Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Фанфики по Наруто Трагедия/Драма/Ангст Звон цепи. Глава 4. Связанная душа.

Звон цепи. Глава 4. Связанная душа.

Категория: Трагедия/Драма/Ангст
Звон цепи. Глава 4. Связанная душа.
Появление Учихи из ниоткуда не только не удивило Наруто, но шиноби с долей ехидства даже поприветствовал друга:
- Опаздываешь, Саске. – «Каге пришли раньше тебя» так и не вырвалось у блондина.
- Саске-кун? – куноичи не заметила, как с уст вырвалось его имя, совсем несознательно, скорее, по привычке, выработанной годами практики.
«Но он ли это?» – В голове медика пронеслись воспоминания о прошлом, когда в Конохе ходил слух, что мститель «вернулся».
- Сакура, – послышалась знакомая интонация, нет, не та, что в Листе, она слышала её раньше, еще…
«В логове Орочимару», – улыбнувшись про себя, пришла к выводу Харуно. Сейчас перед ними стоял действительно он. Ни копия, ни Змеиный Санин, а тот, которого они поклялись с Наруто вернуть.
«А ведь выходит, что ты вернулся сам, теме», – хотя в следующее мгновение улыбка с лица джинчурики сползла: Учиха заявил о желании стать Каге.
- Сакура-чан, спасибо, что подлечила, – поблагодарил генин, когда ученица Цунаде закончила лечение. – Теперь ты можешь отдохнуть, мы с теме со всем справимся. Пошли, Саске.
Но стоило Узумаки подойти к другу, как возле них появилась Харуно. Уж на этот раз она не собиралась стоять в сторонке. Шиноби были уверены, что не смогут убедить её, – не с таким блеском в глазах, как у Сакуры:
- Ты считаешь, что я слабая девушка, которая не может сражаться вместе с вами? – Наруто сначала даже удивился такому твердому голосу подруги, в последний раз он слышал подобное… – Ученица Цунаде-химе не хуже других Санинов. – Легкая улыбка генина не осталась не замеченной – Учиха все прекрасно видел.
- Хорошо! – крикнул шиноби, ударив кулаком по ладони. – Команда семь возродилась.
В отличие от Наруто, ты никогда не сможешь начать все сначала – разорвать кандалы. Твоя ненависть снова и снова будет пожирать не только тело, но и душу. Каждую ночь в кошмарах, раз за разом, тебя будет ждать встреча с призраками прошлого, и как бы ни старался, мой глупый ученик, результат останется один и тот же – ты запутаешься в собственной цепи еще сильнее, Саске-кун. И в конце концов она тебя задушит.


Фаза четвертая.
Перед тем как покинуть Скрытый Лист, у Орочимару осталось последнее незаконченное дело – подбор медиков, способных (слов «добровольно» и «согласившиеся» в словаре Санина не было) проводить эксперименты. И несколько имен подсознание Цунаде выдало джонину. Среди молодых и перспективных ирёнинов значилось имя девушки, с которой мужчина раньше встречался, – сокомандница Саске на экзамене.
«Сакура-чан», – шиноби смаковал имя куноичи в ожидании хоть какой-то реакции Саске. Ведь в его голове сохранилось немало милых воспоминаний о команде номер семь и о Сакуре в частности. Особенно Орочимару заинтересовал момент, когда девчонка достучалась до Учихи во время пробуждения проклятой печати. Хотя другие мимолетные действия мальчика выделяли среди других генинов не только Наруто, но и Сакуру: будь то спасение куноичи во время боя с Гаарой или милое прощание перед уходом из Конохи. Казалось, ученик Третьего нашел некую ниточку, за которую можно было дергать Саске. Но даже после его решения навестить медика Учиха не проявил ни единой эмоции. Все равно? Возможно. Но стоит проверить: и Саске, и Сакуру. Результат опыта может оказаться непредвиденным. А проводить «исследования» Змеиный Санин любил больше всего.
Родители Харуно не были ниндзя, поэтому обойти храпящую «охрану» не составило труда. Самое интересным казалось то, что Санин не нашел куноичи в своей комнате, точнее её не было дома вообще. Лишь несколько стопок книг по медицине намекали, что здесь проживает лекарь.
- Интересно, – не то прошептал, не то прошипел Орочимару, рассматривая название книг по корешку. – Вполне возможно, что когда-нибудь она станет наследницей Цунаде и Шизуне.
Вот только зловещая ухмылка говорила о том, что, в отличие от вышеупомянутых женщин, Сакура может согласиться на предложение джонина. Ведь девичья любовь противна тем, что слишком долго слабый пол отходит от «неудачи». Харуно ж была неким веществом, которое соединяло не один элемент мозаики: Саске, Наруто, Цунаде, медицина, Коноха.
Заполучить такого «сотрудника» приравнивалось бы к той выгоде, которую он получил от Мидзукаге. Ведь редко можно найти в одном лице девушку-приманку для Кьюби, маленькое развлечение для души, наследницу Цунаде и шиноби Листа, что способен достать информацию. И козырь, однозначно склонивший бы к ответу «да», находился на цепи у Санина – Саске. По сведениям из воспоминаний Цунаде, девушка стала медиком из-за нехватки силы по сравнению с Наруто и Саске (это Орочимару мог ей предложить), но главным рычагом был все же Учиха как тот, кому она не нужна.
«Гордая и эгоистичная», – подумал Санин прежде, чем покинуть комнату куноичи. Но именно таких он искал.
Ну а «действие» можно отложить и на другой раз.
До следующей ночи, ведь, как оказалось позже, ученица Пятой посменно подрабатывает в Госпитале. Сия новость не только не обрадовала Орочимару, но и сознание сразу преподнесло отличный эксперимент: «пытки» в гендзюцу. Заодно можно проверить, насколько Харуно стойкая в этом вопросе. Ну и, конечно, посмотреть, как же отреагирует Саске.
Уставшая после смены в Госпитале, Сакура сразу же пошла к себе в комнату поспать. Хотя девушка не была полностью лишена сил, но зачем доводить себя до предела? Не известно, что может случиться завтра, а резерв сил и чакры всегда должен быть наполовину полон. В конечном счете с мыслями о метке Цунаде-самы куноичи «уснула».
Не сразу до медика дошло, что в теплой кровати было что-то еще, точнее – кто-то заполз на матрац. Расслабленное тело никак не среагировало, словно оно находилось в горячке и не могло за себя отвечать. Состояние «горячки» подтвердила реакция тела, когда что-то холодное начало обвивать тело. Некий недуг, появившись за принципом самовнушения, отлично сработал. И теперь гендзюцу само начало реализоваться – куноичи не сделала ни одного шага, чтобы проснуться от «кошмара».
Тем временем одна из самых длинных змей Санина продолжала запутываться на Сакуре: руки, шея, грудь, ноги – все было под контролем животного. Хотя тело медика реагировало куда более красноречиво, нежели сама девушка. Тихий выдох, когда змея стиснула горло сильнее, или же появление лихорадочного румянца, стоило лишь гадине оказаться между ног Харуно. Из-за первых действий питомца Орочимару ноги были плотно сжаты, поэтому новое вмешательство вызвало более яркие ощущения.
Медик не могла сопротивляться действиям пленителя, ну или просто не хотела. Дрожь, вызванная движениями змеи под одеждой, на несколько мгновений выкинула всякие мысли девушки из головы. Пусть это только сон (в этом куноичи не сомневалась), но все ощущения были такими реалистичными. Даже шипения ползучего гада возле уха.
- Аха, – хрипло выдохнула Харуно – горло все еще находилось в плену.
Холодный раздвоенный язык прошелся по ушной раковине, дразня ученицу Принцессы Слизней. Ведь тело животного не просто обвивало медика, но и доводило до безумия своими действиями: медленно, насколько это возможно, змея продолжала двигаться между ног (доводя внутреннюю Сакуру до слез) и немного сжимала грудь девушки, все еще скрытую одеждой.
Последние крохи разума испарились, стоило лишь змее прошипеть её имя. Она узнает этот голос из тысячи, и принадлежал он Саске.
Орочимару довольно улыбнулся, наблюдая за всем со стороны, где-то в глубине сознания девушки. Глазами проклятого клана он видел немало любопытных сведений о Конохе, медицине, да и о самой Сакуре. Она действительно неплохо управлялась с гендзюцу и из такого «сна» тоже должна была бы выйти. Но, так же как и другие, ирьёнин не могла прекратить «пытку». И самое интересное – сейчас все происходило по собственной воле куноичи. Она могла бы начать кричать или попытаться развеять технику, в конце концов – вырваться. Но уверенность в том, что происходящее – сон (хотя, по сути, так оно и было), осветила все темные стороны души девушки. Несомненно, Харуно наслаждалась происходящим, и тихий шепот медика был тому доказательством:
- Са… са… с.. ах… ке… – Эксперимент окончился удачно.
И первым из многих открытий стало то, что Сакура до сих пор готова ради Учихи-младшего пойти на многое, в том числе умереть за него.
Мститель тихо выругался. В его глазах все еще пылал Шаринган – некий бонус за «послушность» от Орочимару. Он не просто видел и чувствовал все происходящие, но, казалось, был там, словно это своим языком он нашептывал куноичи её имя.
Взгляды трех людей пересеклись, когда Харуно заглянула в глаза животного – радужка Шарингана. Сквозь которую смотрел не только Учиха, но и Орочимару.
Казалось, ирьёнин все поняла, ибо затуманенный взгляд постепенно становился более осознанным, как будто до медика доходило, что происходящее неправильно. И змея не сопротивлялась, просто отпустила девушку, ведь все, что нужно, животное уже сделало.
Совсем тихие шаги «пробудили» сознание ученицы Цунаде еще сильнее. К ней подошел Саске.
- Что зде-е-е-сь прои… схо… дит, – все еще не взяв голос под контроль, начала Харуно. – Что ты… со мной сдел-л-ал?
- Хм. – Кое-чему Санин все же научился от своего ученика. – Я ничего с тобой не делал, – голос Саске был таким знакомым, родным что ли? – Все, что произошло, было по твоему согласию, Сакура-чан. Ведь если бы ты хотела прекратить, то давно уже бы вырвалась из иллюзии.
Имя. Саске-кун никогда не называл её так. Сколько она себя помнит, Учиха обращался всегда без «чан», да и откуда он мог знать о способностях Сакуры противостоять иллюзиям, ведь девушка не пытала надежд, что знакомый интересовался её жизнью после ухода из Конохи.
- Ты не Саске-кун, – прошептала куноичи, попытавшись встать.
- Я этого и не говорил. – Ехидство в голосе просто добило Харуно.
Но слишком поздно махать кулаками, и Сакура, которая в следующую секунду оказалась в собственной комнате, это понимала. Обняв себя за ноги, куноичи шептала лишь ругательства: «дура, наивная идиотка, слабачка…».
Змеиный Санин остался доволен своим пребыванием в Конохе. Пусть Цунаде не вернула Учиху в деревню, но нужные сведения мужчина получил. Он знал, за чем нужно возвращаться в родное селение.
И, возможно, придуманное Орочимару стало бы настоящим, если бы в один прекрасный день перед ним не появился Учиха Итачи.
Утверждено Mimosa
kateF
Фанфик опубликован 16 марта 2014 года в 01:13 пользователем kateF.
За это время его прочитали 864 раза и оставили 2 комментария.
0
Mimosa добавил(а) этот комментарий 16 марта 2014 в 17:01 #1
Mimosa
Здравствуй, kateF. Несмотря на то что я являюсь бетой твоего фанфика и как бы все эмоции во мне давно перегорели во время проверки, но эта глава мне запала в душу. И, увы, как не самое приятное воспоминание. Работа сама по себе очень интересная, здесь это даже не подвергается сомнениям. И стиль мне твой нравится, и задумка, и сюжет... Все на довольно неплохом уровне - как по мне. Хотя не знаю, конечно, может, кто-то со мной не согласится, но я именно так оцениваю твое произведение. Однако на моменте, когда змея заползла в постель Харуно, меня просто выбило из колеи. И очень, очень долго я бетила этот эпизод. Потому что раз за разом чувства некоторого омерзения и величайшего возмущения отбивали у меня все моральные силы править текст. Я садилась за работу и вновь на что-то отвлекалась, садилась и снова забывала - чтобы отсрочить момент, когда мне все же придется сесть и как следует отбетить этот момент. Я понимаю, что иллюзии могут быть совершенно разными, и все они в большинстве своем направлены на то, чтобы задеть стойкость несчастного, подверженного гендзюцу. Все ради того, чтобы морально его сломать. А тут возник совершенно противоположный эффект: иллюзия, которая остается просто иллюзией, но до боли, до ужаса реалистичной, сломала меня. Момент, когда змея насиловала Сакуру, - вот уж действительно психоделик на мою голову. Все дело в том, что, несмотря ни на что, я являюсь и, смею надеяться, буду являться и далее сторонником естественных отношений между мужчиной и женщиной. И не приемлю каких-либо извращений. Мне тяжело юри и яой, мне тошно читать или, что еще хуже, смотреть тентакли. Среди таких извращений у меня находится и зоофилия. И я просто не выдерживала, когда правила материал. Даже если попытаться полностью отключиться от текста и, можно сказать, не читая его, исправлять только все технические ошибки, все равно разум фиксирует какие-то отдельные слова, которые неровным слоем ложатся на общую картину, портя все впечатление. Да это я еще пережила, думаю. Но я ведь еще и гаммила работу... а тут без глубинного изучения текста никак. И после прочитанной главы, увы, мне было очень тяжело редактировать последнюю главу. Потому что меня все не покидал этот момент, где змея, завладев сознанием Харуно, насиловала ее... Что самое ужасное - выясняется, что иллюзия была и ни при чем. Ведь девушка могла вырваться из гендзюцу, развеяв его. Но не сделала этого из-за слабости. Моральной, разумеется. И теперь все происходило исключительно по ее воле. Это больно ударило по моим нервам.
Искренне прошу прощения, если ненароком обидела тебя. Но я высказала исключительно свое мнение даже не о работе в целом, затронув ее лишь мельком, а об одном эпизоде, который настолько меня покоробил.
Вопреки всему вышесказанному, я желаю тебе удачи в дальнейшем творчестве и надеюсь, что ты не затаила на меня обиду. Ну и еще раз прошу прощения, что бетинг, казалось бы, не самой большой работы (но не по меркам Стола) растянулся у меня на довольно приличный промежуток времени. Дела, дела, сама понимаешь.
С искренним уважением, Мимоза
0
kateF добавил(а) этот комментарий 16 марта 2014 в 17:43 #2
kateF
Здравствуй, Mimosa. В первую очередь скажу, что ты не в коем случаи меня не обидела. Ведь я прекрасно понимаю, что сей фанфик получился тяжелым для восприятия. Таким я его сделала намеренно, а точнее в этом и заключалась задумка (и, кажись, перешла грань).
Сама история и эта часть особенно дались мне очень сложно. Во время написания заявки я за несколько дней просмотрела едва не одиннадцать триллеров/ужастиков и тому подобное (чтобы хоть как-то приблизить желаемую жуткую, для Учихи отвратительную, атмосферу). Поэтому в какой-то момент крыша, если не поехала, так дала трещину. Гонясь за «чтоб не повторить как в прошлой главе» я пришла к идее об иллюзии и кажись психодел в фильмах воплотился в такой кхм… форме. Могу только представить как тяжело тебя было это проверять, прости Тт…
За длительное время проверки, как я уже говорила раньше, не стоит переживать. Тем более я могу прекрасно представить как тяжело далась проверка.
С уважением, kateF. ^^