Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Фанфики по Наруто Трагедия/Драма/Ангст Звон цепи. Глава 3. Саке с мятным запахом.

Звон цепи. Глава 3. Саке с мятным запахом.

Категория: Трагедия/Драма/Ангст
Звон цепи. Глава 3. Саке с мятным запахом.
- Я – Четвертый Хокаге, – а в доказательство Минато показал надпись на плаще.
- Ничего себе! – Радость на лице Хаширамы была искренней, напоминающей детское веселье. – Четвертый! Отлично! Значит, Коноха до сих пор существует, – совсем не обращая внимания на суровое лицо младшего брата, продолжил восхищаться Первый.
- Не могу сказатьм наверняка, – немного растерянно молвил Намикадзе. – Я умер и был запечатан задолго до Третьего.
- Что? Серьезно? – Удивление Бога Шиноби было не менее эмоциональное, чем радость. – Выходит, тебя не запечатали вместе с Сарутоби? – На заднем плане сложивший руки на груди Тобимару продолжал – пока молча – терпеть любопытство брата.
- Точно… – Желтая Молния Конохи почувствовал себя крайне неловко, словно среди всех он был самым слабым звеном. – Это были разные заварушки…
- А кто тогда Пятый? – не акцентируя внимание на словах Четвертого, спросил Сенджу Минато, который конечно ничего не знал.
- Твоя внучка, Принцесса Цунаде, – ответил вместо Каге Суйгетцу.
На смену такому хорошему настроению пришло уныние. Мечнику на мгновение показалось, что над Первым появилась тучка.
- Цунаде… – словно в прострации начал Хаширами. – С деревней все хорошо?
- Вы переживаете? – удивился Минато, хоть и немного, от Джирайи-сенсея он слышал о выдающихся способностях наследницы воли Сенджу.
- Ну, я ее очень разбаловал, ведь она была моей первой внучкой. – Окунувшись в воспоминания, Хаширама снова отвлекся, и лицо его приобрело отрешенное выражение. Он действительно напоминал сейчас дедушку, что рассказывает милые истории о любимой внучке. – От меня она переняла несколько дурных привычек, например страсть к азартным играм, – и чистый смех немного разрядил ситуацию. Хотя команде «Така» сейчас явно не до воспоминаний.
«Бог ниндзя? Не таким я его представлял. Совсем не таким!» – с неким разочарованием подумал Суйгетцу, прежде чем Саске прервал эту милую встречу-вечеринку Четырех Каге.
У него есть несколько вопросов, и он жаждет узнать ответ. И, пожалуй, начать нужно с Сарутоби.
Воля Огня ярче всего пылает в тех, кто переживает не только о статусе и четырех стенах Конохи. Эти ниндзя замечают среди каменных зданий людей – искорки, которые не позволяют потушить огонь. Саске-кун, тебе никогда не понять воли Итачи не потому, что он сжег себя во имя Конохи. А всего лишь по той причине, что, даже будучи одной ногой в могиле из-за болезни, преданный и всеми презренный, он умер с улыбкой на лице, убедившись, что самое дорогое он спас. Тебя и Коноху.


Фаза третья.
Больше года Саске просидел в цепях-печатях Орочимару. За все тринадцать месяцев Санин успел нехило расковырять мозг Учихи, при этом неплохо защищая свои воспоминания от наследника Шарингана. Во время подобного «промывания» ученик Хирузена узнал немало интересной информации, которую раньше Учиха удачно прятал. Даже здесь Белый змей не удержался от экспериментов.
Опыты, которые он ставил на сознании своего ученика, с каждым разом становились все жестче: от простого наблюдения Учихи за всем происходящем до едва не полного возращения Саске контроля над телом. Это были своего рода пытки.
Но ни единого раза мститель не позволил учителю видеть результаты опытов. Каждый раз мститель оставался собой, позволяя себе лишь мгновение слабости, будь это в постели, когда Орочимару в очередной раз пытался сломать Мей, или же когда пытки болью граничили с безумием. Но время играло против Змеиного Санина. Саске не только не забыл о своей цели, но и внимательно следил за тем, как постепенно цепи становились слабее. Скоро наступит день, когда Отокаге придется заточить мальчишку в новые кандалы. Учиха с нетерпением ждал этого дня.
Также в этот промежуток времени эксперимент, который Змеиный Санин начал после поглощения Саске, наконец был завершен. Точнее первые три стадии: создание – развитие в утробе – рождение. И результат привел мужчину в восторг. Он ожидал подобного развития событий, но плод не только смог развиться в утробе девушки, но и выжил после рождения. Безусловно, одно из самых великих его достижений. Хотя наблюдавший за этой «химерой» Саске мог заявить, что маленькое кричащее чудовище – самое гнусное, что придумал, а точнее создал, Белый змей.
Как бы ни пытался Орочимару сломать Теруми, но Мидзукаге осталась крепкой, как гора, когда речь заходила о Стране Воды или же деревне Скрытого Тумана. Поэтому мужчине пришлось поменять цель. Джонин направился к той, которую знал еще с детства… Знакомая была сломлена жизнью, и потревожить её искалеченную душу в который раз – не такая уж и большая проблема. Ему-то нужно всего небольшое разрешение на практику и несколько помощников, Хокаге ведь может такое позволить.
- Не составишь компанию? – Цунаде за столько лет научилась различать колыхание саке в бочке. Но о подобной просьбе её просили только двое мужчин. Один из них умер, исполняя задание Конохи в Стране Дождя, а второй... Пятая наделась, что никогда не услышит его голоса вновь.
- Ты стал слишком самоуверенным, если считаешь, что подобная «шалость» останется безнаказанной, Орочимару. – Даже в пьяном состоянии Принцесса Слизней могла убить врага, стоило ему лишь подойти.
- Я не намерен больше, – акцентируя на последнем слове, продолжил Орочимару, – разрушать Коноху. Даже наоборот, хочу сделать её еще более могущественной.
Низкий столик, за которым Цунаде пила алкоголь, находился прямо возле «гостя». Но внучка Первого не особо желала поднимать глаза на бывшего товарища по оружию. В кого он вселился на этот раз?
- Так составишь компанию, а, Цунаде? – Орочимару поставил на гладкую поверхность «подарок» и, не дожидаясь ответа, присел напротив Хокаге.
Женщина все еще не подняла свой затуманенный взгляд на мужчину, но прекрасно осознавала, что новый «сосуд» дольно могущественный.
- Откуда мне знать, что это… – и Принцесса Цунаде замолкла. Сейчас за одним столом она сидит не только с бывшим сокомандником, но и единственным Учихой, который может восстановить свой клан.
«Как?» – пронеслось в голове у Каге. Что она скажет Наруто, а Сакуре? Она ведь…
- Это не яд, – спокойно ответил Змеиный Санин, теперь уже голосом Саске. Налив себе в отёко* немного жидкости, ученик Сарутоби выпил все залпом. – Я бы не убил столь хороший сосуд.
- Значит, слухи не врали, – прошептала Легендарная неудачница.
- Не понимаю, о чем ты, – удивленно продолжил мужчина, налив себе и собеседнице. – Я лишь хочу продолжить работу над улучшением материала для…
- Заткнись! – стукнула Цунаде кулаком по столу, едва не разломав его на две части, и это она еще чакру не использовала. – Ты действительно думаешь, что я разрешу тебе продолжить эксперименты над людьми? Еще не рожденными людьми?!
- Хм, интересно, как отреагируют на мое предложение советники, если мои образцы смогут создать идеальную охрану для деревни, – отпив еще немного, язвительно предположил Санин. – Думаю, они не будут столь категоричны, как ты.
- Как ты вообще посмел заявляться сюда после всего, что сделал?! – Цунаде все еще не выпила саке, принесенное знакомым, уж слишком все было подозрительно. – Третий, Коноха… думаешь, после этого я тебе поверю?
- А почему бы и нет? – поинтересовался мужчина, налив себе еще. – За Коноху? – поднял отёко шиноби в ожидании, когда Принцесса Слизней тоже поднимет свой напиток. А после она обязательно выпьет все залпом, он ведь знает её.
Горло жгло и требовало новой порции сладостного напитка. Возможно, будь сейчас Цунаде трезвой, то никогда бы не приняла саке из рук Орочимару, но в это мгновение затуманенный алкогольной дымкой мозг творил совсем неразумные вещи. Этого и ждал Змеиный Санин.
«Яд», что опалил горло, да и не только горло, начал действовать мгновенно. Жаждал ли этого Орочимару? До безумия. Нет, для мужчины подобные развлечения были не на первом месте. Но именно когда противник терял контроль, да еще и такой прекрасный, молодое тело отзывалось.
- Чем ты меня опоил на этот раз?.. – зло взглянула Хокаге, пытаясь держать себя в руках.
- Это не смертельный яд, просто он снимает все запреты, и не только на желания, – хищно облизнулся Санин. Оттого, что Цунаде видела в обличии Саске знакомого, ярость вскипела в женской груди – даже с другим лицом его выдавала мимика. Но и это, казалось бы, непротиворечивое чувство направило мышление куноичи в другое русло, весь негатив стал превращаться во взрывное устройство, и совсем скоро произойдет взрыв, после которого она не сможет себя контролировать.
- Думаю, ты понимаешь, что чем больше сейчас сопротивляешься, тем скорее потеряешь последние крохи разума, Цунаде, – вкрадчиво произнес мужчина её имя.
Хокаге попыталась отодвинуться от столика. Легендарной неудачницей руководило желание забиться в какой-то угол и просто отключиться, пока она еще может себя контролировать. Ведь опоил он её не просто так, и кому, как не ей, прекрасно знать, что подобное старый знакомый вытворяет только по одной причине – эксперименты, которые, несомненно, – самая большая страсть Змеиного Санина.
- Будь ты проклят, – прошипела Цунаде, когда поняла, что и простые передвижения отдаются болью, болью от возлияния. – Думаешь так получить секретные материалы, которые не смог бы получить и во время пыток? – шептала женщина, хоть как-то пытаясь ползти на четвереньках.
- Цунаде, – мужчина, который тоже был «отравлен», медленно подошел к «цели». Пусть наркотики действовали на него не так сильно, но в одном шиноби был уверен: – Даже в состоянии алкогольного опьянения ты смогла бы на таком расстоянии почувствовать яд, наркотики или афродизиак. Поэтому вывод напрашивается сам собой... – еще тише молвил Орочимару, приблизившись к уху куноичи. – Ты выпила наркотики по собственной воле.
В свои пятьдесят она выглядела не хуже Мей, казалось даже, что блондинка еще моложе, чем Мидзукаге. В домашней одежде, что подчеркивала формы внучки Первого, Цунаде была столь привлекательной, да и поза была не менее соблазняющей. Санин настолько позволил себе расслабиться, что не услышал, как отчаянно звенели цепи – Саске не собирался это терпеть. Но ему в какой уже раз пришлось смириться, ибо печати Орочимару все еще крепко держали узника.
Наслаждение, которое Цунаде уже не питала надежд почувствовать снова, наполнило каждую клетку. Раскаленное наркотиками тело вскоре сдалось. Но какую же эйфорию принесла «битва» мужчине – заставить потерять голову столь яростную женщину, которая многие годы была его противником! Да, это было возбуждающе. И не только сам факт их «борьбы». Знакомая не была лишена тонкой талии, упругой большой груди, нежной кожи… если бы он не знал её столько лет, никогда бы не подумал, что занимается сексом с женщиной, которой далеко уже не сорок. Словно двадцатилетняя Цунаде перенеслась в это время. Только одно отличие все же было – сквозь тихие стоны проскальзывали звуки другого имени. Не её мертвого жениха.
Саске снова почувствовал тот же приступ отвращения. Неужели учителю мало все того, что он натворил?.. Ему ведь совсем не нужно соглашение Цунаде, чтобы проводить эксперименты в стране Огня, раньше он спокойно это делал и без оного. Но, даже услышав знакомое имя из уст Каге, Орочимару не остановился. Он желал услышать не имя заклятого друга.
Не достигнув свей цели, Змеиный Санин, спрятав злобу до следующего раза, прошептал на ухо Цунаде:
- Думаю, вопрос возращения Учихи Саске решен. – В этот момент Принцесса Слизней все еще верила, что происходящее не более чем сон, как же она на это надеялась...


*цилиндрическая посуда, в которой подают саке
Утверждено Mimosa
kateF
Фанфик опубликован 05 марта 2014 года в 23:46 пользователем kateF.
За это время его прочитали 818 раз и оставили 2 комментария.
0
Evgenya добавил(а) этот комментарий 07 марта 2014 в 13:10 #1
Evgenya
Здравствуйте, дорогой автор.
Прочитала все три главы вашего фанфика. Надо признать, мне очень понравилось. От задумки до ее исполнения. Браво!
Сюжет интригует. Как далеко зайдет Орочимару во имя своей цели. Иногда создавалось ощущение, что он не остановиться ни перед чем. Пытки над Саске становятся все изощреннее. Но тем не менее в потомке клана Учиха растет ненависть. И скоро она приведет к смерти санина, как и случилось в аниме. Сам эксперимент интересен тем, что мы может представить что же произошло за эти годы, когда Саске тренировался у Орочимару.
Нравиться Орочимару в вашей интерпретации. Даже прослеживаются совпадения с каном. Имхо. Он все тот же человек, зависимый от своих экспериментов, исследований, изобретений. С одной стороны это хорошо. С другой... мы самим может наблюдать во что это перетекает.
Саске борется, но некоторые желания тела ему неподвластны. Взять хотя бы похоть. Они мужчины им всем это присуще. Но одно дело как реагирует тело, другое как разум. Вот также и у Учихи. Он мысленно сопротивляется, но тело его выдает. К счастью, скоро все это прекратиться, но он будет помнить. Ведь в его жилах течет кровь Орочимару.
Жду с нетерпением эпизод с Сакурой. Будет интересно посмотреть, как она отреагирует, если узнает. Побольше вдохновения и терпения вам, автор.
С уважением, Женя.
0
kateF добавил(а) этот комментарий 07 марта 2014 в 18:18 #2
kateF
Здравствуйте, Evgenya.
Я приятно удивлена видеть хороший отзыв о данной работе (за нее очень боялась), поэтому Ваши слова греют душу еще сильнее. ^^
Орочимару… Да, таким я его и питалась сделать: тот кто не знает границ и значения слова «нет».
Саске еще предстоит решающий бой, но это потом. Сейчас его участь ненавидеть и молчать. И это пленение, позже, ой как вылезет боком Орочимару.
Спасибо за отзыв, надеюсь следующие главы Вас не разочаруют.
С уважением, kateF.