Чтобы можно было писать в чате нужно войти в свой аккаунт.
Страница 1 из 11
Архив - только для чтения
Форум » Архив » Корзина » Шёпот сердца (NC - 21. Только для нас, мой мужчина.)
Шёпот сердца




***


Небо зачарованно окутывало старинный парк селения Листа, реконструированный с таким трудом и трепетом после нападение демона Дароньюки. За столько времени в нём многое изменилось. Фонтан в центре парка, поражающий своей красотой величественными и грациозными статуями, по мнению жителей селения, был главным украшением столь прекрасного места для отдыха. Жители Конохи любили посидеть возле него, брызгаться чистой водой друг в друга или же просто полюбоваться на искрящиеся воды на солнце. Столь обычное явление, как цветы и деревья, мало интересовали прохожих, хотя они и не без гордости говорили о красоте и обилии различных растений, будто это был какой-то ботанический сад. Но сама Вторая Хокаге, восстановившая собственными руками это прекрасное место, дорожила этим местом больше всего только по одной и единственной причине.

Негромкий стук маленьких каблучков раздался по парковой аллее. Девушка с иссиня-чёрными волосами, развевающимися по лёгкому вечернему ветерку, промелькнула между пышных кустарников с розами, скрываясь от резвящегося народа. Молочная кожа юной куноичи тихонько покрылась мурашками, когда ноги ступили на маленький мостик, разделяющий две части парка. Легонько коснувшись одной рукой перил мостика, а второй подола воздушного белоснежного платья, она ловко спрыгнула на очередную тропинку, скользя взглядом по играющим теням цветов.
Уже закат, - выдохнула Акеми, зацепившись голубыми глазами за расплывающееся тёплыми красками небо. Солнце так и намеревалось поскорее спрятаться и укутать окраины оранжевым заревом.
- Хокаге-сама!
- Здравствуйте, Акеми-сама!
- Приятного вечера, Хокаге-сама!

Девушка добродушно кивала и нежно улыбалась каждому, кто обращался к ней. На деле она была погружена в свои мысли и переживания. Убрав локон густых волос за ухо, куноичи остановилась и будто намертво приросла к земле. Вот оно. То, что заставляло её дорожить парком больше всего. Это место. Акеми опустила глаза на маленькую полянку возле пышного дерева с белоснежными, подобно платью Мираи, лепестками. Когда-то здесь она сидела, поникшая и уставшая, обволакиваемая меланхолией. И тогда...
Акеми сделала пару твёрдых шагов вперёд. Ветер срывал слабые, но прекрасные цветы, растущие на этом судьбоносном дереве, кружил, будто играясь, лепестки. Девушка протянула руку вперёд и осторожно дотронулась до ствола дерева, вдыхая в себя аромат воспоминаний.

Я Натсуо, а тебя как зовут?
Акеми...


Его голос, казалось, звучащий столь отчётливо в её голове, разрывал время и пространство, лаская Акеми. Здесь случилась их первая встреча, которая навсегда изменила их жизнь. Пересечение их путей было самым лучшим подарком судьбы. Куноичи тихонько выдохнула и провела подушечками пальцев по мощному стволу. Грубость коры дерева оставляла на пальцах небрежные ощущения. И тогда Акеми вспоминала гладкую кожу Воина Мглы. Участившееся сердцебиение, заставило Мираи прижать обе ладони к груди, будто сдерживая рвущуюся на свободу пташку. Она прикрыла глаза и поддалась движению ветра, играющегося с её одеждой и волосами. Огненное зарево опустилось на тело куноичи, покрывая своей прощальной теплотой. Но ничто не могло сравниться с её единственной любовью всей жизни, которой она была верна всем телом и душой.
Сколько бы времени не прошло, какие бы сюрпризы жизнь не кидала, а любой когда-нибудь вернется туда, где все началось. Или хотя бы посетит это место. Так и сейчас ноги Воина Мглы сами снова привели его в столь привычный парк, к знакомому дереву. Казалось, что даже погода, воздух, запахи - все было так же, как и несколько лет назад. Именно в этом месте Нат впервые повстречал Акеми Мираи. Обходя мощный ствол дерева, мужчина приложил сильную ладонь на его кору и чему-то ухмыльнулся. Присев на холодную траву и откинувшись назад, Нат с той же ухмылкой продолжал смотреть вперед, на медленно светлеющее небо - ночные сумерки постепенно сходили на "нет". Он никогда не предавался воспоминаниям, никогда не ностальгировал или скучал по прошлому, считая, что это удел слабых людей. Натсуо предпочитал проводить некую временную сравнительную параллель - кем раньше был и кем стал сейчас. Если говорить о прошлом, тогда Нат был бесчувственной машиной убийств, который признавал в этом мире только три вещи: брата, бой, и женщины для одного-единственного перепихона. Тогда-то он и повстречал эту робкую, застенчивую, но такую сильную и строптивую девушку - Акеми, которая со временем стала также дорога, как и брат, которая стала его единственной слабостью. Девушка, что заменила всех остальных и при этом была столь ненасытна. И это нравилось Нату. С каждым разом его Акеми превращалась в еле контролируемую дамочку, желающую вечно что-то доказать своему мужчине. Воин Мглы усмехнулся, вспоминая, как обычно он успокаивает свою женщину, затыкая ей рот поцелуем, как минимум, полноценным сексом, как максимум.

Нат даже не успел заметить, как задремал. Легкий ветер трепал его серебристые волосы, руки были замком зафиксированы на вздымающейся от частого дыхания мускулистой груди. Едва слышный шорох заставил тут же вскочить Ната. Он рефлективно, вскочив на ноги и обойдя сзади дерево, схватил за шею куноичи. Как оказалось, это была его Акеми. Уголки губ тронула кривая улыбка. Прижавшись к молочной коже шеи Акеми и обжигая ее горячим дыханием, Нат прошептал:
- Я знал, что ты рано или поздно вернешься сюда.
В одной руке бритва, в другой моя смелость,
К вечеру битва, с утра опять серость. (с)
Акеми настолько была поглощена красотой природы и водоворотом воспоминаний, закруживший её на месте, что не сразу заметила тень от некой фигуры, находящейся по другую сторону дерева. Со временем тень исчезла и появился её обладатель, который бесцеремонно взял за горло Мираи. Прикрытые глаза резко расширились, а ладони сомкнулись ещё плотнее в предвкушении мощных толчков сердца. Прощальные солнечные лучи скользнули в голубые глаза куноичи, освещая радужку и упорную категоричность эмоций. Рука Ната продолжала удерживать за горло Мираи, а она всё никак не могла свыкнуться со странной мыслью.
Он...здесь?
Молочная кожа уже начала краснеть на месте сжатия. Неведанная сила её мужчины интерпретировалась в самых разных положениях весьма успешно. Но шея куноичи Листа просто знала эту силу, эту цепкую хватку. Так за горло её мог хватать только Натсуо.
- Я знал, что ты рано или поздно вернешься сюда.
- Я всегда сюда прихожу, - еле прошептала Акеми, даже не сопротивляясь его движениям. Хочет держать её за горло? Пусть держит. Если она задохнётся, это будет на его совести. От этой мысли девушка почувствовала, как начала улыбаться.
Он. Её. Убьёт?
Глупее не придумаешь.
Мираи нежно опустила взгляд в глаза Воина Мглы, вздрогнув от его горячего дыхания.
- А ты всё такой же, малыш. Неизменный и любимый.
Слова шепотом спорхнули с её губ, растворяясь в воздухе. Акеми хотела вдохнуть в себя прохладу вечера, но пока могла только выдыхать, едва сдерживаясь, чтобы не сорвать руку со своей шеи и не кинуться к Натсуо в объятия, расцеловывая его лицо.
Сколько они не виделись?
Год? Два?
Она скучала. Она безумно скучала. Ждала и надеялась, что они снова встретятся. И вот, он здесь. И она его чувствует, пусть пока и не так, как ей хотелось все эти годы.
Она даже не сопротивлялась его жесткой хватке на такой нежной и тонкой шейке: за столь огромное время, проведенное в разлуке, видимо, каждый ждал чего-то и каждый немного изменился. Это было видно по сдержанному выражению лица Акеми: она будто пыталась убить в себе желание кинуться на него и получить всего и сразу. Этой мысли Нат про себя улыбнулся. Вместе с тем он ослабил хватку, медленно раджимая каждый палец. Под вспышками лучей заходящего солнца можно было увидеть пять багровых полосок на ее молочной коже, которые уже завтра будут выглядеть как синяки. Воин Мглы на мгновение нахмурился, мысль о том, что он так легко может взять и сломать это хрупкое создание теперь не давала ему покоя.
Он не ответил на ее слова, произнесенные с такой любовью, лишь задумчиво провел пальцами по багровым ссадинам на шее Акеми, аккуратно дотрагиваясь до них. Другая рука уже блуждала по ее спине, притягивая вплотную к подтчнутому торсу мужчины. Убрав левую руку с шеи, большим пальцем он провел по нижней губе девушки. Как давно он ее не видел, как давно не испытывал столь привычное желание овладеть ею полностью, как давно не ощущал это тепло рядом со своим холодным телом. И сейчас ему хотелось, чтобы все было не как обычно, чтобы этот день запомнился. Нат резко оттолкнул свою женщину от себя на полметра, забегая ей за спину и прижимаясь к ней всем телом. Словив ее маленькую ручку, он играл некоторое время с ее тонкими и аккуратными пальцами, затем положил ее ладонь на рукоять катаны из Подземного города. Сжимая под своей рукой ее маленькую ладошку, в хватке которой находилось одно из мощнейших оружий шиноби, он резким движением обножил лезвие катаны, высвобождая ее из ножен.
- Смотри, Акеми.
Теперь Нат обеими руками сжимал ее ладошку, которая держала катану: лезвие оружие под лучами заходящего солнца со своей металлической поверхности отражала часть лиц Воина Мглы и Второй Хокаге. Он хотел, чтобы она почувствовала, сколько отнятых жизней сейчас были заточены в этом мече. Поняла, кого она любит и какому монстру принадлежит. Губы Нат оставилиьеле заметный засос на шее его женщины и, выпуская из своих сильных рук ладошку Акеми, он проговорил:
- Атакуй меня, малыш. Я хочу, чтобы ты приручала это оружие. Но, прежде, чем мы приступим... - сняв с плеч Акеми плащ и откинув его в сторону, Нат добавил, при этом отходя на три метра, - ...нам будет жарко, Акеми.
В одной руке бритва, в другой моя смелость,
К вечеру битва, с утра опять серость. (с)
Облизав засохшие и горящие от столь манящего желания коснуться ими любимого, Акеми изучала взглядом, наполненным безграничной любовью, его движения и чувства. Как обычно, в его серых холодных глазах мелькало тепло, когда он смотрел на неё. И это не могло не радовать. Была надежда, что после стольких лет он хоть немного успел соскучиться по своей женщине. Вскоре Мираи сумела вдохнуть в себя желанный воздух и столь запретный аромат тела Ната, который даже сейчас, на расстоянии вытянутой руки, находился так близко. Акеми не понимала, что с ней происходит. Она не могла и двинуться с места, будто по инерции ожидая, что её мужчина, охваченный порывом страсти, просто возьмёт её здесь и сейчас. Но этого не происходило. Казалось, что он оттягивал этот момент до последнего, наслаждаясь только лишь одной игрой с этой строптивой девушкой.
Теперь можно.
Тело вздрогнуло, чувствуя на своей спине его крепкие руки, ласкающие нежную кожу. Сладкая пульсация в организме заставила появиться на щеках Акеми едва заметный румянец. Заходящее солнце вновь ослепило девушку и вынудило прикрыть светящиеся от счастья глаза. Или это была всего лишь жалкая отмазка? На ватных ногах Мираи, слегка покачиваясь, опустила руки на плечи своего мужчины, легонько их сжимая. Невиданный соблазн вновь затуманил голову девушки, расплавленный романтизмом. Действительно. Столь нежная обстановка, когда они совсем одни в этом месте, как тогда, несколько лет назад, подталкивала Вторую Хокаге предаться чувствам сполна, как она это и любила. Она вздрогнула, когда после её касания он оттолкнул её вперёд от себя. Первая мысль была столь ужасна, что Акеми готова была развернуться к этому мужчине и влепить хлёсткую пощёчину. Но дальнейшие действия сменили её решения, освободив место стыдливым приреканием, в духе: "Ах, какая же я дура".
Акеми молча откинулась назад, прижимаясь к любимому ещё сильнее. Верхняя часть спины, скрываемая материей плаща, была обнажена и даже сквозь ткань защитной одежды чувствовала жар его столь желанного тела. Она грациозно переплела свои пальцы рук с его, захватывая в нежную хватку, а после аккуратно прошлась по ним, пока тот, вновь не взяв на себя инициативу, положил её ладонь на рукоять катаны. Акеми, смотрящая всё время на падающие лепестки с дерева, сразу поняла, что это. Когда-то она держала уже в руках это мощное смертоносное оружие и знала о его свойствах.
- Смотри, Акеми.
Девушка, как зачарованная, посмотрела на катану, слегка склонив голову на бок, к плечу Ната. Она всматривалась в тонкие очертания лезвия, в котором отражались их лица, заставляя её в который раз удостовериться в своих чувствах. Акеми представляла, сколько крови впитало в себя это холодное оружие от одного лёгкого движения руки её любимого. Но таков был мир шиноби. Суровый и беспощадный. Но подчиняться его правилам было не в духе Натсуо. Мираи пожирала глазами собственное отражение, крепко сжимая рукоять катаны в руке. Холодный металл буквально жаждал вкусить новой плоти, отражая вечность.
Ах...ну, погоди у меня, малыш, - поджав губы в искушении, подумала Акеми, чувствуя мощную хватку губ на её шее. И, будто прочитав её мысли, её мужчина дал ей возможность выполнить эту шаловливую мысль.
- Атакуй меня, малыш. Я хочу, чтобы ты приручала это оружие...
А не боишься? - мысленно прервала его следующие слова девушки. И, пока он снимал её плащ, куноичи резко развернулась, ударив его в грудь, после чего тут же подставила подножку и, прижимая холодную сталь катаны к его горлу, накинулась вперёд, всей массой тела, поваливая на траву.
- Ты попался, - игриво шепнула Акеми и, подмигивая и не отпуская лезвия катаны с его горла, наклонилась к его ушку и коснулась его нежными губами. - И теперь, ты мой, малыш.
Мираи пылко выдохнула и провела язычком по раковинке, продолжая придавливать Натсуо своим телом и крепко держать катану у его горла.


Все же ловкости и силе изящному и хрупкому телу Акеми было не занимать, однако этого было недостаточно для того, чтобы атака настигла свою жертву. Воин Мглы был гораздо проворнее и шустрее, а сильное, мускулистое тело напряжено до предела. Прибывая в полной готовности, не смотря на желание взять свою женщину прямо здесь и сейчас, Натсуо ждал действий: он знал, какой бы хрупкой и беззащитной мужчина не считал бы Мираи, а она была та еще штучка, особенно в бою и особенно против девушек, к которым когда-то Воин Мглы питал такую одноразовую связь. Акеми находилась спиной к Нату, уверенно держа в своих маленьких ладошках смертоносное оружие Воина, а он, снимая черный плащ с ее миниатюрных плеч, так же молниеносно перехватил одной рукой ее руку в нескольких сантиметрах от его напряженного тела, когда Акеми пыталась уловить момент и, резко развернувшись, ударить в грудь. Нат ухмыльнулся и, грубо развернув ее обратно спиной к своему лицу, заломал руку девушки за спину. Вторая рука прошлась по уже оголенным плечам, стягивая бретельку топика вниз. Серые глаза изучающе осматривали оружие в другой руке: он специально не стал полностью обездвиживать ее. Желание увидеть последующие действия своей женщины брали вверх.
Нат крепко прижимал Акеми к себе, при этом явно принося ей некую долю сладостной, томной боли, эпицентром которой была маленькая ручка в объятиях его ловких и умелых пальцев. Что-то подсказывало, он еще долго будет мучить ее, прежде, чем подарит настоящее наслаждение. Закусив мочку уха девушки, Нат выдохнул:
- Теперь ты сделай мне больно, малыш.
В одной руке бритва, в другой моя смелость,
К вечеру битва, с утра опять серость. (с)


Натсуо был настолько поглощён своей женщиной, что, кажется, потерял бдительность по отношению к окружению. Это было как раз кстати. Акеми, горячо выдохнув, желая развернуться, почувствовала мощный захват и не стала сопротивляться. Лишь на мгновение развернувшись лицом к своему мужчине и увидев его лёгкую ухмылку, Мираи сразу всё поняла: так просто он ей не дастся. Это только подогревало интерес. Но за всё то время, что она пробыла вместе с ним, девушка привыкла к этой сладкой и мучительной боли. Акеми закусила губу, когда Натсуо стал заламывать ей руку за спину. Вторая рука продолжала крепко держать смертоносное оружие, и в её лезвии на прощальных лучах закатившегося солнца можно было заметить подрумянившуюся девушку, которая, прикрыв глаза от изводящей боли, сдерживала в себе всего лишь одно желание.
- Милый, - неожиданно окликнула Акеми своего мужчину, выдыхая горячий воздух в нарастающем возбуждении. - А ты помнишь, что было в оазисе?
Она блаженно замычала, почувствовав на своей нежной коже лёгкое прикосновение его сильных рук, пальцами которых он сдержанно убрал бретельку платья вниз по плечу. Да, только Натсуо мог знать её самые большие слабости. Но при этом, и она знала его. Лёгкая хитрая улыбка скользнула по лицу куноичи. Она опустила лезвие катаны вниз, скрывая его своим телом.
В это время, когда Нат прильнул зубками к мочке уха Акеми, а та начала шумно дышать, сзади мужчину кто-то обхватил с двух сторон. Он даже не успел что-либо сказать своей женщине, как оказался захваченным. Кончик катаны осторожно уткнулся в ногу Воина Мглы.
- Хе, вот ты и попался, - прошептала девушка, изогнувшись назад и упершись затылком в его грудь.
На самом деле, куноичи так не нравилось, что она постоянно кому-то нужна, что её постоянно отвлекают, и Хокаге решила в один момент создать себе две материальные копии про запас. Девушки разошлись, кто-куда, но знали, что рано или поздно нужно будет прийти к своему оригиналу. И не прогадали с моментом. Абсолютно бесшумно обе девушки подкрались сзади, когда Натсуо был так занят своей единственной женщиной в сладких болевых муках, и обхватили его с двух сторон, начиная прижиматься всем своим телом, тереться упругими грудками и обхватывать ногами, напрягая округлые бёдра. Акеми не скрывала адского удовольствия от происходящего. Пускай она и находилась в цепкой хватке своего возлюбленного, но это не мешало ей наслаждаться процессом возбуждения её мужчины самой же собой в тройном экземпляре.
- Натсуо, любимый... - блаженно прошептала первая куноичи, находящаяся слева и крепко держащая руку мужчины на своей грудке, где чувствовалось бешеное сердцебиение.
- Нам так жарко... - продолжила вторая, забираясь под одежду Воина Мглы и вдыхая в себя аромат его тела. Оно горело, подобно вулкану, готовое извернуться в любой момент и окатить своим жаром всё живое на своём пути. Тёплый вечер постепенно сменился прохладной ночью. Полная луна уже освещала потемневшее небо и фигуры четырёх человек, двое из которых, настоящих, готовы были отдаться друг другу в самый непредсказуемый момент. И этот момент был для ним таким желанным.
- Не сопротивляйся, мой мужчина, - облизнула губки третья и подняла катану Подземного города вверх, что кончик катаны сверкнул в воздухе при свете луны. - Это наша волшебная ночь.
Хитрые искорки блаженства засверкали в глазах Акеми, пока две её "подружки" издевались и возбуждали и без того заведённого Воина Мглы со спины. Одна из них уже тихо стонала, чувствуя его сильную руку на своей грудке, а он, в свою очередь, мог ощутить, как напряглись и затвердели соски его женщины. Вторая блуждала под одеждой нежными движениями рук, опускаясь всё ниже. Её губы впились в шею Натсуо, оставляя глубокие засосы.
Сердца трёх девушек бешено колотились, готовые выскочить наружу. До того сильно была натянута тетива нестерпимого желания.
К величайшему сожалению, закрыто и отправлено в корзину.
Форум » Архив » Корзина » Шёпот сердца (NC - 21. Только для нас, мой мужчина.)
Страница 1 из 11
Поиск: