Чтобы можно было писать в чате нужно войти в свой аккаунт.
Страница 1 из 11
Архив - только для чтения
Форум » Архив » Корзина » Миссия № 2 (Asura & mizuki29)
Миссия № 2
Сторона А:

Asura - 12 уровень.
Селение Камня в результате триумфальной победы Песка становится колонией. Полный и абсолютный контроль над захваченным селением. И, казалось бы, никаких проблем, если бы не одна "леди в маске". Эта девушка решилась выступить против колониального режима Камня по каким-то своим собственным причинам. Но неужели могущественный Казекаге пойдёт на поводу у женщины-бунтарки? Теперь твоя задача - отстоять захваченное селение.

Сторона B:

mizuki29 - 12 уровень.
Ты вошла во вкус победы после захвата селения Камня. Сердце мечтало завоевать его полностью, но обстоятельства сложились иначе. Тебе крайне не понравилось то, что Казекаге не дал тебе возможность немного повеселиться. Чтож, ты решила повеселиться без него и устроить небольшой спектакль. Теперь ты некая "леди в маске", якобы мечтающая об освобождении Камня. И ситуация дошла до того, что настала пора решительных действий. Твоя задача - отбить у Казекаге захваченное селение.

Порядок отписи:
Сторона А
Сторона B

Бой проходит в соответствии с ППБ
Еще одна триумфальная победа селения Песка над селением Камня не могла не радовать Кишина. Страшная волна безумия добралась и до этих мест, подчинив его воле Кишина. Казекаге достаточно утолил свой голод, насытившись множеством душ, но не пожелав полного истребления жителей Камня. Это селение служило чем-то вроде расширения владений Суны. Очередное селение пало, так и не сумев противостоять страшнейшему напору Кишинов. Никто не мог с ними справиться. Каждое селение поочередно пылало ярким пламенем Казекаге, а тела врагов были искалечены и изуродованы Заместителем. Все было просто замечательно, пока...
Асура находился в своих временных покоях, пока его не посетила стража селения, находившаяся у него в подчинении. По слухам оказалось, что это селение не было таким уж слабым. Некий загадочный шиноби, также загадочно появившийся в селении поднял восстание и сейчас оставшиеся шиноби Камня во главе с неизвестным постепенно побеждают всех бойцов селения Песка.
Это означало, что пир Кишина ненадолго придется отложить. Мизуки рядом сейчас не было, а потому сам Казекаге снизойдет показать свою безумную силу, испепелив прямо на глазах у всех зачинщика бунта, а затем поглотив его дерзкую душу.
Кишин определенно желал покончить с этим бунтом, нервно перебирая что-то между своими пальцами, спрятав их затем в карманы своей красной куртки. Его глаза были скрыты из-за нависшей на их уровне челки, но так или иначе по выражению губ и совершенно недоброй улыбке он приказал всей страже разойтись и дать этому загадочному шиноби посетить Кишина.
Асура находился в большом тронном зале в резеденции селения Камня. Помещение было достаточно большим, 50 на 50 метров и высотой 10 метров. Ни единого окна и только лишь одна дверь, которая находилась напротив трона, в котором сидел Казекаге. Трон находился в середине зала, а также от него идет стол, длиной в 5 метров, по бокам которого расставлены менее эффектные стулья. В помещении было достаточно тусклое освещение, создаваемое лампами на стенах, создавая это место достаточно мрачным. А на полу рядом с троном красовалась кровь недавно убитого Каге этой деревни, чью душу незадолго до этого поглотил Асура. И его аппетит только разыгрался, получив весть о том, что еще одна достаточно сильная душа идет к нему и он уже за это время своего "одиночества" успел приготовить "радушный" прием гостю, подоспев увеличить запасы своего здоровья и почувствовать прилив сил от души бывшего каге камня...

Она пришла сюда тенью. Тихая, незаметная, девушка глубоко вдохнула сырой воздух, прежде чем сделать этот шаг. Маленькая ручка что-то судорожно сжимала, как-будто боясь потерять. Совсем недавно она так же стояла перед этой дверью... Только тогда она была поглощена безумием, тогда ею двигала жажда крови, желание убивать... А сейчас? Она начала эту шутку, эту игру, а теперь вот так стояла и трепетала от страха перед этой массивной дверью.
Было немного больно, но это лишь отголосок Первых Врат, открытых задолго до прихода сюда. Бунтарка готовилась к этому сражению, ведь именно она олицетворяла освобождение своего народа, которого так любила...
- Бред, - на устах промелькнула улыбка, но лицо девушки было тщательно скрыто плотной маской, и лишь два глаза сверкали из-под нее. Прыжок вперед, приземление на одну ногу и удар в дверь с разворота. Под мощью девушки бедняга не выдержала и рухнула на пол, а "леди в маске" продолжала свои действия, не останавливаясь ни на долю секунды. Бросок вперед, и нечто маленькое, что куноичи так горячо сжимала в руках, падает вперед на землю и оставляет за собой плотную пелену дыма...
Прошло несколько секунд - нечто такое ценное в бою, дым рассеялся. Девушка стояла в пяти метрах от стены с дверью и в 30 метрах от стены, находившейся слева от двери. Грубо говоря, девушка была чуть правее двери. Для человека, сидящего на троне, она была чуть левее. Тело куноичи было облачено в обтягивающий черный костюм, ничего лишнего. На лице черная маска, скрывающая все лицо, кроме глаз. Волосы были завязаны в высокий хвост. Ее взгляд остановился на шиноби, сидящем на троне. Такое теплое, нежное чувство разлилось по телу девушки, что ноги ее как будто подгибались, хотелось упасть на колени перед этим гордым, сильным человеком, однако она устояла. Девушка нервно сглотнула, пытаясь побороть в себе невероятный поток чувств.
- Я Хотару Нагано, я восстаю против твоей власти! - голос, чуть грубоватый, явно не родной для девушки прозвучал холодно и уверено. Стальной взгляд лишь подчеркнул это желание освободиться из оков нежеланного властителя.
А в душе лишь мелькала одна мысль: "Надо изменить стиль боя... Я не хочу, чтобы он меня так быстро раскусил!". Сердце Мизуки Кишин искренне стремилось к своему возлюбленному, однако именно этого не позволяла ей роль, которую она на себя примерила: бунтарка из Камня, "леди в маске"...



Время тянулось достаточно долго и перед появлением глупого дерзкого воина прошло еще около часа. Кишин возможно и не понимал их отчаянный поступок, проиграв войну все еще пытаться противостоять захватчикам, но души таких шиноби были определенно куда вкуснее обычных. Их боевой дух только придавал особый приятный вкус своей душе. А еще интересней было наблюдать за их выражением лица перед смертью, ведь такие шиноби даже во время смерти отказывались принимать свое поражение. Что за глупый народ. И после прошедшего времени наконец-то соизволил показаться сам бунтарь. Наглец решил перед своей смертью еще и попортить помещение, в котором обитал Кишин. Это отнимет небольшое время у Асуры, отнять душу у этого странного шиноби, отрубить ему все конечности и отдать на корм собакам, кроме головы. Голова пойдет в качестве украшения на воротах селения. Достаточно красиво должно будет смотреться, и в селении больше ни одна глупая душонка больше не посмеет вытворять подобные глупости.
Хоть Асура и не любил долго ждать, он все же дождался этого наглеца, который выбил дверь помещения.
Безумный взгляд Кишина, сидящего на троне только и метался с большой скоростью по тому участку у двери, который практически сразу же укрылся дымовой завесой. этот шиноби оказался достаточно осторожным, даже больше нужного. Это вызвало усмешку на спокойном лице чунина, а глаза все еще продолжали излучать это мощное безумие и желание наконец-то увидеть свою жертву.
Несколько секунд и дым развеялся, показывая его обзору силуэт шиноби, а точнее куноичи.
Женский разум больше всего с трудом способен оценивать ситуацию, как и сейчас. Если эта девушка и имела какую-то силу, чтобы одолеть рядовую стражу Суны, то ее следовало потратить на то, чтобы сбежать из захваченного селения. Но нет, она решила проверить свои силы и сразиться с самим Казекаге. С самым безумным и кровожадным Каге этой эпохи, которому совершенно нет дела до каких-то условностей. Для него даже неважно кого убивать, мужчина это или женщина, или вовсе это ребенок. Все падут от его безумия и потеряют свою душу, отдав ее на съедение этому хищнику.
- Я Хотару Нагано, я восстаю против твоей власти! - такие забавные слова Асура давно уже не слышал. Что ж, он уделит этой душе особый прием и сделает эти минуты для этой девушки особенно мучительными. Руки его были спрятаны под своей красной курткой и одна удосужилась показаться. Хищная улыбка Асуры показывала, что ему уже нетерпелось начать и посмотреть, что попытается сделать эта куноичи и сможет ли она вообще заставить Кишина хотя бы встать со стула. А пока, он только поманил указательным пальцем показавшейся руки к себе, с интересом рассматривая ее.

- Что же мне делать с тобой? - мысли бурным потоком плескались в голове куночи, разделялись на отдельные веточки-ручейки, а затем вновь сливались и давили на сознание так, что девушка уже не могла выдержать такой мощный напор переживаний.
- Как мне напасть на тебя? Как мне победить тебя? - девушка закусила губу, истерично оглянувшись назад, но ни на долю секунды не выпуская из поля зрения своего главного врага. - Что со мной? Неужели я так боюсь его? - усмешка на губах подчеркивала ту потаенную догадку, в которой сама Кишин боялась себе признаться. Хорошо, что ее лицо было защищено маской. Именно эта преграда становилась для куноичи самой лучшей защитой, только так она могла смело и дерзко смотреть на своего возлюбленного, не открывая ему иных чувств, волнующих ее нежное сердце.
Взгляд уже прошелся по оголенным стенам и потолку, в том числе и по тем частям, что находились позади девушки. Бунтарка, не осмеливаясь повернуться к сидящему на троне человеку спиной, медленно, но уверенно и твердо, шагнула в бок. Еще шаг, новый шаг, все стремительнее "леди в маске" приближалась к своей цели, умудряясь при этом показать мнимый предел своей скорости. Да, скорость - вот еще один критерий по которому Кишин мог мгновенно заподозрить что-то неладно. Итак, Мизуки оказалась в 15 метрах от трона, она была справа от него (относительно Асуры слева), поэтому могла видеть все, что происходило за троном. Она могла видеть дверной проем, в который она ворвалась, она могла видеть стену, от которой так ждала подвохов, что даже позволила себе оглянуться. Но теперь сзади была уже изведанная местность, свободная, не таящая в себе ловушек. Или так может показаться на первый взгляд? Кишин усмехнулась.
- Ты не нападешь первым, милый, - рука скользнула по бедру. - Я знаю тебя слишком хорошо, - держатель для оружия, который благодаря цвету почти сливался с тканью костюма, отдал девушки нечто металлическое, блестящие. Вторая рука, так же элегантно, зашла за спину. Глаза на секунду опустились к полу и вновь поднялись на противника.
- Не хорошо... Слишком тихо... Как перед бурей, - "Врата Покоя" позволили окончательно взять себя в руки, сконцентрироваться и взять под полный контроль свое тело, мышцы. Девушка только бросила один напряженный взгляд, пытаясь заглянуть в глаза возлюбленному. Бунтарка второй раз открыто, пусть и не словами, бросила вызов могущественному Казекаге. Теперь, "леди в маске" оставалось только ждать реакции Правителя.



Бунтарка явно проявляла какую-то неуверенность по отношению к Асуре. Что ж, секунды промедления только действовали на пользу Кишину, позволяя воплотить большую часть плана, заготовленного "гостю". Эта дерзкая девица скорее всего еще не понимала, что теперь ей живой уже точно не выбраться наружу. Пронзающий взгляд Кишина сидевшего на троне все никак не сходил с этой особы. Его жены по неизвестным причинам не было на месте, что также вызывало большую ярость у Казекаге, ведь она давно могла бы положить этому бунту конец, а теперь Асуре самому придется вступить в бой, если бунтарка конечно продержится хотя бы на начале их сражения.
Стоило ей только оглянуться, чтобы проверить свой тыл, как в ее лоб сразу же влетел сюрикен, брошенный другим Асурой, что стоял позади, прижимаясь спиной плотно к стене. Второй Асура с самого начала находился у входа, прижимаясь спиной к стене. Когда же бунтарка сломала дверь и впустила в помещение дым, ей так и не удалось заметить стоящего у стены Кишина. А по завершению дымовой завесы она стояла уже спиной к нему. Ее мешканье и позволило этому второму Кишину перейти к атаке, ведь он еще вначале держал в одной руке сюрикен, а вторую руку в кармане. Ни единого звука, тени, запаха, ничто не выдавало присутствие позади бунтарки еще одного Кишина. Бесшумный взмах руки и ей в голову отправился сюрикен, вот только в последний миг ее голова повернулась и сюрикен попал в лоб, не дав ей даже возможность хоть как-то среагировать.
Все произошло достаточно быстро, неожиданно и на довольно малом расстоянии.
Теперь и можно было проверить, на сколько окажется умелым этот шиноби. Пусть атака чунина и не была на столько мощной или опасной, но даже она могла быть достаточно проблемной для неумелого бойца, каким ее и считал глава Суны.

Если бы было все так легко, как хотела бы сама Мизуки, однако она пришла на бой не к какому-то жалкому шиноби, а Казекаге, самому сильному и в тоже время загадочному и непредсказуемому человеку мира шиноби. Конечно, девушка хорошо знала своего мужа, но даже информация, накопленная о нем годами совместной жизни, давала лишь маленькое преимущество над другими соперниками, коих Кишин уничтожал и чьи души с аппетитом съедал. От мыслей о поедании душ девушка невольно вздрогнула, представляя, что может быть с ней, с ее телом и ее собственной душой. Было просто необходимо спасти свою шкурку и во время успеть усмирить пыл возлюбленного, если тот одержит над ней вверх.
Сердечко как-то отчаянно заколотилось, готовое выпрыгнуть из груди, вырваться из этой темницы. Казалось, сама жизнь хотела сбежать из тела куноичи. Страх, отчаяние, поглотившее безумие - все это заставило сложить девушку знак. А клон, пустышка находящаяся в тронном зале подумала о засаде и после начала оборачиваться; она успела пробежаться взглядом по той части зала, которую не видела до этого - последнее, что запомнил бунсин в своей жизни, зато в сознание настоящей Мизуки пришел пристальный взгляд кровавых глаз и детальное представления тронного зала. За оставшиеся жалкие доли секунды она прикрепила взрывную печать, которая уже прилично горела, но все же давала возможность держать ее за один краешек, и отпрыгнула в бок. Взрыв нарушил тишину, царившую здесь до этого. Взрыв разрушил часть стены, ограждающую тронный зал и небольшую комнатку-приемную. Взрыв разрушил клона, атаковавшего копию девушки и не успевшего спастись в любом случае. Сердце начало колотиться еще быстрее, доставляя боль Мизуки, а в сознании по-прежнему мелькали глаза возлюбленного.
- Какого же другим сражаться с ним, если мне так тяжело? Нет, мне тяжелее всего... Ведь лишние чувства не позволяют здраво мыслить... - девушка мысленно отходила от случившегося. Она сидела на полу. Комнатка, в которой затаилась куноичи была 15х15х10 (последняя цифра - высота) метров. Вход в тронный зал был серединой стены и большой комнаты, и маленькой. Эта комната была абсолютно пуста и отлично освещена такими же настенными лампами, какие были в тронном зале. Ловушек, таких как макибиши, взрывные печати и прочие уловки, здесь не было, так как девушка основательно все проверила, желая все таки хотя бы выжить в поединке со своим возлюбленным. Дверь, через которую она попала в эту комнату была заперта на защелку, которая не скрипела и не издавала разных звуков, что давало возможность девушке закрыть ее бесшумно, когда она здесь появилась. Даже когда Мизуки выбила дверь, благодаря кинутой дымовой бомбе, сидящий на троне Асура не мог увидеть подмены настоящей Мизуки на созданный ранее бунсин. Поэтому в саму комнату вступила уже не настоящая девушка, а оригинал внимательно следил за тем, чтобы сидящий на троне Асура не видел ни его в проеме, ни его тени. А когда взрыв разрушил правую от двери часть стены (если считать от меня, если от Асуры, сидящего на троне, то левую часть) и заполнил пылью и обломками вид на проход, Мизуки переместилась в другую часть комнаты, находясь слева от двери. Она сидела на полу в 5 метрах от стены с дверью, и 3 метрах от боковой левой стены. Она медленно начала подниматься, сжимая в руке свиток. Нервы девушки были на таком пределе, что уже сейчас она хотела кинуться в ноги своему мужу и просить прощения за свою самодеятельность. Только вот Мизуки была сильной девушкой, поэтому сейчас, сглотнув слюну, она решительным взглядом впилась в проем. Что же, Асуре оставалось появиться только от туда, ведь окон в этой комнате тоже не было, одна из двух дверей была открыта, а вторая выбита ранее Мизуки. Вся комната проверена и изучена. Лишь все эти факты давали право девушке усмирить свое сердце, чуть-чуть успокоиться и начать здраво мыслить.



Забавный поворот событий заставил глаза сидящего на троне Кишина значительно округлиться, в то время как второй Кишин только лишь недовольно нахмурился в ответ на исчезновение противника, резко убегая вправо на пять метров и на столько же в сторону середины, теперь уже и соблюдая дистанцию от стен. Теперь он был в 15 метрах от ближней стены и в 5 метрах от станы с входом. Хоть трюк и был достаточно простым, эта бунтарка определенно знала повадки Кишина и то, как он часто проявляет себя в бою. То, что она уже попыталась осмотреть помещение - означало не просто осторожность. Наверняка она определенно знала способности Казекаге, с возможностью клонировать себя. Более того, она на этот случай зазвала лишь своего обычного клона. Некоторые нехорошие мысли пробирались по головам двух Кишинов, на столько безумные, что один только больше этому удивлялся, а второй больше хмурился, и оба внимательно пронзали своим безумным взглядом вход в тронный зал. Если же к ним пришла лишь копия противника, то настоящий оставался все еще снаружи...
И тут произошел взрыв. Он оказался достаточно слабым и смог лишь разрушить 3 метра стены. Таким образом и появилось два прохода в тронный зал. К сожалению эта стена была единственная неукрепленная в данном помещении из-за того, что не являлась внешней стеной, в отличии от остальных, которые были на столько крепкими, что разрушить удастся лишь применив более десятка взрывных печатей и выводили они сразу на улицу.
Пыль и обломки лишь какие-то мгновения мешали обзору Кишинам, позволяя незнакомке успеть незаметно переместиться к другой части стены, после чего стена и куски соседнего помещения вновь становились видны.
Признаться теперь безумному Казекаге было еще интересней узнать эту скрытую личность, а еще куда приятнее будет в скором времени поглотить ее. А пока, один Асура медленно отдалялся от взорванной стены, еще на пару метров. Второй так и продолжал сидеть на троне. Что примечательно, у каждого одна рука была спрятана в кармане куртки, а вторая была неподалеку от свитка переноса. Их отличали лишь положение и эмоции, где последнее вскоре приняло одинаковый вид, спокойный, с легкой безумной улыбкой и кровожадным взглядом, желая поскорее увидеть свою жертву, разорвать ее на куски и поглотить эту наглую душонку!

Что-то в Мизуки изменилось, что-то сломалось и в корне подействовало на девушку. Она выпрямилась и сжала руку в кулак так, что бедный свиток, находившийся в ней смялся, напоминая теперь обычную бумажку, ненужную, никчемную. Куноичи оскалилась, но этого Кишин увидеть не мог не только из-за маски, но и из-за того, что он вообще не видел своего соперника. Теперь грозному щиноби будет вдвойне тяжелее сражаться со своей женой. Он знал, что она крепнет во время боя, но разве он мог догадаться, что именно она скрывается под маской? Теперь Кишин сумела открыть свои уникальные Врата, Врата Безумия, теперь, победить ее стало еще тяжелее.
Девушка окинула комнату своим ледяным взглядом, который почему-то, вопреки разгорающемуся в сердце огню, стал холоден и жесток. Куноичи глубоко вдохнула, задержалась еще на несколько секунд и уверенной походкой отправилась к двери. Мизуки не торопилась приближаться к проему, она просто встала напротив него в 10 метрах и внимательно стала смотреть на шиноби, сидящего на троне. Их разделяло огромное расстояние, но Кишин совершенно не желала его преодолевать, несмотря на то, что являлась бойцом ближнего боя. Раскрыть себя сразу и умереть от того, что он будет предсказывать каждый мой ход? Девушка хмыкнула и уперлась руками в бока.
- И долго ты будешь там восседать? Прятаться в своей норе и бояться выйти наружу? - в голосе куноичи звучала неподдельная ненависть, а сам он стал настолько ледяным, что явно стремился приблизится к абсолютному нулю, что в принципе было невозможно, но, кажется, не для Мизуки.
Откуда взялась эта ненависть? Неужели ее сердце способно так ненавидеть того, кому посвятила свою жизнь? Да, если ей нужна победа, а девушка хотела жить, ведь порыв безумия мужа, вызванного ей самой, она боялась не остановить, не суметь сдержать. А тогда, погибнет не только она...



Закрыто.
Форум » Архив » Корзина » Миссия № 2 (Asura & mizuki29)
Страница 1 из 11
Поиск: