Чтобы можно было писать в чате нужно войти в свой аккаунт.
Страница 1 из 11
Архив - только для чтения
Форум » Фанфикшн » Фанфики » Вторжение » Хроники писаря (Тема для ознакомления всех вышедших частей в одном месте)
Хроники писаря

Для вашего удобства создана отдельная тема — «Хроники писаря». Здесь вы можете ознакомиться с содержанием прошедших частей/глав, не отвлекаясь на обсуждения.

Полезные темы:
1. Описание игры, правила
2. Комната слухов
3. Комната секретов
4. Вопросы, идеи, предложения

Ответственный за подфорум — Koufor.
Играть со мной не стоит, ты же понимаешь. Придешь - сгоришь, уйдешь - испустишь дух от холода. И не поможет тебе вера во всевышних. Всё потому что я - закон. Всё потому что я един.
ВК
Портфолио


1-1

Однажды в жизни каждого наступает черная полоса. Кого-то увольняют с работы, кто-то узнает о неизлечимой болезни, кто-то теряет близкого человека. А в моей истории черная полоса, подобно женщине, забрала все и сразу, оставив после себя лишь разрушения и боль. Верующий, пожалуй, сказал бы, что люди погрязли в грехах и Бог послал всем нам испытание. Пожалуй, это одно из немногих религиозных высказываний, с которым бы я согласился.
Мир в одно мгновение превратился в Ад. Несколько десятков огненных шаров летели на город, а я, находясь неподалеку от него, с открытым ртом стоял и наблюдал, как рушатся здания, жизни и судьбы людей. И ведь ничего нельзя поделать. Только бежать. Лишь глупец или храбрец сунется в это адское горнило.
Небесная кара добралась и до окрестностей. Раскаленная сфера упала на землю в километре от меня, и уже через секунду моя кожа ощутила весь ее жар. Горячо. Еще чуть-чуть, и от меня останется лишь жалкий пепел.
Уже давно не секрет, что на дороге образовалась пробка, и люди, крича, бросали машины и бежали как можно дальше от кошмара, охватившего всю округу. Страх быстро заполнил мое сознание. К счастью, тело прекрасно знало, что делать.
Я взобрался обратно на велосипед и изо всех сил надавил на педали. Они завертелись быстрее обычного.
Мир в одно мгновение превратился в Ад.
Бежать.
Спасаться.
Выживать.


1-2

Казалось, небеса испытывали меня. Раскаленные сферы летели вниз и вмиг уничтожали все живое. Чтобы заживо не сгореть, приходилось съезжать с дороги и вновь на нее возвращаться.
Около получаса я мчался без устали. Огненные шары больше не падали на землю, но расслабляться было рано. Я не знал, попали ли под удар другие населенные пункты. Если угроза повсеместна, то родители могли пострадать. Однако, несмотря на жестокую реальность, в моем сердце продолжала теплиться глупая надежда на лучшее…
Разрушенный город далеко позади. Сегодня катастрофа унесла множество людских жизней. Богатый же урожай собрала Смерть...
В лицо подул сильный теплый ветер. Поначалу я не обращал на него внимания, однако со временем он, усиливаясь, стал доставлять проблемы...
В глаза попали частички пыли, и я почти сразу потерял управление. Велосипед завалился вправо. Падение оказалось болезненным. Колено и плечо были разодраны, благо, что ничего не сломал. Отряхнувшись после «благополучного» приземления, я протер глаза и напряг зрение. Впереди виднелась эстакада. Над ней вздымались высокие языки алого пламени.
– Что же там творится? – крепко обнимала дочку мать.
– Не волнуйтесь, – выйдя из машины, успокаивал членов семьи отец, – давайте лучше пройдемся.
На всем моем пути дорожная трасса была заполнена автомобилями. Многие оставляли бесполезное железо и следовали дальше. Страх двигал людей вперед, в неизвестность.
Ветер разыгрался не на шутку. Грозовые тучи сгущались. Что-то недоброе шло нам навстречу.
Множество криков раздалось со стороны эстакады. Люди бежали в нашу сторону, спасались от неизвестной мне угрозы.
Природа призвала смерч! Весьма необычный смерч. Черно-красный вихрь пронесся над мостом и оставил от него лишь груду камней! Надо сваливать! Быстро!
Я взобрался на велосипед и со всей возможной скоростью поехал по краю дороги.
Люди бежали, кричали и плакали. Ужас вновь заполонил мое сознание. На мои глаза навернулись слезы. Страшно, очень страшно…
Я не хочу умирать!
Боже, помоги нам…


1-3

Как бы я ни старался, какие бы усилия ни прилагал, смерч стремительно приближался. Никакие уловки не помогали мне избежать опасной встречи.
Машины, поднятые черно-красным вихрем, пролетали над моей головой ежесекундно. И каждое приземление техники приносило смерть нескольким людям.
Кожу вновь обожгло жаром, словно неподалеку раскололась огненная сфера. Волосы слиплись в комок, по лбу рекой струился пот, дыхание участилось. Сил почти не осталось.
Все, о чем я думал, это как спасти свою жизнь. Но постепенно мысль о спасении уходила на второй план, уступая обреченности. Я все отчетливее понимал, что умру. Мне не выжить. Проиграл…
Почти смирившись с поражением, я и не заметил, как из переднего ряда автомобилей выехал мотоцикл. Водитель перестроился на крайнюю полосу, чтобы вскоре съехать с трассы.
Не успеваю затормозить!
Мы столкнулись. Из-за высокой скорости я вылетел из сидения и отправился за дорожное ограждение. Вслед за мной последовал и виновник происшествия, который прихватил с собой мотоцикл.
Падение вышло коротким, но крайне болезненным. Кожа на левой руке была содрана, тело ныло.
Я не мог дышать, отчего пришел в еще больший ужас. Оставшийся воздух я потратил на крик, но по сравнению с окружающим шумом он казался мне жалким писком.
Я посмотрел высоко вверх, чтобы встретиться с самим смерчем.
Как?
Не может быть!
Вихрь слепо двигался по трассе, никуда не сворачивая. Но почему?
Удивлению не было предела: смерть обошла меня стороной!
Я сумел убежать! Сумел спастись! Выжить!
Невзирая на тяжелые раны, на душе стало спокойнее. Теперь я доберусь до дома. Нужно лишь приложить усилия!
Глаза закрывались: сон заманивал меня своими сладостными сетями.
И тут к ногам прикатился защитный шлем. Я снова вспомнил о водителе.
Я осмотрелся в поисках виновника. Нашел!
Но, похоже, поздно.
Человек был придавлен мотоциклом и не подавал никаких признаков жизни. Надеясь, что мое зрение вновь меня подводит, я направился к мотоциклисту.
Я еще раз взглянул на дорогу. Угроза миновала: смерч уже буйствовал где-то далеко впереди. Теперь здесь правила тишина. Пугающая, но в то же время обнадеживающая.
Что? Хозяин мотоцикла – девушка? Я вздрогнул: красные от крови руки тряслись.
Жива…
Мотоцикл задымился.
Нет, я не буду ее спасать! Что если в самый ответственный момент эта железяка взорвется?! Я не могу расстаться с жизнью! Меня ждут родители!
Но я обязан ей, ведь если б не она, то вряд ли выжил после встречи с вихрем.
Что же делать?


Ссылка на тему с опросом: тык.
Играть со мной не стоит, ты же понимаешь. Придешь - сгоришь, уйдешь - испустишь дух от холода. И не поможет тебе вера во всевышних. Всё потому что я - закон. Всё потому что я един.
ВК
Портфолио
1-4

В ту минуту я не знал, что на меня нашло. Впервые за сегодняшний день я смотрел в лицо опасности! Конечно, она была не похожа на катастрофу в городе, но тоже могла оборвать жизнь в любой момент. Я улыбнулся.
Псих! Это безумие! Немедленно разворачивайся и беги!
Тучи недобро сгустились. Яркая вспышка где-то далеко: молния. Раскаты грома. Пошел дождь.
Тело двигалось против моей воли. Словно оно не чувствовало исходящей от сломанной машины угрозы. Словно находилось в безопасности. Дым, казалось, разъедал глаза, сильно замедляя передвижение.
Мне конец, мне точно конец…
Девушка держалась из последних сил. Я понял это, когда был в шаге от нее. Приподняв бесполезную железку, я дал команду «Вылезай!», но никакого ответа не последовало. Тогда я сдвинул мотоцикл так, чтобы полностью освободить его владельца. Честно признаться, далось мне это с огромным трудом. Ноги уже подкашивались, сон почти овладел мной, руки и ноги отзывались болью на каждое действие…
Железка начала воспламеняться.
На этот раз опасность была более чем реальной. Я не стал церемониться, взял на руки девушку – какая легкая – и побежал.
Взрыв раздался через полминуты. Мне жутко повезло…
Я дышал тяжело, вдыхал грязный воздух и промокал под дождем. Мотоциклистка ничего не произнесла.
Неужели?..
Я осторожно положил ее на землю и проверил пульс.
Мертва…



Характеристики главного героя изменились:
+1 к добру
+2 к неразумности



2-1

Девушку следовало закопать, но у меня не было ни сил, ни средств для подобного. Я решил расстаться со спасительницей до утра, пообещав себе обязательно ее похоронить.
Дождь лил сильнее, словно оплакивал погибших. Темнело.
Я оглянулся в поисках укрытия. Попытки найти что-то похожее быстро увенчались успехом. Выбор пал на автомобиль. Сейчас он, пожалуй, был единственным подходящим местом для отдыха.
Взобраться наверх по крутому склону оказалось невозможно.
Чтобы попасть на трассу, придется идти назад. Путь долгий – не меньше пяти километров.
И я пошёл обратно, в сторону разрушенного города. Пока я плелся, дождь промыл ноющие раны, частично снял усталость после тяжелого дня. Сумасшедшего дня.
Что сегодня произошло? Что за таинственные природные аномалии? Почему в новостях ничего не сообщили?
Я невольно поймал себя на мысли о конце света.
Улыбка.
Так вот он какой – апокалипсис?..
Ужасный мир, созданный фильмами, сериалами, музыкой и рисунками, претворился в жизнь и стал реальностью.
Закончились беззаботные дни. Отныне выживание – цель каждого спасшегося.
Когда я добрался до нужного места, то потерял счет времени. На дорожной трассе властвовала тьма.
Шмыгнув носом, я отметил, что завтра к насморку прибавится больное горло. И температура поднимется. Возможно.
Будь я бодрым, то поразился бы увиденным разрушениям. Разбитые стекла, бесконечное множество покореженного железа. И кровь. Море крови. Дорога, усеянная трупами, также не повышала настроения.
Я просто устал. От всего. Нужен покой.
Я разыскал почти уцелевший автомобиль, вытащил труп из кабины, перекусил попавшейся едой, снял одежду, повесил ее сушиться на сиденья и провалился в сон.


2-2

Странный шум раздавался со всех сторон. Я еще полностью не проснулся, поэтому не мог определить, где расположен источник столь необычного звука. Как странно. Вода льется…
Что?!
Глаза разлепились сами по себе. Кто-то, скрывающийся во мраке, повернул кран. Ванная наполнилась сладким сиропом до самого края.
– Где я?
– Не волнуйся, спаситель, скоро вернусь, – словно прочитав на моем лице удивление, промурлыкала женщина.
Ее слова эхом разлетелись по темному залу. Звук шагов по плитам постепенно стихал, обладательница приятного голоса покидала пугающее место. Мне стало не по себе.
– Подожди!
Однако на мой крик никто не откликнулся.
Я попытался подняться, но не смог: ноги будто находились в застывшем цементе. Даже не пошевелиться!
Руки были свободны. Я решил оторвать необычное вещество. Не вышло. Слишком прочно. Скрываемая ранее паника постепенно выходила наружу.
Кто-нибудь, ответьте!
Мольбы остались неуслышанными.
Свет, исходящий от лампы, придавал мне надежду. Но за мной так никто и не пришел.
Минуты протекали мучительно долго. Тишина давила на сознание, проникала в самые потаенные уголки души, порождая наяву кошмары. До сих пор мне удавалось отмахиваться от страшных чудищ, но что случится, когда я засну? Нет, спать страшно. Спать… опасно. Если засну – сожрут…
В ушах настойчиво звенели слова: «Не волнуйся, спаситель, скоро вернусь».
Она вернется, она обязательно вернется за мной!
Шли часы, никто не приходил ко мне, даже монстры притихли: лишь изредка издавали жуткое рычание. Живот предательски заурчал. Голод…
Единственный способ выжить – это надеяться и ждать. Но какой смысл в этом, если твой организм сам начнет пожирать себя при отсутствии пищи, а в конечном итоге ты умрешь?
Я брезгливо посмотрел на жижу, в которую до сих пор был погружен. Сладкий душистый аромат манил к себе, так и просился в рот…
Сложив ладони лодочкой, я набрал немного неизвестной смеси и попробовал на вкус. Потрясающе!
Никогда не пил чего-то подобного! На вкус как клей. Или сгущенка.
Не могу оторваться! Потрясающе!
Я ел больше получаса, но голод по-прежнему не уходил. Напротив – он лишь усилился.
Я сутками напролет поглощал густую массу и не ведал насыщения. Несколько раз я испражнялся, но вместо коричневой и желтой субстанции выходила кровь. Сладкая, очень вкусная кровь.
На коже образовались огромные волдыри. Сосчитать их все не хватило бы и жизни. Но я помнил, что все это иллюзия…
Волдыри лопнули, из них вылупились маленькие летающие насекомые. Бабочки! О, какое диво!
Вовсе нет, я не обезумел. Монстры – неправда, а вот клей-сгущенка – правда! Вкусно!
Вдалеке послышались голоса. Мужской и женский.
Кто-то вернулся. За мной ли?
А как же сироп? Стойте, не трогайте меня и сироп!
Я не хочу уходить! Я еще не насытился!


2-3

Голоса становились громче, незваные гости приближались.
Они говорили на неизвестном языке. Голос женщины был сух и холоден, а вот мужчина казался беззаботным и даже время от времени смеялся.
Спасители замерли в нескольких метрах от ванны. Я не видел их во мраке, но ощущал присутствие. Я знал, где затаились воображаемые мной создания.
Неожиданно появилось лицо мужчины, скрытое зловещей маской клоуна.
Лучик света выхватил из тьмы очертания косы Смерти. Сначала я подумал, что страшное оружие удерживает на весу носитель маски, но вспомнил, что рядом с мужчиной находилась женщина.
Клоун смотрел на меня и безостановочно бубнил под нос какую-то несуразицу. По интонации я понял, что угрожать он мне не собирается. Пока не собирается.
Что-то пошло не так. Мир вокруг светлел, и двое незваных гостей поспешили убраться из зала.
Я распахнул глаза. Учащенное дыхание, горячий лоб, сухость во рту, больное горло, затекшие ноги. Я вернулся в реальность. Яркие обрывки сна еще смутно вертелись в голове.
Я неспешно оделся и выбрался из автомобиля. Теплый воздух согревал меня после холодной ночи. Яркие лучи солнца слепили глаза, асфальт почти высох. И трупы, много трупов.
Значит, вчерашняя катастрофа – правда…
Раздались странные звуки. Шаги. Ужасную тишину разрезали чужие голоса:
– О, я нашел целый пакет продуктов! – радостно сообщил мужчина.
– Замечательно, – безразлично ответила женщина. – Надеюсь, ты помрешь от переедания.
– Ты такая добрая, это же на всех, а не только на меня.
– Значит, умрете все от обжорства.
На блондине спортивного телосложения был надет грязный, местами порванный офисный костюм. В руках оптимист нес два пакета. Неподалёку от него шла, смотря под ноги, мрачная женщина со стройной фигурой. Издалека она могла показаться черной кляксой. Секрет заключался в ее длинных черных волосах и костюме темно-серого цвета.
Я собрался уже что-то сказать, но незнакомка, подняв голову, опередила меня:
– Упырь, я нашла выжившего, – повышенным тоном сказала она.
– Да ладно?!
Мужчина примчался как по велению хозяйки. Прям пес какой-то.
– Ты в порядке? – скорее из вежливости, чем из желания помочь задала вопрос женщина.
– Есть пара ссадин, – неуверенно ответил я.
Незнакомец вытащил из одного пакета полотенце и бутылку рома.
– Продезинфицируй рану, – быстро пояснил он. – Мы из отряда выживших. Меня зовут Фрим, а ее Зейлина.
– Странные у вас имена.
– Верно подмечено, – холодно согласилась Зейлина. – После всего случившегося мы решили забыть настоящие имена и дали себе новые. Другая эпоха как-никак.
– Эпоха?
– Постапокалипсис. Слышал про такое слово? – Зейлина посмотрела на меня с презрением.
– Ты тоже вправе выбрать себе новое имя. Зейлина считает, что этим мы берем себе новую жизнь. Я не одобряю подобное. Нельзя забывать о прошлом…
– Тупица, ты тоже стал другим, выбрав Фрима. Послушай, – женщина вновь обратилась ко мне, – старого мира нет. Нет ни друзей, ни родственников, ни даже врагов – никого. Есть только выжившие.
Фрим протянул мне бутылку с водой:
– А как нам называть тебя?


Ссылка на тему с опросом ко второй части: тык.
Играть со мной не стоит, ты же понимаешь. Придешь - сгоришь, уйдешь - испустишь дух от холода. И не поможет тебе вера во всевышних. Всё потому что я - закон. Всё потому что я един.
ВК
Портфолио
2-4



Я взял литровую бутылку и за раз выпил больше половины. И хотя жажда была невыносимой, я старался растянуть наслаждение. Потраченное время было грамотно использовано для обдумывания сложившейся ситуации.
– Зовите меня Томасом.
Женщина хранила молчание, мужчина же, улыбнувшись, спросил:
– Настоящее?
– Нет.
Фрим удивленно поднял брови, Зейлина же усмехнулась. Кажется, она довольна ответом.
– Плоховато у тебя с фантазией, – прежде чем пойти осматривать следующие автомобили, заметила она.
Я собрался отдать полученную бутылку, но Фрим протестующе покачал головой.
– Она тебе еще пригодится, путь неблизкий.
– Ты сказал, что вы из отряда выживших.
– Ах да, – протягивая бутерброд с колбасой, вспомнил Фрим. – Мы немногие, кто выбрался из города невредимыми. Дейв, наш лидер, вовремя подобрал меня на своем джипе. Зейлина уже была там. Честно сказать…
И мужчина заговорил. Даже заболоболил. По всей видимости, ему некому было выговориться.
Сотовая связь отказала еще до полудня. Спустя два часа в городе отключился весь свет. А уже ближе к вечеру случилось «адово послание», как выразился Фрим. Он тогда находился почти на окраине города, потому ему удалось спасти. Ему и еще двадцати счастливчикам. К моменту завершения огненного шторма команда старика Дейва потеряла семерых. А ближе к ночи, после смерча – еще трех.
Дейв принял решение разделиться на три группы: первая разведывательная, вторая основная, третья замыкающая. Зейлина и Фрим были разведчиками.
За разговором я и не заметил, как мы двинулись вперед. Когда вдалеке показалась разрушенная эстакада, я прервал речь попутчика и посмотрел вниз.
– Что там? – взволнованно спросил Фрим.
– Вчера я ехал на велосипеде, и мотоциклистка сбила меня. Я полетел вниз вместе с ней. Но девушку придавило, я ее вытащил из-под мотоцикла. Она умерла у меня на руках или даже раньше. Нужно почтить ее память.
– За то, что она тебя чуть не убила? – встряла в разговор Зейлина.
– Тогда бы меня здесь не было.
– Тебе удалось избежать столкновения с огненными шарами, твое тело лучше затуманенного рассудка чувствует опасность. Перед страхом смерти ты бы сам спрыгнул вниз. Что, до сих пор этого не понял? Пф, мне больше нечего тебе сказать.
Я нахмурился. Почему она держит меня за дурака? И почему они себя так уверенно ведут?
– Ты оправдываешь меня или осуждаешь?
– Ни то, ни другое.
Странная она. И откуда в ней столько злости?
– Не бери в голову, Томас, – похлопал меня по плечу Фрим. – Она со всеми такая. Лучше взгляни сюда. – Он посмотрел куда-то вниз. – Не этот ли мотоцикл ты ищешь?
– Да, он самый, – подтвердил я и осекся. – А где труп?
– Должно быть, она выжила, – предположил мужчина.
– Нет, я проверял ее пульс.
Некоторое время Фрим молчал. Не зная, что ответить, он взглянул на напарницу, и та кивнула.
– Вчера с одним из уцелевших случилось что-то странное. Мы сидели у костра, обсуждали план дальнейших действий. Стив, так его звали, потянулся к огню, чтобы согреться. Он постоянно говорил: «Мне холодно», хотя на нем было три куртки и двое джинсовых брюк. Пламя неестественно потянулось к нему. Стив закричал: «Наконец-то!» и быстро сгорел. Даже слишком быстро. Нас как будто парализовало в тот момент, и мы ничего не успели предпринять.
– Так что не удивляйся исчезновению своей спасительницы, – саркастично заключила Зейлина. – Быть может, мы скоро ее увидим. В ином обличии.
– О чем это ты?
– Не обращай внимания, – в очередной раз успокоил Фрим. – Она любитель переворачивать все с ног на голову…
Одержимый теплом, «живой» огонь, мотоциклистка-призрак…
Я окончательно запутался в происходящем.
Эстакада близка…



Новые попутчики:
• Зейлина
• Фрим

Характеристики главного героя изменились:
+2 к неразумности



3-1

Мы осматривали машины и двигались дальше. Ничего полезного особо не находили. Зейлина от скуки даже обыскивала мертвых людей, которых, к слову, стало на порядок меньше, чем несколько километров назад. Фрим сохранял спокойствие и не обращал внимания на выходки напарницы. Его, по всей видимости, устраивали правила новой эпохи.
На пути все больше встречалось камней и глыб, а дорогу все чаще перекрывали перевернутые автомобили. Я, поглощенный своими мыслями, находился где-то далеко отсюда.
Я вспоминал встречу с мотоциклисткой, представлял ее образ, но получалось плохо.
О пугающих словах Зейлины лучше было позабыть, но они нагло лезли в голову. Что если та девушка теперь… иная? Призрак? Зомби? Тварь, охотящаяся на все живое?
За размышлениями я и не заметил, как мы добрались до разрушенного моста. Фрим упомянул, что здесь их джип и два сохранившихся мотоцикла не проедут, что придется либо расчищать путь, либо объезжать за несколько километров. Зейлина воспользовалась баллончиком с краской, чтобы указать путь двум другим группам.
Мы перебрались через преграду, эстакада осталась далеко позади. Время от времени женщина рисовала на асфальте стрелки, а также круги вокруг погибших, будто это был какой-то барьер. «Послания старику Дейву», – пояснил мне Фрим, добавляя, что отмеченные Зейлиной люди выглядят весьма странно. И, хотя я не разглядел ничего подозрительного в мертвецах, все равно настороженно принял слова мужчины.
Я посмотрел вверх. Жизнь после падения старого мира виделась мне в более мрачных красках. Там не было голубого неба, лучей солнца, приятного теплого ветерка и умиротворяющей тишины. Хорошо, что мои представления оказались ошибочными. Ничто не предвещало беду. Даже мои опасения насчет родителей понемногу уходили на дальний план. Зейлина немногословно сообщила о приятной новости:
– Упыри, я нашла выжившую.
Я и Фрим прекратили на время поиски еды в машинах, чтобы оказать помощь человеку. Но стоило мне увидеть ту самую выжившую, как я оцепенел. Посиневшая кожа, неживые движения и уже знакомый голос. Мотоциклистка.


3-2

– Наверное, ты проголодалась? – доставая из пакета примитивный бутерброд и бутылку с водой, обратился Фрим.
Зейлина отошла в сторону, с подозрением рассматривая девушку.
– Я не голодна, – холодно ответила выжившая и направилась ко мне. Часть лица была в какой-то бледно-синей слизи. Левый глаз мотоциклистки скрывала челка.
Несмотря на плавность, ее движения казались механическими.
– Ээээ… – ничего не понимая, протянул мужчина. Зейлина положила руку на плечо Фрима, чтобы тот подставил ухо к ее губам. Женщина, прожигая взглядом новую спутницу, что-то тихо говорила напарнику. Но на все это я уже не обращал внимания. Мои глаза были прикованы к «спасительнице».
– Т-ты?
– Узнал, – улыбнулась краешком губ девушка. От нее исходил шарм, ее голос стал мелодичнее. – Сегодня ночью я приходила к тебе во сне. Утешала, обнадеживала скорым возвращением. Но опоздала. Извини.
Она коснулась моей щеки, отчего я вздрогнул. Вначале дикий холод. А затем приятное тепло.
– К-как?..
– Выжила? – закончила она за меня. – Мать подарила новую жизнь. Многих спасла. Я думала, что умру, но нет.
Девушка пахла хвоей. И клубникой. Ее голос напоминал журчание воды и шелест листвы. Она очаровывала. Взгляд, полный любви и нежности, согревал душу.
– Ты помог, выбрал добрую сторону, Мать не забывает. Она велела наградить тебя за твой поступок. Мать предлагает стать одним из хранителей.
– Пофлиртовали – и хватит, – подошла Зейлина. Сейчас ее внешность была сродни старой ведьме. Злость, выходящая наружу, холодила кровь. Мотоциклистка же казалась ангелом воплоти: она излучала свет и добро.
Разведчица дотронулась до иной, но тотчас отдернула за руку, словно ошпарилась.
Фрим, все это время наблюдавший за происходящим, услышал чьи-то шаги и развернулся. А затем с волнением произнес:
– Эй, тут еще двое.


3-3

– Мразь… – сплюнула Зейлина. Она ожидала услышать в ответ какую-нибудь брань, но встретилась с ледяным, полным ненависти взглядом.
Мотоциклистка повернулась ко мне и коснулась лица. Я чувствовал, как иная сила вливается в меня. Но с получением могущества мое тело что-то утрачивало. Мышцы были расслаблены, разум затуманивался. Я чувствовал себя очень хорошо.
Меня не волновала Зейлина и что с ней произойдет. Меня не беспокоили окружающие проблемы. Я словно попал в нирвану.
– Как… как тебя зовут? – прикрывая веки, спросил я.
– Шайя. Мать дала мне имя Шайя.
– Скажи, Шайя, что мне нужно сделать, чтобы Мать приняла меня?
– Эта женщина, – Шайя посмотрела на Зейлину, – принесет вам в скором времени вред. От нее исходит чернейшее зло. Ни доброта, ни любовь уже не спасут эту неразумную. Убей ее, избавь глупую женщину от раздирающей боли и жажды мести и подари ее душе свободу.
– Что ты сказала, тварь?! – ошарашенно произнесла напарница Фрима. Иная направила одну руку на нее, и Зейлина на несколько сантиметров поднялась в воздух. А затем ее будто сковали невидимыми путами, потому что она не могла пошевелиться. – Отпусти меня, сука!
Шайя отошла на несколько шагов и протянула мне кинжал салатового цвета. Я вновь приходил в сознание, обретая контроль над мыслями и чувствами. Я посмотрел за спину мотоциклистки и увидел, что двое неизвестных скрутили Фрима и засунули ему в рот какую-то тряпку.
Чем дольше я наблюдал за происходящим, тем меньше мне нравились так называемые «выжившие». Девушка, которую я якобы спас, заметила на моем лице замешательство. Она сократила расстояние и поцеловала меня, вложила кинжал в ладонь и спросила: «Ты же выполнишь просьбу?»


Ссылка на тему с опросом к третьей части: тык.
Играть со мной не стоит, ты же понимаешь. Придешь - сгоришь, уйдешь - испустишь дух от холода. И не поможет тебе вера во всевышних. Всё потому что я - закон. Всё потому что я един.
ВК
Портфолио
3-4



Сладостная волна, вызванная поцелуем, разошлась по телу, мешая трезво оценивать ситуацию.
Я смотрел на Шайю и не мог налюбоваться ею. В тот момент мне казалось, что нет человека прекраснее на свете, чем она. Я, не отрывая взгляда от иной, молча кивнул.
Кинжал сделался горячим, и исходящая от него сила быстро вливалась в меня. От нескончаемого потока энергии закружилась голова. Я развернулся к Зейлине, закатил глаза и медленно направился к ней, чтобы исполнить поручение.
По звукам, которые издавала женщина, было понятно, что та хотела освободиться. Ее не пугала ситуация – скорее, просто злила.
В какой-то момент мне стало настолько хорошо, что я упал на колени и выпустил из ладони оружие. И слегка удивился, когда посмотрел на синюю руку. На пальцах были нарисованы ветвистые линии – непонятный мне узор.
Символ постепенно исчезал, прежний цвет кожи возвращался; кинжал, лежащий на асфальте, превратился в воду.
Что? Я часто дышал, пытался разобраться в происходящем.
Что сейчас было?
Шайя схватила меня за плечо, помогая встать. Она вложила другой кинжал.
– Убей ее.
По телу пробежались мурашки. Я отпрянул от мотоциклистки. Орудие убийства вновь оказалось на земле.
– Что ты делаешь? – улыбаясь, спросила послушница Матери.
– Я… я не знаю.
Мысли путались. В голове неразбериха.
Почему она хочет, чтобы я убил Зейлину?
Я отвернулся и закрыл глаза, чтобы не столкнуться с пристальным взглядом спасительницы.
– Тогда почему ты медлишь? – прошептала на ухо Шайя. Я вздрогнул. Теперь девушка пахла гнилыми болотами, голос уподобился писку старухи. А на месте левого глаза зияла дыра, из которой вытекала синяя слизь.
Не будь я под воздействием странной энергии, то точно испугался. Но сейчас я находился в сонном состоянии, поэтому происходящее вызывало в большей мере безразличие.
– Не слушай! – выкрикнула Зейлина.
– Ну же, торопись, – надавила Шайя.
Я набрал воздуха в легкие, а затем спокойно ответил отказом.
– Что? – опешила девушка. – Повтори.
– Я не хочу выполнять твой приказ.
С каждым словом голос становился громче и тверже. Я был уверен в своей правоте.
И я все еще думал, что пребываю во сне.
– Просьбу, – поправила она.
– С каких пор убийство называют просьбой?
– Хорошенько подумай. Что может случиться, если она выживет? Эта женщина не побрезгует вас уничтожить. Будет разумно от нее избавиться.
– Разумно только для тебя. Нет смысла убивать ни в чем не провинившегося человека.
Шайя пыталась переубедить меня, но вскоре поняла, что это бессмысленно.
– Вот как, – тихо и разочарованно подытожила иная. Щелканув пальцем, мотоциклистка освободила Зейлину из невидимых пут. Напарница Фрима, не ожидав такого поворота событий, не успела отреагировать и упала на асфальт. – Что ж, я не вправе больше задерживать тебя и твою жалкую группу. Продолжай утешать себя и цепляться за свои воспоминания. Кто знает, может, тебе повезет прожить дольше остальных. Я уйду, но запомни: при следующей встрече со мной ты умрешь. И уже никогда не переродишься.
Шайя распалась на тысячи мелких льдинок. То же самое произошло и с двумя другими «выжившими».
Я с задумчивым видом смотрел на прах бывшей спасительницы.
Что же творится вокруг?
Сплю ли я, или все действительно взаправду?



Характеристики главного героя изменились:
+3 к добру
-2 от неразумности



4-1

Фрим был крайне поражен происходящему, если даже не шокирован им. Первую минуту после исчезновения иных он будто уподобился статуе. Но из данного состояния ему помогла выйти бранящаяся Зейлина. Мужчина подбежал к ней, чтобы оказать необходимую помощь. Но стоило Фриму положить на плечо женщины свою руку, как на него обрушился шквал пренеприятнейших слов. Должен отметить, что ругалась пострадавшая долго, и уши несчастного напарника поспешили завернуться в трубочку.
– А ты что, мразь? Осеменил трусы со штанами и только потом отказал этой пизде!
О слове «приличие» Зейлина явно не знала. Сказать, что я удивился ее тираде, – значит ничего не сказать. Но ответить ей на оскорбления я не успел: женщина быстро отняла у Фрима пакет с одеждой, забрала две литровых бутылки с водой и удалилась за ближайшую машину, чтобы смыть с себя грязь.
– Не хочешь освежиться? – закрывая нос, спросил Фрим.
Я понял, что пахну далеко не ягодами. Из-за Шайи моя одежда вобрала самое лучшее от болот и помоек. Сильнее всего воняло лицо. Долго взвешивать «за» и «против» я не стал.
Через некоторое время все члены группы привели себя в порядок. Нас поджидал странный разговор.
– Томас, что здесь, черт возьми, стряслось? – начал попутчик.
Я бы и сам хотел знать…


4-2

Я задумчиво хранил молчание. Не знал, что ответить. С чего-то следовало начать. Идею, как ни странно, подбросила Зейлина:
– Упырь, эта мразь и есть мотоциклистка?
Фрим всем видом демонстрировал недоумение. Он, поди, сейчас думает, как ожил мертвец.
– Да. Слишком много сходств, чтобы отрицать.
Я никак не реагировал на оскорбления женщины. Да и зачем разжигать новый спор, если он не приведет ни к чему хорошему? Напарница Фрима явно не из разумных, так что ругаться с больными я не вижу смысла.
Зейлина еще несколько секунд пристально смотрела на меня, а затем повернулась к напарнику.
– Как ты сказал? Любительница переворачивать все с ног на голову? Так вот запомни, упырь: я ничего не переворачивала. Мир сам перевернулся. А если тебе угодно думать по-старому, то это твои проблемы. И не говори мне больше, что я несу бред.
Посчитав разговор законченным, женщина пошла к ближайшей машине и принялась ее осматривать, словно не было никакого инцидента с ожившей девушкой. Фрим с открытым ртом наблюдал за Зейлиной.
– Разве не мы хотели обсудить случившееся? – спросил он.
– Ты, сука, оглох?
– Эй, может ты перестанешь хамить? – повысил тон Фрим.
– Ну точно – оглох!
– Эта сумасшедшая дрянь меня бесит, – признался он через некоторое время. – Да вдобавок ведет себя так, будто все нормально.
– Отчасти она права. То, что раньше считалось невозможным, стало реальностью. Трудно сказать, как долго эта аномалия продлится, поэтому будет лучше с ней смириться.
– Значит, ты заодно с ней?
– Нет, мне тоже, как и тебе, не нравятся перемены. Но нам придется их принять, если хотим выжить.
Фрим не нашел что возразить. Он растерянно застыл, пытаясь подобрать слова, и не произнес ни звука. Похоже, мое замечание настолько потрясло его, что мужчина впервые осознал всю серьезность положения, в котором оказались не только мы, но и весь мир. И это-то его испугало.
А вот меня, в отличие от Фрима, действительность не страшила. Зато настораживало другое. Мое тело по-прежнему было расслаблено, чувства притуплены, а разум хранил ясность и трезвость. Шайя что-то сделала со мной.
Я решил, что своими догадками ни с кем не стану делиться. Во всяком случае – сейчас. Подожду до вечера, когда и Фрим, и Зейлина будут готовы выслушать меня.
– Что дальше?
– Дальше? – опешил мужчина. – Давай еще немного осмотрим здесь все, а потом отправимся назад.


4-3

Я кивнул и направился к ближайшему автомобилю. Зейлина вскоре занималась уже другим делом: теперь она выделяла кругом различные странности при помощи баллончика с краской. От ее внимания не ускользнули и загадочные остатки иных. Несколько льдинок, которые были похожи на синие кристаллы, женщина поместила в маленький контейнер. Зачем ей это изучать? Она смыслит в химии? Или среди членов их группы есть исследователь? Вопрос остался без ответа.
Фрим работал хуже прежнего. Мужчина медленнее двигался, найденные продукты порой выпадали из его рук. Иногда он посматривал в мою сторону, словно хотел что-то спросить или поделиться чем-то важным, но всякий раз натыкался на незримую преграду и продолжал искать полезные вещи.
Словами никто не перекидывался до тех пор, пока спутник не заявил о своем намерении вернуться. Я и Зейлина согласились с его решением без лишних раздумий.
– Пакет с одеждой и еще четверть со сладкой дрянью, – сообщила женщина.
– У меня мелкие предметы, в основном кухонные принадлежности, – продолжил я.
– Да вам везет, ребята, – с доброй завистью закончил мужчина и посмотрел в рюкзак. На дне лежали апельсины и лимоны. Негусто.
Зейлина дала команду: «Возвращаемся», – и первая двинулась с места. Я последовал ее примеру, а замыкал трио Фрим.
Несколько минут мы шли в тишине, но после направляющая сделала останавливающий жест, чем меня удивила. Она грубиянка, плюс не очень хорошо ладит в команде. Однако спутница подняла руку вверх – не рявкнула «Стоять», не обернулась, а специально подала знак. Следом за этим женщина тихо повернула голову и приложила к губам палец. Это знак молчания.
Мужчина поманил меня за собой, и мы, бесшумно передвигаясь, спрятались за машину. Я воздержался от лишних вопросов, потому что понимал опасность ситуации.
На дороге произошло что-то странное – не страннее Шайи и ее подопечных, но подозрительней отмеченных кругами трупов.
Свыше минуты я и Фрим сидели в укрытии, ожидая хоть какого-нибудь команды. В итоге тишину разорвала сама Зейлина. Она появилась незаметно, чем и напугала нас.
– Вот, отбросы, взгляните.
Женщина по-прежнему не изменяла своим принципам, но вот говорила грубиянка очень тихо. Мы подвинулись и дали усесться ненормальной между нами. Та ловко приземлилась на пятую точку и сразу поделилась находкой. Брови Фрима невольно поползли вверх.
– Шерсть? – удивленно спросил он.
– Лежала вместо останков ожившей сучки. Ее там еще много, я взяла лишь малую часть.
В голову пришла загадочная мысль.
– Контейнер, загляни в контейнер, – резко сообщил я. Зейлина непонимающе посмотрела на меня, но выполнила просьбу.
И здесь шерсть. Как я и думал.
– Что это значит? – Женщина сравнила на ощупь находки и обнюхала каждую из них. – Опять эта вонючая жижа…
– Похоже, после ухода они оставляют какие-то ледышки, а через какое-то время те трансформируются в… это…
Спутники нахмурились. Кажется, мое предположение приняли за точку отсчета.
– Зейлина, а что с ее дружками? – обратился к напарнице мужчина. – С ними то же самое?
– Я не обратила внимания.
Мы умолкли. И старались не шевелиться несколько минут. Мы чего-то ждали.
К счастью, никаких посторонних звуков не было, и немного погодя трио решило выбраться из укрытия. Зря…
– Твою ж… – от неожиданности вскрикнула женщина.
Волк.
В пятидесяти метрах от нас.
Животное обнажило свои острые клыки, недобро зарычав. И медленно направилось в нашу сторону.
Мы невольно попятились назад, заполошно обдумывая дальнейший план действий.
– Что будем делать? – шепотом озвучил главный вопрос Фрим.


Ссылка на тему с опросом к четвертой части: тык.
Играть со мной не стоит, ты же понимаешь. Придешь - сгоришь, уйдешь - испустишь дух от холода. И не поможет тебе вера во всевышних. Всё потому что я - закон. Всё потому что я един.
ВК
Портфолио
4-4



Навязчивая идея убежать не покидала меня ни на секунду. Неважно куда, главное – подальше от злобного монстра.
Нет, избежать опасности не получится: нас непременно догонят.
Может, взобраться на машину и пождать до вечера?
Не вариант. Очень сомнительно, что голодное животное упустит возможность пообедать. Кроме того, не нужно списывать со счета, что он хищник. Ему не составит труда запрыгнуть на капот или багажник, а после и на крышу.
Два голоса, две стороны, поселившиеся в голове, искали выход из сложившейся ситуации. Один голос – панический – предлагал множество путей для отступления, другой же – спокойный – без колебаний отметал их, ссылаясь на различные физические ограничения человека или преимущества животного.
А волк не давал времени на размышления: что ему до людских планов? Монстр преодолел треть пути, а затем ускорился.
– Нападем? – Зейлина вытащила из моего пакета два кухонных ножа.
– Да ты с ума сошла! – шикнул на нее Фрим.
– Что, кишка тонка?
– Подраться мы всегда успеем, – вмешался я. – Нужно выкинуть что-то необычное. Что-то неразумное. Как можно заставить его остановиться?
– Набить друг другу морды? – усмехнулась женщина.
– Может, просто дадим ему еды?
Я присмотрелся к животному, замечая все больше странностей на его теле. Кое-где отсутствовал мех, в некоторых местах вместо кожи виднелись кости.
– Ты сейчас про шоколадные батончики говоришь? Слушай, а волк так же любит лимоны, как и зайцев с оленями? – иронично спросила Зейлина.
Это не волк, это – монстр.
– Почему тебе просто не сказать «У нас нет мяса»?! Почему обязательно надо втаптывать кого-то в грязь?
Тварь чувствовала вокруг нас эмоциональное напряжение, она поняла, что группа в замешательстве, и решила воспользоваться удобным случаем.
– По-твоему, я почему молчала, а? Идея накормить мохнатую тварь пришла ко мне сразу. Но не кормить же зверя сладким! Постой, а ты о чем думал все это время? Неужто сбежать решил? Да ты не упырь, ты пуганый кролик.
Время, отведенное на составление плана, истекло. Пора действовать.
Я подбежал к Зейлине, выхватил первую попавшуюся упаковку со сладкой едой – кукурузные палочки – и быстро направился к монстру.
Попутчики сразу замолчали и перевели взгляд на реальную угрозу. Поздно спохватились.
Я старался сохранять спокойствие и трезво оценить шансы на выживание. Невысокие.
Сев по-турецки на асфальт, я плавными движениями раскрыл упаковку и медленно протянул ее в сторону чудовища, дожидаясь, пока оно дойдет до меня.
Я поморщился: от волка исходил трупный запах. Тот, заметив перемены на моем лице, недобро зарычал. И неожиданно лег на землю.
Существо, вывалив язык, долго всматривалось в попутчиков. По непонятным мне причинам Нечто продолжало лежать, и, пока оно изучало Зейлину и Фрима, я изучал его.
Дотронься.
Что?
Я сказал, дотронься.
Гляделки тотчас прекратились. Хищник пристально уставился на меня, словно прожигал мою голову насквозь.
Дотронуться?
Смелее.
Руки невольно потянулись к монстру. Я уже успел привыкнуть к вони, но не к голосам. Казалось, что один из них принадлежит не мне, а хищнику, который общается со мной при помощи глаз. Внешне я был спокоен, но внутри постепенно нарастало напряжение. Что-то должно пойти не так…
Волк будто увидел опасения и потянулся ко мне навстречу. Прикосновение получилось безболезненным, но до ужаса пугающим.
А теперь отдай…
О чем ты?
…немедленно!
Руки неестественно посинели, на них образовались ветвистые линии – как при встрече с Шайей. Но на сей раз вместо приятной волны была опустошающая слабость.
Я чувствовал, как из меня буквально выкачивали энергию. Ощущение приближающейся смерти чудовищно пугало.
Что происходит!? Нужно прекратить! Отползи от… волка…
Кожа на правой руке вернулась к привычному для человека цвету, символы исчезли. Я догадался, что половину своей работы Нечто закончило.
Убери ты от него свою чертову руку!!!
Над ухом что-то просвистело. Бита с большой скоростью опустилась на голову псины.
Э-э-э-э?
Я непонимающе смотрел на тушу животного.
– Эй, да очнись ты наконец!
Женский голос был где-то далеко. Меня трясли, пытались привести в чувство. В какой-то момент в лицо просто плеснули воды.
Я заморгал.
– О, отреагировал-таки.
Трудно было сказать, как долго я приходил в себя. Даже когда перед моими глазами исчез монстр, страх не покинул меня. Левая рука по-прежнему оставалась синей, а кожа под узорами загадочным образом пульсировала. Мне дали успокоительного.
– Куда ты его волочешь? – задал вопрос Фрим.
– Псину следует изолировать, – пыхтя, ответила Зейлина. – Дождемся Безумной, ей понравится уродливый образец.
Волка спрятали в багажнике одной из уцелевших машин.
– Кролик, упырь, двигаем назад, – скомандовала женщина.
«Я еще вернусь…»



Характеристики главного героя изменились:
+2 к неразумности



5-1



Как мы миновали эстакаду и вернулись к месту первой встречи, я помнил смутно. Знаю только, что очень сильно хотелось спать, что надо немножко потерпеть и тогда весь оставшийся день, вечер и ночь будут принадлежать исключительно мне. Фрим заверил меня, что старина Дейв вряд ли направит нас вперед, если узнает о случившемся. После этой мысли я старался свести все размышления к минимуму и просто плестись за группой разведки.
Пару раз мы останавливались, чтобы Зейлина могла отметить новые странные вещи. И оба раза произошли до того, как мы успели добраться до разрушенного моста.
– Метят территорию, – фыркнула тогда она. – Такими темпами их следы заполнят всю округу.
В голове больше не было такого сумбура, как прежде. После встречи с волком Шайи навязчивый шепот покинул меня, вернулась легкая неясность, все мысли будто дымкой заволокло.
Узоры по-прежнему оживали на руке, но теперь не так часто. Я не обращал на это внимания: сейчас меня волновали лишь горячий суп и мягкая постель.
Я сильно отстал от разведчиков. Те иногда оборачивались, но темп не сбавляли. Я доплелся до ближайшей машины и медленно опустился на землю, чтобы дать себе передышку. Глаза закрылись сами по себе, и тело перестало принадлежать мне.
Меня будили, но попытки вскоре прекратились. Стихли и голоса. Наступила долгожданная тишина.
Из мрака, казавшегося сейчас таким приятным и надежным, вырвала резкая боль. Я резко разомкнул глаза и увидел перед собой женщину с фиолетовыми глазами. Она с нескрываемым интересом изучала мою синюю руку и протыкала ее иглой. Из ран сочилась слизь. Первой моей реакцией был испуг. Я вскрикнул и отпрянул от незнакомки, полагая, что она такая же, как и Шайя.
Женщина с длинными темно-красными волосами улыбнулась в ответ, выражая таким образом дружелюбие, и встала в полный рост. Красивая.
– Ну как? – Голос принадлежал Зейлине.
– Жить, думаю, будет, – ответила незнакомка. Ее приятный голос успокаивал и настораживал одновременно. С виду она казалась беззащитной, но кто знает, какие тараканы живут в ее голове?
– Безумная, – окликнул кто-то женщину.
– На носилки его. И привяжите покрепче, чтобы не сбежал ненароком.
– Эй, что происходит?!
Двое мужчин взяли меня за руки и резко потянули на себя. Я ошарашенно посмотрел на незнакомку, сделал безуспешную попытку вырваться.
– Не сопротивляйся, а не то огребешь, – недвусмысленно предупредила Зейлина.
Меня поволокли по земле, колени терлись об асфальт через легкие джинсы. Буквально кинули на доску и повязали какими-то тряпками. Удар в солнечное сплетение мгновенно свел любое сопротивление на нет. Прежде чем провалиться во тьму, я успел увидеть ее:
– Не волнуйся, мальчик, никто тебя не убьет. Ты слишком ценный экземпляр.


5-2

Массивные деревянные двери, украшенные резьбой, медленно отворились. Я увидел зал, множество сидений и огромный экран, который освещал помещение. Кто-то хлопнул меня по плечу.
– Давай, проходи, ты же так давно хотел посмотреть фильм без посторонних.
Узнаю этот голос. Томас.
Я обернулся.
Мой давний друг улыбчиво смотрел на меня.
– Чего же ты ждешь?
Он всунул в руки коробку попкорна и бутылку с колой, а затем подтолкнул.
Я не спеша сел на кресло самого верхнего ряда, положил еду на соседнее сидение, достал пластиковую карточку из внутреннего кармана куртки и протянул Томасу. Тот взял ее не без удивления.
– Михаил Росс, да? – Друг вернул удостоверение. – Значит, под таким именем ты устраивался? И как прошло собеседование? Как добирался до города?
– Все прошло спокойно, надо отдать должное твоим знакомым. – Я отпил немного колы. – Они мастера подделывать документы.
– Хех, еще бы они не мастера. – Томас присел рядом.
– До города я добрался на велосипеде. Взял на прокат у Хейли.
– И что она получила взамен? Твое классическое ничего?
– Чем ты слушаешь, когда я говорю? Если я сказал на прокат – значит, она получила деньги.
– Наверное, расстроил девчонку. Раньше брал у нее все за просто так, а теперь бумажки какие-то отдал.
– Она поразилась увиденной сумме и обиделась. Сочла мой поступок оскорблением достоинства. Деньги пришлось отдавать ее отцу Грегору. Втайне. Пусть их семья ненадолго забудет про голод. К тому же, я все равно не собирался возвращаться в это захолустье. Там каждый знает друг друга с пеленок.
– А велосипед?
– Грегор разрешил забрать старую развалюху навсегда.
– П-погоди, ты серьезно? А как же родители?
– С первой зарплатой переедут в однокомнатную, а пока будем общаться по телефону.
В зале потемнело. Вскоре должны были запустить фильм.
– Как называется?
– Узнаешь, – ответил Томас.
– Зеленые человечки?
– Ты лучше смотри.
На экране высветился отчет. Цифры, расположенные внутри кругов, замигали.
Пять.
Четыре.
Три.
Два.
Один.
Длинная пауза, сопровождающаяся затемнением в зале и пугающей музыкой.
На экране высветилось название фильма.
Вторжение: начало.


5-3

– Вторжение? Должно быть, все завязано на зеленых, – задумчиво сказал я Томасу.
Мальчик, придерживая мотоцикл, издалека наблюдал за тем, как множество алых шаров падали на пылающий город.
– Пацан на тебя похож, – негромко заметил друг.
Теперь под обстрел попала вся округа.
Парнишка пытался уйти подальше от эпицентра катаклизма на своих двоих. К счастью, ему удалось избежать неприятностей.
Повсюду крики, стоны, плач. Страх проник в душу каждого человека.
Возникла пробка на дороге. Люди грызлись друг с другом, чтобы проехать первым.
Эпизоды выглядели весьма правдоподобно. Хотя трудно сказать: не так много фантастических фильмов мне довелось посмотреть. Эх, деревенщина…
Автомобили, подброшенные вверх вихревым потоком, превращались в жалкий металлолом.
Бесполезное спасение полного мужчины из-под велосипеда. Свернул шею во время падения.
Дальше – ночь кошмаров. Сон, сплетенный из ужасов и боли мальчика. Парнишка был связан цепями внутри песочных часов, которые медленно, но верно приближали смерть героя. Мальчик залился слезами. Он кричал о помощи.
Таинственная женщина с неестественно вывернутой в другую сторону головой хохотала на пару с безглазым стариком.
Мальчик проснулся в поту под обломками, бывшими некогда транспортным средством. Встретил двух детей. Они не назвали имен – лишь прозвища.
Трио зашло в полуразрушенный магазин, но натолкнулось там на псов и огромного мясника. Дети бросили мальчика одного, и кровавый палач жестоко расправился с несчастным.
Зал погрузился в темноту.
– Страшновато, – признался я. – Не люблю ужасы, да и вообще конец странный.
– Уверен? – Томас хлопнул меня по плечу.
Экран загорелся вновь.
Что за?..
Я увидел самого себя. Но не такого, как сейчас. Другого.
Проступающие на бледной коже вены, горящие синим огнем глаза. И неживой взгляд.
– Конец прежней жизни – это начало новой, – прохрипел Томас.
Я повернулся к нему и вскрикнул. Друга было не узнать. За секунду Томас превратился из дружелюбного человека в… иного!
Я вскочил и побежал – подальше от говорящего мертвеца.
Черт!
Что здесь твориться?!
Дорогу заблокировала Шайя.
– От нас не спрятаться...
Основные пути отступления были перекрыты.
Чтобы как-то замедлить погоню, я начал перелезать через сиденья в надежде отыскать еще выходы.
Слева приближалась Хелли.
– Не уходи! – кричала она.
Я вовремя пригнулся. Иная, стукнувшись об угол кресла, свалилась на пол.
– Ты примешь свою судьбу, – прохрипел Грегор.
Мужчина толкнул меня в спину, и я, потеряв равновесие, кубарем покатился вниз по ступенькам.
Кто-то схватил меня за шиворот, избавив от дальнейшего падения.
Казалось, я разучился дышать. Дикий страх овладел моим сознанием.
К счастью, спаситель отпустил рубаху и дал время прийти в себя. Я видел, как с верхних рядов на меня движется сотня иных во главе с Грегором.
Нужно бежать!
Я повернулся к своему герою. Томас…
– Ты примешь судьбу. Живым или мертвым! – скрестил руки он.
Проклятье!
Бывший друг сделал шаг вперед и протянул руку. Я не знал, как отреагировать на его предложение.
Из-за собственной нерешительности иные окружили нас с трех сторон.
Что же делать?!
– Э-э-э-й!
Громкий крик, донесшийся со сцены, заставил Томаса развернуться.
Кем бы это ни был – иной или человек – он привлек внимание.
Такой шанс не следует упускать!
Я со всей силы пнул знакомого, и тот развалился подобно слепленному снеговику.
– Сюда!
Неизвестный мужчина спровоцировал иных сменить шаг на бег.
До сцены оставалось несколько метров.
Блондин был одет в грязный, местами порванный офисный костюм. За экраном я заметил двух людей. У одного в руках была длинная игла, отдаленно напоминающая шпагу, другой держал большую дубину.
– Скорее! – Мужчина помог взобраться мне на площадку, и мы воспользовались запасным выходом.
Двое людей оказались женщинами. Красноволосая, что со шпагой, выглядела развратно, брюнетка же придерживалась строгого стиля, как и блондин.
Мы бежали по коридорам, стены которых были покрыты отвратительной слизью. Пахло гнилью.
На пути все чаще встречались иные.
Они вынуждали нас подниматься все выше.
Мертвым не было конца.
Нас окружили на крыше.
Навстречу вышли Томас, Хелли, Грегор и Шайя.
– Ответь мне, почему ты убегаешь? – со злостью прошипела мотоциклистка.
– Мне… хочется быть среди людей.
Я старался ответить уверенно, но дрожь в голосе выдала мой страх.
– Среди людей? – Шайя истерично засмеялась.
– А ты ничего не забыл? – заговорил Грегор.
– Как использовали тебя? – Томас сорвался на крик.
– Я вижу их впервые.
– Нет-нет… – Иная подавила смех и щелкнула пальцем. В мгновение ока мы очутились в зале неподалеку от сцены.
– К-как т-ты?
– Фрим, Зейлина, Безумная.
Через секунду слова, вылетевшие из уст мотоциклистки, неожиданно обрели смысл.
В сознании всплыли моменты, которые я желал позабыть. Знакомство с группой разведки, встреча с Шайей и, наконец, приказ шлюхи.
Я с недоверием повернулся к преследователям.
– Теперь ты помнишь, – сказала иная. – Сделай правильный выбор.
– Не слушай ее, – замахал руками Фрим.
– Взгляни на экран, – усмехнулась Зейлина. – Неужели ты хочешь превратиться в урода?
– Лучше быть уродом, чем делить кров и еду с предателями! – завопил Грегор.
– Мы сохранили человечность, в отличие от твоих дружков, – сплюнул Томас. – А как поступили они, а?!
– Если примешь новую жизнь сейчас, то сохранишь красоту и получишь безграничную мощь! – возбужденно произнесла Хелли.
– Останься с нами, мальчик, и мы тебя не тронем, – заверила Безумная.
Голова вот-вот разлетится на множество мелких кусочков.
Я упал на колени и, зажмурившись, закрыл уши руками, но, как ни старался, звуки все равно били по перепонкам.
– Не слушай ее!
– Взгляни на экран.
– Лучше быть…
– Мы сохранили…
– Если приме…
– Оста…
Сделай…
…правильный…
…выбор!


Ссылка на тему с опросом к пятой части: тык.
Играть со мной не стоит, ты же понимаешь. Придешь - сгоришь, уйдешь - испустишь дух от холода. И не поможет тебе вера во всевышних. Всё потому что я - закон. Всё потому что я един.
ВК
Портфолио
5-4


Слова Шайи в один момент заглушили все прочие голоса в зале. Наступила гробовая тишина. Я осмелился открыть глаза и, убрав руки от ушей, с некоторой опаской оценить ситуацию. Все присутствующие перестали говорить, дышать, двигаться. Они обратились в камень. Все, кроме одной. Мотоциклистка, усевшись в кресло, молча наблюдала за происходящим на сцене.
Шайя будто давала понять, что она не посланник иных, а некий судья, который ждет ответа.
Я поднялся и перевел взгляд с женщины на статуи, надеясь отыскать в них что-то важное.
Томас и Фрим умело изображали дипломатов.
Зейлина предпочитала доверию внешность, Грегор же порицал предательство.
А Безумная и Хелли олицетворяли подлинные желания каждой из сторон.
– Кто вы? – развернулся я к Шайи. – Зачем я вам нужен? Почему вы хотите нашей смерти?
– Если я дам ответы, то изменю твой выбор. Этого допустить нельзя. – Она подняла левую руку вверх. – А теперь освежи память.
Ноги под влиянием потусторонних сил сами понесли меня к сидению. Мотоциклистка желала, чтобы я пересмотрел «Вторжение», дабы наконец-то осознать противоречивую природу человека и отринуть ее.
И снова мальчик убегает от огненного дождя, бессмысленно пытается помочь мертвому мужчине, встречается лицом к лицу со своими страхами во сне. Затем знакомится с людьми и умирает по их вине. На экране вновь высветилось преображенное лицо парня, очень похожего на меня. Лицо, которое будет моим, если я приму проклятье.
– Первый этап закончен, – негромко заключила Шайя.
Я, склонив голову, вцепился в подлокотники. Мотоциклистка приближалась. Шаги были мягкими и бесшумными, но это не имело значения: я кожей ощущал исходящий от иной холод. А вот обоняние меня подвело: запаха болот и гнили так и не учуял.
Она склонилась надо мной и, почти нежно дотронувшись до подбородка пальцами и заставив посмотреть на нее, спросила:
– Каков твой выбор?
– М-мой ответ остается п-прежним, – дрожащим голосом сказал я. Было холодно. Жутко холодно. Ее пальцы жгли морозом, леденя кожу.
– Объяснишь?
– Включив этот фильм, ты надеялась настроить меня против людей. Жалкая попытка. Твоя игра от третьей, незаинтересованной и якобы вышестоящей стороны была весьма убедительной, но ты по-прежнему иная. Я… представил с-себя на месте тех двух – это же ведь Фрим и Зейлина, верно? – и понял, что поступил бы так же. Мы в суровом мире, и здесь только самые сильные способны выжить.
– Хочешь сказать, в этой войне вы выйдете победителями? – поднявшись, усмехнулась женщина.
– Все возможно.
– А что скажешь про Безумную? Для нее ты не больше подопытной крысы.
– Порой, чтобы победить, нужно чем-то жертвовать, не так ли?
– Значит, ты мученик? – Шайя повернулась ко мне спиной.
– В разумных пределах. Я не стану отдавать жизнь ради какой-то шлюхи.
– Хех, разумных, да? – Мотоциклистка щелкнула пальцами, и каменные статуи рассыпались на бесчисленное множество пылинок. Я прикрыл лицо. – Я с удовольствием посмотрю, как помутнеет твой рассудок во имя добра. Прощай…
Шайя растворилась в темном угле зала.
Я остался один…



Характеристики главного героя изменились:
+1 к добру
+3 к неразумности

Новые ступени характеристик:
• Добро: начальная ступень (5 очков, еще 10 до продвинутой ступени)
• Неразумность: начальная ступень (7 очков, еще 8 до продвинутой ступени)

Отношение к стороне иных (болотных) изменилось c 0 до -10.





6-1



Некоторое время я смотрел на место исчезновения мотоциклистки и дивился тому, что она меня не убила. Почему же Шайя не сдержала обещания, если грозилась, что наша следующая встреча, вполне возможно, окажется последней?
Так или иначе, не стоит радоваться раньше привалившему внезапно счастью: эта женщина дала понять, что в любой момент может объявиться и отобрать мою жизнь.
Но сейчас Шайя просто следит за мной, не предпринимая больше попыток напасть, и за тем, как мутнеет… мой рассудок? Во имя добра? Интересно, что она имела в виду, когда говорила все это?
После ухода иной в зале теплее не стало – напротив, казалось, что скоро даже я покроюсь корочкой льда. На креслах образовался иней, экран начал замерзать. Температура резко падала вниз.
Я направился к ближайшему выходу. Конечностей почти не чувствовал. Незаметно подкравшаяся слабость подстрекала рухнуть на мягкую и безопасную землю. Глаза слипались.
Когда я подошел к двери, та уже покрылась толстым слоем льда. Пришлось развернуться.
Передо мной предстало ледяное царство. Огромные сосульки свисали с потолка, грозя рухнуть в любой момент.
В голову пришла идея воспользоваться запасным выходом, через который я с остальными спасался от болотных тварей.
Мне сильно повезло: проход еще не заледенел.
Я будто попал в пещеру. В коридорах ничего нельзя было увидеть, приходилось плестись, опираясь на стену.
Тело двигалось само по себе, я уже перестал что-либо чувствовать. Свет с каждой секундой казался все ближе. Возможно, именно он придавал мне сил идти вперед.
Слишком ярко...
На какое-то время мои глаза ослепли.
Проморгавшись, я понял, что оказался в другом месте.
Темень, кузов и решетка.
В клетке?..


6-2

Не пойму, что происходит.
Вроде совсем недавно видел ледяной дворец. Колдунья, кажется, предлагала стать союзником…
А теперь передо мной решетка. И на сей раз настоящая.
Холодно.
Оглянулся.
Морозильник. Тарахтит громко, трудно не услышать.
Не чувствую рук. Одну, похоже, отлежал, а вот вторая… перебинтована?
Снаружи послышались какие-то шорохи.
Неожиданно кто-то направил на меня фонарь.
Я прищурился.
Какое-то время неизвестный изучал меня, а затем так же внезапно исчез, как и появился.
– Иди поговори, я сообщу Дейву.
Узнаю женский голос. Зейлина.
Теперь свет, исходящий от лампы снаружи, заслонила какая-то крупная фигура. Темно, не разобрать.
– Как ты?
Это Фрим.
– Хуже некуда, – шепотом отвечаю я.
– Потерпи немного, скоро все закончится.
– Решили прикончить все-таки…
– Это решать не мне, а командиру, – сухо сказал Фрим. – Хотя… я не желаю твоей смерти. – Умолк. Было ясно, что мужчина о чем-то думал. – Меня вообще отправили разыскивать тех, кто замыкал наш отряд, в то время как эта Миранда – стерва – добивалась разрешения у командира взять тебя живым или мертвым. Хорошо, что ты не оказывал сопротивления.
– Вы встречаете гостей очень дружелюбно и… гостеприимно. Много у вас еще подопытных?
– Большинство в группе не доверяет даже друг другу, так с какой стати верить зараженному? Они считают, что будут в безопасности, если запереть тебя в клетке.
– Очень мудрое решение.
– Мое слово здесь мало что значит. Тут почти все поехав…
– Ну что, мальчики, поворковали? – спросила Зейлина. Фрим вздрогнул.
– Без твоего писка здесь было гораздо спокойнее, – стараясь выглядеть беспристрастно, ответил мужчина.
– То-то я вижу, как после каждого писка ты дергаешься, – хмыкнула женщина.
– Заткнись.
– Выпускай обезьянку наружу, Дейв так и не определился. Решать будет на месте. Велит привести его.
– В автобус?
– К костру, кретин. – Она слабо ударила Фрима в плечо, заставив того отойти на пару шагов в сторону, включила фонарь и вновь направила на меня. – Поторапливайтесь, командир не любит ждать.
– А ты куда?
– Патрули никто не отменял.
Зейлина удалилась в неизвестном направлении.
Фрим демонстративно засопел, провожая взглядом напарницу, а после достал ключ, отворил дверь и помог выбраться из кузова.
– Как рука?
– А что с ней? – Мужчина направил меня в сторону маленького огонька, расположенного где-то далеко внизу.
– Разве она не болит?
– Нет.
Было проблематично спускаться по крутому склону. Рассудок уже прояснился. А вот холод по-прежнему не отпускал мое измученное тело. Чувства голода и слабости не покидали меня ни на минуту.
Идти.
Главное – идти.
Вблизи костер оказался большим. Фрим сел на срубленный ствол дерева, предлагая присоединиться к нему.
Справа от нас удобно устроилась Безумная Миранда. Во рту она вертела карамельного зайчика на палочке. Она строила мне глазки до тех пор, пока к ней не подошел ее парень.
Слева сидела семья из четырех человек: отец, мать, маленький сын и еще грудной малыш. Родители недоверчиво смотрели на меня.
– Начнем же, – сказал старина Дейв и присел с двумя громилами напротив меня.


6-3

Мне хватило несколько секунд, чтобы понять, какой он человек – этот Дейв.
Главарь банды.
Руки лидера лежали на бедрах. Одет он был в серо-зеленые штаны, черную рубаху и коричневый пиджак, грязные резиновые сапоги втаптывали в землю пожухлую траву. Редкая седина, шрамы на лице и сокрытый черной повязкой правый глаз создавал в голове образ пирата. Для полного сходства не хватало только попугая, корабля и верных матросов. Хотя парочка уже имелась. Грозная парочка.
Я настороженно изучал мужчину, пока тот любовался языками пламени. Но в какой-то момент он, набрав в легкие воздуха, демонстративно выпрямился, расправил плечи и поднял голову. Суровый, недобрый взгляд заставил меня напрячься, а затем и вовсе отвернуться.
– Скажи мне, почему человек играется с огнем?
Голос грубый, в нем чувствовалась угроза. Суть вопроса я так и не уловил. Причем здесь огонь и человек?
– Что?
Тогда он повторился. На сей раз громче и менее беспристрастно.
Я искал скрытый смысл, но время стремительно таяло. Нужно было что-то ответить: уж больно долго длилась тишина.
– Потому что может? – предположил я. – Хочет? Ему интересно изучать огонь?
– До каких пор человек играется с огнем?
И снова дурацкий вопрос. Или слишком умный для меня.
– До тех, пока ему не надоест?
– А что случится, если человек обожжется?
Не понимаю, к чему этот лидер ведет…
– Он… осознает всю опасность, потеряет интерес и… – Тут я замолчал. Вот о чем он! Глава говорит обо мне! – потушит огонь водой.
– Именно, – согласился мужчина. – И раз ты понял свою роль, даю тебе возможность все обдумать.
Дейв вновь уставился на пламя, словно этот разговор перестал быть для него важным, и замолчал.
Он хочет, чтобы я принял решение – умереть непринятым группой или выжить, но стать игрушкой в руках кукловода. Стать подопытным.
Миранда снисходительно улыбнулась: по всей видимости, она при любых обстоятельствах получит свое.
Фрим с безразличием смотрел в костер. Всем своим видом он хотел показать, что его не интересует происходящее
Отец и мать не пытались скрывать своего недоверия, а их маленький сын – страха передо мной.
Как несправедливо! Я же ничего не делал! В чем я виноват? В том, что из-за своих моральных принципов спас мотоциклистку, и та после смерти решила одарить меня? В том, что я отказался от ее предложения? В том, что пошел навстречу чудовищу-волку, тем самым жертвуя собой ради других?!
Какая же гнилая натура у людей…
Меня переполняла злоба. Казалось, она вот-вот вырвется наружу всплесками агрессии. Я понимал, что их нужно подавить, иначе они меня убьют. Для них я больной. Пациент. Зараженный.
Я усмехнулся. Краешки губ невольно поползли вверх.
Что же мне им ответить?



Ссылка на тему с опросом к шестой части: тык.
Играть со мной не стоит, ты же понимаешь. Придешь - сгоришь, уйдешь - испустишь дух от холода. И не поможет тебе вера во всевышних. Всё потому что я - закон. Всё потому что я един.
ВК
Портфолио
6-4



Зародившееся противоречие длилось долго. Во всяком случае, так мне казалось.
Я не знал, какую сторону следовало сейчас принять, какую роль сыграть, чтобы понравиться лидеру. Чтобы выжить.
Все то время, пока я думал, на моем лице оставалась улыбка. Необычная, сходная, наверное, с безумной. Почему безумной? Потому что на нее обратили внимание и члены семьи, и Безумная с ее пареньком. Даже Фрим сорвал с себя маску беспристрастия на несколько секунд. Но Дейв с его охраной были по-прежнему невозмутимыми.
Будь что будет.
Я припомнил последние слова главаря.
– Давать возможность выбора – очень щедро с твоей стороны, старик.
Усмешка. Отличное начало речи. Именно так я отверг предложение главаря и отказался быть подопытным. Не к чему подлизываться к человеку, который при любом ответе сделает больно.
– Позволь уточнить, кому ты дал возможность выбора? Мне? Или все-таки зараженному? Ты же меня таким считаешь. Считаешь же, да? Ну тогда посмотри на себя. – В тот момент лидер взглянул на пиджак, рубаху и штаны. – Да нет, не на одежду. Ты говоришь загадками, хотя выглядишь как последний пират. Без попугая и команды. Воображаешь себя мудрецом, а? Может, ты сам зараженный и сейчас пытаешься уподобиться нам, людям? И почему ты прячешь свой глаз? Неужели под повязкой зияет простая дыра, а не скопление отвратительной синей жижи?
Я умолк. Во рту пересохло. Я сглотнул и продолжил, на сей раз обращаясь к остальным.
– А вы – скот, от которого страхом несет сильнее собственного дерьма. Неужели я так похож на убийцу? Я сохранил Зейлине жизнь, когда мне приказали убить ее. Я спас вашу чертову разведку при встрече с волком! А в благодарность вы оглушаете меня и сажаете в клетку! Вы не выжившие, вы – отбросы! Твари! Я не собираюсь быть среди вас – тех, кто готов прикончить своего же ради выжива…
В этот момент поднялся один из охранников. В руках он держал дубину.
– Сейчас ты сдохнешь.
– Стоять, – рявкнул главарь. – Сядь и заткнись.
Громила повернулся к лидеру и без раздумий послушался.
– Складно говоришь, парень. На телевидении случайно не выступал? – Дейв приподнял на несколько секунд пятую точку, а затем снова ее опустил. – Кому я давал шанс? Зараженному: человеку это тело давно не принадлежит. Ты говорил, что мы жалкий скот. Но разве животные могут спастись от огненного шторма или алого вихря? Ты мыслишь глупо, уподобляясь спасителю, считаешь, что завоевал наше доверие, когда спас моих ребят. Ты просто втираешься к нам в доверие. Должно быть, Фрим не рассказывал, что до тебя были и другие. И все они пошли под нож Миранды, как только проявили враждебность. – Дейв снял черную повязку. Вместо зияющей дыры – зашитый глаз. – Взгляни, этот подарок оставил Стив, горящий парень, так мы его прозвали. Накинулся с веткой, хе-хе.
От услышанного стало не по себе. От уверенности и след простыл.
Дейв вытащил из кармана пластиковую карточку и демонстративно поднял ее вверх.
Стоп!
Это же!..
– Михаил Росс? Томас? Что за убогие имена! – Карточка полетела в костер. – Знаешь, в отличие от других зараженных, тебе хватило ума высказаться, а не напасть, поэтому ты не умрешь. Пока. Миранда, не увлекайся экспериментами, пусть зараженный насладится последними днями в своей жизни.
– Как прикажете, лидер, – промурлыкала Безумная. Встав и отряхнувшись, женщина обратилась к верзилам. – Ребятки, проводите мальчика до клетки.
Меня подняли, развернули и ткнули в спину.
– Шевели ногами.
– Мы запомним тебя как Михейма, спасителя людей, – прокричал вдогонку главарь банды.



Характеристики главного героя изменились:
+1 к неразумности

Новый попутчик:
• Миранда

Отношение к стороне людей (отряд Дейва) изменилось c 0 до -70.

Новая ступень отношений:
• Открытая неприязнь (-70, еще -30 до вражды)




7-1

Личная охрана Дейва не церемонилась со мной. Толкала, била в бока, грозила переломать ноги и руки. К счастью, до серьезных травм не дошло.
Мне велели полезать обратно в кузов и сидеть тихо.
Как только верзилы убедились, что из клетки мне не выбраться, скрылись из виду.
Снова решетка, голод и холод.
Пират без попугая сохранил мне жизнь. Поразительно! Да и имя новое дал – Михейм! Откуда столько фантазии в его башке?
Я чихнул, утер нос и закашлял. Сильно болело горло. Каждый вдох сопровождался хриплым свистом в груди. Колено и плечо, разодранные после падения с велосипеда, загудели с новой силой.
Я смотрел через маленькую щель на дорогу. Изредка доносились откуда-то неизвестные голоса. Должно быть, патрульные решили обсудить минувший день, отогнать сон и скуку.
Из-за морозильника согреться не удавалось.
Я понимал, что холод убьет меня раньше, чем я попаду на операционный стол. Эта мысль грела душу и в то же время не приносила никакой радости.
Что сделает с моим телом Миранда, когда я откину копыта? Разделает на множество кусочков и подаст мясо к завтрашнему ужину, сожжет останки или выдумает что-нибудь еще? Впрочем, неважно. Все равно ничего не узнаю.
Сколько я здесь еще проторчу? До утра? Дня? Пока не подохну?
Минуты шли мучительно долго.
Интересно, как там сейчас родители. Выжили ли? Надеюсь, с ними все хорошо.
Ближе к рассвету, когда я остался почти без сил, меня удосужились навестить. Моим гостем оказался парень Безумной.
Блондин. Грязная рубашка, потертые синие джинсы, белые кеды.
В руках член группы держал пистолет и ключ. Вторым предметом парень открыл замок.
– Наружу. И без лишних движений.


7-2

На сей раз меня никто не торопил. Похоже, убьют.
Парень Безумной шел позади меня, сохраняя дистанцию в несколько шагов. Он держал обеими руками пистолет наведенным на меня.
Мы двигались в сторону костра. Сегодня спуск мне показался более крутым. Почти сразу после этих мыслей я споткнулся и кубарем полетел вниз. Распластался в самом низу.
Безымянный «телохранитель» не проронил ни слова. Все ждал, пока не встану.
– Поворачивай к тем машинам.
Парень указал мне направление оружием.
Двинулись к эстакаде.
Через две минуты мы были на месте. Автомобили – вернее, их остатки, – образовали круг, этакий Стоунхендж, внутри которого стояла деревянная бочка для купания с метр ростом. Держалась она на бревнах, между которыми хорошо горели мелкие ветки. На траве лежала чистая одежда, полотенце и мыло.
– У тебя полчаса. Нужду справлять в яму. Тряпье кинешь в синюю корзину.
Член группы Дейва удалился в сторону автобуса, припаркованного в трехстах метрах отсюда.
Сказать, что я был удивлен, ничего не сказать.
Ожидать после нескольких часов пребывания в клетке такого добродушия я не собирался, а тут…
Размышления ушли на второй план, как только я погрузился в теплую воду.
Тридцати минут вполне хватило, чтобы согреться.
Мне выдали зеленые шорты, серые сандалии, нижнее белье, джинсовую куртку и черную рубаху размера XXL. Свисала та до колен - не очень удобно, но выбирать не приходилось.
Для чего весь этот цирк? Неужели так собираются хоронить?
Вскоре вернулся «телохранитель».
– Куда мы идем? – спросил я.
– К Миранде, – ответил парень.
– Она что, предпочитает ставить опыты только на чистых подопытных?
– Заткнись и иди, – разозлился тот. По всей видимости, я задел его чувства к Безумной.
Автобус близко…


7-3

Мы молча дошли до автобуса. Закрытая дверь не позволила войти.
– Отойди, – велел «телохранитель», после чего быстро постучал шесть, нет, семь раз.
Внутри раздались звуки падающих металлических приборов. Что именно произошло в машине, трудно было сказать: из-за мутных стекол видимость сводилась к нулю.
Наверняка это сделали, чтобы снаружи никто не мог следить за экспериментами Безумной.
От подобных мыслей я насупил брови. К счастью, сопровождавший парень стоял позади, и о моем недовольстве он не узнал.
В автобусе резко что-то зашевелилось. Еле разбираемый через грязные окна силуэт двинулся в сторону входа. От такой неожиданности я встрепенулся. Они там что, монстра держат?
Силуэт лихорадочно повторял одно и то же действие возле двери множество раз, но никаких звуковых сопровождений за этим не последовало.
Через какой-то промежуток времени машина оживилась: Миранде удалось-таки завести ее.
Дверь со скрипом отъехала влево.
Женщина, раскрыв рот, демонстративно зевнула. Вид у нее был потрепанный, волосы взъерошены, одежда сильно помята. Нетрудно догадаться, чем эта парочка занималась, пока я мылся.
– Не легче не закрывать? – спокойно спросил парень.
– Меры предосторожности, – тихо ответила Безумная и направилась в заднюю часть автобуса.
– Заходи, – холоднее прежнего сказал сопроводитель.
Черт!
Споткнулся на второй ступеньке. Раскорячился на проходе.
Усталость и голод начали сказываться на организме.
Комментариев со стороны «телохранителя» вновь не последовало.
Как же смешно я выгляжу. Какой позор…
Я постарался как можно быстрее встать, чтобы не вгонять себя в краску сильнее.
Почему-то хотелось оправдаться перед незнакомцем. Но стоило мне обернуться, как идея тотчас отпала. Парень смотрел на меня с нескрываемым презрением.
– Ну где вы там, мальчики? – ласково позвала женщина.
Собрав последние силы в кулак, я схватился за поручень и поднялся.
Проклятье, как не вовремя!
В глазах потемнело, голова закружилась, невидимые руки потянули тело вниз. Мне сильно повезло, что к тому моменту я по-прежнему держал поручень, в противном бы случае вылетел из автобуса с черепно-мозговой травмой.
Больше минуты я старался прийти в гармонию с собой.
А «телохранитель» все еще молча ждал у двери…
Я развернулся и прошел-таки к местам для пассажиров. И сразу же отступил.
В воздухе витал запах крови. К стенам, покрытым темно-красным веществом, были прибиты полочки, на которых стояли горящие свечи. Именно они освещали машину изнутри.
Кресла присутствовали только в конце помещения. Посередине – операционный стол, справа от него тумбочка, на ней банка с надписью «Стив» и головой мужчины внутри. Два стула и четыре ведра с водой. На полу разбросаны хирургические инструменты и разное тряпье, а возле входа члены группы разместили электрическую плиту. В данный момент на ней грелся чайник.
– Прифажываися, – что-то жуя, промямлила Миранда. Она плавно поднялась с кресла, прошла до стола, взяла ближайший стул одной рукой (вторая рука держала миску с какой-то едой) и подвинула к нему; приблизилась, ловко избегая столкновения со мной, и шепотом заговорила с парнем. Я уселся.
Эта дрянь смеется надо мной! Знает, что я их подопытный, а говорит как с гостем!
Прикасаться к столу не осмелился: уж слишком липким и грязным он был.
Ощущение «не уюта» усугублялось, и недостаток света только усиливал мой страх.
– Послушай, он же!.. – громче прежнего заговорил сопроводитель, на что женщина приставила палец к его губам и закончила свою фразу. «Телохранитель» озлобленно посмотрел в мою сторону, а затем развернулся и покинул автобус. Миранда нажала кнопку на панели управления, и входная дверь закрылась.
Не к добру это…
Безумная выключила плиту, поставила на не разогретую конфорку миску, достала из духовки кастрюлю, тарелку с глубоким дном, столовую ложку, две чашки и заварочные пакетики.
Пока я с недоумением следил за ее действиями, Миранда наполнила тарелку какой-то кашей из кастрюли и поставила ее на стол.
– Вижу, ты очень голоден. Тебе нужно подкрепиться.
Что? Она меня тут кормить собирается?!
Я недоверчиво смотрел на перловку, уверенно предполагая, что она отравлена. Но, черт, как же хочется есть...
Желудок предательски заурчал.
Женщина, заметив мое замешательство, вернулась к плите, забрала свою ложку, зачерпнула немного каши из моей тарелки и отправила ее в рот. Прожевав, Безумная улыбчиво сообщила:
– Я же говорила, мальчик, что ты слишком ценный экземпляр. Убивать тебя нельзя.
– Скажи это Дейву, – дрогнувшим голосом ответил я.
– Раньше наш лидер не оставлял в живых зараженных. Ты первый, кому удалось избежать смерти. Это значит, что тебя не убьют. – От удивления я приоткрыл рот, брови невольно поползли вверх. – Шучу.
От подобной выходки стало не по себе, по телу пробежали мурашки. Она действительно способна убить…
Женщина, захихикав, направилась к плите, чтобы приготовить чай.
– Не знаю, в голове у Дейва свои тараканы, поэтому никто в группе не может поручиться за твою…
Больше ее слов я не слышал.
Хирургические инструменты, довольно острые, чтобы убить.
А может, подождать еще, вдруг мне представится более удачный случай сбежать?
Или стоит все-таки довериться этим людям?
Нет! Доверять никому нельзя! Все вокруг – обман!
Оставаясь невозмутимым внешне, я продумывал возможные исходы.
А смогу ли я ее победить с нынешней силой? Я с трудом пребываю в сознании, чудо, что еще не заснул.
Думай быстрее, думай! Времени очень мало!


Ссылка на тему с опросом к седьмой части: тык.
Играть со мной не стоит, ты же понимаешь. Придешь - сгоришь, уйдешь - испустишь дух от холода. И не поможет тебе вера во всевышних. Всё потому что я - закон. Всё потому что я един.
ВК
Портфолио
Форум » Фанфикшн » Фанфики » Вторжение » Хроники писаря (Тема для ознакомления всех вышедших частей в одном месте)
Страница 1 из 11
Поиск: