Чтобы можно было писать в чате нужно войти в свой аккаунт.
Страница 4 из 4«1234
Архив - только для чтения
Форум » Архив » Корзина » Cold distress (NC-21)
Cold distress
Королевство Ревенсдэйл всегда славилось во всей Вселенной и в других Мирах тем, что только у них рождались люди, обладающие магическими способностями. Оно находилось в Средиземье и было самым большим, величественным из всех других. Никто никогда не осмеливался нападь на него. А если и находились такие дураки, то, как правило, они платили огромным колличеством жертв за свой идиотизм и самоуверенность. Поэтому, можно сказать, что Ревенсдэйл жил в относительном мире и спокойствие, которое текло по долинам, городишкам и каждой рощице королевства. Но, может, так получилось и сложилось из-за жесткой дисциплины и правил королевства, а может и из-за странной особенности Ревенсдэйла. Заключалась она в том, что в королевстве Ревенсдэйл девушек не обучали магии и другим наукам в этой области.
Почему же так ущемляли прекрасный пол? Когда-то давно, в 453 году третей эры, тогдашний правитель запретил обучать девушек и женщин магии, потому что в то неспокойное время шла кровопролитная война между Мирами, которая задела всех, в том числе и Ревенсдэйл. Бессмысленные битвы за земли, никому ненужные жертвы, акры спаленных лесов, полей и высушенных рек драконами, чей мир тоже был потревожен из-за глупости смертных, дренеев других народов... Именно в то время, в одном из сражений, умерла любимая и единственная дочь правителя, из-за который и вышел сей закон. Он считал, что женщины не должны воевать, не должны видеть этого ужаса, а должны только сидеть и ждать своих мужей с войны... Грубо говоря, ничерта не делать. Что ж, ну, некоторые девушки этому обрадовались, думая, что магия это и вправду не их стезя, а другие... готовы были сброситься со скалы, лишь бы не быть прикованной к плите. Закон пытались как-то урезонить, сделать более приемлимым для всех, в том числе и женщин, но ничего из этого не вышло и это только лишь разозлило правителя, который и так был после смерти дочери неутешен... Закон таким и остался, каковым был принят, а с бунтовщиками он разобрался, сослав в ссылку, из которой в дальнейшем они так и не вернулись...
Конечно же, еще пару столетий магия тайно практиковалась среди женщин, но ни к чему хорошему это не приводило... Рано или поздно все это подполье раскрывалось, и дело тех непослушных было плачевно, мда... Нет, нет, что вы, их не убивали. Их просто зажали в камеры. И не простые, как может показаться на вид. Правитель самолично занимался строительством этих "адских" комнатушек. Дело в том, что он наложила на каждую сильные чары и начертал руны, которые "пили" силы ведьм, а потом, через пару-тройку лет нахождения в этой камере, ведьмы просто становились овощами без своей магии и жили до конца своих дней, как мешок с кортошкой: ничего не соображая, способные только есть, спать и справлять нужду... Ну да, их не убивали, если смотреть с физической точки зрения. Но такая жесткая мера наказания не могла не повлиять на женщин. "Женщины! Акститесь! Это же все ради вашего блага!" - говорил правитель уже не первый раз. Ну да, старался ради их же блага, что уж тут... Но мужчины очень быстро зазанлись и вообще перестали ставить женщин как в хороших магов, так и в бойцов...
Поэтому женщинам пришлось смириться с тем, что мир магии стал для них за семью печатями и утешаться тем, что государь сделал это только из добрых побуждений...
Но хочеться заметить, что обучение только мужского пола дало свои определенные плоды. Ведь тренеровки в академиях стали более жестче, более усиленные, расчитаные только на мужчин и ни на кого больше. Поэтому и от своих учителей-магов выходили более сильные бойцы, чем было раньше, которые в дальнейшем шли на службу правителю. Плюсы еше состояли и в том, что обучение у большинства было персональным. Ведь почти у каждого мага от рождения была какая-то своя особенность и всех брать под одну гребенку считалось неразумным. Поэтому правитель издал закон, что по достижении 18 лет, после академии, где обучают базовой магии, ученики обязаны были найти себе наставника, который обязан был обучить, развить их сильные стороны и особенности. И так шло из поколения в поколения. Каждый маг был обязан выпустить в дальнейшем, так сказать, свое "подмастерие". Это мог быть и отец с сыном, а мог быть и незнакомый юноше человек, который согласился бы его обучить.
Но все ученики, без исключения, вышедшие из академий, мечтали попасть к одному из четырех магов, которые считались мастерами своего дела. Ходили даже слухи, что они достигли полного бессмертия души и живут в этом мире вот уже несколько эпох, но просто в разных телах... Но этого никто из людей не мог знать, ибо они были смертны. Могли ходить лишь только легенды и слухи на эту животрепещищую тему, которыми пугали маленьких девочек... Но одно знали точно - это были лучшие из лучших, чьих сил боялся даже сам правитель. Вот уже долгое время, раз в несколько лет, они приезжали в королевство на отбор, чтобы выбрать достойного, того, кто получит возможность узнать все секреты магии, рун, алхимии, астрономии и других не менее важных наук... Хм, неплохой был стимул для юношей.
Что же касается девушек-магов, то с каждым столетием их становилось все меньше и меньше. Ведь никто не уделял их способностям должного внимания, считая, что их место на кухне. Вот так и вышло, что к 879 году пятой эры девушек, обладающих магическими способностями, можно было пересчитать по пальцам...

Но, в мире должно существовать исключение, которое обязано выходить за рамки правил и определенных устоев. Именно этим и стало рождение девочки в одной из богатых семей Ундомиэль. Поветуха, которая принимала роды у женщины, сразу же поняла, что девочка обладает способностями и такими сильными, что ее мать чуть не умерла, рожая ее в муках и адской боли почти 20 часов... От малышки веяло непривычным холодком, который неприятно щиплил кожу, а глаза были выразительного серо-голубого цвета, которых ни у кого не было в ее семье... Только волосы были, как у ее отца, - черные. Родители не очень обрадовались тому факту, что их дочь - маг, да еще и с такими способностями. "А это все твоя бабка виновата..." - капризно ворчал глава семейства на свою жену, не в состояниях взять девочку на руки без перчаток, ибо руки неприятно жгло, будто при морозе. Да, бабуля действительно сделала кое-что  незадолго до смерти... Но никто в семье ничего неладного не подозревал, пока не родился сам ребенок. Поэтому семья решила скрыть это от родных, соседей, да ото всех! Зато старший брат малышки был несказанно рад сестренке, еще не понимая, кого же произвели на свет его мать с отцом... Даже имя выбрал малышке... Арвен. Родителям оно очень даже понравилось и, похвалив своего сына, так и назвали девочку - Арвен Ундомиэль. 
Шли годы. Ребенок становился краше, умнее, но и, к великому сожалению свей семьи, сильнее. Арвен в детстве плохо умела контролировать свои силы, поэтому могла ненароком кого-то обжечь... морозом. Кожа из-за этого всегда была белоснежная и без какого-либо изъяна, глаза невероятно серые, граничащие с голубым оттенком, и только черные, как смоль, крупные локоны Арвен давали понять, что это не сказачное существо, спустившееся с небес или какая-нибудь фея со страниц детских книжек... Но все же других к малышке не подпускали, чтобы они не могли ощутить этот поистине зимний холод от ее тела, а если и подпускали, то должны бвли находиться около камина. Когда же девочке исполнилось семь лет, то ее брат пошел обучаться в академию. 
- А почему я не могу пойти в академию?! - капризничала девочка, надуваю губки и топая ножкой. 
- Потому что тебе нельзя и закрыли тему, Арвен. Еще раз спросишь и получишь по попе! - говорил ей отец, от чего ребенок только злился, а следовательно, в комнате становилось все холоднее и холоднее до такой степени, что на окнах появлялся узор, какой обычно появляется при зимнем морозе... Тогда родители смягчались и просто отвлекали девочку всякими платьецами, сладостями и прочими детскими радостями этого бренного мира, да. Но на самом деле девочка только больше загоралась желанием узнать, что же это такое... Магия. И брат, любя свою сестренку и считая, что в ее способностях не было ничего страшного, делился с ней всем, в том числе и обучением в академии. Он с увлечением рассказывал о том, как их учат контролировать силы, создавать незамысловатые смеси на уроках алхимии и хвастался перед ней выученными заклинаниями. 
- Я тоже так хочу! - дулась девочка, как мыльный пузырь, от обиды и злости на эти глупые запреты. 
- Ну хоти, - усмехался мальчик, потрепав ее за волосы. Да ему было больно и холодно, но он знал, что сестренке будет приятна это маленькая нежность с его стороны. 
Больше девочка не заводила этого разговора. Она просто делала умнее: сидела себе, виляя ножками, на скамеечке в их саду и наблюдала за тренеровками брата, повторяя это все потом, когда никто не видит, ночью воровала его книги, чтобы узнать о других мирах, зельях и прочем. Да, она просекла уже, что по-человечески ей заниматься не разрешат, поэтому делала вот так. Ну и выходила так, что девочка шла почти в ногу с братом, только ему было десять, а ей всего семь... Эх, порой ей даже обидно было, что она не мальчик. 
Когда уже ей исполнилось десять, то девочка стала пробовать самостоятельно церкулировать кровь в своем теле... Стараться разгонять по венам, сосудам быстрее, чтобы люди не чувствовали такого холода исходящего от нее... Что ж, только после каждодневных тренеровок на протяжении семи лет, ей удалось добиться неплохого, но не идеального самокотроля... Внешне отличалось это только тем, что губы просто преобрели розоватый оттенок. И все! Если бы недюжее терпение девушки, которое она преобрела с возрастом и тренеровками, то и этого бы не было... А еще и брат собирался уходить из дома в другое измерение, чтобы обучиться более сложной магии. 
- Ты меня бросаешь, - довольно стальным голосом проговорила тогда еще четырнадцатилетняя Арвен. 
- Да нет же. Я вернусь, - улыбнулся уже окрепший и красивый черноволосый юноша, трепля сестру за волосы. А потом он наклонился к ней поближе и заговорческим шепотом стал говорить, будто они банда, которая знает какую-то важную тайну. - Ты все еще продолжаешь тренеровки?
- Да, - тихонько буркнула девочка.
- Книги под доской на чердаке. Когда ты обучишься, то посмотрим, что из тебя вышло... - усмехнулся молодой человек и, обняв своих родителей, отбыл через портал, забрав поддержку и эту греющую любовь с собой. Просто исчез единственный друг.
- Что он тебе сказал? - спросила мама, мимолетно и совсем быстро погладив девочку по щеке. Ей тоже было больно от холода. Как и всем. 
- Чтобы я вас слушалась, - спокойно сказала Арвен. А знаете, так хотелось иногда  заключить маму в свои объятия, чтобы показать свою любовь, показать, что она не такая холодная, как есть на самом деле... Но, увы, она понимала, что ей станет больно, холодно и некомфортно. Может, из-за этого девочка привыкла вести себя спокойно, хладнокровно и без всяких проявлений чувств по отношению как к родным, так и к незнакомым.  "Мне и одной прекрасно...", - думала девушка, когда занималась очередной тренеровкой дома. Да, ее редко выпускали в люди. И не трудно догадаться, почему так... 
Но вот, когда ей исполнилось семнадцать, то в один из солнечных дней, которые девушка не очень-то и любила, мать вошла в комнату с радостным возгласом:
- Пора выбрать тебе подходящую партию!
И убиться, мда... 
Какая к черту партия?! Единственные "смотрины", на которые она мечтала попасть, так это на отбор, который устраивали те самые четыре мага точно через год, когда ей как раз исполнится восемнадцать, и она сможет в них учавствовать! Такое нельзя упускать! Да вообще не в этой жизни!!!
- Я не хочу замуж, - холодно говорила девушка, еле контролируя поток крови в своем теле от злости и негодования на собственную мать. 
- Доча, так надо, - непреклонно отчеканила женщина. 
Глупые устои, морали, которым Арвен была обречена следовать. Нет, это никак ее не устраивало, да и не могло. Она - маг, а не какая-то простушка, которая только и способна, что варить супы, убирать и рожать... От этих мыслей Арвен готова была вся вздернуться и перекоситься, но лишь с холодным голоском сделала небольшое замечание: 
- Тогда заморожу всех к чертям, если ты устроишь тут парад женихов. 
- Отлично! Кандидаты будут через пару часов. Так что советую собраться поскорее, чтобы не предстать перед знатными родами неопрятной чупакапрой. 
Самоконтроль улетучился быстрее, чем гелий из воздушного шарика. Окна стали покрываться узором, губы девушки побледнели, глаза стали стеклянными от злости, а мать лишь послала ей воздушный поцелуй, из-за которого изо рта женщины вышел горячий воздух, испаряясь где-то пространстве. 
- И я не шучу, Арвен. Твои штучки не пройдут. Я проверю, как ты подготовилась. И только попробуй сорваться на людях... - сказала она, немного дрожа от холода. А потом и вовсе ушла, оставив ее одну в своей комнате. Что ж, ее можно было понять... Ей хотелось, чтобы дочь была, как другие, обычной и занималась женскими штучками-дрючками... Ее нельзя винить за это.
Девушка быстро взяла себя в руки и встала с постели, отправившись в ванную. 
Хочешь свататься? Что ж, будем свататься по лучшим обычаям Ундомиэль-младшой, мамуль... 
Девушка выбрала простое голубое платье холодного оттенка, которое подходило к ее глазам и подчеркивало гибкий и ладный стан молодой особы. Она посмотрела на себя в зеркало. Пышный бюст прикрыт от любопытных глаз, открывая только острые ключицы Арвен. Корсет выделял и без того тонкую и точёную талию девушки, а юбка свободно висела, прикрывая колени и открывая взгляду других тонкую щиколотку и подтянутые икры молодой особы. Да, магия это вам не просто пальчиками щелкнуть и ножкой топнуть, она абы кому не дается, поэтому и тело должно было соответствовать магической силе человека. Будешь жирным и ленивым - не сотворить тебе даже спички. Поэтому Арвен была в отличной форме, вот только мать ворчала, что ей нужно набрать немного веса, а так и правда все было прекрасно.
Дальше девушка, поправив платье последний раз, думала, что же можно было сделать с крупно вьющимися черными локонами. В итоге, она просто решила заколоть их сзади заколкой, открыв свою тонкую лебединую шею, и выпархнула из комнаты, даря обитателям дома легкий холодок, который заставлял бегать по их позвоночнику мурашки. С чего вдруг такое хорошее настроение? Да знала, что сейчас будет весело... 
Так и оказалось... Каждый последующий был краше предыдущего. Один в очках, другой с кривыми зубами, третий чуть в глаз своими розами девушке не попал... В общем, Арвен откровенно и холодно потешалась над молодыми людьми, вгоняя их в краску и получая от матери укоризненные взгляды. И знаете, что самое смешное? Ни один из них толком не владел магией! Ну и нахер они ей такие сдались? В общем, никто нашу льдышку так и не смог растопить, а через пару недель мать и вовсе забросила это занятие, приговаривая, что останется Арвен старой девой, пусть и считается одной из самых красивых среди молодых гевест...
- А мне же лучше. Буду заниматься чем хочу и с кем хочу в свое удовольствие, - улыбалась она матери своей обворожительной улыбкой, от чего на щеках выступали ямочки. Но в такие моменты, как правило, женщина становилась бледнее своей распущенной дочурки...
И вот с того момента прошел год. Арвен с того времени стала только более женственнее, краше, умнее, но и более... холоднее, уделяя время только тренеровкам, а не каким-то ухажёрам-недотёпам... А родители смирились с тем, что она стала часто пропадать из дома, думая, что у их дочки появился молодой человек... Девушка лишь безразлично замечала, что не их носа это дело, тем самым подогревая родительский интерес и уверенность, что у нее точно кто-то завелся. Что ж, так было даже лучше. 
В назначенный день, Арвен отправилась на центральную площадь вместе с родителями. Как всегда, когда они были с дочерью, то держались от людей поодаль, а сама Арвен была в полностью закрытом и длинном черноем платье с такими же кружевными перчатками на руках... Глашатай объявил, что первый маг, который жил на самом юге, прибудет вот уже через два дня! Через три дня после прибытия первого прибудет маг с запада, через неделю тот, что с севера и только потом тот, что с востока... Странно, что в этот раз они решили прибыть по отдельности...
- Наверное не хотят поругаться из-за учеников, как это было в прошлый раз, - нахмурился мужчина, когда они неспеша шли по дороге домой. Ну да, Арвен не пустили в прошлый раз посмотреть, как выбирают маги себе учеников, но она слышала, что между тремя развился страшный скандал по поводу одного очень одаренного юноши, и лишь только один из них предпочел остаться в сторонке, не влезая в эту неразбериху... Но Арвен долго об этом не думала. Ее мысли были заняты только тем, как бы ей пройти отбор... А дальше по поводу пола ведь можно что-то придумать... Наверное. 
В первый день, когда приехал маг с юга, то родители Арвен ушли на трибуны, чтобы посмотреть на юные дарования, а Ундомиэль-младшая, сославшись на плохое самочувствие осталась дома... Что ж, как всегда не все так просто. Стоило им выйти за порог, как Арвен бегом встала с постели и, как солдат, который может одеться пока горит спичка, стянула себе бинтами грудь, одела какие-то невнятные вещи, скрыв под ними фигуру, надела шапку, скрыв свои локоны, и наколдовала себе легкую щетину... Да, да, отребут, который должен был скрыть женское личико Арвен. Обычное заклинание, которое вообще, как правило, использовали на маскарад... А потом еще и обрызгала себя зельем, которое делала себе почти месяц! Месяц!!! А до этого тренировалась его варить где-то полгода... А ингредиенты... Вы хоть представляете, как трудно найти в мире магии самый обычный банан!..
Ну так вот, оно должно было убить женскую ауру к чертям... Знаете, история нахождения этого зелья очень странная. Его, естественно, не было в книжке, как то, что нужно изучать. Оно было под запретом в Ревенсдэйле, и именно оно было настрочено в книге брата убористым и еле понятным почерком... Брат такой брат, что подумал о ней даже в тот момент. И где только отрыл, девушка так и не поняла... Оно было не единственным в книжке, и Арвен решила, что если ее и возьиут в ученики, то обязательно прихватит ее с собой.
Эх, как же ей брата не хватает... А ведь он, наверное, где-то сейчас далеко и странствует меж Мирами, набираясь опыта и сил. Но Арвен предпочла не думать о грустном, а последний раз глянула на себя в зеркало и... ахерела. 
Так вот как это зелье действует...
Знаете, чувствовала она себя по прежнему грациозной и летящей, но вот видок... Будто из трактира вышла, выпив перед этим хорошенько. Кожа даже стала не такая бледная, малек смуглой, что ль. В общем, сейчас Арвен, явно, была больше парень, нежели девушка. 
Мда, если кто-то узнает, что она использовала такое зелье не только ее могут посадить в ту самую камеру, но и всю ее семью! В ведь отец тоже был маг, просто без надобности не показывал и не использовал своих сил... 
Но нет, не сейчас об этом думать надо. Вообще об этом думать не надо. Все получится и точка. 
Усмехнувшись своему отражению довольно смачным басом, девушка вышла через окно, чтоб прислуга не видела, и отправилась на площадь, думая, а не использовать ли это зелье и во время всего её обучения?
Ну да, если только я кому-то нужна буду... 
Что ж, выбор ученика у первого мага она проволила. Все было просто ужасно! Этот хрыч даже и не посмотрел в ее сторону, будто она пустое место! А еще и глаза же на них нельзя поднимать, пока они не выберут себе ученика. Выстраивают их так в линеечку, а он ходит таким вольяжным шагом, выбирая себе ученика. Знаете, этот седовласый маг показался Арвен таким зазнавшимся, что противно было вот так стоять, понурив голову перед ним и ждать чуть ли не полчаса этого решения. Она даже рада была, что он ее не выбрал. Нет, не ее это было.
Неужели они все такие зазнайки?
Арвен сняла с себя весь этот маскарад и, проверив не осталась ли на лище волоса от щетины, спустилась к ужину. Ничего особенного. Обсуждали то, что тот молодой человек заслужил быть учеником одного из четверки, ибо действительно выделялся среди других своими способностями в стихии ветра... Арвен так стало обидно, что она готова была превратить эту столовую в морозильную камеру, но усилеем воли заставляла свою кровь течь по жилам быстро и без остановок. Ведь если бы она применила свои способности, то родители бы сразу догодались, что это она... Поэтому приходилось выкручиваться с помощью базовых заклинвний и стихии воды, которая давалась девушке лучше, чем другие. 
- Я не голодна, - спешно сказала Арвен и удалилась в свою комнату, где стал появляться иней на кровати, стоило только войти. 
Спокойно... Еще три. Да. Их еще целых три... Так что шанс еще есть...
Но и у следующего, и у третьего Ундомиэль умудрилась проволить отбор! Но знаете, третий около нее задержался на пару секунд, думая брать ее или нет... Эх, а исполнение мечти было так близко, но этот низкий щеголь решил выбрать себе другого! Черт! Да Арвен там чуть из поля каток не сделала! Второй же вообще даже к части их линейки не подошел... Ну, знаете, такой мускулистый, складный, по нему сразу видно, что с решением не медлит. Вот и в отличии от первого, который выбирал минут двадцать, он сделал свой выбор за три минуты, никого не мучая ожиданием. 
Арвен чувствовала, как уверенность покидает ее, как мечта ускользает, как песок между пальцами... Но оставался еще последний, да, с востока... Нужно было что-то решать с родителями. Именно с ними, потому что из-за них она не в состоянии была показать всю свою силу. 
На следующее утро Арвен пришла с двумя билетами в театр на магическую постановку маминой любимой пьесы. О да, именно после нее отец сделал ей предложение и дал нерушимую клятву, поэтому мужчина под долгими уговорами своей жены все же согласился пойти на представление. Но не без ворчания, разумеется. Ведь оставалось посмотреть на отбор последнего мага и все, а тут такое западло, мда... А девушка была на седьмом небе от счастья, разукрашивая пальцем свое окно в комнате замысловатами узорами... Да, в этот отбор все точно должно было выйти. Ведь она сможет колдовать в полную силу и смешать своего спаринг-партнера с грязью... Грубо? О да, очень грубо. 
Знаете, в этот день отбора народу было раза в три больше, будто все специально метили именно к этому магу! Девушка, одев тот же маскарад и использовав остатки зелья, что и в те дни, пришла и сделала все, что было в ее силах, при этом просканировав трибуны. Ну и смешала спаринг-партнера в последней части отбора с грязью, тем самым удивив других, уже знакомых ей внешне, ребят и трибуны... Вы не представляете, но люди еще и ставки устраивали на этом отборе! Мол, кого же выберет маг... Некоторые заробатовали на этом нехилые деньги, ну, а кто-то проигровал...
И вот их опять поставили в линейку, и все опустили головы. Краем глаза Арвен заметил, что он высок, хорошо слажен... Но не более. Только силуэт. Да и не важно это было. Сейчас в его руках выбор, который он должен был сделать... И причем как можно быстрее.
Черт...
Зелье. Эффект стал потихоньку спадать, но пока не так ощутимо для других магов, чтобы они могли почувствовать, что перед ними женская энергетика... Оставалось только надеятся, что он не будет таким медлительным, как первый и третий... Очень надеяться.
Иначе, дело плохо.
В строю шепота было больше, чем обычно, что, мол, он не маг, а вообще некромант и чернокнижник, что обучает своих подопечных только черной магии и некрофелии, что он может научить тому, что не знает три других... Арвен уже хотела и посмеятся над всем этим, но вспомнила, что смех может выйти... эээ... не очень мужским, да и неуместным в данной ситуации, поэтому просто стояла и ждала выбора Ренастраза... Ну, так его в строе называли другие. Боже, да из-за тех трех столько шума не было, сколько из-за одного этого мужчины! Да, это был не старец, что Арвен находила довольно странным и необычным. Те ведь были совсем уже преклонного возраста, намученные жизнью старички...  
Хм, черная магия... - думала девушка, не обращая даже внимания, что шаги к ней приближались и становились все громче. - Если это правда, то... Заманчиво. Даже слишком...
Девушка и додумать ничего не успела, как мужчина сделал свой уже окончательный выбор. Теперь тот, на кого пал его выбор, мог поднять на своего учителя глаза...
Няша.
- Ага. В свое время умудрился. Многие мужчины Атлатеи желали леди Бломэ, но немногие осмеливались подойти к ней. Леди Бломэ никогда не отказывала себе в плотских утехах, и попасть к ней в постель было достаточно легко. Вопрос в том, что уйти оттуда живым было куда сложнее. Подробности узнаешь у самой леди Бломэ, когда она выйдет из стазиса. Ну или у меня, если сможешь меня разговорить.
Хм, почему-то разговаривать с Леди Бломэ не было желания. Да и не известно, когда она выйдет из этого "стазиса".
- И как же вас можно разговорить? - такой же улыбкой улыбнулась ему Арвен, хотя, в голову уже лезли кое-какие мыслишки...
Няша.
- И как же вас можно разговорить? - Ренастраз щелкнул застежкой плаща с вензелем Алтеи. Улыбнулся, направляясь в столовую
- Проще спросить у леди Бломэ. Женщин она не трогала, если те не пытались отбивать у неё мужчин. - он раскрыл двойные двери, опустившись за стол.
- Приятного аппетита - сегодня Нефариан решил угостить хозяина десертом из рабано, арэшуратского фрукта, по виду напоминавшего редьку, а по вкусу - ананас, тарелкой отличных отбивных с жареными овощами на гарнир, салатом из свежих овощей, и жуткой вещью под названием "ангельская похлебка". Кстати великолепная штука от похмелья. Мясо режется кубиками, и обжаривается до корочки с луком, чесноком, красным перцем, тмином и карри, после этого к этому добавляется порезанное острое вяленое мясо, и все вместе тушится в жидком остром соусе из перетертых томатов и чеснока. Жутко острая штука, для любителей чего нибудь поострее. Доставерно известно, что снимает похмелье, лечит рак и является возбуждающим блюдом.
- Вот с этим советую быть поосторожнее - кивнул Ренастраз глядя на то, как девушка смело берется за ложку
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
- Проще спросить у леди Бломэ. Женщин она не трогала, если те не пытались отбивать у неё мужчин.
- Ох, как бы она меня не прибила, - язвительно хмыкнула девушка, когда они подошли к столовой.
Двери открылись. Трапеза началась.
- Приятного аппетита.
Как всегда манеры у этого мужчины превыше всего.
- И вам, - пробормотала Арвен, отвлекаясь сейчас больше на еду, нежели на него. Как говорится, аппетит приходит во время еды. У девушки до жути скрутило живот, когда она увидела этот стол со вкусняшками.
И первым делом она накинулась на первое, то есть на похлебку. Боже, какой же оттуда шел аромат, уже не терпелось взять ложку и съесть до последнего кусочка.
- Вот с этим советую быть поосторожнее.
- Слушайте, я голодна, как стая волков, - пробормотала она, отправляю ложку с похлебкой в рот. Остеренько, но чертовски вкусно. - Господи, почему раньше это не подавали?! Невероятный вкус, - улыбнулась она, уплетая первое за обе щеки.
Няша.
- Ох, как бы она меня не прибила - съязвила девушка. Мужчина развернулся, прошлеся оценивающим взглядом по девушке, повернулся и пошел дальше, и отрезал:
- Не прибила бы. Ты ей не конкурентка. Бесполезно сравнивать десятилетнюю девочку и тридцатилетнюю аристократку - ученица могла обижаться сколько влезет, но это была чистейшая правда. Сравнивать Леди Бломэ и Арвен было просто глупостью. Притом во всех понятиях. Что в физическом, что в моральном. То, что девушка устроила на арене, и все это считали невероятной жестокостью, леди Анастра Бломэ считала недопустимым милосердием.
"Интересно, что бы она сделала, узнав насколько подобрел её ученик за три тысячи лет разлуки..."
- Слушайте, я голодна, как стая волков. Господи, почему раньше это не подавали?! Невероятный вкус! - мужчина ухмыльнулся, взяв из воздуха что то напоминающее тонкую перчинку, только маленькую и фиолетового цвета. Плоды сийры - краснолистного кустарника, росшего в Атлатее. Жуткая штука.
- Не хватает этой штучки, однако всего в меру - мужчина кинул перчинку в свою тарелку. Другое дело. Прикончив свою тарелку, мужчина принялся за мясо.
- Вообще, я доволен тем как ты выступила. Недоволен только тем, что Афанастраз и Итаранастраз влезли в это дело. Так что готовься что на следующем смотре будешь драться с учениками намного сильнее, чем эти два оболтуса которых ты порезала. Особенно опасен для тебя ученик Афанастраза, потому что владеет противоположной стихией. Не думаю что ученики остальных архимагов составят вам троим хоть какую то конкуренцию. Хотя возможно, что следующего смотра уже не будет, если... - мужчина осекся, понимая, что сболтнул лишку.
- Ладно, проехали.
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
- Не прибила бы. Ты ей не конкурентка. Бесполезно сравнивать десятилетнюю девочку и тридцатилетнюю аристократку.
- Эй, мне между прочим скоро девятнадцать стукнет! - возразила девушка. Да, ей конечно ещё далеко до совершенства как магу, ну, и, конце концов, девушке, но так опустить. Эх, удар ниже пояса прям вышел. Хотя, порой её учитель мог сказать у грубее.
- Вообще, я доволен тем как ты выступила. Недоволен только тем, что Афанастраз и Итаранастраз влезли в это дело. Так что готовься что на следующем смотре будешь драться с учениками намного сильнее, чем эти два оболтуса которых ты порезала. Особенно опасен для тебя ученик Афанастраза, потому что владеет противоположной стихией. Не думаю что ученики остальных архимагов составят вам троим хоть какую то конкуренцию. Хотя возможно, что следующего смотра уже не будет, если... Ладно, проехали.
- Да давайте говорите!.. И вообще... Чёрт, вам не кажется что как-то жарко? - нахмурилась Арвен, немного ослабив веревки на жилете. Нет серьёзно, как-то слишком жарко становилось.
Няша.
- Эй, мне между прочим скоро девятнадцать стукнет! - мужчина хмыкнул, видя как девушка закипела. Удар чуть ниже пояса, достаточно болезненная плюха по самолюбию. Глядишь будет больше желания совершенствоваться без его указки.
- Можно быть мудрецом в пять лет, можно быть глупцом в пять тысяч лет. Это было притянутое за уши сравнение, учитывая, что леди Анастре Бломэ сейчас бы было около пяти с небольшим тысяч лет - большая часть обеда прошла в молчании. Однако когда мужчина ляпнул лишнего, девчонка не удержалась:
- Да давайте говорите!.. И вообще... - Ренастраз жестко перебил
- Вообще этот вопрос уже не раз поднимался. О некоторых моих планах и делах тебе вообще не положено знать, и я думал что опыт с королевой тебя убедил
- Чёрт, вам не кажется что как-то жарко? - Ренастраз хмыкнул, когда девушка ослабила завязки жилетки, видок открывался соблазнительный. Ренастразу и этого не требовалось - облегающая его словно вторая кожа чешуя дракона отлично обрисовывала каждую его мышцу.
- Было нормально. А вот теперь жарковато стало.
«Я воздвиг колонну над вратами города Циллидх, и освежевал всех драконов, что восстали, и повесил их кожи на колонну. Некоторых я замуровал в ее основании, некоторых насадил на шипы колонны, а других я привязал вокруг нее цепями из горящего льда… И отрезал я руки и ноги офицерам, благородным предводителям восставших… Многих пленных я сжег огнем, и многих других забрал живыми в свой дом как рабов. У некоторых я отнял пальцы, у других носы и языки, и многим выколол глаза, дабы все познали руку Векта».
– Аздрубаэль Вект
Форум » Архив » Корзина » Cold distress (NC-21)
Страница 4 из 4«1234
Поиск: