Чтобы можно было писать в чате нужно войти в свой аккаунт.
Страница 4 из 5«12345»
Архив - только для чтения
Форум » Архив » Корзина » Just see this diamond
Just see this diamond
Тяжелое дыхание девушки, возбужденный шепот мужчины, шепчущего ей на ушко что то страстное. Тонкие пальчики девушки, повинуясь воле мужчины ласкают свою хозяйку, заставляя ту дышать чаще, а мужчину - ещё больше распалиться. Но женщина коварна, он уже убедился в этом. И всеми силами препятствовала мужчине опуститься ниже талии - тонкая ручка рванулась под юбочку, и через мгновение мужчина почувствовал укол. Судя по тому, как размылось зрение явно какой то наркотик, правда достаточно слабый. Тело не слушалось, став каким то безвольным и вялым. А вот ощущения словно усилились. От одного прикосновения губ мужчина словно взорвался удовольствием.
- Грязный... Ход...
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
- Грязный... Ход...
- Ну, дорогой, ты же хотел огонька.
Мурлыкнула ему на ухо девушка, страстно целуя шею мужчины. Этот наркотик усиливал органы осязания во много-много раз. То наслаждение, что получал Алехандро граничило с болью. Благо, к этому наркотику не привыкаешь, что само по себе недурная новость. Тело Хельги было до странности горячим, движения страстные, в глазах…Похоть. Тонкое лезвие кинжала осторожно касается его мышц. Мужчина бьется в бессильной злобе, но не может ничего поделать. Не отпускает. Лезвие оставляет парочку царапин. Но это больно…. И приятно. Хельга собирает на кончик пальца пару капелек крови и осторожно проводит по его губам, давая почувствовать железный, солоноватый привкус. Но вот, действие наркотика прекращается и месть… Месть испанца близка.
Построю лабиринт, в котором смогу затеряться с тем, кто захочет меня найти...(с)
- Ну, дорогой, ты же хотел огонька - затуманенное сознание, занятое борьбой с собственной слабостью все же смогло выудить из хаоса ядовитую усмешку
- Раньше тебе не нужны были для этого наркотики. Что с тобой сделали... - тонкое лезвие прошедшееся по груди не дало мужчине договорить. Женщина творила с ним что то невероятное, а наркотик только добавлял ощущений. И все таки небольшое разочарование в мужчине было заметно. Какой смысл в наркотике? Солоноватый привкус на губах. Его кровь. Поцелуй. Кажется дурманящее действие наркотика рассеивается. Это ему и нужно, хотя мужчина и ответил, что был куда более возбужден до того, как ему вкололи эту дрянь. Стук, девушку с силой вжимают в стену, держа за руки. Мужчина шипит, его голос не предвещает девушке ничего хорошего:
- Ну и как будешь оправдываться?
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Легкий поцелуй, перед тем как Алехандро очнется. Наркотик сбросил часть возбуждения. Но она с лихвой восполнилась, благодаря ярости испанца. А где ярость, там и желание. Резкий рывок и Хельга ударяется спиной об стенку, слегка морщится. Ее запястья в стальных тисках рук ученого. Разъяренный шепот разозленного зверя. И очень голодного…
- Ну и как будешь оправдываться?
Девушка гордо выпрямилась, в глазах сверкнуло презрение:
- Я не должна перед вами отчитываться и оправдываться. Не пристало это делать майору ваффен СС. Что же касается наркотика, я все равно должна была вам его вколоть. Вы мне еще спасибо сказать должны, что я сделала это сейчас, и не воспользовалась положением, узнав у вас про дисторит.
Уже давно немка изменилась. Она действительно стала бессердечной стервой. Хотя…Такой ли уж бессердечной?...
Построю лабиринт, в котором смогу затеряться с тем, кто захочет меня найти...(с)
- Я не должна перед вами отчитываться и оправдываться. Не пристало это делать майору ваффен СС. Что же касается наркотика, я все равно должна была вам его вколоть. Вы мне еще спасибо сказать должны, что я сделала это сейчас, и не воспользовалась положением, узнав у вас про дисторит - испанец расхохотался женщине в лицо. Дерзко и нагло. Наклонился, пройдясь губами по нежной шее, сильно целуя. Девушка не сдержала стона, и испанец загадочно улыбнулся, поднимаясь к ушку девушки, и слегка его покусывая. Он говорил по испанцки - этот певучий язык был намного уместнее сейчас, чем грубый и жесткий немецкий:
- Ты такая холодная. Бездушная ледяная статуя. Тем интереснее мне будет тебя разогреть - мужчина отпустил девушку, мягко обхватив её за талию, и прижав к себе, чтобы она почувствовала каждую его рельефную мышцу. Вторая рука зарылась в светлые локоны, не давая немке уйти от огненный поцелуев. Испанец не спешил, но все равно его ласка была похожа на эпицентр пожара. Его огненные поцелуи могли растопить целый айсберг, но могли ли они растопить одну ледяную стерву?
- Холодная... Бессердечная... Хрупкая... Прочная... Гибкая... Несгибаемая... Ты просто кладезь контраста - шептал мужчина в перерывах между поцелуями - Сундучок секретов, откроешь один ящичек, а внутри ещё несколько - он улыбнулся, целуя желанные уста. Рука на талии осторожно поглаживала изящное бедро, чувствуя шершавую ткань юбки, а не живую теплую кожу.
- Ты служишь смерти и холоду, но как можно жить без огня и любви? - мужчина скользнул губами по точеному подбородку, и поцеловал ямочку на ключице
- Как ты живешь без этого?
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Жесткий смех в ответ, на что девушка вспыхнула с раздражением глядя на испанца. А он продолжил, осторожно и деликатно касаясь губами ее шеи..И потом резкий контраст – сильный поцелуй, такой, что Хельга даже застонала. Дорожка поцелуев пошла вверх, к нежному ушку девушки, мужчина прикусил его, играясь. Мелодичный и приятный на слух голос. Испанский язык… Понять его для немки не составило труда, ибо она давно уже его изучала.
- Ты такая холодная. Бездушная ледяная статуя. Тем интереснее мне будет тебя разогреть
- Если у тебя выйдет…
На том же языке прошептала девушка. Хватка на ее руках слабеет и наконец Алехандро отпускает ее. Его руки перемещаются на тонкую талию немки. Он собственнически прижимает ее к себе и Хельга всем телм ощущает его напряженные мускулы и слышится быстрое биение неутомимого сердца испанца. Раскрытая ладонь второй руки ученого запускается в ее светлые локоны, дабы она не смогла увернуться от его буйной ласки. Но Хельга и не пыталась этого сделать, получая удовольствие от этого взрыва страстей. Сквозь поцелуи слышились слова:
- Холодная... Бессердечная... Хрупкая... Прочная... Гибкая... Несгибаемая... Ты просто кладезь контраста. Сундучок секретов, откроешь один ящичек, а внутри ещё несколько
Она, наверное ответила бы что-нибудь. Что-нибудь едкое и вызывающее, но мужчина ведь не дал ей и единого шанса. Его рука спустилась с идеальной талии на бедро, осторожно, буд-то боясь спугнуть, поглаживая его.
Ты служишь смерти и холоду, но как можно жить без огня и любви? Как ты живешь без этого?
И нарочисто нежный поцелуй пониже шеи… Хельга почти отчаянно вырывалась из его хваткию Потаму что чувствовала, что та, прежняя истрория неумолимо повторяется. Тогда он пробил ее броню и сейчас силится прорвать то, что спрятано так далеко… Наконец, ее сопротивление слабнет и она с горечью говорит:
- А ты не подумал, что от огня лед просто растает?
И, вздохнув запечатлила поцелуй в уголке его губ.
Построю лабиринт, в котором смогу затеряться с тем, кто захочет меня найти...(с)
- Если у тебя выйдет… - мужчина мурлыкнул, улыбаясь, и целуя шейку женщины
- Попытаться есть смысл, верно?
Яркие ласки, дикие и страстные. Огненный темперамент мужчины жестоко штурмовал ледяную броню девушки, используя самую тяжелую артиллерию, которая была в его распоряжении. И он чувствовал, как её душа тает... Тает, неумолимо и все быстрее. Как слабеет её сопротивление, как она перестает пытаться вырваться из его хватки, дело вообще бесполезное. Он помнил, как развлекал её, играючи раскалывая к завтраку орехи голыми руками.
- А ты не подумал, что от огня лед просто растает? - испанец загадочно улыбнулся, продолжая целовать эту чертовку, поглаживать её, и ещё сильнее прижал к себе, стараясь дать ещё больше огня. Он чувствовал, как несмотря на сопротивление хозяйки, тело все равно реагирует на его ласку, как учащается пульс, твердеют соски, как девушка инстинктивно прижимается к нему сама.
- Не пытайся заговорить мне зубы, не наколешь ты себя, ну хоть убей. Я то знаю, что у тебя под коркой льда скрывается.
Отредактировал Zariche - Вторник, 16 апреля 2013, 12:02
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Его улыбка, сквозь поцелуи. Не прерываясь ни на минуту испанец ласкал ее гибкое тело, заставляя временами постанывать от наслаждения. Не смотря на ее внутреннее сопротивление, тело само отвечало на его огненные ласки, обнимая и целуя Алехандро. Серце, заведенное бьется быстрее ощущая рядом любимый дух.
- Не пытайся заговорить мне зубы, не наколешь ты себя, ну хоть убей. Я то знаю, что у тебя под коркой льда скрывается.
- Мм, а я то думала ты ведаешь только о том, что скрывается под одеждой…
С толикой ехидства заметила Хельга. Провокация подействовала по своему, юбка наконец была сорвана с ее тела, что принесло не мало облегчения и самой девушке. Хитро усмехнувшись она надула губки, а ее руки продолжили снимать штаны с горячего испанца , явно провоцируя на положение лежа в кровати. Немка тянется к нему, до крови кусая и целуя желанные губы. О, да. Огонь, старый и сильный вновь загорелся в холодной арийке.
Построю лабиринт, в котором смогу затеряться с тем, кто захочет меня найти...(с)
- Мм, а я то думала ты ведаешь только о том, что скрывается под одеждой… - испанец снова загадочно улыбнулся, скользнув рукой по застежки платья, для того чтобы через секунду отбросить серую ткань в сторону. На девушке остались только сексуальные трусики, но до них мужчина добраться не успел. Девушка надула губки, которые он тут же смачно чмокнул
- Чтобы ведать об этом достаточно секунды, а вот растопить твою ледяную душу куда сложнее

Он хохотнул, наклонился, оставив сильный поцелуй в ложбинке груди, но потом тонкие ладошки девушки уперлись в его плечи, заставив лечь на спину. Отказывать не хотелось, особенно, если учесть что судя по всему его ждет награда. Пока что нравилось - девушка растянулась на нем во весь рост, прижимаясь к нему, давая почувствовать каждую частичку своего тела, каждую мышцу, каждый изгиб. Ощущения были великолепны. Она поднимается. Целует, кусает, осторожно слизывая капельки крови, и скользя ладонями по мужской коже, заставляя его покрываться тысячами мурашек.
- Чего ты хочешь, госпожа?
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
- Чтобы ведать об этом достаточно секунды, а вот растопить твою ледяную душу куда сложнее
Какой самоуверенный…
Но так было даже лучше. Ведь, как ни крути а Хельге чертовски нравились такие свободолюбивые мужчины как он. Хотя, даже в этом испанца можно было назвать особенным… Засос в ложбинке, меж грудями, светловолосая арийка довольно жмурится от приятных ощущений. Полностью ложится на мужчину, скользя юркими пальчиками по его мускулам и, наклонившись оставила пламенный поцелуй на накаченном торсе. Он весь покрылся мурашками… В нетерпении?...
- Чего ты хочешь, госпожа?
- Не так много…
Немка потягивается и касается губами его шеи, медленно, растягивая удовольствие, проводит языком.
-Тебя.
Построю лабиринт, в котором смогу затеряться с тем, кто захочет меня найти...(с)
Все таки недостаток огня в девушке был. Нежная изысканная неспешная ласка, нежные же поцелуи. Девушка ещё была недостаточно распалена на вкус испанца. Ему нужен был огонь, пламя. Он понимал, что для холодной немки, привычной к "высшей" любви, его вкусы покажутся дикими, но именно эта дикая необузданность принесет ей море удовольствия. Осталось только до неё достучаться.
- Не так много… - юркий язычок скользит по шее, оставляя след, похожий на росчерк пера, словно смакуя, ища куда удобнее вцепиться - Тебя.
- Меня? - мужчина аккуратно зарывается рукой в светлые локоны, притягивая девушку к себе, и целуя. Жестко, властно, безрассудно, по хозяйски врываясь на её территорию. Шепот. Горячий, страстный. Быстрый поток испанских слов, сплетающихся в причудливую вязь, опутывавшую тело, и огненными буквами прожигавшими душу.
- Хочешь меня? Мне взять не так легко. Покажи мне, что ты хозяйка, госпожа, убей, растопчи меня, заставь молить о пощаде, заставь просить тебя подарить мне прощение. Тогда я отдамся без остатка. А пока... - мужчина жестко улыбнулся в лицо девушки - Ты не готова. Не заслужила.
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
- Меня?
Он спрашивает, не ожидая ответа. Его руки зарываются в светлые пряди девушки, чуть взъерошивая их. А потом поцелуй…Яростный и безжалостный , подобный взрыву вулкана. Слишком нагло Алехандро стирает ту тонкую границу меж ними. Слишком откровенно. Мелодичные фразы:
- Хочешь меня? Мне взять не так легко. Покажи мне, что ты хозяйка, госпожа, убей, растопчи меня, заставь молить о пощаде, заставь просить тебя подарить мне прощение. Тогда я отдамся без остатка. А пока... Ты не готова. Не заслужила.
Она буд-то бы осталась спокойной, только серовато-голубые глаза вспыхнули, словно росчерк молнии.
Значит так, да?..
Хельга впивается ему в шею, до крови прикусывая, слишком яростно, слишком порочно. Проводит по своим пухлым губкам язычком, слизывая кровь, а потом целует испанца уже в губы, сбивая все преграды, не давая ему опомниться ни на минуту. Пальчики слегка царапают напряженную грудь Алехандро и немка чувствует, что внутренне он дрогнул от такого напора. Секунда и она соскакивает с мужчины, выпрямляясь во весь рост.
- А может это ты не готов?
Не без ехидства заметила нахалка. Потом была война взглядов : его едко – зеленого и ее небесно-голубого. Под конец она лишь соблазнительно улыбнулась и шепнула.
- Иди ко мне…
Дважды горячему испанцу повторять не приходится.
Построю лабиринт, в котором смогу затеряться с тем, кто захочет меня найти...(с)
Эффект от его слов был подобен взрыву, вызвавшему целую лавину. Лавину наслаждения, бурю желания и страсти. О да, как эта девушка на него накинулась, словно дикая кошка на добычу. Укус в шею. Больно, до крови. И приятно до безумия. Яростный, ничем не сдерживаемый поцелуй-укус. Ещё один на этот раз в губы. Бледные губы девушки, которые не трогала косметика окрашены алым. Это его кровь. Это её кровь, текущая из прокушенной в порыве губы. Язычок девушки безжалостно пытается вторгнуться на его территорию, но мужчина умел отвечать жесткостью на жесткость. Его ответ был не менее сильным, и в разы более наглым. Все таки с его огненным характером он проявлял больше инициативы, чем сдержанная немка. Пальчики девушки царапают грудь - похоже завтра свидетельства их близости будут очень красноречиво вытатуированы на его шкуре. А через секунду девушка пропала, вытянувшись во весь рост прямо над мужчиной, который оказался лежащим между стройных ножек. На него смотрели сверху вниз, с превосходством, давая понять, что сопротивления не потерпят.
- А может это ты не готов? Иди ко мне… - испанец вспыхнул мгновенно. Какая то девчонка? ЕМУ? ПРИКАЗЫВАЕТ?
Мужчина мгновенно подорвался, подхватывая девушка на руки.
- Чертовка, ты ещё распоряжаться смеешь? Раз ты не можешь ничем показать свою власть, теперь смирись со своей ролью - женщину моментально опрокинули на кровать, и жестко вжали в постель, грубо и беспорядочно лаская судорожно изгибающееся от этих ласк тело. Никакой пощады. По самым чувствительным точкам, по нервам, по струнам души. Сильно, нежно, хаотически и порядочно. Пусть сгорит, пусть обратится в прах.
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
В его зеленых глазах звериное бешенство, мужчина мгновенно вскидывается, подхватывая Хельгу на руки. Ее светлые волосы хлестнули воздух, а дальше яростный шепот на ушко:
- Чертовка, ты ещё распоряжаться смеешь? Раз ты не можешь ничем показать свою власть, теперь смирись со своей ролью
Девушка дернулась у него на руках, воспоминание промелькнуло в глазах. Именно эта фраза, когда же это было…
Море. Теплое Средиземное море обмывает песок. Алехандро и Хельга стоят на берегу. Что же тогда она ему сказала? Видемо нечто колкое и ехидное. Он резко обернулся и так же роняет ее, только вот в тот момент на золотистый песок, волосы, как лучи лунного света разметались по земле. И тогда его слова…
- Женщина, раз ты не можешь ничем показать свою власть, теперь смирись со своей ролью
И ее ответ:
-Моя роль повелевать тобой, забыл?

Легкая усмешка бежит по губам, и она вертится в его сильных объятиях, уворачиваясь от страстных ласк и так же ведя сложную игру. То горячие поцелуи, то холодные прикосновения..При этом арийка переодически постанывала от приятных и прицельных ласк. От его прикосновений по коже буд-то расходились разряды тока.Наконец, немка улучшила момент и вывернувшись, оседлала мужчину с невинной улыбкой на губах.
Построю лабиринт, в котором смогу затеряться с тем, кто захочет меня найти...(с)
Их борьбе за власть могли позавидовать иные маститые царедворцы, собаку съевшие на дворцовых переворотах. Пусть это даже была борьба за власть друг над другом. Два человека - привыкшая повелевать женщина, и не привыкший подчиняться мужчина соревновались в жестоком соревновании за доминирование. Мужчина брал верх над женским телом напористостью, неутомимостью и умением, помноженными на опыт, доставляя той колоссальное удовольствие, граничащее с болью. Женщина в его руках была словно музыкальным инструментом, перебирая струны которого мужчина извлекал восхитительную мелодию стонов и вскриков. Женщина же - хитростью и коварством подбиралась к мужскому разуму. Она не могла похвастать его силой и выносливостью (насчет выносливости Алехандро не был уверен), но её утонченная и изысканная ласка била в мужское сердце наповал. И настал момент, когда Алехандро не уследил.
"Моя роль повелевать тобой, забыл?" - мужчина ухмыльнулся, когда женщина извернулась, и уселась на него, хитро сверкая глазами, и невинно улыбаясь. Но мужчина не дал ей ни секунды наслаждаться новым положением - её снова уронили на кровать, жесткая рука снова зарылась в светлые волосы, оттягивая голову женщины, обнажая изящную шейку, заставляя прогнуться, устремиться навстречу мужчине. Пощады ей давать не собирались, губы мужчины моментально оказались на упругой груди, терзая чувствительные бугорки, вторая рука оглаживала бедро, сильно, по-хозяйски. На этот раз мужчина не собирался так просто давать власть над собой.
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Их игра была невероятно сладкой. Мужчина на вид был в ней ведущим. Действуя резко, прицельно он опалял своим жаром холодную арийку. Но и она незримо контролировала его движения, крутясь в сильных объятиях и даря ненавязчивые поцелуи. Переодические стоны и вскрики, которые она издавала не сдерживая себя, вплетались в особую атмосферу этого места. Казалось это была особенная, гармоничная мелодия, складывающаяся из мерного поскрипывания кровати, тяжелого дыхания, стонов и порыкиваний. Не долго продлилось ее владычество : упрямец скинул Хельгу на кровать, вжимая в мягкую постель. Алехандро вновь грубовато оттягивает ее волосы, заставляя прогнуться. Наглые губы коснулись нежной груди, побуждая девушку на целую симфонию стонов. Испанец немного резко хлопает немку по бедру еще теснее привлекая к себе, теснее и собственнически.
Наглец.
Тонкая усмешка ползет по ее губам. Почти сразу светловолосая арийка, не желая признавать поражение обхватывает рукой его шею, заставляя его буквально уткнуться в изящную грудь. Тихо простонав Хельга резко притянула мужчину к себе, впиваясь в желанные губы. На миг оторвавшись она хищно облизала окровавленные губы и запечатлила на шее страстный поцелуй, слыша как порыкивает Алехандро.
- Может перейдем к более приватному действию?
Шепнула она ему в губы.
Построю лабиринт, в котором смогу затеряться с тем, кто захочет меня найти...(с)
Громкий, уже не сдерживаемый стон - благодарность за ласку. Мужчина довольно мурлычет, целуя чувствительную плоть. Тонкие пальчики ложатся на его шею, прижимают к упругой женской груди, прося ещё, прося ласки, прося ещё удовольствия, которое мужчина ей с радостью дарит. Женщина - существо эмоций, даже такая холодная стерва как Хельга. Женщина всегда действует на эмоциях, и это её слабое место. Ощущения, которые доставляли ласки мужчины были для неё сильнейшим наркотиком, которого хотелось ещё и ещё, и мужчина это знал. Разумеется она не была первой его женщиной, но сейчас он убеждался, что красивей и умнее девушки в его умелые руки ещё не попадало. Но вот женщине захотелось большего, и мужчина приготовился праздновать победу. Резкий поцелуй, глубокий, безрассудный. Женщиной явно управляет уже не разум. Поцелуй в шею, юркий язычок соблазнительно облизывает распухшие от поцелуев губки, которые шепчут:
- Может перейдем к более приватному действию? - мужчина усмехается, целуя шейку немки возле самого ушка, покусывая нежную кожу.
- Ммм, ты хочешь чего то, касающегося вот этого? - мужская рука на долю секунды оказалась между стройных ножек, невесомо пройдясь по последнему кусочку ткани, губы мужчины спустились вниз, покрывая поцелуями область декольте - Это нужно заслужить, и оно дорого стоит. И так как ты не смогла доказать что ты моя хозяйка - тебе придется торговаться.
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
В ответ наглая усмешка. В искристых зеленых глазах полыхает желание. Но мужчина не выпускает его, загадочно улыбаясь. Губы касаются шеи, слегка прикусывая.
- Ммм, ты хочешь чего то, касающегося вот этого?
Его рука скользнула меж стройных ножек девушки, слегка задев кружевную ткань. Глаза Хельги сверкнули , а Алехандро тем временем продолжал… Нежные губы опустились ниже, накрывая чувствительные сосочки и оставляя на коже томительные поцелуи.
- Это нужно заслужить, и оно дорого стоит. И так как ты не смогла доказать что ты моя хозяйка - тебе придется торговаться.
- Это я умею…
Невесомый смешок и ее пальчики быстро пробегают по его спине, поглаживая вдоль позвоночника и вызывая армию мурашек на теле горячего испанца. Одну ножку немка изящно закинула ему на талию, прижимаясь теснее. А затем, провернула заковыристый финт, сменяя положение и находясь сверху на ученом. Подарив обжигающий как горная лавина поцелуй, Хельга скатилась с кровати, быстро обходя и уже с другой стороны нависнув над его лицом. Бледные ладошки закрыли ему глаза, а пухлые губки оставили дразнящий поцелуй на щеке.
-Как будем торговаться?
Построю лабиринт, в котором смогу затеряться с тем, кто захочет меня найти...(с)
Наверное, если бы синие глаза девушки умели метать молнии - от мужчины бы уже остались лишь хлопья пепла. Мужчина заметил, как они сверкнули, словно два синих бриллианта.
- Это я умею - почти неслышный смех, по спине вслед за игривыми пальчиками девушки идут армии мурашек. Стройная ножка обнимает талию мужчины, женское тело прижимается к нему со всей силой, на которое способна. Испанцу становится жарко, он удивляется, как женщину изменили его действия, он ещё помнил ледяной холод, который ощутил, когда она подошла к нему в лаборатории. Его огнеопасный яд проник в её вены, струился по телу, зажигая желание. Но испанец был неспешным. Он знал, что чем дольше они будут играть друг с другом, тем больше удовольствия принесет финал.
Однако долго ему играться не дали - женская ладошка толкнула его в плечо, и гибкая немка моментально оказалась на нем. Обожгла поцелуем, а потом приятная тяжесть женского тела внезапно исчезла.
"Не уйдет" - тонкие ладони закрывают ему глаза, губы касаются щеки.
-Как будем торговаться? - мужчина усмехается, обхватывая тонкое запястье девушки - теперь она далеко не убежит.
- Как торгуются деловые люди: обменом ценностей - он хохотнул - Или вы предпочитаете армейский метод - захватить с боем? Дерзайте
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
В ответ на ее слова очередная усмешка, которая буд-то утверждает : сколько бы ты не перемещалась, все равно не уйдешь. Но при этом руки девушки сдавила стальная хватка, чтобы удостовериться.
- Как торгуются деловые люди: обменом ценностей. Или вы предпочитаете армейский метод - захватить с боем? Дерзайте
Боже, до чего красиво звучал его голос с испанскими мотивами. Хельга снисходительно улыбнулась : ведь он знал ответ на свой вопрос. Руки сползли чуть ниже, таким образом, что девушка буквально уткнулась ему в шею, а ладони ласкали торс мужчины, чувствуя как напрягаются рельефные мускулы и тяжело дышит Алехандро. Потом она резко выпрямилась, аккуратно обхватив ладонями подбородок испанца и задрав ему голову. Снова война взглядов : пронзительно голубого и едко зеленого. После чего немка изящно наклонилась, горячо и необузданно целуя мужчину в губы, заставив того простонать от удовольствия.
Построю лабиринт, в котором смогу затеряться с тем, кто захочет меня найти...(с)
Форум » Архив » Корзина » Just see this diamond
Страница 4 из 5«12345»
Поиск: