Чтобы можно было писать в чате нужно войти в свой аккаунт.
Страница 3 из 4«1234»
Архив - только для чтения
Форум » Архив » Корзина » Бег сквозь прошлое (Блади, жду тебя ^__^ NC, о-ля-ля)
Бег сквозь прошлое
Девушка плавала на мягких волнах забытья и наслаждалась спокойствием и свободой. Вот теперь она по-настоящему свободна. Ее миссия выполнена, она отомщена. И пусть для этого пришлось пожертвовать своей жизнью - кого это волнует? Главное, что теперь ее совесть будет спокойна. Ах да, она же мертва, какая совесть... И где, собственно, рай и ад, где чистилище? Почему ведьма не видит ничего вокруг себя, не считая липкой, но, тем не менее, приятной тьмы, которая и успокаивает, и дает пищу для размышлений?
В душе Джесс шевельнулся страх. Неужели она не умерла? Неужели она не видит ничего потому, что все еще жива, что ее тело продолжает бороться со старухой Смертью? Но это же невозможно! НЕВОЗМОЖНО! Почему-то на ум пришли слова: "Все невозможное возможное, знаю точно...". Да о чем она думает?!
Не успела колдунья переключиться на какую-то другую мысль, думая обо всем сразу и ни о чем конкретном, как ее тело внезапно снова стало гиперчувствительным, а к онемевшим нервным окончаниям пришла боль. Сильнейшая боль. Такая, что, казалось, выворачивались суставы и ломались кости. Волшебница дико закричала, изгибаясь и расцарапывая себе грудь, будто пытаясь стащить с себя оцепенение, освободиться. Только что она была свободна, не лишайте ее этого чудесного дара! Не-ет! Однако никто не собирался слушать Джесси. Еще раз отчаянно вскрикнув, она вдруг замерла, вытягувшись на земле стрункой. Каждая группа мышц была напряжена, губы превратились в тончайшую полоску.
- Не-ет... - еле слышно прохрипела она, впрочем, ничего не соображая и не понимая даже того, что ее губы двигаются и что она что-то говорит. - Кристофер... не н-надо...
Однако что бессознательная девушка, еще и кричащая к тому же, могла сделать? Лишь продолжать кричать, не более. И, увы, не менее. Боль не становилась слабее. Она не проходила. И это сводило охотницу с ума. Умей она сейчас управлять своим телом, наверняка бы зажала голову руками, сжавшись в комочек. Откуда в ее теле столько чувствительных точек, раз она так остро реагирует на болевые ощущения? Откуда вся эта боль?
А потом внезапно все закончилось. Ее тело расслабилось, на лбу выступила испарина, спина прекратила испытывать себя на прочность и гнуться дугой. Джессика постепенно приходила в себя, тихо вздыхая. Она не знала, что с ней произошло сейчас и как она вообще выжила, но знала одно: она не хотела бы повторения истории. Явно не хотела. Это совсем не комильфо - когда тело становится одним огромным сгустком боли.
Помотав голову и придя в себя, наемница приподнялась на локтях и, тихо застонав, посмотрела прямо перед собой.
- Крис? - тихо позвала она. Однако в ответ услышала лишь приглушенное рычание. Что с ней случилось? Где Пересмешник? Наверняка он ее спас, и теперь она должна убедиться, что и с ним все в порядке. Иначе... иначе она не простит себе этого. - Крис? - еще раз позвала она. Лишь с третьей попытки ей удалось опереться руками о землю и приподняться на сильно дрожащих ногах, которые в любую секунду грозили утянуть ее обратно. - Где ты?..
И снова тишина в ответ. Вернее - глухое, злобное рычание. Сфокусировав зрение (с большим трудом, к слову) на объекте перед собой, брюнетка с тихим возгласом отшатнулась, когда увидела, кто перед ней. Это был Кристофер... и в то же время совсем не он. У Криса никогда не было таких дьявольских, лишенных чувств глаз. И сейчас взгляд этих пронзительно-алых глаз был сфокусирован на ней. Без отрыва. Найт нервно сглотнула, чувствуя, что в ногах появилась неожиданная сила, будто она готова была хоть сейчас бежать марафон без передышки. Страх?..
- Крис? - неуверенно спросила ведьма, делая медленные шаги назад, боясь упасть. - С тобой все в порядке?..
И снова в ответ раздражающая тишина. Вернее - настороженное рычание. Пересмешник зло оскалился и, облизнувшись, совсем как дикий зверь, плавным движением "перетек" в положение стоя. Размял все мышцы, дико улыбнулся и сделал шаг по направлению к девушке. Последняя задрожала всем телом, вновь рухнув на колени, сила из ног ушла так же неожиданно, как и появилась, она снова была беспомощной сейчас ведьмой, для которой и создание магического освещения стало бы весьма проблематичным. Что же с ней происходит? Неужели она на самом деле боится? Боится чего в таком случае? Или кого? Блондина боится или за него? А может, и то, и то? Найт уже ничего не понимала.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
Внутри Кристофера будто боролись два совершенно разных человека. Юноша то пытался подняться на ноги, то вновь падал на колени, то в очередной раз вставал, но затем тут же тело переставало слушаться и снова безвольным мешком падало на землю. Но одно оставалось неизменным - рычание. Этот странный звук, исходящий от Пересмешника, это клокотание внутри. И сумасшедший взгляд алых глаз, который оставался таким же. Он не менялся. Только зрачки то сужались, то расширялись. Винсент не чувствовал почти ничего. Только знал, что в этот раз его тело не собирается подчиняться его желаниям. Кто-то очень упорно и старательно пытается вытеснить Пересмешника из этого мира вместе с его же мыслями. Кто-то хочет занять его место, кто-то хочет завладеть разумом целиком и полностью. Кто-то хочет стереть настоящего Кристофера с лица земли, оставляя после него только тело - оболочку. Спустя несколько минут, что прошли в безрезультатных попытках встать с места на ноги, Крис замер на секунду. В один миг перед глазами предстала лишь тьма. И ничего больше.

Винсент резко распахнул глаза, чуть не вскрикнув от неожиданного яркого света, что ударил в глаза. Молодой маг поморщился, жмурясь, пытаясь постепенно привыкнуть к этому странному освещению. Когда глаза привыкли к яркому свету, и юноша мог оглядеться, то окружение решило посмеяться над блондином. Оно пошло рябью. Голова Пересмешника пошла кругом, а сам он чуть не потерял равновесие, чудом устояв на месте. Но где земля?.. Крис посмотрел под ноги, но увидел всё тот же ровный белый свет. Он был везде, куда только не смотрел парень. Пересмешник попятился назад, напрягаясь и стреляя взглядом в разные стороны. Внезапно голова словно раскололась, волна боли нахлынула на Криса, а затем так же внезапно исчезла.
- Что за чертовщина?! - взревел Пересмешник в пустоту, которая ответила ему гулким и долгим эхом. Окружение снова зарябило. Из ниоткуда стали проявляться странные, похожие на осколки, детали. Прищурившись, блондин осознал только одно: это были осколки из темного стекла. Когда-то давно подобное он видел ещё в детстве, на столе у покойного отца.
- Каким же жалким ты стал. - Кристофер моментально обернулся. Перед глазами молодого мага предстал... он сам. Блондин заморгал, пытаясь убрать это странное наваждение, но "близнец" не исчезал, насмешливо наблюдая за попытками Криса. Казалось, его вовсе забавляло положение Винсент. Но когда Пересмешник понял, что ему его же копия не чудится, то тяжело вздохнул и без доли страха взглянул на собственного близнеца.
Нет, это был не близнец, не копия. Это был совсем другой человек, на Криса похожий лишь телосложением и ростом в целом. Взгляд ярко-алых глаз, в которых и зрачок не разглядишь, заставлял душу будто замерзать. Эти глаза отражали лишь ненависть ко всему и холод. Мёртвый холод. Светлые волосы, доходившие почти до лопаток, растрёпаны, взъерошены, словно их обладатель только что с кем-то подрался или его головой по земле волокли. Бледные, как будто вовсе бескровные, губы растянулись в гадкой улыбке. Когда Кристофер встретился взглядом со странным человеком, то незнакомец улыбнулся шире, обнажив совсем не человечьи зубы, проговорив голосом Пересмешника: - Я разочарован.


Кристофер сумел подняться, наконец-то, на ноги, но темнота опять настигла сознание, заставляя молодого мага лишь забыться. Разум снова отправился в неизвестность. А в это время тело блондина продолжало существовать и, что странно, двигаться. Взгляд Пересмешника (если это вовсе был Пересмешник) остановился на очнувшейся Джессике, что с неким удивлением смотрела на молодого мага. Взгляд алых глаз впился в ведьму, заставляя ту на дрожащих ногах кое-как подняться и начать пятиться. Крис не услышал даже вопроса брюнетки, лишь продолжая неотрывно смотреть на неё. Через несколько секунд, продемонстрировав ужасающую и дикую улыбку, маг сделал шаг по направлению к Найт. Девушка вновь не устояла на ногах, рухнув на колени, глядя затравленным взглядом на лже-Пересмешника. Догадалась ли сама ведьма о том, что перед ней всего лишь "оболочка", а не сам Кристофер?

Пересмешник так и смотрел на незнакомца, что так был похож на него. Даже шрам на ладони, который Пересмешнику удалось случайно заметить, был таким же. Ни единого отклонения от оригинала. Только вот вид "близнеца" был не такой опрятный, нежели у Кристофера. Плащ небрежно расстегнут, а на шее висела цепочка, что тускло поблёскивала. Взгляд Криса пополз вниз, а затем глаза молодого в ужасе расширились.
- Так и будешь молчать, Кристофер? Поверь, от этого ситуация лучше не станет, - устало изрекла копия Пересмешника, взмахнув руками. Тут-то сам Крис и увидел отсутствие сходства: тело "близнеца" было менее накаченным, это было заметно по тому, какие у него были костлявые руки и изящные, но весьма устрашающие, длинные пальцы с такими же ужасающими ногтями. Но разве это можно назвать ногтями? Это были чистой воды когти, чем-то похожие на когти орла или иной хищной птицы, правда, не такие скрюченные. Пересмешник нахмурился, чувствуя, как отвращение к этому странному типу растёт.
- Кто ты такой? - наблюдая за тем, как копия без опаски на момент отвернулась, поинтересовался Винсент голосом, что был лишён эмоций.
- Ты, - незамедлительно ответил "близнец", опять посмотрев на Криса тем насмешливым взглядом, продемонстрировав довольно мерзкую улыбку больного извращенца, клацнув зубами. Пусть незнакомец и улыбался, но его глаза, холодящие душу, явно не предвещали ничего хорошего. - Или ты стал таким глупым, что сам додуматься не смог?
Пересмешник прикусил нижнюю губу, пытаясь сдержаться и ненароком не кинуться на этого ухмыляющегося типа. Затем, сжав кулаки, молодой маг процедил сквозь зубы:
- Ты не можешь быть мной, жалкое подобие дьявола... - безжалостно начал Винсент. - Даже самый никчемный Жнец - чуть ли не низшее создание преисподней - на твоём фоне будет подобен самому демону. Повторяю вопрос: кто ты такой? - "Близнец" цокнул языком, вразвалочку начиная подходить к Кристоферу, ярость в котором всё кипела и кипела, а взгляд не мог отцепиться от злосчастной татуировки, чей фрагмент можно было увидеть из-под одежды полу-демона. Невозможно. Блондин на момент зажмурился, а собеседник был всё ближе. Его чересчур костлявые пальцы с когтями на них же заставляли мага внутренне сжаться. Было противно. Снова.


- Крис!.. - хрипло воскликнула Джессика, пытаясь отползти от одичавшего Пересмешника, что пытался настигнуть её. Ведьма не могла подняться, потому что на это не хватало сил и времени. Сейчас каждая секунда была дорога. Глаза Кристофера ненавистно смотрели на Джесс, словно эта девушка - заклятый враг мага. Снова послышался тихий рык, а затем и девичий крик.

Когда темный Пересмешник приблизился к Кристоферу, то до ужаса холодные, ледяные пальцы коснулись шеи молодого мага, слегка оцарапав кожу длинным когтем. "Близнец" ухмыльнулся, встречаясь взглядом с настоящим Пересмешником.
- Как грубо, - протянул полу-демон, отводя глаза и проводя той же рукой по левому плечу Винсент. На губах "близнеца" снова заиграла странная улыбка. - Будто бы ты когда-либо встречался с настоящими демонами... я не говорю уже о Жнецах. Но в одном ты прав: я не являюсь чистокровным демоном, - снова ухмыльнулся, - я - воплощение твоих самых темных сторон. Вернее, воплощение тебя самого во всей красе. Так достаточно ясно, Кристофер?..
Пересмешник резко схватил полу-демона на руку и совершил попытку её хотя бы вывихнуть, но противник вдруг на секунду исчез, а появился уже за спиной блондина. Винсент замер. Где-то в душе мага начал скрестись настоящий страх. А что, если это странное место - порог Ада? А странное существо, чьё дыхание чувствовал затылком Винсент - лишь тот, кто проведёт его дальше? В голове Пересмешника раздался чей-то пронзительный крик. Блондин почти сразу узнал этот голос, зрачки расширились.
- Не смей прикасаться к ней! - не своим голосом прокричал Кристофер, отступив от полу-демона на несколько шагов, пытаясь использовать оборонительное заклинание, но... ничего не получалось. В этот самый момент Крис ощутил себя лишь ничтожным человеком, который не способен использовать магию. Откуда-то сбоку послышался смех, больше похожий на бульканье, а затем - снова тишина.


- Аргх!!.. - подал голос Пересмешник, резко отходя от вусмерть перепуганной Джессики. Ведьма закрывала лицо двумя руками, всё ещё не вставая на ноги. Казалось, что ещё немножко - и девушка заплачет. Тело Кристофера пошатнулось, сделало несколько шагов назад, а затем почти что рухнуло на землю, если бы не находившийся рядом ствол дерева, о которое плечом и пришлось облокотиться, чтобы окончательно не потерять равновесие. Найт застыла, боясь пошевелиться, наблюдая за тем, как её напарник ведёт себя подобно нетрезвому гражданину: то хватаясь за голову, то вновь пытаясь подняться, то вовсе что-то невнятно бормоча.

- Почему бы тебе просто не присоединиться ко мне? Мы с тобой должны быть одним целым, а не двумя частями, разбросанные по двум совершенно разным точкам света! - Голос полу-демона дрожал то ли от нетерпения, то ли от волнения, но Пересмешник всё равно смотрел на своего "близнеца" с омерзением, ощущая рядом только размытую грязную ауру темного цвета. - Ты - это я!.. Если бы не эта чертова девчонка, вставшая у тебя на пути, всё было бы прекрасно! Из-за неё ты стал слабым и жалким! Думаешь, этого хотел наш отец?!
- Наш?! - рявкнул Кристофер, стараясь не смотреть в глаза соперника. - Он бы не смог породить такого урода, как ты!
"Близнец" разразился ужасным и громким смехом, заставив оторопеть Пересмешника. Потом, резко прекратив смеяться, полу-демон изменился в лице. Сощурив глаза, он лишь тихо, но так, чтобы слышал Крис, проговорил:
- Ты хоть слушал меня, Кристофер?.. Ты - это я, а значит это то, что я - это ты. Видел бы ты себя стороны... Твоё лицо перекошено злобой и ненавистью ко мне, но ты всё равно злишься на самого себя в итоге. И стал ты таким только из-за этой охотницы за головами. На кой чёрт она тебе сдалась? Она же такая же слабая, как и наша сестрёнка Фиона, чьё тело в конечном счете забрал себе ты. Неужели ты способен полюбить такого слабого игрока? Привязаться к нему?
- ЗАМОЛЧИ!! - чуть ли не срывая голосовые связки, проорал Кристофер, перебивая полу-демона. На долю секунды Пересмешнику почудилось, что сила вновь в нём забурлила и даже одного удара хватит для того, чтобы наконец уничтожить эту непонятную нежить, но... в чём-то "близнец" оказался прав.


***


Пересмешник толком не понял, как вновь оказался в своём собственном теле на том месте, где и закончилась короткая битвы Джессики и Картера, но одно маг осознавал точно: то странное существо, захватившее сознание, исчезло. Но победил ли на самом деле Винсент? Может, всё это было просто сном? Блондин помотал головой, неосторожно ударившись ею о ствол дерева. Потирая место слабенького ушиба, Пересмешник посмотрел по сторонам. Джессики не было видно, но потом, когда головная боль прошла, а тело соглашалось двигаться, Крис попытался привстать. Голова закружилась, а мир в глазах закрутился-завертелся. Молодой маг на момент зажмурился, дабы это противное ощущение слабости прошло. Кое-как встав на ноги, Винсент, прихрамывая, пошёл вперёд, а через несколько шагов наткнулся на ведьму собственной персоной, что сидела за деревом, прижав к груди колени и обхватив их руками. Девушку немного трясло и она явно была чем-то очень напугана. На шее охотницы были заметны довольно большие синяки, оставшиеся после того, как Найт пытался задушить никто иной, как сам Пересмешник, чьё сознание на тот момент было вообще в другой, кажись, реальности.
Неужели ты способен полюбить такого слабого игрока? Привязаться к нему? Пронеслось в голове блондина то, что сказал полу-демон. Юноша нахмурился, не желая пока окликать Найт, которая продолжала неподвижно сидеть, временами вздрагивая. Пересмешник смотрел на ведьму и не мог даже толком ответить на слова того странного типа. Любить? Привязываться?
- Эй!.. - хотел громко окликнуть Джессику Крис, но получилось весьма тихо, да и девушка ничего не услышала, не среагировала. Тогда-то парень и затих, потеряв всякую уверенность. А что действительно он может чувствовать к этой ведьме? Пересмешник ещё раз кинул взгляд алых глаз на Найт. Глубоко вздохнув, маг сделал шаг в её сторону, прошептав самому себе: - Господи, что я делаю?..
Когда Джессика повернула голову в сторону идущего к ней Криса, то в её темных глазах снова зажёгся ужас, паника. Ведьма пыталась встать с места, а потом, когда ей это не удалось, начала просто-напросто отползать в противоположную сторону. Кристофер сначала удивился подобному поведению, но затем, ускорившись, нагнал девушку и сгрёб её в объятия, почти что наваливаясь сверху. Ведьма затихла, кажется, даже боясь вздохнуть. А блондин, приподнявшись вместе с Джесс в руках, ещё сильнее сжал её в своей хватке. Вот чего ему не хватало. Ему не хватало всё это время тепла этой охотницы, которая своим характером выводит юношу из себя. Не сумев сдержать себя, вздохнув, Пересмешник расплылся в счастливой улыбке, продолжая обнимать Джессику, что так молча и сидела.
- Как я волновался... Ты бы знала... - словно в бреду, несвязно и с придыханием зашептал Кристофер, вдыхая приятный запах, исходящий от шелковистых волос напарницы и чувствуя грудью тепло девичьего тела. Наверное, за такие слова Винсент ещё ой как пожалеет. Благо девушка их, кажется, не расслышала, до сих пор не в силах отойти от некого шока.
you woke the wrong dog
Девушка чувствовала себя очень подавленной и напуганной, шокированной, обессиленной. Возможно, каждый бы сейчас, посмотрев на нее, подумал, что ведьма слаба и беспомощна, что она ничтожна и труслива, но и Джесс можно было понять. Совсем недавно она вспомнила все мерзкие подробности своего неприглядного прошлого, ей пришлось столкнуться с дьяволом во плоти, бывшим некогда ее учителем и по совместительству насильником, и убить его. Если глянуть чуть дальше, то можно понять, что колдунья всегда отчаянно убивала своих врагов, будто сражаясь таким образом со своим прошлым. Она не хотела ничего вспоминать. В ее кошмарах темными ночами мелькали какие-то отрывки ее раннего ученичества, будто подернутые непрозрачной дымкой, но и этого было достаточно, чтобы охотница на утро чувствовала себя уставшей, опустошенной и совершенно не отдохнувшей. И так на протяжении целых пяти лет. Разве можно так жить? Разве можно устоять на ногах, не сломавшись, под такими ощутимыми ударами судьбы? Когда же в ее жизни появился Пересмешник, волшебница тут же раскатала губу, понадеявшись, что он избавит ее от страшного одиночества, но быстро утеряла эту надежду, так как сначала и Крис показался лишь тем, кто хочет лишь удовлетворить свои земные потребности, воспользовавшись ее телом. Собственно, раньше так и было. Ведь, если вспомнить, зачем маг гонялся за ней? Только лишь затем, чтобы сначала надругаться, а потом убить. И это желание сохранялось в нем до тех пор, пока он не сломал ее волю. Когда Джессика, распятая, лежала на каменной плите и сотрясалась от рыданий, тогда Кристофер, кажется, и очнулся, уже совсем по-другому взглянул на наемницу, оценил ее как девушку, а не как кусок мяса. Его действия стали более неспешными и нежными, а ласки действительно стали лаской. Брюнетка, почувствовав все это, и сама перестала сопротивляться, плюс ее тело, да и душа, отчаянно стремились обрести очищение. Исцелиться от всего того, что вынуждена была пережить Джесс. Она и исцелилась. Тогда встреча двух волшебников стала знаменательной: она оставила что-то особенное в сердце каждого.
Сейчас же... все так сложно. Пересмешник сам не свой. Сейчас он дико смотрит на свою напарницу, будто не узнавая, в его глазах мелькают кровожадные искры, он будто вернулся к тому, откуда его вытащила Найт, стал еще более безумным, чем в их первую встречу. Возможно ли это? Возможно ли, что Крис так резко изменил свое мнение о ней и вместо защиты решил предложить ей свои услуги киллера и палача? И весь его внешний вид говорил о том, что кому-то сейчас не поздоровится. И этим "кем-то" окажется явно не он.
Затравленно смотря на блондина, Джесси вновь упала и больше не смогла подняться. Она пыталась отползти подальше, а маг все наступал, жестоко и многообещающе улыбаясь, его глаза горели лихорадочным огнем, будто сейчас он получит то, о чем всегда мечтал, - жизнь беспомощной ведьмы. Но разве можно по-настоящему сбежать от дикого зверя, когда он уже почуял твой страх перед ним? Нет, включится инстинкт охотника, зверь загонит свою жертву, а потом задерет ее, как какого-то зайца. И девушка никогда не хотела умереть в бою, а так? Позор.
Колдунья тихо вскрикнула, когда одним плавным движением парень оказался рядом с ней, навалившись сверху и сжав ее шею обеими руками. Волшебница отчаянно захрипела, в ее глазах стояли слезы, губы безуспешно открывались, будто пытаясь хватануть воздух или что-то сказать. Ничего не получалось. Она задыхалась. Легкие горели огнем, шею нещадно сдавливали сильные руки, не делая никаких послаблений. Охотница с ужасом поняла, что сейчас умрет.
Перед глазами уже вспыхивали яркие круги, застилая зрение, мир со скоростью света вращался вокруг нее, отчего еще и закружилась голова, все сопротивление наемницы сошло на нет, руки ослабли и перестали пытаться отстранить от себя руки Криса. Желая вздохнуть в последний раз, чтобы насладиться вкусом жизни, брюнетка открыла губы в немом крике и начала проваливаться в самозабвенную темноту, из которой уже не будет выхода. Темноту смерти. Но вдруг тиски, сдавливающие шею, ослабли и вовсе пропали, Найт вновь получила доступ к драгоценному воздуху, с силой закашлявшись. Ее руки, не веря в счастье, осторожно ощупывали пострадавшую шею, на которой отпечатались синяки от пальцев парня. Пересмешник, будто забыв обо всем на свете, рывком поднялся на ноги, взвыл и схватился за свою голову. Джесс, всхлипывая, тут же отползла подальше, спрятавшись за деревом. Спиной она прижалась к стволу, будто пытаясь получить защиту, прижала колени к груди и обхватила себя руками. Спрятала лицо. Вновь всхлипнула, иногда покашливая. Сейчас она едва-едва не умерла, и неизвестно, что остановило блондина. Сейчас девушка могла с уверенностью ответить на ранее поставленный вопрос. Сейчас она боялась не за мага, а за себя. Она не знала, что творится с Кристофером, и эта неизвестность до безумия пугала ее. Конечно, привязанность к парню привязанностью, но заботу о собственной жизни никто не отменял. Ведьма не хотела расставаться со своей только из-за капризов Криса. И ей было страшно.
Так просто довольно много времени. Колдунья уже перестала кашлять, но по-прежнему всхлипывала, стараясь сдержать подступающие к глазам слезы, а они стискивали горло не хуже рук блондина. Метания мага прекратились так же неожиданно, как и начались. Будто спиной Джессика почувствовала, что он расслабился и растянулся на земле. Но так и не осмелилась выглянуть из-за своего ненадежного укрытия. Не было сил.
Еще через какое-то время позади послышалось негромкое шуршание, и волшебница буквально затылком ощутила, как на нее смотрят. От этого она сжалась еще сильнее.
- Господи, что я делаю?..
Найт вздрогнула всем телом и неспешно посмотрела на Пересмешника. Этот голос. Такой обычный, легкий, будто ничего не случилось, будто он не пытался ее задушить. Невероятно.
Зрачки волшебницы расширились в неприкрытом ужасе, когда она увидела Кристофера в такой опасной близости от себя, она снова попыталась подняться на ноги и подорваться с места, но начала лишь отползать, бормоча что-то. Было видно, что парень не понимал, что она говорит, но наемница просила не прикасаться к ней, не убивать. Ей на самом деле было страшно. Она не хотела умирать от рук того, кому настолько доверилась. Блондин непонимающе нахмурился, впрочем, пока не делая попыток больше приблизиться к брюнетке, а потом вдруг нагнал ее и почти упал сверху, крепко обнимая. Джесси испуганно замерла, напрягшись всем телом, боясь даже вздохнуть. Парень, чувствуя неимоверное облегчение, поднялся на ноги с девушкой на руках, продолжая прижимать ее к своему разгоряченному телу. А Джесс пыталась (тщетно) побороть застилающий зрение страх. Ей вновь было страшно. Ей казалось, что маг просто избрал другую тактику и сейчас снова сожмет ее шею в предсмертном объятии. Но этого пока не происходило. Блондин продолжал ее нежно обнимать, расплываясь в счастливой улыбке и что-то бессвязно бормоча, уткнувшись лицом в ее волосы. Колдунья же не знала теперь, куда себя деть. То ли попытаться вырваться и сбежать, то ли со всей страстью, со всем облегчением обнять Криса. Она не знала, чего от него ожидать, что делать, как поступать, что думать. Поэтому волшебница вырвала единственно возможный выход. Закатив глаза, она скользнула во тьму, потеряв сознание.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
Вокруг того места, где состоялось сражение Джессики и Картера, уже столпилось довольно много людей, которым было невтерпёж поглядеть на изуродованное тело когда-то подающего большие надежды волшебника, на территории особняка которого бал и состоялся. Толпа гудела, возмущалась и ужасалась.
- Кто же мог так поступить с мистером Картером?! - воскликнула дамочка пожилого возраста, обмахиваясь потрёпанным временем веером с такой активностью, что могло показаться, что веер сейчас просто-напросто не выдержит такого и сломается.
- Кому он так не угодил? - встряла в обсуждение ещё одна дама в платье, что было чуть ли не до неприличия пышное и резало глаза своим кричащим салатовым цветом.
Словесные перепалки, необоснованные обвинения друг на друга, мордобои и прочие прелести светской жизни могли продолжаться до бесконечности, но, к сожалению, всё веселье прервал офицер, что по странному стечению обстоятельств тоже оказался на балу и теперь любовался картиной.
- Спокойствие! - довольно громко проговорил мужчина, недовольно скосив взгляд на молодых барышень, что никак не могли угомониться и продолжали нести какую-то чепуху, что плавно отдалялась от темы убийства Картера. Когда же офицер в третий раз уже прокричал "спокойствие", то толпа потихоньку начала терять свою громкость.

***


Кристофер быстрыми и широкими шагами отдалялся от особняка Найсфилда, чтобы только больше никогда его не видеть. Молодого мага одолевала страшная усталость, что осталась после той странной встречи с полу-демоном. Может, это действительно всё привиделось, мол, от того, что нервы пошалили? Пересмешник так и не смог ответить на свой вопрос, продолжая движение. Джессика, что без сознания тряпичной куклой находилась в руках Винсент, так глаз и не открывала.
И куда теперь идти? В поместье Армстронг Крис больше соваться не смеет: работа его окончена. Он уволен. Кому нужен телохранитель, который посреди мероприятия покидает своего подопечного, оставляя того без защиты? К тому же, если подумать, Пересмешник и не хотел возвращаться. Его мнение касательно этой семьи резко поменялось, когда он увидел истинную их сущность. Это были такие же напыщенные богачи с избалованным ребёнком, который, уже почти достигнув совершеннолетия, ничего не умел делать сам, кроме как примерять на себя всякие наряды и изображать фальшивую вежливость. Нет, Крис точно к таким людям не вернётся. Тем более, Армстронг не примет Найт - в этом молодой маг был уверен. Вздохнув, блондин только крепче прижал к своему телу тело ведьмы, что мирно посапывала у него на руках.
- Что же делать?.. - тихо спросил у самого себя юноша, продолжая шагать в неизвестном направлении по пустынной дороге, по которой обычно только кареты и разъезжают. Ночное небо над головой, усыпанное звездами. Холодный ветер, что бывает перед самым дождём. Почему-то, приподняв голову и взглянув на небо, Крису сразу вспомнились глаза Джесс и то, с какой иногда нежностью она смотрела на блондина. Как она ещё в первую встречу его ненавидела. Как хотела убить. Как она ему поверила... И что? Тот человек, которому ведьма доверилась, собственными руками чуть её не лишил жизни. Пересмешник нахмурился, стиснув зубы, сильнее сжав Джессику в своих руках. Остановившись, принимая на себя "удары" порывистого и холодного ветра, Кристофер задумался. В голове всплыл образ когда-то родного дома, который потом сам маг возненавидел. За то, что когда-то там умер его отец. И за то, что там были убиты мать и сестра. И кто их убил? Да, сам Пересмешник. Сердце мага никак не защемило, не ёкнуло даже. Юноша просто продолжал стоять на месте, чувствуя лицом яростные потоки холодного воздуха. Джессика заёрзала на руках волшебника, Крис вздрогнул, опустив взгляд на ведьму. Ей было холодно.
Винсент огляделся. Вокруг ничего не было, кроме пыльной дороги и нескольких деревьев. Молодой маг тихо выругался, сделав несколько шагов вперёд, продолжая осматриваться и чувствовать, как ведьма всё больше замерзает, обдуваемая холодным ночным ветром. Взгляд мага задел какую-то покалеченную скамейку, которая явно была сделана наспех и кое-как. Приблизившись к ней, Крис на момент задумался: зачем кому-то в таком месте понадобилась скамейка? А потом, отбросив все лишние мысли, осторожно уложил на неё ведьму, предварительно оглядев поверхность "сооружения" на наличие торчащих гвоздей. Джессика вновь заёрзала на месте, потеряв источник хоть какого-то тепла. Пересмешник, стащив с себя довольно потрёпанный за всё это время плащ, накрыл им девушку, а затем взял её на руки, словно маленького ребёнка, укутанного в одеяло. Хотя Джесс нельзя назвать ребёнком потому, что её рост явно не детский.
Оставшись без плаща, в белой майке, Пересмешник цокнул языком, ощутив все прелести холодной ночи. Мышцы напряглись, а тело непроизвольно затряслось, но маг, прижав к себе более-менее согретую Найт, отошёл от скамейки. Сейчас важно было не сохранение тепла для себя любимого. Выхода нет. Довольно оптимистично заметил Пересмешник, пытаясь в голове представить образ места, в которое сейчас нужно было телепортироваться вместе с ведьмой. Уже ощущая, как золотистый вихрь окутывает тело, Кристофер мысленно себя оскорбил. Вот только за что?

***


Чудом не впечатавшись в довольно массивную калитку, Кристофер сделал пару шагов назад, крепко прижимая к себе Джессику, до сих пор находившуюся без сознания. Маг чуть не потерял равновесие, почувствовав неслабое головокружение - последствие телепортации при низком запасе магической силы. Криса шатало, как слегка подвыпившего мужчину, что обычно ошиваются до самого утра в баре. Пересилив себя, Пересмешник устремил взгляд на не очень большое поместье. Оно было мрачным, сад неухоженным, а калитка вовсе была ржавой, и когда Кристофер попытался тихонько приоткрыть её, то она издала ужасный звук, который повторился и в тот момент, когда маг закрывал её. Оказавшись во дворе поместья, Кристофер поморщился, явно перешагивая своё "не хочу", уверенно направляясь ко входу в дом.
Дверь жалобно скрипнула после того, как Крис закрыл её за собой. Внутри мага всё сжалось. Нет, это была даже не ностальгия. Это был страх и отвращение к месту, в котором молодые люди оказались. Всё было в пыли, а в воздухе витал странный запах. Блондин снова поморщился, на всякий случай прикрывая воротником своего плаща лицо Джесс наполовину. Глупо я поступил. Пронеслось в голове мага, когда он произносил простенькое заклинание, избавляющие помещение от разной грязи. В общем, заклинание было для лентяев, но в данном случае оно было необходимым, ибо иначе было не управиться, а заниматься уборкой собственными руками Кристоферу не хотелось.
Теперь "внутреннее состояние" поместья была не очень плачевным, но всё равно здесь было Крису противно находится. И на кой чёрт его занесло сюда? Взгляд алых глаз задержался на виде из окна, который демонстрировал Крису довольно бурную жизнь города, что был не так далеко от поместья. Даже не испугались этого, по их мнению, проклятого места. Наверное, теперь детишек им пугают. Осматривая дом, подумалось Пересмешнику. Аккуратно укладывая Джессику на диван тёмно-красного цвета, Винсент напрягся. Когда ведьма оказалась в безопасности и могла спокойно отдыхать, глаза блондина зацепили довольно большой портрет, что висел прямо над "развилкой" лестниц, уходящих на второй этаж здания. С портрета на Кристофера смотрела мать и старшая сестра, чьи нарисованные улыбки сразу разозлили Криса. А место, где был нарисован он сам вместе с отцом, было то ли порвано, то ли сожжено. Юноша сразу отвернулся от картины, сконцентрировав всё внимание на брюнетке, что мирно посапывала, лёжа на диване и накрытая плащом.
you woke the wrong dog
Качаясь на мягких волнах забытья, девушка ни о чем не думала. Просто расслаблялась, блаженно улыбаясь. Снова все проблемы отошли на задний план, снова ее ничто не беспокоило. Вокруг колыхалась лишь мягкая тьма, щекочущая кожу. Тьма не в общепринятом смысле слова, не что-то мрачное, вязкое, липкое и мерзкое, а приятная тьма, нега, забытье. Хотелось купаться в этой тьме вечно.
Один раз лишь реальность напомнила о себе: Джесс почувствовала, что начинает замерзать. Ее тело дрожало, ерзало, покрывалось мурашками. А потом вдруг тело окутало приятное тепло, и ведьма вновь забыла о своем теле. Ей было так хорошо, так легко и свободно...

***


Проснулась колдунья в каком-то неизвестном помещении. Она лежала на мягком диване, укрытая плащом Пересмешника, а сам парень сидел рядом, задремав и склонив голову на грудь. Брюнетка ласково улыбнулась и обратилась к своим внутренним ощущениям. Голова не болела, не было той ужасающей пустоты внутри, когда тьма покинула ее душу, однако силы не вернулись к ней даже на восьмую часть. Все, что могла сейчас волшебница, было бы незначительным и очень простым, изначальной магией, доступной каждому волшебнику. Верховная ведьма могла сейчас разве что огонь развести да дождь вызвать, на этом пока и кончались вернувшиеся к ней ресурсы. Джесси удрученно выдохнула и неслышно поднялась на ноги, с удовольствием ощущая, что твердо стоит на своих двоих, что ее никуда не заносит, падать не хочется. По крайней мере, тело ее уже успело окрепнуть после всего пережитого.
Кристофер неслышно пошевелился, что-то пробормотав, почувствовав, кажется, легкое движение воздуха, вызванное действиями охотницы, и последняя что-то нежно зашептала, вновь успокаивая парня. Ему сильнее досталось, чем ей, ему действительно нужно отдыхать и набираться сил. А она займется тем, о чем уже давно забыла, - помедитирует.
Поймав взглядом старый, но крепкий камин в просторной гостиной, наемница сосредоточилась, чуть нахмурившись. По сухим дровам скользнул язычок пламени, и через миг за каминной клеткой заполыхал веселый костерок, освещая гостиную неровными бликами и даря блаженное тепло. "Хорошо...". Найт отчаянно надеялась, что вскоре огонь согреет уставшего и замерзшего блондина. Накинув на его ссутуленные плечи его же плащ, девушка скользнула губами по его щеке, даря полусонную дрему и полную расслабленность, чтобы ее неосторожные действия не разбудили мага. В глазах внезапно помутнело, и сейчас Джесс уже на нетвердых ногах прошла в центр гостиной. Она не врала, когда говорила, что на данный момент ей доступно лишь самое примитивное колдовство.
Ведьма уселась на красный, немного жесткий ковер, не обратив на неудобства никакого внимания, приняла позу Лотоса, закрыла глаза, расслабилась. Погрузилась в себя, очищая сознание от всех мыслей. Положила руки ладонями вверх на колени. Несмотря на то что в комнате было темно, перед глазами появился нежный, исцеляющий свет. Девушка представила, как купается в этом легком сиянии, как оно проникает в самую душу и восстанавливает ее силы, дарит тепло и уют, исцеляет. Тут же вокруг ее тела сформировался легкий золотистый щит, который будто очищал окружающее пространство. В комнате будто сразу стало теплее, воздух чище и свежее, будто кто-то решил проветрить гостиную, хотя на самом деле все окна были наглухо закрыты. В раскрытые, расслабленные ладони девушки побежали маленькие золотистые струйки силы, возникающие будто из воздуха. Так и было. Золотистый щит притягивал к себе не только внимание, но и исцеляющую магию. Медальон на груди нагрелся и стал мягко пульсировать в такт вливания магии. Джесс полностью ушла в некую прострацию, освободив голову от всех ненужных мыслей и сосредоточившись лишь на этой природной силе. Больше ей ничего не нужно было, только этот мягкий свет, заполнявший все ее существо.
На ладонях сами собой возникли какие-то знаки, пылающие золотистой магией, такие же знаки появились и у основания щита. Волшебница нежно улыбнулась и полностью отдалась этой исцеляющей магии, чувствуя, как она заполняет всю ее изнутри, как проникает в голову и очищает сознание, как проскальзывает в душу и уничтожает душевный упадок сил, а уставшим мышцам дарит новые силы. Как растворяется в ее энергетических каналах, восстанавливая от природы огромный магический запас, сейчас практически полностью опустошенный. И брюнетка потеряла счет времени. Она забыла обо всем реальном. Это было похоже на потерю сознания - мягкое забытье. Только на самом деле это был глубокий транс, позволяющий глубже познать себя, все свои еще неиспользованные, скрытые таланты и ресурсы и восстановиться за короткий промежуток времени. Это не было заклинанием или магией в полном смысле этого слова. Это был чистый свет, который только существует в этом мире. Это были все светлые чувства, что сейчас заполняли Найт: любовь, сострадание, взаимопомощь, благодарность. Все вместе это проникало в нее и исцеляло, возвращая к жизни, обновляя. Оживляя.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
Пересмешник сам не заметил момента, когда погрузился в сон, сидя рядом с Джесс на мягком диване тёмного цвета. Юноша думал, что в этом особняке и глаз не сомкнёт - слишком много воспоминаний навалилось за секунду после того, как молодой маг вместе с девушкой переступил порог этого проклятого особняка. Нет, дом не был проклят. Это всё люди со своим воображением решили создать для себя эту жуткую легенду, чтобы дети не лезли на территорию семьи Винсент. Кстати, взрослые поступили неправильно. Что запрещают, то скрыто рекомендуют, и, наверное, в городке находилась парочка смельчаков, которые всем сердцем желали побывать в забытом Богом месте. В этом поместье, сад которого порос сорняками, а внутри здания всё было в пыли, в воздухе витал запах крови. До сих пор. Этот дом ничего не забыл. Именно поэтому Крису было неуютно здесь. Ему казалось, что он совершил грубую ошибку, заходя в своё когда-то "родное гнездо" вместе с Джессикой, но благо с девушкой ничего не могло случиться, потому что она никогда не была здесь, для неё это место считается новым. Да, немного зловещим и новым...
Кристофер спал плохо. Ему казалось, что кто-то хочет до него дотронуться или вовсе как-то задушить. Можно было бы сказать, что юноше докучали кошмары, но эти странные размытые образы в голове можно назвать кошмаром? Блондин в этом сомневался. Ко всему этому ещё добавлялся холод, что каким-то образом проник в здание, тело снова вздрогнуло, но сам Пересмешник не проснулся. Он продолжал утопать в болоте собственных воспоминаний, которые одолевали его во сне. Это могло продолжаться вечно, если бы в один момент Крис не почувствовал чужое тепло, а затем чьё-то дыхание прямо рядом со своим лицом. Юноша принял это за ещё одну выходку этого странного сна, поэтому только протестующе, почти неслышно промычал. Однако через несколько минут маг ощущал лишь спокойствие. Силуэты в голове пропали, оставляя только прекрасное ничто. Парень мог дальше спать спокойно.

***


Очнулся блондин тогда, когда почувствовал что-то странное рядом. Приоткрыв глаза, но не пошевелившись, маг начал взглядом искать этот непонятный источник звука, но наткнулся только на камин, в котором танцевало пламя, а также и на саму Джессику, сидевшую в позе лотоса и окутанную золотистым сиянием, на котором время от времени вспыхивали непонятные для Криса символы. Юноша так и не делал никаких движений, молча смотря на свою напарницу, что сидела возле камина и блаженно улыбалась. Пересмешник прищурился, чтобы получше вглядеться в лицо ведьмы, но глаза после сна быстро уставали, и блондин, на секунду зажмурившись, открыл их вновь, но уже устремив взгляд в другую сторону, в окно. На улице уже была ночь, шёл дождь, но стук капель о стекло был очень тихим. Кристофер задумался над тем, почему за почти все эти десять с лишним лет поместье до сих пор не стёрто с, как говорится, лица Земли. Окна не выбиты, двери в порядке (только скрипят ужасно), нигде ничего не сожжено... И тут же взгляд алых глаз снова зацепился за злосчастный портрет, с которого на Криса смотрела вся его семья, словно говоря: "Вот, смотри, мерзкий мальчишка, ты погубил нас!"
- Неправда, - выдохнул Крис, несколько секунд не осознавая того, что озвучил свои мысли. Когда же юноша понял это, то мельком взглянул на Джесс, что продолжала спокойно медитировать, погруженная в собственные мысли, что отрывали её от реального мира. Молодой маг вздохнул, с усилием прекратив смотреть на картину. Была бы его воля - прямо сейчас бы и уничтожил её, но сил катастрофически мало... Да и Найт не хочется тревожить. Блондин посмотрел на напарницу. Она оставалась такой же... счастливой и улыбалась сама себе. Пересмешник невольно залюбовался девушкой, но золотистое сияние мешало насладиться видом в полной мере. Молодой человек медленно встал с места, придерживая свой плащ.
Джессика что-то невнятно пробормотала. Маг сделал несколько шагов к ней, но ведьма никак не реагировала, пребывая в своём мире. Пересмешник, немного пошатываясь от слабого головокружения, осторожно присел рядом с Найт на ковёр рядом с камином. Тело сразу обдало приятным теплом. Кристофер смотрел на Джессику, а она смотрела в никуда. В себя. Для неё сейчас не существовало ни этого дома, ни блондина. Она была в другой реальности, она успокаивалась. Пересмешник удручённо вздохнул, скрестив ноги и положив ладони на свои колени. В алых глазах отражалось рыжее пламя, исходящее от камина.
- И зачем всё это нам? - неожиданно проговорил Крис, опустив голову, потупив взгляд в пол. Юношу терзали непонятные мысли, чувства. Он был не в состоянии разобраться в самом себе. Он не понимал, почему Джессика рядом с ним. Достоин ли маг того, что с ним сейчас эта ведьма? Разве свету положено сближаться с тьмой, если итог бессмыслен: серость. Закрыв лицо широкими ладонями, Кристофер хотел вплотную задуматься над своими чувствами к Джессике. А что вообще он испытывает? Непонятно. Но стоило магу подумать о том, что когда-нибудь Найт его покинет, сердце предательски сжалось. В этот момент Крис и пробормотал себе под нос приглушенным голосом: - Нет, я тебя не отпущу...
you woke the wrong dog
Сколько прошло времени, девушка уже не знала. Она погрузилась в себя, исцеляясь и восстанавливаясь, а потому время потеряло для нее всякое значение. Действительно, зачем оно нужно, когда тебя окружают любовь, милосердие, добро, свет? Время - такое эфемерное понятие...
Поэтому нет ничего удивительного в том, что Джесс не могла точно сказать, сколько просидела в трансе: минуту, час, день, неделю или даже месяц. А может, вообще прошло несколько лет. Кто знает? Все это время она ощущала блаженное тепло, разливавшееся внутри, и этого ведьме было достаточно.
Пришла девушка в себя много позже. В заброшенном особняке (колдунья даже не озаботилась узнать, где точно находится) они оказались глубокой ночью, а сейчас уже небо посветлело из-за приближающегося рассвета. Значит, медитировала волшебница несколько часов. "Если, конечно, сейчас вообще не другая эпоха", - мысленно усмехнулась она. Золотистый щит исчез вокруг нее, охотница блаженно потянулась, разминая мышцы и чувствуя себя полностью отдохнувшей и полной сил. В том числе и магических. Огонь продолжал весело потрескивать в камине, разгоняя застоявшийся воздух по особняку, рядом с наемницей теперь сидел Крис, зачарованно за ней наблюдающий. Брюнетка приветливо улыбнулась.
- Что? - хихикнула она. - Что ты так на меня смотришь? Не знаю, что я частенько погружаюсь в транс, чтобы восстановить потерянные силы?
Найт легко поднялась на ноги, чувствуя бодрящую силу в ногах, и начала легко разминаться. Потянула мышцы ног, рук, села поочередно на левый и правый шпагат, далее последовала "веревочка", "мостик" стоя, "колесо", переворот. Почувствовав, что полностью размялась, ведьма легко потянулась вверх, прикрывая глаза, словно дерево, уловившее вдруг блаженное тепло. Девушке было хорошо. Так легко и спокойно. Транс действительно помог ей. Восстановил не только физические, но и магические силы. Теперь можно было хоть в еще один бой отправляться.
Джесси приоткрыла глаза и успела заметить, как Пересмешник стремительно поднялся на ноги, обнимая ее за талию и прижимая к себе. Колдунья покорилась, весело глядя на мага.
- Ну что ты? - по-прежнему легко спросила она. У нее было действительно прекрасное настроение. - Кристофер, спасибо тебе, - неожиданно серьезно поблагодарила брюнетка и сама прильнула к оторопевшему блондину. Его руки на ее талии напряглись. - Благодаря тебе я бы точно не выжила. Ты уже неоднократно меня спасал. И что бы я ни говорила... как бы ни вела себя... я действительно все помню. И я действительно помню, что всем обязана тебе. - Волшебница мимолетно коснулась теплых губ парня своими, чем еще больше его ошарашила. Немного отстранилась и добавила: - Я хочу отблагодарить тебя... Не бойся, на этот раз я не буду снимать никаких татуировок. - Девушка не смогла сдержать тихого, искреннего смеха.
С этими словами охотница положила правую ладонь, на которой засиял уже знакомый Кристоферу золотистый знак, ему на грудь и встретилась с ним взглядами. Наемница медленно улыбнулась, и теплая, щекочущая кожу и будоражащая чувства магия света потекла по ее руке, вливаясь в колдуна. Крис охнул, дернулся, прошептал сдавленно:
- Джесс...
- Тс-с, - улыбалась она. - Она не причинит тебе вреда, обещаю. Просто доверься мне.
И парень доверился. Неуверенно кивнул и расслабился, прикрывая глаза и продолжая прижимать брюнетку к себе. Его пальцы запутались в ее длинных волосах. Джессика хихикнула и положила и вторую ладонь парню на грудь, увеличивая диапазон распространения теплой силы. Блондин тихо застонал, но не от боли, а, скорее, от настоящего удовольствия.
- Джесс... - вновь хрипло прошептал он. - Но это ведь ослабит тебя...
- Не ослабит, - покачала головой ведьма, водя горячими руками по майке, за которой скрывалось потрясающее тело Криса. - Не ослабит, - вновь сорвалось с ее уст, когда ладошки забрались под материю и коснулись разгоряченной кожи, жадно впитывающей в себя каждое прикосновение, каждую частичку теплой магии света. Маг застонал чуть громче. - Не волнуйся за меня. Магия была вобрана мной из внешнего мира. А значит, я ни капли не ослабну. Зато ты сейчас еле держишься на ногах.
Руководимая мимолетным желанием, девушка приподнялась на цыпочки и вновь коснулась губ Криса своими. На этот раз парень взял инициативу в свои руки, жадно углубляя поцелуй и сильнее прижимая стройное девичье тело к напряженному своему. Брюнетка тихо застонала, магия света вспыхнула вокруг них, по-прежнему переливаясь в тело Пересмешника, но касаясь своими осторожными лучиками и Джесс. Сейчас ведьму окружали не чувства, вызванные подсознанием, а истинная любовь. Да-да, вот так просто и легко Найт призналась самой себе, что любит парня, каким бы он ни был. У всех есть недостатки. Главное - не купаться в жалости к себе и смотреть вперед, в светлое будущее. Неважно, чего в тебе сейчас больше: света или тьмы. Судьбой уже давно определено, каким тебе быть. И человек не может быть полностью темным и мрачным. Сейчас магия света дружелюбно вливалась в тело Кристофера, а значит, он также способен, как и все люди, принимать в себя все то доброе и истинное, что есть в этом мире. Никто не может быть только ангелом или демоном. В каждом есть частичка и того, и другого. Но лишь ты выбираешь, к чему тебе стремиться.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
Наверное, Крис мог целую вечность вот так вот просто стоять в обнимку с Джессикой, чьё тёплое и на вид такое хрупкое тело сейчас находилось в его руках. Человеческое тепло всегда вызывало в Пересмешнике странные чувства, несмотря на то, что этого самого вышеупомянутого тепла молодой маг лишился ещё в детстве. А затем он, спустя столько времени, он встретил на своём пути верховную ведьму, чьё присутствие в жизни Кристофера перевернуло его мысли вверх дном. Он не сказал бы, что так часто вспоминал об охотнице все эти полгода, но всё же было что-то такое, что не давало блондину забыть эту девушку. Как ни крути, а Джесс была у юноши не первой, впрочем, как и он у неё, но у Найт были более кошмарные обстоятельства, а в случае же с самим Пересмешником ничего такого не было. Это было лишь мимолётное увлечение. Нет, даже не увлечение... лишь удовлетворение своих собственных потребностей, а никак не влюбленность или симпатия к той или иной девушке. Они все были пусты. Они все являлись жертвами, впрочем, среди них были и те, кто шёл на всё по собственной воле, а не потому, что Крис заставлял. Со всеми такими барышнями Винсент обходился довольно грубо, не опасаясь лишний раз сказать что-то резкое и обидное, что может ранить сердце дамы, а мог и вовсе распустить руки. Жестокость когда-то была чуть ли не вторым именем этого странного мага, что рядом с верховной ведьмой становился сам не свой. Что бы это могло быть? Возможно, ответ на свой внутренний вопрос юноша уже получил, но ввиду своего упрямства и недоверия к собственным эмоциям, которые постоянно пробуждали в парне сумасшествие, Пересмешник никак не хотел соглашаться со всем. Он не может. Это нереальное. Невозможное. Но разве невозможное не может в один момент стать возможным?
Винсент не понимал, что он говорит и что слышит. Он чувствовал лишь тёплые ладони Джесс на своём теле, которые излучали мягким, ровным светом, согревающим холодное сердце Пересмешника. Блондин напрягся, и это не укрылось от взгляда Джессики. Она, хихикнув, положила на грудь магу вторую свою ладонь, а свет, что до этого был тусклым, стал ярче. Кристофер охнул, вздрагивая и немного недоумевающе посмотрев на ведьму, на что та в ответ только расплылась в улыбке.
- Она не причинит тебе вреда, обещаю. Просто доверься мне, - проговорила Джесс, медленно ведя ладонью вверх. Винсент крепче обнял охотницу, прижимая её к себе и зарываясь пальцами в приятно пахнущие тёмные волосы, вдыхая такой знакомый аромат. Когда непонятное ощущение разлилось по телу магу, то тот лишь простонал, пробормотав:
- Джесс... Но это ведь ослабит тебя...
Охотница усмехнулась, продолжая водить ладонями по телу Пересмешника.
- Не ослабит. Не волнуйся за меня. Магия была вобрана мной из внешнего мира. А значит, я ни капли не ослабну. Зато ты сейчас еле держишься на ногах.
Кристофер хотел было возразить, но Джесс коснулась своими губами его губ, заставляя мага тут же отбросить все ненужные мысли и впиться жадным поцелуем в приоткрытые уста напарницы. Хватка стала более грубой, а юноша продолжал углублять поцелуй, не давая Найт даже пискнуть в знак протеста. Эта близость в данный момент была необходима. И маг ни при каких обстоятельствах не желал разрывать "союза" губ, он хотел насладиться сполна происходящим. Но что-то мешало. И это даже была не банальная нехватка, что ожидала молодых людей через некоторое время, а это было что-то, что скреблось когтями по душе колдуна, вынуждая его теряться в мыслях и не понимать того, что происходит. Но Крис знал одно: Джессике исчезнуть он не позволит. Когда эта мысль настигла сознание Кристофера, то тот, разорвав поцелуй, тяжело задышал, встретившись взглядом с Джесс, на чуть распухших губах которой царила довольная улыбка. Пересмешник желал сказать что-то Найт, но неведомая сила его останавливала, поэтому он, едва открыв рот, чтобы произнести фразу, тут же замолчал, сомкнув губы и отводя глаза. Шаг назад. Свет, окутывающий молодых людей, теперь держал в своих "объятиях" лишь недоумевающую Джессику. Маг, развернувшись, прошагал некоторое расстояние, остановившись у главной лестницы, устремив взгляд алых глаз в пол.
- Я запутался, - выдал Пересмешник спустя минуту, погрузившуюся в жуткое молчание. Найт не сдвигалась с места, смотря магу в спину. Наверное, она тоже запуталась. В этом колдуне. Кристофер сжал кулаки, а лучи взошедшего солнца ударили в окно, проливаясь в поместье яркими пятнами света. В этот дом проникал свет, уничтожая мрак. Когда же солнечный свет коснулся Винсент, то тот только ещё больше напрягся, продолжая отрешенным взглядом смотреть в пол. Через какое-то время весь главный зал залил свет. Блондин поднял голову, направив взгляд на всё тот же портрет, сконцентрировав своё внимание лишь на сгоревшем участке картины, где вместо дыры и местами подгоревшей материи должно было быть лицо его отца, а чуть левее - его лицо, маленького мальчика. В данный момент это поместье для Криса было ничем иным как камерой пыток, где собралась вся гниль души и то, что называют плохими воспоминаниями. Но среди этого всего была Джессика. Счастливо улыбающаяся и такая хрупкая в руках Пересмешника. - Тц. Даже не способен на то, чтобы сказать всего лишь одну фразу. Он был прав!
you woke the wrong dog
Девушка растворялась в поцелуе, отдавая ему всю себя, всю без остатка. И ей все было мало. Ей хотелось большего соприкосновения тел, Джесс сгорала в огне и ничего не могла с ним поделать. Не могла и не хотела. Она желала одного: чтобы это мгновение длилось вечно и никогда не заканчивалось...
Стоило ведьме об этом подумать, как Пересмешник, будто очнувшись, отстранился от нее. Причем не только разорвал поцелуй, но и вообще сделал шаг назад. Теперь исцеляющая магия света нежным кольцом окружала лишь ее, а Кристофер, если следовать аналогии, остался во тьме. Однако парень не выглядел так, словно ему вдруг стало неприятно. Нет, в его глазах по-прежнему сияло яркое, ничем не прикрытое желание, однако виднелись также и страдание и невыносимые муки. И колдунья не могла понять, в чем дело. Что с ним случилось? Она что-то сделала не так? Кажется, волшебница окончательно запуталась.
- Я запутался, - выдал Крис, повернувшись к охотнице спиной. Он что, только что прочитал ее мысли? Ведь она сама секунду назад подумала о том же. Теперь наемница смотрела в спину парня, чувствуя, как мягкая аура света вокруг нее постепенно пропадает, впитываясь в нее. Конечно, это было приятно, но... сейчас брюнетка снова оказалась в жестоком мире, где нет места любви и состраданию. Она даже не знала, что к ней чувствует блондин. Что ей делать теперь? Извиниться и уйти? Подойти и обнять со спины? ЧТО ей делать?
Сейчас в просторную гостиную сквозь приоткрытые окна заглядывали пока еще робкие и несмелые первые лучики солнца. Неровными бликами ложились на пол, золотили кожу девушки. Найт еле заметно улыбнулась и посмотрела в окно. Свет. А она владеет магией ночи. Парадоксально, правда? Тем не менее, ее всегда тянуло к свету. Неважно, какая у тебя магия, внезапно поняла Джессика. Важно, что у тебя в душе. А в ее душе сейчас один свет, который включал в себя любовь к жизни, любовь к окружающему миру, любовь к природе, любовь к Пересмешнику... Любовь. Самое светлое чувство. Но почему тогда блондин отвергает ее?..
- Тц. Даже не способен на то, чтобы сказать всего лишь одну фразу. Он был прав!
И сейчас девушка четко поняла, что ей нужно делать. Она никогда не бросит мага. Никогда. Но прежде...
- Ты о ком? - недоумевающе спросила волшебница, чувствуя, как у нее начинают вскипать мозги. Почему понять Кристофера всегда было так сложно?.. Крис, - девушка собралась с силами и продолжила: - Крис, я люблю тебя. Понимаю, это звучит глупо и очень сентиментально, даже невозможно, но я люблю тебя, на самом деле люблю.
Ну вот. Волшебница призналась. Это оказалось... проще, чем она ожидала. Однако сейчас, под влиянием света, бурлившим в ней, любая проблема казалась решаемой, у каждой ситуации был выход. Вот и признание оказалось легким и вполне естественным. По крайней мере, для брюнетки. Она же заметила, как напряглась спина парня, как он вздрогнул от этих слов. Девушка печально улыбнулась.
- Но я понимаю, что сейчас это не имеет никакого смысла. Что-то ограничивает тебя, что-то мешает почувствовать себя свободным. Может, это твой внутренний демон? - От этих слов колдун еще сильнее вздрогнул, сжав кулаки до такой степени, что даже побелели костяшки. - В каждом из нас живет демон. Моего ты даже видел. - Девушка выдавила из себя слабую улыбку. - И этот демон едва не убил меня. Но благодаря тебе я осталась в живых. Сейчас я дышу, стою на ногах и разговариваю с тобой только благодаря тому, что ты пошел на огромные жертвы ради того, чтобы спасти меня. И я тебе очень благодарна, помимо всего прочего. Позволь же и мне помочь тебе победить твоего демона...
Найт боялась того, что ответит Кристофер и ответит ли вообще, но одновременно и ждала этого как избавления, которое облегчит груз неизвестности на ее сердце. Даже если он отвергнет ее... Что же, значит, ведьма ошиблась и им с Пересмешником не суждено быть вместе. А если нет... о подобном чуде колдунья даже не мечтала. Сейчас она была не ведьмой, а жертвой собственных чувств. Самых сильных чувств, стоит заметить, которые только существуют в этом мире, но все же жертвой. Заложницей. Она любит Криса, и в этом ее слабость. Или сила?..
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
Кристофер молчал, пытаясь успокоиться в этой напряженной тишине, что только подливала масла в огонь, никак не давая чувства расслабленности. Маг старался не смотреть на Джессику, что явно была в недоумении от слов напарника и даже не знала, что сделать. Девушка просто стояла позади, тараня взглядом спину блондина. Пересмешник нахмурился, но благо этого не видела сама Джесс. Она вообще лица юноша не видела, за что, пожалуй, сам Крис был благодарен кому-то свыше. Вопроса, что задала ведьма, Кристофер не услышал толком, а может и вовсе решил на него не отвечать, потому что сам плохо понимал всё то, что недавно произошло, но мерзкая ухмылка того странного человека из головы не выходила, отравляя на секунды всё хорошее внутри. Да, Пересмешник потерялся в дебрях собственных чувств. И он собирался молчать так ещё очень долго, если бы не слова, долетевшие до юношеского слуха:
- Крис, я люблю тебя. Понимаю, это звучит глупо и очень сентиментально, даже невозможно, но я люблю тебя, на самом деле люблю. - Джесс говорила уверенно, даже не запинаясь. Это и заставило Криса напрячься, потому что даже тени лжи не ощущалось в голосе девушки. Неужели... Неужели верховная ведьма полюбила мага-одиночку, который раньше только и делал, что убивал да развратничал? Нельзя было сказать, что Кристофер был счастлив, услышав подобное... Возможно, он злился. На самого себя злился. Юноша вздрогнул, а Найт продолжила говорить, с каждым последующим словом вгоняя в сердце Пересмешника здоровенный шип: - Но я понимаю, что сейчас это не имеет никакого смысла. Что-то ограничивает тебя, что-то мешает почувствовать себя свободным. Может, это твой внутренний демон? В каждом из нас живет демон. Моего ты даже видел. И этот демон едва не убил меня. Но благодаря тебе я осталась в живых. Сейчас я дышу, стою на ногах и разговариваю с тобой только благодаря тому, что ты пошел на огромные жертвы ради того, чтобы спасти меня. И я тебе очень благодарна, помимо всего прочего. Позволь же и мне помочь тебе победить твоего демона...
Кристофер не сдержал улыбки. Нет, это была даже не улыбка, а оскал. Молодой маг, повернув голову в сторону Джессики, продолжал молчать. Только теперь взгляд его алых глаз блуждал по лицу Джесс, надеясь найти во всём этом какой-нибудь ничтожный ответ на свой ничтожный внутренний вопрос. Затем, когда шея устала от такого положения, Пересмешник развернулся уже всем телом к своей напарнице, заставив её вздрогнуть и с некой надеждой во взгляде посмотреть на блондина. Крис не проронил ни слова. Он лишь стоял напротив ведьмы и размышлял над тем, что ему только что сказали. Это было настоящее признание в любви. В том самом чувстве, которое до этого момента колдун ненавидел всем своим существом. Он считал, что это только слабость. Это делает человека безвольным и бесхарактерным, рабом собственных "розовых" иллюзий, которые навсегда останутся мечтой - не более. С самого детства, точнее, с подросткового возраста мальчик решил для себя, что больше никогда никого и ни за что не полюбит. Он считал, что не позволит себе полюбить кого-то и вновь стать слабым. Хотел оставаться сильным до победного конца, до финишной прямой своей жизни... А что теперь? Теперь человек, что за такой вроде бы мелкий промежуток времени ставший для юноши дорогим, создал такую пропасть между собой и Пересмешником. Почему? Крис не знал. Он лишь так думал, хотя на самом деле сердце молодого человека уже давно всё решило без его участия. Однако сейчас Винсент ещё был в своём уме и сердце попросту не слушал, потому что уже довольно долгое время привык полагаться лишь на собственные решения, а не на эмоции. Впрочем, блондин давал им волю только тогда, когда сознание полностью окутывало безумие, от которого теперь сам Пересмешник был освобождён. Но целиком ли, кто знает? Верховная ведьма ждала ответа, а Кристофер ничего не говорил, ничего не понимая из того, что у него в голове крутилось.
- Разве я должен его победить? - "бесцветным" голосом наконец проговорил Крис, стараясь не создавать визуальный контакт с напарницей, которая ожидала явно не таких слов после долгого молчания. Было бы сложно произнести подобное, когда ты смотришь в такие наполненные надеждой глаза. Да что там... Крису и сейчас было трудно сдержать свои чувства на замке, пряча их за призрачной дверью собственного хладнокровия, которое и так уже еле живое было. Всё же самим собой рядом с этой ведьмой Винсент не мог быть. - Если его не станет, то что останется от меня самого? Разве демон внутри так ужасен, если, по твоим словам, он есть у всех? Уничтожив его, надеясь на очищение, от личности человека остаётся только половина, а в моём случае - жалкая треть. Мне сложно отказаться от такой сильной стороны меня самого.
Пересмешник говорил и говорил, а сам не верил в то, что произносил. Ему так хотелось сказать, что он тоже любит Джессику. Да, да, он хотел это сделать, но мешал банальный страх, который вгрызся в душу молодого человека и не давал чувствам выхода. Крис боялся повторения той истории со своим отцом. Вообще прошлого своей семьи, которую один-единственный мальчик и уничтожил. И мальчиком этим был сам Кристофер, впрочем, он этого и не отрицал. Но разве Найт приятно иметь дело с таким, как он? Когда говорить юноша перестал, то решил пересилить себя и поднять взгляд на Джесс. Ведьма еле держалась, чтобы не начать плакать, выдавливая из себя улыбку. Такую жалкую, что даже самому блондину стало мерзко от себя самого.
- Прости... - сдавленным голосом отозвалась Джессика, опустив голову. - Я...
- Я люблю тебя, - вырвалось с губ блондина вместо слова "прекрати". Пересмешник был шокирован, но слова не вернёшь. Ведьма вздрогнула, вновь поднимая голову и взглянув на Кристофера, что так и продолжал стоять, словно громом пораженный. Затем, ни о чём постороннем не думая, маг в одно мгновение преодолел расстояние, разделяющее его с ведьмой, и заключил брюнетку в свои объятия, шепча на ухо:
- Прости, прости, прости, - будто в бреду повторял Крис, поглаживая дрожащую то ли от беззвучного плача, то ли от неожиданности Найт по голове. - Я тоже люблю тебя... Правда, я ещё до конца не уверен в своих чувствах. Мне кажется, что это просто какая-то злая шутка над моими мыслями и ощущениями. - Джессика, как показалось Кристоферу, заглянула магу за плечо, а затем сильнее прижалась к юноше, что-то несвязно шепча. На губах брюнетки царила широкая улыбка, но слёзы продолжали стекать по немного румяным щекам. Пересмешник судорожно вздохнул, сглотнув. Он не знал, что говорить дальше. Ему казалось, что каждое слово, сорвавшееся с губ, - бред. Но, несмотря на такую размытую причину, Винсент продолжил: - Не хочу терять тебя. Не хочу, чтобы всё закончилось так, как было десяток лет назад. Не хочу, чтобы ты смотрела на других мужчин. Не хочу причинять боль тебе, хотя уже столько её наворотил. Не хочу, чтобы ты чувствовала себя со мной неуютно, словно птица в золотой клетке. Я долгое время был один, а тут появляешься ты - и всё, моя жизнь чуть ли не крушение терпит... Вернее... я хотел сказать... Аргх, чёрт, я действительно люблю тебя! Просто будь со мной! Я не хочу снова оставаться один. Не хочу. Не хочу... Не хочу!
Шепот Кристофера уже давно перешёл в довольно громкие высказывания, а Джессика всё так же находилась в его объятиях, улыбаясь и одновременно плача. Пересмешник в данный момент не чувствовал себя слабым человеком, что привязался к тому или иному человеку. Наверное, он даже ощущал прилив сил. Не в силах больше терпеть этого молчания, наступившего после последней фразы, Крис чуть отстранился, взяв лицо ведьмы в свои руки, большим пальцем правой руки стирая с её щёк слёзы. А девушка так и улыбалась, даже не смотря на блондина. Тогда, облизнув губы, нежным и в то же время довольно требовательным поцелуем Винсент впился в губы напарницы, сжимая хрупкое тело в сильных руках. Вот и всё. Все слова сказаны, а что будет потом - неизвестно. И теперь уже Пересмешник был полностью уверен в своих словах, прижимая к себе такое желанное тело Найт, что обмякла в руках мага.
you woke the wrong dog
Девушка напряженно ожидала ответа от Кристофера. Сейчас она бросилась в омут с головой и призналась в своих чувствах парню. Она действительно его любит. Это кажется, наверное, глупым, но почему бы и нет? Противоположности притягиваются. Да и потом, в самых трудных ситуациях маг оказывался рядом и помогал ей, ничего не требуя взамен. Сейчас она хотела помочь ему и уничтожить его внутреннего демона, который, Джесс знала точно, сковывал его существо, не давал свободы его внутреннему "я". Однако следующие слова красноглазого разрушили все иллюзии и разбили ведьме сердце. Она на самом деле услышала предательский стук в груди, отчего сердце потом зашлось в бешеном ритме. Колдунья начала задыхаться.
- Разве я должен его победить? - начал Крис, повернув голову в сторону охотницы. Ни на его лице, ни в глазах не было единой эмоции, отчего Джесси сразу поверила искренности его слов. Однако это не уменьшало боли в груди. - Если его не станет, то что останется от меня самого? Разве демон внутри так ужасен, если, по твоим словам, он есть у всех? Уничтожив его, надеясь на очищение, от личности человека остаётся только половина, а в моём случае - жалкая треть. Мне сложно отказаться от такой сильной стороны меня самого.
Вот и все. Это конец. Теперь уже все точно кончено. Впервые наемница по-настоящему полюбила, а в ответ услышала такой культурно завуалированный посыл со своими чувствами. К глазам начали подступать слезы, взгляд помутился, безумно захотелось всхлипнуть, уткнуться лицом в подушку и рыдать всю ночь. Но это потом. Сейчас нужно быть сильной. Если любишь - отпусти. И сейчас брюнетка должна отпустить Пересмешника, не смущая его своей глупой сентиментальностью.
- Прости, - слабо улыбнулась она, хотя больше всего хотелось разрыдаться. - Я...
- Я люблю тебя, - вдруг заявил блондин, всем корпусом поворачиваясь к Найт. Девушка была уверена, что ослышалась. Что парень только что сказал? Что любит ее? Однако он секунду назад отверг ее, последующие слова наверняка послышались несчастной Джессике на нервной почве. Крис отверг ее, ее жизнь кончена, смысл потерян. И вот сейчас он признается в любви? Чушь, да быть этого не может! Или может?.. Ведьма ни в чем уже не была уверена.
Кажется, Кристофер также был удивлен внезапным признанием. Он в шоке стоял перед волшебницей, растерянно на нее смотря, а потом быстро сократил между ними расстояние и крепко прижал к себе девичье тело. Охотница всхлипнула и, вцепившись в плечи парня, постаралась еще сильнее к нему прижаться, хоть это и казалось невозможным. На ее лице сейчас царила совершенно глупая и счастливая улыбка, а из глаз продолжали течь слезы. Рана на сердце, казалось, затянулась сама собой, и сейчас оно счастливо заходилось в радостном ритме.
- Боже, Крис... - пробормотала Джесс, но была уверена, что парень этого не услышал: ее лицо доверчиво спряталось на плече мага. - Это какой-то сон, такого просто не может быть в реальности...
- Прости, прости, прости, - приговаривал колдун, гладя наемницу по голове. - Я тоже люблю тебя... Правда, я ещё до конца не уверен в своих чувствах. Мне кажется, что это просто какая-то злая шутка над моими мыслями и ощущениями. - "Как странно, - подумала брюнетка. - То же самое и я испытываю сейчас". - Не хочу терять тебя. Не хочу, чтобы всё закончилось так, как было десяток лет назад. Не хочу, чтобы ты смотрела на других мужчин. Не хочу причинять боль тебе, хотя уже столько её наворотил. Не хочу, чтобы ты чувствовала себя со мной неуютно, словно птица в золотой клетке. Я долгое время был один, а тут появляешься ты - и всё, моя жизнь чуть ли не крушение терпит... Вернее... я хотел сказать... Аргх, чёрт, я действительно люблю тебя! Просто будь со мной! Я не хочу снова оставаться один. Не хочу. Не хочу... Не хочу!
Найт еще шире улыбнулась, отчего свело в напряжении лицевые мышцы, однако девушка была на самом деле счастлива. Она всю жизнь ждала этих искренних слов, брошенных в страстном бреду. "Я тебя люблю" - кажется, что может быть проще? Три простых слова, не более. Однако сколько чувств они в себе несут! Сколько смысловой нагрузки! И такие простые слова вдруг становится очень трудно произнести, хотя вроде и готовился морально, все дела... вот такой вот парадокс.
Пересмешнику, видимо, не понравилось, что ведьма так ничего и не сказала (ее можно было понять: что ей говорить в данной ситуации, когда ты можешь только глупо улыбаться?), поэтому он решительно отстранился, взял лицо колдуньи в ладони, большим пальцем стирая слезы, по-прежнему бежавшие по щекам, облизнулся и приник к губам волшебницы в нежном и одновременно требовательном поцелуе, сжимая девичье тело в крепких объятиях. Джесси что-то неразборчиво простонала, обняла парня за шею и уверенно ответила на поцелуй, вкладывая в него все чувства, что сейчас переполняли ее. Казалось, они не шли ни в какое сравнение с тем светом, что недавно окружал охотницу. Это было будто большее, чем просто свет. Это нельзя было описать одним банальным словом. Да наемница и не старалась. Сейчас она отдала всю себя поцелую, который с каждый секундой становился все требовательнее, все настойчивее. Маг по-прежнему сжимал Найт в объятиях, постепенно оттесняя ее к двери, ведущей, судя по всему, в спальню, а брюнетка, полностью доверяя колдуну, начинала задыхаться, но не собиралась разрывать такой долгожданный поцелуй. Кажется, она лишь усилила контакт. Ее уста доверительно приоткрылись, и язык парня тут же скользнул внутрь, касаясь зубов, десен, неба ведьмы. Джессика жалобно застонала и сжала в руках длинные волосы Криса, но не до такой степени, чтобы сделать ему больно. Плюнув на все условности, Пересмешник подхватил легкое тело брюнетки на руки, не разрывая, впрочем, поцелуя, и понес ее в спальню. Закрыв за собой дверь, колдун опустил свою драгоценную ношу и тут же прижал ее к двери, блокируя запястья в надежном захвате по бокам от головы девушки, и еще сильнее углубил поцелуй, заставив охотницу жалобно всхлипнуть. Ладони сжались в кулачки, но она и не пыталась высвободить руки, сгорая в чувстве любви, что сейчас просто переполняло ее. Кристофер на секунду прервал поцелуй, заглядывая ведьме в глаза, и, счастливо улыбнувшись, вновь накрыл ее губы своими. Вот теперь уж точно между ними стерты все границы. Выхода назад нет. У парня, кажется, в крови было доминирование, судя по всем его действиям, но Джесси это даже нравилось. Слегка отступив, увлекая юную особу за собой, маг принялся подталкивать ее к кровати и подталкивал до тех пор, пока изголовье не врезалось под колени, вынуждая Найт с тихим стоном рухнуть на мягкий матрас. Крис тут же опустился сверху, с жадным рычанием набрасываясь на свою жертву.
- Никому не отдам... - еле простонал он сквозь поцелуй. - Ты принадлежишь лишь мне...
- Тебе... - выдохнула юная особа, запрокидывая голову назад. - Лишь тебе...
Парень тут же воспользовался положением брюнетки, его руки обвили ее талию, а губы прижались к чувствительной шее. Найт тихо застонала, ее пальчики запутались в длинных прядях блондина.
Джессика точно принадлежала только Пересмешнику. Только ему. Все границы стерты, стены морали и устоев рухнули. Девушка могла доверять лишь сердцу. И Крису.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
Мысли спутались. Пересмешник уже толком не понимал, где он, что он, с кем он. Всю его голову, всё его сознание заполнило одно лишь желание, а перед глазами не переставало мелькать улыбающееся личико Джессики, которая теперь была заключена в юношеские объятия, затянутая в долгий и чувственный поцелуй. Когда же ведьма приоткрыла губы, давая магу шанс раскрепоститься, Пересмешник тут же воспользовался ситуацией, и его язык проник в рот Найт, заставляя её тихо-тихо простонать и крепче вцепиться в своего мучителя. Пока же Крис хозяйничал, он медленно, но верно тянул Джесс в сторону двери (предварительно подхватив брюнетку на руки), которая, если память парню не изменяла, вела в спальню некогда жившей здесь прислуги. Правда, ещё при жизни отца эта самая прислуга осталась без надобности, поэтому комнатка пустовала уже довольно долгое время, но в данный момент Кристофера это совершенно не волновало. Он просто хотел поскорее подмять под себя это хрупкое девичье тело и наслаждаться им до самого конца, до развязки. Впрочем, Пересмешник хотел наслаждаться телом ведьмы всю оставшуюся жизнь, но это уже совсем другой разговор. В голове блондина всё перемешалось, перед глазами всё плыло, а руки сами по себе сжимали крепче Джесс. Кое-как плечом открыв дверь и чуть ли не ввалившись в комнату, что была обставлена в темных тонах, Винсент здесь же отпустил Найт и в одно мгновение прижал её к закрытой к тому времени двери, заключив девичьи запястья в свою хватку. Поцелуй из нежного перешёл в страстный, жаркий и даже несколько грубый, от чего Джессика сжала кулачки и всхлипнула, но не совершала попыток вырваться, чем сам Пересмешник был доволен, ибо в его затуманенной желанием голове всплыл тот самый день, когда он посмел почти что надругаться над ведьмой. Попытавшись отогнать от себя эти мысли, Крис разорвал поцелуй и заглянул в помутневшие от возбуждения глаза своей напарницы. Улыбка сама по себе растянула губы Кристофера, и он, ничего не говоря, вновь подарил Джесс поцелуй. Когда же Крис решил, что пора переходить на иной уровень, то прервал "союз" своих губ с губами Найт и сделал шаг назад, увлекая за собой саму ведьму, которая, казалось, теперь была полностью во власти молодого мага. Про себя усмехнувшись, Пересмешник стал легонько подталкивать девушку к кровати, снова и снова накрывая слегка распухшие губы своими губами, дразня. Когда дальше было некуда идти, верховная ведьма опустилась на мягкий матрас большой кровати, а дальше уже дело шло за Кристофером, который с подобием рыка навис над своей теперешней "жертвой", возбуждённо прохрипев прямо ей в губы:
- Никому не отдам. Ты принадлежишь лишь мне...
Джессика запрокинула голову назад, но Крис так и не разобрал того, что она хотела сказать, поэтому лишь уловил шанс и, обвив руками талию ведьмы, начал терзать поцелуями нежную кожу шеи, вынуждая Джессику тихо застонать и пальцами зарыться в светлых прядях молодого мага, который от удовольствия чуть ли не урчал, то кусая шею Найт, то, словно извиняясь, проводя по месту укуса влажным и горячим языком, в иной раз заставляя охотницу застонать. Пересмешник высвободил одну руку, другой продолжая обнимать напарницу за талию, и стал поглаживать сначала плечо Джессики, а затем опускаться к ключицам, а затем - к груди, всё так же покрывая жаркими поцелуями девичью шею. Джесс заметно напряглась, простонав в очередной раз.
- Теперь тебе не страшно? - обжигая своим дыханием кожу ведьмы, прошептал Пересмешник, пока что оставляя свою руку в районе между ключицами и грудью девушки, довольствуясь сбитым дыханием брюнетки и её тихими, но такими возбуждающими стонами, которые вызывали у Криса странные ощущения. Ему казалось, что при каждом таком дивном стоне внутри него взрывается вулкан, а тело начинает плавиться. Также и желание расползается с огромной скоростью по всему существу молодого мага, накрывая его с головой.
you woke the wrong dog
В очередной раз в голове промелькнула спутанная мысль, что все это просто чудесный сон, что это не взаправду. Однако вот она - реальность, и она такова: девушка, изнемогая от сильнейшего желания, пылая возбуждением и издавая ежесекундно жалобные стоны, лежит на просторной кровати, а на ней удобно устроился Пересмешник, сейчас терзавший ее шею. Джесс изгибалась, стонала, выдыхала, всхлипывала, просила - чего она только не делала! Но знала ведьма одно: отныне и навсегда она принадлежит лишь ему, лишь Кристоферу. И у парня, похоже, были аналогичные мысли, судя по тому, как жадно он обнимал ее и как собственнически целовал ее шею. Колдунья в очередной раз простонала, когда блондин сначала прикусил чувствительную кожу на шее, пылавшую от прикосновений парня, а потом, будто пытаясь извиниться, провел по ней языком. И так повторялось до бесконечности.
В какой-то момент к губам и языку присоединились и руки. Освободив одну из них, маг начал легко, но очень эротияно поглаживать волшебницу по плечу, постепенно спускаясь все ниже, к груди. Без внимания, однако, не осталась и ключица. Сейчас рука колдуна замерла где-то посередине, обжигая кожу даже сквозь одежду. Кстати, об одежде. Охотнице до безумия хотелось стянуть с себя узкую кофту из шифоньера Нэнси, которая, подобно корсету, стягивала грудь. Аналогично поступить и со штанами. Вернее, Джесси хотелось, чтобы Крис этим занялся. А пока она, что-то нечленораздельно мыча, пыталась сдержать рвущиеся наружу стоны, когда парень в очередной раз то прикусывал, то посасывал нежную кожу. Дыхание сбилось, пульс оглушительно грохотал в ушах, сердце, словно обезумевшее, дико стучалось о ребра, стремясь на волю. И наемница вполне его понимала: лишь не до конца еще рухнувшие моральные устои пытались сдержать (впрочем, тщетно) наслаждение и возбуждение брюнетки. Она была в полной власти Пересмешника, и ее это устраивало.
- Теперь тебе не страшно? - игриво спросил парень, проводя носом по бешено бьющейся жилке под ухом. Тело Найт предательски задрожало, девушка напряглась.
- Н-нет... - простонала она, стремительно сходя с ума. - Но ты рискуешь проиграть... - продолжила она надтреснутым голосом, то и дело сбиваясь.
- О чем ты? - деланно нахмурился Крис, однако в его глазах заиграли бесенята. Он прекрасно понимал, о чем говорит ведьма.
Юная особа ничего не ответила на последний вопрос, внезапно напряглась всем телом и оказалась сверху, почти "оседлав" колдуна и сжав бедра. Волосы разметались, взъерошились, губы приоткрылись, колдунья наклонилась и запечатала рот красноглазого нежным поцелуем, который стремительно перерастал в требовательный, а из требовательного во всепоглощающий. Ее руки скользнули по груди мага, постепенно стягивая майку, однако блондин, желая, судя по всему, продлить игру, схватил волшебницу за запястья, вновь подминая ее под себя. Охотница несогласно застонала.
- Непослушная девчонка, - ухмыльнулся парень, сгорая от нетерпения и ощущения полной свободы действий. - Придется наказать тебя...
С этими словами он вновь приник к губам брюнетки, даря просто незабываемые ощущения, которые фейерверком вспыхивали в мозгу. Наемница коротко выдохнула и с жаром, обжигающим ее тело, ответила на поцелуй, заставив и Кристофера собственнически, подобно дикому зверю, зарычать, еще сильнее прижимая хрупкое девичье тело к напряженному и разгоряченному своему и к матрасу, буквально "вдавливая" Джессику. Одновременно он раздвинул коленом ноги Найт, а ее руки наконец-то скользнули по груди, надолго на ней, впрочем, не задерживаясь: пылающие огнем ладони просто вырисовывали контур соблазнительного тела, вынуждая ведьму изгибаться и жалобно постанывать от удовольствия, адреналином растекавшегося по венам. Девушка точно сходила с ума. Она уже не знала, где заканчивается она и начинается Пересмешник. Тела настолько сильно переплелись ногами, руками и губами, что трудно было определить, где кто. Но сейчас колдунье было плевать на все эти условности. Ее волновало (очень волновало, надо заметить) лишь одно: прикосновения парня, который пока, к огромному неудовольствию волшебницы, не собирался освобождать ее от одежды. Он над ней издевается?..
Но вот красноглазый, теряя терпение, неспешно оголил правое плечо охотницы от кофты, которая задралась от всех этих хитрых телодвижений, и приник к нему губами. Джесс жалобно выдохнула, предпринимая попытку свести ноги вместе, однако колено блондина уверенно пресекло эту попытку. Поэтому наемнице больше ничего не оставалось, кроме как запустить ладошки под майку мага и начать выводить трепещущими пальчиками замысловатые узоры на его груди. Пересмешник резко замер, превратившись в каменную статую, и утробно зарычал, ища глазами что-то. Оставшись недоволен результатом, схватил брюнетку за тонкие запястья и, по очереди поцеловав каждое из них, зафиксировал их высоко над головой Найт, заставив последнюю тихо простонать в ответ.
- Сейчас моя очередь, - прошептал Крис на ухо ведьме, опаляя ее чувствительную кожу жарким дыханием и касаясь легким поцелуем мочки. Юная особа, промычав, еще сильнее запрокинула голову назад, выгибаясь навстречу ласкам парня. Несмотря на характер, сейчас Джесс вполне устраивало такое положение почти рабыни. Сексуальной рабыни, но все же. Девушка бы ни за что не отказалась от подобного. И сейчас она тихим вздохом попросила продолжения, закусив губу.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
- Н-нет... - простонала брюнетка в ответ на вопрос Пересмешника, который, услышав подобную интонацию в голосе своей жертвы, издал тихий рык, расплываясь в коварной улыбке. Но через пару мгновений Джессика продолжила говорить хриплым, сдавленным возбуждением голосом: - Но ты рискуешь проиграть...
- О чем ты? - наигранно недовольно и недоумевающе поинтересовался Кристофер, хмурясь и глядя на Найт своими алыми глазами, в которых вместо непонимания отражалось только сметающее всё на своём пути желание. К сожалению, скрыть подобное юноше не удалось, но он всё равно предпринял попытку прикинуться дурачком, который не понимает происходящего. На самом деле Пересмешник ожидал продолжения и конкретных действий от ведьмы, что за долю секунды уже успела оказаться сверху, "оседлав" Криса. Молодой маг окинул взглядом растрепанную, тяжело дышавшую девушку, чья вся эта небрежность только подливала масла в огонь, распаляя блондина. Когда же руки ведьмы заскользили по груди Пересмешника, а губы вновь сошлись в поцелуе, парень не сдержал одного-единственного стона, который сорвался. Но Крис был бы не Крисом, если бы вновь не взял инициативу в свои руки. Схватив ведьму за запястья, тем самым убирая её руки от своего тела, Пересмешник вновь навис над Джессикой, довольствуясь её реакцией: протестующим стоном.
- Непослушная девчонка. Придется наказать тебя... - ухмыляясь, прошептал Пересмешник, чувствуя, как по телу расползается жар. Сдерживать себя уже было почти что невозможно. Эта ведьма действительно сводила с ума. Одного взгляда на неё хватало, чтобы поддаться чарам. Хотя не Крису об этом говорить... Он уже какой раз ощущал это странное чувство, начало которого проходило от груди и ниже, пока не переходило в желание здесь и сейчас овладеть этой охотницей. Вновь ухмыльнувшись и посмотрев на Джесс теми глазами, которые ничего хорошего не предвещали, Кристофер прильнул своими губами к губам Найт, забирая её вместе с собой в этот ураган чувств. Когда же девушка стала отвечать на поцелуй взаимностью, Крис издал ещё один рык, делая свою хватку крепче, тем самым вжимая Джессику в кровать, заодно придавливая её и своим разгоряченным и напряженным телом. Коленом же Крис раздвинул ноги ведьмы, руками заскользив по соблазнительной, но не оголенной груди напарницы, вынуждая брюнетку жалобно застонать. Но на этом останавливаться магу не хотелось, поэтому его горячие ладони заскользили дальше, вырисовывая на теле Найт незамысловатые узоры. И правда: тела молодых людей буквально переплетались, из-за чего было трудно разобрать, где кто. Эти жаркие поцелуи, прикосновения и тяжелое дыхание вкупе с бешено бьющимся сердцем создавало что-то нереальное, от чего могло показаться, что возбуждение и предвкушение, которое согревало тебя только что, сейчас за одну секунду тебя просто сожжёт. Пересмешник ещё раз прорычал прямо в губы своей жертвы, вынуждая её простонать, видимо, требуя от мага чего-то большего. На момент, когда Крис отстранился, чтобы глотнуть воздуха, в глазах Джесс он заметил недовольство. Сначала Пересмешник не понял, откуда вообще оно взялось, но затем, глядя на раскрасневшееся лицо Джессики, он расплылся в улыбке. Найт хотела показать этим красноречивым взглядом то, что пора бы уже избавить её от одежды, что только стесняла движение и не давала насладиться прикосновениями сполна.
Усмехнувшись, Кристофер оголил одно плечо ведьмы, приникнув к нему губами, словив реакцию девушки. Жалобный стон, а затем уже попытка свести ноги вместе. Нет уж, милая моя. Улыбнувшись самому себе, Винсент продолжил целовать оголенное плечо напарницы. Тело напряглось и замерло в тот момент, когда Джесс забралась руками под майку мага, вынуждая того прорычать и остановиться. Теперь блондину хотелось совсем другого. Взгляд алых глаз беспомощно заметался, но, не найдя нужного, вновь остановился на Найт. Растянув губы в улыбке, Пересмешник взял девушку за запястья, поочерёдно коснувшись их своими губами, а затем уверенно зафиксировал руки брюнетки над её головой, срывая с её губ тихий стон.
- Сейчас моя очередь, - хрипло прошептал Кристофер на ухо ведьме, заодно и начав целовать её за ухом, слегка покусывая мочку, продолжая держать девичьи запястья высоко над головой. Девушка только что-то промычала, выгибаясь навстречу блондину, чему тот был несказанно рад, ухмыляясь и не прекращая своих сладких пыток. Когда Пересмешник это прекратил, так и не выпуская девичьи запястья, то осмотрел Джесс с ног до головы, отмечая для себя, что охотница не шибко-то и сопротивляется. Видимо, ситуация её вполне устраивает, а это значит, что можно "издеваться" дальше. Слишком долго сдерживать руки Найт Крис не сможет, потому что иначе получалось бы, что и он, и она скованы с движениях. Сейчас Пересмешник был рад лишь тому, что изголовье кровати было высоким и крепким, если так посмотреть, а это значит, что можно было бы удачно приковать к нему девушку, что, в общем-то, Крис и сделал, проговорив совсем слабое заклинание, способное всего лишь связать человека либо по рукам, либо по ногам. Когда с помощью магической силы Крису удалось привязать запястья ведьмы к изголовью кровати, оставляя её в довольно привлекательном видел, блондин, наконец-то, смог снова высвободить свои руки, а это значило лишь одно: свобода действий продолжается.
Джессика против такого поворота событий ничего не имела, выжидающе посматривая на молодого мага, который раздумывал над тем, что бы сотворить такое со своей пленницей. Но на то, чтобы крепко задуматься над этим у Криса не хватало ни времени, ни толковых мыслей, поэтому он просто стал покрывать поцелуями сначала шею девушки, а затем опускаясь ниже, одновременно с этим стягивая с девичьего тела кофту. Однако это получалось не очень удачно и под конец, потеряв терпение, Кристофер просто-напросто разорвал то, что ему мешало. Послышался треск ткани, Джесс вздрогнула, но Крис в ответ на её непонимающий взгляд только усмехнулся. Откинув в сторону уже ненужный кусок ткани, маг залюбовался полуобнаженным телом охотницы, задевая взглядом каждый соблазнительный изгиб, тут же начав водить по талии горячими ладонями, не забывая целовать ведьму ту в губы, то в шею, то в ключицы, упиваясь реакцией и стонами, которые издавала Найт.
you woke the wrong dog
Девушка металась в безуспешной попытке освободить запястья от цепкой хватки Пересмешника. Ей хотелось касаться его, ощущать под пальцами мраморную кожу, разгоряченную возбуждением, пошто он, окаянный, лишает ее этого? Джесс слабо улыбнулась и тихо хихикнула, удивляясь собственным мыслям. Сейчас она использовала такую древнюю лексику... Вот уж точно, от дикого желания, переполняющего тебя, все мысли просто мешаются в голове, превращаясь в несуразную кашу. Хотя сейчас ведьме было плевать на это. Главное - Крис. Взглянув в его глаза, колдунья поняла, что тонет в этом порочном взгляде, не предвещающем ничего хорошего. Он заставит ее кричать, хех?.. О да, волшебница ждала этого. А пока что...
Пробормотав слабенькое заклинание, парень приковал запястья охотницы к изголовью кровати, отчего ее тело (девушки, а не кровати) мгновенно напряглось и чуть выгнулось, недовольное таким действом. однако сама наемница ничего против не имела, ее глаза, наоборот, вспыхнули торжеством, потому что маг правильно понял ее эманации. С другой стороны... как она теперь сможет к нему прикоснуться?..
- Так нечестно, - пробормотала брюнетка, откидывая голову, когда красноглазый все внимание уделил ее шее, уже истерзанной. - Ты лишаешь меня... свободы действий...
- Скажи еще, что ты недовольна... - так же тихо усмехнулся Кристофер, покусывая нежную кожу. Мышцы вновь напряглись, и Джесси, негромко простонав, предприняла очередную попытку свести ноги в коленях. Стоит ли говорить, что это ни к чему не привело? Маг просто сжал обеими руками ее бедра, заставив Найт протестующе всхлипнуть. Однако сейчас ведьма в полном смысле этого слова была в полной власти блондина. Она ничего не могла противопоставить. Как и тогда. Разница только в том, что сейчас это было полностью на добровольной основе, а тогда колдунья была не прочь сопротивляться, отстаивая свое жалкое подобие чести. Однако сейчас она сама хотела этого, она буквально требовала этого. Она не могла обойтись без ласковых и нежных, но в то же время требовательных и настойчивых, собственнических прикосновений Пересмешника.
- Крис... - не сдержавшись, прошептала волшебница, чувствуя, как внутри все просто полыхает, все группы мышц попеременно напрягаются, в животе порхают бабочки, а в голове потрясающе пусто. Ни одной мысли. Девушка поддалась на ласки колдуна и выгнулась ему навстречу, когда он продолжил терзать мягкими и горячими губами ее чувствительную кожу. - Ты... сводишь меня с ума...
Парень начал стаскивать с охотницы кофту, но не сильно в этом преуспел, поэтому, разочарованно зарычав, просто разорвал тонкую материю, заставив пленницу вздрогнуть и напрячься. Будто извиняясь, маг восхищенным взглядом уставился на наполовину обнаженное тело его жертвы, усмехнувшись. А потом вдруг будто с цепи сорвался. Голодным и жадным зверем, для которого Джессика была аппетитной пищей, накинулся на нее, подминая под себя, подавляя сопротивление своей волей. Его горячие руки скользили по ее талии, а губы то и дело касались ее припухших от поцелуев уст, щек, ключицы, плеч, шеи... - всего, в общем, до чего они могли дотянуться.
- Именно этого я и добиваюсь, - пробормотал маг, не прерывая своей ласки. Брюнетка еще раз жалобно застонала, бессильно сжимая руки в кулаки и пытаясь высвободиться. Тщетно: заклинание надежно сковывало ее запястья. Но ведь ей чертовски необходимо касаться горячего и сильного тела колдуна, чтобы знать, что все это не прекрасный сон! Как он не может этого понять?..
- Крис! - протестующе воскликнула Найт. - Освободи меня, ну пожалуйста!..
Договорить девушка не успела. Кристофер чуть приподнялся и вновь запечатал рот юной особы всепоглощающим поцелуем. Колдунья поневоле расслабилась и уверенно ответила на поцелуй. Не разрывая единения губ, парень, чуть улыбаясь сквозь поцелуй, провел обжигающими ладонями по ногам волшебницы, затянутым в обтягивающие брюки. Джесси захлебнулась от удовольствия, легкие начали гореть огнем, а сердце заходилось в бешеном и счастливом ритме. Да что же это с ней... Почему любое ее сопротивление неизменно оказывается сломанным?.. Хотя ведьма никогда не могла активно сопротивляться Пересмешнику. Он странно на нее действует. Поэтому волшебница просто расслабилась, как было возможно в ее положении, и страстно отдалась поцелую. Крис победно зарычал, скользя руками вверх-вниз по ее телу. Каждый нерв взрывался огнем, направляя электрический разряд, прошивающий все тело, в центр удовольствий. Будь у брюнетки такая возможность, она навсегда бы растянула этот момент единения тел и душ. Хотя нет, до единения тел пока не дошло, но уже очень близко к этому.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
Пересмешник упивался реакцией Джессики, которая металась из стороны в сторону лишь для того, чтобы попытаться освободить свои руки, но Крис был бы не Крисом, если бы наложил такое уж слабенькое заклинание. Нет, он не спорил, магия действительно была слабой, но всё же; даже если Джесс и захочет выбраться, то ей придётся это делать не силой, а уговорами. На губах мага заиграла ухмылка, а затем он снова пригнулся и стал покрывать поцелуями нежную кожу напарницы, вынуждая ведьму жалобно постанывать.
- Крис! - негодующе воскликнула Найт немного хриплым голосом. - Освободи меня, ну пожалуйста!..
Пересмешник не дал возможности договорить брюнетке, прильнув своими губами к её, таким мягким и сладким. Поцелуй мог длиться вечно, укрывая с головой молодых людей, но дыхание вскоре покинуло и ведьму, и мага, из-за чего обоим пришлось отстраниться друг от друга. Видимо, просто так это для Джесс не прошло: щёки её горели румянцем, а в глазах плясали черти, дыхание участилось. Кристофер похотливым взглядом стал "изучать" свою напарницу, будто желая в своей голове на всю жизнь сохранить теперешнее состояние брюнетки. Да, она была прекрасна. С этим нельзя было поспорить. Ладони Криса заскользили по ногам колдуньи, пленница охнула.
- Такие прикосновения теперь тоже заставляют тебя терять голову? - Пересмешник склонился к уху девушки, обжигая нежную кожу своим немного учащённым, горячим дыханием. Шепот блондина разнёсся в этой комнате чуть ли не эхом. Тишину, что наступила почти что сразу же, разорвал только сдавленный стон Джессики, когда маг провёл одной своей рукой по правому запястью ведьмы, а затем - по левому, дразня. Алые глаза недобро поблёскивали. Найт продолжала вздрагивать, умоляюще заглядывая в лицо Крису, прося развязать. Маг лишь ухмылялся, не прекращая водить своей разгоряченной ладонью по коже брюнетки. Через пару мгновений он подключил и вторую руку, начав водить ими по рукам пленницы, назло девушке останавливаясь прямо на магических нитях, что сковывали движения девушки. Джессика протестующе промычала, пытаясь то свести ноги вместе, то совершая тщетные попытки высвободить руки. Пересмешник цокнул языком, в наказание сдвинув своё колено, что находилось между ног ведьмы, вперёд. Девичий стон приятно приласкал слух Криса.
- Освободи... - даже малость потрясённая только что произошедшим и до сих пор чувствуя собой колено блондина, пролепетала тихим голоском Джессика. Пересмешник готов был расхохотаться от умиления, зная, что только что опустил нужный, скажем так, рычаг. Теперь Найт поведёт себя по-другому.
- Почему я должен тебя освободить? - нарочито серьёзным голосом поинтересовался у ведьмы молодой маг, одну руку опуская чуть ниже, ближе к лопаткам Джесс. Девушка что-то невнятно пробормотала, её мысли были вообще не здесь, а если часть из них тут ещё присутствовала, то все они были явно не к месту. Момент - и послышался глухой щелчок. Ведьма замерла, а Крис лишь улыбнулся-оскалился, не смотря на лицо пленницы, но ощущая её смятение. В глазах всё плыло от нахлынувшего возбуждения, что буквально зубы сводило вместе с мышцами. Однако это не помешало Кристоферу кое-как стянуть с худого тела Джесс бюстгальтер и откинуть его куда подальше, окинув взглядом алых глаз уже оголенную грудь ведьмы. Но на этом-то пытки не заканчивались. Ответа-то Пересмешник так и не услышал. Руки поползла ещё ниже, к застежке брюк девушки. - Так почему же?
- Осв... - Джессика запнулась, дрожь пробежала по её телу, румянец стал ещё гуще, биение девичьего сердца было слышно даже блондину, хотя у него была похожая ситуация. Ему казалось, что в один прекрасный миг его собственное сердце проломит ему ребра. Тихий стон слетел с губ Найт: - Потому что...
Кристофер усмехнулся, продолжая наглым образом добираться до ширинки брюк ведьмы.
- Потому что? Это не ответ, красавица...
Пересмешник начал расстёгивать низ одежды Джессики, а та только протестующе мычала и что-то говорила хриплым от возбуждения голосом. Она извивалась, просила её освободить, а на вопрос "почему?" отвечала пресловутым "потому что", но всё же Крис понимал, что либо у брюнетки не хватает смелости сказать, либо она просто сама не знает причины, по которой маг должен развязать ей руки, освободив от магических нитей. Блондин медленно стал стягивать с тела Джесс уже и брюки, что вызвало у самой девушки подобие паники. Она что-то хотела крикнуть, но её голос снижался лишь до звенящего шепота. Взгляд бегал туда-сюда. Нет, нельзя было сказать, что она действительно боялась. Видимо, ей просто не нравилось это бездействие...
- Так ты ответишь мне? - так же скинув брюки ведьмы куда-то на пол, проговорил Крис, который сам был на грани. Сердце в груди бешено колотилось, а в глазах то мутнело, то снова становилось всё хорошо. В голове мысли превратились в кашу. А Джессика всё что-то мямлила, всхлипывала, постанывала и извивалась, когда теплые руки Криса касались её оголенной кожи. Пересмешник решил, что с него достаточно этого. Рука мага уверенно заскользила к низу живота ведьмы, а затем стала опускаться ниже, уже задевая пальцами линию нижнего белья. Джессика напряглась в момент, Крис не остановился, но заметно стал замедлять свои действия. - Почему. Я. Должен. Тебя. Освободить?
- Я... - Найт учащённо задышала, когда маг уже указательным пальцем забрался под легкую материю белья Джесс. Девушка явно не знала, что говорить и как ей быть вообще. Пересмешник чувствовал то, что происходило с ведьмой, но про себя лишь ухмылялся, не прекращая мучительной пытки. В конце концов девушка просто не выдержала, дернувшись, вновь попытавшись безрезультатно свести ноги вместе, и быстро, но разборчиво проговорить: - Потому что я хочу коснуться тебя!
Свои действия Пересмешник прекратил, расплываясь в улыбке. Чуть приподнявшись, он стал целовать сначала живот Джессики, а затем поднимался всё выше, пока теплые губы не дошли до губ ведьмы. Здесь блондин остановился, глядя в глаза напарницы, взгляд которых был полностью поглощён желанием. Руки Кристофера потянулись вверх, к рукам пленницы.
you woke the wrong dog
Расслабленно-напряженное (девушка и сама не понимала, как такое возможно) тело Джесс то и дело вздрагивало, она по-прежнему пыталась освободить руки, но не могла. Магия была примитивной и простой, но хитрец Крис добавил в нее чуть больше энергии, чем требовалось, и теперь ведьма не могла при помощи грубой физической силы разрушить оковы, державшие ее руки скованными у изголовья кровати. Ей внезапно вспомнилось прошлое. Крис нависает над ней, целуя то шею, то губы и не обращая внимания на то, что тогда колдунья ему не отвечала. Волшебница почти "распята" под ним и тоже ничего не может сделать. История повторяется, нэ? "Нет, - мысленно ответила на этот вопрос охотница, - не повторяется. В этот раз все иначе...". Чтобы доказать это, наемница, многообещающе улыбнувшись, призвала к себе чуть магии, пытаясь закрыть это простое действие от внимательного взгляда Пересмешника, скользившего по ее телу. Парень, видимо, не хотел больше ждать.
- Такие прикосновения теперь тоже заставляют тебя терять голову? - спросил маг.
"Да! - захотелось крикнуть брюнетке. - да, черт возьми!" Однако вслух она ничего не сказала, лишь сдавленно промычав. Это превратилось в своеобразную игру: Кристофер, пытаясь добиться от особы ответа, по-разному дразнил ее, а сама Джесси, тихо постанывая и вздыхая, всхлипывая, шепча что-то бессвязное, продолжала терпеть, держа язычок за зубами. Однако она прекрасно чувствовала, как вся ее защита, так бережно выстроенная от колдуна, стремительно сходила на нет. Ну как можно ему противиться?..
Красноглазый, будто издеваясь, поочередно провел рукой сначала по правому запястью пленницы, а потом - по левому. Но чего он этим хочет добиться?.. Послушания? Признания? Ответа? Чего?! Найт предприняла попытку свести ноги вместе, за что была "наказана". Колено Криса резко продвинулось вперед, заставив девушку тихо застонать. Он сводит ее с ума... а его прикосновения выжигают в ней всякую скромность...
- Освободи... - прошептала девица, изнемогая от страсти. Да она сейчас спалит ее! По-прежнему чувствуя кожей колено Пересмешника, ведьма как-то смутилась и опустила голову, а голосок стал тише.
- Почему я должен тебя освободить? - нарочито серьезно спросил парень, опуская руку за спину колдуньи на уровень лопаток. Джесс начала было что-то несуразно бормотать, как вдруг замерла и напряглась - ее перебил сухой щелчок, похожий на... "О черт...". Снова накатило постыдное смущение, когда маг отбросил ее бюстгальтер куда-то в сторону. Он ухмыльнулся и заскользил жадным собственническим взглядом по наполовину обнаженному телу охотницы. Когда колдун так и не дождался ответа, он разочарованно цокнул, и его рука заскользила еще ниже, к штанам. Брюнетка задрожала всем телом и нервно сглотнула. Пересмешник точно над ней издевается...
- Осв... - На щеках Найт показался еще более яркий румянец, чем был раньше, она нервно наблюдала за действиями Криса. - Потому что... - только и смогла выдохнуть она. Гениальный ответ, да. Но на большее ее мозг, бившийся в агонии возбуждения и желания, был неспособен.
- Потому что? Это не ответ, красавица...
Крис, решив продолжить сладостную пытку и растянуть удовольствие, все же достиг ширинки брюк Найт. Расстегнув змейку, потянул их вниз. Брюнетка жалобно заскулила, сжимая руки в кулаки. Она даже хотела что-то крикнуть, но сорвалась до нечленораздельного мычания. Дожила, называется. Ее тело предает ее. Снова. Но уже не как тогда. В этот раз все гораздо хуже. Поэтому через секунду девушка лежала на кровати уже и без брюк, которые присоединились к бюстгальтеру на полу.
- Так ты ответишь мне? - спросил Кристофер, и Джесси, будто подыгрывая ему, захотелось помотать головой. Интересно, что бы еще он придумал? Впрочем, неважно. Пора было действовать. Магию можно победить только магией. Так пусть заклинание, опутывающее ее запястья, исчезнет. То-то, наверное, парень удивится. Наверняка удивится. Но не сейчас, а, может, минутой позже... Хотя за эту минуту очень многое могло произойти. Ведьма, видимо, любила каркать. -
Почему. Я. Должен. Тебя. Освободить?
Пересмешнику, судя по всему, надоело ждать, потому что он начал активно действовать. Его рука скользнула к животу наемницы, ниже, ниже... вот уже один палец проскользнул под трусики...
- Я... Потому что я хочу коснуться тебя! - выпалила Джесс, больше не имея сил терпеть. Черт с ним, Крис победил!
Парень расплылся в довольной улыбке и коснулся легкими поцелуями ее живота, заставив девушку задрожать и тихо всхлипнуть. Такими же легкими поцелуями добрался до ее губ, но вдруг остановился, глядя в глаза брюнетки, затуманенные поволокой желания. Маг еще раз улыбнулся и потянулся руками к скованным запястьям Найт, и тут же последняя активировала простое анти-заклинание, улыбаясь и чувствуя, как удерживающие ее магические веревки исчезают. Глаза Криса расширились от удивления, а хитрая лиса вновь оказалась сверху, прижимая теперь запястья колдуна к изголовью кровати.
- Почувствуй, каково тебе будет в моей шкуре, - сладко прошептала она Кристоферу на ушко, заставив его вздрогнуть. По ее губам скользнула лукавая улыбка.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
Кристофер хотел было уже воспользоваться магией и "развязать" Джессику, но девушка его опередила. Пересмешник удивлённо уставился сначала на ведьму, а затем так же неожиданно вновь оказался под своей собственной пленницей, глаза которой полыхали недобрым огоньком. Крис усмехнулся, собираясь уже начать водить руками по телу Джессики, но та его только остановила:
- Почувствуй, каково тебе будет в моей шкуре, - прошептала она на ухо блондину, от чего тело сразу же резко напряглось, заставляя своего хозяина тяжело вздохнуть. Взгляд алых глаз остановился на хитрой улыбочке Найт, которая, видимо, в данный момент не собиралась ничего делать, кроме как сидеть верхом на молодом маге. Пересмешник хотел дотронуться до тела ведьмы, чтобы вновь почувствовать это тепло, но сама брюнетка, кажется, так просто выпускать руки Пересмешника не хотела. Она, ещё раз улыбнувшись, что-то прошептала, а после отстранилась, явно с довольным выражением лица поглядывая на Криса. Что происходит? Почему он не может нормально пошевелить руками? Кристофер, шикнув, чуть приподнял голову и скосил взгляд на свою правую руку. Вот дерьмо. Пересмешник увидел лишь серебристое подобие верёвки, что приковало обе его руки к изголовью кровати, а Джесс, не прекращая смотреть на парня и чуть ли не счастливо (!) улыбаться, на коленях сидела чуть дальше вытянутой руки от мага. Блондин сомкнул губы, на которых до сих пор сохранился вкус того самого поцелуя. Облизнувшись, Крис только проговорил немного хриплым голосом, посматривая то на Найт, то на свои руки, упрямо пытаясь освободиться:
- И зачем тебе это? - Ведьма хихикнула, проведя своей ладошкой по прессу Криса, из-за чего сам маг готов был взвыть. Мало того, что это было неожиданно, так тут ведь ещё и руками нормально не пошевелить! О, а как ему сейчас хотелось прикоснуться к Джессике... Это желания буквально сжигало его внутри, учащая сердцебиение, которое и без того уже было бешеным. Но сейчас ведьма была далеко. Да, именно далеко: так Крис думал лишь потому, что ему было не дотянуться до девушки, а то, до чего нельзя дотронуться, всегда далеко от тебя. Юноша мотнул головой, убирая бредовые мысли.
- Хочу посмотреть на тебя в таком виде, - усмехнулась Джессика, подползая к блондину, который был вне себя от некой злости и возбуждения, которое сковывало тело. Неужели это Джессика? Он бы никогда не подумал, что хрупкая ведьма - пусть даже и довольно сильная - может быть такой... развратницей? Порочной? Извращенкой, в конце концов? Ещё недавно Крис думал, что в этом создании нет ничего такого, что могло бы его так вот поразить, а теперь что? Теперь он лежит на кровати, руки его прикованы к изголовью, а Джессика рядом сидит и ухмыляется, окидывая тело блондина не очень-то хорошим взглядом. Пересмешник шумно выдохнул, чувствуя, как по телу расползается жар. Да, именно расползается.
- Разве я подхожу на роль... жертвы? - прохрипел маг, поднимая взгляд на свою напарницу, которая в данный момент даже не смущалась того, что она предстаёт перед мужчиной почти в чём мать родила. Однако это даже радовало юношу: хоть как-то он смог совратить эту упрямую девицу. Продемонстрировав улыбку-оскал, посматривая на Найт, Пересмешник тихо-тихо прошептал: - Ближе.
Джессика вздрогнула, видимо, не очень понимая смысла фразы Кристофера. В один момент уверенность и этакая наглость с её лица исчезли, а щёки совратительницы мигом залились густым румянцем. Крис был доволен результатом, но это никак не освобождало его от участи быть заключенным в "наручники" собственной пленницей. Блондин улыбался, смотря на Джесс, что почти пришла, скажем так, в себя, и уверенность снова озарила её милое личико. В темных глазах вновь проскользнула искра. Найт медленно приблизилась к Кристоферу, чьё тело было почти уже не его собственным: оно рвалось к этой ведьме, желая овладеть ею ещё раз... и ещё... и ещё. В глазах Криса помутнело, от чего пришлось их закрыть на секунду, не прекращая ощущать тепло, исходящее от обнаженного тела Джессики. И это тепло превращалось в жар тогда, когда девушка была слишком близко к магу. Когда она прикасалась к нему.
- Ты хочешь доказать мне, что тоже бываешь плохой девочкой? - задал довольно пошлый вопрос Пересмешник, наблюдая за тем, как ведьма сама с собой борется, пытаясь преодолеть собственное смущение. На её лице это не отражалось. Просто Крис чувствовал это. Он уже давно чувствует всё то, что Найт так старательно пытается спрятать. Маг пошевелил руками, по-глупому надеясь на чудо, что его освободит. Впрочем, как можно надеяться на чудо, когда перед тобой уже оно есть? Вот его чудо, вот его Джессика. И сколько бы неприятностей с ними не приключилось, для Пересмешника Джесс навсегда останется "чудом". Его чудом. Кристофер как-то печально улыбнулся, не сводя глаз с Найт. Затем прошептал так, чтобы ведьма услышала: - Охотники не подходят на роль добычи...
Девушка провела руками по груди мага, вынуждая его стиснуть зубы, чтобы ненароком не простонать, и замолчать. Эти прикосновения стали для него слишком горячими, они распаляли его, они пробуждали в нём разом всю силу тех животных инстинктов. И если сейчас Найт не освободит Кристофера, то он может запросто сгореть в собственных эмоциях и в собственном нетерпении. Он хотел её. Он желал эту ведьму так, как никто не смог бы желать. Даже тот ублюдок, что когда-то посмел надругаться над Джессикой. Вспомнив о нём, Винсент непроизвольно сжал кулаки. Нет, теперь эта ведьма целиком и полностью должна принадлежать только мне. Когда собственническая мысль проскользнула в голове мага, то Найт уже приступила к делу, наглым образом продолжая пытки, то касаясь губами шеи Криса, то резко отстраняясь. Ох, как он сейчас был зол... Он готов был в любой момент сорвать с себя оковы и наброситься на эту искусительницу.
you woke the wrong dog
Девушке хотелось отчаянно покраснеть от смущения, но в действительности она лишь призывно улыбалась, продолжая нависать над Пересмешником. Ответ на вопрос, почему ведьма вдруг стала такой раскрепощенной и даже развращенной, очень прост: она боялась, что это, как и в прошлый раз, не всерьез. Она боялась, что Крис снова ее покинет одну в пучине тьмы и отчаяния. И если тогда она смогла оправиться от разлуки, потому что не была уверена в своих чувствах (какие чувства могут быть к тому, кто пытался тебя убить, но вначале изнасиловать?), то этого раза ей не выдержать. Сейчас, если парень ее покинет, она просто умрет. Не знала насчет тела, но ее душа точно сгорит в огне неразделенной любви. Поэтому сейчас она хотела казаться дерзкой, доминирующей собственницей, скрывая за этой личиной свои страхи. Хотя сидеть в одних трусиках на маге, почти "оседлав" его, было ой как не комильфо.
- И зачем тебе это? - тихо спросил красноглазый, не очень-то и сопротивляясь. Это было только на руку Джесс. Хихикнув, она провела по прессу блондина, заставив его напрячься. Было видно, что Крис сейчас переживает те же прекрасные ощущения, когда до безумия хочешь, но не можешь прикоснуться. Может, ее страхи все же беспричинны?..
- Хочу посмотреть на тебя в таком виде, - довольно мурлыкнула колдунья, щекоча ноготками мага по плечам. Легкая дрожь, пробежавшая по его телу, была ей наградой. Тряхнув головой, она заставила длинные волосы рассыпаться по плечам, скрывая почти всю наготу охотницы. Лучше уж так. Сидеть на парне и светить всеми своими прелестями - приятного мало.
- Разве я подхожу на роль... жертвы? - натужно прохрипел Крис, дергая в безуспешной попытке освободиться магические "наручники", прочно охватывающие его запястья. Чтобы он так же просто, как сама волшебница, не выбрался, хитрая девчонка придумала маленькую уловку: добавить в простейшую магию, чуть больше энергии, чем требовалось, упрочняя ее до самой настоящей стали. Пусть попробует Пересмешник разломать физической силой сталь! - Ближе, - так же хрипло потребовал он.
Наемница вздрогнула, вся ее показная задиристость вмиг испарилась, являя Кристоферу на секунду всю неуверенность, все страхи, а щеки залились румянцем. Но через несколько учащенных биений сердца она пришла в себя и снова дерзко улыбнулась, пододвигаясь еще ближе, чем следовало. Хотел? Получи. Сейчас темноволосая сидела на животе парня, хихикая.
- Так нормально? - обольстительно прошептала она, почти ложась на грудь мага. - Или еще ближе?
Брюнетка отчаянно трусила, не в ее правилах было действовать так, как она сейчас. И это немало ее смущало и будоражило. Однако маг, кажется, просто удивлялся этой новой Джессике и не видел, что это лишь маска.
- Ты хочешь доказать мне, что тоже бываешь плохой девочкой?
- Может быть, - улыбнулась Найт, нарочито медленно приближая свои губы к лицу Кристофера. Он ухмыльнулся и приоткрыл глаза, уверенный в своей победе, уверенный в том, что девушка по-прежнему является его пленницей. "Как бы не так...". Однако губы юной и хитрой особы лишь легко мазнули по щеке, запечатлевая на ней мимолетный поцелуй, и скользнули по уголку губ колдуна, отчего последний мучительно застонал.
- Охотники не подходят на роль добычи... - прохрипел колдун, задыхаясь от накативших на него чувств. Джесси, улыбнувшись, спустилась к шее блондина, покрывая кожу чувственными поцелуями и тут же отстраняясь, дразня и совращая. Собственно, в этом, как чувствовала охотница, она явно преуспела. Красноглазый тяжело дышал, то зажмуривая глаза, то дергая руками, и это лишь свидетельствовало о крайней степени возбуждения. Наемница про себя победно улыбнулась: все же она может обольщать. Надо же, какие скрытые таланты она обнаруживает в себе! С чего бы?
Впрочем, отбросив все мысли подальше, колдунья просто отдалась своим чувствам, сжав коленями талию Пересмешника, положив ладони на его грудь, приникла к его губам в долгом и томительном поцелуе, на который парень незамедлительно ответил, но быстро отстранилась, хихикнув. Крис зарычал от бессилия и рванул импровизированные наручники со всей силы, отчего изголовье кровати, казавшееся до безумия прочным, немного прогнулось вперед. Волшебница вздрогнула, в ее глазах мелькнули неуверенность и даже страх. Может, она немного переигрывает? Может, не стоит так сильно дразнить парня?..
- Ты готов сдаться? - прошептала брюнетка ему на ухо, обжигая горячим дыханием кожу на шее, опаляя и воспламеняя ее. Крис почти заскулил и снова рванул руки вперед, отчего изголовье кровати еще больше прогнулось.
- Прекрати! - прорычал он, изнемогая. И тут же Найт, поддавшись, коснулась своими губами его губ, больше не собираясь прерывать поцелуй. Он самой ей был необходим подобно воздуху.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
Маг был на пределе. В его алых глазах, затуманенных возбуждением, полыхало неистовое пламя. Как же так? Крису не давали то, чего он хочет! Прорычав, Кристофер хотел было уже рявкнуть, но губы Джесс коснулись его губ, заставляя на несколько секунд вовсе забыться. О чём он думал только что? Пересмешник только-только прочувствовал всю нежность, которая была заключена в поцелуе, но тут же, стоило парню подумать об этом, Найт отстранилась. Кристофер начал тихо звереть, испепеляя взглядом хихикающую ведьму, что так нагло его дразнит, даже не думая о последствиях. Кстати говоря о последствиях... Учитывая то, что сейчас происходило с Крисом, а также то, как Джессика его дразнила, подливая масла в огонь, эти самые последствия могли бы быть ужасными.
Послышался неприятный скрежет. Изголовье кровати, к которому был прикован Пересмешник, немного прогнулось вперёд, заставляя Кристофера на момент возрадоваться мысли о том, что эта железяка явно не вечна. А это значит, что спокойствие и уверенность в собственной неприкосновенности, которое сейчас охватило Найт, вскоре испарится. Однако в данный момент лица Джесс Крис не видел. Он сосредоточился только на желании здесь и сейчас уничтожить то, что мешало ему двигаться свободно.
- Ты готов сдаться? - послышался шепот ведьмы прямо над ухом Пересмешника. Маг готов был взвыть вновь. Резкое движение руками - и изголовье вновь гнётся под такой нечеловеческой силой.
- Прекрати! - рявкнул блондин, чувствуя, что терпения больше не хватает. Он готов был метаться по этой чертовой кровати, заламывать руки самому себе под нереальным углом, чтобы освободиться от оков, выть волком, но... разве сейчас это могло бы помочь? Пересмешник в любой момент готов был зарычать, вселить в Джессику страх, что тоже казалось бесполезным. Что он может сейчас? Просто дёргать руками, чтобы избавиться и получить свободу движений или же терпеть откровенные издевательства своей напарницы, которая, кажись, ничуть не смущалась своего теперешнего вида? Развратил на свою голову, называется. Собрав всё своё оставшееся терпение в кулак, Крис хотел уже было в очередной раз сделать резкое движение руками, но тут же блондин ощутил на своих губах мягкие и чуть распухшие от поцелуев губы Джесс. Да, парень мог бы поддаться и расслабиться, но роль жертвы ему никак не прельщала. Довольно грубо разорвав поцелуй, Пересмешник вновь рванулся "к свободе", от чего ведьма отползла немного от колдуна... Знала бы она, что эти ёрзания только хуже сделать могут.
Ещё один рык сорвался с губ Кристофера. Магические оковы утратили свою силу, когда Пересмешник с горем пополам сорвал их вместе с небольшой частью металлического изголовья кровати, что теперь больше напоминало какой-то хлам, красующийся на кровати. Крис привстал, мигом схватив ведьму за руку и притянув девушку к себе. Джессика сбито дышала, сердце её билось бешеным ритмом. В один момент Крис завалил Найт на кровать, ставя на своё место вновь. Всё так, как и должно быть: он сверху, а она - снизу. Молодой маг расплылся в довольной улыбке, созерцая смущенное и раскрасневшееся лицо брюнетки и её почти полностью обнаженное тело. Перед юношей всё то, чего он желает на данный момент. И будет желать ещё очень долго.
- Наигралась? - одной рукой упираясь в постель справа от головы Джессики, а другой медленно ведя к низу живота девушки, проговорил Крис, довольно ненормальным взглядом смотря ведьме в лицо. Джессика что-то промямлила, вздрагивая от любого прикосновения. В общем-то, Кристофер именно этого и мог ожидать. Что ж, теперь веселье начинается для него. Он наконец-то сможет получить то, что хочет. А стены этого поместья, которые запомнили лишь негативную сторону жизни Криса, в этот раз запомнят что-то действительно хорошее. Правда, хорошее ли оно на самом деле? В любом случае Крис, предвкушая довольно долгую и бурную ночь, упиваясь всхлипами и смущением Найт и стягивая последнюю ненужную на данный момент деталь одежды с её тела, считал это таковым.

***
Отредактировала Bloody - Вторник, 21 мая 2013, 18:44
you woke the wrong dog
Форум » Архив » Корзина » Бег сквозь прошлое (Блади, жду тебя ^__^ NC, о-ля-ля)
Страница 3 из 4«1234»
Поиск: