Чтобы можно было писать в чате нужно войти в свой аккаунт.
Страница 3 из 4«1234»
Архив - только для чтения
Форум » Архив » Корзина » Welcome to Hell
Welcome to Hell
Джесс неспешно готовилась к очередному заданию. На этот раз ей заказали, и за довольно неплохие деньги, убить чудовища, терроризирующего город Квадек вот уже целый месяц. Как же идиот откажется от увесистого мешочка в 500 золотых?! К тому же, этим Джессика зарабатывала себе на жизнь. Она - ведьма-наемница, охотница за головами, как угодно. В свои 22 года она убила уже тысячу монстров и преступников, потерявших хоть какой-то намек на душу и превратившихся в жестоких уродов, убивавших мирных путников. Чем тебе не способ зарабатывать на хлеб?
Так вот, в этот раз ей поручили отправиться в Квадек и уничтожить монстра. Как он выглядел, наниматель уточнять не стал, сказав, что он попросту трясется за свою жизнь и что девушка сразу узнает его, как только увидит. Пусть так, Джесс было все равно. Задаток она требовать не стала, потому что все, что нужно, у нее было с собой. Волшебная веревка, способная спеленать по рукам и ногам любого тяжеловеса, которую нельзя было разорвать ничем, кроме соответствующего заклинания, парные клинки, заряжающиеся от ярости девушки, и мощная магия. Что еще нужно, чтобы устроить показательную охоту на монстра? Пожалуй, только уверенность в себе и своих силах, а это у Джессики присутствовало.
Девушка стянула длинные волосы цвета воронова крыла в обычный хвост, натянула перчатки с обрезанными пальцами, закрепила за спиной мечи, чьи лезвия тускло блестели красным, метательный нож сунула в голенище сапога на невысокой платформе; веревка уже мерно покачивалась на поясе. Девушка накинула куртку, усмехнулась сама себе и, выбежав из гостиницы, побежала вперед, по направлению к городу Квабек. Дорога лежала в равнине, хорошо просматриваемой, но это не беспокоило Джесс. Махнув двумя пальцами, которые сверкнули ядовито-сиреневым цветом, девушка стала невидимой. Прошептав тихое заклинание, подарила себе двадцатиминутное ускорение и побежала. Будь она видимой, обычный человек увидел бы только молниеносный росчерк воздуха, не более. Джессика по себя усмехнулась: "Хорошо быть ведьмой".
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
"Хищник... Настоящий хищник... Он меня убьет, прежде изнасиловав... Я не верю в это, нет!"
Такие вот безрадостные мысли мелькали в голове Джесс, пока она отчаянно мотала, продолжая наивно верить, что все это сон. "Сон, сон... Я сейчас проснусь, и снова все будет в порядке. Да, именно так. В порядке". Но это был не сон. Это была жестокая реальность. Реальность, которой не избежать. Девушка боялась. Отчаянно боялась своего мучителя, даже не замечая, что по ее щекам начали течь предательские слезы, когда блондин двумя пальцами приподнял ее подбородок, заставив смотреть себе в глаза и видимо о чем-то задумавшись. И ничуть не успокоил ее первый поцелуй Пересмешника, казавшийся даже каким-то робким, нерешительным. Но нет, он лишь нагнетал обстановку. Мотнув головой, девушка зажмурилась, по ее щекам текли слезы, которые она тщетно пыталась удержать, из груди вырывались частые всхлипы. Казалось, еще немного, и Джессика просто постыдно разрыдается, окончательно доказав парню, что сломалась под натиском обстоятельств. Но разве подобное можно было терпеть?..
Между тем маг снова начал звереть. В его взгляде сквозило безумие, он будто снова стал неадекватным. Резко повернув голову ведьмы к себе, он снова впился в ее губы поцелуем, но на этот раз куда более грубым и властным, требовательным. Пленница что-то замычала, зажмурилась - но плотно смыкала губы, не позволяя Пересмешнику победить в этой своеобразной "битве", не отвечая на его поцелуи. Джесс тихо застонала, по-прежнему жмурясь, когда парень стиснул пальцами ее скулу, ее уста приоткрылись, и язык мага тут же скользнул внутрь, обжигая грубыми прикосновениями небо, зубы, десны. Девушка упустила свою возможность прервать поцелуй, и теперь только от Пересмешника зависело, потеряет она сознание от катастрофической нехватки кислорода или останется жить, терпя все эти унижения.
Однако скоро ведьма заметила, что поцелуй стал куда более нежным и неторопливым. То ли Пересмешник поддался эмоциям и решил немного остудить свой пыл, пожалев пленницу, то ли решил таким образом в очередной раз поиздеваться над ней... Ответа брюнетка не знала, да и не хотела знать. Ей приходилось отвечать на поцелуй мага, потому что он не оставил ей выбора, и ненавидела себя за это. Можно было бы даже подумать, что ей нравится роль поверженной жертвы, нравится, как блондин целовал ее (и это было не совсем ложью: тело реагировало совсем не так, как хотелось колдунье, оно постепенно сдавалось под мягким, но настойчивым натиском колдуна), но слезы выдавали ее с головой. Джессика ненавидела себя и хотела только одного: смерти. Однако ее тело, ее проклятое тело плевать хотело на стенание души и просто растворялось в обжигающем поцелуе Пересмешника. Легкие начинали гореть огнем, девушке хотелось вздохнуть, хотелось освободить себя от оков, хотелось, черт возьми, оказаться подальше от этого места, но она ничего из этого сделать не могла. Да тут еще и сознание вклинилось в мучения души: "Заткнись и просто наслаждайся! Разве тебе в глубине души не нравится это? Разве самой темной частью своей сущности ты не хочешь, чтобы Пересмешник зашел дальше?" "Нет! - отчаянно кричала колдунья, еще сильнее ненавидя себя за такие постыдные, абсурдные мысли. - Не хочу!!!"
Парень оторвался от истерзанных губ брюнетки, ведомый непонятно каким чувством, вытер ее соленые слезы и вновь приник к чувствительным устам, заставив Джесс отчаянно вздрогнуть всем телом и мучительно замычать что-то в ответ.
- Пре...крати... - кое-как прошептала Найт прямо в губы Пересмешника. - Пож...жалуйста...
- Не прекращу, - твердо ответил парень и вновь весь отдался поцелую, когда его руки заскользили по талии, по бедрам Джессики. Ведьма отчаянно стонала и ничего не могла с собой поделать. Она вообще ничего не могла поделать! И это пугало ее. Но в то же время сознание в чем-то было право: какой-то темной части ее души нравилось то, что происходило сейчас. Ей нравилась роль покоренной, беззащитной девушки. Поэтому, чтобы не выдать этих противоестественных ее природе чувств Пересмешнику, она держала глаза плотно закрытыми, лишь длинные густые ресницы, орошенные слезами, еле заметно подрагивали.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
Пересмешник всё так же потихоньку терял свою былую агрессию, которую он пытался передать в том самом грубом и жадном поцелуе, что сейчас перешёл в довольно-таки нежный. Юноша сам не мог понять, что его вообще подтолкнуло на то, чтобы сбавить обороты. Он же изначально должен был просто убить эту ведьму... А тут вот какие повороты, значит. Хотя, в общем-то, вина Джесс есть и здесь. Она могла пропустить тогда ещё Фионе и не начинать с ней бой. Если бы не была боя - не было бы сейчас и самого Пересмешника. Не было бы этой боли, этих унижений и отчаянных попыток вырваться из рук этого бесчеловечного мага, который только и жаждет, что заполучить тело какого-либо сильного волшебника. Но разве сейчас Пересмешника можно было назвать бесчеловечным? То ли в нём проснулось что-то светлое и доброе, то ли это просто грязная аура пробралась. Блондин всё свалил на второй вариант - вины на плечах меньше.
- Пре...крати... - вырвалось шепотом, обжигающим ледяные губы Пересмешника, с уст Джессики. - Пож...жалуйста...
Светловолосый маг, ухмыльнувшись и разорвав поцелуй, посмотрел в заплаканные глаза Найт. Взгляды встретились. Сумасшедший маг и его новая жертва. Как всё до ужаса просто. Аж тошно. Пролетело в голове Пересмешника. Однако он, отведя взгляд от глаз ведьмы, на полном серьёзе и несколько холодно ответил:
- Не прекращу. - Блондин ощущал беспомощность Джессики, её страх. И это пробуждало в Пересмешнике целый фонтан чувств, причём, не самых светлых. Безумие. Жажда убивать. Жажда втоптать в грязь. Снова этот сумасшедший взгляд - и новый поцелуй, ещё более требовательный. Пересмешник сминал податливые губы жертвы в этом поцелуе, наслаждаясь взаимностью, которая на самом деле вынужденная. Ну а что поделать? Сама напросилась. Руки мага опустились на талию ведьмы, заставив тело вздрогнуть, а затем и ниже - к бёдрам. К груди притрагиваться Пересмешник побаивался, ибо там находился тот самый амулет, что может шандарахнуть магией, что "мама, не горюй". Холодная ладонь заскользила вновь по талии Джессики, задирая темную облегающую рубашку девушки. Найт вновь вздрогнула, что-то промычав в поцелуе. Пересмешнику самому уже не хватало воздуха, но он упорно продолжал поцелуй, упиваясь этим странным чувством. Язык мага всё так же хозяйствовал во рту ведьмы, заставляя её изредка постанывать. Да, она протестовала, она была против, но где-то там, в совсем потаённом уголке души - это Пересмешник явно чувствовал - Найт всё это нравилось. Её сопротивление было не таким уж и сильным. Казалось, что делала она это только для вида.
- Видишь, всё не так плохо, - прошептал Пересмешник, отстраняясь от губ ведьмы и опускаясь поцелуями на девичью шею, метка на которой продолжала красоваться, раздражая светловолосого мага. Сначала поцелуи юноши были почти неощутимыми, легкими, но потом Пересмешник стал набирать обороты, оставляя красноватые метки-засосы на нежной и бледной коже. Тело под магом вновь задрожало. Джессика тихо простонала, но довольно чувственно. Пересмешнику будто в голову что-то ударило. Он, на момент поддавшись своему безумию, слегка прикусил чувствительную кожу Найт, вновь заставить ту вздрогнуть.
Как ни странно, но сейчас блондин не чувствовал той размытой ауры страха. Она медленно уходила.
you woke the wrong dog
Непрошеные слезы по-прежнему текли по щекам девушки, она пыталась отвернуть голову, пыталась разорвать поцелуй, но Пересмешник просто подавлял эти хрупкие, несмелые желания своей мощью. Ему было мало тех мучений, что сейчас испытывала Джесс, ему нужно было ее полностью уничтожить морально, а потом и физически. "Расслабься, - шептал непокорный разум, - смирись, ты ничего не можешь сделать". "Нет! Я..." - горячо начинала протестовать ведьма, но разум снова перебивал ее. "Сдайся! Просто наслаждайся!"
Ноги девушки плотно сжались в коленях, она напряглась всем телом, когда Пересмешник вдруг неспешно перешел на тонкую шею. Голова запрокинулась, девушка тихо, жалобно, умоляще застонала, сама уже не понимая, чего хочет: ее сознание разделилось, одна часть требовала немедленно прекратить это мучение, сражаться сделать что-то, другая часть тихим голоском просила продолжать. И, черт возьми, первая часть постепенно уступала второй!
- Видишь, всё не так плохо, - прошептал Пересмешник, слабо улыбаясь и видимо почувствовав состояние своей пленницы. Девушка всхлипнула, закусила нижнюю губу, помотала головой.
- Не надо... Отпусти...
Окончание фразы потонуло в новом тихом стоне, когда парень прикусил чувствительную кожу, а потом он начал покрывать все шею ведьмы нетерпеливыми, алчными засосами. Джессика беспрерывно стонала и вздыхала, она не понимала, чего уже хочет, но знала она одно: если так продолжится и дальше, она начнет получать удовольствие от своих мучений, которые и мучениями-то не назвать. Почему ее тело предало ее в самый ответственный момент?!
Губы Пересмешника снова коснулись пентаграммы, послав по девичьему телу мощный электрический разряд, пленница непроизвольно выгнулась, подалась навстречу, жалобно всхлипнув.
- Н-нет... - дрожащим и ломающимся голосом попросила Найт и в конце сорвалась на шепот: - Пож-жалуйста, отпус-сти... меня...
- Но тебе ведь нравится, - обжег горячим дыханием парень нежную, истерзанную кожу шеи. - Ведь я прав?
Девушка помотала головой, крепко зажмурившись и не имея возможности говорить, боясь, что и голос подведет ее.
- Я прав, - уверенно заявил маг и еще сильнее, почти до груди задрал облегающую рубашку. Брюнетка, всхлипнув, стиснула зубы, и блондин будто назло вернулся к ее измученным губам, вновь поглощая ведьму алчным, жадным, собственническим поцелуем. В этот момент, видимо, все сопротивление колдуньи сломалось, по крайней мере, дало ощутимую трещину, и Джесс, вернее, ее предательское тело ответило на поцелуй, подавшись навстречу сильному телу Пересмешника. Он довольно усмехнулся и, скользя руками по уже обнаженной коже и постепенно задирая кофточку, доводя пленницу до неистовства, вновь проник языком в ее податливые уста. Жертва всхлипнула и, зажмурившись и будто пытаясь прийти в себя, попыталась сомкнуть губы, что, конечно же, не получилось. Ее руки были стиснуты в кулаки, ноги непроизвольно сжимались все сильнее, пока Найт не почувствовала мучительного напряжения в мышцах, вся ее кожа горела, опаляемая горячими поцелуями Пересмешника и холодным ветром, отчего девушка то и дело вздрагивала. Кажется, ведьма вновь была на грани потери сознания, потому что не была уверена, что ей удастся перенести все эти чувства, что сейчас захлестывали ее с головой. Ненависть к себе, отчаяние, мучение, жалость, сломленность и беззащитность, желание и черт знает что еще.
- Ты изумительна, - довольно прошептал парень и, сверкнув алыми глазами, обещающими все муки ада и все удовольствия рая, несмело коснулся левой груди колдуньи. Глаза девушки широко распахнулись, она застонала и выгнулась дугой, но маг, поняв, что не задел амулет, стал более смелым и уверенными, теперь его руки почти нагло и очень, очень жадно шарили по всему телу пленницы, заставляя ее кричать, стонать, всхлипывать, вздыхать и просить отпустить ее. Последнее доставляло парню особое удовлетворение.
- Нет... Отпусти... ах... меня... не надо...
Кажется, Джесс совсем обезумела, она металась из стороны в сторону, прикованная к плите мощной магией, извивалась под парнем, просила его прекратить - но в то же время с мучительным ожиданием ждала продолжения, все ее тело горело синим пламенем, сознание ликовало, а душа дробилась на части, которые и ждали того, что произойдет потом, и боялись одновременно. Наверное, девушка была полностью сломлена.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
Когда поцелуи Пересмешника дошли до той самой пентаграммы, тело Джессики вновь задрожало. Подобная реакция нравилась юноше, поэтому он повторил свою пытку ещё разок, а после вновь перешёл к обычному делу - оставлял заметные, красные засосы на нежной коже шеи молодой ведьмы. Джесс была так мила в своей беспомощности, в своей покорности, что Пересмешнику это уже доставляло неимоверное удовольствие. Хотя обычно его больше привлекали крики и брызги крови повсюду. Но сейчас это ушло на второй план. Нет, сейчас Пересмешник занят другим.
И снова такой соблазнительный то ли шепот, то ли стон слетел с губ Найт, когда Пересмешник в очередной раз довёл её своими поцелуями и покусываниями:
- Н-нет... - дрожащий голосок ведьмы чуть не снёс магу крышу. - Пож-жалуйста, отпус-сти... меня...
Пересмешник на миг оторвался от сладкой шеи своей жертвы, подняв взгляд на лицо ведьмы, прошептав в ответ:
- Но тебе ведь нравится, ведь я прав? - Джессика промолчала, только отрицательно помотав головой, но юноша всё равно уловил неуверенность. Да и вообще, поведение Найт склонялось к состоянию "больше да, чем нет". Она просто сама не знала, чего ей чейчас хочется и что она хочет получить. Но Пересмешник сам знал, что делать. - Я прав.
Пересмешник задрал рубашку ведьмы ещё выше, почти доходя до груди, а затем, оставив всё так, вновь впился в губы девушки требовательным поцелуем. Всё так же орудуя языком, всё так же сминая уже чуть опухшие губы и всё так же целуя властно, жадно и грубо. В этом был весь Пересмешник. Джессика так же неохотно поддавалась, отвечала взаимностью, но в какой-то момент тело девушки само решило показать свои желания. Оно выгнулось немного навстречу телу блондина, тем самым вызвав у мага одобрительную ухмылку в поцелуе. А я ведь тебе не так противен, ведьма. Внутри холодного, безжалостного мага закипала самая настоящая страсть. Желание, что потихоньку затуманивало разум. Пересмешник, водя руками по уже обнажённой коже талии Джесс, задрал кофту ещё выше, довольно усмехаясь прямо в губы своей пленницы, что мало-помалу теряла голову во всей этой ситуации. Маг чувствовал, что ей одновременно, вроде как, противно, но в то же время ведьма страстно желает продолжения. Какая ты "разная"... Однако озвучил Пересмешник совсем другое. Голосом, что был полон неприкрытой похоти:
- Ты изумительна, - юноша, опасаясь получить ещё один "нагоняй" от защитного амулета Джесс, прикоснулся ладонью к левой груди ведьмы, вынуждая Найт широко раскрыть глаза и выгнуться дугой от этих прикосновений. Стон девушки заставил Пересмешника напрячься, тело мага тоже отзывалось на всё это не по-детски. Осознав, что по рукам магией не получил, парень начал нагло изучать руками тело своей жертвы, слушая эти прекрасные стоны, вскрики, всхлипы и просьбы отпустить, прекратить. Пересмешнику хотелось раствориться в голосе этой чертовки, это было невыносимой пыткой для самого блондина - мучить верховную ведьму. Маг сам был на грани.
- Нет... Отпусти... ах... меня... не надо... - Стон. И ещё один стон, а разум юноши постепенно покидает голову, оставляя место только животному инстинкту. Эта ведьма действительно сводила Пересмешника с ума! Она извивалась под ним, кричала, умоляла, металась туда-сюда, но всё равно оставалась на месте. Это дарило удовольствие парню больше всего. Он не хотел бы, чтобы сейчас Джесс сбежала от него. Он был сошёл с ума. Хотя... он и так был сумасшедшим, но безумие, что могло бы наступить, могло бы и вовсе разрушить самого Пересмешника. Уничтожить его. Магу казалось, что если он упустит Найт, то после сам сгорит в собственном пламени, в этом чертовом вихре чувств! Откуда они? Откуда?! Пересмешник задыхался от отвращения к самому себе. Он сам ослаб, вместе с ней. Он терял голову. Он должен быть беспощадным!..
Подул слабый ветер. Найт напряглась и задрожала вновь, но уже от холода. Холодное тело Пересмешника не спасало никак. Только ухудшало положение. От осознания подобного юноше стало как-то... грустно, что ли. Тоскливо. А где-то в груди всё равно что-то дарило тепло. Что-то... что-то, что билось. Билось жизнью и тем, чего никогда не было у Пересмешника. Ненависть к себе возрастала.
Издав почти что звериный рык, маг уткнулся носом Джесс в область шеи, прикасаясь чуть теплыми губами (сказывались поцелуи с Найт) к плечу ведьмы. И снова эта дрожь по телу. По чужому. По такому теплому, но такому пугливому. Пересмешник потерялся в собственных мыслях. Затем, прикрыв глаза, он снова прикоснулся губами к пульсирующей жилке на шее своей пленницы. Ледяные руки мага вновь заскользили по телу верховной ведьмы, заставляя ту в очередной раз изогнуться и простонать.
you woke the wrong dog
Дыхание предательски участилось, пульс зашкаливал, тело горело огнем и кипело в адовом пламени, девушка давно уже потерялась в самой себе, забыла, кто она, забыла, где она, сейчас для нее важны были только эмоции. Эти всепоглощающие, заставляющие забыться эмоции. Джесс даже на какой-то миг забыла свое имя, в висках стучало лишь одно: "Пересмешник...". От этих всех чувств и удушающих эмоций ведьма выгнулась навстречу и жалобно застонала, бессильно сжимая кулаки. Она была прикована к этой чертовой плите, в то время как ей почти хотелось летать. Колдунья не могла назвать себя счастливой - о нет! Она ни на миг не забывала о том, что парень насилует ее (хотя точно ли это насилие, когда одна сторона явно "за", а другая "не уверена, но, наверное "за"?), хотя в какой-то момент она забыла и об этом. Какое насилие, когда тут все почти обоюдно! "Обоюдно? - хихикнуло сознание. - Так ты смирилась?" Пленница на этот вопрос ответить не смогла, лишь простонала в ответ. А еще Джессика поняла, что такими темпами скоро совсем свихнется.
Но не только на брюнетку действовали все эти ласки и чувства. Они заводили и самого Пересмешника, жертва явно чувствовала это. И была не против! Глаза мага стали совершенно красными, в них бушевало столько непонятных эмоций, что в Найт вновь проснулся застарелый страх, который, впрочем, мгновенно улетучился, стоило парню снова поцеловать ее. О-о, снова эти чувства, которые сжигают ее дотла! Тело мага было предельно напряжено, создавалось впечатление, что сейчас потеряет над собой контроль и накинется голодным зверем на извивающуюся под ним ведьму. И, видит бог, он сдерживался из последних сил!
Джесс вновь задрожала, когда парень уткнулся носом в девичью шею, тяжело дыша и глубоко вдыхая естественный запах кожи девушки. Пересмешник задрожал всем телом и, чуть оттянув за волосы голову ведьмы назад, носом провел по бешено бьющейся жилке под левым ухом.
- Фиалки, - почти прорычал он, - о, эти гребаные фиалки!
Колдунья тихо застонала, прикусывая губу, и маг, заметив это, вновь завладел ее устами, доводя пленницу до блаженного исступления. Найт что-то жалобно простонала и, сама от себя не ожидая ничего подобного, обняла ногами торс парня. Он вздрогнул, провел руками от бедер до колен и обратно, чувствуя под ладони треклятую шероховатость облегающих брюк, и еще теснее прижал к себе податливое, сходящее с ума тело, хоть это и казалось невозможным. Прервав поцелуй и с ужасом для себя почувствовав, что сделал это неохотно, Пересмешник сорвал со стонущей ведьмы рубашку, оставив ее в одном белье и брюках. От этого, а также от прожигающего ее кожу взгляда парня девушке стало не по себе, и она испуганно вздрогнула.
- Перес-смешник... - пролепетала Джесс, сама не зная, что хочет сказать. Убей меня? Прекрати это? Возьми меня? Растяни удовольствие навечно? Что, черт возьми, происходило с великой и когда-то смелой и бесстрашной верховной ведьмой? А что с ней стало сейчас? Маленький, беспомощный котенок, чьи писки лишь забавляют и умиляют матерого волка, способного раздавить его одной лапой.
"Да кого ты обманываешь? - блаженно пролепетало сознание, млея и распадаясь на осколки до конца не сформировавшихся мыслей. - Тебе ведь нравится. Не спорь с собой".
Пленница и не стала спорить, подаваясь навстречу холодному, но в то же время пылающему огнем страсти телу Пересмешника, вновь шепча его имя. В этот миг в парне, кажется, тоже что-то сломалось, потому что он вдруг глупо, счастливо улыбнулся и, нежно обнимая Джесс, прошептал:
- Никому не отдам... моя...
Сейчас он казался девушке таким беззащитным, таким... ребенком, который, увидев любимую игрушку, сжал ее в объятиях, твердя, что она его и только его. Жертва что-то нечленораздельно прошептала, а потом из груди вырвался очередной стон, так ласкавший слух Пересмешника. Брюнетка не просто сходила с ума - она горела в пламени и хотела, чтобы эти сладостные муки продолжались и продолжались.
Да что с ней? Почему она ведет себя так?! Куда делась та сильная и немного безрассудная ведьма, от чьего имени все крестились и едва ли не молились на нее?! "Она сгорела в огне наслаждения", - услужливо подсказал рассудок, которого, к слову, осталось совсем немного, и в этот раз пленница была склонна с ним согласиться. А потом она отдалась огню страсти, что так мучил ее тело, опаляя и оставляя ожоги-засосы своими обжигающе-ледяными поцелуями. Джесс, продолжая обнимать ногами торс парня и чувствуя, как он, почти в восхищении, проводит ладонью по всему ее наполовину обнаженному телу, сладостно всхлипнула и улыбнулась непонятно чему. Слезы уже давно высохли на щеках.
"Предатель", - тихо прошептала Найт своему сознанию. Оно хихикнуло, пожало плечами и растворилось в огне безумия, шепнув напоследок: "А сама-то?" Девушка ничего не ответила, лишь, часто и мелко дыша, пыталась восстановить нормальное поступление кислорода в легкие. Стоит ли говорить, что из этого ничего не вышло?..
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
Рядом с Джессикой Пересмешник становился не собой. Слишком мягкий, жалеющий и в какой-то мере даже слабый. Рядом с ведьмой маг терял самого себя, превращаясь в подобие жалкого человека, который простит всем и вся.
- Фиалки, - вдыхая аромат кожи Найт, пробурчал блондин, - о, эти гребанные фиалки!
Джессика снова издала стон удовольствия, когда Пересмешник вновь поцеловал её в шею, оставив свою метку - красноватое пятнышко, которое так грубо обозвали "засосом". Затем, чуть приподнявшись, маг снова накрыл поцелуем губы ведьмы, заставляя ту в очередной раз изогнуться и приглушённо простонать прямо в губы юноше. Светловолосый маг вздрогнул, но не прервал свою сладкую пытку тогда, когда неожиданно Найт обняла ногами торс Пересмешника. Холодные руки юноши заскользили по бёдрам ведьмы к её коленям, а затем и обратно. Сейчас Пересмешник жалел о том, что в самом начале не стащил с верховной ведьмы всё это ненужное тряпьё. А сейчас резко подобное совершать магу не хотелось. Найт ведь только успокоиться успела...
Разозлившись, Пересмешник рывком стянул с девичьего тела темное рубашку, после начав глазами буквально пожирать Джессику. Прикасаться к груди маг до сих пор опасался, поэтому на данный момент обходился лишь тем, что, вдоволь насмотревшись на безумно привлекательное тело ведьмы, провёл своей сухой ладонью по талии девушка, вынуждая Джесс что-то промямлить и вновь немного изогнуться. Дыхание брюнетки учащалось.
- Перес-смешник... - девушка явно хотела что-то сказать, но замолчала, ограничившись только ещё одним стоном. Маг ухмыльнулся. Джессика явно была спутана в собственных мыслях и желаниях, которые окутали её сознания подобно паутине. Впрочем, Пересмешник и сам был хорош.
И что это он так расчувствовался к этой ведьме, которую изначально вообще надо было убивать без лишнего трёпа? Юноша поцеловал свою пленницу ещё раз. И ещё раз. Затем, отстранившись, о чём-то подумал. Почему-то вспомнилось детство. Не то, которое было после смерти отца, а то, что было до всей этой вереницы печальных событий. Светловолосый маг, взглянув на Джесс, по-глупому, весьма по-детски, улыбнулся, крепко стиснув Найт в своих ледяных объятиях. С губ молодого человека слетели только тихие слова:
- Никому не отдам... моя...
И снова эти поцелуи. Уже не грубые, но продолжающие быть такими же требовательными, как и в первый раз. На секунды разрывая эти моменты, Пересмешник словно сам не свой шептал Найт о том, что она принадлежит только ему. Маг чувствовал напряжение и желание Джессики, которое, впрочем, испытывал и сам. Холодное, никогда прежде не способное на нежность, тело начинало медленно разогреваться в огне страсти, которая вспыхнула совсем недавно. И правда, светловолосый маг где-то в глубине своей души действительно хотел, чтобы Найт была только его собственностью.
Пытки продолжались. Пересмешник, отстранившись от влажных губ своей пленницы, правой рукой провёл сначала по полуобнажённому телу Джессики, а затем, коварно улыбнувшись, нырнул рукой ко внутренней стороне бёдер девушки, пока что не намереваясь стащить с девичьего тела низ.
- Даже желание убивать тебя пропало, чертова ведьма, - похотливо прошептал-прошипел Пересмешник, другой рукой всё же собравшись снимать с Найт и низ. Однако, передумав, этой же рукой юноша поднялся к груди верховной ведьмы, вновь её коснувшись, вызвав ещё парочку стонов. Но страх зацепить рукой амулет не пропал.
you woke the wrong dog
Девушка тонула в своих чувствах, сама не понимая, что творит, что чувствует, что ей делать дальше. Одно она знала точно: если вдруг Пересмешник сейчас просто освободит ее и отпустит на все четыре стороны, Джесс не уйдет. Просто не сможет. Она умрет в этом огне безумия, бушевавшем внутри. И почему она раньше бегала от этого парня?..
"Потому что он твой враг..." - тихо шепнула душа, но пленница просто отмахнулась от этого. Да, враг, однако это делало происходящее куда более запретным и манящим. Ведьма не знала, что чувствует к красноглазому магу, но это точно был не страх. Или, вернее сказать, не только он. По правде говоря, Найт уже сама запуталась в своих чувствах, хотя раньше прекрасно владела собой. Что же с ней делает этот парень...
Жертва томно вздыхала, металась из стороны в сторону, будто пытаясь разорвать магические цепи, сдерживающие ее руки. Но желание бежать пропало так же быстро, как и появилось, нет, брюнетка хотела обнять своего мучителя. Обнять! Мыслимо ли это? Не сошла ли она с ума?.. Колдунья просто отмахнулась от этих тягостных размышлений и просто сосредоточилась на настоящем, чувствуя, что ее тело горит нестерпимым огнем, а кожа пылает от каждого поцелуя, каждого прикосновения Пересмешника... Она... Он... Да что с ней?!
А что происходило с магом? Он сейчас выглядел таким беззащитным, постоянно твердил ей, что она принадлежит только ему... Увы! Неужели он забыл или не знает, как становятся верховной ведьмой?! Девушка не помнила ничего о своем прошлом, не помнила, кем была до того, как стала верховной колдуньей, были ли у нее родители, друзья, родные, она тоже не знала, но ей было известно одно: она уже не девственница. Она даже не помнила, с кем и когда был ее первый раз и был ли вообще, она просто помнила, что ее лишили невинности при странном посвящении. А заговорить с кем-то другим об этом, чтобы выяснить хоть что-то, брюнетка не могла: та самая пентаграмма, красовавшаяся на ее шее, запрещала ей раскрывать что-то или вспоминать свое прошлое. Джессике отчаянно хотелось расцарапать себе шею в кровь, чтобы стесать эту проклятую татуировку. Тату, которое изменило всю ее жизнь!
Девушка отчаянно сжала кулаки, на щеках вновь появились предательские слезы, но на этот раз Пересмешник был ни при чем. Сейчас пленницу одолевали воспоминания, которые были скрыты от нее туманной завесой, через которую не пробиться. Кем она была раньше? Кто сделал ее той, кем она являлась сейчас, и кто лишил ее девственности? Было ли это обоюдным желанием? Жертва не помнила ни-че-го!
- Даже желание убивать тебя пропало, чертова ведьма.
Найт протяжно заскулила, когда рука мага скользнула по внутренней стороне ее бедра, и еще сильнее сжала колени, но парень, будто придя к какому-то решению, покачал головой и этой же рукой провел по груди Джесс, заставив ее тихо застонать и закусить губу от рвущихся наружу вздохов. Блондин улыбался до тех пор, пока его указательный палец не коснулся нечаянно амулета. Девушка вскрикнула от жидкого огня, потекшего по ее венам и сжигающего все на своем пути, а Пересмешник, отчаянно выругавшись, наклонился к лицу ведьмы. Теперь их губы были в нескольких сантиметрах друг от друга, и пленница завороженно смотрела на уста мага. Однако он наклонился еще сильнее и отчаянно прорычал, обжигая горячим дыханием чувствительную кожу и покусывая мочку уха:
- Убери его! Убери этот проклятый медальон или что там у тебя!
Голос блондина звучал хрипло и сипло, будто он страстно хотел получить что-то, но не мог, и это даже не злило его, а обижало, словно маленького ребенка.
- Не могу... - прошептала Джессика, нетерпеливо кусая губы, будто ожидая, когда Пересмешник снова поцелует ее. Хотя почему "снова"? Черт возьми, так и было! - Руки...
Парень ударил кулаком по каменной плите и уткнулся носом в густые волосы пленницы, заставив ее вздрогнуть. Потом с силой схватил ее за плечи и заставил максимально прогнуться в спине. Брюнетка болезненно застонала, ее зрачки расширились, и медальон соскользнул по серебряной цепочке вниз, оказавшись под головой, под волосами. Пересмешник по очереди поцеловал каждое плечо ведьмы, теперь чувствуя себя гораздо увереннее, и накинулся на нее подобно голодному волку. Теперь ему ничто не мешало, и парень начал покрывать жадными поцелуями шею, ключицу, плечи, грудь своей пленницы, заставляя ее тихо всхлипывать от нахлынувшего чувства удовольствия. Напряженное тело мага пугало ее. Но одновременно чертовски возбуждало, отчего все ее чувства и мысли смешались, в голове было потрясающе пусто, зато тело впитывало каждое прикосновение парня. Он был прав: если не она сама, так ее тело все равно отдаст себя.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
Пересмешник продолжал нахально водить рукой по оголённому телу Джессики, касаясь упругой груди своей пленницы. Правда, юношу раздражало всё то же самое: одежда. Она стала мешаться просто до невозможности! Вроде пытаешься ладонью притронуться к такому желанному телу, ощутить нежную кожу, но жесткая материя тебе запрещает. Не хочется вот так вот оставлять её полностью обнажённой, когда она совсем недавно вся тряслась от страха. Пересмешник помотал головой, прорычав. Снова эти странные мысли о всяких добрых намерениях и их последствиях! Нет. Нет. И ещё раз нет! Маг совсем не такой. Он холодный, злой и... полностью околдован этой ведьмой. Её красотой и поведением. Убивать такую девушку - сделать плохо самому себе. По крайней мере, стиснув зубы и продолжая свои ласки, так думал Пересмешник.
Блаженная улыбка не сходила с лица юноши до тех самых пор, пока он случайно не коснулся пальцами того самого медальона. Снова эта боль, пронзающая всё тело. Пересмешник вновь издал подобие рыка и довольно нелестно выразил своё отношение к амулету Джесс. Когда же боль утихла, а Найт более-менее успокоилась и замолчала, разрывая тишину своим учащённым дыханием, блондин наклонился к пленнице. Не хватало всего лишь парочки сантиметров, чтобы губы волшебников снова слились во всепоглощающем страстном поцелуе. Скользнув взглядом алых глаз по лицу Джессики, Пересмешник самодовольно ухмыльнулся. Найт смотрела на губы мага, завороженно и будто бы хотевшая прямо сейчас заполучить поцелуй. Но его не последовало. Вместо этого, ещё чуть пригнувшись, Пересмешник прорычал и продолжил своё наказание, то обжигая измученную шею ведьмы своим дыханием, то нежно покусывая её мочку уха, возбуждённо шепча:
- Убери его! Убери этот проклятый медальон или что там у тебя! - Голос Пересмешника был охрипшим, низким, а в глазах плясали шальные огоньки. Он хотел, чтобы не было преград на его пути. Чтобы он мог заполучить верховную ведьму целиком и полностью, не опасаясь какой-то безделушки, сила которой была довольно высока. Сейчас маг чувствовал себя ребёнком, которому не покупают или не дают то, чего он хочет.
- Не могу... - шепот Джесс чуть ли не вынудил Пересмешника взывать от удовольствия, волну которого он испытал. Нет, эта ведьма действительно сводила с ума! - Руки...
Прекратив на некоторое время свои пытки для этой изумительной ведьмы, Пересмешник ударил кулаком по каменной плите. Он был зол. Это было заметно. Но для того, чтобы хоть как-то утихомириться, юноша выбрал весьма странный способ: он уткнулся носом в приятно пахнущие волосы Джессики, которая, наверное, от неожиданности вздрогнула. Выждав момент, маг приподнялся и с силой схватил девушку за плечи, вынуждая её на максимум прогнуться в спине. Послышался странный звук. Медальон упал на камень, прямо под голову ведьмы. Не став терять время на бессмысленное занятие вроде того, чтобы скинуть с каменной плиты амулет вовсе, Пересмешник, снова рыкнув, словно хищник накинулся на Джесс.
Он целовал каждый миллиметр девичьего тела, заставляя пленницу стонать, всхлипывать и извиваться под сильным телом мага. Пересмешник был очень и очень доволен. Теперь ему ничего не мешало овладеть ведьмой. Снова мучая чуть теплыми губами ключицы и грудь Найт, парень после приподнял голову и остановился. На запястьях, что были скованы магией, появились уже синяки. Блондин, удручённо вздохнув, уткнулся лицом Джесс в область чуть выше груди, нахально усмехнувшись. Однако ухмылка продержалась на лице мага не очень долго. Прикрыв глаза, юноша выдохнул, давая ещё одному стону Найт сорваться с губ. Горячее дыхание обжигало нежную кожу.
- Тебе больно? - продолжая лежать на Джессике, упираясь уже щекой ей в грудь, проговорил Пересмешник. Странно, что он задал этот вопрос. Он вырвался случайно, сам по себе. Но слова обратно не вернуть. Найт что-то невнятно пробормотала, вздрогнув. Приподнявшись с груди ведьмы, блондин приблизил лицо к лицу девушки, но целовать пока не собирался губы Джесс. - Если я освобожу твои руки, то обещай, что не сбежишь от меня. И не станешь ухудшать своё положение, совершив попытку напасть на меня.
На момент в глазах Пересмешника застыло что-то вроде обиды. А затем взгляд стал совсем умоляющим. Будто бы парень страстно желал, чтобы Джессика осталась тут, с ним. И никуда бы не ушла. Не сбежала. Не покинула...
- Пообещай... - почти что жалобно прошептал Пересмешник ведьме в губы, уверенно смотря в глаза пленницы, в которых застыло искреннее недоумение. Наступила гробовая тишина. И в этот раз её разорвали не шумные вздохи Джессики, а тихое, но довольно учащённое биение сердца Пересмешника. Он правда не хотел снова остаться тут один. И терять жертву именно сейчас тоже не особо хотелось.
you woke the wrong dog
Кажется, девушка уже ничего не осознавала от нахлынувших чувств. Все ее рефлексы теперь сводились к простейшему и примитивному: стонать и покорно изгибаться под Пересмешником. Пленница ничего не могла с собой поделать, она могла лишь покоряться его железной воле. Да и точно ли она хотела бы это изменить?..
"Нет... - с ужасом осознала Джесс. - Не хочу ничего менять. Так приятно... мне так нравится...". Пусть это звучало чересчур слащаво, но пленница действительно покорилась своему мучителю, которого теперь таковым не считала. Пересмешник как-то изменился, он больше не казался тем холодным безумным ублюдком, виденного ею ранее. Сейчас он был больше всего похож на человека, который хочет сделать брюнетку своей собственностью и который готов яростно защищать ее от кого бы то ни было. И, черт, Джессике нравилось считать себя собственностью мага!
Она едва ли не кричала от огня, постепенно распространявшегося по всему девичьему телу, когда парень терзал горячими губами то ее грудь, то ключицу, то плоский живот. Девушка с силой кусала нижнюю губу, чтобы не стонать слишком громко, и, кажется, блондину это также нравилось. Его обожженный указательный палец скользнул по ее губам, а затем повторил путь языка, вторгаясь в рот. Пленница распахнула глаза, что-то замычала, израненные запястья, на которых начали появляться уже кровоточащие царапины и болезненные синяки, дернулись в бесполезной попытке освободиться от магических оков. Но, придя в себя, жертва поцеловала подушечку пальца, пострадавшего от соприкосновения с ее амулетом. Теперь застонал и Пересмешник.
Парень вдруг прекратил свои ласки, отчего ведьма несогласно застонала, и уткнулся лицом в ее грудную клетку, заставляя вздрагивать от горячего дыхания. Найт сжалась, ожидая очередной экзекуции, но последующие слова мага повергли ее в глубочайший шок:
- Тебе больно? - спросил он, намекая на ее запястья. - Если я освобожу твои руки, то обещай, что не сбежишь от меня. И не станешь ухудшать своё положение, совершив попытку напасть на меня.
Брюнетка удивленно и ошарашенно смотрела на блондина и с ужасом осознавала, что не понимает, о чем он говорит. Какое освободит? Пленница также четко поняла, что думает лишь об одном: чтобы Пересмешник вновь поцеловал ее, вновь прикоснулся своими губами к ее... Найт нервно сглотнула и с трудом перевела взгляд на глаза своего мучителя. Она утонула в этом серьезном взгляде, полном такими человеческими эмоциями, в котором столько всего отражалось!
Видя, что Джессика просто не в состоянии ответить, парень еще сильнее наклонился к ней, катастрофически сокращая расстояние между их губами, и пленнице вновь было трудно сосредоточиться на чем-то еще, кроме этой чертовски заводящей близости...
- Пообещай... - почти жалобно повторил маг, соприкасаясь с ведьмой лбами. Глаза смотрели в упор, и девушка заметила в них страдание. Настоящее человеческое страдание. Кажется, не одна пленница была поглощена этими моментами близости.
Губы отказывались шевелиться, лишь приоткрывались в бессознательной попытке поймать в поглощающем поцелуе губы Пересмешника. Джесс покачала головой, отчего его глаза наполнились самым настоящим мучением, будто он подумал, что жертва так отвечала на вопрос, но в следующий миг пришла очередь Найт ошарашить блондина:
- Поцелуй меня, пожалуйста... - умоляющим голосом прошептала ведьма. - Я обещаю...
Что она обещала, не было нужды говорить: маг все понял, и его глаза наполнились надеждой. Он тут же развеял оковы на тонких запястьях, и девушка протяжно застонала от боли, обдирая ладони о камень. Основания кистей будто чесались - настолько нестерпимой была боль. Пересмешник тут же схватил брюнетку за запястья, оберегая от новых ранений, и внимательно на них посмотрел. По телу пленницы прокатилось тепло, и она счастливо вздохнула: запястья на секунду обожгло огнем, а потом боль прошла. Парень исцелил ее?..
- Так лучше? - слабо улыбнулся маг и, не дожидаясь ответа, впился в губы Джессики всепоглощающим поцелуем, отчего жертва вновь покорно застонала и слегка выгнулась навстречу, обнимая блондина за шею. Пальчики запутались в мягких прядях, ведьма и сама понимала, что ведет себя неподобающе с тем, кого называла мерзким, но что она могла поделать, когда ее трепетное тело требовало этого поцелуя?! Она уже уверенно отвечала на ласку мага, понимая, что без этого ей не прожить. Сейчас она снова обнимала ногами торс своего мучителя, что-то нечленораздельно мыча. Пересмешник довольно усмехнулся сквозь поцелуй, и, углубив его, он просунул шаловливые руки под пленницу, касаясь ее обнаженной спины, поясницы, а потом все ниже, ниже... Брюнетка сделала попытку разорвать поцелуй, громко застонав, но парень лишь сильнее прижал ее к себе, увлекая в головокружительную ласку.
- Не пущу, - жадно прорычал маг, не прерывая поцелуя, собственнически покусывая верхнюю губу Найт, языком терзая нижнюю. Джесс что-то еще раз простонала и теснее прижалась к разгоряченному и напряженному телу Пересмешника, хоть это и казалось невозможным. Но она нуждалась в этой близости, она не могла, кажется, выжить без ласки парня, не могла даже существовать, когда он отдалялся. Она сошла с ума? Или просто сломалась?
"Забудь", - прошептало сознание. И пленница покорилась.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
Пересмешник всё так же смотрел умоляющим взглядом Джессике в глаза, соприкасаясь своим лбом с её. Ведьма молчала, что заставляло сомнения юноши раздуваться до неимоверных размеров, тем самым лишая мага надежды. Нет, она не может вот так вот сбежать от него. Она не может покинуть его после всех этих стонов наслаждения, что слетали с её губ. Она не могла оставить его снова одного. Она не имеет на это права!
- Поцелуй меня, пожалуйста... - шепот ведьмы поверг Пересмешника в шок. - Я обещаю...
Ничего не ответив, маг мигом развеял магию, что сковывала руки ведьмы. Когда же сила пропала, Джессика, поморщившись, протяжно простонала от боли в ободранных запястьях. Пересмешник резко, но без излишней грубости осторожно взял девушку за раненные конечности, внимательно начав смотреть на них. Нахмурившись, блондин чуть сильнее сжал запястья ведьмы в своих руках. Он просто хотел залечить раны Найт. И он это сделал.
- Так лучше? - не дожидаясь ответа, Пересмешник вновь накрыл губы девушки своими, увлекая её в новый танец страстей. Джессика даже не сопротивлялась, наоборот: она уверенно и с не меньшей страстью отвечала юноше взаимностью, изредка касаясь своим языком языка мага. Это нравилось Пересмешнику. Теперь он точно знал, что ведьма от него не убежит. Она останется на это время с ним. Блондин чувствовал, что Найт не дают сбежать её собственные желания. Тело верховной ведьмы выгнулось Пересмешнику навстречу, а нежные руки обняли парня, заставив того испытать подобие шока. Неужели? Его обняли? По... собственному желанию? Тонкие пальчики Джесс запутались в светлых прядях Пересмешника, что вызвало у него мелкую дрожь удовольствия. Рука юноши вновь прошлась по левой ноге пленницы, забираясь выше, но затем, дразня, вновь сползла вниз, вызвав у ведьмы разочарованный стон сквозь страстный и пылающий огнём желания поцелуй.
Довольно ухмыльнувшись прямо в губы Джессики, Пересмешник, ещё на немного углубив поцелуй, играясь своим языком с языком девушки, просунул обе руки под Найт, прикоснувшись к обнажённой спине. Затем к пояснице. И ниже. Ниже. Пока ладони мага не оказались на упругих ягодицах Джесс, которая отреагировала на подобные касания весьма своеобразно. Она, попытавшись разорвать поцелуй (ей это, в общем-то, не удалось), простонала прямо Пересмешнику в губы. Юноша, ещё сильнее распаляясь, крепче прижал к себе тело ведьмы, всё так же мягко поглаживая то спину, то поясницу, то ягодицы Найт. Поцелуй становился всё жарче, а воздуха у обоих катастрофически не хватало.
- Не пущу, - прорычал Пересмешник, почти не разрывая поцелуя. Когда же парень ощутил, как полуобнажённое тело Джесс прижалось к нему ещё крепче, теперь уже простонал он. Низ живота налился тяжестью. Тело напряглось. Ласки мага стали чуть грубее, но это, кажется, заводило ведьму ещё сильнее. Ты сводишь меня с ума! Сиреной прозвучало в голове Пересмешника, когда он, отстранившись от соблазнительных губ пленницы, вновь принялся осыпать жаркими поцелуями шею девушки. И снова стоны и тяжелое дыхание.
- Я... - вырвалось из уст Джессики, когда Пересмешник оставил на нежной коже ещё одну отметину. Конец фразы парень так и не расслышал, ибо голос пленницы потонул в её собственных стонах удовольствия. Приподнявшись, продолжая прижимать к себе тело Найт, блондин прикусил нежную кожу, после сразу же лизнув место укуса, извиняясь. В алых глазах сейчас пылало лишь желание, страсть. Маг, совершенно обезумевший от этой ведьмы, теперь желал заполучить её тело только в одном смысле. Никаких мыслей об убийстве. Ничего такого.
Ещё чуть приподнявшись, проведя руками по пояснице Джесс, Пересмешник опустился поцелуями ещё ниже, заставив Найт вновь прогнуться под ним, сладко простонав. Колено же мага располагалось прямо у ведьмы между ног. Не хватало каких-то сантиметров для того, чтобы вызвать у девушки ещё один поток более громких и чувственных вздохов, что плавно переходили бы в стоны. В общем-то, коварно улыбаясь, Пересмешник именно это и сделал - он сократил расстояние, и колено соприкоснулось с самым чувствительным местом на теле девушки. На миг блондину показалось, что Джесс издала не протяжный стон удовольствия... Скорее всего, это можно было назвать вскриком.
you woke the wrong dog
Девушка отчаянно прижималась к напряженному телу Пересмешника, тихонько постанывая. Она уже ничего не соображала, ей было важно одно: чувствовать мага как можно ближе к себе. Вплотную. Рядом. И пусть фактически они оставались врагами, но Джесс было плевать на это. Ее тело ее впервые предало, и ей, честно говоря, безумно это нравилось. Она начала осознавать, что, какой бы сильной она ни была, парень все равно окажется сильнее ее. Особенно этот блондин. Ох, как он был силен! Ведьма провела теплыми ладошками по мужской груди блондина, по его мускулистому торсу, с удовольствием слушая его стоны восхищения и удовольствия. Ловя их. Упиваясь ими. Она отчаянно желала доставить и ему толику наслаждения, и, кажется, у нее получилось.
Пересмешник с силой сжал ее в объятиях и опустился поцелуями на истерзанную шею, покусывая нежную кожу и с чувством радости осознав, что ведьма отвечает ему взаимностью, прогибаясь навстречу. Голова у Джессики шла кругом, она бездумно цеплялась за широкие плечи парня, желая оказаться еще ближе к нему, еще теснее. Длинные ноготки царапнули кожу мага, заставив его сдавленно зарычать, после чего парень особенно сильно прикусил чувствительную кожу, оставляя на ней красный след. Пленница, с силой прикусив губу и запрокидывая голову назад, открывая себя ласкам блондина, громко простонала, но тут же выдохнула от удовольствия, когда его язык ласково прошелся по укусу.
- Я... ох - всхлипнула брюнетка, ерзая на прохладном камне. Каменная поверхность неприятно холодила кожу, и от этого жертва начала дрожать. Дрожала она также, как сама подозревала, и от возбуждения, потому что Пересмешник, приподнявшись, принялся ласкать губами ключицу и плечи ведьмы, упиваясь ее тихими стонами. - Пожалуйста, Кристофер... - Юная ведьма и сама не заметила, как назвала блондина по имени, отчего он вдруг замер и уставился на нее, словно видел впервые. На самом деле ему просто было непривычно слышать свое настоящее имя с таким букетом чувств. Обычно его произносили с презрением - вернее, обычно его вообще не произносили, - а тут...
- Как ты меня назвала? - тихо спросил маг, неосознанно скользя руками по телу Найт.
- Кристофер... - жалобно повторила пленница, потянувшись губами за поцелуем. Через секунду она его получила, а потом парень уделил особое внимание груди Джессики, ее животу... Жертва, срывая голос, с каждой лаской стонала, не умея в данной ситуации скрывать свои эмоции. Да и требовалось ли это? Вряд ли. Оба волшебника сейчас наслаждались сладкими возгласами друг друга.
Колено парня двинулось чуть выше, практически касаясь средоточия пыла ведьмы, и она хрипло застонала, чувствуя непреодолимое наслаждение. В низу живота все пылало огнем, мышцы конвульсивно напрягались, в животе порхали бабочки, щекоча крылышками нервы пленницы, отчего она стонала ее громче. Когда колено Пересмешника коснулось чувствительного лона (а девушка ведь по-прежнему была в брюках!), брюнетка тихо вскрикнула, прогибаясь в позвоночнике. Блондин успокаивающе поцеловал ее в губы, чего Найт, кажется, даже не заметила, поглощенная собственными эмоциями, его рука медленно провела по всему телу ведьмы, останавливаясь на каждой выпуклости. Джесс чуть приподнялась и опалила горячим дыханием шею мага, после чего его тело незамедлительно напряглось еще сильнее, он стиснул зубы и посмотрел на пленницу сверху вниз взглядом, полным желания. Страсть была настолько сильной, что это даже причиняло боль.
Ладошки жертвы несмело скользнули вниз вдоль торса, стремясь достичь ремня брюк, но парень остановил это движение, прижав руки ведьмы к своему телу.
- О боже... - простонал он, кажется, испытывая такие чувства впервые. - Что же ты со мной делаешь...
Брюнетке показалось, что Пересмешник уже не в силах сдерживаться. В его взгляде происходила отчаянная борьба, он разрывался между своими желаниями, но, взглянув на манящие губы Найт, перестал сдерживать себя. Ответом ему, подтверждавшим правильность принятого решения, послужил тихий стон Джессики.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
Пересмешнику безумно нравилось вслушиваться в эти до чертиков возбуждающие девичьи стоны. Тело мага то напрягалось до невозможности, то вновь расслаблялось, хотя подобное нельзя назвать расслабленностью. Голова совсем не соображала. Юноша терялся в этих ощущениях, упиваясь каждым звуком, который издавала Джессика. Эта ведьма медленно, жестоко и мучительно выводила Кристофера из себя. Она делала из него ненасытного зверя. Хищника. И снова стоны. Снова голова загудела и даже, как показалось Пересмешнику, закружилась. Это возбуждение было непреодолимым.
- Пожалуйста, Кристофер... - умоляющий шепот Найт отрезвил немного Пересмешника. Ему послышалось? Неужели страсть так прилила к голове, что появились слуховые галлюцинации? Юноша, остановившись, недоумённо уставился на свою пленницу, что продолжала постанывать от наслаждения, кажется, вовсе не видя разницы между тем, что было только что и тем, что сейчас всё это прекратилось. Видимо, не у одного Криса сдвинуло немного крышу от этих страстей. Однако сейчас возбуждение Пересмешника сместилось на второй план. Он никак не мог пропустить мимо ушей собственное имя, что слетело с чужих уст. Ещё и с такой интонацией... И снова эта тяжесть снизу живота дала о себе знать.
- Как ты меня назвала? - скользя руками по телу Джессики, тихо поинтересовался маг, перейдя на шепот. Девушка под ним ещё раз изогнулась от прикосновения холодных рук, которые всё равно не могли остудить её желания. Было всё наоборот: они только увеличивали градус.
- Кристофер... - требуя ещё одной порции поцелуя, ответила ведьма. Через мгновение маг, улыбнувшись своей жертве, с удовольствием поддался искушению и в очередной раз вместе с Джессикой потонул в этом океане страсти. Поцелуй был страстным, жарким. Языки волшебников сплетались в пламенном танце. И со временем между Пересмешником и Джесс разразилась борьба. Борьба за первенство в этом танце. Кто же поведёт? Кристофер не желал быть тем, кто подчиняется и отдаёт всего себя, а Найт явно желала побыть хозяйкой положения. Юркий язычок девушки заставлял Пересмешника вздрагивать при поцелуе от странных ощущений, которые хотелось вновь и вновь получать. А в итоге победителя не нашлось. Воздуха обоим не хватало. Мягко разорвав поцелуй первым, Винсент, сверкая глазами, взглянул на свою пленницу, что тяжело дышала и продолжала при каждом прикосновении юноши чувственно постанывать.
Колено юноши продолжало быть в опасной близости меж ног Джессики. Когда же финальное движение было сделано, Пересмешник лишь расплылся в улыбке от реакции ведьмы и успокаивающе её поцеловал, пока что оставив в покое самое примечательное место Джесс. Казалось, что Найт вовсе не понимала, что её целуют, потому что она была настолько поглощена собственными эмоциями и ощущениями, что сначала даже не ответила взаимностью. Руки Пересмешника снова заскользили по соблазнительному телу ведьмы. Сейчас юноше хотелось ко всем чертям сорвать с этого тела одежду. Это всё являлось ненужными тряпками! Они только скрывают то, что должно быть открыто! Для него. Для Кристофера. Самоуверенная натурка блондина проявлялась уже сейчас. Но вряд ли бы это как-то помешало процессу. Когда же Джессика, приподнявшись и опалив своим горячим и учащённым дыханием шею Криса, вновь простонала, Пересмешник осознал одно: теперь он точно потерял голову. В его мыслях остался только образ Найт. Только её соблазнительной тело. Глаза. Губы. Шея. Да вся она!
Когда же теплая ладонь девушки прикоснулась к груди Пересмешника, а затем медленно заскользила вниз по торсу, к низу живота, посторонние мысли и вовсе выветрились из светловолосой головы мага. Однако он аккуратно поймал за запястье Джессику, посмотрев на неё самым что ни на есть взглядом хищника. Глаза юноши чуть ли не загорелись. Возбуждение с удвоенной силой вдарило в голову Кристоферу. И он, почти не в силах совладать с собой, мог лишь остановить Найт, после прижав её почти что уже горячую руку к своему телу. Холодному, но с каждым мгновением этой близости всё больше разогревающемуся.
- О боже... - хрипло простонал Пересмешник, ощущая, как непонятное тепло расходится по всему его телу. И тепло это, кажется, исходило от самой Джесс, чья рука продолжала быть прижатой к телу Криса. Винсент, прикусив свою нижнюю губу, немного затуманенным взглядом посмотрел на свою пленницу, что малость непонимающе глядела то на свою "заключенную" руку, то на самого блондина. - Что же ты со мной делаешь...
Не сдержавшись, Пересмешник вновь впился в припухшие губы Найт поцелуем. Чувственным, вмещающий в себя чуть ли не всё то, что сейчас испытывал молодой маг. Его светлые волосы были растрёпаны, в голове гудело, а тело отчаянно пыталось побороть странное, ранее почти незнакомое чувство, - возбуждение. Испытывал ли когда-нибудь его Пересмешник? Да, испытывал. Но оно было чуть ли не вынужденным. Ему просто в те моменты нужно было активировать этот режим "зверя", чтобы сотворить то, что он тогда желал. А сейчас это возбуждение было не по его воле. Бесконтрольное. Оно словно охватывало всё тело Пересмешника, заставляя того идти на поводу у собственных желаний. И сейчас у юноши было одно желание... Овладеть Джессикой Найт и сделать её своей собственностью. Правда, где-то в подвалах своей души Винсент чувствовал, что своей навсегда он её никогда не сможет сделать. Он - монстр. И сейчас меньше всего Кристоферу хотелось доставлять Джесс боль. А быть с Пересмешником - значит, обречь себя на вечные муки. Душевные муки.
Поднявшись с ведьмы, Крис нежно приобнял пленницу за талию, поднимая с каменной плиты. Момент - и девушка теперь восседает сверху. А Пересмешник, довольно ухмыляясь, наблюдает за настигающим молодую ведьму смущением. И где оно было всё это время? Руки Криса нагло заскользили по талии Джесс, а затем переместились на грудь девушки, забираясь временами пальцами под деталь нижнего белья, что скрывал от взгляда алых глаз мага то, что скрывать в данной ситуации было чуть ли не грехом.
- Ты прекрасна. И я буду это повторять, - восхищённо прошептал Пересмешник, приподнимаясь и одной рукой обнимая девушку за талию. Другой же рукой Крис взял Найт за запястье, заставив Джессику непонимающе наблюдать за всем этим. Ладонь волшебницы Пересмешник положил себе на грудную клетку, взглядом показывая вниз, нахально улыбаясь. - Давай, покажи то, что ты умеешь.
Будто бы поддержав Найт, молодой человек вновь коснулся губами девичьей шеи. Ладонь Джессики медленно и неуверенно заскользила вниз. Чувствуя, как по телу прошлась дрожь, что аж мурашки побежали, Пересмешник тяжело вздохнул, резко выдохнув после через нос, в очередной раз обжигая нежную кожу ведьмы своим дыханием. Когда же тонкие и изящные пальчики коснулись пресса Кристофера, маг лишь тихо прорычал, уткнувшись носом в плечо Джессики, слегка его куснув, вызвав у Найт дрожь по телу. Снова.
you woke the wrong dog
С каждой секундой тело Пересмешника все сильнее напрягалось, и девушке приятно было думать, что она всему виной. Она тихо постанывала в ответ на любую ласку мага, но и он не оставался в стороне, иногда приглушенно и гортанно рыча. Ведьма слабо улыбалась, обнимая парня, иногда, если удавалось, целуя его, скользя руками по его сильному телу. Блондин, кажется, совершенно потерял над собой контроль, он жадно целовал Джесс, будто пытаясь поглотить ее. И, черт, ему это почти удавалось!
Однако скоро ситуация изменилась. Когда Кристофер, легко улыбаясь и восхищенно глядя на пленницу, отстранился, девушка неосознанно потянулась за ним, протестующе застонав. Но вскоре ее недовольство сменилось крайним удивлением и даже немалой долей смущения. Маг как-то поменял их местами. Буквально. Теперь он лежал на плите, а жертва восседала на нем, чувствуя, как щеки окрашивает яркий румянец. Пересмешник взял Найт за запястье, притягивая к себе и восхищенно улыбаясь, его свободная рука скользила по талии, и Джесси привычно застонала, уткнувшись носом в плечо парня. Его же руки будто продолжали направлять ведьму. Они то и дело забирались под бюстгальтер, ловко орудуя там, и девушка отчаянно выгибалась, сидя на блондине и чувствуя, как начинает задыхаться от смущения. Горячая ладонь легла на грудь колдуна, и брюнетка почувствовала сильное, но ускоренное сердцебиение. Ей было приятно, что она так действует на колдуна.
- Ты прекрасна. И я буду это повторять. Давай, покажи то, что ты умеешь. - Пересмешник прожигал восхищенным взглядом губы девушки, будто надеясь, что она чуть-чуть приблизится к нему и они сольются в жарком поцелуе, испепеляющем их. Джессика игриво улыбнулась, по-прежнему чувствуя румянец на щеках, и ее рука несмело скользнула вниз, очерчивая контуры каждого "кубика" на прессе парня. Он глухо застонал, и пленница, нагнувшись, отчего ее длинные волосы защекотали грудь парня, легко коснулась губ его щеки. Маг разочарованно зарычал, повернул голову - но брюнетка, хихикнув, отстранилась, подув на ухо блондина и вновь заставив его приглушенно зарычать. Кристофер, кажется, уловил суть игры, усмехнулся и, притянув к себе Найт за запястья, впился в ее губы требовательным поцелуем. Девушка тут же ответила, прикрыв глаза и отдавшись воле страсти. Несмотря ни на что, маг не собирался сдавать позиции и все еще считал себя доминирующим. Юная ведьма улыбнулась сквозь поцелуй, почти непроизвольно двинув бедрами, отчего парень резко прервал поцелуй и тихо застонал.
- Не делай так, - предупредил он, его глаза опасно сверкнули, но видно было, что он лишь пытается запугать пленницу (или уже не пленницу?), что ему это доставляет запретное удовольствие.
- Как? - широко улыбнулась Найт, на этот раз намеренно двинув бедрами. Пересмешник вновь застонал, сжав руки в кулаки.
Решив пока не издеваться над магом, Джесс принялась покрывать шею своего бывшего мучителя мимолетными поцелуями, иногда прикусывая кожу, оставляя на ней красные следи. Кажется, ведьмой сейчас владело то же желание, что и Кристофером: показать, что он - ее собственность. Но как же девушка ошибалась... Она по-прежнему была жертвой, а он - хищником, и ведь неважно, кто сейчас "лидирует". И парень доказал, что он главный: смело запустил руку под чашечку бюстгальтера и провел ладонью в опасной близости от груди. Ведьма тут же громко застонала, кровь к щекам прилила с новой силой. "Что же он делает..." - мысленно просипела эта чертовка, руками водя по его сильному телу. Наконец ее пальчики коснулись бляхи ремня, и маг напрягся всем телом, внимательно следя за действиями пленницы и продолжая ласкать ее грудь. Ведьма еще раз что-то невнятно простонала, продолжая бороться с ремнем черных брюк. Кое-как расстегнув бляху, Джесси быстро, но неуверенно коснулась ширинки, стаскивая брюки вниз и продолжая осыпать тело мага легкими поцелуями. Кристофер тихо застонал и провел рукой по бедру девушки, отметив для себя, что оно по-прежнему обтянуто кожаной тканью брюк. Парень недовольно посмотрел на черный атласный бюстгальтер.
- Это нечестно. Сними его, - потребовал он, кивая головой на предмет нижнего белья.
- Что? - Джессика мгновенно оробела, смущаясь и отворачиваясь, избегая прожигающего взгляда мага. - Но я...
- Сними, - вновь повторил колдун настойчиво, его голос дрожал от возбуждения, - или это сделаю я.
Густо краснея, Найт завела руки за спину, перебрасывая волосы вперед, и расстегнула бюстгальтер. Пересмешник напряженно наблюдал за действиями ведьмы, пожирая ее голодным взглядом. По-прежнему смущаясь, девушка бросила на траву деталь нижнего белья и слегка опустила голову. Блондин недовольно цокнул языком. - Волосы, - напомнил он.
Колдунья вспыхнула и завела длинные черные пряди за спину, боясь взглянуть в глаза парню. Кристофер восхищенно вздохнул, его взгляд оценивающе скользил по телу брюнетки, запоминая каждую выпуклость.
- Боги, - наконец, не выдержав, простонал он. - Ты так красива...
Сгорая от смущения, Джессика посмотрела в глаза Пересмешника и увидела, что он говорит на полном серьезе. От этого она еще больше стушевалась.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
Девушку явно забавляла сложившаяся ситуация, однако, румянец с её щёк не сходил, выдавая смущение. Пересмешник усмехнулся, выжидая момента, когда Джесс наконец приблизится к нему и поцелует. Но ведьма этого, кажись, делать не собиралась. Она водила своими пальчиками по прессу мага, словно очерчивая ими "кубики" пресса юноши. Но терпение Кристофера было не вечным. Однако молодая ведьма подгадала момент и, приблизив своё лицо к лицу Пересмешника, поцеловала его. Но не в губы, как того желал блондин, а всего лишь в щёку. Разочарованно и тихо прорычав, Крис немного повернул голову, подставляя девушке именно свои губы. Но та, хихикая, лишь подула Пересмешнику на ухо, вызвав у юноши ещё один полу-стон или полу-рык. Эта ведьма явно заигрывала с магом. И правила игры Пересмешнику пришлось принять. Он, осторожно взяв за руку Джесс, притянул её к себе и жадно поцеловал, вновь увлекая ведьму в этот вихрь чувств.
Казалось, что это может длиться бесконечно. Эти секунды, растянувшиеся для юноши в минуты, а то и в часы, дарили магу поистине прекрасные ощущения. Он чувствовал себя спокойным, расслабленным и кому-то нужным. Наконец-то! Но внезапное движение Джессики на Пересмешнике заставило его вздрогнуть, простонав. Тело вздрогнуло, а по коже словно ток пропустили. Поцелуй был прерван. А Кристофер явно недоволен.
- Не делай так, - нарочито строго проговорил юноша, смотря на свою жертву. В алых глазах промелькнула угроза, но лишь для того, чтобы подобного не повторилось. Хотя, признаться, Пересмешнику хотелось такого ещё раз. Это ощущение было не с чем сравнить. Настолько приятно было и хорошо, что хотелось прикрыть глаза и чувствовать, чувствовать, чувствовать...
- Как? - ещё одно точно такое же движение, но уже явно специально сделанное. По телу Пересмешника побежали мурашки. Низ живота сковало возбуждение, от чего магу было даже немного проблематично дышать. Простонав в очередной раз, блондин сжал руки в кулаки, недовольным взглядом пиля ведьму.
Видимо, решив загладить свою вину, Джессика стала нежно целовать шею Криса, изредка покусывая кожу, оставляя на ней красноватые метки. Маг от удовольствия аж глаза прикрыл, поглаживая пленницу по талии и явно намереваясь залезть ладонью под элемент нижнего белья девушки. Не церемонясь, в общем-то, блондин это и сделал, нагло запустив руку под бюстгальтер Найт, заставляя ту ещё сильнее покраснеть от смущения, но, однако, не прекращать свои сладкие пытки. А в это время Пересмешник довольствовался прикосновениями к упругой груди ведьмы, которую всё равно было довольно трудно трогать, ибо этот чёртов бюст мешал! Громкие стоны девушки всё же заставляли Пересмешника радоваться и чувствовать себя на этой "вечеринке" главным. Ручка Джессики коснулась ремня Кристофера. Теперь юноша выжидал того, что будет. Ведьма не спешила, но и нельзя было сказать, что медлила. Наконец, изредка целуя шею Пересмешника, девушка расстегнула ремень и принялась стаскивать с юноши брюки. В ответ на подобное действие рука мага соскользнула на бедро ведьмы, после чего Крис нахмурился, явно недовольный тем, что кожаная материя не очень-то "радует" ладонь. Затем этот недовольный взгляд сместился на черный "верх" Найт.
- Это нечестно. Сними его, - почти что приказал Пересмешник, не желая слушать отказов. Поэтому, как только Джесс захотела устроить протест, маг грубо перебил её: - Или это сделаю я.
Девушка таким поворотом событий не очень была довольна, но, покорно склонив голову, завела руки за спину, перебросив волосы вперёд, и расстегнула свой бюстгальтер. Пересмешник же с интересом за этим наблюдал, облизываясь. Однако взгляд был явно голодным, а сам Крис - напряженным. Конечно, как тут не побудешь в напряге?
- Волосы, - всё тем же тоном произнёс маг, когда посмотрел на то, как длинные темные волосы скрывают от его глаз грудь ведьмы. Джесс и это не понравилось, но она, однако, послушно убрала волосы назад, пряча свой взгляд. Пересмешник, пораженно-восхищённо уставившись на тело своей пленницы, сглотнул, тяжело вздохнув. Наконец, не выдержав, блондин почти что простонал: - Боги, ты так красива...
Взгляды молодых людей встретились. Джессика явно засмущалась, увидев, с каким восхищением на неё смотрел Пересмешник. И каким серьёзным тоном всё это сказал. Не желая больше держать себя в руках, блондин притянул к себе девушку ещё на немного, вовлекая её в новый поцелуй, а мужская рука тем временем исследовала упругую грудь, которую теперь без проблем можно было коснуться. Тело ведьмы вздрагивало, дрожало, а с губ ведьмы слетали стоны сквозь поцелуй, но Пересмешник ни в какую не останавливался, продолжая ласкать грудь пленницы, временами пальцами начиная теребить уже набухшие соски Найт.
- Нет, они мне уже осточертели, - разорвав поцелуй и на время оставляя грудь ведьмы в покое, пробубнил Крис, опустив взгляд на кожаные штаны девушки. Найт вновь смутилась, и это милое смущение не ускользнуло от взгляда Пересмешника. Он, усмехнувшись, ещё раз подарил Джесс поцелуй, а затем его руки скользнули к застёжке девичьих брюк. Колдунья запротестовала вновь, но Крису было всё равно. Ему надо было - он сделает это. Когда же Джессика начала уже откровенно мешать Пересмешнику, распуская руки, он, шикнув словно напуганный кот, дёрнулся и (наконец-то!) справился с застежкой. Найт застыла в недоумении, поражаясь такому... детскому поведению. Она даже толком опомниться не успела, а Кристофер уже почти что стащил с девичьего тела ещё одну деталь одежды.
- Нет!.. - чуть ли не вскрикнула Джесс, пытаясь остановить Пересмешника. - Пр...Прекрати!
Но маг и не старался слушать пленницу, стаскивая с неё брюки. Наконец-то и они были сняты, а девушка теперь осталась почти в чём мать родила. Снова щёки залил румянец. Пересмешник улыбнулся, возвращаясь к своему излюбленному делу - дразнить Джессику. Вовлекая её в очередной поцелуй, терзая податливые губы, Кристофер вновь положил одну свою шаловливую руку на правую грудь ведьмы, а другую - на низ живота. Девушка вздрогнула и глухо простонала, когда холодная ладонь мага коснулась её.
- Дальше лучше будет, - попытался обнадёжить Пересмешник, поглаживая низ живота девушки, другой рукой мучая девичью грудь. Джессика же, извиваясь на Пересмешнике и постанывая сквозь поцелуй, жмурила глаза, испытывая почти такое же удовольствие от прикосновений блондина, какое и блондин испытывал от прикосновения к прекрасному и такому манящему телу.
you woke the wrong dog
Хоть Пересмешник находился сейчас под девушкой, но все же он продолжал "руководить" процессом. И Джесс это не совсем нравилось. Лукаво улыбнувшись, она вновь и вновь целовала крепкое тело мага, скользя по губам, коже. Парень тихо стонал, рычал, вздрагивал, кажется, ему хотелось явно большего. Но ведьма пока не была готова к такому развитию событий. Она растворялась в любых прикосновениях блондина, ее тело пылало и послушно льнуло к телу красноглазого, даря ему блаженные стоны и тихие, томные вздохи. Пленница почти жалобно заскулила, когда рука колдуна коснулась ее обнаженной груди, и выгнулась ему навстречу, забыв, что хотела взять инициативу в "процессе" на себя. Это же... несправедливо... мысли ее отчаянно путались.
- Нет, они мне уже осточертели. - Колдунья протестующе всхлипнула, когда парень прервал поцелуй и начал стаскивать с нее брюки. Юная особа сжалась, не позволяя магу закончить начатое. Она вдруг осознала, к чему все это ведет. И она по-прежнему была в плену своих чувств, по-прежнему отчаянно жаждала продолжения, но понимать это умом и видеть прелюдию наяву - разные вещи. Джессика тщетно пыталась удержать сильные руки парня.
- Нет!.. - громко воскликнула она. - Пр...Прекрати!
Блондин что-то несогласно буркнул и рывком стянул брюки с пленницы, оставив ее в одном только нижнем белье, и то без "верха". Джесси, густо краснея, попыталась прикрыться руками, но Кристофер мягко перехватил ее запястья, привлекая к себе податливое тело брюнетки, и утонул с ней в очередном поцелуе, полном страсти и даже нежности, что немало удивляло парня. Он был по-детски счастлив, когда понимал, что уже ничто не удерживает ведьму, но она по-прежнему с ним. Обнимает его. Целует. Ласкает. Маг собственнически зарычал сквозь поцелуй, скользя пальцами по груди жертвы. Найт тихо стонала, ее тело начало предательски дрожать, но это было ничто по сравнению с тем, что ее ждало дальше. Рука Пересмешника коснулась низа ее живота, задевая трусики, и принялась поглаживать чувствительную кожу. В голове ведьмы будто взорвался яркий белый свет, она протяжно заскулила, подчиняясь и чувствуя, что вся горит. Низ живота напрягся, посылая разряды электрического тока по всему телу, она безумствовала, сидя на маге и раскачиваясь из стороны в сторону, ерзала, двигая бедрами, заставляя и колдуна страстно рычать. Не прерывая своей сладкой пытки, парень привлек ее к себе и вновь жарко поцелуй, чувствуя мгновенный отклик девушки. Джесс вцепилась в плечи Кристофера, жалобно вздыхая, отчего тело мага напрягалось еще сильнее. Мыслимо ли - одними стонами доводить его до такого исступления!
- Дальше лучше будет, - тихо пообещал колдун, собираясь вновь нависнуть над пленницей и смять всякое ее сопротивление, которого, впрочем, и так не было, подмять красавицу под себя, доказывая, кто здесь главный. Он и почти это сделал, если бы не одно "но": жертва, негромко постанывая и жмурясь от удовольствия, из последних сил надавила на плечи Пересмешника, прижимая его спиной к холодной плите. Он вздрогнул и несогласно зарычал, его рука замерла, а потом неуверенно скользнула под тонкую материю, что осталась из одежды на теле брюнетки. Найт громко вскрикнула и схватила блондина за руку.
- Нет... - прошептала она, задыхаясь от смущения и возбуждения, - не надо...
Кристофер остановился, будто мучительно над чем-то раздумывая, потом с сожалением качнул головой:
- Все будет хорошо... - пробормотал он, кусая мочку уха Джессики. Ведьма заскулила, когда маг аккуратно перевернул ее, подминая под себя и нависая сверху, его сильная рука уверенным движением раздвинула ноги пленницы, заставляя ее изгибаться, и зафиксировала бедра.
- Нет! Нет! - простонала колдунья, одолеваемая прошлым. Внезапно что-то всплыло в ее сознании. Когда-то давно, очень давно, один парень вот так же ласкал ее в низу живота, и эти воспоминания были мучительны для нее. Они жгли сознание, разум бился в агонии, потому что вспоминал то, что было запечатано пентаграммой на шее. Девушка умоляюще посмотрела на парня, едва не плача. - Пожалуйста... - прошептала она, кусая нижнюю губу. - Не н-надо...
По щеке скатилась одинокая слезинка, блондин тут же склонился над брюнеткой, нежно обнимая и целуя веки, будто не в силах сдержать рвущуюся наружу нежность.
- Что случилось, малышка? - Девушка лишь помотала головой. Как можно рассказать о том, в чем не уверен и чего не помнишь?
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
Попытавшись подмять ведьму снова под себя, Кристофер явно был удивлён тем, что девушка стала сопротивляться. Вроде бы сейчас не случилось ничего такого, что могло напугать. Или случилось?.. В любом случае, Пересмешник не желал терпеть ничего подобного, поэтому стал приподниматься, но Джессика, жмурясь и соблазнительно постанывая от наслаждения, надавила своими ручками на плечи Криса так, что тому ничего не оставалось, кроме как вновь лечь на спину, соприкасаясь холодным телом с не менее холодной каменной плитой. Но так всё оставлять маг не собирался, протестующе прорычав. Но в голове блондина созрел довольно удачный план. Рука юноши замерла, а ведьма продолжала прижимать своего мучителя к шероховатой поверхности плиты. Через мгновение, похотливо облизнув верхнюю губу, Пересмешник коснулся Джесс ещё чуть ниже живота, вынуждая ведьму громко вскрикнуть. Но маг явно не ожидал такой дальнейшей реакции. Он рассчитывал на что угодно, но не на это. Хотя, может, в Найт засел страх, что до этого момента просто не желал показывать себя?
- Нет... - жалобно прошептала колдунья, схватив Пересмешника за запястье. Парень недоумевал. - Не надо...
Кристофер всё же перестал крушить сопротивление своей пленницы. Только с неким недовольством посмотрел на неё, над чем-то задумавшись. Маг не мог понять одного - причины. Что заставило Джессику так резко оттолкнуть его, вновь демонстрируя свой испуг. Ты же не боялась меня. Ты же была, наоборот, довольной. В алых глазах блондина отразилась печаль. Затем он, покачав головой, тихо, словно успокаивая, произнёс:
- Все будет хорошо... - касаясь губами ушка ведьмы, Пересмешник осторожно начал переворачивать девушку, тем самым пытаясь вновь оказаться сверху. Найт заскулила, совершая слабые попытки противостоять. Но Крис был сильнее. Не желая больше медлить, Винсент одной рукой раздвинул ноги ведьмы, мельком взглянув на испуганное личико Джесс. Она почти что плакала, постанывая и изредка вздрагивая то ли от холода, то ли от возбуждения.
- Нет! Нет! - сорвался очередной стон с губ Джесс. - Пожалуйста... Не н-надо...
Тело Кристофера напряглось. Низ живота ныл тугой болью. Но юноша, приподнявшись, аккуратно обнял пленницу, будто бы куклу, которую боится разбить, и стал покрывать легкими поцелуями лицо ведьмы. Найт снова плакала, но не так сильно. Скорее, рыдала сейчас её душа, а не она сама. И блондин, опять же, ощущал это. Ему становилось плохо. Казалось, что сейчас маг попросту забирает половину плохих эмоций у Джессики, но от этого ей легче не становилось. Пересмешник даже растерялся. Что он мог сделать? Ничего. Он толком и понять не мог того, что творилось с девушкой.
- Что случилось, малышка? - словно разговаривая с маленьким и беззащитным ребёнком, тихо поинтересовался Крис. Джессика ему не ответила, лишь мотая головой. Юноша вздохнул, продолжая всё так же бережно обнимать ведьму. Ему на какой-то миг захотелось прямо здесь и сейчас начать защищать Найт от всех невзгод, от всей грусти и всего такого прочего, что могло ранить её. От подобного сердце Пересмешника пропустило один-два удара, после забившись в ещё более ускоренном ритме. Неужели эти мысли посещают сейчас именно его голову?
- Кристофер... - вздрагивая, прошептала Джесс, обрывая цепочку мыслей молодого человека. Он, взглянув в глаза пленницы, выжидал продолжения фразы. Но продолжения не последовало. Вместо этого Найт снова залилась слезами, прикрывая своими ладошками лицо. Крис, нависая сверху, вновь тяжело вздохнул, проведя правой рукой по подрагивающему плечу ведьмы.
- Я не сделаю тебе больно, не бойся, - прошептал на ухо девушке Пересмешник, скользя другой рукой по талии Джессики и ниже, задевая единственный элемент нижнего белья, что остался на девичьем разгоряченном теле, пальцами. Найт всхлипнула, не убирая руки от лица. - Прекрати, пожалуйста... Мне трудно смотреть на тебя всю в слезах.
И это было правдой. Хоть Крис упрямо и продолжал говорить сам себе о том, что это всего лишь последствия возбуждения, всё так же тугим узлом сковывающее низ живота и пах юноши. Это они просто-напросто вызвали эту слащавую нежность. Но... так ли это было в действительности? Блондин прикусил нижнюю губу, поглаживая одной рукой девушку по телу, а другой зарывшись в темные волосы, перебирая своими прохладными пальцами пряди волос Джессики.
you woke the wrong dog
"Не надо! - будто пытались сказать ее глаза, сама она испуганно дрожала, перед мысленным взором мелькали ужасные картинки из прошлого, которые девушка просто не могла помнить из-за пентаграммы, татуировка наливалась огнем и жгла кожу. Джесс снова застонала, но уже от боли. Одна ее рука потянулась к пентаграмме, будто стараясь уменьшить боль, другой ведьма прикрывала лицо, всхлипывая и стараясь не расплакаться. И почему она не может рассказать обо всем Пересмешнику? Ей казалось, что сейчас он поддержит ее, поможет, успокоит... - Не надо!"
Сердце оглушительно грохотало в груди, отдавая в голове, в ушах звенело, мир перед глазами начал вращаться, и пленница только чудом сохранила сознание. Краем глаза она заметила, что Кристофер беспокойно смотрит на нее, будто хочет помочь, и Джессика была ему благодарна за молчаливую поддержку, хоть и не понимала образа мыслей парня. То он хочет убить ее, то заявляет, что она принадлежит ему и только ему... Но сейчас юной особе нужна была любая помощь.
- Кристофер... - тихо простонала жертва, когда рука мага вновь заскользила в опасной близости от трусиков, задевая тонкую материю. Тело предательски дрожало, губы тряслись, глаза испуганно смотрели на колдуна, в его лице, суля по всему, видя совершенно другого парня. Колдунья вновь всхлипнула, вытирая слезы и отворачиваясь, боясь, что по взгляду Пересмешник все поймет и возненавидит ее за слабость и трусость.
Но Кристофер отреагировал совершенно иначе. Вместо того, чтобы возненавидеть свою партнершу, он нежно обнял ее, зарываясь рукой в темные волосы и ласково теребя длинные пряди, пропуская их между пальцами.
- Я не сделаю тебе больно, не бойся, - прошептал парень, лаская пальцами разгоряченную кожу. Джессика вновь всхлипнула, еще сильнее прижимая руку к пентаграмме. Шею нестерпимо жгло огнем, по-прежнему блокируя воспоминания. - Прекрати, пожалуйста... Мне трудно смотреть на тебя всю в слезах.
- Не надо... - тихо попросила брюнетка надломленным голосом. - Не рукой...
Последняя фраза повергла Пересмешника в шок, он ошарашенно и растерянно смотрел на свою пленницу. Почему ее голос звучит так слабо и кажется таким беззащитным? Кристофер вновь обнял ведьму, шепча что-то ей на ухо. Его глаза, продолжавшие жадно скользить по телу Найт, вдруг заметили, что девушка отчаянно вцепилась пальцами в пентаграмму, почти до крови. Это привело его в бешенство. Судя по голосу юной особы, эта татуировка причиняла ей сильную боль. Боль!
Джесси с силой кусала губу, пытаясь не расплакаться, и все время отворачивала лицо от Пересмешника, всхлипывая. Но парень вдруг осторожно удержал ее за плечи, приблизился к ее лицу, осушил слезы поцелуями и нежно прикоснулся к ее губам своими. Именно нежно, сейчас в каждом его движении сквозили искренняя забота и беспокойство. Девушка широко распахнула глаза, неуверенно обняла мага за шею и так же неуверенно ответила на поцелуй, чувствуя успокаивающие поглаживания Кристофера по лицу. Пленница вновь начала постепенно расслабляться, забываясь и теряясь в неспешной ласке, доводившей ее до безумия, пальцы колдуна медленно коснулись пентаграммы, вызвав в теле предательскую дрожь, татуировка внезапно налилась холодом и перестала жечь нестерпимым огнем шею жертвы. Брюнетка окончательно расслабилась, благодарно простонал, обвивая шею парня руками и сильнее прижимаясь к нему, доверчивее. Ее уста приоткрылись, и юркий язык блондина тут же скользнул внутрь, заставив ведьму тихо замычать от легкого удивления и удовольствия. Оказывается, Пересмешник может быть таким нежным...
Джессика чувствовала, как ее грудь плотно прижимается к его груди, губы к губам, тело льнет к телу, и отчаянно краснела от всего этого. "Нет, - твердо ответило ее сознание, - он не такой. Пересмешник не причинит мне вреда, и он не заставит тебя отдаться ему силой, что бы он ни говорил". Брюнетка поддалась на уговоры и, прикрыв глаза, позволила магу любую вольность, чем он пока не спешил воспользоваться. Видимо, боялся, что Найт снова начнет сопротивляться. Однако как объяснить свой страх, если сам точно не понимаешь его природу и когда он никак не связан с тем, кто так нежно целует ее сейчас? Девушка была в отчаянии, что не может рассказать всего парню, но, по-видимому, это был только ее крест. Ей самой придется со всем справляться.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
- Не надо... - сиплым голосом простонала ведьма, продолжая прикрывать своё лицо. - Не рукой...
Последняя фраза Джесс повергла Пересмешника в немой шок. Однако маг отошёл от него быстро и без последствий, вновь прильнув к пленнице, шепча ей на ухо успокаивающие слова, нежно обнимая. Но взгляд Пересмешника всё равно желал другого. Да что там взгляд... Тело Кристофера хотело совершенно иного, нежели того, чего хотел сам разум юноши. Скользя по девичьему телу, запоминая каждую выпуклость и изгиб, алые глаза заметили то, как сильно ведьма вцепилась в свою татуировку на шее, что явно доставляла Джесс неудобства. Нет, она доставляла Найт боль. Зрачки Пересмешника расширились, откликаясь на приглушенный крик безумия, что сидело глубоко внутри, присмиревшее благодаря Джессике.
Молодой маг, несколько секунд молча наблюдая за мучившейся Найт, не выдержал и аккуратно взял девушку за плечи, притянув к себе. Нежными поцелуями Пересмешник стёр с лица ведьмы слёзы, а затем, улыбнувшись своим мыслям, наконец прикоснулся уже и к губам Джесс, увлекая девушку в очередной "танец". Во время поцелуя, стараясь быть предельно нежным и не грубым, ладонью маг поглаживал Найт по лицу, успокаивая. Спустя некоторое время, когда Джесс уже немного расслабилась, Пересмешник пальцами коснулся пентаграммы на шее девушки. Ведьма задрожала, а в мозг Крису, словно раскалённой и ржавой иглой, проникла боль. Юноша не закричал только потому, что этого делать было нельзя. Он не имеет права показывать Джессике на то, что, вот, погляди, как я расплачиваюсь за то, что прекратил твои мучения, вызванные этой татуировкой. Нет, он не хотел, чтобы Найт осознала подобное. Он всего лишь хотел видеть девушку, которая наслаждается, а не кривит от боли лицо. В благодарность же, простонав, Найт ещё сильнее прижалась к телу Криса, обвивая своими руками его шею. А боль всё продолжала нарастать в теле Пересмешника, но он, будто вовсе её игнорируя, вместо того, чтобы извиваться на каменной плите от мук и истошно орать, вновь увлёк свою пленницу во всепоглощающий и нежный поцелуй.
Было ощущение, что Крису всё ломают и раздирают изнутри. Ломают кости, сдавливают органы, режут их... В глазах то темнело, то вновь становилось ясно. Видимо, это было наказание за то, что маг дотронулся до пентаграммы Джесс и сбил поток темной магии, что пронзала болью тело девушки каждый раз, когда та что-то вспоминала. Символ, который наносится на кожу, блокируя какие-то определённые воспоминания, - страшная вещь. Этот знак юноша уже видел когда-то. Поэтому он был готов к таким последствиям. Ублюдки. Промелькнуло в голове Пересмешника, когда боль снова и снова стала нарастать. И это обращение было явно в адрес того, кто когда-то посмел поставить эту метку именно на Найт.
Сдавленный крик слетел с губ Пересмешника, но юноша тут же издал и стон удовольствия. В общем-то, они похожи, поэтому Джессика не смогла бы ничего заподозрить. Тело молодого мага задрожало. Казалось, что сейчас Крису придётся выплюнуть своё собственное сердце. То, что больше всего подверглось мукам. Боль становилась всё сильнее, вынуждая Пересмешника изредка подрагивать и еле слышно постанывать от боли, но это всё парень старался скрыть, делая вид, что это всего лишь... возбуждение? Его, кстати, маг тоже ощущал, его не заглушила эта яростная волна боли. Но, однако, в голове предательски гудело, а в глазах всё расплывалось. Пересмешник, отстранившись от лица Джесс, спустился к ключицам девушки, немного подрагивающими руками начав ласкать грудь пленницы вновь. Он хотел, чтобы Найт была спокойна.
Ещё одна нахлынувшая волна боли, иглой вонзившаяся в мозг молодому человеку. Пересмешник зажмурился, всё так же пытаясь подарить Найт свои ласки, что ему весьма неплохо удавалось даже при таких обстоятельствах. Пленница извивалась и стонала, покусывая свои губы, на которых до сих пор остался привкус сладкого поцелуя. Больше не имея возможности выдерживать эту боль, Пересмешник вновь крепко обнял Джессику, впиваясь в её губы снова тем поцелуем, что был в первый раз: грубым и жадным, даже не нежным. Девушке явно это не понравилось и она, изогнувшись, слегка оцарапала своими ноготками спину мага в районе лопаток. Юноша вздрогнул и от дикой боли внутри своего тела, и от подобного действия со стороны Джесс. Разорвав поцелуй так же резко, маг уткнулся носом в шею Найт, тяжело дыша. Ведьма была в недоумении. Пересмешник издал протяжный стон тогда, когда новая волна его накрыла, и он, прогнувшись в спине, вцепился в Найт. Знак на груди Пересмешника раскалился, но благо тела волшебников соприкасались не так плотно в данный момент. Иначе бы ожог для Найт был неизбежен.
- Да что ж... - не договорив, прохрипел Пересмешник, ослабляя свою хватку, высвобождая Найт из своей стальной хватки, но до сих пор не упуская. Прорычав, юноша подался чуть вперёд бёдрами, тем самым коснувшись своим напряжённым органом сквозь полу-снятые брюки самого сокровенного места Джесс. Ведьма, изогнувшись, почти что прокричала. Ещё раз издав подобие рыка, Пересмешник начал жадно покрывать шею ведьмы жесткими поцелуями, то прикусывая нежную кожу, то в очередной раз проводя по ней языком. Тело пленницы извивалось под Пересмешником, явно испуганное таким странным поведением. Глаза молодой маг старательно прятал от Найт. В них сейчас было самое настоящее безумие, в котором можно потонуть с головой... и больше никогда не вернуться. Боль потихоньку утихала, но ласки юноши продолжались. Уловив момент, маг снова чуть двинул бёдрами вперёд, коснувшись Джессики. И снова протяжный стон удовольствия. Но что-то явно было не так...
you woke the wrong dog
Когда боль исчезла, девушка расслабилась и выдохнула, благодарная Пересмешнику за то, что исцелил ее. Исцелил?.. Но... как?.. Пентаграмма снова вспыхнула болью, когда Джесс что-то вспомнила, ее глаза расширились, и она дико вскрикнула, рванувшись из пока нежных объятий парня. В ее сознании всплыло яркое воспоминание...

***

Юная, симпатичная девушка лет семнадцати, с длинными иссиня-черными волосами и яркими глазами цвета предгрозового неба, хрупкая и невысокая, сидела в кабинете главного здания ведьм и внимательно слушала своего учителя, что что-то рассказывал об особенностях нательных татуировок, но маленькая ведьма лишь вполуха слышала, что говорил ее гуру, она завороженно осматривала... его тело. Эти рельефные мышцы, это сильное, высокое тело, эти губы, глаза... Сейчас она, например, отчетливо видела ярко сияющий взгляд Картера - ее учителя, но, как только пыталась сохранить этот образ в памяти, что-то мешало ей, и Джесс уже не помнила, какого цвета у него глаза. Юная колдунья потерла лоб и еле заметно нахмурилась, погруженная в свои мысли.
- Джессика, ты запомнила, что я рассказал? - строго спросил учитель, поднимая голову и не сдерживая улыбки. - Ты меня совсем не слушаешь! - всплеснул он руками.
- Неправда! - возмутилась брюнетка, чувствуя, как щеки заливает румянец. - Я все запомнила!
- И о чем же я рассказывал? - мягко улыбнулся Кай, отчего по телу девушки прошла слабая дрожь предвкушения.
Ведьма чуть помедлила, потом начала пересказывать:
- Магические нательные татуировки опасны тем, что их свойства нельзя подавить. Существует три вида татуировок: ментальные, ограничивающие и усиливающие. Первый вид самый опасный, так как они способны воздействовать на ментальную составляющую человека, блокируя либо его память, либо его сознание, снижая работоспособность мозга и подпитываясь сильными эмоциями человека. Второй вид татуировок не может подавить полностью разум, силу, память, в отличие от ментальных, они лишь ограничивают деятельность всех органов. Усиливающие татуировки способны повышать любые показатели человека: его физические силу, скорость, работоспособность мозга, память, рефлексы. Следует быть осторожными с ментальными татуировками, так как, попытавшись что-то вспомнить (если тату блокируют память), человек испытывает дикую боль, которая усиливается по мере появления отдельных, разрозненных воспоминаний. Такую боль не сможет подавить ни один маг, ее способен поглотить только опытный медик, достигший ступени Магистра. В противном случае боль перекинется на того, кто попытается облегчить страдания мага.
- Браво... - слабо улыбнулся учитель и вдруг резко подался вперед, оказавшись совсем рядом с девушкой. Джессика вздрогнула и потупила взгляд. - Скоро... - Картер приподнял личико своей ученицы за подбородок и внимательно посмотрел в ее глаза, поглаживая большим пальцем красиво очерченную линию губ. Ведьма вздрогнула и нервно сглотнула. - Завтра, завтра ты станешь настоящей ведьмой. И... ты согласна, если я лично проведу обряд инициации?
Девушка понятия не имею, о каком обряде говорил учитель, ведь его суть обычным ученикам не пояснялась. Они все узнавали по факту. И ведьму будоражила идея, что обряд инициации проведет этот красивейший парень с мягкими волосами и бледно-голубыми глазами, которые обещали ей все грехи Ада...
Джесс смогла лишь кивнуть...


Это яркое воспоминание за секунду промелькнуло перед глазами, и девушка вновь закричала от тупой боли в шее, методично точившей ее изнутри. Как она могла забыть об этом?! Пентаграмма - ментальная татуировка, ее не снять просто так, и она блокирует ее память! Колдунья тихо застонала от грубого поцелуя парня, приведшего ее в чувство, и вонзила ноготки в спину Пересмешника, на уровне лопаток. Маг будто озверел, сейчас он был похож на того безумца, которого ведьма встретила в лесу. И это пугало ее. По-настоящему пугало. И тут Джессика все поняла. Кристофер забрал ее боль и обезумел!
Зрачки девушки пораженно распахнулись, она почти вскрикнула, когда напряженный пах парня коснулся ее внутренней стороны бедра через полуспущенные брюки. Она выгнулась навстречу, закусив губу, а дикая боль в татуировке лишь усугубляла ситуацию.
- Да что ж... - прохрипел блондин, намеренно опуская голову и снова начав ласкать жадными руками грудь брюнетки. Найт жалобно всхлипнула, ее мучитель стремительно подминал под себя ее волю, и пленнице, если она хочет спасти Кристофера, придется поторопиться. Девушка нащупала под головой спасительный медальон и несильно сжала его, в нее потекло драгоценная магия, и глаза парня широко распахнулись. Он еще раз непроизвольно двинул бедрами, вновь заставив юную особу издать стон наслаждения, но потом она опомнилась и прошептала:
- Посмотри на меня... - Пересмешник упрямо мотнул головой, будто отмахиваясь от ее нежного голоса, однако колдунья не собиралась так просто сдаваться. - Посмотри...
Колдун резко посмотрел на нее, в его глазах тлело безумие, а вокруг начинала формироваться грязно-зеленая аура, свидетельствующая о нестабильности сознания. Взгляд сам собой упал на татуировку на груди мага, и брюнетка все поняла. Он тоже был связан магией нательной тату!
Жертва с силой притянула к себе блондина, глядя в его глаза и продолжая сжимать в другой руке медальон, их губы слились в самом настоящем нежном поцелуе. Зрачки Криса расширились, он попытался рвануться, но внезапно расслабился и сам приник к чувственным губам Найт, обнимая ее одной рукой, а другой сжимая одно ее запястье. Это было не больно, а очень и очень эротично. Медальон, который сначала так недружелюбно реагировал на прикосновения мага, сейчас охотно влил в него небольшое количество своей целительной магии. Боль тут же исчезла, татуировка на груди больше не пылала огнем. Пентаграмма Джесс также больше не полыхала болью. Девушка отпустила медальон и, постанывая от удовольствия, плотнее прижала к себе голову Пересмешника, отчего поцелуй стал глубже, чувственнее. В мозгу с новой силой вспыхнуло желание, и парень не в силах был противостоять ему. Но так уж случилось, что, забрав себе боль пленницы, он невольно связал себя с ней, а потому видел часть ее обрывочного воспоминания. И также Кристофер пытался вспомнить внешность того Картера, дав себе обещание когда-нибудь убить его за то, что тот сотворил с Джесс. А пока... Не разрывая поцелуя, парень полостью лег на девушку, удобно устраиваясь и заставляя брюнетку тихо застонать от удовольствия, потом, когда кислорода стало не хватать, он начал покусывать мочку уха Найт, отчего ведьма заерзала под ним, не осознавая, видимо, что сближает их бедра, и шептать его имя. Последнее особенно заводило мага.
- Не стоило этого делать... - прошептала она, и парень понял, что она имела в виду татуировку.
- Как и тебе... - парировал он, скользя пальцами по груди юной колдуньи. Пленница всхлипнула, слабо выгнувшись.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
Боль уходила, оставляя за собой только мерзкое ощущение пустоты внутри. Пересмешник тяжело дышал, всё так же обнимая Джессику, утыкаясь носом ей в шею. Взгляд продолжал метаться из стороны в сторону - лишь бы не смотреть в глаза ведьме. Если она увидит это, то снова начнёт волноваться, а этого Крису не хотелось, хоть он и наполовину уже потонул в сумасшествии, лишаясь контроля над собственным телом и разумом.
- Посмотри на меня... - тихо попросила Найт, но Винсент и не думал подчиняться. Он лишь упрямо мотнул головой, стиснув зубы, отмахиваясь. Но девушка тоже была не промах, поэтому повторить просьбу она не поленилась: - Посмотри...
Выдержка молодого мага дала сбой. Резко подняв взгляд на Найт, Кристофер всем своим видом говорил: "Ну и что дальше, ведьма? Ты хотела увидеть, так на, получай!" Вокруг юноши начинала потихоньку сгущаться темно-зелёная аура, заявляющая брюнетке о том, что сейчас здравый смысл её мучителя полетит в трубу, а сама она, возможно, погибнет всего лишь от рук какого-то сумасшедшего колдуна, который не в состоянии контролировать свои эмоции. Татуировка на теле блондина обжигала кожу, но не огнём, нет. Холодом! Этот холод со временем стал частью самого Пересмешника, который на данный момент терял самого себя, встречая своё безумие, приближающееся к юноше, идя по красной ковровой дорожке.

***


- Что вы собираетесь делать? - хриплым голоском поинтересовался подросток у какого-то странного на вид мужчины средних лет: с седыми волосами, смешными усами и большими глазами серого цвета, что так выделялись на чуть смуглом лице. Мужчина, взглянув на мальчишку исподлобья, усмехнулся.
- Ничего такого. Тебе же этот рисунок на груди не мешает? - выделив голосом это загадочное "рисунок", вновь посмотрев на мальчика, проговорил он. Кристофер, недоумевая, уставился на мужчину. Почему-то в мальчишеской памяти сразу всплыло имя "Джек". Мысленно пожав плечами и разведя руками, Винсент принял решение - этого человека и зовут Джеком. Понимая, что на вопросы положено отвечать, Крис это и сделал:
- Да нет, вроде. А что это вообще за странный символ? - хлопая глазками, изрёк мальчик. Джек отвёл глаза, разворачиваясь. Кристоферу это не очень понравилось. - Эй, стойте! Ответьте мне!..
Послышался звук закрывающейся металлической двери. Подросток вздрогнул, осознавая тот факт, что он остался один-одинёшенек в странной и маленькой комнатке без окон, с облезлыми стенами грязно-серого цвета и с одиноко располагающейся на потолке лампочкой, висящей на каком-то обглоданном проводке. В области груди, казалось, поселилась боль. Да, Крис соврал насчёт того, что ему ничего не мешает, но это было сделано чисто по привычке. Он привык врать.
- Странно, что я не помню всего того, что было вчера, - вздохнув и усевшись в самый угол, сам себе сказал Крис. - А было ли это "вчера" вообще?

***


Осколки воспоминаний порезали сознание Пересмешника. Он чуть ли не взревел. В голове всплыл один из фрагментов того рокового дня, когда и сестра, и мать юноши погибли от его же рук. А затем в памяти появилось лицо отца Кристофера. Пересмешник уже хотел схватиться за голову и закричать, но его остановила Джессика, которая с силой притянула к себе молодого мага за плечи. Взгляды волшебников вновь встретились. В глазах блондина отражалось только безумие, слепая ярость и жажда чьей-либо крови, а в глазах Джесс - недоумение и даже некий испуг. Зрачки молодого мага то расширялись, то сужались. В руках у ведьмы что-то было, но толком увидеть предмет юноша не смог. Джессика прильнула к губам блондина, увлекая своего мучителя в нежный и чувственный поцелуй. Зрачки Винсент в очередной раз расширились, парень даже хотел оттолкнуть от себя девушку, но тут опомнился и, забирая инициативу в свои руки, держа одной рукой Найт за запястье, а другой обнимая ведьму за талию. На момент Пересмешник сжал в своей хватке руку Джесс, но та лишь углубила и без того жадный поцелуй. Медальон же в руке Найт, который и был тем самым предметом, что не смог разглядеть Крис, повёл себя довольно дружелюбно по отношению к светловолосому магу и на этот раз не стал причинять Пересмешнику боль. Оказалось всё наоборот: этот амулет наполовину исцелил блондина, забирая у того негатив и ту темную ауру, оставляя место чистому разуму. Та тупая боль, что вынуждала Пересмешника кричать, исчезла. А вместе с ней погасли контуры татуировки Пересмешника.
Джессика плотнее прижала к себе юношу, не разрывая поцелуя, теряясь в этом безумном вихре страсти. Кристофер тоже не отставал, поэтому лишь сильнее и - более по-хозяйски, что ли, - обнял ведьму. Однако что-то всё равно не давало покоя. Не тугая боль снизу живота, не горящее пламенем желание... Что-то засело в голове молодого мага после того, как безумие отступило от него благодаря магии медальона Джесс. И спустя несколько мгновений, всё ещё не отстраняясь от губ ведьмы, в голове юноши образовалась некая картинка. Воспоминание Найт, что дошло до головы Пересмешника обрывками. Но и этого хватило, чтобы пробудить в юноше ярость, но до сумасшествия дело явно было далеко. Это была ярость, вызванная всем тем, что увидел только что Пересмешник. Объяснить свои чувства он не мог, но зато прекрасно знал одно: отомстить тому, кто надругался на Джессикой, маг просто обязан. Хотя... разве недавно не сам Кристофер был насильником?
- Не стоило этого делать... - проговорила Джесс, наслаждаясь близостью своего мучителя. Пересмешник ухмыльнулся, с довольной физиономией прикусив сначала мочку уха ведьмы, а затем опустившись губами к плечам девушки, нежно их целуя по очереди.
- Как и тебе... - проведя пальцами по груди Найт, заставив ту выгнуться и всхлипнуть, ответил Крис. Приподнявшись, он взял ведьму за бёдра и немного придвинул к себе, вновь соприкоснувшись своей затвердевшей от возбуждения плотью с чувствительной точкой Джесси. Девушка ещё раз простонала, не в силах себя сдерживать. Пересмешник принял это как за сигнал на "старт", издеваясь, прошептав: - Только не убей меня, ладно?
Руки мага заскользили по ногам колдуньи, а затем коснулись сначала внутренней стороны бёдер Найт через тонкую ткань нижнего белья, а после - принявшись уже стаскивать ненужную детальку одежды с безумно соблазнительного тела. Внутри Пересмешника всё пылало огнём. Терпеть сил просто не хватало. Катастрофически!
- Не-е-ет!.. - протяжно простонав в очередной раз, запротестовала Джессика, когда ощутила, как пальцы мага почти уже стянули с неё довольно милые (по-скромному мнению Пересмешника) трусики. - Крис!..
- А ну тс-с... - приставив указательный палец правой руки к влажным губам ведьмы, прошипел Пересмешник. На губах блондина царила коварная улыбочка, а взгляд был просто прожигающим. Найт жалобно застонала, смущаясь до чертиков.
you woke the wrong dog
Форум » Архив » Корзина » Welcome to Hell
Страница 3 из 4«1234»
Поиск: