Чтобы можно было писать в чате нужно войти в свой аккаунт.
Страница 2 из 4«1234»
Архив - только для чтения
Форум » Архив » Корзина » Welcome to Hell
Welcome to Hell
Джесс неспешно готовилась к очередному заданию. На этот раз ей заказали, и за довольно неплохие деньги, убить чудовища, терроризирующего город Квадек вот уже целый месяц. Как же идиот откажется от увесистого мешочка в 500 золотых?! К тому же, этим Джессика зарабатывала себе на жизнь. Она - ведьма-наемница, охотница за головами, как угодно. В свои 22 года она убила уже тысячу монстров и преступников, потерявших хоть какой-то намек на душу и превратившихся в жестоких уродов, убивавших мирных путников. Чем тебе не способ зарабатывать на хлеб?
Так вот, в этот раз ей поручили отправиться в Квадек и уничтожить монстра. Как он выглядел, наниматель уточнять не стал, сказав, что он попросту трясется за свою жизнь и что девушка сразу узнает его, как только увидит. Пусть так, Джесс было все равно. Задаток она требовать не стала, потому что все, что нужно, у нее было с собой. Волшебная веревка, способная спеленать по рукам и ногам любого тяжеловеса, которую нельзя было разорвать ничем, кроме соответствующего заклинания, парные клинки, заряжающиеся от ярости девушки, и мощная магия. Что еще нужно, чтобы устроить показательную охоту на монстра? Пожалуй, только уверенность в себе и своих силах, а это у Джессики присутствовало.
Девушка стянула длинные волосы цвета воронова крыла в обычный хвост, натянула перчатки с обрезанными пальцами, закрепила за спиной мечи, чьи лезвия тускло блестели красным, метательный нож сунула в голенище сапога на невысокой платформе; веревка уже мерно покачивалась на поясе. Девушка накинула куртку, усмехнулась сама себе и, выбежав из гостиницы, побежала вперед, по направлению к городу Квабек. Дорога лежала в равнине, хорошо просматриваемой, но это не беспокоило Джесс. Махнув двумя пальцами, которые сверкнули ядовито-сиреневым цветом, девушка стала невидимой. Прошептав тихое заклинание, подарила себе двадцатиминутное ускорение и побежала. Будь она видимой, обычный человек увидел бы только молниеносный росчерк воздуха, не более. Джессика по себя усмехнулась: "Хорошо быть ведьмой".
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
Пульс грохотал в ушах, в глазах иногда все еще расплывалось, но Джесс ни в коем случае не собиралась сдаваться. Она не проявит слабость перед этим ублюдком! О чем, собственно, девушка и сообщила парню.
- Ублюдок! - В ней клокотала ярость, сумей сейчас наемница воспользоваться клинками, и они были бы заряжены до предела. Клинки!
Когда Пересмешник стал нависать над охотницей, она скрестила острые клинки у него перед шеей, как бы предупреждая, что не стоит врываться в ее личное пространство, при этом глаза ее просто невероятно сверкали.
- Предупреждаю, - тихо прошипела Найт, - еще приблизишься - убью!
Пусть сейчас она отрезана от дара, но в клинках-то магия ярости осталась. И эту магию не высосать, она не по зубам Пересмешнику.
- Я согласен даже на такую роль. Сама встанешь или тебе помочь? Если ты согласна на второй вариант, то я с радостью подам тебе руку помощи.
- Да пошел ты! - разъярилась верховная ведьма, испепелив взглядом своего недруга. Хотя Пересмешнику, кажется, было плевать. В ответ на заявление Джессики он улыбнулся и совершенно неожиданно навалился всем на охотницу, придавливая ее к земле. Сместил ее тело так, что теперь она лежала не на трухлявом пне, а на холодной, отсыревшей земле, и это неприятное ощущение не радовало ее.
- Ты мне нравишься. Пожалуй, убью я тебя позже, а сейчас же я, как истинный джентльмен, должен о тебе, хе-хе, позаботиться!
"Да он что, издевается надо мной?!!" Наемница раздраженно зарычала и, напоминая о своем недобром предупреждении, полоснула парня заряженным магией клинком по щеке. Он вздрогнул и недовольно пригвоздил взглядом девушку к земле. Джесс буквально чувствовала давление чужой власти, попытка подавить ее, сломать... Но она не сдастся, пусть даже для этого ей придется умереть!
- Ничтожество! - выплюнула брюнетка, резко рванувшись вперед и застав парня врасплох. Его нажим чуть уменьшился, и Найт, развивая успех, перекатилась из-под Пересмешника, оказавшись сбоку от него. Тут же вскочила на ноги, но вновь полетела вниз, когда парень пришел в себя и дернул ее на себя. "Проклятье! Ненавижу!"
Теперь, когда у нее не было магии, Джессика чувствовала себя беспомощнее котенка, но все еще продолжала вести отчаянную войну за свою жизнь. Если она умрет, ей будет плевать, что сделают с ее телом, но свою магию она не отдаст никому, тем более этому Пересмешнику. И сейчас ее дар надежно блокирован и от нее, и от него. Блок невозможно сломать. Только если девушка сама, добровольно, пустит себе кровь и произнесет ритуальные слова, тогда и только тогда к ней вернется магия. А до этих пор парень останется несолоно хлебавши.
Зрачки ведьмы пораженно расширились от боли, когда кулак Пересмешника не с полной силой, но довольно ощутимо врезался в ее живот. Девушка тихо вскрикнула, ее руки ослабли, она выронила клинки. Парень потянулся было к ним, но мечи, яростно полыхнув алой магией, просто исчезли, растворившись в воздухе. Найт не смогла сдержать улыбки.
"Мои клинки подчиняются только мне".
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
Пересмешнику определённо нравилась эта молодая ведьма, что так яростно пыталась вырваться на свободу, отчаянно пробуя оттолкнув от себя его. Но тут уже в ход вступало банальное различие в силе. Всё же, как ни крути, а блондин был особью сильного пола, так что, в общем-то, считался кадром посильнее.
- Да пошел ты! - разъярённый возглас Джесс послужил для юноши подобием сигнала на "старт". Пересмешник, улыбнувшись, навалился на свою противницу всем своим весом, чуть ли не вдавливая в землю. Тепло чужого тела, хоть и "приглушённое" одеждой, заставило парня только ухмыльнуться.
Когда же до слуха светловолосого дошло забавное рычание девушки, то тот не смог сдержать улыбки. Однако улыбка продержалась на бледном лице парня не очень долго. На момент щека юноши будто бы загорелась. Боль, словно холодная змея, пробежалась по телу Пересмешника, но тот почти и не обратил на подобное внимание. Сделался только более серьёзнее, уже даже не улыбаясь, вздрогнув. Взгляд алых глаз упёрся прямо в Найт, тем самым не давая ей возможности встать. А девица-то с характером... да и неплохой волей.
- Ничтожество! - снова выкрикнула Джесс, брыкаясь. Как бы то ни было, а юноша потерял не вовремя бдительность, из-за чего молодая ведьма застала его врасплох, кое-как оказавшись уже не снизу, а где-то сбоку от Пересмешника. А затем и вовсе встала на ноги, уже намереваясь сбежать, но блондин вовремя схватил ведьму за ногу, после чего Джесс вновь очутилась распластавшейся на земле. Маг аж ощущал всю ненависть и ярость Найт к своей персоне. Это не могло не радовать!
Однако Пересмешника уже начинала бесить эта возня. Ни к чему бы толковому это не привело. Поэтому, особо не церемонясь, юноша не со всей дури, но и не слабенько зарядил кулаком прямо в живот Найт, заставив ту скрючиться и на момент лишиться возможности нормально вздохнуть. Крик боли вызвал у Пересмешника неоднозначную реакцию. Несомненно, за всё время он довольно много разных криков услыхать мог, но крик этой молодой ведьмы... Это было что-то новое.
- Обычно я девушек не бью, ты уж прости, - во второй раз уже извинившись, отдышавшись, проговорил Пересмешник, уловив момент и уже было потянувшись к тем самым клинкам Найт, но те сначала полыхнули негодующе, а после - вовсе пропали. Парень цокнул языком. Скосив взгляд на почти отошедшую от шока после удара Джессику, блондин заметил, как она улыбнулась. - А это ты зря.
Вновь навалившись сверху на Найт, парень чуть пригнулся и прошептал где-то прямо под ухом ведьмы, обжигая нежную кожу девичьей шеи своим дыханием:
- Как думаешь, на что всё это может быть похоже? - Коленка молодого человека оказалась где-то меж ног Джессики, которая так и не решалась закончить бессмысленную бойню и вырывалась из-под Пересмешника, кто явно захотел начать игру посерьёзней.
you woke the wrong dog
Девушка чувствовала себя униженной и слабой. Как бы она не отталкивала Пересмешника, он почти не реагировал на это. Почти, потому что потом, видимо не выдержав, пригвоздил запястья Джесс к земле, продолжая нахально и самоуверенно улыбаться. Ведьма не сдавалась и в этом случае. Даже с недееспособными сейчас руками и без магии она продолжала бороться за свою жизнь. И не собиралась никому проигрывать. Особенно этому красноглазому.
- Обычно я девушек не бью, ты уж прости. А это ты зря. - Парень буквально вдавил жалобно выдохнувшую охотницу к земле.
- Не прощу! Отпусти меня, урод! Попробуй только тронуть меня, и тебе придется лицезреть собственные кишки!
- Как думаешь, на что всё это может быть похоже?
Как раз в этот момент ведьма зарядила коленкой Пересмешнику в пах, и парень зарычал, удерживая теперь запястья девушки одной рукой, а другой с силой ударил Найт по лицу. Вышло что-то вроде пощечины. У наемницы из глаз брызнули слезы, она с силой стиснула зубы и сжала кулаки, левая щека полыхала болью, на ней, колдунья была уверена, остались горящие следы пальцев. Больше девушка не поворачивала голову, не смотрела на светловолосого ухмыляющегося мага. Кажется, она на время сломалась от боли. В такой унизительной ситуации Джессика еще никогда не была. И ей просто хотелось умереть, чтобы не видеть своего падения. Не видеть этого лживого ублюдка, который сейчас придавливал ее к земле и утверждал, что девушек не бьет. Свинья он, а не мужественный сильный пол, защищающий свою даму сердца до последней капли крови!
- Не бьешь девушек, говоришь? - Верховная ведьма с ужасом поняла, что едва не плачет, и это заставило ее чувствовать себя еще более унизительно. - Сукин сын, гори ты в аду...
В следующий миг Джесс совершила и вовсе, казалось, невероятное: высвободила одну руку и,сжав ее в кулак, ударила Пересмешника в район солнечного сплетения. Конечно, удар был несколько смазанным и вполовину не таким сильным, как у парня, но даже этого хватило, чтобы у мага перехватило дыхание и он на секунду ослабил хватку. Джессика вновь с отвращением оттолкнула от себя ошарашенного Пересмешника, вскочила на ноги и бросилась бежать. Неважно куда, неважно. Она бежала так быстро, как только могла. Это могло казаться трусливым, но у охотницы не было выбора. С помощью магии она могла корректировать удары, делать их в сто крат сильнее, но сейчас, когда она один на один против физически более сильного парня, который, к тому же, обладал магией... Нет, у Найт не было ни шанса победить в неравной битве. Но бегала брюнетка всегда хорошо. Натренированные легкие могли выдержать большие дистанции пробега, ноги не путались и особо не напрягались. Единственное, что мешало, - многочисленные пни, через которые длинноволосой брюнетке то и дело приходилось перепрыгивать. Какая-то ветка зацепилась за волосы Джессики и сорвала с них резинку, черные кудри блестящим водопадом рассыпались по спине, развеваясь на ветру.
Охотница слышала, как за ней кто-то (или что-то бежит), но не смела поворачивать голову, зная, что замедлится. Если это магия, то она в любом случае парализует ведьму, только если она не увернется, если парень - у нее есть крохотный шанс убежать. Девушка вильнула в сторону и с досадой услышала, как несущийся за ней Пересмешник также свернул по крутой дуге, догоняя ее. Джесс отчаянно оттолкнулась ногами от земли и слегка замедлилась, но специально. Если парень и заметил это, то не придал значения. Когда он уже хотел схватить наемницу за волосы, ведьма нырнула вниз, пропуская мага над собой. Пересмешник перелетел через девушку и едва не врезался в стоящую рядом сосну, но вовремя увернулся. В этот момент Джессика уже бежала в обратную сторону, петляя меж пней и чудом уцелевших деревьев.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
Юноша, нависая над девушкой, толком и не понял, в какой именно момент ему зарядили прямо по самому больному. Издав подобие рыка, Пересмешник освободил одну свою руку, другой придерживая уже оба запястья Джесс. Замахнувшись, блондин с силой ударил Найт по лицу. Ведьма замолкла и перестала двигаться. Пересмешник понял, что в этой маленькой и короткой битве победил именно он. На лице парня снова воцарилась улыбка.
- Не бьешь девушек, говоришь? - раздался дрожащий голос Найт через некоторое время. - Сукин сын, гори ты в аду...
Пересмешник усмехнулся, но тут же, совершенно не рассматривая такой поворот событий, получил удар кулаком в район солнечного сплетения. Не такой уж и сильный, но этого было достаточно, чтобы лишить человека на секунды способностью нормально дышать. Ослабив хватку, юноша допустил ошибку. Причём, очень грубую. Джессика, подловив момент, вырвалась из рук Пересмешника и кинулась бежать. Подальше отсюда. Подальше от этого странного мага.
- Кошки-мышки, значит? - поднимаясь с земли и выпрямившись, сам у себя поинтересовался блондин, посмотрев туда, где только что мелькнула фигура молодой ведьмы. Маг, вздохнув, засмеялся. Он был уверен в своих силах и скорости, поэтому дал Джессике подобие форы, простояв на месте несколько секунд. Затем, ещё раз ухмыльнувшись, ринулся за девушкой. - Ты всё равно не сможешь далеко убежать, каким бы хорошим не был твой бег.
Нагнав Джессику, Пересмешник уже готов был её схватить, но она свернула в сторону, поэтому юноше пришлось притормозить. Выругавшись, блондин продолжил погоню за Найт. Через некоторое время парень вновь смог приблизиться к Джесс на опасное расстояние, но всё равно рука не смогла бы дотянуться до девушки. Если только за волосы схватить. Пронеслось в голове Пересмешника, когда он, продолжая бежать за ведьмой, устремил взгляд алых глаз прямо на них. Волосы были достаточно длинные, поэтому рука Пересмешника в данный момент могла спокойно дотянуться. Что, в общем-то, и собрался сделать блондин. Рывок и!.. Промах. В итоге юноша буквально перелетел через Найт, чуть не врезавшись после в дерево, чудом только успев увернувшись.
- Да чтоб тебя... - приподнимаясь, прошипел Пересмешник. Ведьма, однако, этого не услышала - она уже бежала в противоположную сторону, сломя голову. Маг решил действовать. Эта погоня ни к чему не приведёт, нужно использовать магию. Коснувшись правой ладонью земли, Пересмешник прошептал одно из заклинаний. Это было заклинание стихии земли - одно из самых древних, но и самых действенных в таких местах как леса. Пересмешник улыбнулся. На миг показалось, что лес по-настоящему ожил. Ветви деревьев и кустарников, что не попали под тот самый удар секирой из-за малого радиуса поражения, зашевелились. Не очень далеко от светловолосого мага раздался девичий крик. - Вот и попалась птичка в клетку.
you woke the wrong dog
Бежать, бежать, бежать! - лишь это слово с завидным постоянством мелькало в голове девушки. Джесс ловко уворачивалась от хлещущих по лицу веток, постепенно удаляясь от Пересмешника. По крайней мере, она больше не слышала его. Бросив быстрый взгляд за спину, ведьма поняла, что не ошиблась: парень действительно прекратил погоню! Но с чего бы это? Это на него совсем не похоже, значит, он что-то задумал... "Но что?"
В тот же миг Джессика сама ответила на свой вопрос. Деревья, шелохнувшись, начали вырывать свои корни из земли и преграждать бегущей дорогу. Охотница тихо вскрикнула, когда пень стал чуть выше и она запнулась о него, упав на землю. Негромко выругалась, прошептала какие-то слова, и в ее руках появились клинки. Пусть сейчас она не могла подпитывать их магией, но в них по-прежнему было достаточно ярости. К тому же... к тому же, у наемницы был в рукаве еще один козырь, но им она воспользуется в крайнем случае.
Найт взмахнула клинками и легко перерубила первое дерево, второе, третье... В сруб пня воткнула один из мечей, вогнав корни обратно в землю. Вытащила свой верный меч из толстого ствола и резко обернулась, взмахнув волосами. Глаза сверкнули. Вразвалочку к ней приближался Пересмешник, голодным взглядом пожирая худенькую, но гибкую фигуру девушки. Ну уж нет, повторения истории верховная ведьма не допустит...
- А-а-а! - Оставшееся одушевленным дерево подло зашло за спину красавице и оплело ветвями ее тонкий стан. Маг удовлетворенно расхохотался. Колдунья нахмурилась, один из клинков пустила обратным хватом себе за спину, перерубая ствол дерева, другим свирепо рассекла воздух. Ударная волна попала точно в цель - в живот Пересмешника, отбросив его назад. Джесс быстро посмотрела по сторонам, убедилась, что деревьев больше не осталось, и вновь бросилась прочь. Будь у нее сейчас магия, она бы использовала ускорение, мгновенно сумев вырваться вперед и увеличить расстояние, а так... она может рассчитывать лишь на себя.
И охотница вновь побежала, молясь всем богам, чтобы больше парень не использовал никаких заклинаний. В ее клинках, конечно, огромное количество яростной магии, которая неподвластна светловолосому магу, но есть же атаки, против которых мечи бессильны... Джессика искренне надеялась, что такой вид магии Пересмешнику не известен. Итак, засунув клинки в ножны за спиной крест-накрест, Найт вновь побежала на всей возможной скорости. Правда, так не могло долго продолжаться, потому что ведьма постепенно начинала уставать. Еще минут десять такой безумной погони, и она без сил рухнет на землю. "Что же, черт возьми, мне делать? Как победить Пересмешника без магии?!"
Джесс на бегу рассекла взмахом клинка еще одно дерево и, сделав в воздухе идеальную "веревочку", перепрыгнула через высокий пень. Колдунья привыкла к тому, что она нравится многим парням, что все восхищаются ее гибкостью, красотой и акробатическими трюками, но чтобы так собственнически гнаться за ней только с целью удовлетвориться... Верховная ведьма вновь зарычала, проскальзывая под острыми ветками, вылетела на просторную поляну, конца края которой не было видно, и припустила во весь дух, буквально летя в свободном полете над землей. "Надо бы заколоть волосы", - подумала Джессика. Она любила свои длинные кудри, но не в ситуации, когда враг может схватить за них и удержать. На бегу Найт спрятала волосы под черную кожаную рубашку, плотно облегающую фигуру, оставив на виду только "шапочку", и вся отдалась бегу. Он успокаивал ее, помогал сосредоточиться и трезво оценить ситуацию... По крайней мере, до тех пор, пока Пересмешник не возобновил погоню.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
Пересмешник медленно встал и выпрямился, довольно наблюдая за тем, как ожил лес и слушая визг Джесс где-то неподалеку. Юноша, мотнув головой, направился в сторону девушки, желая посмотреть на то, что сделали с ней деревья, которые могли и задушить, хотя этого для Найт блондину не хотелось. Ему всё же больше хотелось поиграться с этой молодой ведьмой, нежели убивать. Да ещё и не своими руками. Пройдя пару метров, Пересмешник удручённо вздохнул, нахмурившись. Ветви и корни были перерублены, видимо, клинками Джессики, в которых ещё сохранялась малая доля магии, что была неподвластна самому магу. Это его и бесило. Он всегда получал то, что хотел, а тут, видите ли, какая-то девица его вокруг пальца обводит. Вздор!
Тут-то блондин и увидел свою милую жертву, что отбивалась от ветвей, разрубая их напополам и сокрушая, в общем-то, все деревья, что надвигались на неё. Постояв на месте в раздумьях несколько секунд, любуясь этой ведьмой, Пересмешник всё же вновь двинулся вперёд. Когда Джесс повернула голову и посмотрела прямо в алые глаза юноши, тот лишь усмехнулся, облизнув нижнюю губу, после странно оскалившись подобно хищнику.
Очередной крик брюнетки заставил Пересмешника захохотать. Блондин смеялся долго и громко, но веселье закончилось тогда, когда ударная волна откинула его на добрые несколько метров. Тогда-то смех мага и стих. А Найт, оказавшись на несколько мгновений в полной безопасности, снова принялась бежать.
Пересмешник, бубня что-то, встал на ноги, пошатнувшись. Удар затылком о пень был не из самых приятных. Разминая шею, блондин осмотрелся - девушки и след простыл. Тяжело вздохнув, юноша нахмурился.
- Не думал, что это затянется, - прошептал он, рванув с места. Пересмешник знал, что догонит и поймает Джесс, потому что рано или поздно она устанет и бежать дальше не сможет. Тем более, что поток магии она себе перекрыла, а если же не сдержится и снова его откроет, то сама себя загонит в ловушку. Через несколько минут сумасшедшего бега с использованием ускорения, но более слабого, Пересмешник наконец увидел впереди спину молодой ведьмы. Девушка была явно вымотана. Это было заметно по тому, как она бежала.
Пересмешник решил, что пора действовать. Носиться вечно за этой девицей он явно не захочет да и слишком много проблем от этого. Проговорив одно из заклинаний перемещения из одного место в другое, юноша растворился в темно-синем облаке. Как раз в тот момент, когда блондин исчез, Джесс остановилась и обернулась, чтобы посмотреть, есть ли погоня или нет. Это было ошибкой.
- Неправильный ход, - мерзкий холод стали коснулся нежной шеи Джесс, когда та ещё не развернулась обратно. Когда же девушка, видимо, сделав попытку посмотреть страху в лицо, повернула голову, по лезвию ритуального ножа потекла маленькая струйка крови. Найт сглотнула, внешне никак не изменившись в лице, реагируя на боль. Царапина была не очень серьёзная, не смертельная, но всё же Пересмешнику хватило и капли крови, чтобы впасть в безумие. В алых глазах юноши что-то промелькнуло. Что-то поистине маниакальное и не предвещающее ничего хорошего. Продолжая держать руку с ножом у оцарапанного горла девушки, свободной рукой блондин провёл по щеке Джесс, поглаживая её большим пальцем. Руки мага были холодные. Ледяные. Как у мертвеца, если можно было так сказать. Маниакальный блеск в глазах не исчез. Казалось, что сейчас Пересмешник задрожит от удовольствия, вызванного тем, что Джесс наконец-то поймана и сейчас никуда дёрнуться не может. Одно лишнее движение - смерть.
you woke the wrong dog
Девушка слегка наклонилась, останавливаясь, чтобы отдышаться и перевести дух, и оглянулась. Погони по-прежнему не было, но это-то и тревожило ее. И эта проклятая секундная остановка оказалась роковой ошибкой.
- Неправильный ход, - почти нежно усмехнулся Пересмешник.
Почувствовав холодную сталь у шеи, Джесс вздрогнула и медленно повернула голову в сторону, чтобы смело и бесстрашно посмотреть в глаза врагу. Оружие оцарапало нежную кожу на шее, но в лице ведьма не изменилась, считая это ниже своего достоинства. Лишь сильнее сжала зубы. Мельком взглянув на парня, охотница внутренне сжалась и напряглась. Глаза мага теперь беспрестанно сверкали, взгляд стал совершенно безумным и неуправляемым и был прикован к оцарапанной шее наемницы. "Да что он, черт возьми, такое?! Почему так реагирует на мою кровь?!" - Колдунье хотелось бежать без оглядки от этого странного типа.
Пересмешник, безумно улыбаясь, провел большим пальцем по щеке Джессики, заставив ее вздрогнуть. Его руки были такими же ледяными, как и сталь, что по-прежнему холодила шею. Стоя к магу спиной, брюнетка чувствовала, как заходили мускулы под его кожей, как он напрягся, но не понимала причину такого поведения. Девушке было страшно. Действительно страшно. Но не Пересмешника она боялась - о нет! Ее страшила неизвестность. Что он с ней сделает? Убьет? Зачем она ему вообще нужна? Почему он так упорно гнался за ней? - все эти вопросы туманили пронзительный взгляд ярких глаз цвета предгрозового неба и не давали покоя Найт.
- Отпусти, - тихо потребовала Джесс. - Зачем я тебе нужна, черт тебя возьми? Отпусти меня, я все равно не отдам тебе свою магию!..
Ведьма резко замолчала, когда Пересмешник, склонив голову набок и изучающе смотря на шею поверженной противницы, провел пальцем по чувствительной коже. Девушка прикусила нижнюю губу, настороженно стреляя взглядом по сторонам и пытаясь развернуться и освободиться так, чтобы это еще сильнее не поцарапало шею. С разорванным горлом сбегать от этого странного, пугающего мага будет несколько проблематично.
Длинные пальцы парня запутались в волосах верховной ведьмы, и Джесс нахмурилась, молча ожидая. "Что ему нужно?! - так и хотелось спросить ей. - Почему твоей жертвой стала я?!" Но наемница стоически терпела. Когда большой палец скользнул по губам Найт, она не теряла времени даром и больно укусила парня. Парень что-то рассерженно прошипел, отбросил сталь в сторону и рывком развернул Джессику, вцепившись ей в плечи и с силой их сжав. У колдуньи хватило выдержки смело посмотреть в алые глаза врага, хоть нежная кожа и чувствовала грубое прикосновение мага. Девушка постепенно начала отстраняться от Пересмешника, упершись ладонями ему в грудь, он же, в свою очередь, тянул ее на себя. Никто, кажется, не собирался сдаваться. Охотница, резко выдохнув, стремительно рванулась назад, но не рассчитала: парень, криво усмехнувшись, отпустил брюнетку, и она молча и очень эпично упала в мягкую траву. Тут же вскинула голову и встретилась глазами с нахальным взглядом.
- Я не покорюсь твоей воле, как бы ты ни пытался сломать меня, - твердо промолвила брюнетка, сверкая глазами. Решив отомстить Пересмешнику, сделала ловкую подсечку, и маг также рухнул в траву, правда, куда менее грациозно, чем она. Джесс тут же начала отползать от противника, но парень навалился сверху, придавливая ее грудью к земле. Лицо ведьмы непроизвольно уткнулось в мягкую траву, когда сильная рука Пересмешника легла на ее шею. "Да чем его привлекла моя спина?!" Теперь колдунья находилась в затруднительном положении. Она постепенно задыхалась от нехватки кислорода, лежа на животе, парень своим весом прижимал ее к земле, не давая и шанса пошевелиться, его руки блокировали ее запястья за спиной и лишали возможности повернуть голову в его сторону. Найт тщетно пыталась вырваться, извиваясь. Однако сейчас она снова проигрывала магу в грубой физической силе. Не могла брюнетка также воспользоваться своим последним козырем, ибо для этого требовалась свобода хоть одной руки. "И что мне делать?" - мысленно простонала ведьма. "Покориться", - шепнула самая малая часть ее души, и наемница гневно тряхнула головой. Вернее, попыталась это сделать, что, конечно же, не получилось.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
Блондин всё так и продолжал держать лезвие у горла Джессики, которая так и не попыталась пошевелиться. Пересмешник чувствовал девичий страх. И магу это безумно нравилось. Это доставляло удовольствие. Удовольствие, когда ты смотришь на то, когда кто-то чего-то боится. И это чувство... его и словами не передать! Слегка поводив остриём ножа по уже раненной шее Найт, Пересмешник усмехнулся. Кровь на ране почти что засохла.
- Отпусти, - тихий и малость дрожащий голос заставил блондина вздрогнуть. - Зачем я тебе нужна, черт тебя возьми? Отпусти меня, я все равно не отдам тебе свою магию!..
Пересмешник, мерзко засмеявшись на секунду, склонил голову набок и провёл пальцем по коже девушки. Как же сейчас хотелось разорвать эту ведьму в клочья. Смотреть на кровавое месиво и брызгающую во все стороны алую жидкость. Взгляд Пересмешника забегал туда-сюда. Безумие медленно, но верно накрывало молодого человека, когда он смотрел на Джессику. А рука юноши в этот момент поднялась выше, пальцы уже зарылись в прекрасные волосы Найт. Блондин почувствовал, что ведьма нахмурилась, но свои действия не прекращал. Через несколько мгновений рука парня коснулась уже лица Джесс, а затем пальцы Пересмешника коснулись губ верховной ведьмы. Маг заулыбался. Однако его наслаждение от процесса прекратилось тогда, когда Джессика решила показать себя и неожиданно для светловолосого укусила того за этот самый палец. Юноша зашипел словно кот, которого маленький ребёнок дёрнул за хвост.
Отбросив в сторону нож, Пересмешник резко развернул Джесс к себе лицом, сжимая хрупкие плечи девушки в своих стальных "объятиях". Ведьма не побоялась, поэтому уверенно стала смотреть Пересмешнику прямо в глаза. В глаза, взгляд которых затмевался полнейшим безумием и жаждой убить кого-либо. Зрачки блондина сузились. А Найт уже совершала попытки бегства, медленно отстраняясь от мага, который продолжал так же грубо держать Джесс за плечи. Ладошки ведьмы упирались Пересмешнику в грудь, касаясь того самого знака, что красовался на бледном и худощавом теле юноши. Ситуация напоминала перетягивание каната: Пересмешник тянет Джессику на себя, а та, наоборот, отстраняется. Но это не могло продолжаться вечно. Когда Найт сделала, по её мнению, финальный рывок, блондин решил подшутить и, скривив губы в улыбочке, отпустил девушку, после чего та распласталась на земле, подняв ненавистный взгляд на мага. Тот ей только подмигнул, правда, вряд ли девушка это заметила. Она тоже захотела отомстить.
- Я не покорюсь твоей воле, как бы ты ни пытался сломать меня, - Пересмешник вздохнул, но ничего не успел ответить, так как внезапная подножка сбила молодого человека с ног, заставив его так же разлечься на земле. Джессика собралась уже сбегать в очередной раз, но не тут-то было. Блондин, мигом оказавшись сверху, придавил девушку грудью к земле. Чтобы не создавать проблем, свободной рукой Пересмешник накрыл шею Найт, тем самым уткнув молодую особу лицом в траву.
- Что же ты так пытаешься улизнуть от меня? - осознав, что Джессика не способна двигаться, ухмыльнулся Пересмешник. - Неужели я так тебе противен?
После этих слов, ещё крепче сжав запястья девушки в своей руке, другой рукой юноша провёл по лицу ведьмы. Та начала извиваться и брыкаться, пытаясь выбраться. Пересмешник только умилялся всем этим попыткам. Пригнувшись, вдавливая девушку в землю ещё сильнее, не давая ей нормально вздохнуть, блондин уткнулся носом в приятно пахнущие волосы соперницы. Прикрыв глаза, маг улыбнулся. Затем, немного привстав, давая верховной ведьме возможность вздохнуть без особого труда, Пересмешник схватил брюнетку за шею и резко и грубо поднялся на колени, тем самым ухватив с собой и заставляя покорно встать на колени и саму Найт. Девушка захрипела. Юноша почти что душил её, наслаждаясь беспомощностью этой девицы. Прижавшись торсом к спине Джессики, продолжая одной рукой медленно душить ведьму, Пересмешник коснулся холодными губами мочки уха Найт. Девушка вздрогнула, продолжая хрипеть и слабо вырываться. Юноша знал: ещё несколько минут - и девица умрёт от удушья. Но не в этом заключался план, нет... Теперь-то Пересмешник знал точно, что собирается сначала сделать с этой ведьмой.
you woke the wrong dog
Казалось, в Пересмешнике совсем нет души. Он ничего не чувствует, все, что руководит им в данный момент, - грубость, самоуверенность и похоть, слепое безумие. Девушка прекрасно понимала, что сейчас играла с огнем, шагала по тонкому канату над пропастью, который готов был порваться в любую секунду и увлечь ее в бездну. Понимала, что вплотную приблизилась к смерти. Но она ничего не могла с собой поделать, не могла покорно ждать всего, что может с ней произойти. Такая отчаянная борьба за жизнь выходила скорее непроизвольной, рефлекторной. Джесс руководили инстинкты, и именно они подсказывали ей, что нужно выбираться из той ямы, в которую она угодила из-за собственной глупости. Если бы она не довела Фиону, интересно, исход был бы таким же? Ответа Найт не знала, но почему-то чувствовала, что - нет, все сложилось бы иначе. Ведьме нужно было бежать, любыми способами сбежать от этого Пересмешника. Он пугал ее своим безумным смехом, к тому же, мог вытягивать ее магическую силу. И охотнице, чтобы прервать насыщение мага, пришлось блокировать свой дар. И это стало чертовски тяжело для обоих. Без магии Джессика мало чего могла: лишь бегать и отчаянно брыкаться, вырываться из сильных объятий парня. С магией бы все вышло иначе, но ее использование было чревато - увы! - необратимыми последствиями.
- Что же ты так пытаешься улизнуть от меня? Неужели я так тебе противен?
"Он издевается надо мной", - мрачно констатировала брюнетка, чувствуя острую нехватку воздуха. Она начала мелко и часто дышать, но это не помогало. Кислорода в легких оставалось катастрофически мало. Если Пересмешник решит "отдохнуть" и вдавит девушку в землю еще сильнее, ей конец. Что, собственно, и сделал маг, будто прочитав ее хаотичные мысли. Проведя холодными пальцами по лицу Найт и заставив ее вздрогнуть, Пересмешник удобно расположился на ней, уткнувшись носом в длинные волосы, сейчас несколько растрепанные. Охотница ощутила движение губ ее "тюремщика" и поняла, что парень ухмыляется. "Видимо, он что-то задумал...". Почему наемница в большинстве случаев оказывается права?
По-прежнему держа ведьму за шею, Пересмешник резко встал на колени, вынуждая и Джесс максимально прогнуться в позвоночнике и также подняться на колени. Почувствовав неожиданную свободу рук, верховная ведьма тут же вцепилась в руку парня, хрипя. Доступ к кислороду теперь был окончательно перекрыт, в голове и ушах зашумело с новой силой, в глазах мерцали искры, какими вспыхивал окружающий мир. Девушка стремительно теряла сознание от невозможности дышать, легкие горели огнем, руки тщетно пытались ослабить хватку мага. А ему, кажется, нравились страдания колдуньи. Он приблизился к ней и коснулся холодными губами уха Найт, отчего последняя жалобно заскулила. Мир мигнул искрами в последний раз, шум в ушах куда-то пропал, но девушка по-прежнему ничего не слышала, и брюнетка, так и не вздохнув, потеряла сознание от нехватки кислорода, безвольной куклой повиснув на руках Пересмешника. Джессике уже было плевать, что, почувствовав слабость поверженной противницы, Пересмешник начал трясти ее, пытаясь привести в сознание, чтобы жертва видела все свои страдания, ей было плевать, что волосы, всегда скрывавшие шею, растрепались от долгой тряски, обнажая маленькую татуировку чуть ниже затылка, изображающую пятигранную пентаграмму, нарисованную ярко-синими чернилами (эта тату символизировала принадлежность ведьмы к верховным правительницам колдунов). Брюнетке просто хотелось умереть. И сейчас Найт, безмятежно улыбаясь, качалась на волнах забытия, не помня, кто она такая, не помня своей реальной жизни. Не помня ничего.
Внезапно Джессика почувствовала холод, ее улыбка пропала, она испуганно посмотрела по сторонам, но ее окружал лишь безмятежный мрак. И снова ощущение холода. Снова и снова. Ведьма жалобно вздохнула и приподняла веки, видя перед собой алые глаза Пересмешника.
- Спящая красавица проснулась, - проурчал он, убирая от нее руки и вновь наваливаясь сверху (теперь почему-то ведьма лежала на спине, а маг, как и прежде, прижимал ее спиной к земле). Его пылающие холодом губы поцеловали ее волосы, и колдунья слабо дернулась будто в попытке высвободиться, хотя сил у нее уже не было. Краткая потеря сознания лишила ее всей энергии и заставила чувствовать себя особенно беспомощной. Царапина на шее болезненно пульсировала, в голове было потрясающе пусто, та же пустота была и в глазах, обычно таких ярких, но сейчас разом потускневших. Джесс уже было все равно.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
Юноша не успел вовремя остановиться. Джессика, потеряв сознание, обмякла в его руках, превратившись в подобие куклы. Такой же безвольной и с которой можно делать всё, что угодно. Пересмешнику это не понравилось. Ему хотелось, чтобы Джессика хоть как-то сопротивлялась и брыкалась, как это было совсем недавно. Кусалась, кричала, хрипела, царапалась - да всё равно! Только бы показывала свой чёртов характер и желание сбежать! Но этого не было. В глазах мага затаилась даже некая печаль, которая позже сменилась ещё большим безумием.
Начав трясти за плечи Найт, Пересмешник что-то орал не своим голосом. Парень смотрел на довольное лицо - на это время - поверженной противницы и зверел ещё больше. Ему нужно было какое-то сопротивление, а не полное бездействие!
Прошло некоторое время. Джесс, наконец-то придя в себя, открыла глаза и стала оглядываться по сторонам. Всё заполонял сплошной мрак. И только Пересмешник, находящийся рядом, разрывал его. Бледный, худой, со сверкающими алым цветом глазами и растрёпанными светлыми волосами. А на губах опять эта улыбка безумца. Опять нервные движения. Всё то же самое. Да и что можно было ожидать? За такое короткое время маг не поменялся ни на сколько. Разве что... стал ещё более сумасшедшим.
- Спящая красавица проснулась, - довольно проговорил Пересмешник, опустив свою жертву вновь на землю, но на этот раз подминая под себя. Юноше надоело контролировать свои желания. Ему осточертела эта погоня и всякие бойни на земле, которые ни к чему не приводили. Хотелось унизить эту верховную ведьму. Да, именно унизить. Но это позже. Сейчас надо было заставить Найт потерять свою бдительность и более-менее расслабиться, что ли. Хотя с таким магом вряд ли расслабишься. Смотря на его безумные глаза, уже хочется кататься по земле и кусать руки.
Наклонившись, Пересмешник коснулся холодными губами головы Джесс, заставив ту вздрогнуть. Но девушка продолжала молчать, даже не выругалась. Юноша нахмурился. Опять на него не реагируют. Цокнув языком, Пересмешник внезапно обнял ведьму, грубо и властно. А затем, когда ощутил то, как ладони Найт пытаются оттолкнуть мага, вновь усмехнулся. Резко выдохнув, Пересмешник провёл кончиком своего языка вдоль шеи Джессики. Ведьма ещё пуще забрыкалась. Видимо, успокоить такую особу не получится.
- Ну, ну... Что же так яростно сопротивляешься? - на ухо проурчал девушке Пересмешник, ещё сильнее стискивая её в своих грубых объятиях.
you woke the wrong dog
Все то время, что девушка сопротивлялась грубым действиям парня, она также упорно боролась с собой. Здесь нет чувств, убеждала она себя. Грубая, неприкрытая похоть и простое, приземленное и примитивное плотское желание удовлетвориться, обладать другим телом. Джесс не интересовало это. Ей нужны были истинные чувства, но их не было. И, в конце концов, ведьма победила. Взгляд совсем потускнел, стал пустым, безразличным ко всему. Почувствовав, как Пересмешник провел языком по чувствительной коже тонкой шеи, тело отозвалось на эту грубую ласку, колдунья тихо застонала - но глаза остались такими же холодными и равнодушными. Видимо, это не понравилось парню, потому что он внезапно заключил брюнетку в объятия. Такие же холодные, как и он сам, но все же объятия. Обычно так обнимают, когда пытаются... успокоить, но Найт было все равно. Она с нетерпением ждала избавления - смерти, которая поможет ей забыть обо всех этих ужасах.
- Ну, ну... Что же так яростно сопротивляешься? - Пересмешник снова ухмылялся.
Услышав это, охотница опустила руки вдоль тела, расслабившись.
- Мне плевать, - тихо ответила колдунья. - Мне плевать. Я мечтаю только об одном: когда это все закончится. Можешь убить меня прямо сейчас, и ни к чему все это. Просто хочу, чтобы ты знал: ты не властен над моим телом. И тебе также не получить моей магии.
Парень усмехнулся, не поверив ни единому слову девушки, его объятия стали еще более грубыми и ненасытными, в его глазах танцевало безумие.
- Я заставлю тебя кричать, - с вожделением прошептал маг, покусывая мочку уха Найт. Она никак не отреагировала на это, лишь тихо выдохнула и прикрыла глаза, веки еле заметно трепетали.
- Мое тело может отзываться, но не я сама, так что оставь свои пустые попытки и просто убей меня.
Джессика ждала смерти как избавления. Это могло показаться трусостью, но нет, брюнетка не сдалась и не смирилась. Она просто сохранит свою душу, не позволив ей во всем этом участвовать. Она сохранит душу, но пожертвует телом. Это будет справедливо. Чтобы что-то получить, нужно чем-то пожертвовать, верно?.. И наемница пожертвует телесной оболочкой.
Но, кажется, Пересмешник был с этим не согласен. Он грубо схватил ее за плечи и заставил посмотреть себе в глаза.
- Отвечай мне взаимностью или сопротивляйся! Кричи! Но не игнорируй меня! Не смей меня игнорировать, слышишь?!!
Парень выглядел совершенно безумным, и в душе Найт вновь шевельнулся страх, но она снова подавила его. Стала равнодушной ко всему. Сжалась, готовая к любому исходу. "Плевать, плевать..." - повторяла ведьма как мантру.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
- Мне плевать. Я мечтаю только об одном: когда это все закончится. Можешь убить меня прямо сейчас, и ни к чему все это. Просто хочу, чтобы ты знал: ты не властен над моим телом. И тебе также не получить моей магии. - Джессика говорила монотонно, спокойно. Будто бы никакой опасности сейчас нет. Будто бы над ней даже не нависает Пересмешник, что уже в наглую домогался до молодой ведьмы. Блондин вновь нахмурился, продолжая держать в своих ледяных объятиях девушку. Она была спокойна. Внешне. Но юноша знал, что внутри у ведьмы всё равно что-то сидит... и явно боится того, что может произойти. Пересмешник не верил в то, что говорила Найт.
- Я заставлю тебя кричать, - голосом, что не предвещал ничего хорошего, прошептал блондин, укусив ведьму за мочку ушка. Реакция со стороны Джесс была мизерной. Она была спокойна, но веки подрагивали, а тихий вздох заставил Пересмешника ухмыльнуться. Нет, всё же он сможет расшевелить Найт. Ему хотелось поиграться сначала с этой девицей прежде, чем её придётся убить.
- Мое тело может отзываться, но не я сама, так что оставь свои пустые попытки и просто убей меня. - Голос Джесс был полон уверенности. Никакого страха. Она действительно была готова умереть вот так вот. Светловолосый маг вздохнул, обжигая кожу девушки своим дыханием. Пожалуй, дыхание Пересмешника - было единственным, что дарило именно тепло, а не мертвенный холод. Взглянув на Джесс, юноша понял, что ждать сейчас действительно нечего. И злость нахлынула на мага.
Грубо и жестко схватив девушку за плечи, Пересмешник заставил посмотреть Джессику себе в глаза. В глаза, в которых не было уже ничего, кроме безумия. Ни сожаления, ни какой-либо жалости - ничего человечного. Да и был ли этот светловолосый маг человеком?
- Отвечай мне взаимностью или сопротивляйся! Кричи! Но не игнорируй меня! Не смей меня игнорировать, слышишь?! - Пересмешник кричал не своим голосом, пытаясь напугать Джессику, заставить её шевелиться, отвечать взаимностью или пытаться вырваться. Но эта чертова ведьма никак не реагировала. Юноша бесился, зверел на глазах, сходил с ума. Казалось, что сейчас он плюнет на свою потребность и просто-напросто убьёт Джессику.

~~~


- Ну что опять там у тебя? - недовольный девичий голосок разорвал тишину. Девчушка лет четырнадцати, вздохнув, смотрела на своего младшего брата, который так воодушевлённо ей о чём-то рассказывал. Она не слушала. Её мысли были где-то в другой реальности, но мальчишка этого попросту не замечал, поэтому продолжал вести монолог, изредка заливисто смеясь.
- Фиона, ты меня вообще слушаешь? - Мальчик взглянул на сестру немного обиженно, насупившись. Молодая Винсент, махнув рукой, отвернулась и продолжила писать на листочке что-то своё, сидя за столом в отцовском кабинете. Её младший брат, поменявшись в лице, развернулся и пошёл прочь. Ему хотелось забиться в угол и плакать. И убивать.


~~~


Рывком поднявшись с Джессики, Пересмешник отошёл от неё на несколько шагов, даже не посмотрев после в её сторону. Ведьма была вроде как свободна. Она могла подняться и сбежать опять. И она это собралась сделать.
- Ты думаешь, что сможешь сбежать? - не поворачиваясь, тихо произнёс маг, коснувшись рукой знака на своей груди. В алых глазах застыло безумие. Зрачки были сужены. Во всём виде Пересмешника появилось что-то до ужаса жалостливое. Чуть ли не болезненное. На какой-то момент показалось, что тело мага дёрнулось. - Да что ты вообще можешь без своей чертовой магии? Бежать? Ты устанешь. И когда ты устанешь, я настигну тебя.

~~~


- Ма-а-ам! Смотри! - Винсент, дёргая свою мать за подол платья, указывал пальчиком на одну из витрин магазина детских игрушек. Мама мальчика, однако, никак не реагировала на собственного сына, продолжая увлечённо разговаривать с кем-то. Младшему Винсент это не понравилось. Он стал ещё усерднее тормошить свою мать.
- Кристофер, хватит уже! Не видишь, я тут с человеком разговариваю! - прикрикнула на сына госпожа Винсент, убирая от своего платья руки ребёнка.
- Но ма!..
- Замолчи! - Слова матери были для Кристофера словно пощёчина. Мальчик, всхлипнув, продолжил стоять возле женщины, стараясь не разреветься во весь голос. Было больно. И до жути обидно. И пусто. Ему не хватало отца. Такого безумно родного и доброго.
- Никогда раньше не видела с тобой это прелестное дитя! - раздался восторженный голос собеседника госпожи Винсент через некоторое время. Крис вздрогнул. Его мать, презрительно взглянув на собственное чадо, удручённо вздохнула.
- Да лучше бы его и не было. - Глаза ребёнка расширились. Он ослышался? Ощутив внутри что-то странное, мальчик прикусил свою нижнюю губу. Мать, грубо схватив сына за руку, пошла вместе с ним в сторону дома, не проронив ни слова.
Всю дорогу Кристофер находился в раздумьях. Изредка его оттуда вытаскивала мать, слишком сильно дёргая за руку, когда мальчик отставал или замедлялся. А внутри ребёнка всё равно что-то сидело. Что-то, что до этого времени было скрыто или просто не желало показываться. В голове Кристофера было только одно желание... странное желание. Когда же в очередной раз госпожа Винсент потянула слишком резко сына за руку, тот её только вырвал из женской хватки, остановившись. Недовольно посмотрев на сына, женщина процедила:
- Какого чёрта? Хочешь остаться тут - оставайся. Мне плевать.
Сжав кулачки, мальчик только тихо произнёс через некоторое время, почти что прошипев:
- Я убью тебя... и её... я убью вас всех. - В этот самый момент, смотря на удаляющуюся спину матери, что ничего из сказанного не услышала, Кристофер осознал, что хочет чьей-то смерти. Он хочет отомстить за безразличие по отношению к нему. Безразличие родных людей. Чужое безразличие. Отомстить за смерть отца. Смерть за смерть.


~~~


- А когда я настигну тебя, то убью. - Ведьма вновь споткнулась и распласталась на земле. Девушка ещё толком не восстановилась после потери сознания. Заметив это, Пересмешник ухмыльнулся. Он всё ещё стоял спиной к Найт. - Будешь кричать так же, как они. - Земля затряслась.
- Да что ты привязался ко мне?! - Услышав это, Пересмешник замолчал на момент. И правда, почему?
- Наверное, потому, что тебе плевать, - тихо и отчетливо отозвался Пересмешник, поворачиваясь к Джессике. По лесу разнёсся очередной крик. Вместе с ним по лесу пронёсся и сумасшедший смех.
you woke the wrong dog
Девушка не понимала, что творится с Пересмешником. Сейчас он выглядел совершенно обезумевшим, диким, нечеловечным. И Джесс на самом деле было страшно. Что бы парень не говорил, но она отчаянно трусила перед ним, хоть и выглядела внешне спокойной и равнодушной ко всему. Душа не могла успокоиться, она испуганно металась, словно птичка, закрытая в клетке. Как ей быть? Что делать?
Внезапно маг поднялся на ноги, освободив брюнетку от веса своего тела. Сначала ведьма растерялась, недоверчиво смотря на спину блондина, но потом попыталась подняться на ноги. Руки и ноги дрожали и отказывались ее держать, и Найт не могла понять, что с ней происходит. Чего она дрожит? От потери сознания, имевшей место быть раньше? От страха? Колдунья боялась, что и от того, и от другого вместе. Как бы то ни было, она не оставила своих попыток, пока не услышала холодного голоса Пересмешника:
- Ты думаешь, что сможешь сбежать? Да что ты вообще можешь без своей чертовой магии? Бежать? Ты устанешь. И когда ты устанешь, я настигну тебя.
Джессика нахмурилась и сжала в кулаках ни в чем не повинную травинку. Действительно, маг сейчас был полностью прав. Что она может сделать без магии? Лишь бежать. Даже если парень сделает милость (что очень вряд ли) и не будет за ней гнаться, рано или поздно верховная ведьма устанет, упадет на землю без сил, и тогда на охоту выйдет он. Хищник. Зверь. Настоящий охотник. И юная ведьма не сможет ему ничего противопоставить. Даже с магией она явно проигрывает ему в физической силе. Очень проигрывает. И это бесило Джесс, доводило ее до исступления, но, как и прежде, она ничего не могла сделать. Совсем ничего. Она действительно похожа на маленькую птичку супротив опасной змеи, способной проглотить ее одним махом.
- А когда я настигну тебя, то убью.
Почти поднявшись на ноги, брюнетка вновь споткнулась и упала, раздраженно и отчаянно стукнув кулаком по земле. На разбитых костяшках показалась кровь. Подтверждались ее худшие опасения. Пересмешник не оставит ее в покое, пока не убьет. И глупо было питать наивные надежды остаться в живых. Почему она, дура, решила на миг задержаться и сразиться тогда с Фионой, когда могла просто пробежать мимо?!
- Да что ты ко мне привязался?! - вдруг выкрикнула Джессика, удивив этим и себя, и парня. Она не хотела разговаривать с этим магом, не хотела отвечать ему или задавать какие-то вопросы, но действительно: что парню нужно от нее? Ясно, как день, что он хочет ее убить. Однако смысл всего этого? У него было бесконечное множество возможностей сделать это. И, тем не менее, Найт все еще была жива. Пусть почти сломлена, пусть испугана, но жива. "Поразвлечься" маг тоже имел неоднократную возможность. Тогда что?
- Наверное, потому, что тебе плевать.
Брюнетка хотела было спросить, что это значит, но взгляд Пересмешника вдруг наткнулся на разбитые в кровь костяшки девушки. Его глаза потемнели, руки сжались в кулаки, желваки заходили под бледной кожей. Взгляд стал настолько опасным, что Джесс невольно попятилась назад и тихо вскрикнула. Маг зловеще расхохотался, неспешно наступая на нее. Ну за что ведьме все это?!
Правая рука охотницы скользнула к шее, к татуировке, она невольно коснулась пентаграммы, почувствовав легкую дрожь по телу, а парень злобно рыкнул и буквально упал на брюнетку, пригвоздив ее к земле и вызвав у нее жалобный вздох. Схватил за запястья, удерживая Найт от каких-либо действий, но почему-то снова медлил. Джессика всхлипнула и отвернулась, не желая смотреть в глаза своего мучителя. Зная, что скоро смерть придет за ней, девушка была рада, но в то же время она по-прежнему ощущала леденящий душу страх, стискивающий в стальных объятиях сердце. Ведьма даже боялась вздохнуть, потому что не знала, как отреагирует на это Пересмешник. Он казался ей совершенно обезумевшим, его пальцы больно сжимали ее запястья, желая, кажется, сломать ей кисти рук. Наемница отчаянно застонала, когда боль в запястьях стала невыносимой, хотя зарекалась терпеть до последнего. Но нет, она больше не могла сдерживать криков боли.
- Отпусти... - жалобно выдохнула она, и на глазах выступили непрошеные слезы. - Пожалуйста, отпусти, мне больно!
"Что же ты делаешь? - укорило ее сознание. - Унижаться перед врагом недопустимо! Великая и бесстрашная Джессика Найт поддалась первобытному страху и заскулила, подобно побитой собаке! Постыдись!"
Но что ведьма могла поделать против этого дикого Пересмешника? Что? Она даже выбраться не сможет!
"Используй свой талисман! - взорвалось сознание. - Оглуши его магией, которую ему не по силам впитать, и беги так быстро, как только можешь! Беги, глупая!"
Девушку пугал этот мысленный разговор с ее внутренним "я". Будто раздвоение личности. И Джесс никак не могла решится бежать не потому, что была настолько перепугана и сломлена, - нет! Просто... она видела в холодных глазах Пересмешника бесконечное одиночество. Она не могла объяснить этого даже самой себе, но ей казалось, что глубоко в душе парень страдает, ему больно, он хочет найти кого-то, кому он был бы нужен, и эти агрессия и неконтролируемое безумие - лишь попытка защититься, не более. Но брюнетка не могла бежать. Она была прикована к земле мускулистым телом мага, ее запястья прочно зафиксирована и обездвижены, а сама она находилась на грани нового обморока. Куда уж тут бежать...
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
Пересмешник всегда тихо начинал звереть при виде чужой крови. Она пробуждала в молодом маге непонятные чувства, а вместе с тем понятное и ясное, как сон в летнюю ночь, безумие. Взгляд юноши стал совсем ужасным, страшным, ненормальным. Алые глаза, кажется, потемнели. Тело напряглось, а во рту пересохло. Сглотнув, Пересмешник снова продемонстрировал свою коронную улыбку - улыбку сумасшедшего. Заметив то, как Джессика стала пятиться назад, блондин начал медленно подходить к ней. Сейчас Пересмешник был хищником, а Найт - всего лишь добыча, которую надо словить, пока та не убежала.
Парень даже особого внимания не обратил на движение Джессики. Пересмешник просто в один момент оказался рядом с ведьмой, прорычав и накинувшись на неё, снова заключив девичьи руки в свой плен, а сам навис сверху. Хватка мага с каждой минутой становилась всё грубее, жестче, поэтому Джессика всё больше и больше будто бы сжималась в комок, боясь всего того, что сейчас творится и того, что может произойти. Пересмешник же заставлял девушку смотреть себе в глаза, безумно улыбаясь и изредка что-то бормоча, в очередной раз сжимая запястья ведьмы в своих руках. Пальцы юноши наверняка оставят на девичьих руках синяки.
- Отпусти... - Пересмешник изогнул левую бровь, устремив свой сумасшедший взгляд на лицо Джессики. Заметив, как на глазах девушки выступили слёзы, юноша цокнул языком, после чего его лицо снова озарила безумная улыбка. - Пожалуйста, отпусти, мне больно!
Одной рукой продолжая держать запястья Найт, свободной рукой Пересмешник провёл по левой щеке молодой ведьмы, заставив девушку вздрогнуть от подобного прикосновения. Джесс была на грани обморока, но блондин вряд ли бы позволил своей жертве потерять сознание во второй раз. Алые глаза уже не отражали прежнего сумасшествия, взгляд стал более мягким, человеческим, но что-то всё равно холодило душу. Пересмешник даже улыбнулся, но не той улыбкой, что вызывала панику. Продолжая поглаживать Джессику по щеке, наблюдая за тем, как ведьма потихоньку пытается успокоиться, маг ухмыльнулся. Затем, убрав выбившуюся прядь волос Найт девушке за ухо, тихо прошептал:
- Твоя боль сейчас не такая сильная, поэтому я не собираюсь тебя отпускать. - Будто назло, просмеявшись, Пересмешник вновь сжал запястья Джесс одной рукой, но по-прежнему с той же силой, что и была в тот раз. Девушка почти что вскрикнула, начав извиваться. Но куда там? Светловолосый маг слишком сильно придавливал хрупкое девичье тело к земле собой, поэтому движения были ограничены.
Джессика молчала в ответ, вздрагивая от любого действия Пересмешника, который так и продолжал нежно, словно успокаивая, гладить ведьму по щеке ладонью. Такой холодной, ледяной, что даже прикасаться ко льду было бы приятнее. Взгляд алых глаз остановился на приоткрытых губах Джесс. Усмехнувшись, Пересмешник провёл большим пальцем по нижней губе ведьмы.
- Отпусти... Хватит... - лепетала Найт, пытаясь как-то вырваться или освободить свои руки. Всё было безрезультатно. Пересмешник, можно сказать, намертво сковал Джессику. Молодая ведьма была близка к тому, чтобы разреветься в голос. Ей было противно. Страшно. Холодно. Это чувствовал сам Пересмешник. И от осознания подобного хотелось разгрызть глотку этой верховной ведьме.
- Я же сказал тебе, что не отпущу, - даже не улыбнувшись, ответил маг, убирая руку от лица Джесс. Смотря на испуганное лицо ведьмы, Пересмешник облизнулся. Сдерживая девушку под собой, юноша грубо и нахально впился поцелуем в приоткрытые губы Найт, всё так же крепко стискивая девичьи запястья в своих руках. Тело под светловолосым магом затряслось, пытаясь хоть как-то оттолкнуть, выбраться, освободиться, убежать... Но нет, Пересмешник начал свою игру. Оторвавшись от губ ведьмы, Пересмешник улыбнулся, проведя кончиком языка по своей верхней губе. - У тебя нет выбора. Ты либо умрёшь... либо умрёшь. Всё честно.
Отведя взгляд на мгновение, Пересмешник просчитался. Он никак не ожидал заполучить от Джессики, что была на грани истерики, плевок в лицо.
you woke the wrong dog
Девушка чувствовала себя ужасно. У нее совсем не осталось сил на борьбу, тело предательски дрожало, не желая подчиняться. Да и что она, сейчас беззащитная смертная без грамма магии, способна сделать против могущественного мага, который, к тому же, плотно прижимал ее к земли, ни в какую не желая отпускать свою жертву. В иной ситуации, возможно, все изменилось бы в ее пользу, но явно не сейчас, когда ее запястья плотно зафиксированы над головой и обездвижены. Еще раз коснувшись пентаграммы, она могла бы призвать на помощь других верховных ведьм, она могла бы лишь сжать амулет, переливающийся на груди всеми цветами радуги (удивительно, как Пересмешник не обращал на него внимания, хотя он бы и не смог: талисман был скрыт экранирующими чарами, которые накладывала не Джесс), и тогда ее мучителю пришел конец. Но сейчас она ничего не может сделать! Абсолютно ни-че-го!..
- Твоя боль сейчас не такая сильная, поэтому я не собираюсь тебя отпускать. - Пересмешник явно был доволен собой, раз так самоуверенно расхохотался, чем напугал ведьму еще сильнее.
"Да убей ты уже меня!" - кажется, кричали глаза охотницы (или лучше сказать, жертвы?), моля о пощаде, но маг по-прежнему ничего не замечал, силой заставляя наемницу, сейчас полностью беззащитную, сохранять визуальный контакт.
Отсмеявшись, Пересмешник совершил совсем уж неожиданное (для него, по крайней мере) действие: держа запястья Джессики одной рукой, другой он нежно провел по щеке, отчего колдунья плотно зажмурилась и отвернулась, по телу прошла легкая дрожь, что, несомненно заметил маг и победно усмехнулся. Его горячее дыхание опаляло кожу, холодная ладонь, холоднее самого льда, гладила нежную кожу, вынуждая тело Джессики трепетать в ожидании. И пусть ее физическая оболочка реагировала совершенно иначе, подставляя брюнетку, но душа по-прежнему боялась и ждала смерти как избавления.
- Отпусти... Хватит... - тихо лепетали губы Найт, она по-прежнему пыталась отстраниться от Пересмешника, продолжавшего гладить ее по щеке. Услышав эти слова, он отстранился и с веселым удивлением посмотрел на ведьму, его глаза будто спрашивали: "Отпустить? Ты это серьезно?" Стиснув зубы, девушка собиралась уже прочитать парню гневную тираду, но он ее опередил.
- Я же сказал тебе, что не отпущу. - Кажется, терпение мага было на исходе, и Джесс испугалась, что сейчас он разъярится. Но то, что произошло дальше, никак не желало укладываться в голове брюнетки, она просто отказывалась верить в происходящее. Пересмешник поцеловал Найт. Нет, не так. Поцеловал - звучит слишком мягко и нежно. Маг впился жадным, грубым, требовательным поцелуем в податливые уста Джессики. Ее зрачки расширились от неожиданности, глаза широко распахнулись, ведьма начала извиваться под парнем, желая хоть как-то освободиться, она протестующе замычала и плотно сомкнула губы, не позволяя языку мага вторгнуться внутрь. Парень, впрочем, не получив никакого ответа, быстро отстранился, выглядел он недовольным. - У тебя нет выбора. Ты либо умрёшь... либо умрёшь. Всё честно.
В жертве снова взыграли качества охотницы, ее сильный характер вновь поднял голову, возмущенный таким беспардонным поведением наглеца, и наемница плюнула в лицо Пересмешнику. Буквально и фигурально.
- Так убей меня! - вскричала ведьма, когда парень пришпилил ее к земле яростным взглядом. - Ты меня хочешь убить? Убей! К чему все это?!
Сейчас она уже не думала, что Пересмешник одинок и страдает. Он был просто безумцем, которому чуждо проявление человеческих чувств. Он не был способен на сострадание и взаимопомощь, слово "самопожертвование" явно ни о чем ему не говорило. "Никакой жалости к врагам, - тихо напомнила себе брюнетка одно правило из Кодекса. - Будь сильной".
Однако вся бравада Найт мгновенно испарилась, когда Пересмешник вновь накрыл ее губы поцелуем, теперь еще более требовательным, чем раньше, и положил сухую холодную ладонь на грудную клетку, почти туда же, где мирно покоился сейчас амулет. На обоих это прикосновение произвело ошеломляющее действие: Пересмешник тихо выругался, резко отстраняя руку и с удивлением смотря на ожог, девушка же громко застонала и максимально выгнулась, когда огненный жар от амулета быстро достиг всех нервных окончаний. Так экранирующая магия защищала талисман и его обладательницу от разоблачения (амулет по-прежнему оставался невидимым глазам пораженного мага), но теперь, увы, блондин знал, что что-то здесь не так. Он вновь прильнул к телу Джесс и обманчиво ласковым голосом прошептал ведьме на ухо:
- И что это у нас, м?
- Я не собираюсь отвечать тебе! - возмущенно ответила охотница. - Можешь хоть пытать меня, но я буду молчать!
Наемница слишком поздно сообразила, что сказала, и поспешно прикусила язык, но физиономия Пересмешника уже расплылась в торжествующей улыбке.
- Отлично! Не против, если я проверю эту теорию?
Зрачки брюнетки расширились от испуга, сейчас она проклинала себя, потому что, судя по всему, подала магу неплохую идею.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
Светловолосый маг ещё несколько мгновений пробыл в недоумении. Что это только что было? Проведя свободной ладонью по щеке, Пересмешник осознал только одно - в него действительно плюнули. Стерев слюну верховной ведьмы с лица, юноша издал подобие рыка, что предвещало отнюдь не самое хорошее. Взгляд алых глаз с неподдельной яростью стал таранить Найт.
- Так убей меня! Ты меня хочешь убить? Убей! К чему все это?! - кричала ведьма, всё так же не оставляя попыток выбраться. Пересмешник только радовался такому всплеску эмоций, поэтому с интересом наблюдал за Джессикой, изредка делая хватку жестче, когда верховная ведьма слишком уж усердно вырывалась. Ярость к этой девице куда-то испарилась, оставив за собой только желание подольше мучить Найт. Но долго выслушивать громкую речь ведьмы Пересмешнику было очень и очень лень, это не вызывало никакого интереса. Интерес вызывала лишь эта молодая особа, чьё упрямство выходило за рамки. Другие бы уже лежали трупами рядом с Пересмешником.
- Надоедаешь, - устало выдохнул блондин, закрывая рот Джесс ещё одним поцелуем. Холодная и сухая ладонь коснулась груди Найт, но тут произошло то, чего явно не ожидал сам Пересмешник. Руку обожгло так, что её пришлось убирать от девицы. Джессика же, изогнувшись чуть ли не дугой, протяжно застонала от боли. Молодой маг, недоумевая, смотрел на ожог, что остался на его ладони. Шикнув, Пересмешник сжал и разжал пострадавшую руку. Затем снова на неё посмотрел. Ожога как след простыл, но всё же подобие отметины осталось.
- И что это у нас, м? - смотря на более-менее успокоившуюся Джессику, поинтересовался Пересмешник, склонив голову набок.
- Я не собираюсь отвечать тебе! - на такое заявление юноша только цокнул языком, закатив глаза. - Можешь хоть пытать меня, но я буду молчать!
Пересмешник, услышав подобное, изумлённо приподнял свои брови, а затем расплылся в довольной улыбке.
- Отлично! Не против, если я проверю эту теорию? - в предвкушении веселья, улыбаясь во весь рот, проговорил маг, наблюдая за тем, как Найт медленно осознаёт свои сказанные слова, а зрачки её в страхе расширяются. Ну, как говорится, слово - не воробей.
Приподнявшись с Джессики, молодой маг вновь ухмыльнулся. Отпускать сейчас эту чертовку было не очень опасно, но всё же Пересмешнику не хотелось снова ударяться в погоню, если подобное случится. Поэтому он, особо не церемонясь, по-хозяйски схватил ведьму за волосы и поднялся на ноги, заставив Джесс, прошипев от боли, встать на колени. Видимо, Джессика была не так сильно оглушена болью, потому что руки девушки, теперь уже освобождённые, стали сразу тянуться к тому странному и невидимому предмету, который и стал виновником разрыва контакте Пересмешника и Найт в самый интересный момент. Не желая ещё больше проблем себе наживать, маг, продолжая одной рукой крепко и грубо держать ведьму за волосы, в другой руке материализовал тот самый нож, приставив его к самому лицу Найт.
- Слушай, давай без этого? - недовольно произнёс Пересмешник. - Не знаю, что у тебя там за вещица, но я не очень-то хочу видеть её в действии. Опускай свои ручки, дорогуша. Иначе твоя голова сейчас окажется в тех вот кустах. А я ещё хочу с тобой поразвлечься... Потребности там, ну, ты понимаешь. А развлекаться с обезглавленным телом не очень приятно. Даже разговаривать не с кем, а монологи я не любитель устраивать.
Джессика ещё пару минут не желала убирать руки от своей груди, то смотря на своего "мучителя", то на руку, в которой он держал ритуальный нож. Кажется, что в голове девушки так и всплывал вопрос: быть обезглавленной или попытаться спастись? Видя, что Найт медлит и решение принять сама не в состоянии, Пересмешник довольно грубо потянул девушку за волосы вверх, заставив ведьму вскрикнуть от резкой боли и привстать с колен, убирая от своей груди руки. Именно этого юноша и хотел, но Джесс оказалась довольно неосторожной особой, потому что правой рукой всё же напоролась на лезвие ножа, тут же отдернув руку. Порез был не очень серьёзный.
- Ой, - даже как-то печально озвучил эту немую сцену светловолосый маг, сверкая своими алыми глазами. - А ты везучая. Даже руку не отрубило моё скромненькое оружие, а ведь могло бы... Я даже расстроен малость.
Найт вскрикнула, когда её руки сковал уже не сам Пересмешник, а крепкие ветви, непонятно откуда тут взявшиеся. Блондин усмехнулся, упиваясь реакцией девушки. Теперь она не смогла бы дотронуться до своего амулета, а если так, то в данный момент победителем этого раунда стал снова Пересмешник. Парень был явно этим доволен. Отпустив волосы ведьмы и довольно небрежно оттолкнув от себя девушку, он развернулся. Найт же, безуспешно пытаясь как-то разрушить свои древесные оковы, не издала ни звука. Только сопение и было слышно.
- Помнится, моя мать мне постоянно говорила: "Кристофер, ты никому и никогда не будешь нужен!", - разводя руками, начал разговор Пересмешник, будто бы Джессика вовсе не его жертва, а всего лишь собеседница, зашедшая поговорить с юношей о жизни. - А сейчас тебе нужен я, чтобы убрать эти оковы. Ну разве моя мать не выдумщица, а? Несла какой-то бред постоянно о чём-то унылом, ну а я её потом и убил. Надоела она мне. - Маг, смотря на Джесс, что, кажись, его вообще не слушала, нахмурился.
- Ты что, вздумала на меня не обращать внимания? - в одно мгновение оказавшись чуть ли не вплотную к Найт, заставив ту от неожиданности вскрикнуть и отставить свои попытки развязать руки, недовольно поинтересовался блондин. Но затем, дождавшись реакции девушки, парень заметно повеселел. - Вот так уже лучше!
- Да что... да кто ты вообще такой, чёрт тебя дери?! Отпусти меня! Или убей! - вознегодовала Джессика. - Что тебе от меня нужно, урод?!
Пересмешник, совсем опечаленный таким обращением к своей ранимой персоне, наклонился к Найт, провёл по лбу девушки своей холодной ладонью и, вновь схватив за волосы, немного притянул к себе, опять начав терзать девичьи губы своими требовательными и довольно грубыми поцелуями. Но ведьма упрямо не желала отвечать взаимностью. Тогда же, отстранившись, но напоследок лизнув Джесс в губы, будто пробуя их на вкус, Пересмешник выпрямился, совершенно безумными глазами глядя на жертву.
- Мне нужно твоё тело, - без всякой запинки ответил юноша. Кажется, Пересмешник был готов ходить вокруг да около. Но на магическую силу пока не хотелось времени тратить. Пока что юноша обходился и банальной физической силой.
you woke the wrong dog
Услышав роковые слова девушки, которые наверняка ускорят ее гибель, Пересмешник еще раз ухмыльнулся и приподнялся с Джесс, будто освобождая ее. Какой там! Блондин, вежливо и явно издевательски улыбнувшись, просто грубо схватил ее за волосы. Охотница, прошипев от боли, неохотно встала на колени, пытаясь уменьшить боль в корнях волос. Это было ее слабостью. Тем более сейчас, когда длинные иссиня-черные локоны не были стянуты резинкой и представляли собой легкую мишень. Руки наемницы, получив свободу, тут же метнулись к шее, к заветному талисману. Стоит коснуться его, и бой будет окончен. Но маг предвосхитил ее действия и приставил опасно острый нож к лицу ведьмы. Ее руки так и замерли у груди, брюнетка явно раздумывала, рискнуть или оставить попытки коснуться медальона. По всему выходило, что - нет, девушка не успеет, парень просто убьет ее быстрее, но выбора у нее особого не было. Особенно когда это, возможно, был единственный шанс освободиться.
- Слушай, давай без этого? Не знаю, что у тебя там за вещица, но я не очень-то хочу видеть её в действии. Опускай свои ручки, дорогуша. Иначе твоя голова сейчас окажется в тех вот кустах. А я ещё хочу с тобой поразвлечься... Потребности там, ну, ты понимаешь. А развлекаться с обезглавленным телом не очень приятно. Даже разговаривать не с кем, а монологи я не любитель устраивать.
- Да пошел ты знаешь куда со своими потребностями?! - вспылила Найт, гневно сверкая глазами. - Я тебе не игрушка, чтобы со мной развлекаться! Купи себе надувную куклу, если страдаешь от недотраха!
Конечно, колдунья блефовала. На самом деле было очень страшно, но она не могла позволить себе сдаться перед Пересмешником. Дело даже было не в сделке с собственной совестью, а в том, что наемница не привыкла проигрывать. Никогда. И она никому из мужчин не позволяла касаться ее, если она сама того не хотела. Проще говоря - никому не удавалось ее изнасиловать, потому что все попытки она жестко пресекала магией, но сейчас ей грозило именно это, и ее дар в данной ситуации играет против нее же. Ну что за несправедливость?! Ах да... медальон.
Приняв непростое решение, Джессика почти дотянулась до медальона, ее пальцы были в нескольких миллиметрах от драгоценного камня, но Пересмешник и сейчас опередил ее: дернул за мягкие волосы, заставив брюнетку вскрикнуть от боли и приподняться с колен, верховная ведьма тут же забыла о медальоне, потянувшись правой рукой к локонам. Напоролась на острый нож и тут же отдернула ладонь, ее лицо окаменело, но она так и не произнесла ни слова. Молча выпрямилась, вставая с колен, и, резко тряхнув головой, освободила волосы из плена жесткой руки. Однако свою маленькую победу девушка недолго праздновала: внезапно ее и без того израненные запястья, покрытые сине-фиолетовыми синяками, оплели древесные ветви, заставив охотницу (или все же жертву?) вскрикнуть еще раз и дернуться от неожиданности. Маг, довольный произведенным эффектом, повернулся к пленнице спиной и начал что-то рассказывать, в то время как Джесс пыталась высвободить руки и почти преуспела в этом. Ветви были слишком толстыми и узловатыми, поэтому ее тонкие запястья легко выскальзывали из плена проклятых сучьев. Хотя на долю секунды Найт опоздала и перестала дергать руками, когда Пересмешник резко повернулся к ней. Что говорить, блондину удалось заставить ее врасплох. Маг нахмурился и вмиг оказался подле Джессики, девушка тихо вскрикнула, отшатнувшись и врезавшись спиной в переплетение узловатых ветвей.
- Вот так уже лучше!
В душе охотницы вспыхнул гнев.
- Да что... да кто ты вообще такой, чёрт тебя дери?! Отпусти меня! Или убей! Что тебе от меня нужно, урод?!
Парень недовольно покачал головой, будто расстроенный, вновь схватил брюнетку за волосы, но уже и вполовину не так грубо, как в первый раз, и, проведя холодной ладонью по лбу наемницы, вновь начал терзать требовательными поцелуями слегка распухшие губы ведьмы. Колдунья дернулась, но на поцелуи упрямо не отвечала, и Пересмешник вновь остался несолоно хлебавши. Отстранившись и напоследок проведя языком по верхней губе верховной ведьмы, отчего веки Джессики дрогнули, будто глаза хотели закрыться, юноша выпрямился, его глаза снова помутнели от танцевавшего в них безумия.
- Мне нужно твоё тело, - твердо ответил блондин, улыбаясь. Но Найт не разделяла его веселья.
- Сожалею, ничем не могу, - ядовито парировала она. - Ты хотел убить меня? Убей, но тела моего ты не получишь.
Свой спектакль колдунья закончила последним номером, сорвавшим бурю аплодисментов (увы, слышимых только в ее голове). Охотница резко высвободила руки из уже не так крепко державших ее ветвей, прощально улыбнулась Пересмешнику, который, черт его возьми, улыбался - улыбался! - и коснулась пальцами медальона. Вернее, почти коснулась. Проклятый маг, сверхъестественно быстро передвигавшийся, схватил ее за запястье и заломил руку за спину, заставив девушку вскрикнуть и выгнуться. Другой рукой блондин провел по шее пленницы, его пальцы устремились ниже, к груди, огибая соблазнительную ложбинку, в которой сейчас и покоился амулет. Наемница жалобно и разочарованно застонала, чувствуя нестерпимую боль в заломленной руке и ощущая себя униженной и вновь беспомощной. Эти эмоции угнетали ее.
- Неужели я так тебе не нравлюсь? - тихо спросил Пересмешник, убирая волосы с шеи брюнетки и осыпая ее чувствительную кожу мимолетными поцелуями. Джессика забилась в его руках, как птица, пойманная в силки, задрожала, но поделать ничего не могла. Губы мага коснулись пентаграммы, и ведьма, не сдержавшись, застонала, чувствуя, как татуировка послала по телу мощный разряд электрического тока. Ну почему маг предсказывает любое ее действие?..
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
Юноша понимал, что не добьётся от Джессики ничего, кроме ответных оскорблений или же гневных тирад на тему того, какой он, Пересмешник, противный и вообще нельзя так с людьми поступать, ты, моральный уродец. Блондин с интересом поглядывал на Джессику, что готова была взорваться от собственного гнева. Да, маг её довольно серьёзно разозлил. Но это даже к лучшему. Ярость может ослепить человека.
- Сожалею, ничем не могу помочь, - Пересмешник усмехнулся в ответ на подобное заявление. - Ты хотел убить меня? Убей, но тела моего ты не получишь.
Пожав плечами, Пересмешник всё так же заинтересованно смотрел на Джессику, которая явно что-то удумала. Наверное, маг действительно просчитался. Ветви оказались не такими сильными, и девушка, разорвав их, вырвалась из плена и собиралась коснуться своего медальона, который уже начинал раздражать парня тем, что был невидим. Когда не знаешь, что создаёт такой поток силы, способный чуть ли не прожечь руку, то непроизвольно начинаешь злиться. Как раз это сейчас делал Пересмешник. Но времени на то, чтобы рвать и метать у него явно не хватало. В чуть ли не самую последнюю секунду маг, схватив Найт за руку, заломил ведьме конечность, тем самым не давая ей возможности дотянуться до своего - на данный момент - единственного спасения от мага. Блондин был недоволен. Вырвавшийся с уст верховной ведьмы крик боли заставил Пересмешника закусить свою нижнюю губу. С каждой минутой пребывания вместе с этой упрямой девицей юноша становился всё безумнее и безумнее. И в чём же проблема?
Осторожно, стараясь не тронуть то место, где, по мнению Пересмешника, находился этот чертов медальон, парень пальцами провёл по шее своей жертвы, а затем и чуть ниже. Жалобный и такой разочарованный стон Джесс вызвал у блондина непонятное чувство. В алых глазах искрой что-то промелькнуло. Вздохнув, Пересмешник прошептал ведьме на ухо, после убрав мешающие волосы девушки чуть назад, оголив красивую шею, прикоснувшись холодными губами к чувствительной коже:
- Неужели я так тебе не нравлюсь? - Пересмешник продолжал осыпать шею ведьмы поцелуями, довольствуясь реакцией со стороны девушки. Коснувшись губами татуировки на шее Джесс, Пересмешник торжествующе заулыбался. Отстранившись, продолжая заламывать руку Найт, юноша провёл пальцами свободной руки по пентаграмме, заставив брюнетку снова простонать и задрожать. Хмыкнув, маг отпустил руку Джессики, после чего верховная ведьма, отбежав от Пересмешника на несколько шагов, ненавистным взглядом окинув его, собралась уже в третий раз попытаться взять свой медальон в руки. Но не тут-то было.
- Нет-нет, успокойся, - взмахнув рукой, спокойно произнёс Пересмешник, после взглянув на Найт. Хорошо, что девушка не отошла ещё дальше. А то бы это обездвиживающее заклинание, работающее на расстоянии каких-то шести жалких шагов, не сработало. Благо Джессика отдалилась от мага только на четыре шага. - Что же ты за свою безделушку хвататься сразу? Страшно? Боишься меня?
На лице Пересмешника не было ничего. Только спокойствие. Ни улыбки, ни усмешки - ничего такого. Блондин, подойдя к Найт, которая застыла на месте и могла только говорить или взглядом стрелять, посмотрел ведьме прямо в глаза. Затем, протянув руку, маг коснулся вновь лица девушки.
- Ты мерзкий, - с явным отвращением проговорила Джесс, испепеляя Пересмешника взглядом. Юноша как-то невесело улыбнулся. Казалось, что в нём что-то поменялось. Наверное, это заметила и сама ведьма, которой, видимо, было проще смотреть на безумного Пересмешника, нежели на такого, какой он был сейчас. Светловолосый маг убрал руку от лица верховной ведьмы.
- Как я мог забыть о том, что я мерзкий, - тепло улыбнувшись, мирно и без намёка на вызов произнёс юноша. - Заметив этот знак у тебя на шее, я кое о чём вспомнил.
Джессика не проявила интереса к туманному высказыванию Пересмешника. Уловив потерю внимания к своей персоне, юноша переменился в лице. Снова появился этот ужасный взгляд, но уже не отливающий безумием, нет. Это был взгляд человека, которому хочется мстить и убивать всех, кто попадётся на пути. Но почему-то убивать Пересмешнику сейчас хотелось в последнюю очередь.
- Я мог бы запросто убить тебя, а мог запросто унизить тебя так, как унижают любую молодую девушку, - тем же спокойным голосом начал Пересмешник, - но, увы, что-то меня сдерживает. Я не могу этого сделать, Джессика.
Послышался сначала грохот, а затем земля затряслась. Из-под неё появилась каменная плита средних размеров. По крайней мере, больше человека как в рост, так и в ширину. Пересмешник холодно посмотрел на Джесс, которая явно не понимала происходящего. Сняв заклинание и не дожидаясь того, пока Найт очухается и снова потянет ручонки к амулету, Пересмешник силой мысли толкнул девушку прямо на ту каменную плиту, что стояла теперь посреди леса словно какое-то огромное надгробие. Найт, ударившись спиной о твердую поверхность, на момент была будто оглушенная. Использовав это для себя, юноша быстро и четко прочитал заклинание, которое применяется тогда, когда ты хочешь лишить человека движения. Вернее, связать его по рукам и ногам. Так сделал и блондин, но ноги ведьмы он не стал трогать. Серебристый поток магии привязал за руки Джесс к этой каменной плите. Теперь верховная ведьма была похожа чем-то на того, кого когда-то распяли на кресте. Пересмешник ухмыльнулся.
- А, нет, прости, я соврал, - подойдя так близко к Джесс, как только можно, похотливо проурчал Пересмешник. В глазах этого мага словно черти плясали. Теперь-то он знал, что Найт не сбежит. Она не сможет коснуться своего медальона, ибо руки скованы магией. Плюс она не может и толком двигаться, а размахивать ногами, чтобы только угодить пяткой блондину в нос, всего лишь трата времени. - Я же знаю, что если и не твоя душонка, то твоё тело само себя отдаст.
you woke the wrong dog
Совершенно неожиданно Пересмешник освободил девушку, и она, отбежав на несколько шагов, вновь потянулась руками к амулету, понимая, как это глупо. Маг бы не стал просто так разрешать ей действовать. Но, видимо, это уже было рефлекторное желание - коснуться амулета. Почему у нее ни разу этого не получилось?..
Внезапно Джесс почувствовала, что больше не может двигаться. Она стояла в несколько неудобной позе, левая застыла в воздухе, будто приклеившись, когда ведьма собиралась еще разорвать дистанцию, руки, сложенные почти в молитвенном жесте, тянутся к медальону.
Джессика понимала, что поступила опрометчиво, возможно, не потянись она к медальону, то, что произошло дальше, выглядело бы совершенно иначе, но изменить ход событий колдунья была не в силах. Механизм запущен, его уже не остановить.
- Нет-нет, успокойся. Что же ты за свою безделушку хвататься сразу? Страшно? Боишься меня? - Пересмешник говорил серьезно, без всякого намека на улыбку, и это удивило брюнетку. "Боюсь!" - хотела тихо признаться она, потому что ей действительно было страшно. Она так отчаянно цеплялась за свою свободу, что совершенно забыла, как боится этого опасного мага! Однако почему-то с уст вырвался совершенно другой ответ:
- Ты мерзкий. - С каким презрением это было выплюнуто, с каким отвращением! Девушка и сама себе удивилась и даже хотела извиниться перед парнем за свою резкость. Ведь сейчас маг выглядел совершенно нормальным, совершенно... адекватным человеком, которому естественно больно, когда его оскорбляют или унижают.
- Как я мог забыть о том, что я мерзкий. Заметив этот знак у тебя на шее, я кое о чём вспомнил.
В глазах на секунду полыхнуло чувство вины, но тут же сменилось гневом, отчаянием и страхом, а также глухой безнадегой, когда она услышала следующие слова парня:
- Я мог бы запросто убить тебя, а мог запросто унизить тебя так, как унижают любую молодую девушку. но, увы, что-то меня сдерживает. Я не могу этого сделать, Джессика.
Джессика, если бы могла, опустила голову от стыда, ей действительно хотелось извиниться за свои резкие слова, но все потонуло в чьем-то возгласе удивления. В ее возгласе, с ужасом поняла колуднья.
Перед ней появилась каменная плита, довольно широкая, чтобы на ней поместилось миниатюрное тело Найт, и ведьма тут же заподозрила нехорошее. Пересмешник снял обездвиживающее заклинание с колдуньи, но, прежде чем она начала действовать, силой мысли толкнул ее на эту плиту. Больно ударившись спиной о холодную поверхность, брюнетка почти до крови прикусила нижнюю губу, что-то нечленораздельно промычав, волосы разметались по камню. И все бы ничего, но ее руки вдруг начали двигаться сами по себе. Они были разведены в стороны, и их сковала серебристая магия, плотно прижав к плите. "О черт... - мысленно простонала Джесс. Она уже догадывалась, что произойдет дальше, но никак не могла освободиться, потому что магию можно разрушить лишь магией, которой она сейчас не обладала. Повторить трюк с ветками не получится: против магии это гиблое дело. - Только не это..."
Глаза широко распахнулись, губы чуть приоткрылись, в глазах плескался неподдельный страх. Она поняла, что это конец. Конец ее свободе.
- Только не это... - прошептала молодая ведьма свои последние мысли, почти "распятая" на плите. Она с ужасом наблюдала за Пересмешником, чьи губы вновь искривила саркастическая усмешка.
- А, нет, прости, я соврал. Я же знаю, что если и не твоя душонка, то твоё тело само себя отдаст.
- Нет... нет... - только и могла шептать Джесс, не имея возможности даже шевельнуть руками. - Пожалуйста, не надо!
Что могло сделать в такой ситуации брюнетка? Лишь пытаться воззвать к благоразумию Пересмешника. Сейчас он возвышался над ней, испепеляя ее взглядом свысока, и Найт в очередной раз осознала, что это конец. Ей не выбраться из этих оков, она плотно прикована к плите. Раньше был страх, да, но он не шел ни в какое сравнение с тем, что сейчас испытывала ведьма. Она была на самом деле испугана, она была в ужасе, ее охватывало отчаяние и беспомощность, и, что самое кошмарное, девушка больше не чувствовала, что может потерять сознание в любой момент. То ли резкий выброс адреналина так подействовал на нее, то ли сковывающая ее магия не позволяла просто поплыть по волнам забвения, но Джессика теперь была плотно привязана к этому миру. Буквально и фигурально.
- Нет... - жалобно пролепетала поверженная пленница, когда Пересмешник аккуратно опустился на нее, проведя рукой по волосам и улыбаясь каким-то своим мыслям. Что удивительно, улыбка была не безумной, а почти мечтательной. Наемница очень надеялась, что он не представляет ее расчлененной. Жертва, теперь самая настоящая, предательски всхлипнула, она протестующе покачала головой, не веря в происходящее. Она была сломана.
Semper te amabo...
~~~

I will no hide from what`s inside of me
- Нет... нет... - Пересмешник в ответ только усмехнулся, приближаясь к Джессике. - Пожалуйста, не надо!
Юноша наблюдал за тем, как Найт пытается хоть как-то пошевелить руками. Девушка извивалась на этой плите словно уж. На губах юноши снова появилась улыбка, которая ни о чём хорошем сообщить не могла. Пересмешник был всё ближе и ближе, а страх Найт становился всё больше и больше. Ведьма была так беспомощна без своей магии, что на момент Пересмешник задумался над одной вещью: а стоит ли вообще подобное совершать с теми, кто слаб? Мотнув головой, парень сам себе удивился. В нём проснулась совесть, которая заодно разбудила и человечность? Нет, постойте, это всё шутка. Стиснув зубы, Пересмешник уже уверенно сокращал расстояние, ощущая размытую грязно-малиновую ауру, которая бывает только у тех, кто действительно боится. Чей страх безграничен. Пересмешник скривился. Ему не хотелось бы впитать, как губка, подобную ауру. Ведьмам, магам и прочему народцу волшебному свойственно временами принимать в себя чью-то ауру, частичку её. Правда, какие-то ауры хороши, а какие-то вовсе могут наделать проблем. Вот и сейчас, мысленно поставив некий блок против подобного, юноша, наконец-то, стоял возле своей жертвы, что была связана по рукам на каменной плите. И боялась.
- Нет... - молодой маг осторожно опустился на свою жертву, успокаивающе поглаживая её по волосам. Но Джесс не желала успокаиваться, нет. Она только ещё сильнее напугалась и, всхлипнув, начала мотать головой, не веря в то, что сейчас происходит. А ты думала, что до победного конца будешь сильной? Что мне не удастся тебя сломать? Пересмешник улыбнулся, но не как безумец. Эта улыбка была, скорее, больше похожа на улыбку мечтателя, но никак не на сумасшедшего. Те, кто был до тебя, были такими же упрямыми. Молодой человек двумя пальцами взял Джесс за подбородок, приподняв голову девушки, сделав так, чтобы она могла посмотреть Пересмешнику в глаза. В глаза самого настоящего монстра. И ещё одна улыбка скользнула по бледным губам мага. Он улыбался своим мыслям. Но самой упрямой из этих смертников стала именно ты. Пересмешник, немного пригнувшись, накрыл своими губами губы Найт. Такие тёплые, мягкие... Блондин чуть ли не возненавидел тебя за слишком странные мысли. Поцелуй не был даже толком начат - юноша почти сразу отстранился. Было чувство, что Пересмешнику что-то мешает. И он ненавидел себя за это ещё больше. Где жестокость? Где безжалостность? А Джесс уже начала плакать. Она была похожа на загнанного в угол зверька, которому некуда бежать. И вот за ним явился хищник, который только и жаждет, что разорвать зверька на кусочки.
- Прекрати ныть, потерпишь, - почти что приказал Пересмешник, не в силах больше терпеть эти нюни. Парню на момент тогда ещё показалось, что пройдут секунды - и нюни тут распускать начнёт уже он. Волна ярости нахлынула на молодого человека. А вместе с тем пришло и безумие. Не обращая внимания на заплаканное лицо Джессики, Пересмешник вновь впился в губы девушки грубым и властным поцелуем, жадным. Однако ведьма так и не удосужилась отвечать взаимностью, поэтому пришлось применять силу.
Одной рукой Пересмешник больно сжал с двух сторон скулы ведьмы, заставив ту зажмуриться и приоткрыть губы. Тогда же маг принялся за игру, нагло начав хозяйствовать языком во рту Найт. Девушка сопротивлялась и даже пыталась кусаться, но безуспешно. Пересмешник начал уже тонуть с головой в подобном. И вместе с этим поцелуи - хоть и такие отвратительные для Джесс - с каждым мгновением становились всё мягче, нежнее. Теряли грубость и это нетерпение.
you woke the wrong dog
Форум » Архив » Корзина » Welcome to Hell
Страница 2 из 4«1234»
Поиск: