Приветствуем Масаси Кишимото на этой странице
Чтобы можно было писать в чате нужно войти в свой аккаунт.
Страница 1 из 212»
Архив - только для чтения
Форум » Архив » Корзина » До первой капли крови (maybe, NC-21.)
До первой капли крови
Красиво. Нет, действительно красиво. За века, не десятилетия, а именно века, она ещё не привыкла к тому, что окружало смертных. То, что оставалось, действительно, божественным. То, что они с каждым годом убивали, разрастаясь своим Городом. Обидно до глубины души. Вдруг девушка рассмеялась. Хрипло, со вздохом. Погодите. Она подумала про душу? Вот уж нелепость. У таких, как она, подобного быть не должно и не может. Таких, как она, всегда называли не больше, не меньше, чем нежитью. Таких, как она, всегда боялись. Ну и пусть.
Кэлрин сидела на огромной высоте, смело глядя вниз. Утес, на котором она с удобством расположилась, возвышался над небольшим пригородом, практически отвесно, из-за чего возможность сковырнуться вниз была весьма высокой. Но девушка сидела без страха, даже слегка покачивая ногой. Чего ей бояться? Расшибиться в лепешку? Таким образом даже пошутить будет глупо. Она вздохнула, посмотрев вверх, на луну. Сегодня было полнолуние. Впору взвыть, как распоследнему оборотню.
- Госпожа, - тихий голос прошелестел над ухом. Разумеется, говоривший не был рядом с ней, но чуткий слух Высшей мог уловить и за десятки метров подобный шепот. А уж в чтении мыслей ей и вовсе не было равных. Иногда все это... надоедало. Да, черт возьми, эти королевские замашки действительно надоедали. Даже не повернув головы в сторону неожиданного собеседника, Кэлрин холодно отозвалась:
- Да?
- Вас ожидают в поместье Голдштейн. Все уже собрались.
За мгновение, прежде чем неизвестный смог должным образом отреагировать, девушка оказалась позади него, языком проводя по небьющейся жилке на шее. Мертвец, если грубо, бессмертный Среднего уровня, если по чину. Что уж тут ожидать. Она явственно чувствовала запах крови, едва бьющейся в венах её раба. Прижавшись грудью к его спине, Кэлрин обняла со спину своими ледяными руками. Спрятав лицо на плечо Среднего вампира, девушка выдохнула, перебивая вонь крови.
- А ты недавно поужинал, не так ли, Пьер? - ухмылка чувствовалась только в голосе, на лице была все та же бесстрастная маска. - До чего же противная вонь гомо сапиенса, - ноздри хищно раздулись. О, да. Мнение, что все вампиры без исключения, жрут кровь, будто какие-то падальщики, - всего лишь сказки для глупцов. Вампиры бывают разные, тут уже ничего не попишешь. Самый низший уровень - все привыкли называть его уровнем Е - новообращенные, недавно укушенные Средними. Испытывают постоянную жажду крови, поэтому они всегда находятся под контролем. Лишь кровь Высших вампиров может дать им возможность стать Средними, ну или сдохнуть, как животному. Это были отбросы. Даже вампиры, порой, с особой жестокостью избавлялись от подобной падали.
Далее, разумеется, шли Средние вампиры. Обращенные Высшими, сразу же вошедшие в близкий круг. Отличаются переменной жаждой крови, а также зародышами способностями телекинеза, психокинеза, возможно, даже пирокинеза. Гипноз присутствовал даже у Низших, так что это было не ново. Средние встречались чаще всего, составляя наиболее населенный класс. Ну и выше всего, как не смешно, стали Высшие. Их также называли "бессмертные среди бессмертных". Этакие особы королевской крови. Обладали высокими познаниями в магии, в алхимии, и не нуждались в крови, лишь изредка пили, пробуя, как изысканное вино. Стояли над всеми вампирами, упиваясь своей властью. С некоторыми исключениями, куда уж без них. Кэлрин была одной из таких вот исключений. Вся эта мишура, жажда власти и подчинения спала у неё уже века назад. Когда живешь так долго, иногда задумываешься о смерти. Но суицид был бы слишком легким выходом, а подобных глава клана Голдштейн никогда не искала. А пасть в какой-то битве не предстояло, ибо во всем чертовом мире был мир, простите за каламбур.
- Я уже иду, - прошипела она и исчезла, оставив Пьера.

~*~*~


Усаживаясь в центре стола, Голдштейн скучающе осмотрела присутствующих. Одни и те же лица уже на протяжении довольно долгого времени. Надоели до першения в горле.
- Мы сегодня собрались, - взял слово глава другого клана Высших - Мэриол, - для того, чтобы обсудить наше дальнейшее сотрудничество с гильдией охотников. Насколько понимаю, было несколько эксцессов в последнее время. Они не выполняют условий договора, охотясь на членов всеразличных кланов! Им были доверены Низшие и Средние-одиночки, с чего эти маразматики бросаются на законопослушных вампиров? - Кэлрин, не скрывая, зевнула.
- Высший, но ведь ваши вампиры сами виноваты, - вкрадчиво начал Люмьер, глава французского клана Ротшильд. Он всегда веселил леди Голдштейн, один из немногих, которых этот фарс вконец доконал. Улыбнувшись ему лишь уголками губ, Кэлрин отпила ещё вина, все с тем же равнодушием сидя на своем месте. Эти житейские проблемы её не волновали. Слишком насрать на мельтешение бюрократов. - Насколько мне известно, - он выделил местоимение, словно, вгонял вилку в чей-то неживой бок, - вампиры твоего клана самовольничали в закрытых секторах. Кажется, они первыми нарушили условия договора, или же мне это только кажется? - его лицо видоизменилось, принимая какую-то странную эмоцию, похожую на задумчивость. Единственный, тихий смешок Кэлрин эхом раздался по залу. В неё сразу впились взгляды старых маразматиков. Ну, что поделаешь, не любила она подобные торжества-собрания, так что теперь, подчиняться нелепым законам?
- А что у вас, глава клана Голдштейн? - сухо обратился кней один из присутствующих. Кэлрин однажды забила на попытку запоминания всех имен, и поэтому называла его бровастый мудак.
- А у нас все хорошо, - кивнула Кэлрин. - Единственное, что мучает в последнее время, - это наличие дампиров.
- Что с ними? - заинтересовался Люмьер.
- Ну, как, - пожала она плечами, полыхнув алым взглядом, - всем известно, что только они способны убить Высшего. И чем больше растет их популяция, тем сильнее вероятна гибель династии Высших, и бла-бла-бла. Неужели забыли свои слова?
- Кэлрин, милочка, все дампиры находятся под меткой Контроля, нам нечего опасаться.
- Назовешь меня милочкой ещё раз, Дамир, я перегрызу тебе горло, - спокойно отозвалась Голдштейн. - Пока существует подобная тенденция их роста, предлагая внедрить их в кланы. Лучше уж будут под личным присмотром, нежели в свободном полете. Да, я в курсе, как вы пренебрежительно относитесь к дампирам, но подобное отношение к ним всего лишь ваше королевское и маразматичное предубеждение.
- Это противоестественно всем законам! - проскрипел самый старый Высший, глава клана Санггреал. Имени его Кэлрин, что и следовало ожидать, не помнила, поэтому присвоила ему прозвище старый пень. - Дампиры не способны ужиться с Высшими по всем канонам.
- А вы возьмите, Высший, и наплюйте на каноны, - ответила Голдштейн, взметнув серебристыми, с платиновым отливом волосами. Со всех сторон послышалось едва заметное шипение. Законы они все чтили, как люди - Библию, и подобное наплевательское отношение было явным преступлением. Кэлрин вздохнула. Несмотря на худощавость и хрупкость, она не уступала в силе каждому из них, а из-за экспериментов с давно позабытой алхимией в чем-то и превосходила. Вскочив с места, она плавно, грациозно закружила среди собравшихся, поменяв равнодушный тон на вкрадчивый шепот. Тело её молодого с виду тела изгибалось в свете затлевающих свеч. Даже для вампира она была красивой, ведь родилась в результате смешения братской крови. Для тупых, её родители были кузеном и кузиной, инцест в среде вампиров было делом почетным.
- С начала времен мы удостаивали традициям слишком много чести. Не пора ли модернизировать свод правил, дабы привыкнуть к модернизации мира? Чем мы хуже смертных, которые не стоят на месте? - её шепот удивительно отчетливо слышался в полутемном зале. - Дампиры - не враги нам. Пока не враги.
Люмьер, задумчиво водя пальцем по губам, отозвался:
- Я тебя понял, Высшая... Выставляю на голосование.
И как все единодушно поддержали. Ухмылка едва-едва затронула губы Высшей Голдштейн. Ей не в первый раз приходилось видеть результат своего внушения. Что поделаешь, она была единственной особью женского пола среди всех них. Иногда это было необходимо. Задумчиво осматривая присутствующих, она вдруг поняла, что к ней обращаются. Читать мысли Высших всегда было трудновато, а вот улавливать эмоции - запросто. И сейчас повсюду ощущалось нетерпение.
- Леди Голдштейн, только что донесли: обнаружили двух дампиров в пригороде Лондона. Без метки, без Контроля, дикие.
Кэлрин кивнула своим посыльным и, взяв одного за руку, шепнула:
- Веди.
Насмешливо присев в довольно неуклюжий реверанс, она покинула собрание.

~*~*~


Скверное место. Это она чувствовала сразу. Пригород Лондона только и имел, что косвенное отношение к столице Англии. Покосившиеся дома, прогнившая деревушка. Голдштейн про себя слегка радовалась, что одета была в простые узкие штаны и белую рубашку. В платье тут не попрыгаешь, явно. Недовольно посмотрев на посыльных, она щелкнула пальцами. Те сразу поняли намек и, принюхавшись, подобно каким-то сторожевым псам, ринулись искать дампиров. Кэлрин лишь скрестила руки на груди, ожидая. Здесь ей не нравилось. Слишком много смерти. Закрыв глаза, она прикусила губу, вслушиваясь и принюхиваясь. Он не заставил себя ждать.
- Убери оружие и назовись, - тихо сказала девушка, опустив руки. Это было, хмм, неожиданно. Увидеть подобное существо, здесь, в покинутом Богом месте. Хотя, последнее явно играет в пользу незванно появившегося. С неким любопытством осматривая его, Кэлрин прищурилась. Ожидала найти дампира, получила демона. Ловушка?
Отредактировал Kenny - Пятница, 03 мая 2013, 22:44
ЗАДАВАЙ ВОПРОСИКИ НУ Я ЖДУ
Келидану всегда было интересно, почему демонов, да и вообще все, что относится к Аду всегда и все считают плохим? Когда глупый парнишка Адам сожрал запретный плод, Господь решил, что надо бы наказать людей. Он изгнал Адама и Еву из Рая на землю. Но и он же создал Ад, где мертвые души должны томиться в вечных муках. Сам он не мог взять на себя эту работу, и потому назначил так сказать "начальника отдела" - Люцифера. Он же Сатана, он же Дьявол, он же Великий Мастер. Тысяча имен и лиц - одна суть. Падший ангел. Но настолько ли падший? Да, Люцифер нечасто появлялся в раю - у него работы было по горло. Но никто не кидал его с небес под землю. Ему просто дали работу в Аду. Тем не менее в Аду Люцифер стал чуть более влиятельным, чем остальные ангелы, побоявшиеся взвалить на себя такой груз. Вдали от небесного взора Люцифер стал сильнее и влиятельнее. И Господь не возражал, чтобы владыка Ада стал по силе почти равным ему. Но только почти. Не может быть того, кто станет равным Богу, хотя люди и пытаются стать ими. Слабые с рождения, они обладали величайшей ошибкой Господа - разумом. И это делало их очень опасными.

Так или иначе - одному работать без подручных может грустно а может скучно. Из сильных душой людей, Сатана набирал своих слуг - они обретали тело и мощь, подвластную не каждому. Их стали называть демонами. Люди изображали их рогатыми и копытными существами, с крыльями, изрыгающими пламя. Но так ли это? Демон - душа человека заключенная в оболочку чистой стихии, он не живой. Он имеет душу, но не имеет материального тела. Он может принимать любой облик. Так что задумайтесь, может ваш сосед - демон? Или ваша девушка? Вы это не проверите никак. Все слухи, что демоны боятся крестов, серебра и прочего - всего лишь слухи. Зачем им бояться того, что их породило? Вот нечисть - порождение темной магии, изобретенной людьми(а ведь когда то люди умели колдовать, и хорошо умели). Проблема в том, что люди-колдуны теряют свою магию, когда спят с женщинами. И по наследству магия не передается. Тем не менее люди успели придумать достаточно омерзительных существ, до того, как выродились. Вампиры, оборотни, волколаки, русалки и прочие богомерзкие твари - людское порождение. Они - элементали, заключенные в физическую оболочку. И они то как раз боятся всего того, что относится к Господу. Только Господь обладает правом творить новых существ, и демоны не оспаривали его воли. Они были неживыми. И они очень рьяно вычищали скверну из величайшего творения Господа - жизни. Если дать нечисти расползтись - у людей нет ни шанса. Таким образом ад разросся - в эту контору уже стали входить отделы по борьбе с магией, нечистью, по изучению земной жизни. Все проблемы на земле Господь предпочитал решать руками демонов, ведь они и так уже "злые". А Господь выше земных распрей.

Но вот очередная проблема - вампиры эволюционировали, подавив свою элементальную сущность. Они стали живыми существами, в определенном понятии этого слова. Они научились размножаться - как при помощи себе подобных, так и при помощи людей. И это уже вызывало определенное беспокойство Бога. Так или иначе, однажды Келидана - демона высшего звена, вызвал к себе сам Мастер.
- До чего доходит уже, я просто в бешенстве! - от дискантного голоса Люцифера казалось содрогались струны души - Я отправляю Абатура с камнем Нараяны наверх, чтобы разобраться в том, как эти богомерзкие творения людей изменились, а они мало того, что украли камень, да ещё и умудрились Абатура изгнать. Это перестает мне нравиться - Келидан удивленно хмыкнул. Абатура изгнали? Это у кого силенок то хватило, изгнать демона с шестого круга Ада? Демона невохможно убить, он бессмертен. Но зная обхождение его можно на время изгнать обратно в Ад. Но на время - в Аду демон быстро оклемается и может вернуться.
- Догадываешься, что от тебя требуется? - Келидан ухмыльнулся, благо было чем - в отличие от большинства демонов он предпочитал человеческий облик.
- Разыскать камень Нараяны, прислать сюда душу того, кто умудрился выгнать Абатура, я угадал? - Люцифер кивнул
- Почти. Ты знаешь Лилеат? - Келидан скривился, словно разжевал ядреный лимон. Он терпеть не мог ангелов. Жившие в раю, они были жутко заносчивыми выскочками. В отличие от Господа, заносчивость и гордыня ангелам были не чужды.
- Святую во Плоти Анаис, Высшего Ангела Лилеат?
- Именно. Так вот она перестала выходить на связь. Найти Лилеат тоже надо, или ОН оторвет мне голову к чертям- Люцифер рассмеялся. Оторвать черту голову к чертям - звучит очень смешно.
- Это все?
- Всё. Иди в отдел комплектования, Нефарий тебя оснастит - Что нужно ему? Человеческая одежда в стиле "Ван Хеллсинг" - черный плащ, рубашка, брюки, туфли. Кожаная широкополая шляпа. Небольшой узкий меч из самородного серебра. Слегка обжигал руки, всё таки освященная штука, но куда денешься? Придется воевать чем есть - адского оружия порождения темной магии не боятся. В отделе комплектования он все это получил, и отправился в мир людей...

- Убери оружие и назовись - демон улыбнулся, выйдя из тени, и убирая меч в подпространство. Достать его оттуда было секундным делом. Вышел на свет. Тридцатилетний статный мужчина, с каменным выражением лица, и сияющими дьявольской хитростью черными глазами. Шляпа скрывала длинные волосы до плеча. Красавец мужчина, если бы от потомков Адама в нём было хоть что нибудь, кроме внешности и души.
- Келидан по прозвищу Разрушитель, заведующий отделом магических аномалий седьмого Круга Ада, моя прекрасная вампирша - мужчина встал в паре шагов от девушки, прислонившись плечом к стене - Догадываешься, зачем меня послали?
Отредактировал Zariche - Суббота, 04 мая 2013, 11:20
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
"Ну, вы просто посмотрите, кто вернулся в подлунный мир", - хмыкнула про себя Кэлрин, с прищуром разглядывая незнакомого ей пока демона. Как обычно, оболочку они выбирают покрасивее. Перед кем бахваляться? Обычно, леди Голдштейн любила таких мужчин, держа их на поводке. Забавы со смертными входил в ежедневный рацион Высшей. Но обманываться не стоило: перед ней всего лишь сосуд, демоны коварны, этого забывать также не стоило. Однако она и сама не лыком шита. Алые глаза на секунду вспыхнули, пытаясь пробить сквозь ментальную защиту приспешника Люцифера. Безрезультатно. Придется своими силами.
- Келидан по прозвищу Разрушитель, заведующий отделом магических аномалий седьмого Круга Ада, моя прекрасная вампирша, - он встал недалеко от неё, небрежно прислонившись к стене. Это почему-то взбесило Высшую, хоть она и бровью не повела. - Догадываешься, зачем меня послали?
- Уважаемый, - прошипела Кэлрин, скрипнув зубами, - во-первых, на брудершафт не пили, сохраним же хоть какое-то представление о вежливости демонов. Во-вторых, - блик, и она почти нос к носу стоит перед демоном, - я - Высшая, а не какая-то вампирская шваль. Будьте благоразумны и расчетливы, называя меня - прекрасной.
Взгляд прошелся по телу мужчины, несколько смягчился. Облизнув губы, Кэлрин слегка улыбнулась, совсем чуть-чуть, чтобы не выдавать себя с головой. "Держи себя в руках, нашла перед кем распинаться".
- А в-третьих, - голос стал мелодичным, чарующим, - я, может, и знаю, зачем ты изволил вытащиться на свет белый, но что-либо обсуждать, а тем более, сливать информацию, я не стану, так и знай, заведующий отделом магических аномалий седьмого круга Ада.
Ох уж эти демоны. Любят высокопарные титулы и прозвища. Признаться честно, никому доселе неизвестно, с чего пошла взаимная неприязнь этих существ. Оба вида не гнушались в свое время баловаться темной магией, и хоть демоны и строят из себя порядочных сукинов сынов, факт остается фактом, - люди в свое время почерпнули свои знания именно у обитателей Ада. История вампиризма пошла отнюдь не от фанатика Цепеша, о, нет. Самые древние вампирские кланы, к коим относился и клан Голдштейнов, брали свое начало задолго до рождения Христа-мессии. Тогда миром правила не одна религия, а целый политеизм - вера в пантеоны богов. Тогда-то люди, обладающие задатками к магии, превозносились выше остальных смертных. Так зародились первые вампиры. Их считали богами из-за их сверхъестественных способностей. Именно из-за того, что древние и "бессмертные вампиры" когда-то были людьми, демоны и питали к ним неприязнь. Святоши.
Кэлрин опять отдалилась от Келидана, нахмурившись. Ей это все ой как не нравилось. Она здесь из-за дампиров. Если, конечно, они тут вообще имелись. Принюхавшись, Голдштейн поняла, что их тут и не было. Дезинформация? Не в стиле остолопов из Адской канцелярии так подлить вампирам.
- Вообще-то, я хочу знать только одно: Вам, достопочтенный клерк Ада, приспичило именно со мной поговорить, или Вы тут так, мимо проходили?
ЗАДАВАЙ ВОПРОСИКИ НУ Я ЖДУ
Бум, бум - в Келидана влетают ментальные атаки, отскакивая как пули из пистолета от танковой брони. Вампирша вряд ли знала, что природа её способностей идет не от души, а от тела. Вампиры - всего лишь усиленная версия человека, так сказать прошитая при помощи сильной магии. Высокая физическая сила и скорость - хорошо модифицированный скелет, и более сильные мышцы, возникшие в результате магической модификации. Высокая скорость реакции - усиленные органы чувств и развитый мозг. Нечувствительность к боли? Отсутствующий в мозге центр, отвечающий за болевые ощущения, и регенерация, способная залечить раны раньше, чем их нанесли. Отсюда и кажущееся бессмертие и долголетие. Всё это требует высокого уровня кислорода в организме - отсюда очень насыщенная эритроцитами кровь и более развитая сердечная мышца: нормальный пульс вампира около 140 ударов в минуту. Конструктивный недостаток - неизменный костный мозг. Неспособен вырабатывать эритроциты в нужных количествах. Отсюда - механизм адаптации, возможность получать эритроциты извне. Эритроциты вампира аналогичны человеческим - человек ближайший источник. Ментальные способности - тоже следствие развитых нейронных связей в мозге, позволяющих транслировать свои нервные импульсы наружу. Это позволяет взаимодействовать с мозгом другого человека, взять его нервы под контроль, заставить ощущать что то не то и так далее. Но ментальные атаки - прямое воздействие на мозг. А откуда мозг у демона? У него не было ни души, ни сердца, ни прочих кишок и печенок. Как и мозга. Разум, чувства, способность ощущать и преобразовывать ощущения это то, что осталось от его человеческой сущности. Демон - магическое существо, и кроме магической оболочки он - всего лишь наделенная силой душа.
Так или иначе вампирша - очень опасный противник, даже для демона его ранга. Быстрая реакция и способности к уклонению - очень большая вероятность, что он просто не сможет до неё дотянуться. Ему не нужно было поднимать шум, спалив все поместье на месте со всем клыкастым выводком.
- Уважаемый, - голос женщины напоминал шипение змеи - во-первых, на брудершафт не пили, сохраним же хоть какое-то представление о вежливости демонов. Во-вторых, - пока она бежала к нему, он бы успел выпить чашечку кофе - я - Высшая, а не какая-то вампирская шваль. Будьте благоразумны и расчетливы, называя меня - прекрасной. - девушка облизнулась, глядя на демона, слегка улыбнуться. Келидан внутренне усмехнулся - он тщательно подбирал свою внешность. Но он исчез, мгновенно переместившись к соседней колонне, оперевшись о неё плечом, и сложив руки на груди.
- Раз уж мы соблюдаем правила этикета, то извольте, светлоликая госпожа, держать дистанцию. Не с бесом разговариваете, а с высокопоставленным демоном. Это раз. Два: если бы вы чаще смотрелись в зеркало - уж демон то знал, что сказки о том, что вампира не видно в зеркале - чушь собачья. Вот демона кстати не видно - то вряд ли бы смогли возразить мне, что вы просто великолепно выглядите.
- А в-третьих я, может, и знаю, зачем ты изволил вытащиться на свет белый, но что-либо обсуждать, а тем более, сливать информацию, я не стану, так и знай, заведующий отделом магических аномалий седьмого круга Ада. - демон показательно зевнул, прикрыв рот ладонью. Скучно.
- Скучная вы, я может первый раз за последние десять лет выбрался на землю, встретил прекрасную женщину, а она сразу так в штыки. Я понимаю, что аристократка должна быть холодной и неприступной, словно крепости Астерии, но так жестоко обламывать мои ожидания - это уже слишком - женщина сделала шаг назад, нахмурилась.
- Вообще-то, я хочу знать только одно: Вам, достопочтенный клерк Ада, приспичило именно со мной поговорить, или Вы тут так, мимо проходили? - Келидан пожал плечами и хмыкнул.
- Вообще мне нужен был высокопоставленный представитель нечисти, коего я и нашел. Вы пригласите меня поговорить в спокойной обстановке, не вынуждая меня через пару минут отправить ваших людей на тот свет, потому что они сейчас собираются на меня напасть - учуять свору вампиров не было особо трудной задачей, и они уже поняли, кто он - Или я буду вынужден иметь менее приятный разговор, но уже в Аду с вашей душой? Душа расскажет мне больше, но мне не хотелось бы доставлять Мастеру дополнительные души в Ад - там и так развернуться негде.
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Исчез, гаденыш. Мать твою, ей что, бегать за ним? Благо, реакция в очередной раз сыграла, реагировать на все его перескоки ей не составляло труда. Каждое его движение она видела заторможенно, ибо скорость Высшего вампира превосходила демоническую. Забавно, но факт, бывшие люди, а теперь уже Высшие бессмертные, кое в чем превосходили Божьих созданий. Хоть и шла вся их сила от тела. По сути, за отсутствием такого понятия, как душа, вампиры компенсировали все свои умения и рефлексы телом, вырабатывая сильнейшие гормоны. Разумеется, все это с биологической точки зрения. Самим Высшим больше нравилось полагать, что они - магические существа Ночи. Но это она отвлеклась.
- Раз уж мы соблюдаем правила этикета, то извольте, светлоликая госпожа, держать дистанцию. Не с бесом разговариваете, а с высокопоставленным демоном. Это раз. Два: если бы вы чаще смотрелись в зеркало, то вряд ли бы смогли возразить мне, что вы просто великолепно выглядите.
Кэлрин скептически сложила руки на груди, разглядывая небрежную позу демона. Чутье и нюх подсказывали ей, что её псы уже рядом, выискивая подходящий момент для нападения. Ой, конечно-конечно, она так не хотела конфликта, но что поделаешь, главу клана Голдштейн просто застали врасплох. И что ей остается делать? Разумеется, запаниковать и застерить. Так и запишет в некрологе.
- О какой дистанции идет речь, когда мне так приглянулся ваш, мм, сосуд, - Кэлрин полностью развернулась к Келидану. - А насчет моей внешности вы загнули, льстец, - вампирша шутливо погрозила пальцем. - А где же вечное, гордое: "Темные твари, пьющие кровь, в коих нет ничего святого"?
Собственно, ответа она и не ждала. Только смотрела, практически, сквозь него, не мигая. Она ощущала, как подобрались Средние уровни, которые были всего метрах в пяти от демона. Цепные псы, ради Высшей были готовы на все. Раболепное отношение к себе любимой она едва сносила. Таки дела, не было в ней той непримиримой гордости Высшего вампира, а также главы клана, о чем ей, собственно, часто любили напоминать. "Не сейчас, мои дорогие, он пока ещё насторожен". Кэлрин вновь попробовала пробиться сквозь ментальную защиту, однако, даже с использованием обходных путей и другого уровня разлома блока, у неё не вышло. Защищен, очень защищен. Но если мозг был скрыт, то тело оставалось намного уязвимее. Психокинез, помимо всего прочего, отлично действует на нервные окончания. Аккуратно, лишь на долю секунды, она возбудила их в теле этого сосуда, внимательно следя за реакцией демона. Либо терпит, либо ничего. Она нахмурилась.
- Скучная вы, я может первый раз за последние десять лет выбрался на землю, встретил прекрасную женщину, а она сразу так в штыки. Я понимаю, что аристократка должна быть холодной и неприступной, словно крепости Астерии, но так жестоко обламывать мои ожидания - это уже слишком.
- Вот как? Ну, милейший, это в ваших только силах - сбудутся ли ожидания или нет. Не стоит доверять такое дело вампирам. Тем более, женщинам.
Едва заметный кивок, и её вампиры начали наступать. Но слишком поздно, слишком, она поняла, что Келидан знал. Это было видно в его взгляде. Вызов и скука. То же самое было и в её взгляде. Похожи, аж противно.
- Вообще мне нужен был высокопоставленный представитель нечисти, коего я и нашел. Вы пригласите меня поговорить в спокойной обстановке, не вынуждая меня через пару минут отправить ваших людей на тот свет, потому что они сейчас собираются на меня напасть. Или я буду вынужден иметь менее приятный разговор, но уже в Аду с вашей душой? Душа расскажет мне больше, но мне не хотелось бы доставлять Мастеру дополнительные души в Ад - там и так развернуться негде.
Несмотря на фиаско, Кэлрин рассмеялась. Хрипло, закрыв алые, светящиеся даже в таких сумерках, глаза. Весь комизм ситуации подчеркивала то ли его попытка пошутить, то неосведомленность. Полагать, что второй вариант было излишне и глупо, ибо, по всей видимости, это не последний демон в Аду, хоть и очередная пешка Люцифера. К Великому Мастеру, как его все называли, Высшая относилась без уважения. Ангел он и в Трансильвании ангел, даже настолько уполномоченный. Все эти игры между светлыми, темными или иными Божьими существами её никоим образом не касались. Закончив смеяться, вампирша впилась взглядом в демона, лишь взмахнув рукой, приказывая своим отступить. Те, молчаливой тенью скрылись, понимая, что она и сама справится. Все же, она не новорожденная, далеко нет. Покачав головой, от чего серебристые локоны несколько растрепались, она проговорила, насмешливо изогнув губы:
- Душа? О чем вы, достопочтенный? У вампиров души нет и не может быть. Мы пусты, как, возможно, ваши познания о нас. Не могу поверить, что это всего лишь глупая шутка, - пройдя вбок, она повернулась к Келидану спиной, абсолютно не боясь. Если бы он хотел напасть, сделал бы уже это давно. Да и нет смысла терзаться, его удар Высшая отразить точно сможет. - Не пугайте меня вашим Адом, - сухо буркнула девушка, накручивая локон на палец. - Единственное, что может меня испугать, - это перспектива замужества, и даже Чистилище, в котором вся нечисть когда-то окажется, меня не колышит.
Резко развернувшись, она продолжила испепеляя взглядом демона:
- Вы хотите переговоров? Вы их получите. Но только со мной, на Совет я подобное выносить не буду.
Мгновенная телепортация - чистая физика. Миллиарды атомов тела расщепляет, чтобы затем они возникли в другом месте. Достаточно трудоемкий и долгий процесс, если бы не ускорение, присущее всем вампирам. Если разобраться, то подобным даром владеют все Высшие без исключения, ибо их рефлексы в десятки раз превосходят человеческие. А также, как ни странно, новообращенные, будь то Средний или Низший уровень. Объясняется это все достаточно просто - человеческая кровь, бурлящая в уже мертвом теле, предоставляет новоиспеченным вампирам воистину небывалые способности. Поэтому и дампиры стол опасны для Высших: фактически, это ещё люди, пусть и модефицированные.
Достигнув своего поместья, она зашептала на енохианском. Если кто смог бы понять, то она лишь выдавала приглашение для того, от кого когда-то заперла Врата. К слову, сей язык был противен для демонов, как, впрочем, и для ангелов. И лишь это доставляло ей небывалое удовольствие. Надеяться, что Келидан где-то потеряется, не стоило. Застыть в текстурах он тоже не может, слишком велик ранг для такой ошибки. Посему, Кэлрин преспокойно ожидала, для удобства усевшись за стол, который проходил, казалось бы, через весь зал. Было даже любопытно, что демонам нужно было от вампиров?
ЗАДАВАЙ ВОПРОСИКИ НУ Я ЖДУ
- О какой дистанции идет речь, когда мне так приглянулся ваш, мм, сосуд, - демон поклонился
- Я рад, что вы оценили мои старания. И это не сосуд, это моя обычная внешность.
- А насчет моей внешности вы загнули, льстец. А где же вечное, гордое: "Темные твари, пьющие кровь, в коих нет ничего святого"? - демон усмехнулся. Неужели она такая наивная? Им, живущим в Аду это все было в привычку.
- Мне вообще положены рога, копыта, крылья, хвост, пышаший изо всех щелей огонь, и запах серы. И вообще как вы сами сказали, мне приглянулся "сосуд", а не ваша душа.
- Вот как? Ну, милейший, это в ваших только силах - сбудутся ли ожидания или нет. Не стоит доверять такое дело вампирам. Тем более, женщинам
- Только в отличие от мужчины с женщиной интереснее договариваться. Мужчины слишком прямолинейны. Так вы уберете своих людей? И перестаньте пытаться меня пробить. Сколько раз уже говорил - это не человеческое тело, это мой настоящий облик, у меня нет вашего организма, я не человек и не его усиленная версия- хриплый смех. Девчонка начинала ему нравится. Ни следа того суеверного ужаса, который возникал у людей, как только они понимали, что пришел демон. Скорее девушка питала к нему интерес, как к подопытному кролику, считая, что спокойно расправится с ним, если демон задумает драться всерьез
- Душа? О чем вы, достопочтенный? У вампиров души нет и не может быть. Мы пусты, как, возможно, ваши познания о нас. Не могу поверить, что это всего лишь глупая шутка. Не пугайте меня вашим Адом. Единственное, что может меня испугать, - это перспектива замужества, и даже Чистилище, в котором вся нечисть когда-то окажется, меня не колышит - теперь настал черед демона смеяться. Только его смех был куда более издевательским. Так жестоко ломать иллюзии ему давно не приходилось.
- Вы считаете себя особенными? Спуститесь на землю. Вы - всего лишь усиленный вариант людей. Я уверен, что вы даже не особо сильно и разбираетесь, что такое душа. Поверьте мне, душа у вас есть, и очень даже ничего так - глаза демона вспыхнули синим огнём, словно затянувшись синим дымом, а голос стал холодным и равнодушным, затрагивающим каждую струну, проникающим в мозг ледяным потоком - Вы даже представить не можете, какие муки могут терзать вашу душу в Аду. Мы узнаем самые сокровенные ваши страхи, самые глубины вашего подсознания. Вы будете каждую секунду, каждое мгновение переживать самые отвратительные моменты своей жизни, и это будет длиться бесконечно. И это не пустые угрозы - на секунду он коснулся души девушки, без труда пробив её ментальный щит - все таки он был специалистом в этой сфере. И он вторгался на более нзиком уровне, недоступном человеку. На секунду он заставил адский мороз обжечь ледяным огнем её душу, заставив испытать тысячную долю тех мук, которые испытывает тот, кто недостаточно праведно жил. Девушка мгновенно развернулась. Взгляд пылал.
- Вы хотите переговоров? Вы их получите. Но только со мной, на Совет я подобное выносить не буду
"Проняло наконец" - демон усмехнулся...

- Ужасно некрасивый и злобный язык. Совершенно невежливый. И да, позвольте напомнить, что запечатывания и прочие вещи на демонов высокого ранга не действуют, и накладывают ограничение только на приход из Ада. Ничто не мешает мне пройти к вам из другого места на земле - из стены за спиной девушки плеснуло синим, часть стены словно растворилась, открывая взору пустоту, из которой материализовался демон. Разумеется можно было обойтись без показухи, но не пристало, так вот сложились традиции.
- У вас не принято пригласить гостя присесть, и представиться, нет?
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
В ушах до сих пор отбойным молотком звучали его слова. Как.. противно было выслушивать подобное от демона. Тем более, он намеренно причинил ей боль, а это уже ни в какие врата не входило. Раздраженно покачивая ногой, небрежно закинутой на ногу, Высшая смеряла только что появившегося Келидана немного уничтожающим взглядом. Вся эта ситуация немного озадачивала её, правда, она никоим образом это не выдавала. Больше всего её настораживал тот факт, что именно ей, Высшей клана Голдштейн, представилась возможность развлекать якобы рогатого прихвостня старины Люцифера. Склонив чуть голову набок, вампирша всматривалась в его лицо, лишь выцепляя определенные фразы из его, хм, проникновенной речи.
- ... позвольте напомнить, что запечатывания и прочие вещи на демонов высокого ранга не действуют... - У вас не принято пригласить гостя присесть, и представиться, нет?
Кэлрин молчала, все также смотря на демона. Аккуратно, раз за разом, она ломала его блок, отламывая от кирпичной стены, что он построил. Именно для этого Высшая пригласила его, так сказать, в свое поместье, которое являлось не только домом уже достаточное количество времени, но и живым организмом, подчиняющимся только воле Главы клана. Здесь демоны были лишь сгустком материи, посему его высокопарные слова были лишь обыкновенной теорией, которую им, без сомнения, втюхивали в их Канцелярии. Тонкая работа, сказал бы её отец. Он даже не почувствовал. Безразличие и безмолвное равнодушие все также сквозило в её взгляде, а вот от Келидана прямо-таки исходили волны нетерпения и едва заметной злобы. Не привык товарищ к такому обращению.
Щелкнув пальцами, Глава пристально посмотрела на явившегося на зов Среднего уровня. Не говоря ни слова, он поклонился и так же быстро исчез. Обратив вновь свое внимание на гостя, она выдавила улыбку и развела руками в стороны, словно пытаясь объять все здание руками.
- Вы находитесь в поместье клана Голдштейн - одного из самых древних и могущественных кланов вампиров. Помимо этого, ещё и самого обеспеченного, но, вероятно, вас, как и меня, не интересуют плебейские побрякушки, - небрежно кивнула Кэлрин, подразумевая, конечно же, деньги. Материальная сторона бытия никогда не привлекала её. Хотя, если задуматься, её уже давно ничего не привлекало. - Моё имя - Кэлрин Голдштейн, и я являюсь Главой этого клана, а также одной из Высших вампиров, состоящих в в Легендарном Совете. Что это и с чем это едят, - объяснять не буду, - сухо закончила Кэлрин. Пора было отставить китайские церемонии и приступить сугубо к делу. Жестом руки, она пригласила его занять место справа от себя. Облокотившись о высокую спинку кресла, вампирша опять щелкнула пальцами и что-то шепнула своему вампиру. Посмотрев на Келидана, она тихо сказала: - Надеюсь, вы не будете против вина, 1813 год был весьма удачным в плане урожая.
Задумавшись, Кэлрин машинально отпила благородного напитка, автоматически и по привычке перекатывая его вкус на языке. Её извечной слабостью была четвертая отрицательная и дорогое вино. И если в пером она, фактически, не нуждалась, то второе употребляла часто, абсолютно не пьянея. Глупо считать, что вампиры не могут пить красное вино, ведь это отсылка к Евангелие одного из этих святых пустозвонов, в котором сообщалось, что красное вино - символ мучений Иисуса и его крови. Бред. Привязанности к христианской религии никогда не было, и она об точно знала, будучи лично знакомой с мессией. Признаться честно, все эти кресты-молитвы никоим образом не влияли на состояние вампиров. А вот серебро и осина могли причинить вред Низшим и Средним уровням. Для Высших это не более, чем чувствительный порез. Существовало несколько способов убить Высшего вампира, но они настолько сложны и, практически, неосуществимы, что находилось очень мало смельчаков, готовых на это пойти. Кэлрин категорично сложила руки на груди. Ей забавляла напряженная тишина.
- Итак, когда мы, наконец, успокоились и уселись, предлагаю начать с причин вашего появления здесь. Признаться честно, мне наплевать, как вы это сделали, мне лишь интересно, что вам нужно от вампиров.
Категоричность и грубость этой фразы зашкаливала, но ей было, почему-то, все равно. Их взгляды схлестнулись. В полумраке этого зала её глаза вновь вспыхнули нестерпимо алым. Интересно, кто первый отведет взгляд?..
ЗАДАВАЙ ВОПРОСИКИ НУ Я ЖДУ
- Вы находитесь в поместье клана Голдштейн - одного из самых древних и могущественных кланов вампиров. Помимо этого, ещё и самого обеспеченного, но, вероятно, вас, как и меня, не интересуют плебейские побрякушки- демон усмехнулся. Девушка всеми силами пыталась сохранить лицо, понимая, что он пришел не сказки рассказывать и соблазнять юных вампирш. - Моё имя - Кэлрин Голдштейн, и я являюсь Главой этого клана, а также одной из Высших вампиров, состоящих в в Легендарном Совете. Что это и с чем это едят - объяснять не буду - Келидан кивнул, присев в вычурное кресло напротив Кэлрин.
"Вот уж спасибо, я о вашем совете знаю больше, чем сам совет. Например то, что главы кланов уже давно думаю, что ты засиделась на троне, красавица"
- Ну мое имя вам известно, должность тоже, разве что в советах я не состою, уж семь лет мак не родил и голоду не было. И да, сколько раз ещё вы попытаетесь добраться до меня своими ментальными игрушками? Я вам кажется уже сказал - я не живое существо, на меня это не действует - повисла тишина. Девушка решила перейти к делу, однако взгляд её был далек от дружелюбного.
- Надеюсь, вы не будете против вина, 1813 год был весьма удачным в плане урожая - демон кивнул, взяв бокал вина. Отпил, погоняв на языке, проглотил. Магия привычно трансформировала ощущения оболочки в привычные человеческие чувства. Демон хмыкнул. Неплохое вино, но он пивал и лучше.
- В 1544 урожай был лучше, у этого вина немного более кислый привкус. Хотя может быть потому, что в 44м была сильная засуха. Виноград получился очень сладким, но его было немного. Ладно перейдем к делу - девушка сложила руки на груди:
- Итак, когда мы, наконец, успокоились и уселись, предлагаю начать с причин вашего появления здесь. Признаться честно, мне наплевать, как вы это сделали, мне лишь интересно, что вам нужно от вампиров - взгляды двух противоположностей схлестнулись. Божья ошибка и божье творение. Кто первый сможет отвести взгляд? Но демону было плевать, и его синий взгляд раз за разом пронзал красное свечение двух углей девушки.
- Зачем такая враждебность? Когда дело дойдет до драки, я вас предупрежу, да и не пристало демонам моего ранга устраивать тут склоку с мордобоем, словно подзаборному быдлу - демон поставил бокал с вином на столик, положив руки на подлокотники кресла
- Как я уже говорил, мне не нужны конкретно вы, мне был нужен конкретный представитель Совета. Рад, что вы оказались в таком удобном доступе
"Хотя я бы предпочел сидеть в Аду. Тут скучно и неинтересно" - демон скривился, словно разжевал лимон. Терпеть не мог нечисть
- Так или иначе два дня назад на заседании совета обсуждался артефакт, захваченный одним из членов совета у демона. Выглядит как красноватый рубин, размером с ладонь, ограненный под бриллиант и с полостью в виде молнии внутри - демон усмехнулся, видя как переменился взгляд девушки. Да, у демонов были шпионы в высшем совете - Так или иначе, это наша собственность, и нам хотелось бы вернуть её. Вторая причина - артефакт сопровождал Абатур, мой подчиненный из Шестого круга. С ним обошлись мягко говоря невежливо, что сами понимаете нам не понравилось. По правилам человека владеющего магией способной так обходиться с высшими демонами полагается немедленно аннигилировать, но мы в кои то веки решили проявить милосердие. К сожалению нас не поняли - демон замолчал, сделав паузу "для усвоения материала", и сделал глоток вина. Вино было хорошим, ему понравилось
Третье - святая-во-плоти Анаис тоже пострадала от ваших противоправных действий. Пока что у вас есть способ решить дело мирно, иначе может дойти до вооруженных огненными мечами архангелов, которые от вас даже следа в истории не оставят. Разумеется такой исход нам не нужен - на Ад такое бросит тень, что мы плохо следим за землей и всё прочее, но мы не видим ничего плохого в том, чтобы дюжина молодцеватых парней из Его личной гвардии решила за нас все проблемы. Но мы бы хотели решить дело без драки. Разумеется нам есть чем заплатить, если мы договоримся - демон умел вести переговоры. Скучающий тон, словно он рассказывал не о большой политике, а о том, как сварить курицу, легкая тень угрозы, дохнувшая на его оппонентку, упоминание о возможной награде. Многим этого хватало.
- В общем мне нужно три вещи: артефакт возвращается своему владельцу, душа владеющего запрещенной магией оправляется со мной, святая-во-плоти выпускается из плена, и тоже уходит со мной, откуда отправится к себе на небеса. Будем торговаться, или вы сразу хотите драки?
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Ей быд он, безусловно, интересен. Ломать преграды оказалось легчем, чем она думала, посему Кэлрин допустила самую главную ошибку - расслабилась. И, естественно, демон сразу же почувствовал её попытки. Вампирша поморщилась. Зараза.
- И да, сколько раз ещё вы попытаетесь добраться до меня своими ментальными игрушками? Я вам кажется уже сказал - я не живое существо, на меня это не действует.
Голдштейн склонила голову набок и, скривившись, ответила:
- Думаю, пояснять то, что я вам не доверяю, не стоит? Мне нужно знать, честны ли вы со мной или нет. Это и в моих, и в ваших интересах, - она пригубила ещё вина и, сплетя пальцы вместе, опустила на них подбородок, после чего подытожила: - Поэтому, сколько бы вы не бахвалились своей нечувствительностью к ментальному проникновению и как бы не убеждали меня в бесполезности моих попыток, я доберусь до вашей сути, - она выделила последнее слово, интонационно заостряя на нем внимание, - чего бы мне это не стоило.
Категорично, да. Но, все же, ей было важно сразу же поставить точки над i. Во-первых, Высшая абсолютно не боялась Келидана. Во-вторых, ей ничего не стоило напасть здесь, в своем поместье, чей лик скрыт от всех существ на данный момент мощными заклятиями на енохианском, а также печатями. Фактически, он был в ловушке. И какого бы ранга демон не был, Кэлрин чертила и пела заклинания с мыслями о Том, кто был намного выше. И это вовсе даже не святой Люцифер, архангел среди всех архангелов, лучший трудяга месяца и так далее и тому подобное.
- В 1544 урожай был лучше, у этого вина немного более кислый привкус. Хотя может быть потому, что в 44м была сильная засуха. Виноград получился очень сладким, но его было немного. Ладно перейдем к делу.
Глава клана Голдштейн слегка удивленно на него посмотрела. Хоть она и относилась к Келидану и к ему подобным с пренебрежением, отродье явно имело представлении о винах. Совсем недавно, в честь двухтысячного дня рождения самой Кэлрин собрали последние бутылки со всего света именно этого года. 44-ый год был не только одним из самых спокойных в 18 веке, более того, тогда даже катаклизм природных не было. Тишь да гладь, сиди и не рыпайся. Все свое удивление Высшая выказала только едва заметным приподниманием бровей. И все же, несмотря на мимолетную мысль о том, что демоны - не такие уж и чурбаны неотесанные, Кэлрин не меняла гнев на милость, продолжая грубить ему.
- Зачем такая враждебность? Когда дело дойдет до драки, я вас предупрежу, да и не пристало демонам моего ранга устраивать тут склоку с мордобоем, словно подзаборному быдлу.
А вот на эту реплику Голдштейн не выдержала и ухмыльнулась. Все маска деланного равнодушия враз разлетелась в сей момент. Не прилагая особых усилий, она за малейшую долю секунды оказалась в другом конце зала, оттуда сверкая очами, подобно какой-то кошке. Ещё миг - и она позади демона, ласково положив руки ему на плечи. Полушепот-полушипение раздалось над ухом его сосуда - даже в своих мыслях она называла это не больше, чем сосудом - такие слова:
- А, может, я нарываюсь? Возможно, у меня повадки явного быдла, и я хочу драки прямо здесь и прямо сейчас? - Кэлрин снова ускользнула, прежде чем он сумел должным образом отреагировать. Усевшись на свое прежнее место, она надменно на него посмотрела и возвестила, демонстративно зевнув: - Не забудьте разбудить, когда решите напасть, мой дорогой гость.
Демона её выходка разозлила. О да, Высшая чувствовала его злобу, упивалась ей, гордясь собой, до невозможности. Однако, Келидан взял себя в руки, чем так расстроил Кэлрин. И сразу же скучающе, растянуто стал рассказывать о причинах его пребывания здесь. Высшая прекрасно понимала тактику таких переговоров: она сама с удовольствием пользовалась ей, изредка добавляя в этот сумбур драматизма и театральщины. Поэтому, опять нагло закинув ногу на ногу и слегка покачивая ей, вампирша, слегка улыбаясь, водила пальцем по губам, слушая. Вроде бы, отвлечена, но на самом деле цепко слушает каждую фразу, выискивая в ней подвох. При упоминании о совете, она слегка спустила маску, которую держала. Конечно, учитывая продажность и хитрожопость некоторых членов Совета, удивляться не стоило. Все же, эти махинаторы на все пойдут ради власти. К счастью для самой Кэлрин это уже давно не являлось новостью, поэтому она понимала, насколько рискует, дерзя им на каждом собрании. Лишь некоторые из них, такие как Люмьер, оставались надежными. И если бы ей было дело до этого, то Высшая искоренила бы каждого, кто встанет у неё на пути. Но пока такого не предвиделось: её не торопились устранять.
- В общем мне нужно три вещи: артефакт возвращается своему владельцу, душа владеющего запрещенной магией оправляется со мной, святая-во-плоти выпускается из плена, и тоже уходит со мной, откуда отправится к себе на небеса. Будем торговаться, или вы сразу хотите драки? Разумеется такой исход нам не нужен - на Ад такое бросит тень, что мы плохо следим за землей и всё прочее, но мы не видим ничего плохого в том, чтобы дюжина молодцеватых парней из Его личной гвардии решила за нас все проблемы. Но мы бы хотели решить дело без драки. Разумеется нам есть чем заплатить, если мы договоримся.
Кэлрин долго смотрела на него, абсолютно молча. Изучающий взгляд алых глаз скользил по телу сосуда, стараясь постичь суть только что сказанного. Ей угрожали? Ей?..
- Вы смеете в моем собственном поместье выдвигать какие-то условия? - тихо-тихо, практически прошептала она. Для тех, кто её знал, это был знак к тому, что вампирша едва сдерживает себя. Со всех сторон раздалось утробное шипение и рык: её вампиры почувствовали гнев своей госпожи. Алые точки вспыхивали в разных темных углах. Высшая и пальцем не пошевелила, но на столе будто бы ожили все предметы утвари. Ножи, вилки, тарелки затряслись, сам стол заходил ходуном, а стул, на котором сидел демон, попросту опрокинулся. - Вы сейчас не в том положении, чтобы угрожать, Келидан, - прорычала Голдштейн, обнажая клыки. Она была в бешенстве, и сейчас уже ничего не могло сдержать Высшую. Прищурившись, она прижала демона к стене, держа вытянутую ладонь перед собой. Ухмылка прорезалась на устах. - Не могу пробить тебе голову ментально, сделаю это физически, так что твой Ад подавится, принимая твою сущность обратно.
Уже было наплевать на официоз и высокопарный обмен любезностями. Сейчас будет бой, а вампирша давно была готова к такому исходу. Теперь, не ограничиваясь, она, словно дирижер, взмахивала руками, посылая все более тяжелые прессы на Келидана, вдавливая его в стену. Пока не услышит хруст костей, не успокоится. Уловив движение из угла, Кэлрин прорычала: - Не двигаться!
ЗАДАВАЙ ВОПРОСИКИ НУ Я ЖДУ
- Думаю, пояснять то, что я вам не доверяю, не стоит? Мне нужно знать, честны ли вы со мной или нет. Это и в моих, и в ваших интересах. Поэтому, сколько бы вы не бахвалились своей нечувствительностью к ментальному проникновению и как бы не убеждали меня в бесполезности моих попыток, я доберусь до вашей сути, чего бы мне это не стоило - Келидан презрительно фыркнул.
- Я был лучшего мнения о нынешней аристократии. Века три назад дворянин считал величайшем оскорблением, если в его словах сомневались хоть на йоту - демон закинул ногу на ногу - Однако, если вас гложет жажда познаний, то я пожалуй дам вам скушать небольшое яблочко. Я не живой организм. Я всего лишь заключенная в физическую оболочку человеческая душа. Когда то я был простым человеком, но это было очень давно. Демонами становятся лишь те, чьей силы духа хватило, чтобы выделиться из толпы мяса, ждущего своего наказания за грехи. Я магическое создание, пусть и на земле слово магия давно забыли. Может вы перестанете мельтешить перед глазами? - равнодушно спросил демон, наблюдая за "внезапными" перемещениями девушки.
- А, может, я нарываюсь? Возможно, у меня повадки явного быдла, и я хочу драки прямо здесь и прямо сейчас? Не забудьте разбудить, когда решите напасть, мой дорогой гость - её показная бравада начинала раздражать демона. Что собственно мешало ему просто остановить время, и вынуть из этой сучки душу? Ситуация явно шла к драке. Что, ж. Демону было достаточно пары мгновений, чтобы спалить её приспешников в этом зале. На саму вампиршу естественно это не подействует, но что она сделает против адского мага?
- Я был намного более лучшего мнения о местной аристократии... Где же ваши манеры и то напускное хладнокровие, которым вы меня пугали на месте нашей встречи? Ладно, перейдем к делу - по мере того, как он обрисовывал ситуацию, и расставлял точки, аура девушки все больше напоминала спелый помидор.
- Вы смеете в моем собственном поместье выдвигать какие-то условия? Вы сейчас не в том положении, чтобы угрожать, Келидан. Не могу пробить тебе голову ментально, сделаю это физически, так что твой Ад подавится, принимая твою сущность обратно. - демон сидел как ни в чем не бывало, стул не двинулся. Попытки прижать его телекинезом к стене разбились о него - он вообще был не физической сущностью, и вообще поставить блок на телекинез среднего по адским меркам уровня было не проблемой. Телекинез - ментальное воздействие на атомы тела, заставляющее их менять положение. Почему он не мог придать своим атомам противодействующее движение? Убить его было невозможно, только изгнать. Аккуратно встал, доводя вампиршу уж совсем до белого каления.
- Я умываю руки, не повинен я в смерти сих людей - по комнате полоснула беззвучная огненная волна, сметая предметы, вино со стола, превращая мебель в головешки, увлекая за собой пепел и превратившихся в угольки приспешников Кэлрин. Разумеется сама вампирша была слишком хорошей, чтобы попасть под заклинание низшего уровня. После того как волна схлопнулась на демоне, она тут же исчезла, оставив пустую коробку вместо комнаты. Даже пепла и остатков обоев не осталось. Адское пламя, на секунду вырвавшееся из клетки воли демона испепелило и испарило всё, то чего могло дотронуться. Кэлрин спасли только рефлексы, и нежелание демона убивать её сразу.
- Даю вам последний шанс одуматься. Не повторяйте судьбу своих низших сородичей. Даже если вы на время изгоните меня обратно - я вернусь. Нас тысячи, и со всеми не справиться ни вам лично, ни вашему паршивому совету кровопийц. Если вы желаете войны - она вам будет, но нам она не нужна - демон шевельнул бровью, откинув вампиршу назад. Его способности не основывались на ментальных воздействиях. Это была сила Господа, божественная Магия. Люцифер с Его разрешения даровал силу управлять стихией своим слугам. Известно, что все живое состоят из шести стихий: Тьма, Свет, Огонь, Вода, Воздух и Земля. Тьма - символ смерти, магия Тьмы - опаснейшая субстанция, способная проклинать и разить без промаха, но часто путающая цель и мага. Магия Тьмы - подарок Господа демонам, оружие в их руках, выкованное в райских кузницах. Господь отлично понимал, что если не будет существовать Зла - Добро тоже исчезнет. Магия Света - милосердна и карающа. Ей владеют только ангелы. Она дает им силы исцелять раны и карать неправедных. Магия Огня, Ветра, Земли и Воды - прикладные искусства. Демоны больше всего предпочитали магию Огня, и Келидан был не исключение. Его стихии - Тьма и Огонь делали его опаснейшим противником. Но ещё были вещи, что делали ему имя. Власть над временем и пространством, которой обладали высшие демоны. Перемещение в пространстве, ускорение и замедление времени, возможность перемещать свою сущность и душу. И разумеется он владел ментальными способностями. Но на другом уровне. На более высоком, который называют псионным. Псионика в отличие от ментала могла воздействовать и на неживых существ.
Отредактировал Zariche - Суббота, 11 мая 2013, 00:05
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект




Келидан обнаглел, и это ей ой как не понравилось. На него не действовал телекинез, а вот почему, непонятно. Видимо, Люцифер неплохо подготовил свою шавку. Зарычав, она максимально развила свою скорость до такой степени, что даже демону, с его рефлексами не удалось отследить её появление. До сего момента это была лишь разминка. Теперь в ход идет тяжелая артиллерия. Любой предмет мебели, вазы, столовые приборы, бутылки, все летело в тварь из Ада, пущенные всего лишь мановением руки Кэлрин. Появляясь всего на тысячную доли секунды, чтобы снова исчезнуть, она отвлекала от себя внимание. И, внимание, уловка сработала. То ли от растерянности, то ли от злости демон позабыл про её познания в енохианском. Уже сотни лет на стенах этого поместья лежит такая защита, что послушной пешке и не снилось. Как только он призвал волю Демонов, а о ней и е последствиях Голдштейн не только была наслышана, но и видела воочию, и адское пламя вырвалось из него, грозя все превратить в пепел, Высшая уже приготовила кое-что. Появившись прямо около него, вампирша с ухмылкой показала сундук, чем-то сродни ящичку Пандоры. Если подумать, девица была не так глупа, выпуская смертные грехи на волю. Подумаешь, человечество помучалось. Древние греки и не такого заслуживали, неотесанные болваны. Но в хрупких ручках Главы клана был отнюдь не этот ящик. Весь очертенный символами и резьбой на енохианском, он был невероятно сильной реликвией. Стоило лишь открыть, как символы засветились, а Нечто, сокрытое в глубине, поглотило адское пламя до капли. Громкий щелчок раздался в тишине.
- Я умываю руки, не повинен я в смерти сих людей.
- Мы не люди, - прошипела Кэлрин, уже со спины Келидана. Средние уровни, находящиеся здесь, согласно зарычали, выказывая свое почтение госпоже. Маленькие ладошки опустились на плечи демону. Он стоял, как вкопанный, видимо, ожидая дальнейших её действий. И если демон был полностью защищен от её ментальных атак, он все же был мужчиной. Даже умел ощущать этим сосудом, чтобы там не говорил. Если сделать ему надрез заговоренным кинжалом, он почувствует. Дать ему пищи и вина - ощутит их вкус. Оголить перед ним тело - возбудиться. И теперь тихий шепот над его ухом сочился вкрадчивостью и некой нежностью, присущие бессмертным, но прекрасным созданиям. Никакой магии, только похоть.
- Мы не боимся тебя и твоих братьев. Ты забываешь, что находишься довольно далеко от Ада, а земля - это наша территория, что бы вы там не рычали. Что вы сами изволили доказать мне, мой дорогой, обронив, что уже давно не были на поверхности. Люди предпочитают верить и бояться вампиров, но давно плюют на адские муки, которые их ожидают. Поэтому это вам следует спуститься, вы - лишь одна из миллиарда пешек, какой бы статус не занимали, - последняя фраза была пропитана ядом, Кэлрин наслаждалась этим мгновением, но таким быстрым, словно, его не было. Кто знал, что ещё у него на уме? Находится на таком близком расстоянии от демона - опасно. Мгновение - и она уже в другом конце зала. Рубашка, которая была надета на ней ранее, чуть истрепалась, видимо, её все же чем-то зацепило, но вот чем? Задумчиво разглядывая свой вид, Голдштейн вполуха слушала Келидана.
- Даю вам последний шанс одуматься. Не повторяйте судьбу своих низших сородичей. Даже если вы на время изгоните меня обратно - я вернусь. Нас тысячи, и со всеми не справиться ни вам лично, ни вашему паршивому совету кровопийц. Если вы желаете войны - она вам будет, но нам она не нужна.
Резко подняв голову, Кэлрин вскинула бровь. Демон, в отличии от неё, умел воздействовать на неё не ментально, отбросив назад. Однако кем она бы была, если бы позволила так позорно уложить себя на лопатки? Изящно извернувшись, вампирша приземлилась на ноги, выпрямляясь. Пошевелив пальцами, Высшая зажгла погасшие в зале свечи. Пирокинез - это неразвитая у многих вампиров способность. Признаться честно, такая сила была присуща только Высшим вампирам её рода. Но только ей удалось развить эту способность до максимального уровня. Аккуратно проведя в воздухе круг, она возвела точно такой же, но огненный, вокруг демона. Это, конечно, не адское пламя, но черный огонь жег страшно, не отпуская, пока тело не прогорит до конца.
- Я повторяю, не смейте мне угрожать, - мрачно проговорила Голдштейн. - Нас много, вы - один. Поговорим на моих условиях? - она ухмыльнулась. И все же, ей было ужасно неудобно в этой рубашке. Раздраженно её скинув, остался в одних штанах и коротком топе. Не особо-то интеллигентно, но все равно.
ЗАДАВАЙ ВОПРОСИКИ НУ Я ЖДУ
Вампирша была в ярости, но демона этим испугать было достаточно проблематично, зрелище на такое страшное, как Мастер в ярости (вот это уже ДЕЙСТВИТЕЛЬНО страшное зрелище), которое Келидану приходилось не раз наблюдать. Так или иначе - пущенные в него предметы вязли в его магическом поле, словно погружались в воду, зависали в воздухе, не долетев до него пару сантиметров. Потом резко обвалились на пол, издав целую симфонию для оркестра разбитых ваз с падающей мебелью.
- Мы не люди - громко щелкнула застежка ящика, сожравшего слабенькое адское пламя. То, что Келидан увидел небось заставило бы волосы встать дыбом, будь он менее впечатлительным. Ну да, никакой ошибки - куб Хорадриков, тот самый, в котором хранился Осколок архангела Тираэля, в свое время запершего три земных воплощения Сатаны, а потом - четыре стихийных. Это был небольшой отрезок, когда Сатана встал против своего начальника, и проиграл. С тех пор он не возникал и делал свою работу. Осколок был раздроблен на семь частей. В этом кубе хранилось семь камней души, не дававших Сатане дороги на землю. Всем его семи воплощениям: Баалу, Диабло, Мефистофелю, Великому Кракену, Дракону Брелганду, Змею Йормундгаду и Вельзевулу. Правда отдел магических аномалий хорошо поработал с содержимым куба, поэтому Диабло, Вельзевул и Мефистофель уже могли свободно гулять по земле(какой то человечишка даже оперу написал), спасибо Келидану. Остальные реликвии были неизвестно где, и не смотря на то, что магия Хорадримов перестала усиливать Осколки, путь Сатане на землю был ещё закрыт.
Но даже без осколков, сам Хорадрический куб был очень полезной в хозяйстве игрушкой.
Когда стих звон разбитых предметов, и рев пламени, затянутого в ящик, на свет появился другой звук - адский хохот Келидана. Он стоял и смеялся. Дерзко и громко.
- Забавная ситуация, Хорадрический куб, Камень Нараяны который небось хранится где то тут, Врата Семи Грозящих Небу Демонов. Ваш замок просто скопление антидемоничеких реликвий. Вы нас боитесь, что так окопались? - он утих, но его плечи ещё продолжали подрагивать в последних приступах смеха. Правда они резко утихли, когда тонкие женские ладони легли ему на плечи, вызывая непередаваемую дрожь. Женщины, такое затянутое пеленой времени воспоминание. Точно так же женские ладони ложились на его плечи, когда он был живым, и тогда точно такая же дрожь пронзала все его тело, разве что она была своей, а не переданной магической оболочкой. Женщина знала куда бить, и этот вкрадчивый нежный голосок вбивал в дрожь:
- Мы не боимся тебя и твоих братьев. Ты забываешь, что находишься довольно далеко от Ада, а земля - это наша территория, что бы вы там не рычали. Что вы сами изволили доказать мне, мой дорогой, обронив, что уже давно не были на поверхности. Люди предпочитают верить и бояться вампиров, но давно плюют на адские муки, которые их ожидают. Поэтому это вам следует спуститься, вы - лишь одна из миллиарда пешек, какой бы статус не занимали - Келидан развернулся на каблуках, но женщина пропала как мираж, разглядывая себя в зеркале. Рубашка девушки пострадала, Келидан усмехнулся. Он незаметно протестировал свое умение разрушать предметы одним давлением своего магического поля. Получилось, и вампирша вряд ли заметила, вопрос в том, что такой метод ОЧЕНЬ сильно расходовал драгоценные крупицы магии, моментально изнашивая оболочку.
- Все эти люди моментально раскаиваются в своих грехах, как только испытают то, что должны испытывать. НЕ\еужели вы думаете, что мы действительно жарим их на сковородках? Пфф, есть возможности и пострашнее. А насчет моего положения... Пешка? Боюсь что не меньше офицера - усмехнулся демон, глядя на возникший вокруг него пламенный круг. Но можно ли испугать демона огнем. Он осторожно подцепил на палец язычок черного пламени, и проглотил его.
- Чертовски невкусно. Хотите попробовать моего огонька?
- Я повторяю, не смейте мне угрожать. Нас много, вы - один. Поговорим на моих условиях? - Келидан опустился в кресло, чудом не подпавшее под его маленький экстерминатус(точнее при помощи Хорадрического куба), сложив руки перед лицом.
- Теперь мы возвращаемся к тому, что я предложил, но вы, позволив ярости затмить себя умудрились прослушать. Я же сказал, если мы договоримся миром - я заберу то, что мне надо и удалюсь. Мне нужны Камень Нараяны, душа изгнавшего Абатура, и святая-во-плоти. Не особо много. Чего вы хотите взамен?
Отредактировал Zariche - Вторник, 14 мая 2013, 23:14
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект


- Забавная ситуация, Хорадрический куб, Камень Нараяны который небось хранится где то тут, Врата Семи Грозящих Небу Демонов. Ваш замок просто скопление антидемоничеких реликвий. Вы нас боитесь, что так окопались?
Она только рассмеялась. Было забавно слышать это от него. Бояться? Да уж бросьте. Вампиры просто умели и любили оберегать свой покой. Она не уставала повторять про себя, что поместье - это не просто здание. Сколько веков стояло, и ещё больше простоит. Живой организм, впитывающий в себя все знания, которыми располагали вампиры клана. Живой и оберегающий. Дотронься до камня стен, будучи главой, и ты услышишь обо всем, что происходит внутри и на территории. Вампирша столько лет хранила эти тайны в себе. С тех самых пор, как встала у руля. Но всегда что-то мешало. Например, совет.
- Мы не боимся, демон. Ты ничего не понимаешь, - насмешливо пропела Кэлрин ему на ухо. Чувствовать дрожь мужчины, пусть и демона, было приятно. Тонкие, женские пальцы скользила по плечам, даже сквозь одежду ощущая горячую кожу. Типичный, самый обыкновенный мужчина. Возможно, Высшая бы даже прониклась к нему, не будь это швалью из Ада. Хотя, если призадуматься, он был ей полезен. Тем более, что мужлан предлагал Голдштейн сделку. Возможно, это даже реально использовать. Как и было ожидаемо, демона не сильно испугало пламя. Ну и пусть. У неё будет время подумать. Разгуливая по залу в одном топе, Кэлрин призывно щелкнула пальцами и пронзительно посмотрела на одного из Средних. Складывалась такая ситуация, известная во многие века, что ментальная связь Высшего и Средних клана была безукоризненой. Словом, ничто не могло помешать их связи, завязанной на крови, даже блок. Поэтому вампирша спокойно передавала мысленно приказы, не обращая внимания на гостя. Подчиненный кивнул и исчез, мгновенно приступая к выполнению.
- Пешка? Боюсь что не меньше офицера.
- Вот именно, - кивнула Высшая, безразлично глядя на усевшегося Келидана, - продолжайте бояться.
- Теперь мы возвращаемся к тому, что я предложил, но вы, позволив ярости затмить себя умудрились прослушать. Я же сказал, если мы договоримся миром - я заберу то, что мне надо и удалюсь. Мне нужны Камень Нараяны, душа изгнавшего Абатура, и святая-во-плоти. Не особо много. Чего вы хотите взамен?
Голдштейн задумалась. От демона ей не нужно было ничего. Разве что...
- Чего я хочу, - протянула Кэлрин, впившись пристальным взглядом на демона, - вас, полагаю.
Она улыбнулась. Его реакция незамедлительно дала о себе знать. Своими глазами лицезреть шок демона - зрелище довольно ценное. "Надо его запечатлить", - подумала Кэлрин, продолжая улыбаться. В сущности, как она и предполагала, он не так её понял. Мужчины. Что с ним взять? Ей нужна была поддержка, как бы противно это не звучало, от псов Ада. Они бывают полезны. Что же, договор с демоном, стало быть?
Потянувшись телом, как ленивая кошка, вампирша грациозно заскочила в кресло, расслабившись. Огонь снимать она и не подумала. Ей нравилось дразнить Келидана, как щенка на привязи. Что-то тихо напевая под нос, Кэлрин размышляла. Что, в сущности, было Советом? В последнее время сборище консервативных маразматиков, которые не хотели, да и боялись идти в ногу с современным миром. А люди росли, развивались. Каким бы шатким не было положение существ из Ада на земле, страх перед вампирами тоже угасал. Особенно после романов о них. Чего только стоил ирландец Брэм Стокер, выставивший романтические сопли про одинокого волка Дракулу. Голдштейн ухмыльнулась: знал бы Стокер, кем был Влад Цепеш на самом деле, никогда бы не написал кучку макулатуры. Хотя Кэлрин и сочла язык весьма приятным, но вот содержание вызвало лишь желание хорошенько проблеваться. Однако сейчас вампиры считались этакими вечно холодными, вечно одинокими. Не хватало, что бы их ещё жалеть начали. Вот уж. Авторитет падал, а Совет не реагировал. Если бы Голдштейн не знала этих интриганов, то решила бы, что они - зажравшиеся маразматики, но в хитрости этим старым мышам не было равных. Властолюбивые суки.
Камень преткновения - Совет. Точнее, то, что они могут сделать. Хоть она и обладала кое-какими познаниями, преобладающими над знаниями Совета, со всеми ей не справится. А ещё ей нужна крыса. Позарез.
- Мне нужно, - нарушила Высшая молчание, - иметь за спиной не только своих, но и чужих. Элементарная двуходовка: демоны получат то, что они хотят, а я - смогу под шумок провернуть свои дела. В общем, всех своих планов мне раскрывать не хочется, но у меня есть некий интерес в нашем сотрудничестве. Или нам ещё помахаться? Давненько не разминалась.
ЗАДАВАЙ ВОПРОСИКИ НУ Я ЖДУ
- Мы не боимся, демон. Ты ничего не понимаешь - шептала ему чертовка, обжигая висок своим горячим дыханием. Да, лучшего способа вывести демона из равновесия было не найти. А ещё в нем вспыхнула жуткая ненависть. Если одну вампиршу он мог потерпеть, то желание превратить в пыль остальную нечисть, прятавшуюся по углам комнаты в тенях, росло с каждой секундой. Так или иначе выкладывая свои дела девушке, демон старался выглядеть относительно спокойным, хотя да... Руки чесались неслабо. Ничего, он ещё возьмет свое.
- Чего я хочу... Вас, полагаю. - фраза заставила брови демона удивленно взлететь вверх. С другой стороны... Да, это можно использовать. Что собственно.
Так, взвешиваем "за" и "против". Разумеется сия дамочка имела в виду не его оболочку, имевшую немалый опыт ублажения женского населения земли, а его помощь. Он знал, что ей, амбициозной молодой аристократке, все эти пердуны в совете были поперек горла. На Кэлрин уже давно упал взгляд Мастера. Разумеется не так легко сделать её зависимой от него, но гораздо проще контролировать одного вампира, чем многих. Разумеется демонов не интересовали Низшие и Средние вампиры, равно как и Дампиры - они легко уничтожались и выслеживались. Серебро, огонь, осиновые колы, молитвы, банальные методы борьбы с нечистью - легко их брали. Высший же вампир - исконное произведение магического искусства был существом чрезвычайно опасным. Разумеется демоны владели магией, от которой уклониться сложно либо невозможно. Проклятия, порча, псионика - этот инструмент был закрыт для вампира, но он оставался чрезвычайно уязвим, ведь у этой магии нет физического тела, она воздействует напрямую. Учитывая, что в лапы нечисти попало энное количество оружия, использовавшегося в войне между Раем и Адом - они становились банально опасны. Разумеется когда Кэлрин соберется брать власть в свои изящные ручки, это будет подразумевать физическое устранение особо опасных конкурентов. Естественно руками демонов - так она будет наблюдать за их тактикой и знаниями, находить способы защиты и противодействия. Но Высшие вампиры неспособны к размножению. Точнее способны - естественным путем. Обращение после укуса рождает Среднего. Тут вступает в дело такая вещь как генетика. Когда количество особей в популяции резко сокращается - велик шанс соединения кровных родственников. Отсюда мутация генотипа, потеря механизмов адаптации и модификации. Порча эссенции. Конец - полное вырождение, немного предсказуем. Разумеется вампиры почти бессмертны, их жизнь исчисляется тысячами лет, но вот... Демон взвесил и положил руки на подлокотники
- Что же, если вы хотите лично меня, то я к вашим услугам прямо сейчас. А если... - девушка его перебила. Складывалось ощущение, что она считает его тупицей. Пусть считает.
- Мне нужно иметь за спиной не только своих, но и чужих. Элементарная двуходовка: демоны получат то, что они хотят, а я - смогу под шумок провернуть свои дела. В общем, всех своих планов мне раскрывать не хочется, но у меня есть некий интерес в нашем сотрудничестве. Или нам ещё помахаться? Давненько не разминалась. - демон улыбнулся одними уголками губ.
- Драка мне не нужна. Я сейчас планирую говорить о вещах, о которых не стоит слышать нескольким вашим подчиненным. Я могу назвать уже пять человек, работающих на ваших конкурентов из совета - демон красноречиво взглянул в дальний угол комнаты - Уберите своих людей, и мы обсудим условия договора.
Отредактировал Zariche - Среда, 15 мая 2013, 13:40
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект


Да, Кэлрин явно поторопилась с выводами. Демон сразу понял, о чем она, и, нисколько не смутившись, начал обдумывать. Вампирша решила предоставить ему такой шанс, тем более, что и ей было о чем пораздумать. Конечно, идея диверсии была взлелеяна в ней ещё со смерти родителей, причину которой ей так до конца и не пояснили. Нет, это не было местью за семью. У неё есть другая, настоящая семья, которая нуждается в ней. Поэтому глупо идти на рожон ей не хотелось. Единственное, что напрягало на сей момент, - это слишком быстрая сговорчивость демона. Келидан отнюдь не был глупцом. Разумеется, среди своих собратьев, все же, к умственным способностям обитателей Ада Высшая всегда относилась с пренебрежением. Но, к счастью, ей не попался архангел или ещё какой-то тупорылый костолом. С ним невозможно было бы договориться. Плюс ко всему она смогла проанализировать его магические способности. Стычка, предусмотренная с самого начала, была лишь проверкой. Нахмурившись, Голдштейн размышляла о том, что случилось бы, если все это вышло б из под контроля. Конечно, ей вряд ли бы что-то грозило, но вот Средним... Она любила их. Несмотря ни на что.
- Драка мне не нужна. Я сейчас планирую говорить о вещах, о которых не стоит слышать нескольким вашим подчиненным. Я могу назвать уже пять человек, работающих на ваших конкурентов из совета, - вы посмотрите, кто проявил чудеса дедукции! - Уберите своих людей, и мы обсудим условия договора.
Продолжая все также полулежать в кресле, вампирша сморщилась. Кажется, они ошибочно сомневаются в умственным способностях друг друга. Она - Высшая, Глава клана, неужели до неё не донесли, что кто-то сливает информацию? Она была хитрее, чем казалась. И намного умнее, чем от неё ожидали. Легче притвориться слепоглухонемой, чтобы все подумали, что ей ничего не известно. А кто раскусит её, то станет ясно, что Высшая делает это сознательно, чтобы вычислить крысу и, возможно, найти того, кому потребовались шпионы в её рядах. А на самом деле тут применялся принцип тройного шпионажа. С помощью подставных крыс, Кэлрин была осведомлена о всех планах на неё. Несколько слоев слаженной, умственной работы.
- Мой уважаемый демон, - ядовито начала Кэлрин, мановением руки снимая пламя. Не то, чтобы ей хотелось простор и комфорт гостю обеспечить. Просто мельтешило перед глазами. - Я уже давно, так сказать, экранизирую своим поданным совершенно другие мысли. То есть, по-простому, по-вашему, я их оболванила. Даже станцуя перед ними сейчас совершенно обнаженной, а так я ещё не делала, поверьте, они не отреагируют. Сейчас каждый из них видит что-то свое, - Высшая посмотрела на поданных с некой любовью. Перестраховка никогда не помешает, даже если она и была уверена на сто процентов в Средних уровнях. Совет частенько пренебрегал понятием Связи между Высшим клана и его Средними. А вот сама Голдштейн никогда о нем не забывала, и при помощи кое-каких старинных манускриптов возвысила эту Связь до самого высокого уровня. Фактически, даже мысль о предательстве сейчас могла причинить такую боль, что адские муки сойдут за пощипывание. И все, как она смогла возвысить Связь, так кто-нибудь мог и уменьшить, если вообще не убрать. Именно по этой причине, Высшая сейчас применила самую сложную магию из разряда психическое воздействия, вышедшее за рамки любого психокинеза. Кто не предупрежден, тот не вооружен, как говорится.
Поднявшись из кресла, она обвела рукой зал:
- Помимо всего прочего этот зал снабжен такими артефактами, работающими на данный момент, что вам и не снилось. Помимо Гаруды - подарка от Верховного индийского шамана, наше пространство заключено в параллелепипед Хедина, который позволяет вести не только приватную беседу, но и невидимо от окружающих. Я даже не знаю, что они видят сейчас, - она снова посмтрела на поданных. - Может, мы в шахматы играем, может, убиваем друг друга. Я без понятия, - пожала Кэлрин плечами, опять прикладываясь к вину. In vino veritas - это отнюдь не гимн алкоголиков. Прекрасный вкус позволял расслабиться, снова приобрести безразличие и надменность. Она слишком вспылила и понимала это. Какая глупость. На самом деле, далеко не все идет точно по плану. Ей не нужен один демон. А разговаривать с Люцифером не хотелось. Может, даже какая-то боязнь и была, но преобладало раздражение от замашек Сатаны. Тем более, Ад ей не светит в любом случае, её путь - в Чистилище. Все темные твари, так или иначе, вели загробную жизнь там, каждый день сражаясь за ещё один прожитый час. И все же, её не пугала такая перспектива. Больше всего напрягала возможная беседа с стариной Люцем. Во-первых, при последней встрече, около тысячи лет назад, он распустил руки и, получив по наглой, сатанинской морде, запер её в одной магической башне на три года. Правда, Голдштейн сбежала, и с тех пор как-то не пылает желанием оказаться там снова. Во-вторых, манеры Сатаны оставляли желать лучшего. Задумчиво посмотрев на Келидана, Кэлрин, с небывалой скоростью переоделась в обтягивающее платье, решив, что выглядеть так не подобает, после чего подошла к гостю на расстоянии в пару метров. Цокот каблуков эхом отдавался по всему залу.
- Мне нужен связной. Вы подойдете.
ЗАДАВАЙ ВОПРОСИКИ НУ Я ЖДУ
- Мой уважаемый демон/ Я уже давно, так сказать, экранизирую своим поданным совершенно другие мысли. То есть, по-простому, по-вашему, я их оболванила. Даже станцуя перед ними сейчас совершенно обнаженной, а так я ещё не делала, поверьте, они не отреагируют. Сейчас каждый из них видит что-то свое - демон усмехнулся.
- Я вижу вы желаете чтобы все увидели и услышали нас. Я слишком подозрителен, уж извините. Работа такая. Ваши люди могут видеть иллюзии, но что увидит тот, кто будет смотреть их глазами? Представляете, что с вами сделают на Совете, если там расскажут что вы якшаетесь с демонами? - демон слишком хорошо знал все интриги, витавшие вокруг Совета. Он часто восхищался, какими хитрыми нитями оплетают вампиры друг друга, и ему было их даже немножко жаль. В их стае были объединены много кланов, но каждый клан был по отдельности очень одинок. Это делало их слабыми и уязвимыми.
- Помимо всего прочего этот зал снабжен такими артефактами, работающими на данный момент, что вам и не снилось. Помимо Гаруды - подарка от Верховного индийского шамана, наше пространство заключено в параллелепипед Хедина, который позволяет вести не только приватную беседу, но и невидимо от окружающих. Я даже не знаю, что они видят сейчас. Может, мы в шахматы играем, может, убиваем друг друга. Я без понятия - у демона задрожали плечи, а потом он снова расхохотался.
На этот раз хохотал он долго. Потом моментально замолчал, словно повернули рубильник. Глаза затянулись, вспыхнули синим цветом
- Без понятия, говорите. Артефакты - лишь застывшая магия. На любого мага найдется тот кто сильнее. Ладно, как хотите, но я попрошу ещё раз убрать ваших людей.
Отредактировал Zariche - Четверг, 16 мая 2013, 12:39
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
- Без понятия, говорите. Артефакты - лишь застывшая магия. На любого мага найдется тот кто сильнее. Ладно, как хотите, но я попрошу ещё раз убрать ваших людей.
Вы посмотрите, какой мнительный. То ли реально испугался их количества, то ли переживает за данные. В любом случае, самой Кэлрин это не играло на руку. Не известно, как поведет себя демон один на один. Или, как поведет себя она. Ухмылка затронула бледные губы. Да, скорее уж второе. Сдерживать свою сущность уже становилось невмоготу. Инстинкты выли, что перед ней - чужак, перед ней - враг. И остановить кипящую в мертвом теле кровь была очень сложно. Хотя, почему в мертвом?
В сущности, если брать принцип анатомии, то вампиры, все же, люди. У них строение, повадки, потребности и эмоции - человеческие. Лишь наиболее развитые инстинкты, в сто крат увеличенные рефлексы и прочая атрибутика, типа жажды крови, являлась плодом магии, скрещенной с алхимией. Давным-давно, когда только появилось зарождение Эллады, возникли первородные. Самые первые вампиры, правда, уже тогда их считали Богами. Зря. Теперь вся Небесная канцелярия рыдает от такой несправедливости и всеобщего обожания мерзких, по их мнению, тварей. Они - не Божий промысел. И в этом был самый основной конфликт ангелов, демонов и нежити, обитающей на земле. Хотя, по мнению тех же вампиров, они по-братски разделили мироздание: ангелы забили Рай, демоны - спрятались глубоко а Аду, а вампиры, под предводительством первородных, оккупировали землю. Но это такой краткий экскурс в историю, она опять задумалась.
Недовольно поморщившись, Голдштейн обвела всех присутствующих взглядом. Повинуясь её ментальному приказу, все Средние уровни, по одному, выходили из Зала. Кэлрин чувствовала каждого и видела со стороны каждого, кто и куда и направляется. Это были её дети, и недоверие Келидана выводило её из себя. Хотелось запрыгнуть на демона, подобно какому-то уровню E, и вцепиться клыками в шею, услышав долгожданный хруст. Но это лирика. Тщательно прослушав и просканировав пространство в диаметре ста метров, Высшая устало опустилась в кресло. Сейчас как-то трудно было узнать в этой сгорбленной, массирующей виски девушке - Высшую Главу клана Голдштейн. Да, вампирша тоже могла уставать. Тело требовало перерыва. Выходило, что она зря тратила столько сил на выведение из строя разума своих Средних. Взгляд упал на бутылку вина.
- Я полагаю, мы можем продолжить разговор? - хмыкнув, проговорила Кэлрин, отпивая прямо из бутылки. К черту. Она запускала в него столовые приборы, а он пытался сжечь её поданных. Не до правил этикета. Презрительно на него посмотрев, вампирша прошипела: - Когда-нибудь, я буду считать своим долгом выпотрошить тебя и съесть. Но до сей поры предлагаю нейтралитет. Как думаешь? - и протянула руку.
ЗАДАВАЙ ВОПРОСИКИ НУ Я ЖДУ
-Келидан, ты что задумал? Не слишком много на себя берешь воли, ведя такие переговоры, прохиндей? - в душу Келидана вторгся холодный голос Сатаны - Кто тебе давал право такое обещать?
- Мне будет нужна небольшая поддержка - ответил Келидан, ожидая, пока толпа вампиров скроется с глаз долой. Он не боялся, что его разговор с Люцифером прослушают - псионныые сигналы отслеживать и то сложно, а уж расшифровать... Тем более разговаривали они на демонике, а знатоки этого языка среди людей давно перевелись...
- Ладно, делай что знаешь, но если я не получу результата - поедешь к остальному мясу - Мастер отрубил связь.
- Идите вы к черту, господин Воланд - Келидан усмехнулся. Послать черта к черту? Смешно. Тем временем последняя тварь вышла из залы, и закрыла за собой дверь. Они остались одни.
- Я полагаю, мы можем продолжить разговор? - девушка устало обмякла в кресле, массируя виски. Да, все таки вампиры хоть и были сильными тварями, но ничто человеческое не было им чуждо. Усталость в том числе. Усталость неэффективна.
- Разумеется. Не люблю разговаривать о чем то важном в присутствии такого количества соблазнительных мишеней, каждая из которых может быть шпионом. Итак... - женщина грохнула бутылкой о стол, презрительно взглянув на него. Слова касательно мишеней вывели её из себя. Это хорошо. Злость - выброс адреналина,. реакция на угрозу. Адреналин - сложный гормон, потребляет много энергии для выработки. Учитывая, что у вампиров гормоны более концентрированы - ещё большие затраты энергии и аминокислот. Потом затраты на нейтрализацию. Результат - усталость. Уставший оппонент ведет переговоры менее осторожно и осмотрительно. Плюсы во всем:
- Когда-нибудь, я буду считать своим долгом выпотрошить тебя и съесть. Но до сей поры предлагаю нейтралитет. Как думаешь? - вампир наклонился, и аккуратно поцеловал узкую ладонь
- С удовольствием доставил бы вам такое наслаждение, к сожалению у меня нету кишок, которые вы хотели бы с упоением развешивать на люстре к качестве гирлянд, или печени которую вы хотели бы скушать на завтрак. Я бы предложил более изящный вариант - сотрудничество. Скажите... - он посмотрел на Кэлрин - Вы хотите власти? Единоличной власти в Совете?
Отредактировал Zariche - Четверг, 16 мая 2013, 22:15
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Высшая с трудом взяла себя в руки. Его манера речи, намек на её подданных. Вся эта небрежность демона, нарочито вежливая. И все же, Кэлрин не зря гордилась своей способностью контролировать эмоции, не только свои, но и чужие. Глотнув вина, она внаглую утерла пухлые губы тыльной стороной руки и посмотрела на Келидана. Высокомерно, с достоинством. Как и присуще гребаному аристократу.
- Разумеется. Не люблю разговаривать о чем то важном в присутствии такого количества соблазнительных мишеней, каждая из которых может быть шпионом. Итак...
Голдштейн недоуменно выгнула бровь. Он что, нарывается? Хочет повторения "грязных танцев"? Она вполне может это устроить, даже без поддержки Средних уровней. Признаться честно, они только мешали ей в прошлый раз, потому как Глава попусту отвлекалась на них, волнуясь за сохранность их тел. А сейчас её ничто не сдерживало. Мгновенно вскочив на ноги, она одарила демона пронзительным взглядом. Хотелось просверлить в нем дыру, а потом смеяться, смеяться, смеяться. Но стоп! Самообладание и чувство собственного достоинства преобладало над воистину звериным инстинктом. Поэтому, когда он приблизился к ней и поцеловал её ладонь, Высшая спокойно вырвала ладонь, с усмешкой вытерев о платье. Злость, ярость, отчаяние - любые из этих эмоций и чувств требовали таких ментальных усилий, что на смену моральной усталости приходила физическая. И как эмпат, и любитель психогинеза Кэлрин знала об этом не понаслышке. Эмоции хороши, но только не при враге. Теряешь и достоинство, и силы. Поэтому она сдержалась, стараясь не выглядеть такой уязвленной.
- С удовольствием доставил бы вам такое наслаждение, к сожалению у меня нету кишок, которые вы хотели бы с упоением развешивать на люстре к качестве гирлянд, или печени которую вы хотели бы скушать на завтрак. Я бы предложил более изящный вариант - сотрудничество. Скажите... - Келидан кинул на неё взгляд. - Вы хотите власти? Единоличной власти в Совете?
- Более изящный вариант был бы сопроводить вас домой, насильно или по вашему желанию, - она склонила голову набок, пристально глядя на него и ища подвоха. Разумеется, она не хотела власти в Совете. Ей все эти вампирские игры были, так сказать, до лампочки. Единственное, чего хотела Голдштейн, это чтобы власти не было ни у кого. Только среди своего этноса, своего клана. А ещё, её смущало заинтересованность обитателей Ада в данной ситуации. Предположить, что старина Люцифер решил пополнить количество цитаделей Ада на земле, было бы слишком глупо. Вампиры никогда не станут подчиняться демонам, даже в случае многоходовки или временного сотрудничества. Значит, здесь что-то иное.
Вампирша задумалась. О связи. О рациональности. О безумии и бесполезности. Что, в конечном итоге, она теряет? Уважение Средних? Нет, они преданы до конца. Возможной связи с демонами? Нет, Высшая их не боялась, а презирала. Но сколько бы не было минусов в этих малопривлекательных созданиях, плюсом было определенно больше. Более того, сотрудничество является целесообразным и выгодным. Так что же смущает?..
- Скажите, Келидан, - тихо начала Кэлрин, повернувшись спиной к собеседнику, - если я скажу, что вашей святой во плоти, или как её там, нет в живых, наше сотрудничество потеряет всякий смысл?
ЗАДАВАЙ ВОПРОСИКИ НУ Я ЖДУ
О, да. Разумеется он был прав. Вампирша держалась на одной силе воли, на безумном желании не сорваться, не загнать себя в объятия ярости, потому что она понимала - ещё большая ярость ослабит её настолько, что демон возьмет её голыми руками. А стоит ей хоть чуть чуть ослабнуть - демоническая псионика пробьется в её голову, и сделает марионеткой. Разумеется она это понимала, и оттого шла её враждебность. И наигранное спокойствие.
- Более изящный вариант был бы сопроводить вас домой, насильно или по вашему желанию - демон усмехнулся, сложив руки перед лицом.
- Боюсь в мои планы это не входит. Да и в случае моего изгнания, боюсь сюда пожалует сам Мастер. Не знаю в каком облике он к вам пожалует - в виде Мефисто или в виде Диабло, но поверьте, ни в одном ни в другом ничего хорошего нет. И архангела Тираэля на этот раз вы вряд ли дождетесь. - демон усмехнулся, предугадывая реакцию на очередную угрозу, но девушка промолчала, вообще задумчиво глядя в пустоту.
- Скажите, Келидан, если я скажу, что вашей святой во плоти, или как её там, нет в живых, наше сотрудничество потеряет всякий смысл? - Келидан усмехнулся, не проявив никакой реакции. Заставил бутылку вина взлететь, наполнить его бокал. а потом сам бокал прилететь к нему в руку. Отпил вина. Неспешно, скучающе, словно сидел дома перед камином.
- Когда в следующий раз умудритесь убить высшего ангела - пожалуйста не забудьте позвать. Нам давно кажется, что количество этих выскочек надо укоротить.
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Форум » Архив » Корзина » До первой капли крови (maybe, NC-21.)
Страница 1 из 212»
Поиск: