Чтобы можно было писать в чате нужно войти в свой аккаунт.
Страница 1 из 11
Архив - только для чтения
Форум » Фанфикшн » Фанфики » Вторжение » Глава первая, часть восьмая (Содержит 7-4, 8-1, 8-2, 8-3 и 8-4)
Глава первая, часть восьмая
Какое решение принять?
1.Исполнить последнюю волю Рёха и его предсмертное поручение[ 2 ][100.00%]
2.Воспользоваться шансом, убить Рёха и отправиться по своим делам[ 0 ][0.00%]
3.Вернуться к выжившим[ 0 ][0.00%]
4.Молча уйти[ 0 ][0.00%]
Всего ответов: 2
Полезные темы:
1. Описание игры, правила
2. Хроники писаря
3. Комната слухов
4. Комната секретов
5. Вопросы, идеи, предложения

Ответственный за подфорум — Koufor.


7-4



Ничего не могу сделать!
Миранда стояла вполоборота ко мне. Она сосредоточилась на заваривании чая. Но меня не отпускало ощущение, что Безумная все еще смотрит на меня. Если заметит неправильное действие – прикончит.
Две металлические кружки, появившиеся на столе благодаря женщине, отозвались ярким звоном.
А что если чай отравлен? Можно ли хотя бы сейчас поверить словам этой фурии? Плевать, лучше умереть сытым, чем голодным!
Я, словно ожидая какого-то одобрения, приподнял голову, чтобы взглянуть на «обольстительницу», а затем резко схватил кружку и потянул к себе.
Как же долго я не пил! Жажда мучала еще со вчерашнего вечера! Все-таки правильно сделал, что потерпел и не стал пить воду в бочке. Возможно, там и до меня мылись.
Ух, повезло, чай теплый, не кипяток. Правда, горьковато без сахара, но ничего.
– Ва-ау, мальчик, да у тебя в горле пересохло как-никак, – прищурившись, соблазнительно протянула Миранда. Она пододвинула ко мне вторую кружку, забрала уже пустую и направилась к плите. – Сейчас налью еще. Ты только не налегай особо, а не то животик скрутит.
Животик?! Я тебе ребенок что ли?!
Уверен, пил бы я сейчас третью кружку чая, то поперхнулся от таких слов.
Я приступил к перловке. Черт, как же все-таки…
Ничего в жизни не пробовал вкуснее перловки!
Кашу умял меньше чем за минуту.
Вот бы теперь поспать…
Меня уже не волновал запах крови, не пугали стены, я был готов заснуть даже на операционном столе.
Мысли улетучились в тот же миг, когда трижды постучали.
Миранда быстрее обычного двинулась к панели управления. И менее плавно. Она вставила ключ, довольно грубо на мой взгляд, машина завелась с шестой попытки, а затем дверь с противным скрипом открылась.
В помещение ворвался сопроводитель.
– У нас ЧП, – тяжело дыша, сообщил парень.
– А я здесь при чем? – удивленно спросила Безумная.
Вот он – мой шанс!
Я медленно нагнулся и подобрал ближайший хирургический инструмент. Скальпель.
– У мамаши пропал сын – Эвген. Нам не хватает людей.
– В группе помимо меня еще десять человек.
– Фрим привел семерых выживших, каждого надо проверить.
Маленькое оружие отправилось в карман шорт. Молнию застегнул.
Еще люди? Может, с ними удастся поладить?
– Проклятье, – грызя ногти, усмехнулась женщина. – Что же делать с Михеймом? Оставлять его одного нельзя: он может нарочно что-то поломать.
– Мих… с кем? А, так привяжи.
– Не-е-ет, Рёх, я не могу привязать мальчика. Пусть пойдет с нами.
Женщина повернулась в мою сторону и улыбнулась, закрыв при этом глаза. Прямо как при первой встрече, когда меня вырубили. Миранда поставила наполненную горячим чаем кружку на стол.
– Пей быстрее, нужно выдвигаться.
Я не заставил себя долго ждать. Через минуту я находился перед автобусом вместе с «телохранителем». Безумная вышла со стороны водителя.
Попутчики приноровились к моему темпу ходьбы, видимо, не хотели меня перегружать. Или таким образом пресекали любые попытки побега. Да, скорее всего дело именно в этом.
У давно потухшего костра присутствовали все. Шло бурное обсуждение. Семеро новоприбывших были мужчинами от двадцати пяти до пятидесяти лет. И каждый держал по автомату и пистолету.
– Они сказали, что город переполнен людьми и боятся впустить внутрь заразу. Их ополчение оказалось нам не по зубам, в бой не ввязывались, ушли по-хорошему, – отчитывался один из выживших незнакомцев.
– Кто сейчас представляет город? – злобно потребовал Дейв.
– Мэр Рональд с этим напыщенным архиепископом Себастьяном.
– Значит, политик и католик смяли Грегора? Он жив? – поинтересовался лидер.
– Жив. Болезнь какая-то одолела. Так сказали.
Что? Отца Хейли сместили с поста? Как такое возможно?! Ну хоть городок цел и невредим.
– Что-нибудь еще? – спокойнее спросил одноглазый.
– Вокруг городка – огромный лагерь, люди собираются в группы. Думаю, сегодня вечером дойдет до первой стычки между ними. За пищу и воду.
– А откуда оружие? – влез один из бугаев.
– Глава гарнизона отдал, приказал караулить мирных. Как будто мне заняться больше нечем! Я не собираюсь быть там во время бойни, пусть лучше повоюют с гарнизоном, глядишь, и место для нас освободится.
– Мда, план неплохой, – тихо поддержал пират без попугая.
– Отец, ты нас звал? – подойдя поближе, обратилась Миранда.
Какого лешего?! Безумная – дочь Дейва?!
– Да, у Клэр пропал сын. Поможешь найти его. Возьмешь с собой Грена, Озипа, Рёха и Фила. Озип видел Эвгена отправляющимся к мегаполису полчаса назад. На дорогу не выходил, шел по траве. Даю вам четыре часа. А я с остальными пока сверну лагерь. Сегодня мы обязаны проникнуть в город.
– Отец, а тебе не кажется отправлять меня глупой затеей? Проверить ребят на зараженность – моя задача.
– Нет, не кажется. Зейлина и Фрим уже знают, как распознать болезнь. К тому же, от них толку будет гораздо больше, чем от тебя, если среди выживших будет обнаружен инфицированный. Или к нам явится кто-то из лагеря беженцев. Боеспособность группы важна как никогда.
– В таком случае можно поменять Грена и Озипа на Зейлину и Фрима.
– А ты не подумала, что на вас могут напасть?
Отец и дочь говорили спокойно, но все присутствующие понимали, что этот спор должен был закончиться победой Дейва. В противном случае лидера перестали бы уважать.
– Убедил. Что-нибудь еще? – подняв вверх руки, сдалась экспериментаторша.
– Возьми мотоцикл.
– Зачем? – раздражительно выдохнула женщина.
– Эвгену может потребоваться срочная медицинская помощь. Или кому-то еще.
– Сделаю. Ты только проследи за Михеймом, ладно?
– Миранда, Михейм твой зверек, так что следи за ним сама. – Дейв, потеряв интерес к беседе с дочерью, рявкнул. – Чего встали? К кузову – живо!
Так вот почему одноглазый сохранил мне жизнь. Я понравился этой фурии.
Домашний питомец, вот же выдали роль…
Во время разделения группы я заметил Фрима. Тот почти незаметно кивнул и отправился в сторону дорожной трассы. Зейлина же косо посмотрела на меня, но не проронила ни слова.
Безумная развернулась и сделала несколько шагов к Клэр и Филу. Жена убаюкивала грудного малыша, а муж, вооруженный пистолетом, держал в руке маленькую бумажку.
– Пожалуйста, найдите нашего сына, – дрожащим голосом просила Клэр. В глазах упитанной женщины стояли слезы. – Томми, в смысле Эвген был всегда непослушным мальчиком, постоянно хулиганил в школе, часто дрался с одноклассниками. Но на самом деле он добрый, просто хочет доказать всем, что давно вырос.
Мужчина с пивным животом протянул фотографию Рёху, тот отдал ее Миранде, а та мне. На снимке был изображен мальчик с темными глазами, густыми – для своего возраста – бровями и пухлыми губами. Слегка загоревшая кожа и растрепанные каштановые волосы давали понять, что фотографию, скорее всего, сделали на каком-нибудь курорте близ моря.
– Не беспокойтесь, мы найдем вашего сына, – заверил сопроводитель.
– Озип, достань мотоцикл. Грен, пару стальных дубин. Два пистолета для меня и Рёха. И раздобудь энергетик. – В тот момент Миранда повернулась ко мне. – Михейму не помешает подзарядиться.




Характеристики главного героя изменились:
-1 от неразумности




8-1

– Ладно, – хрипло ответил Грен, высокий накаченный лысый мужчина. Широкие, местами порванные брюки и белая рубаха, а также изношенные туфли.
– Минуту, – уставившись на меня, испуганно начала мать, – он что… с вами идет?!
– Послушайте, Клэр, – устало выдохнула Безумная, – если среди прибывших окажется зараженный, вы будете в большей опасности, чем с Михеймом. К тому же, взгляните на него, разве этот мальчик способен кого-то тронуть? Он еле на ногах стоит. Не волнуйтесь, я лично прикончу Михейма в случае агрессии.
Так и знал, поиск ребенка – второстепенная задача. Избавиться от меня – вот настоящая цель ухода из лагеря!
Фил и Клэр удалились в сторону синей палатки, Озип и Грен отправились за необходимыми вещами для поиска.
Успокойся, вдохни поглубже. Тебе ничто не грозит, все замечательно. Свежий воздух, зеленая трава, прекрасная погода. Ну хорошо, сильная вонь от выгребной ямы, пожелтевшая трава и не пойми откуда взявшиеся тучи. Жизнь прекрасна.
Нет, ни черта не прекрасна! Мне крышка!
В лицо дунул холодный ветер, по телу пробежались мурашки. Я обхватил себя, пытаясь согреться.
– Похоже, ты замерз, – верно подметила Миранда. – Подожди немного, я схожу за толстовкой.
– Ты делаешь для него слишком много поблажек, – холодно заметил сопроводитель.
– Я извлекла синюю жидкость из руки, теоритически он не заражен, и ты об этом знаешь, Рёх. Михейм полноценный член группы.
– Он говорил с представительницей иных, пытался убить Зейлину!
– Не переворачивай все с ног на голову. Возможно, контакт и был, но не более.
– Что если он в заговоре с этой Шайей?
– Спроси у него сам.
– Мне не о чем с ним разговаривать!
– Тогда вопрос закрыт.
Безумная, подергав на шее кожаное ожерелье с металлическим черепом по центру, направилась к старому автобусу. Волнуется, видимо.
Стояла гробовая тишина.
Лучше не раскрывать рот и смотреть вдаль на поднимающихся по склону людей.
Ничего не предпринимай, выполняй указания стервы и, быть может, останешься в живых.
– Хоть пальцем ее тронешь – прострелю башку, – пригрозил Рёх.
– Мне она не интересна.
– Заткнись!
По возращении Миранда отдала черную толстовку.
Сменила туфли на сандалии. Разумно.
Энергетик раздобыл отец Томми, который с неохотой вручил мне. Из себя я выдавил неуверенное «Спасибо».
Вскоре мы тронулись в путь.
Первым заговорил Фил.
– О чем ты думал, когда упустил из виду сына? Ты же был на посту!
– В няньки не нанимался, радуйся, что вообще сообщил, – ответил Озип, широкоплечий темноволосый мужчина с большими усами. Внешне он напоминал байкера, только без банданы, черных очков и черепов на кожаной куртке. Озип был пониже Грена, но внушал не меньший страх. В каждой руке верзила держал по металлической бите. Его напарник Грен вез впереди мотоцикл.
Мы разбились на пары. Качки шли первыми, замыкал отряд спасения влюбленная парочка, а я с Филом – в центре. Я ему был не приятен, он мне тоже: от лысого мужчины воняло скотиной.
Постепенно высота склона уменьшилась, и мы уже могли видеть дорожную трассу.
Кроме нас вокруг – ни единой души. Тихо и пугающе.
Солнце скрылось за тучами.
Сильный ветер вновь ударил по лицу, на этот раз было холодно той части ног, которой не прикрывали шорты.
Члены группы начали звать мальчика.
– Эвген! – кричал Рёх.
– Мальчик, беги сюда, – радостно звала Миранда.
– Томми! – голосил отец.
Я, Грен и Озип воздержались от подобной затеи.
Чтобы расширить кругозор, мы пошли по дороге.
Далеко справа виднелся Скворечий лес, слева – огромная степь, раскинувшая свои владения до горизонта. Только вместо травы – черная земля, выгоревшая из-за огненных шаров тремя днями ранее. Зрелище не из приятных. Мальчик от такого точно бы испугался.
– Черт, так его не найдем, – шепотом произнес Фил после часа ходьбы.
Молча с тобой соглашусь. Наши поиски больше напоминают прогулку.
Впрочем, мне так даже лучше.
Энергетик действительно разбудил организм, придал сил, но на продолжительную активную деятельность я не способен.
– Эй, смотрите, – заговорил Грен. – Кажись, мальчишка.
– Где?! – возбудился от услышанного Фил и побежал вперед.
Я напряг зрение. Действительно, маленькая точка вдалеке.
– Эвген!
– Мальчик!
Все ускорились.
Томми стоял посреди дороги и ничего не делал. Но когда расстояние уменьшилось до трехсот метров, он побежал от нас.
– Куда?! – взбеленился отец.
– Может, поэтому он и сбежал, Фил? – обратилась с вопросом Миранда. – Вы его били.
– Да ни за что на свете!
– Оставим разговоры на потом, – встрял Рёх, – сейчас надо догнать пацана.


8-2

Бывший сопроводитель устремился вперед.
Фил оказался шустрее. Либо он действительно волнуется за сына, либо пытается создать для нас видимость хорошего отца.
Миранда в кои-то веки сменила быстрый шаг на легкий бег. Грен сохранил прежний темп ходьбы, а вот Озип решил присоединиться к марафону.
Оу, черт. Чуть не потерял равновесие. Стоило этому типу с битами побежать, как подо мной затряслась земля.
И все-таки я упал на колени.
Но почему теперь ничего не происходит?
Нужно удостовериться, что толчки закончились. Моргнул.
А?
Все в одно мгновение окрасилось в серо-синие цвета.
Солнце, спрятанное за тучами, теперь светило так же, как ночью луна.
По телу предательски пробежали мурашки.
«Впереди опасность! Горящие идут!»
Что за чертовщина?!!
Голос! Голос в моей голове!!!
От ужаса закрыл уши.
– Эй, ты в порядке?
Через некоторое время я разлепил веки.
Мир вокруг вновь обрел прежние краски.
– Что… сейчас…
– Тебе плохо? У тебя зрачки сильно расширены, – спокойно сообщила Безумная. Она коснулась моего плеча. Я не отпрянул. Не стоит лишний раз провоцировать эту стерву.
– Нет, все в порядке.
– Твой взгляд говорит об обратном. Ты потерял равновесие, тебя что-то пошатнуло. Вряд ли проблема в недосыпе, иначе бы упал раньше. Ты с кем-то говорил? С иными? С Шайей?
Сколько фальши в ее словах. Но… как она догадалась? Лучше не врать.
– Не знаю, был только голос. Мужской шепот. Он хотел, чтобы я не шел вперед.
– И почему же?
– Там опасность. Какие-то… горящие.
– Хм, возможно, стоит предупредить других. Вставай, надо догнать их.
Она помогла мне подняться. Какая любезность с ее стороны!
Впереди был подъем. И на его вершине минутой назад стоял Томми. Сейчас же вместо него там находилась группа поиска.
– Скажи, Михейм, ты заодно с ними? С этими зараженными?
Я замер на месте.
Что бы тебе ответить…
– А сама как считаешь? – слегка улыбнулся я. И побежал вперед, чтобы закончить разговор.
Вскоре Миранда поравнялась со мной.
– Мне кажется, ты на стороне Дейва. Но лишь потому, что не можешь избавиться от нашего общества. Оу, я права? Хех. Читать тебя довольно легко, мальчик. Ты как открытая книга.
Я промолчал. Думай что хочешь.
До сих пор стоявшие напарники Безумной наконец-то тронулись с мертвой точки. Что-то их задержало.
О-о-о-о, Грен поставил мотоцикл на подножку, а Озип передал качку биту.
Неужели?..
Вот они!
Сошли с дороги вправо. Спустились к машинам. Нутром чую: будут неприятности!
Ребенок взобрался на автомобиль.
– Слезай, мама нас уже заждалась, – по-доброму начал Фил.
– Не слезу! – топая ногами, крикнул Эвген.
– Ну что за ребенок… – пробубнил Грен.
– Где вы были? – с ненавистью уставившись на меня, шепотом спросил Рёх.
– С Михеймом разговаривал иной. Тот предупредил его об опасности. Сказал не идти дальше, еще про горящих упомянул…
– Окружай машину! – рявкнул Озип.
– Здесь никого нет, – сделав круг на месте, развел в стороны руки парень.
– Нужно подождать, – с улыбкой на лице ответила Миранда.
– У кого-то просто шизофрения.
Громилы пошли первыми, чуть позже их примеру последовал Фил. Отец караулил капот, качки двигались к боковым частям автомобиля. Но малец не терял времени попусту: он спрыгнул с багажника и устремился прочь.
Стоило мужчинам продолжить погоню, как автомобили поблизости загорелись.
– Назад!
Обошлось без взрывов, зато хорошо надымило.
Видимость стала нулевой. Но кое-что заметить удалось…
Столб пламени, напоминавший дерево с большими ветвями, взвился вверх. Слишком неестественно, неправдоподобно, нереально. Он набирал высоту, и сильный горячий ветер способствовал этому.
Стоп…
Горячий?!
Прямо как в день начала катастрофы…
Трио успело добраться до нас целым и невредимым.
– Черт, пока мы здесь стоим, он убежит! – разозлился Фил. Из-за шума отца Эвгена было трудно услышать. Даже вблизи.
– Если сунемся в это пекло, то поджаримся, – сказал очевидное Рёх.
– Хе-е-е-е, так вот о чем говорил тебе голос, Михейм, – с неподдельным интересом произнесла Безумная.
– Надо валить! – решил Грен. – Пламя может перекинуться…
Но телохранитель Дейва не успел договорить: в ту же секунду огонь быстро погас, а дым развеялся словно по чьему-то велению.
В тридцати метрах от нас стоял мальчик, а позади него находилось четверо незнакомцев, лица которых были скрыты под капюшонами.
– Томми, кто эти люди?! – закричал отец.
– Тебя не касается! – с некоторой боязнью ответил Эвген. – Вы с мамой вечно на меня орете! И бьете! Но дядя обещал дать мне силу. И с ее помощью я всем отомщу! Одноклассникам! Брату! И тебе в том числе!
– Злость в твоем теле закипает подобно воде в котле. – Голос незнакомца не был похож на человеческий. Он будто состоял из нескольких звуков сразу: падения камня, потрескивания углей и гудения ветра. Огромная рука, непропорциональная телу некто, плавно опустилась на голову мальчика. – Это славно, это горько, это… горячо!
– Отойди от моего сына! – крикнул Фил.
– Так тебя зовут Томми... Что ж, ты заслужил место среди нас. Ты обретешь власть над огнем, который наполнит твое сердце светом! – Неизвестный сжал голову паренька со всей силы. Через несколько секунд кожа на лице Эвгена покрылась черными точками, напоминавшими засохшие крошки, а затем и вовсе начала трескаться. Глаза ребенка засияли красным, и Томми, простонав от удовольствия, рухнул на землю.
Мальчик умер.
Отец с открытым ртом упал на колени, сжал руки в кулаки.
– Как ты мог?!!
– Томми желал обрести силу, и он ее получил, – продолжил говорить некто в черном. Теперь я мог рассмотреть его руку получше: длинные, очень длинные обгоревшие пальцы, казавшиеся ранее простой черной перчаткой, нервно подрагивали.
Два других незнакомца сделали несколько шагов в нашу сторону.
– Люди, переполненные гневом, местью и жаждой убивать, присоединяйтесь к Князю! Присоединяйтесь, оставляя злость и обретая свет внутри себя! Присоединяйтесь, и вы… – Убийца Эвгена запнулся, когда его лапа-ветвь была направлена на меня. – Что?! Прислужник болотных?! И вы заодно с ним?!
– О чем этот идиот говорит? – толкнул напарника Озип.
– Сам не пойму…
– Убить их! Убить их всех! Прислужники болот должны сгореть дотла!!!


8-3



Что, черт побери, происходит?! Сначала объявляются, убивают и предлагают примкнуть, а теперь решают прикончить?!
Дело пахнет жареным. В прямом смысле. Надо бежать!
Я обернулся. У Рёха приоткрыт рот. У Миранлы улыбка до ушей. Фил окаменел. А верзилы спереди лишь с ноги на ногу переступили.
Почему вы застыли?! Почему никто не бежит? Неужели вы не понимаете?..
Сердце забилось быстрее.
Я дрожу.
Без жертв не обойдется.
Двое из четырех неизвестных. Они сняли плащи и обнажили тем самым изуродованные тела.
Ходячие кости, местами покрытые плотью, светятся изнутри бордово-оранжевым! Вместо глаз – дыры! Такое вообще возможно?! Даже пол не разобрать.
Руки, похожие на скопление земли и огня, то загораются, то потухают.
Это все неправда! Я сплю, всего лишь сплю…
Приближаются!
Они за считанные секунды сократили расстояние до нескольких метров. Прогнули спины назад. А затем резко поднялись и выплюнули струю жидкого огня. Лава?!
Черт!
Месиво летит слишком быстро! Не уклониться!
Что?! Плевки не достигли? Горящие промахнулись? Почему?
Земля затряслась! Сильные потоки ветра хлестнули по лицу. Жарко, я сейчас сварюсь…
А вот и ответ на мой вопрос: два столба пламени вырвались из-под земли подобно гейзеру. Множество искр разлетелось в стороны.
Как? Как эти твари всё проворачивают?!
– К-какого д-дьявола?! – испуганно поднялся с земли Фил и отбежал к остальным.
Твою мать! Монстры воспользовались замешательством группы.
Они уже здесь! С флангов! Нападают!
– Миранда, предупреди остальных об опасности! – отходя назад, заорал Рёх.
Грен сместился с центра влево, Озип – вправо.
Вы что, собираетесь драться?! Вы с ума сошли?!!
Немой крик застрял в горле. Зубы лихорадочно стучали.
Идиоты! Мы же так помрем!
Изо рта вылетело паническое «Хе-е-е-е-е».
Столкнулись!
Первый горящий атаковал кулаком-магмой, второй попытался достать врага в прыжке. Оба просчитались. Грен отбился битой, а Озип просто отошел в сторону.
– Я-я-я никуда-а-а-а не пойду-у-у! – возбужденно ответила экспериментаторша. Тупая улыбка, раскрытый рот, высунутый язык, полные безумия глаза. Она не чувствует опасности! Боже, да она реально чокнутая!
Существо отпрыгнуло от Озипа. Оббежало и атаковало со спины. Байкер развернулся вовремя. Защитился.
Другой горящий вцепился в дубину бодибилдера мертвой хваткой. О, черт! Оружие плавится!
Рёх подскочил к Миранде и дал оплеуху. Удар ошеломил женщину.
– Да очнись ты, дура! Ты можешь умереть! Садись на мотоцикл и вали отсюда, тебе здесь не место!
– Не трогай мою «Изабеллу», тварь! – Грен изо всех сил ткнул нечто в ребра – то, скорчившись, упало на колени, – а затем размозжил череп.
Лава! Выплеснулась наружу вместе с мозгами!
– А-а-а-а-а-а-а-а-а!
Она залила ноги Грена. Мужчина, забившись в агонии, с диким воплем рухнул на землю.
Безумная, трезво оценив ситуацию, с ненавистью посмотрела на блондина. На возражения не было времени. Она отдала ему пистолет со словами: «Без трофеев не возвращайся» и побежала наверх по склону – к дороге.
Два столба развеялись. Ветер ушел. Что на сей раз?
– Догнать девчонку! – заверещал убийца мальчика.
Блин, здесь еще двое!
Услышав новый приказ, горящий побежал за Безумной.
– Не уйдешь! – прорычал байкер. Оружие лязгнуло по голове монстра. Громкий хруст – но не более. Озип замахнулся…
Проклятье! Бита опустилась слишком поздно! Существо выполнило перекат! С земли выбило ногой железку у владельца и подобрало орудие убийства. Удар пришелся на руку верзилы. От боли он сделал несколько шагов назад…
Но это его не спасло.
Горящий слишком быстр. Он схватил качка за плечо и…
…и поджарил лицо. Дыханием!
Озип ничего не сказал. Замертво упал.
– Мразь! – Рёх выстрелил. Промах. – Не двигайся! – Тварь побежала быстрей. – Сука!
– Нет, мы не сможем… Мы умрем! – запаниковал Фил.
– Заткнись! – Блондин бросился вдогонку. – Сбежите – прикончу.
У него не получится. Монстр закончит раньше.
«Телохранитель» вновь прибегнул к огнестрельному оружию. Снова промах.
Нечто повернуло голову к парню. Хотело узнать, где он сейчас.
Что? Споткнулось?
Парень воспользовался случаем. Добежал, пока вставал горящий.
Три выстрела.
Сноп искр!
Члена группы не задело.
– Спасибо, Рёх! – крикнула Миранда, уже заводя мотоцикл. Рев двигателя.
Безумная сбежала.
Играть со мной не стоит, ты же понимаешь. Придешь - сгоришь, уйдешь - испустишь дух от холода. И не поможет тебе вера во всевышних. Всё потому что я - закон. Всё потому что я един.
ВК
Портфолио
8-4



Поднятая в воздух пыль — единственное, что оставила после себя эта женщина.
Она будет жить.
А я?
Стерва! Сука! Дрянь! Даже не взглянула на меня!
Возможность поесть, искупаться, нормально одеться... «мальчик». Михеюшка! К чему все эти сюсюканья? Хех, ведь уже в который раз попадаюсь на одну и ту же удочку! Наивный дурак!
В тот момент я хотел оказаться на месте Миранды. Быть простым членом группы. Не «зараженным». Не чувствовать на себе ненавистных взглядов. Не слышать голоса во сне и наяву. Не участвовать, черт подери, во всём этом дерьме!
Стоп.
Как можно завидовать какой-то шлюхе? От осознания одной подобной мысли я озлобился. Как же низко успел я пасть...
На волосы что-то капнуло, и размышления тут же оборвались. Мир грез был снова вытеснен реальностью. Мокрой реальностью.
Вода?
Я поднял голову.
Дождь.
О, черт, мы же до сих пор сражаемся!
Голова убийцы была по-прежнему направлена в сторону дороги. Во всяком случае, об этом говорила открытая часть его капюшона.
Пожалуйста, не отрывай оттуда взгляд. Хочу, чтобы ты стоял так вечно. Будто статуя.
Четвертый незнакомец, до этого не вмешивавшийся в бой, наконец-то обратил на себя внимание. Он медленно приблизился к напарнику и положил руку на его плечо. «Статуя» очнулась ото сна.
Отец Эвгена резко вытащил из кобуры пистолет и направил его на вражеского лидера.
— Т-ты ответишь за содеянное! П-прямо с-сейчас.
Голос мужчины дрожал, но Фил как никогда желал отомстить. Таки собрался с духом.
Член группы заверещал. Раздались выстрелы.
Он истратил всю обойму за раз! И попал лишь единожды — пуля задела ногу.
Отец мальчика, опустив оружие, часто задышал.
Противник упал на колени... чтобы затем истерично рассмеяться. Стало не по себе.
Начался ливень.
— Взять меня вздумали?!
Речь безумца эхом распространилась по округе. Возглас не был похож на человеческий — напоминал, скорее, иной... горящий.
Неожиданно в лицо хлестнул сухой горячий ветер.
Опять?
Я выставил вперед руки и на время отвернулся. Зря...
— Посмотрите на него!
За гудением вихря голос Рёха казался чьим-то писком. Он бежал со склона с раскрытым ртом, пытаясь о чём-то предупредить.
Я обратно повернулся к убийце.
А это что еще за?..
Между лапами монстра колыхалось сильное пламя. Оно двигалось по спирали, словно сосредотачивало всю свою силу в центре. Через несколько секунд огонь принял форму небольшой, но очень яркой красной сферы.
Самым пугающим было то, что плотный мячик не соприкасался с пальцами-ветвями.
Неужели?!
Прежде чем я смог что-либо предпринять, бывшее «изваяние» направило шар на нас с Филом. Сфера врезалась в пространство прямо у ног мужчины.
Взрыв!
От высвобожденной силы я отлетел на несколько метров.
И получил мощный удар головой о землю.
А-а-а-а!
Я чувствую, как каждая клетка моего тела кричит, стонет, изнывает от нестерпимой боли.
Звон в ушах, скрип в голове, огонь в глазах — всё смешалось в единственном осознании.
Я горю!
Ощущаю, как языки пламени нещадно пожирают мою одежду. Надо затушить! Потушить себя! Не медля!
Проклятье, руки не слушаются! Тело больше не мое!
Ничего не могу сделать, бесполезно!
Кто-нибудь, помогите! Мне нужна помощь! Хоть кто-то!
А-а-а-а!
В нос резко ударяет запах гари и паленого мяса. Собственной горящей плоти.
Пытаюсь сказать что-то членораздельное.
Не получается: ком в горле давит на связки. Смог выдавить из себя лишь рваный хрип. Слезы выступают на глазах и тут же испаряются.
Пожалуйста...
Чувствую, как яростная стихия обгладывает мои ноги постепенно, кость за костью.
Умоляю...
Чувствую, как огонь забирает у меня и верхние конечности.
Спасите...
На границе между жизнью и смертью ощущаю, как пламя разъедает лицо...
До сих пор ощущаю, как поглощает меня целиком...
Звон стихает, скрип пропадает, мрак поглощает огонь.
Кажется, всё. Всё?..
Мои мучения длились неизмеримо долго, но вот, наконец, они закончились. Уступили место безмолвию.
Тишина, покой. Пустота, однако, умиротворяет.
Я умер?
Но развить мысль так и не успел: ослепительный белый свет вырвал меня из всепоглощающей темноты.
Я вижу! Вижу. Грязную почву, влажную траву. И стену дождя.
Сначала не понимал, где я, кто я, почему лежал мокрым до нитки и присыпанным землей.
Но память одарила меня воспоминаниями. Очень мрачными воспоминаниями.
Мы отправились искать мальчика Томми, или Эвгена.
Хех, новая эпоха предлагает забыть всё старое. И я принял это, как ни странно. Я обновился. Преобразился. Для группы Дейва я — Михаил Росс, но одноглазый дал другое забавное прозвище — Михейм. Могу поклясться, что имя придумала Безумная. На самом же деле меня зовут не Михеймом. И не Томасом. Мое настоящее имя...
Так, как его? Черт, не помню букв.
А фамилия?
Как?!
Я... я...
Я забыл?!
От этой мысли меня бросило в холод.
Почему? Вспоминай, вспоминай!
Резкая боль вынудила меня вскрикнуть, а затем замычать.
И тут мои глаза расширились от ужаса.
Бой! Мы сражались!
Я медленно перевернулся с живота на спину. Сказать, что не испытал мучений в те моменты, — не сказать ничего. Камешки грязи попали в рот и в глаза. Закашлял. Перемазал всё лицо. Отдышался. Но с меня слетело что-то еще. Что-то более тяжелое...
Я повернулся.
Ха-а-а?
Что-о эт-то?!
К-кишки?!
Позыв рвоты получилось сдержать. А вот страх — нет.
Чье? Кому это принадлежит?!
Я оглянулся по сторонам. Шума нет. Никого нет. Это значит...
Бой кончен. День закончен. Пришел вечер.
Я оперся на колени и руки: со стороны выглядело так, будто кому-то поклоняюсь.
С первой попытки подняться не удалось: рухнул опять на землю. Со второй — тоже неудача.
Черт, всё тело саднит. Проклятье, не могу стерпеть...
Я всхлипнул. Держи себя в руках!
Но здесь уже никого не было...
Через некоторое время мне удалось успокоиться.
Я осмотрелся, как только встал. В десяти метрах левее лежал Фил. Вернее, часть его обгоревшего тела. Ног не было.
Этот плотный вонючий мужчина... спас меня.
Перед тем, как упал шар, он, кажется, стоял передо мной. И тем самым неосознанно принял на себя большую часть урона.
А что с другими?!
Я обернулся. На месте, где раньше находился убийца, — никого. Безумец исчез. Как и четвертый незнакомец. Их трупов нет. И трупов верзил тоже. И тела мальчика. Но... чьи это кеды?
Я хромал. По всей видимости, растянул связки на одной ноге. Я придерживал больное ребро: думал, так будет легче.
Что-то подсказывало мне, что я знаю ответ. Кеды принадлежали Рёху.
Глаза парня были закрыты. Одна рука лежала на животе. В крови. Наверное, его ранили. А вторая рука... обглодана. До костей.
— Ну что, нравится, нахлебник?
Я встрепенулся.
Что?!
Рёх разлепил веки. Серо-зеленая оболочка глаза уступила кроваво-красной.
По телу пробежали мурашки. Он же...
— Должно быть, рад моей смерти... — цинично бросил собеседник то ли с омерзением ко мне, то ли к своим метаморфозам.
Его голос уже частично уподобился горящему.
— Меня прикончили, всех прикончили. А тебя нет. Забавно, не правда ли? — парень презрительно усмехнулся. — Долго же ты притворялся мертвым, раз они тебя не тронули. Или твои болотные дружки выручили, а? — Рёх испустил хриплый прерывистый кашель, обильно отхаркивая рвущуюся изо рта кровь.
Я смотрел на него с сочувствием и отвращением одновременно. В какой-то степени мне было его даже жаль.
— Ой, только не начинай скулить, собачка Миранды. Не нужна мне твоя жалость, — бывший «телохранитель» брезгливо сплюнул и повернул голову к обглоданной руке. — Гляди, я меняюсь. Становлюсь такой же тварью, как и ты... — горько ухмыльнулся Рёх и замолчал.
Его взор был устремлен куда-то вдаль. Он пожевал губы, цокнул, словно что-то для себя решая. Наконец он заговорил снова:
— Фил умер сразу. Затем разобрались со мной. Всех мертвых они подняли в воздух своей проклятой... магией и сожгли. Меня оставили здесь, чтобы дать спокойно превратиться. Сказали, что «быстрое обновление» мне не пойдет. Должен же помучиться за содеянное. Они отправили нескольких уродов к лагерю. Возможно, поэтому за нами никто не прибыл.
Парень снова замолчал. Должно быть, собирался с мыслями, превозмогая боль.
— Послушай. Лагерю грозит опасность. Те, кого мы встретили, — жалкие разведчики. Вскоре из мегаполиса выйдут первые отряды. Они всех обратят. Или уничтожат. Передай Дейву это послание.
— Зачем? Ваш лидер меня угробит, завидев за милю.
— Пожалуйста! — гневно проговорил Рёх. — На кону судьба людей!
— Мне не интересна ваша стая.
— Да заткнись ты! Речь идет не только о Дейве! Я говорю обо всех. Что будет, если зараженные доберутся до других городов, ты не думал? Сделай это не ради нас. Сделай это ради простых людей!
Я не ответил. Я... не знаю, как реагировать.
— Ты знаешь всё, а теперь... исполни мою просьбу.
— А? — Я удивленно уставился на него.
— Отдай это... лично Миранде.
Член группы раскрыл уцелевшую ладонь. В ней лежал крохотный ключик. Даже не сразу его разглядел. Я осторожно нагнулся и, дрожа, забрал предмет.
— Отлично. А сейчас убей меня.
— Что?
— Убей, — яростно прошипел Рёх. От прежнего голоса практически ничего не осталось.
— По-твоему, я жажду стать огненным? Служить этому... Князю! Да лучше сдохнуть человеком! Давай, я знаю, у тебя есть скальпель!
— Откуда ты?..
— Думаешь, Миранда настолько тупая? Не увидит подобной мелочи? Хех, ты ее не знаешь. Она рассказала мне, пока мы сюда шли.
Я расстегнул молнию на кармане шорт и достал хирургический инструмент.
— Да, вот так. А теперь перережь мне глотку. Смелее!
Я застыл на месте.
Он... хочет умереть?
— Михейм!
Сперва показалось, будто ослышался. Я сглотнул и крепче сжал ручку скальпеля. Ладони покрылись липким холодным потом, отчего орудие убийства так и норовило выскользнуть.
Что мне делать? Зачем он повесил это «дело» на меня? Смогу ли я убить кого-то? Допустим. А дальше что? Куда идти? Выполнить просьбу и вернуться в лагерь к психам? Разве у меня не появился шанс сбежать и оставить всю эту херь на них?
Играть со мной не стоит, ты же понимаешь. Придешь - сгоришь, уйдешь - испустишь дух от холода. И не поможет тебе вера во всевышних. Всё потому что я - закон. Всё потому что я един.
ВК
Портфолио
Форум » Фанфикшн » Фанфики » Вторжение » Глава первая, часть восьмая (Содержит 7-4, 8-1, 8-2, 8-3 и 8-4)
Страница 1 из 11
Поиск: