Чтобы можно было писать в чате нужно войти в свой аккаунт.
Страница 1 из 512345»
Архив - только для чтения
Форум » Архив » Корзина » Just see this diamond
Just see this diamond
Говорят, что победу на войне выигрывают солдаты с оружием в руках. Любой человек, по праву носящий белый халат только усмехается перед этим. Да, нет никаких сомнений, солдаты - мужественные и смелые люди, готовые отдавать свои жизни, и забирать чужие ради свободы, ресурсов, чьих то амбиций... Но подумайте, а кто придумал оружие, которое держат в руках солдаты? Кто придумал, как одеть солдата, чтобы он не мерз в мороз, и не терял сознание от холода? Кто придумал, как скроить им сапоги, чтобы они не мокли в первой же луже? Кто придумал выкрасить их одежду в камуфляжную расцветку, чтобы они терялись в листве. Чья светлая голова придумала, что случайно упавший в ступку в серой и селитрой пестик, пробивший потолок, можно усовершенствовать, и заставить этот пестик лететь во врага? Кто довел это до совершенства? Люди, чья работа - не стоять у станка, не подыхать в окопах под разрывами. Они ученые. Труженики колбы и пера в белых халатах. Это их светлые умы двигают вперед человечество, придумывая новые и новые решения для простейших казалось бы вещей. Ученым был ещё первый человек, сообразивший, что если к концу палки привязать камень, то удар будет сильнее, и мамонт умрет с большей вероятностью. К сожалению существуют и другие люди, которые первые сообразили, что палка с камнем ещё и очень хорошо ломает человеку череп. И пошло поехало. Люди изобретали, делали жизнь лучше, другие люди обращали их творения против других людей, круша и сметая. В результате все вылилось в это...

1943 год от Рождества Христова. Весь мир охвачен гигантской войной. Нет правого и виноватого. Есть жертвы и пострадавшие. Нацистская Германия грызется с Советским Союзом, начиная потихоньку проигрывать, Англия ждет момента для того чтобы дать Германии пинка, а Американцы грызутся с япошками. Все при деле. И Германия зашевелилась, понимая, что войну надо подтолкнуть, и с промышленной мощью СССР она так просто не справится. Задавить массой не выйдет. Значит нужно оружие. Какое то, как они это называли "вундерваффе", супероружие. Вот именно попытки создать это оружие, и затянули в немецкие сети молодого и амбизиозного испанского ученого Алехандро Алонсо ди-Альмейда и Вальдес. Для знакомых и друзей можно просто на английский Алекс, на русский - Саня.

Дисторит. Ценный минерал, из которого теоретически можно сделать аккумулятор или конденсатор почти неограниченной мощности. Невзрачный красноватый камушек, на поверку оказывающийся под стать алмазу по прочности. Но главное его достоинство - великолепные ионные показатели. Аккумулятор из дисторита почти бесконечен - идеальная база для создания энергетического оружия, плазменного и лазерного. У немцев были уже рабочие образцы, которым не хватало одного - мощного и компактного источника энергии, не убивавшего солдата радиацией за секунды. Вопрос в том, где можно было найти этот минерал. Именно редкими минералами занимался молодой геолог Алехандро. Алмазные копи в Южной Африке, ртутное озеро в Альмадене, Испания, урановые рудники Макартур-Ривер, Канада, нефтяные месторождения в Германии и Франции - его работа. Он был словно гончей, натасканной на камни - он чуял минералы где угодно, используя аппаратуру собственного изобретения, чтобы исследовать землю. И он делал это просто так, ради забавы. Немцам очень понравилось, и однажды в его квартиру в Барселоне постучала рука, затянутая в черную кожаную перчатку...

Вообще, Алехандро было по барабану на кого работать. На комми, на янки, на лягушатников, макаронников, нацистов - по барабану. Все что ему нужно было - оборудование, небольшая лаборатория, и комфортные условия жилья. О чем, он сразу сказал офицеру, предложившему ему работать на Германию. Какого же было удивление испанца, когда немцы согласились.

Три часа ночи. Дверь его скромного домика в Берлине слетает с петель, на пороге появляется штурмпанфюрер СС с двумя солдатами. Алехандро моментально проснулся - он спал очень чутко.
- Подъем. Вас переводят в другое место, подальше от коммунистов. Русские послали по вашу голову отряд, и мы не хотим вами рисковать. Одевайтесь, и на выход - ваши вещи, оборудование и записи пришлют следом.
Надо ли говорить, что молодой испанец собрался за пару минут. Через пять минут, человек, одетый в черные брюки и рубашку, шляпу и небрежно накинутый кожаный плащ уже садился в машину. Поезд уже ждал на вокзале. Его отправили куда то на юг Германии.
- Вылезай приехали - оставшуюся часть пути проделали на машине, пока не показались очертания его будущего места жительства...
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Хельга фон Рейнсворт, ученый – геолог на эксперементальной станции в Альпах вздохнула. Сейчас ей было откровенно скучно.
Правильно говорил мне отец, выбирай военную карьеру…
И ведь действительно, военная форма, которую девушка носила по праву начальника станции ей очень шла. Хель родилась в Дрездене, старом и не очень ярком немецком городе. Но главное, что было у , тогда еще маленькой девочки это амбиции. Бешенные амбиции и желание. Истинная арийка , она бралась за работу со всей страстью, имея при этом холодную рассудительность. Начальство ее хвалило, в городе ее уважали. Но пиком славы стала встреча с Мюллером. Именно он поручил фон Рейнсворт командование станцией. В Альпах… Так себе работа. Но к своим двадцати трем годам она добилась многого. К тому же, получить задание от самого Мюллера… Хоть девушка не была фанатиком, она не была и дурой и понимала, что это повлечет за собой нехилый карьерный толчек. Дверь открылась и в ее кабинет вошел бравый офицер Ратуворг. По совместительству ее заместитель.
- Фрау…
- Что?
- Он прибыл.
Девушка кивнула, поднимаясь и направляясь вместе с ним по коридору. Приезд испанского ученого ее не слишком обрадовал. Но, что поделать? В приготовленной специально для него лаборатории шли пследние приготовления. Вот и сам ученый. Ратуворг проводит ему инструктаж. Сама же Хельга замерла словно истукан. Юбка чуть выше колена, высокие сапоги до колена, серая армейская форма, пиджак застегнут на все пуговицы. Молочно белая кожа, длинные пепельные волосы, ровной волной струящиеся по плечам. Небесно-голубые, бесстрастные глаза. Сложившаяся фигурка с аппетитными формами. Именно так выглядела Хельга фон Рейнсворт.
Построю лабиринт, в котором смогу затеряться с тем, кто захочет меня найти...(с)
- Хайль Гитлер - открылась дверь. Сопровождающий ученого офицер вытянулся, и вскинул руку.
- Добро пожаловать на исследовательскую станцию "Гора Молний-4 - Алехандро встал, и галантно поклонился. В лабораторию, которую он уже успел осмотреть (и подметить немало хорошего оборудования), вошли двое. Офицер СС, с погонами оберштурмфюрера, и миловидная пепельноволосая девушка, на вид лет так около двадцати-двадцати пяти, и в погонах штурмбаннфюрера. Это за какие заслуги можно получить майора в 25 лет а?
"Одни эсесовские рожи... Ну точнее рожа и милое личико"
- Я надеюсь, что ваша работа даст Рейху новое оружие для борьбы с коммунистами. Здесь работает всего два человека, ну учитывая вас, уже три. ВЫ знаете, чем занимается наша станция. Позвольте представить вам её начальника - доктора Хельгу фон Рейнсворт - испанец ещё раз поклонился, глядя в льдистые глаза немки. Совершенно равнодушные, словно ничего не ощущающие. Серая форма, выглаженная и вычищенная, аккуратно оправленная - девушка явно следила за своим внешним видом. Фигурка была кстати тоже ничего.
- Алехандро Алонсо ди-Альмейда и Вальдес, для вас просто Алехандро. Надеюсь что наша работа будет плодотворной.
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Оценивающий взгляд испанца скользнул по ее фигуре. Ни один мускул не трогнул на лице девушки. Лишь в глубине холодных глаз на миг блеснул…Интерес?
- Алехандро Алонсо ди-Альмейда и Вальдес, для вас просто Алехандро. Надеюсь что наша работа будет плодотворной.
Возникла неловкая пауза, прежде чем Хельга заговорила.
- Да. Мы на это тоже надеемся.
Голос ее звучал негромко, но мелодично и приятно для слуха.
- Пожалуй стоит уточнить пару моментов. На станции конечно есть еще люди. Но они на ней не живут, обитаем тут только мы. Есть рабочие и охранники. Все они располагают нашим комфортом. На станции вы можете получить все, что захотите, позвав слуг. Или же… Сообщить вашу просьбу мне, или Ратуворгу Зоммерфильду, моему заместителю. Если вы захотите нас найти, мистер Ратуворг находится в северной части станции, я же заседаю в восточной.
Девушка чуть помолчала.
- Но лучше просто позвонить прислуге. Всего вам хорошего.
Хельга развернулась, выходя из лаборатории. Слегка замешкавшийся Ратуворг последовал за ней. Смешно. Светловолосая арийка прекрасно знала, что до жути нравится своему заму. Чего и греха таить, сближение у них было. Она прекрасно осознавала, что не испытывает к нему ничего. Но жить нужно не по любви, а по достатку. Так ее учили. Так и будет. Заходя в библиотеку Хельга устало села в кресло, прикрывая глаза и засыпая…
Построю лабиринт, в котором смогу затеряться с тем, кто захочет меня найти...(с)
- Да. Мы на это тоже надеемся - истинная арийка. Алехандро был готов поставить последний реал в своем кармане на то, что его уже записали в унтерменши, и в концлагере для него заготовлены персональные покои. Ни один мускул не дрогнул, ни одна мышца не напряглась. Даже льдисто-синие глаза остались такими же безразличными. Тем не менее голос оказался приятным на слух.
"Холодная стерва... Люблю таких" - немка была очень хороша собой. И что больше нравилось испанцу - не бросалась к нему в объятия от одного его оценивающего взгляда. На его родине такие были редкостью - ему нравилось добиваться женщин.
"Остынь парень, ты перегрелся" - испанец отвел взгляд от девушки, оценивая её зама. Солидный мужик. Серьезный. И явно смотрит на девчонку как на свою собственность.
- Пожалуй стоит уточнить пару моментов. На станции конечно есть еще люди. Но они на ней не живут, обитаем тут только мы. Есть рабочие и охранники. Все они располагают нашим комфортом. На станции вы можете получить все, что захотите, позвав слуг. Или же… Сообщить вашу просьбу мне, или Ратуворгу Зоммерфильду, моему заместителю - испанец уважительно поклонился, и протянул немцу руку. Тот пожал руку. Хватка была стальной - Если вы захотите нас найти, мистер Ратуворг находится в северной части станции, я же заседаю в восточной - арийка и её ариец покинули лабораторию, оставив испанца одного. Тот первым делом осмотрел оборудование. Лучше он не видел, то что нужно. Но он добавит ещё парочку приборов своего изобретения. После осмотра, он осмотрел пути отступления - сбежать фактически невозможно. Замок высоко в горах, одна единственная горная дорога, на которой один снайпер удержит целую роту. Сбежать в случае чего не выйдет, но Алехандро внутренне чуял, что у немки заготовлен запасной путь. Ну и наконец он озаботился сном, ибо недоспал целых шесть часов. Звякнув в колокольчик, он уставился на бесшумно возникшего слугу.
- Добрый день. Не подскажешь где мои покои?
- Идите за мной - поклонился молодой парень лет двадцати. Неплохо вышколен кстати. Через минуту петляния по коридорам, они вошли в неплохо обставленную комнатку. Скромно и со вкусом. Пойдет.
- Спасибо. Свободен. - когда дверь закрылась, испанец быстро привел себя в порядок, и грохнулся спать. Закрыл глаза и моментально провалился в сон...
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Проснулась на следующее утро девушка очень рано. Рассвет еще не затронул горизонт.
Ненавижу рано вставать…
Простонала блондинка, вставая с кресла и отправляясь в ванную. Новая форма, причесанные волосы, бесстрастный взгляд и Хельга вновь выходит из кабинета, отправляясь дальше, наружу. Некоторая местность вокруг замка была огорожена, там шли раскопки по поиску этого камня… Арийка спокойно вышла из здания углубляясь подальше. В горах было красиво. Девушка вышла на ровную площадку, открывающую чудесный вид на горное озеро. Золотистая полоса восходящего солнца пролилась на горизонт. Рассвет в Альпах… Неповторимо. Прислонившись к стволу старого дуба Хельга смотрела на это великолепие и..Рисовала. Рисовала его на небольшом листке бумаги. Неожиданно со стороны станции послышался странный грохот, буд то от взрыва. Не трудно догадаться от кого он шел. Гармония была утрачена…
Говорила же Ратуворгу за ним присматривать!
Ругнулась девушка и направилась на станцию. Тонкий цокот небольших каблучков раздавался по каридору, когда она шла. Из лаборатории валил не сильный дым, и слышалась ругань. Процедив сквозь зубы ругательство Хельга вошла и окинув всех разъяренным вззглядом с могильным спокойствием произнесла.
- Что тут творится?
Построю лабиринт, в котором смогу затеряться с тем, кто захочет меня найти...(с)
- Эй эй, что ты делаешь? Половину станции на воздух подымешь! - Ратуворг попытался задуть спичку. Куда там.
- Расслабься, сто раз так делал - лениво протянул испанец. Кинул спичку в колбу, заполненную подозрительной бурой жидкостью. Поболтал. Понюхал. Поморщился.
- И какое отношение это имеет к дисториту? - немец уставился на колбу, где уже вовсю шла реакция. Испанец с отсутствующим видом выкинул колбу в окно, потеряв к ней всякий интерес, правда чуть не рассчитал. Она жахнула раньше, выпустив облако вонючего дыма и выбив окно. Испанец дернул немца за рукав, чтобы того не зацепила осколком стекла. Послышалась ругань на немецком. Испанец отпустил немца, и продолжил работу, не обращая внимания на ругань и дым в лаборатории.
- Ты испанская свинья, ты что творишь? В Освенцим захотел? - кашляя изрек помощник начальницы.
- Я же говорил ищите красную дистарию. Где дистария там и дисторит.
- И как же ты найдешь её? - вспылил немец, сжимая кулаки. Алехандро бровью не поведя взял ещё одну пробирку, и кинул в неё другой образец породы, вынутый рабочими сегодня утром.
- Я? Если колба не жахнет, значит нашел - испанец выкинул в окно ещё одну колбу, на этот раз попал. Взорвалась на улице.
- А какой состав у этого раствора? И что вообще это за красная дистария?
- Секрет, уж извини не расскажу - испанец ухмыльнулся - Иначе я перестану быть вам нужным. Я знаю как достать дисторит, и как его найти. Но пока я один буду это знать, я буду вам нужен.
- Четкий расчет. А если... - Алехандро перебил.
- Пытки? Не напугал. Важен не только состав, но и умение использовать и готовить - немец кивнул, и отошел за свой стол, откуда вышел 15 минут назад, чтобы понаблюдать за работой испанца.
- Что тут творится? - испанец отставил третью колбу в сторону, улыбнулся, и поклонился вошедшей начальнице. Пожал плечами.
- Работаем, донья Рейнсфорт. извините за фейерверк, не рассчитал чуть чуть.
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
- Работаем, донья Рейнсфорт. извините за фейерверк, не рассчитал чуть чуть.
Холодные голубые глаза лишь на миг коснулись испанца, прежде чем вернуться к Ратуворгу. Немец немного сжался под этим взглядом.
- Зоммерфильд, вас на пару слов.
Мужчина покорно вышел, они оба покинули лабораторию.
- Фрау… Я не хотел, просто этот…
- Ты только и умеешь, что своих солдафонов муштровать. Им займусь лично я. Нам нужны разработки этого человека.
- Но…
- Свободен.
Свободен, Ратуворг, свободен. Жаль, что ты такой мстительный. В случае пыток этого ученого ты будешь ненавязчиво стоять в первых рядах.
Хельга вошла в лабораторию, на ходу проговорив:
- С этих пор следить за вашими опытами буду только я.
Светловолосая девушка прошлась по помещению, сев в небольшое креслице, стоящее в отдалении. Она безапелляционно закинула ногу на ногу, так что юбка слегка задралась, околяя стройную коленку. Хельга достала блокнот, делая в нем какие-то пометки.
Построю лабиринт, в котором смогу затеряться с тем, кто захочет меня найти...(с)
Холодный взгляд синих глаз, скользнул по двум мужчинам. О пронзительно зеленые глаза испанца, доставшиеся от матери, взгляд немки разбился как о стену, а вот помощник не выдержал, словно сжавшись, и отвел взгляд. Алехандро продолжил, подмечая, что у него кончается раствор. И колбы.
- Зоммерфильд, вас на пару слов - немец вышел. От него явно пахнуло опасением. Он боялся эту женщину. Хмм, с чего это вдруг. Просто миловидная немка. Красивая, как богиня, и холодная как айсберг. От её взгляда наверняка в Антарктиде усиливались снежные бури. И все равно ни одной причины бояться всего лишь девушки испанец не находил. Разве что...
"Погоны майора ваффен СС..." - самый опасный факт. Испанца до сих пор мучил вопрос, за что можно в максимум 25 лет получить майора СС. Дверь открылась, но вместо ожидаемого злого взгляда немца, испанец с радостью и удивлением увидел все тот же равнодушный синий взгляд.
- С этих пор следить за вашими опытами буду только я - испанец улыбнулся, поболтав пробирку, и включив горелку.
- Единственное, о чем я жалею, так это о том, что не имею глаз на затылке. Вы прекрасны как утренняя заря после шторма. - испанец уже оценил стройные ножки, благо это первое, на что вообще мог упасть мужской взгляд. Притом любой, а не конкретно взятого испанца. С сожалением отвернувшись к столу, Алехандро продолжил работу. Взял зажим, прогрел в пламени горелки тонкое стекло, довел раствор до кипения. Понюхал. Капнул серной кислоты. Бурая масса зашипела и вспенилась. Кинул спичку, закрыл пробку. Поболтал. Выкинул пробирку в окно, где она прилежно взорвалась спустя секунду.
- Шестнадцать проб породы, и ни в одной нет даже и намёка не то что на дисторит, а даже на красную дистарию. Не там копаем, или тут вообще нету дисторита. Зато есть следы империума-Х и осколки рубина, можно открыть ювелирную лавку. В пробе с четвертого участка ещё есть следы кобальта и саронита, но очень слабые.
Отредактировал Zariche - Среда, 03 апреля 2013, 20:31
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
- Единственное, о чем я жалею, так это о том, что не имею глаз на затылке. Вы прекрасны как утренняя заря после шторма.
- Столь же безнадежна?
Девушка едва заметно усмехнулась, продолжая что то ваять в блокноте. Но вот его дальнейшие слова заставили ее нахмуриться.
- Шестнадцать проб породы, и ни в одной нет даже и намёка не то что на дисторит, а даже на красную дистарию. Не там копаем, или тут вообще нету дисторита. Зато есть следы империума-Х и осколки рубина, можно открыть ювелирную лавку. В пробе с четвертого участка ещё есть следы кобальта и саронита, но очень слабые.
- Черт…
Кому нужны эти драгоценности? Отчет… Что я напишу начальству? Дисторит надо искать много глубже… Но рабочие бояться завала. Значит придется сделать так, что бы они боялись меня сильнее, чем завала.
Жесткая улыбка пробежала по губам светловолосой арийки. Она встала с места, тихо подходя к Алехандро.
- Если бы вы рассказали нам, как вы определяете дисторит, нам было бы намного легче…
Тихий, почти интимный шепот на ухо замершему испанцу. Она стояла за его спиной с жадным интересом вглядываясь в пробирки.
Построю лабиринт, в котором смогу затеряться с тем, кто захочет меня найти...(с)
- Столь же безнадежна? - Алехандро рассмеялся.
- Ну почему же безнадежна? Утро это как раз самая обнадеживающая и полезная часть дня. Утром ты понимаешь, что пережил ещё одну ночь, и что впереди у тебя ещё новый день. Последний он или нет - уже другой вопрос. Ну и наконец - утренняя заря это просто очень красиво - мужчина выкинул последнюю пробирку в окно. В отличие от хмурого немца-солдафона, начальница была такой же птицей как и он, и внимания на фейерверк не обращала
- К сожалению надевая военную форму мы забываем о красоте, скрывая её за серым сукном или черной кожей, хотя - он улыбнулся, повернув голову, и подмигнул девушке - Вам кажется даже этот безликий военный наряд к лицу.
Реакцию он не увидел, потому что снова отвернулся к столу. Высказал начальнице все что думал о пробах.
- Черт… - испанец удовлетворенно кивнул. Нужная реакция. Почти такая же как и всегда. Его методы работы многим казались сумасшедшими, но он давали результаты. Тонкий слух уловил цокот каблучков, девушка замерла так близко к нему, что он спиной чувствовал исходящий от неё холод, хотя по идее должен был почувствовать живое тепло женского тела. Нихрена подобного. Казалось у него растворы в пробирках замерзли.
- Если бы вы рассказали нам, как вы определяете дисторит, нам было бы намного легче… - тихий шепот на ухо, дыхание девушки обожгло ухо, цепляя спусковой крючок внутри взрывного как Везувий испанца, но мужчина совладал со своим характером
- Нет, это я оставлю для себя. Слишком много нюансов, которые я не могу и сам облечь в слова - испанец аккуратно снял со своего плеча прохладную женскую ладонь - И к тому же... Голова на плечах у меня есть, и я отлично понимаю, на кого работаю. Как только я расскажу и перестану быть нужным - меня уберут как ненужного свидетеля. Я ещё хочу пожить на этом свете.
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
- И к тому же... Голова на плечах у меня есть, и я отлично понимаю, на кого работаю. Как только я расскажу и перестану быть нужным - меня уберут как ненужного свидетеля. Я ещё хочу пожить на этом свете
Хельга продолжала тонко и жестко усмехаться.
- Так совсем не интересно…
Потянула девушка. Холодная ладонь скользнула по щеке Алехандро и почти сразу она отступила.
- Мы все равно узнаем. Рано или же поздно это случится, но так и будет. И ради этого нам ничего не жалко. Цель, как говорится оправдывает средства…
Светловолосая арийка развернулась, покидая лабораторию. Свой путь она держала на раскопки. Вскоре оказалось, что фрау не ошиблась : рабочие боялись обвала.
- Что ж… Тогда я полезу туда сама.
Это были ее единственные слова в ответ на претензии рабочего. Девушка сдержала свои слова : легко и ловко, как горная серна она перепрыгивала с камня на камень, подошвы ее сапог были такими, что не подскользнуться. Рабочие последовали вслед за девушкой, им было немного досадно, что даже изнеженная офицерская ищейка не боится спускаться туда, так глубоко под землю. А она не стесняясь ничего скользила по сводам пещеры, изучая и ища нужное ей. Когда рабочие спустились туда же, раздался насмешливый голос:
-Как видите, здесь все нормально. Не заставляйте меня больше сюда спускаться.
И девушка поднялась на поверхность…
*Вечер*

Хельга сидела у себя в кабинете и разбирала документы. Иногда ее взгляд перебегал на старинные фолиаты книг. И неожиданно она нашла стих. Судя по всему какого то русского. Этот язык она изучала, как-то ее готовили к шпионажу. Но не сложилось. Немка тихо прочитала:
-"Хельга, Хельга!" - звучало над полями,
Где ломали друг другу крестцы
С голубыми свирепыми глазами
И жилистыми руками молодцы.

Какая ирония…
Дверь сзади скрипнула и Хельга отложила книгу, пожалуй даже слишком поспешно. Ей даже не надо было оборачиваться, что бы догадаться, кто к ней пришел.
- И что же привело вас ко мне в столь поздний час, Алехандро?
Построю лабиринт, в котором смогу затеряться с тем, кто захочет меня найти...(с)
- Мы все равно узнаем. Рано или же поздно это случится, но так и будет. И ради этого нам ничего не жалко. Цель, как говорится оправдывает средства… - пробирки в подставке протестующе зазвенели, когда одну из их сестер-близнецов силой вогнали в гнездо. Испанец резко развернулся, громко щелкнув каблуком о каблук. Глаза полыхали, скрестив зеленый взгляд в синим. Как два рыцаря с мечами, сотканными из разноцветного сияния. Лишь на долю секунды в глазах испанца промелькнула осознанная ненависть, остальное заполняла жестокая решимость. Даже непробиваемой немке этот взгляд должен был дать понять - испанец от своих слов не отойдет ни на йоту. И при любом раскладе, даже если учесть что он работает на немцев, он все равно их не жалует. Не за что жаловать захватчиков.
- Не тратьте свою энергию на бесполезное дело. Я знаю как добыть и где найти дисторит, и я его добуду. Даже если вы узнаете мои секреты, вы не сможете ими пользоваться. И дисторит вы тогда найдете к тому моменту, когда русские уже будут ровнять Рейхстаг с землей. Вы не знаете, что ищите, какой коварный минерал пытаетесь найти. Я знаю, и мои знания останутся при мне. Разговор на эту тему закрыт и больше не поднимается - испанец понимал, что такие слова при майоре СС могут стоить ему головы. Он же и проверял, настолько ли уж он нужен немцам. И заодно он проверял, умеют ли думать мозги в голове этой женщины. Если умеют - она его доводы поймет. Оказалось умеют. Или это показалось на первый взгляд, и завтра он уедет в концлагерь. По крайней мере немка не отреагировала, а только развернулась, и вышла и лаборатории. На её лице не было ни одной эмоции...

- И что же привело вас ко мне в столь поздний час, Алехандро? - испанец, переодевшийся, и сменивший лабораторный халат на черную как ночь шелковую рубашку и брюки, слегка поклонился
- Я хотел извиниться за свои слова в лаборатории. Простите мне мою грубость в ваш адрес.
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
- Я хотел извиниться за свои слова в лаборатории. Простите мне мою грубость в ваш адрес.
Блондинка лениво повела головой в его сторону.
- Мне нечего прощать. Вы хотели и смогли доказать мне, что пока мы без вас не обойдемся.
Но это только «пока»…
- Но и вашу наглость я спускать не собираюсь. Вы заслужили наказание…
Хельга обернулась с легким злорадством глядя на напрягшегося мужчину.
- Алехандро…
Девушка встала из кресла, спокойно пройдя мимо парня и шепнув.
- Следуйте за мной.
Ее наказание будет очень жестоким и безжалостным. И вряд ли испанец догадывается каким оно будет. Она спокойно шла по коридору, покачивая бедрами и чувствуя тяжелый взгляд Алехандро на своей спине. Наконец они подошли к неприметной комнате. Девушка повернула ключ в замке и исчезла в темноте комнаты…
Построю лабиринт, в котором смогу затеряться с тем, кто захочет меня найти...(с)
- Мне нечего прощать. Вы хотели и смогли доказать мне, что пока мы без вас не обойдемся
"Опппа... Влетел ты парень" - Алехандро напрягся, превратившись в одну пружину. Ему очень не понравилась эта фраза. Ну очень. Тонкая интуиция ученого, чувствовавшая минералы под землей, и слышавшая малейшие трещины в земле, гарантирующие обвал, уловила легкую нотку угрозы. Да и...
"Не бывает женщин признающих свои промахи... Влип ты..." - следующая фраза девушки дала ясно понять, почему женщина согласилась, и почему интуиция мужчины в очередной раз его не подвела.
- Но и вашу наглость я спускать не собираюсь. Вы заслужили наказание…
"Почему я чувствую себя такой глупой овцой..." - девушка тем временем встала, и с ноткой злорадства произнесла:
- Алехандро… Следуйте за мной. - кажется интуиция ученого и в этот раз его не подвела.
"Интересно... Наказание... Девочка любит наказания?" - испанец улыбнулся, спрятав улыбку в воротник, и прошел за девушкой по коридорам, запоминая дорогу. На всякий случай.
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Мужчина зашел за ней в темную комнату, дверь за его спиной мгновенно закрылась. А пока глаза Алехандро привыкали к темноте, его руки стянула крепкая веревка. Тонкие женские пальцы чуть царапнули по щеке мужчину и одели черную повязку ему на глаза. Сейчас испанец был беззащитен, как никогда и Хельга ощущала свое превосходство. Она легенько толкнула его, заставляя повалиться на кровать. Мужчина дернулся в сторону, не зная что делать.
- Успокойся… Будет немного больно.
Ее слова, жгучие и тягучие как мед, казалось не очень то успокоили его. Тонкие пальцы потянулись к пуговицам на шелковой темной рубашке. Раз, два… Оголяется накаченный торс и уже видна загорелая кожа испанца. Он напряжен. Прохладная ладонь чуть кокетливо скользнула по его коже. Но лишь на миг. А дальше: свист воздуха и плеть оставляет красноватый след, на груди вздрогнувшего ученого. О, да. Арийка решила его банально отшлепать. Еще раз и еще свистит плеть, раздирая воздух…Она бьет не слишком сильно, но болезненно. Все таки одна царапина оказалась глубже и выступили капельки крови. Только тогда девушка остановилась. Легкий шелест ткани, она сидит сверху на мужчине, почти оседлав его. Склоняется, светлые волосы щекочут грудь, теплые губы касаются царапины, а юркий язычек слизывает капельки крови. После, Хельга, как ни в чем не бывало встала и оправила одежду. Легкое движение и узел на его руках распущен. Она направляется к выходу, все так же надменно говоря:
- Надеюсь, мы друг друга поняли и больше такого не повторится.
Построю лабиринт, в котором смогу затеряться с тем, кто захочет меня найти...(с)
А вот теперь интуиция мужчину подвела. И очень жестко. Всё таки нельзя на ней полагаться полностью. Едва дверь закрылась, испанец шагнул в сторону, как казалось противоположную немке, а она оказалась только ближе. Моментально закрывает глаза черная повязка, на щеке мужчины красуется алая повязка. Руки подозрительно не двигаются - ещё бы. Связаны. Двойной морской узел, как определил ученый. С наскока так просто не развяжешь.
- Успокойся… Будет немного больно - мужчина усмехнулся повернувшись на голос.
"Фантазия, однако..." - мужчина делает шаг назад, чтобы девушка за ним побегала, но не тут то было. Подножка, толчок в грудь, и мужчина падает на кровать.
- И что ты со мной сделаешь? Отшлепаешь? Банально и неинтересно. Хотя валяй - нельзя сказать, что предсказуемые на 100% действия немки мужчине не нравились. Просто его это возбуждало. Боль? Ты мужчина или нет? Плюха по самолюбию? Ну терпим минутку, а там и представится шанс отыграться. Особенно, когда вас лишают зрения - остальные чувства обостряются. Движение пальчиков по груди. Опять таки возбуждает, да и интересное это ощущение - холодные пальчики, скользящие по горячей коже. Контраст создает непередаваемое ощущение. Оказалось все проще, чем испанец думал. Обычная многохвостая плеть, ничего страшного. Да, больно. Да на груди появляются царапины. Ну и что? Зато какие ощущения это вызывает в теле? И какое злорадство ты испытываешь, понимая что после последнего удара ты отыграешься по полной. И да - непередаваемое ощущение, когда на тебя садится девушка, а ты лишен зрения - воображение начинает рисовать образы. И распалять и без того огнеопасного испанца. Теплые губы, язычок, ловко подхватывающий с кожи капли крови.
"Черт, сорвусь же сейчас" - и тут все исчезает, как и веревка в рук. Моментально ощутив свободу, мужчина подорвался с кровати, правда девушка была уже в метре от кровати. И как ни в чем не бывало.
- Надеюсь, мы друг друга поняли и больше такого не повторится - мужчина хищно оскалился, и веревка в его руках моментально захлестнула одно из запястий девушки, задержав её.
- Что то у меня голова сегодня плохо с утра работает. Объясни по подробнее.
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Мужчина вскочил с места, слышалось его тяжелое дыхание. Повязка сползла с глаз на шею. На ее слова – лишь звериный оскал, и та самая веревка захлестывается на запястии, не давая уйти. Хельга раздраженно сверкнула ярко-синими глазами.
Этот наглец нарвется…
- Что то у меня голова сегодня плохо с утра работает. Объясни по подробнее.
И снова усмешка на ее губах.
- Я начинаю сомневаться, что она вообще у вас работает, Алехандро.
Пару шагов и она нависает над испанцем, дернув за ленту на шее, буд-то за ошейник и глядя прямо в его ехидные зеленые глаза.
- Куда уж подробнее. Подробнее только в пыточной камере.
И вновь она сдает позиции, отходя.
Построю лабиринт, в котором смогу затеряться с тем, кто захочет меня найти...(с)
- Я начинаю сомневаться, что она вообще у вас работает, Алехандро - испанец ехидно ухмыльнулся в ответ на раздраженный синий взгляд. Девушка ещё не поняла, что за дракон прилетел в её уютное гнездышко. И самое главное, что он не хотел раскрывать ей - что в одной из проб он нашел следы дисторита. Но промолчал об этом.
- Она отлично работает, просто не в такт вашей, уж простите. Я сегодня что то нанюхался какой то дряни, у меня мозги расслабились. Плохо усваиваю - слова мужчины произносились таким ехидным тоном, что девушку проняло навылет. Сделав два быстрых шага, она дернула за повязку, словно за ошейник, притягивая глаза мужчины. Ох, нелегко было смотреть в эти два синих океана.
- Куда уж подробнее. Подробнее только в пыточной камере - девушка отступила, но забыла о том, что её запястье ещё захлестывает грубая веревка
- В пыточной камере, или в постели? У меня небольшие проблемы с немецким языком, вот ужас то...
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Уйти не так то просто. Хельга раздраженно цокнула язычком. Веревка стянула запястье, не давая удалиться просто так. Девушка обернулась.
- В пыточной камере, или в постели? У меня небольшие проблемы с немецким языком, вот ужас то...
Ярость вспыхнула резким всплеском эмоций. Одно движение и девушка упершись руками в его плечи, вновь нависает над брюнетом, упираясь коленом ему между ног. Не сильно, но ощутимо. И горячий шепот на ухо:
- Наглец…. В мою постель ты попадешь, только если я этого захочу.
Его кожа до странности горячая, слишком не похоже на хладнокровных немцев. Это был как раз тот момент, когда хотелось чего то нового, распробывать. Что и говорить, а арийка любила необычный эксперементы.
Построю лабиринт, в котором смогу затеряться с тем, кто захочет меня найти...(с)
Форум » Архив » Корзина » Just see this diamond
Страница 1 из 512345»
Поиск: