Чтобы можно было писать в чате нужно войти в свой аккаунт.
Страница 5 из 5«12345
Архив - только для чтения
Форум » Архив » Корзина » Just see this diamond
Just see this diamond
Похоже девушка решила избрать второй метод. Но если бы испанца было можно так легко захватить силой...
Альпийское солнце давно зашло, и проникающая в узкие окна-бойницы полная луна освещала двух людей, сделав их словно сказочными персонажами. Светлая кожа девушки в лунном свете делала ту похожей на мифическую богиню. Светлые волосы цвета серебра обрамляли лицо, на котором сияла загадочная улыбка. Снова изящные ладошки девушки аккуратно массируют мышцы мужчины, заставляя тысячи маленьких молний стайками разбегаться по коже, заставляя тяжело дышать и чуть не мурлыкать от наслаждения, слушая её горячее дыхание, обжигавшее шею. Но вот она снова исчезает, и снова появляется. Тонике ладошки поднимают его голову. Резко и властно, заставляя смотреть в её глаза, но мужчина не отводит взгляда, обволакивая пронзительный синий взгляд, и жестоко топя его в зеленом бездонном омуте. Войну взглядов женщина с треском проиграла, прикрыв глаза, а потом наклонилась, изящно прогнувшись в спинке, и поцеловала его. Один поцелуй. Один единственный. Но такой жаркий и ничем не удерживаемый, что мужчина не сдержал тихого стона. Девушка улыбнулась, довольная своей маленькой победой, и мужчину это завело.
- Значит будет война. И ты её проиграешь - бросил вызов мужчина, на немецком языке. Этот резкий и немелодичный язык превосходно годился чтобы объявить войну, потому что в голосе очень сильно прозвучал вызов, который испанский язык просто не смог бы передать. Наверно постель - единственное место, где мужчина может бросить вызов женщине. И зря Хельга не замечала лежащие на её запястьях сильные мужские руки.
Мгновение, тишина, нарушаемая скрипом кровати. И снова они вернулись к тому, что было раньше - женщина стоя на коленях прижимается к широкой груди мужчины, а мужчина находясь сзади без напряжения удерживает женщину, и снова заставляет её руки действовать как ему захочется, обжигая женщину поцелуями. Снова мужские ладони накрывают женские ладошки, беря их под свой контроль, и заставляют их делать то, что хочется ему. Воля хозяйки ничего не значит, даже если эта пытка удовольствием слишком сладка, чтобы её вынести. Но мужчина безжалостен. Он заставляет женщину снова огладить себя начиная с бедер и заканчивая плечами, снова положить руки на грудь, и сжать до приятной боли. Не забыть поиграть с чувствительными виноградинками сосков, вырвав очередной стон наслаждения. А потом левая рука девушки, подчиняясь командам, скользнула за последнюю тканевую преграду. Резкое движение, девушки изгибается, чувствуя вторжение в самое сокровенное место.
- Ты проиграла, или думаешь не все ещё потеряно?
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Как давно наступила ночь? Немка и пропустила этот момент, хотя сама обожала смотреть на наступление сумерек и на то, как на небе зажигаются первые звезды и выплывает Луна… Как бы смешно это не звучало, но жесткий немецкий офицер любила природу во всех ее проявлениях. Может поэтому ее и привлек горячий испанец, казавшийся неделимой частью природы… Нежный свет Луны серебрил светлые, разбросанные по плечам пряди, словно млечный путь разлился по коже. После его стона девушка победно улыбнулась, но, пожалуй слишком расслабилась…
- Значит будет война. И ты её проиграешь
Его атака была жесткой и всесметающей. Едва слышный скрип кровати, Алехандро на дедкость быстр. И сново ее изящная спина прижимается к мужской груди, ощущая всем телом тугие сплетения мышщ. Любые попытки вырваться пресекаются на корню. Более того : он как буд-то нарочно не сжимает ее рук, как бы показывая насколько легко ее держать. Он полностью контролировал ее движения, словно умелый кукловод свою марионетку. Это злило. Это возбуждало. И пробуждало нехилый интерес… Ее собственные ладони, крепко зажатые в ее руках скользят по бедрам, касаясь талии, остонавливаются на груди….Тут Хельга чуть не задохнулась от ярости, она с трудом сдерживалась и лишь иногда шипела, как разозленная пантера. Его пальцы сами алчно играются с ее сосками, причиняя удовольствие и ей и не забывая про себя. А потом ее руки скользнули к тонким кружевам трусиков, проникая через последнюю преграду. Хельга не выдержала, простонав и выгибаясь в объятиях мужчины. На ее шее его губы, которые шепчут нечто насмешливое. Она в ответ говорит что-то на латыни примерно значащее:
- Ты выйграл сражение, но война еще впереди.
После чего, чувствуя как слабнет его хватка немка рванулась, оборачиваясь лицом к наглецу. Считанные сантиметры. Жар тел. Тормозов уже нет. Война началась…
Построю лабиринт, в котором смогу затеряться с тем, кто захочет меня найти...(с)
У каждого, кто затевает войну обязательно есть план, исполняя который этот человек достигает победы. У испанца был такой же план. Но он был намного изощреннее, чем нарисованные на карте стрелочки. Демонстрация своей силы, своей власти - вот то, чего не могла сделать с ним жесткая немка, нацепившая военный мундир. И то, что ей демонстрируют пресловутое мужское превосходство, не давая возможности даже ответить, так же злило эту кошку как и возбуждало. И злило даже не то, что ей не дают ответить, а что ей распоряжаются, словно марионеткой. Стон, вскрик. Девушка выгибается в дугу и опадает, иногда разозленно шипя.
- Ты выиграл сражение, но война еще впереди - мужчина на секунду ослабил хватку, дав девушке иллюзию свободы. Но только на секунду - повернувшись Хельга обнаружила, что все равно не может пошевелиться - мужчина контролировал каждое её движение.
- Говорят, что война выиграна не тогда, когда вы убили врага, а когда он попросил пощады сам - он нагло ухмыльнулся, легко коснувшись губ девушки. Она вроде попыталась углубить поцелуй, но он крепко её держал. Уронил на кровать, нависая сверху, целуя шейку и ключицы, без малейшего усилия удерживая женское тело, и снова заставляя женские ладони ласкать свою хозяйку, помогая его губам. Женщина была в ярости, в бешенстве. Накопленное возбуждение искало выхода, а мужчина не подпускал к этому выходу. И давал четко понять - не пустить, пока его не начнут умолять об этом.
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Она не могла шевельнуться. Сейчас горячий испанец был сильнее. Он поймал ее в искусно расставленную ловушку из которой нереально сложно вырваться.
- Говорят, что война выиграна не тогда, когда вы убили врага, а когда он попросил пощады сам
Он упрямо касается ее губ и Хельга вновь ощущает нахлынувшее раздражение. Как бы хорошо она не была, сейчас девушка катастрофически уступала ему. Нежное тело настойчиво вжимают в мягкую постель, невольно девушка вздохнула от этого, порывисто и резко. Его губы исследуют грудь и изящную шею, заставляя временами закатывать глаза от удовольствия. Но даже не смотря на интимность этого момента немка продолжала упрямо вертеться в его объятиях, стараясь избегать столь желанных ласк. Женщина билась в его руках, словно пойманная в силки птица. Возбуждение накаляло обстановку. И она знала, чего ждет этот стервец.
- Не дождешься
Пламенно прошипела ему на ухо Хельга, с силой прижимаясь к нему, так тесно, как только можно.
- Ты слишком самоуверен.
Построю лабиринт, в котором смогу затеряться с тем, кто захочет меня найти...(с)
- Не дождешься. Ты слишком самоуверен - женщина все ещё пытается избежать участи снова стать зависимой от него. Он помнил, как она сама признавалась в этом. Что он для неё - наркотик, которого хочется все больше, чем больше пробуешь. Она извивалась в его руках, пыталась избежать его ласк, пыталась вырваться, билась, словно пойманная в клетку райская птичка, словно ангел, попавший в лапы к дьяволу. Он же видел её глаза. В них - смесь удовольствия и желания, и мало чего человеческого. Ей управляют последние крохи разума, но стоило Алехандро надавить на ключевые точки, и последние крохи рассудка оставляли свою хозяйку, тая как крупинки льда, брошенные в костер.
- Самоуверен? - мужчина перевернулся, посадив девушку на себя - А может это ты слишком себя переоцениваешь? - сильные пальцы сдавливают твердый как камень сосочек груди, вырывая из женщины вскрик боли. или удовольствия? - Ты же сама не берешь ситуацию в руки, тебе хочется, чтобы над тобой властвовали, чтобы тебя брали силой, не спросив разрешения. Ты же этого хочешь, скажи мне? - женщина всем видом показывает непокорство, мужчина наступает, продолжая свою ласку, впиваясь в нежную шейку, и губы повторяют одно слово. Тем самым шепотом, что сводит с ума:
- Скажи мне.
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Когда-то между ними был этот разговор… Достаточно давно.
- Могу ли я рассчитывать на твою благосклонность?
Он зарывается носом в ее серебристые пряди, вдыхая аромат духов и щекоча шею поцелуями.
- Ты мой наркотик…
Смеется она в ответ, улыбаясь.

Это потом Хельга исчезла из его жизни так надолго. Хотя хотела навсегда. Сейчас он мстил ей за все, мстил жестко и упрямо. Он плавно сажает нежную девушку на себя, ублажая и заставляя стонать от нахлынувшего наслаждения. Желание ослепляло. Его губы впиваются в шею, прикусывая светлую кожу и змеиный шепот искусителя :
- Самоуверен? А может это ты слишком себя переоцениваешь? Ты же сама не берешь ситуацию в руки, тебе хочется, чтобы над тобой властвовали, чтобы тебя брали силой, не спросив разрешения. Ты же этого хочешь, скажи мне? Скажи мне.
- Я сама и есть сила. Но да…Сейчас я хочу отдаться тебе.
Она делает соблазнительное движение бедрами, подтянув мужчину за подбородок и провела шустрым язычком по его нижней губе, наслаждаясь. Он закатывает глаза. Немка скользит по его телу, иногда причиняя боль своими прикосновениями и адское наслаждение. Теперь они оба были не в состоянии думать. Остался только животный инстинкт страсти. И подчинения…
Построю лабиринт, в котором смогу затеряться с тем, кто захочет меня найти...(с)
Это сладкое чувство, что он сейчас испытывал. Какое то удовлетворение, словно он нашел что то, что очень давно искал. И ещё одно чувство, но на этот раз знакомое - чувство удовлетворенной мести. Душа ещё помнила, какие раны остались на ней, когда она просто исчезла. Теперь он знал, почему. И ему хотелось мести, чтобы раны на душе получили свое лекарство.
- Я сама и есть сила. Но да… Сейчас я хочу отдаться тебе. - мужчина усмехается, тихо стонет, когда женское тело скользит по нему, дразня своей близостью. Тонкие пальчики, иногда - острые коготки, губы и зубки - все девушка пускает в ход, принося и боль и наслаждение, и все время дразнит, словно затягивая в сети. И поэтому мужчина поднимается, и шепчет на ушко
- Хочешь? Так отдайся.
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Как же это называлось? Теперь она нашла тот маленький ключик, к которому стремилась. Причину его поведения. На приятном испанском это звучало как «Corazón roto». На жестком немецком : «Ein gebrochenes Herz». Но общий смысл один : разбитое сердце. Знала ли она какие сильные раны нанесла ему? И насколько сильно сама открылась… Он приподнимается:
- Хочешь? Так отдайся.
Нежные шепот, интимный поцелуй в ушко. Девушка обхватывает ладонями его лицо, покрывая поцелуями губы, щеки, шею…Горячо, необузданно, без остановки. Неожиданно девушка мягко скатилась с его груди, ложась рядом и заставляя Алехандро нависнуть над ней сново. Резкий вздох и она прижимается к мужчине всем телом, ощущая как он резко вошел в нее, заставив вздрогнуть всем телом и простонать в блаженстве. Потрясающая близость, быстрый темп, под который она пытается подстроиться. Его хриплые стоны и ее крики, смешивающиеся со скрипом кровати и шелестом простыни. Хельга отдает всю себя ему в этот момент, вцепившись мертвой хваткой в плечи мужчины и оставляя царапины, иногда обвивая его талию. При этом она не отрывалась ни на минуту от страстных губ испанца, лишь иногда они прерывались, чтобы вдохнуть немного воздуха из разорванного пространства.
Построю лабиринт, в котором смогу затеряться с тем, кто захочет меня найти...(с)
Зря это он. Честно. Теперь приходилось расплачиваться. Женщина поглотила его без остатка, отдаваясь ему полностью, она забирала его всего. Алехандро переставал быть себе хозяином, чувствуя, как последние крупицы его разума исчезают, как только девушка прижалась к нему, заставив взять её. Потрясающие ощущения, похожие на взрыв, словно сметающий весь мир, оставляющий только двух людей, любящих друг друга. Может это и не любовь, но страсть точно. Они хотели друг друга. Может не на всю жизнь, но хотя бы на одну ночь, чтобы насладиться друг другом. Насладиться поцелуями, объятиями, неторопливыми, или наоборот - быстрыми движениями. Они доставляли друг другу удовольствие, они принадлежали друг другу. И может быть это вызывало то чувство, что ты обрел что то, что давно потерял, и не чаял найти. Что заставляло раны на душе затягиваться, а разбитое сердце - собираться из кусочков в единое целое. Удар ещё удар, поцелуй, женский стон, ногти, впившиеся в его плечи. Мужчина перевернулся, давая девушке свободу, смотря на свою прекрасную наездницу, так легко захватившую его сердце...
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Так она и заснула, в теплых объятиях, под ласкающим взором нежно-зеленых глаз любимого мужчины. Проснулась она рано утром, Алехандро крепко обхватил ее за талию не отпуская и выскользнуть из крепких рук оказалось совсем нелегко. С трудом она все же выбралась, проведя ладонью по слегка напряженной груди спящего мужчины. Потом прошла в ванную. Хельга стояла и смотрела на свое отражение. Боже, что с ее телом! Синяки на бедрах, истерзанные губы, засосы по всему телу. Кое-где и ссадины… Все это следствие бурной ночи с испанцем. Она опять одевает безликую одежду, чувствуя, как вместе с ней ее собственное сердце опять превращается в безжизненный кусок камня. Безупречная выправка, покрой ткани скрыл все следы постельной сцены. Немка выходит из ванны и некоторое время смотрит на спящего испанца. На миг на ее губах мелькнула теплая улыбка…Но тут же исчезла. Он проснулся.
- Надеюсь вы понимаете, что события прошедшей ночи нам стоит забыть? Хорошего вам утра.
Она поворачивается и уходит. Идет быстро, чеканя шаг. От кого бежишь? От себя? А в душе пусто, буд-то все живое высосали…
Построю лабиринт, в котором смогу затеряться с тем, кто захочет меня найти...(с)
Испанец не питал иллюзий. Достаточно было взглянуть на это каменное лицо, и остекленевшие глаза, чтобы понять, что сердце рано собралось из кусочков на место.
Остаток ночи он был словно в беспамятстве. Помнил только, как девушка вскрикнула последний раз, и упала ему на грудь, умиротворенно поглаживая его плечи, и что то шепча. Они оба устали и вымотались, сон быстро забрал двух людей в свои объятия.
И вот она стоит перед ним. Безупречная и холодная. Безликий майор СС - никакого сходства с той Хельгой, которую он вчера сжимал в своих руках.
- Надеюсь вы понимаете, что события прошедшей ночи нам стоит забыть? Хорошего вам утра - жестоко и бессердечно. Алехандро словно услышал звон разбитого стекла, словно кто то бросил на камень ящик с богемским хрусталем. Но испанец не хотел сдаваться. Как только девушка повернулась, он схватил её за руку, и прикоснулся к её губам. Так же жестко и уверенно, но и отчаянно тоже. Словно в последний раз. А потом легонько оттолкнул
- Иди, и не оборачивайся. Можно оступиться - он улыбнулся. Девушка развернулась и быстрым шагом ушла.
"Мне показалось, или я видел слезы?" - а в душе всё еще разносило эхом звон разбитого стекла...

Через три месяца о разработках дисторитовых аккумуляторов пронюхало НКВД. Налет пикирующих бомбардировщиков на исследовательский пункт был неожиданностью для немецкого командования, и похоронил все надежды, быстро создать мощный источник энергии. Испанский ученый Алехандро Алонсо ди-Альмейда и Вальдес был убит - бомба попала прямо в его лабораторию. Хельга фон Рейнсворт была тяжело ранена осколком и умерла в госпитале двумя часами позже... Разработки дисторита были прекращены - больше специалистов по редким минералам не было. Хотя может быть и это хорошо, ибо что могло сделать такое мощное оружие в дурных руках фашистов? Много чего...

Тему можно клоц. Не забываем опыт выдавать
Отредактировал Zariche - Суббота, 04 мая 2013, 11:21
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Данная тема была перемещена из раздела Наруто Клан и Люди .
Причина перемещения: Сюжет закончен. Опыт выдан.

Переместил: Bloody .
you woke the wrong dog
Форум » Архив » Корзина » Just see this diamond
Страница 5 из 5«12345
Поиск: