Чтобы можно было писать в чате нужно войти в свой аккаунт.
Страница 1 из 11
Архив - только для чтения
Форум » Фанфикшн » Фанфики » Вторжение » Глава первая, часть шестая (Содержит 5-4, 6-1, 6-2, 6-3)
Глава первая, часть шестая
Ответ?
1.Отказаться[ 2 ][100.00%]
2.Принять роль[ 0 ][0.00%]
3.Принять роль охотно[ 0 ][0.00%]
Всего ответов: 2
Полезные темы:
1. Описание игры, правила
2. Хроники писаря
3. Комната слухов
4. Комната секретов
5. Вопросы, идеи, предложения

Ответственный за подфорум — Koufor.



5-4


Слова Шайи в один момент заглушили все прочие голоса в зале. Наступила гробовая тишина. Я осмелился открыть глаза и, убрав руки от ушей, с некоторой опаской оценить ситуацию. Все присутствующие перестали говорить, дышать, двигаться. Они обратились в камень. Все, кроме одной. Мотоциклистка, усевшись в кресло, молча наблюдала за происходящим на сцене.
Шайя будто давала понять, что она не посланник иных, а некий судья, который ждет ответа.
Я поднялся и перевел взгляд с женщины на статуи, надеясь отыскать в них что-то важное.
Томас и Фрим умело изображали дипломатов.
Зейлина предпочитала доверию внешность, Грегор же порицал предательство.
А Безумная и Хелли олицетворяли подлинные желания каждой из сторон.
– Кто вы? – развернулся я к Шайи. – Зачем я вам нужен? Почему вы хотите нашей смерти?
– Если я дам ответы, то изменю твой выбор. Этого допустить нельзя. – Она подняла левую руку вверх. – А теперь освежи память.
Ноги под влиянием потусторонних сил сами понесли меня к сидению. Мотоциклистка желала, чтобы я пересмотрел «Вторжение», дабы наконец-то осознать противоречивую природу человека и отринуть ее.
И снова мальчик убегает от огненного дождя, бессмысленно пытается помочь мертвому мужчине, встречается лицом к лицу со своими страхами во сне. Затем знакомится с людьми и умирает по их вине. На экране вновь высветилось преображенное лицо парня, очень похожего на меня. Лицо, которое будет моим, если я приму проклятье.
– Первый этап закончен, – негромко заключила Шайя.
Я, склонив голову, вцепился в подлокотники. Мотоциклистка приближалась. Шаги были мягкими и бесшумными, но это не имело значения: я кожей ощущал исходящий от иной холод. А вот обоняние меня подвело: запаха болот и гнили так и не учуял.
Она склонилась надо мной и, почти нежно дотронувшись до подбородка пальцами и заставив посмотреть на нее, спросила:
– Каков твой выбор?
– М-мой ответ остается п-прежним, – дрожащим голосом сказал я. Было холодно. Жутко холодно. Ее пальцы жгли морозом, леденя кожу.
– Объяснишь?
– Включив этот фильм, ты надеялась настроить меня против людей. Жалкая попытка. Твоя игра от третьей, незаинтересованной и якобы вышестоящей стороны была весьма убедительной, но ты по-прежнему иная. Я… представил с-себя на месте тех двух – это же ведь Фрим и Зейлина, верно? – и понял, что поступил бы так же. Мы в суровом мире, и здесь только самые сильные способны выжить.
– Хочешь сказать, в этой войне вы выйдете победителями? – поднявшись, усмехнулась женщина.
– Все возможно.
– А что скажешь про Безумную? Для нее ты не больше подопытной крысы.
– Порой, чтобы победить, нужно чем-то жертвовать, не так ли?
– Значит, ты мученик? – Шайя повернулась ко мне спиной.
– В разумных пределах. Я не стану отдавать жизнь ради какой-то шлюхи.
– Хех, разумных, да? – Мотоциклистка щелкнула пальцами, и каменные статуи рассыпались на бесчисленное множество пылинок. Я прикрыл лицо. – Я с удовольствием посмотрю, как помутнеет твой рассудок во имя добра. Прощай…
Шайя растворилась в темном угле зала.
Я остался один…



Характеристики главного героя изменились:
+1 к добру
+3 к неразумности

Новые ступени характеристик:
• Добро: начальная ступень (5 очков, еще 10 до продвинутой ступени)
• Неразумность: начальная ступень (7 очков, еще 8 до продвинутой ступени)

Отношение к стороне иных (болотных) изменилось c 0 до -10.





6-1



Некоторое время я смотрел на место исчезновения мотоциклистки и дивился тому, что она меня не убила. Почему же Шайя не сдержала обещания, если грозилась, что наша следующая встреча, вполне возможно, окажется последней?
Так или иначе, не стоит радоваться раньше привалившему внезапно счастью: эта женщина дала понять, что в любой момент может объявиться и отобрать мою жизнь.
Но сейчас Шайя просто следит за мной, не предпринимая больше попыток напасть, и за тем, как мутнеет… мой рассудок? Во имя добра? Интересно, что она имела в виду, когда говорила все это?
После ухода иной в зале теплее не стало – напротив, казалось, что скоро даже я покроюсь корочкой льда. На креслах образовался иней, экран начал замерзать. Температура резко падала вниз.
Я направился к ближайшему выходу. Конечностей почти не чувствовал. Незаметно подкравшаяся слабость подстрекала рухнуть на мягкую и безопасную землю. Глаза слипались.
Когда я подошел к двери, та уже покрылась толстым слоем льда. Пришлось развернуться.
Передо мной предстало ледяное царство. Огромные сосульки свисали с потолка, грозя рухнуть в любой момент.
В голову пришла идея воспользоваться запасным выходом, через который я с остальными спасался от болотных тварей.
Мне сильно повезло: проход еще не заледенел.
Я будто попал в пещеру. В коридорах ничего нельзя было увидеть, приходилось плестись, опираясь на стену.
Тело двигалось само по себе, я уже перестал что-либо чувствовать. Свет с каждой секундой казался все ближе. Возможно, именно он придавал мне сил идти вперед.
Слишком ярко...
На какое-то время мои глаза ослепли.
Проморгавшись, я понял, что оказался в другом месте.
Темень, кузов и решетка.
В клетке?..


6-2

Не пойму, что происходит.
Вроде совсем недавно видел ледяной дворец. Колдунья, кажется, предлагала стать союзником…
А теперь передо мной решетка. И на сей раз настоящая.
Холодно.
Оглянулся.
Морозильник. Тарахтит громко, трудно не услышать.
Не чувствую рук. Одну, похоже, отлежал, а вот вторая… перебинтована?
Снаружи послышались какие-то шорохи.
Неожиданно кто-то направил на меня фонарь.
Я прищурился.
Какое-то время неизвестный изучал меня, а затем так же внезапно исчез, как и появился.
– Иди поговори, я сообщу Дейву.
Узнаю женский голос. Зейлина.
Теперь свет, исходящий от лампы снаружи, заслонила какая-то крупная фигура. Темно, не разобрать.
– Как ты?
Это Фрим.
– Хуже некуда, – шепотом отвечаю я.
– Потерпи немного, скоро все закончится.
– Решили прикончить все-таки…
– Это решать не мне, а командиру, – сухо сказал Фрим. – Хотя… я не желаю твоей смерти. – Умолк. Было ясно, что мужчина о чем-то думал. – Меня вообще отправили разыскивать тех, кто замыкал наш отряд, в то время как эта Миранда – стерва – добивалась разрешения у командира взять тебя живым или мертвым. Хорошо, что ты не оказывал сопротивления.
– Вы встречаете гостей очень дружелюбно и… гостеприимно. Много у вас еще подопытных?
– Большинство в группе не доверяет даже друг другу, так с какой стати верить зараженному? Они считают, что будут в безопасности, если запереть тебя в клетке.
– Очень мудрое решение.
– Мое слово здесь мало что значит. Тут почти все поехав…
– Ну что, мальчики, поворковали? – спросила Зейлина. Фрим вздрогнул.
– Без твоего писка здесь было гораздо спокойнее, – стараясь выглядеть беспристрастно, ответил мужчина.
– То-то я вижу, как после каждого писка ты дергаешься, – хмыкнула женщина.
– Заткнись.
– Выпускай обезьянку наружу, Дейв так и не определился. Решать будет на месте. Велит привести его.
– В автобус?
– К костру, кретин. – Она слабо ударила Фрима в плечо, заставив того отойти на пару шагов в сторону, включила фонарь и вновь направила на меня. – Поторапливайтесь, командир не любит ждать.
– А ты куда?
– Патрули никто не отменял.
Зейлина удалилась в неизвестном направлении.
Фрим демонстративно засопел, провожая взглядом напарницу, а после достал ключ, отворил дверь и помог выбраться из кузова.
– Как рука?
– А что с ней? – Мужчина направил меня в сторону маленького огонька, расположенного где-то далеко внизу.
– Разве она не болит?
– Нет.
Было проблематично спускаться по крутому склону. Рассудок уже прояснился. А вот холод по-прежнему не отпускал мое измученное тело. Чувства голода и слабости не покидали меня ни на минуту.
Идти.
Главное – идти.
Вблизи костер оказался большим. Фрим сел на срубленный ствол дерева, предлагая присоединиться к нему.
Справа от нас удобно устроилась Безумная Миранда. Во рту она вертела карамельного зайчика на палочке. Она строила мне глазки до тех пор, пока к ней не подошел ее парень.
Слева сидела семья из четырех человек: отец, мать, маленький сын и еще грудной малыш. Родители недоверчиво смотрели на меня.
– Начнем же, – сказал старина Дейв и присел с двумя громилами напротив меня.


6-3

Мне хватило несколько секунд, чтобы понять, какой он человек – этот Дейв.
Главарь банды.
Руки лидера лежали на бедрах. Одет он был в серо-зеленые штаны, черную рубаху и коричневый пиджак, грязные резиновые сапоги втаптывали в землю пожухлую траву. Редкая седина, шрамы на лице и сокрытый черной повязкой правый глаз создавал в голове образ пирата. Для полного сходства не хватало только попугая, корабля и верных матросов. Хотя парочка уже имелась. Грозная парочка.
Я настороженно изучал мужчину, пока тот любовался языками пламени. Но в какой-то момент он, набрав в легкие воздуха, демонстративно выпрямился, расправил плечи и поднял голову. Суровый, недобрый взгляд заставил меня напрячься, а затем и вовсе отвернуться.
– Скажи мне, почему человек играется с огнем?
Голос грубый, в нем чувствовалась угроза. Суть вопроса я так и не уловил. Причем здесь огонь и человек?
– Что?
Тогда он повторился. На сей раз громче и менее беспристрастно.
Я искал скрытый смысл, но время стремительно таяло. Нужно было что-то ответить: уж больно долго длилась тишина.
– Потому что может? – предположил я. – Хочет? Ему интересно изучать огонь?
– До каких пор человек играется с огнем?
И снова дурацкий вопрос. Или слишком умный для меня.
– До тех, пока ему не надоест?
– А что случится, если человек обожжется?
Не понимаю, к чему этот лидер ведет…
– Он… осознает всю опасность, потеряет интерес и… – Тут я замолчал. Вот о чем он! Глава говорит обо мне! – потушит огонь водой.
– Именно, – согласился мужчина. – И раз ты понял свою роль, даю тебе возможность все обдумать.
Дейв вновь уставился на пламя, словно этот разговор перестал быть для него важным, и замолчал.
Он хочет, чтобы я принял решение – умереть непринятым группой или выжить, но стать игрушкой в руках кукловода. Стать подопытным.
Миранда снисходительно улыбнулась: по всей видимости, она при любых обстоятельствах получит свое.
Фрим с безразличием смотрел в костер. Всем своим видом он хотел показать, что его не интересует происходящее
Отец и мать не пытались скрывать своего недоверия, а их маленький сын – страха передо мной.
Как несправедливо! Я же ничего не делал! В чем я виноват? В том, что из-за своих моральных принципов спас мотоциклистку, и та после смерти решила одарить меня? В том, что я отказался от ее предложения? В том, что пошел навстречу чудовищу-волку, тем самым жертвуя собой ради других?!
Какая же гнилая натура у людей…
Меня переполняла злоба. Казалось, она вот-вот вырвется наружу всплесками агрессии. Я понимал, что их нужно подавить, иначе они меня убьют. Для них я больной. Пациент. Зараженный.
Я усмехнулся. Краешки губ невольно поползли вверх.
Что же мне им ответить?

Играть со мной не стоит, ты же понимаешь. Придешь - сгоришь, уйдешь - испустишь дух от холода. И не поможет тебе вера во всевышних. Всё потому что я - закон. Всё потому что я един.
ВК
Портфолио
Форум » Фанфикшн » Фанфики » Вторжение » Глава первая, часть шестая (Содержит 5-4, 6-1, 6-2, 6-3)
Страница 1 из 11
Поиск: