Вот и всё ваше бессмертие. Лола пыталась что-то сказать, не с её губ слетали только жуткие хрипы. Жалкий народец. Оборотень уже готов был свернуть красноглазой шею, потому что он был натурой не самой терпеливой.
- Ты... кх... - еле прохрипела Лола, до сих пор не оставляя попыток вырваться из лап оборотня. Янг смягчился на несколько мгновений, сверкнув глазами цвета янтаря, расслабив хватку. Но вампирша решила, что дерзость важнее жизни, потому что её ответ был последним, что она посмела произнести.
- Будь ты... аргх... проклят! - И всё. На этом Адам закончил переговоры, моментально вонзив в девичье тело чужой меч, который прошёл насквозь с мерзким звуком. Ожидать чего-то более хорошего от ненавистной расы не пришлось. Даже на своём последнем издыхании вампиры готовы хамить и быть уверенными, что они выглядят потрясно. По крайней мере так считал Янг. Вдалеке раздался сначала грохот, а затем и странное сияние озарило темный лес. Оборотень, с неким отвращением оттолкнув от себя уже мертвое тело вампирши, захлебнувшейся собственной кровью, рванулся в глубь леса, прихватив с собой и вампирский меч, испачканный чужой кровью. Оборотень надеялся таким способом пройти к замку Совета незамеченным. Оставалось надеяться лишь на лучшее. Двух вампиров Адам убил, а это значит, что пути назад уже нет. Он вторгся на чужую территорию и поплатится за это, но... потом.
you woke the wrong dog
Девушка, что-то нечленораздельно промычав, приоткрыла глаза, но тут же закрыла их, зажмурившись от резкой боли. В шее, в самих глазах, в висках... во всем теле. Что с ней? Неужели она снова потеряла сознание? Как долго висела в таком положении? И собираются ли ее освобождать? У нее руки уже затекли, а запястья дико болят...
Вздохнув и качая головой, Кэтти снова решилась приподнять веки и не поверила своим глазам: она видела! Ее зрение вернулось к ней! Значит ли это, что именно Джейс блокировал ее? Впрочем, восстановившееся зрение ничего ей не давало, никаких преимуществ, ведь единственное, что видела журналистка, - лишь небольшую пещеру, похожую по форме на замкнутую сферу, а вход закрывала мощная металлическая дверь толщиной в десяток сантиметров. Такую не вынести даже вампирам. Хотя, может, оборотни и смогли бы, но в этом Мире они никогда не бывают. "Да и нет смысла думать о вервольфах. Расы всегда враждовали между собой. Было бессмысленно даже браться за это задание. Какая разница, от кого поступил приказ? Собственно, я этого уже не помню..." - вот такие вот немного очумевшие мысли лениво порхали в раскалывающейся от боли голове редактора. Чтобы как-то избавиться от рези в глазах, девушка опустила веки и, кажется, задремала. Или, по крайней мере, впала в прострацию. На самом деле второе было более близко к истине: Кошка, сосредоточившись на своей внутренней составляющей, на магии, пыталась призвать ее к себе, чтобы освободиться. Энергия земли потекла в ее тело, но, минуя его, попала в наручники, которые сразу раскалились, обжигая чувствительную кожу. Уэйн тихо выдохнула, дернув ненавистными наручниками, но, понятное дело, это не помогло. Как ей спастись из этого ада? Как выбраться? Неужели осталось только смиренно ждать своей участи? Увы, журналистка знала, что ее ждет: "Солнечная пыль". Стандартное наказание за предательство и нарушение законов. Это не просто солнечный свет, пугающий вампиров по версии почти всех фэнтези-книг. Если хоть капелька зелья окажется в горле вампира - все. Это фатально и неизбежно. И как-то Кэт "посчастливилось" увидеть смерть вампира от "пыли". Это было ужасно. Такие дикие крики, такая мука в глазах, такое страдание... Проще обезглавить просто. И гуманнее. И, собственно, редактор не желала испытать на себе все "прелести" смертельного заклинания. А посему ей срочно нужно выбраться. Вот только как?.. Осталось проверить только один выход. И далеко не факт, что он сработает: шатенка была очень слаба. Не зря Джейсон так основательно опустошил ее. А, не имя источника подпитки и прибегая еще к помощи магии, она очень быстро выдохнется. Однако попробовать стоило. Не умирать же ей!
Кэтти стиснула зубы и, сжав кулаки до такой степени, что костяшки пальцев побелели, вновь призвала к себе магию. Маленький вихрь, ерошивший волосы, закружился вокруг нее, и наручники не успевали впитывать в себя всю силу. Они раскалились добела, оставляя на нежной коже запястий страшные ожоги и заставляя вампиршу тихо кричать от боли. Но приходилось терпеть. Энергия стремительно покидала ее тело, конденсируясь в мини-вихрь вокруг. Наручники все раскалялись и раскалялись, пока по ним не пошла трещина. Она расколола цепь напополам, и девушка с горем пополам освободилась, падая на колени. "Надеюсь, меня никто не слышал", - лихорадочно подумала Кошка, наблюдая, как ее запястья неохотно регенерируют. А это также требовало сил, которых у редактора почти не осталось. Как ей теперь освободиться? Если из цепей она выбралась, то эту дверь ей точно не вынести, а перенестись в пространстве невозможно: здание Совета окружено защитным куполом, предотвращающим всякую телепортацию. Что ей оставалось? Только пользоваться подручными средствами.
Уэйн выдернула из оплавленной цепи гвоздь и, сжав его в руке, превратила в "гармошку". Подползла к двери, так как не была уверена, что после пережитого ноги будут твердо держать ее, вставила испорченный гвоздь в замочную скважину и начала елозить железякой, туда-сюда, пытаясь задеть спусковые пружины, которые на один шаг приблизят ее к свободе. Что и говорить, вор из Кэт был никудышный. Прошло не меньше десяти минут, пока что-то в скважине сухо щелкнула и она оказалась на свободе. Осталось только: а) найти выход; б) не встретить по пути других вампиров. Все так просто в теории, правда?
На подкашивающихся ногах журналистка выскользнула из камеры и тут же оглянулась. Ей срочно нужна кровь. Очень срочно. Живая, теплая кровь. Ходили слухи, что в здании Совета был самый настоящий кровавый источник, но вот искать его времени, как назло, не было. Придется полагаться только на свою энергию, которой, к слову, почти не осталось.
Держась за стену, Уэйн поковыляла к выходу, молясь, чтобы никто не обнаружил ее. Куда там!
- Эй, - вдруг окрикнул ее грубый голос стражника, - ты куда собралась?!
Кэтти чудом удалось избежать электрического разряда, вырвавшегося из рук стражника (спасибо природным рефлексам!), и она, просто сбив мужчину с ног, поспешила дальше, то и дело спотыкаясь. Она тяжело дышала, сердце оглушительно стучало в груди. За что ей все это? Чем она заслужила все это?
Что там говорил Джейсон? Что она очень сильная? Да, возможно, но что делать, когда у тебя почти не осталось энергии? "Забрать ее у других", - вдруг пришел ответ. Кошка сама ужаснулась того, что собирается сделать, и резко развернулась, сталкиваясь лицом к лицу со стражником. Прижала руки к его груди и, притянув к себе, впилась клыками в шею. Теперь энергия парня поступала в Уэйн и через ладони, и через кровь. Она тут же почувствовала прилив сил и стала невидимой, продолжая выпивать мужчину. Вот снова она нарушила все запреты. Строжайше запрещено нападать на вампира-стражника, и уж тем более запрещено пить кровь бессмертных. Исключения, конечно, были, но очень редко. Теперь редактора точно убьют. Впрочем, важно ли это, когда сей факт и так ясен, как день?
Отбросив тело впавшего в кому стражника от себя, в полете свернув ему шею и упокоив навсегда, шатенка облизнулась и, по-прежнему невидимая, поспешила к выходу. Этой энергии ей вполне хватит, чтобы сбежать и оказаться в мире людей. Однако в идеале ей бы надо еще подкрепиться кровью пары-тройки смертных. Жестоко? Очень. Но выбора, увы, Кэтти не оставили. В полевых условиях приходится учиться выживать.
Кэт выбила раму окна и, на секунду глянув вниз, смело прыгнула. Лететь с высоты шестого этажа - чистое самоубийство. Однако журналистка не собиралась ломать себе шею. Она планировала воспользоваться магией. Выбора-то все равно нет. Сосредоточившись, Уэйн создала за спиной маленький ветер, подхвативший ее наподобие крыльев, и плавно, по-кошачьи, приземлилась. Осмотрелась и побежала в сторону леса так быстро, как только могла в нынешнем состоянии. "Хоть бы сбежать..." - отчаянно подумала Кэт. Все, что ей сейчас нужно, - выбраться за пределы защитного поля, окружающего замок. Все, что нужно...
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
Форум » Архив » Корзина » Приручение зверя (и какое это "о-ля-ля" по счёту?)
Страница 1 из 212»
Поиск: