Наруто Клан Фанфики Затерянный город. Глава 3

Затерянный город. Глава 3

Название: Затерянный город
Автор: Chaterina
Фэндом: Наруто
Дисклеймер: М.Кисимото
Жанр(ы): AU, приключения, романтика
Тип(ы): гет
Персонажи: Наруто/Хината, Саске/Ханаби, Гаара/Сакура, Орочимару, Итачи, Мадара, Кушина, Карин и другие.
Рейтинг: R
Предупреждение(я): ООС
Размер: Макси
Размещение: также размещается на фикбуке и прозе.ру, в прочих местах запрещено
Содержание: Приехав вместе с друзьями, матерью и сестрой в Индию, Удзумаки Наруто хотел отыскать следы пропавшего в Гималаях отца и никак не ожидал, что обнаруженный на раскопках старинный кулон приведет их в затерянный среди гор город – осколок древней цивилизации, захватывающий молодых археологов в водоворот приключений…
Гаара не понаслышке знал – жизнь бывает несправедлива чаще, чем того бы хотелось, и его история – лучшее доказательство. Младший и не особо долгожданный ребенок в семье, невольно ставший причиной смерти матери во время тяжелых родов, он никогда не мог рассчитывать на любовь отца. Тот предпочел уйти с головой в работу, лишь изредка вспоминал о детях, все тяготы по воспитанию и заботе о малышах свалив на брата жены. Яшамару тоже не бездельничал, однако за племянниками присматривал, не особо доверяя многочисленным нянькам, сменявшимся в доме одна за другой. Каково приходилось дяде, Гаара мог только представить, не более, а спросить так и не удалось – когда ему исполнилось шесть, Яшамару погиб, попав под машину, и счастливое детство окончилось. Вскоре глава семейства последовал за родственником, то ли из-за проблем с делами, то ли из-за нервного напряжения выбрав петлю вместо собственных отпрысков.
Детдом встретил троицу сирот не особо приветливо, потянулись однообразные, наполненные горечью дни. Гаара замкнулся в себе, потихоньку превращаясь в молчаливого, обиженного на мир человека, а Темари с Канкуро не стремились улучшать положение, слишком занятые собой, чтобы обращать внимание на маленького изгоя, и единственным, кому удалось пробиться сквозь созданную броню, стал Наруто. Знакомство с шебутным белобрысым одноклассником, в первый же день затеявшим драку, выдалось шикарное – фингалы под глазами, ссадины на локтях и коленках, порванная одежда, даже выговор получили один на двоих. А затем приехала вызванная директором Кушина-сан, и Гаара поначалу подумал – пора спасаться, но та вместо ругани отвезла мальчишек домой и привела в порядок, а после, отказываясь слушать возражения, взяла под опеку троицу клана Сабаку, хоть сама растила без мужа двоих сорванцов. Разумеется, поселить у себя всю ораву ей никто не позволил, а забирать на выходные – вполне. Наруто же с годами превратился в лучшего друга, ради которого можно рисковать чем угодно.
Именно поэтому Гаара, не раздумывая, согласился помочь Удзумаки обыскать палатку Орочимару, а теперь, заслонив Сакуру и смотря в дуло пистолета, гадал, как выбраться на свободу, желательно избежав и ранений, и не вовремя вернувшегося профессора.
- Итак, - произнес Орочимару, вклиниваясь в поток мыслей и вынуждая сильнее сосредоточиться. - Повторю вопрос. Что вам здесь нужно?
Наруто оглянулся, явно ища подсказку, Сабаку же, осматривая пространство, ответил приятелю хмурым взором, надеясь – тот сообразит потянуть время.
- Я подслушал ваш разговор с Кабуто, - проговорил блондин, отвернувшись и, кажется, уловив телепатические посылы.
Орочимару гаденько улыбнулся, не спеша убирать оружие.
- Хотите обвинить меня в краже, верно?
Наруто кивнул.
- А еще в убийстве.
- Любопытно. Вы сумеете это доказать, Наруто-кун?
- Любопытно, - парировал Удзумаки, - вы рискнете пальнуть мне в грудь, а не в спину?
Гаара зло зашипел. Он вообще соображает, чего творит, столь глупо провоцируя оппонента?! Пожалуй, пора направить прицел на себя, пока кое-кому не пришло в голову пострелять раньше задуманного.
- Зачем вы украли кулон, Орочимару-сан? – негромко поинтересовался Сабаку, удерживая Сакуру за спиной.
Орочимару устремил на него пристальный взгляд желтых, подведенных фиолетовым карандашом очей.
- Зачем? Все очень просто, Гаара-кун, да вы и сами давно догадались. На черном рынке редкий топаз стоит не дешево.
- Хм, - задумчиво прищурился рыжеволосый. – И давно вы торгуете таким образом?
- Достаточно, чтобы не бедствовать.
Чем бы еще заговорить преступнику зубы? Гаара досадливо поморщился, прикусив губу. Климат учителя вряд ли заинтересует, а добровольно их выпускать не станут.
На выручку вновь подоспел Удзумаки.
- Вы убили собственных людей, заметая следы, верно?
Орочимару возражать и не собирался.
- Кому-то необходимо быть козлом отпущения.
Гаара, прикрыв на секунду глаза, крепко сжал ладонь Сакуры, и та понятливо отступила на шаг. Нельзя позволять Наруто заходить чересчур далеко – пострадает, да и бездействовать уже надоело. Парень еще раз огляделся. Палатка – не каменная стена, мебели у Орочимару немного – стол и спальный мешок, значит, полагаться придется на грубую силу. Возможно, задуманное кончится плохо, зато остальные уцелеют, а потому сомневаться не следует.
- Поэтому и погиб мой отец? – спросил Наруто, не ведая о решении товарища. - Узнал правду?
Орочимару мрачно усмехнулся, наконец, опуская пистолет – видимо, самоуверенно ощущал себя в безопасности. Для Сабаку сей жест воплотился в сигнал к старту – юноша рванул вперед, по дороге чуть не сбив с ног Удзумаки и налетая на недруга.
- Уходите! – рявкнул Гаара, удерживая встрепенувшегося преподавателя за руку, изо всех сил не позволяя ее поднять.
Харуно дважды повторять не потребовалось – девушка пулей выскочила на улицу, Наруто же, вопреки надеждам, следовать примеру не торопился, нападая на Орочимару с другой стороны. Брюнет отчаянно вырывался, и приходилось признать – без подмоги остановить его бы не вышло, вдвоем же они кое-как теснили противника дальше от выхода.
- Я держу, - отрывисто бросил Наруто, вцепившись во врага так, что тот зашипел от боли. – Вырубай его.
Гаара с усмешкой послушно врезал Орочимару в живот, пока Удзумаки пустил в ход до банальности детскую подножку. Не самый лучший прием, но и не худший – ученый со стоном свалился на пол, по пути задев стул и схватившись за пострадавшее место, оставалось воспользоваться шансом, покидая едва не ставшее могилой жилище.
Наруто выбежал из-под тента первым, окриком подгоняя замершую в ожидании Сакуру, и трио бросилось к лесу – искать укрытие. Уверенность в том, сколь долго Орочимару пролежит на земле, отсутствовала. Оказалось, не зря. Судя по шуму позади, преподаватель прекратил обниматься с мебелью и ринулся догонять, хотя скакать резвым козликом уже не сумел, выбрав иное орудие мести, доказывая неплохое владение огнестрельным и напрочь забывая о находящихся вокруг подчиненных.
Лагерь начал пробуждаться, донося до ушей изумленные восклицания и шорох настороженно приоткрывающихся пологов. Гаара предпочел не оглядываться, нагоняя прикрывающего Сакуру Наруто под не прекращающейся пальбой. Интересно, боезапас когда-нибудь кончится? Ответ выяснился довольно скоро – резкая боль в правой лодыжке вынудила с позорным воплем живописно растянуться на траве лицом вниз. Попал, зараза такая!
- Гаара! – проорал Удзумаки, останавливаясь и кидаясь обратно, дабы поднять друга.
Харуно не отставала, подхватывая любимого с другой стороны.
- Он ранен!
- В курсе, - отрезал Наруто. – Нам нельзя останавливаться. Гаара, идти сможешь?
Сабаку, стиснув зубы в попытке перетерпеть муки, кивнул.
- К реке... через рощу. О ране потом… позаботимся.
- Но так мы далеко не уйдем, - в отчаянии прошептала Сакура.
Удзумаки понятливо хмыкнул.
- Прости, дружище.
В следующий миг его потянули вверх, перекидывая через плечо. Дыхание на секунду перехватило, Сабаку машинально вцепился в Наруто, пытаясь не качаться, когда светловолосый вновь ринулся прочь с поляны. Нога терзала при каждом шаге новоявленного носильщика, штанина основательно намокала от крови, но важнее было скрыться от глаз преследователя, чем думать об этом – там видно будет.

***


Орочимару рвал и метал, на полной скорости перемещаясь от палатки к костру и обратно, не замечая прохладного ветра, и стискивая пистолет побелевшими от напряжения пальцами. Семнадцать лет! Он угробил почти два десятилетия для того, чтобы вновь очутиться здесь, а в итоге все приготовления псу под хвост из-за какого-то мальчишки, оказавшегося занозой в заднице, как и его папаша! Хотя Минато долгое время удавалось дурить голову, пока тот увлеченно искал нужный маршрут из Пакистана в Индию, но потом наивный простак исчез – будто по мановению волшебной палочки, - едва Намикадзе сумел выяснить точный путь в затерянный город. Правда, делиться знаниями с напарником не пожелал, ринувшись в скалы с явным намерением добраться до поселения в одиночку. За что и схлопотал пулю в спину, сорвавшись вниз и упав в реку. Разъяренный и перепуганный, Орочимару послал на поиски тела подчиненных, однако те вернулись ни с чем. Пришлось принять поражение, разыгрывая перед полицией взволнованного коллегу и втихаря выясняя, какие сведения раскопал на него Минато, не согласный с попутчиком и его взглядом на мир.
Вернувшись в Японию, потребовалось сидеть тихо и не высовываться, изображая добропорядочного гражданина, пока шумиха вокруг исчезновения археолога не прошла, перестав грозить ученому разоблачением. Орочимару хмыкнул, замирая и слепо всматриваясь в трескучее пламя, с трудом разгоняющее ночной мрак подле себя. Ненадолго его хватило – через три года на пороге университета объявилась Удзумаки Кушина, решив пойти по стопам покойного жениха, и история закрутилась с новой силой – гораздо медленнее, зато времени на подготовку выкроилось много. Специально увлекать студентку наследием Хараппы не требовалось, Кушина сама жаждала выйти на след Минато, да еще и в детей вложила сие стремление. В общем, когда в застенках учебного заведения появился Наруто, Орочимару удивления не почувствовал, тем не менее, к сыну Намикадзе присмотреться решил заранее, сознавая – яблочко от яблони недалеко падает. И вот теперь это самое яблочко сорвало тщательно продуманный план и дало деру, вынудив схватиться за оружие и ранить рыжеволосого парня, прикрывающего отход. Да еще и кулон выкрал! Кстати, о птичках…
- Кабуто! – прорычал Орочимару, оборачиваясь и чуть не подпрыгивая с испуга, столкнувшись с помощником нос к носу.
- Вы звали, Орочимару-сан? – невозмутимо поинтересовался блондин, поправляя очки.
- А то ты не слышал! – ехидно проговорил профессор, отступая на шаг. – Что с поисковой группой?
- Собрана, - коротко доложили в ответ. – В лагере переполох из-за стрельбы. Я сказал, было нападение, и вам пришлось защищаться.
- И кто же, интересно, на меня напал? – елейно спросил Орочимару, скрещивая на груди руки. Пистолет мешал, расставаться с ним не тянуло, потому жест получился неловким. – Два юнца и девчонка?
- Ну, почему? – казалось, Кабуто ничто не способно выбить из колеи. – У нас же украли кулон, верно? Напарник найденного нами мертвеца мог работать не один или вернуться еще за чем-нибудь, а вы дали ему отпор.
А ведь верно, мысленно согласился Орочимару, успокаиваясь и признавая – молодой медик умеет думать. Надо бы последовать примеру и сообразить, как поступить дальше.
- Так, - пробормотал брюнет, для верности принимаясь рассуждать вслух. Стрекот насекомых не отвлекал, наоборот – помогал сосредоточиться. – У нас есть поисковая группа. Сколько человек остается в лагере?
- Двое, - сообщил Кабуто. – Для охраны женщин больше не требуется, особенно если наврать им с три короба, а беглецы вряд ли сунутся сюда, ведь тогда им…
- Да-да, - нетерпеливо перебил Орочимару, - придется нарваться на нас. А им не выгодно делать глупости – нужно спасти раненого. Значит, сперва они попробуют укрыться где-нибудь поблизости – Наруто-кун не захочет сильно отдаляться от матери и сестры. Кабуто, - наставительно добавил мужчина. – Передай тем двоим – ни в коем случае не причинять вреда Кушине-сан и ее дочери. Они заложники, ценные заложники, за жизнь и свободу которых мальчишка отдаст все.
- Я понял, - кивнул Кабуто. – Нам бы их успокоить. Обе, наверняка, слышали выстрелы и уже обнаружили пропажу Наруто-куна и его товарищей.
- Вот пусть им и расскажут придуманную тобой версию, - пробурчал Орочимару, засовывая пистолет за пояс. – Можно добавить – молодежь ринулась ловить преступника сама. Даже почти не соврете.
- Но… - Кабуто вновь поправил очки. Любопытно, они и без того плотно на переносице сидят, зачем их еще дергать-то? – Как Наруто-кун узнал правду?
Фырканье вышло весьма саркастичное.
- Он нас подслушал, представляешь? После сложить два и два оказалось нетрудно.
- Получается, вас подозревали с самого начала.
Орочимару досадливо отмахнулся.
- Мальчишка никогда мне не доверял, даже в университете. Обходил стороной, не заговаривал, коли нужды не возникало, тут уж ничего удивительного. Ладно, не будем терять время и давать негодникам слишком большую фору. Пора отправляться в погоню, раздай ребятам фонари и оружие. Стрелять под ноги, можно легко ранить, но беглецы нужны нам живыми, ясно?
- Да.
- Выполняй!
Кабуто развернулся на пятках, отправляясь выполнять поручение. Орочимару на мгновение прикрыл глаза, делая глубокий вдох, прежде чем пойти следом. Пора хорошо поохотиться.

***


Привал пришлось сделать уже через полчаса не самого быстрого бега. Наруто при всем желании не хватило на большее, учитывая далекую от легкости ношу. Ночной лес пугал уханьем, стрекотом и звучащими вдали непонятными звуками, которые могли быть вполне безобидными или принадлежать хищнику. Дополняла картинку стелющаяся поверх травы туманная дымка. В довершение бед они умудрились свернуть не туда, тщетно пытаясь отыскать реку, и вернулись обратно, огибая по большой дуге лагерь. Лунный серп хоть и рассыпал свет сквозь плотную листву, нормально озарить тропу не сумел, вытащенные из курток телефоны тоже не особо справлялись – хуже, чем природа, по мнению Удзумаки. Вот вам и последнее техническое изобретение – какой от него толк посреди дикого мира, особенно когда батарея садится? И почему он сдурил, банально потеряв фонарик в палатке Орочимару? Нет, можно, конечно, достать тот, что лежит у Харуно в кармане, да вот незадача – Сакура встала в позу, заявила об экономии, после чего забрала мобильники и возглавила процессию, время от времени советуясь по поводу направления. Входящие вызовы девица упорно игнорировала – откуда они знают, кто звонит и зачем? А даже если это Кушина-сан, то ее вполне могут держать под дулом пистолета. Харуно не трогала только свой сотовый, видимо, оставив на тот случай, когда предстоит вызвать подмогу. Словом, Наруто не спорил, послушно следуя за подругой и надеясь – Сабаку переживет путешествие. Кровотечение у друга почти прекратилось, изредка скатываясь капельками с ноги, попадая то на траву, то на носильщика. Удзумаки не сомневался – футболку придется выкидывать, штаны также заляпаны, однако волновало блондина иное. Десять минут назад Гаара подозрительно притих, значит, пора искать место для ночлега, а заодно как-нибудь обработать рану.
- Помоги, - коротко бросил Наруто, остановившись и принимаясь снимать рыжеволосого.
Сакура кинулась на выручку, сунув средства связи в куртку. Вдвоем они кое-как уложили пострадавшего под деревом, испытав облегчение, когда Сабаку пошевелился и чуть слышно застонал.
- Гаара, - позвал Удзумаки, опускаясь на колени и осторожно касаясь плеча товарища. – Как нога?
- Изверг… - послышалось снизу. – Хреново… Еще тянет спать… и пить.
- Он потерял много крови, - испуганно прошептала Сакура, устраиваясь рядом. – И мы оставляли за собой след всю дорогу.
Наруто кивнул.
- Я в курсе. Нам нужно найти убежище.
- Может, вернемся в лагерь? Там, по крайней мере, есть врач.
Удзумаки вскинул голову, в темноте буравя Харуно злым взором.
- Кто – Кабуто? Я лучше дам себя пристрелить, чем доверю ему друга. Кроме того, пока мы будем тащиться назад, станет хуже.
- У нас и воды нет, - продолжалось упрямое нытье. – И мы не можем держать Гаару тут. Наруто, придумай же что-нибудь, наконец!
Похоже, у нее паника, решил Удзумаки, упираясь ладонями в землю и задумчиво кусая губу. Сакура права, сидеть на попе ровно нет смысла – найдут и прикончат. Но куда двигаться, и сумеет ли выдержать новое испытание Сабаку, парень не знал.
- Наруто! – крикнула девица, больно пихая его кулаком в бок.
- Хватит, - слабым голосом проговорил Гаара. – Сакура… помолчи… слушайте…
Наруто недоуменно нахмурился – слушать? Харуно обиженно умолкла, нащупав во мраке кисть любимого и крепко сжав тому пальцы, облегчая задачу по оценке окружающего шума. Через который настойчиво пробивалось едва различимое журчание.
- Сакура, - вымолвил Удзумаки, боясь неудачи. – Отползи немного в сторону, влево, и пощупай почву.
Судя по шороху, девчонка безмолвно бросилась выполнять задание.
- Она влажная, - прозвучало пару мгновений спустя. – Ты слышишь воду?
- Да, - ответил Наруто, со вздохом поднимая Гаару на руки и вставая. – Идем туда, думаю, выйдем к реке.
Сабаку с шипением ухватился за него, чуть не разодрав рукав.
- Я тебе что, принцесса?.. Таскать… так…
- Больным слова не давали, - парировал Удзумаки, шагая по тропе. – Лучше соберись. Сакура, готовься. Мы укроемся в скалах, там должны быть пещеры. И да – придется немного поплавать.
- Подожди, - сказала Харуно, доставая телефоны. – Да притормози ты, придурок! Пусти меня вперед, пока не споткнулся!
Наруто усмехнулся, пропуская ее, и удобнее перехватил приятеля.
- Вот скажи, Гаара, чем ты питался, чтобы стать таким тяжеленным, а?
Сабаку хмыкнул.
- Тащи уже…
Возражений не нашлось, Удзумаки со смешком исполнил приказ, идя за Сакурой и тщательно примериваясь, куда наступать. Вера в лучшее придала сил, иного не требовалось.

***


В семье Удзумаки нет слабых женщин – данную истину Карин усвоила еще в детстве, наблюдая за матерью, в одиночку поднимающей на ноги и ее с братом, и троицу Сабаку, мечтая когда-нибудь стать такой же. Однако разница между ней и Наруто с Кушиной с каждым годом ощущалась отчетливее, проявляясь уже в том, что по пропавшему отцу девушка не тосковала нисколько. Конечно, было безумно жаль, боль родительницы заставляла сердце сжиматься от горечи, пробуждая чувство чудовищной несправедливости, лишь обострявшееся, когда приходилось объяснять одноклассникам, отчего у нее все не как у других. Тем не менее, она не понимала, с какой стати должна испытывать что-либо к человеку, которого не видела ни разу в жизни. Другое дело те, кто всегда находился рядом, друзья и близкие, особенно Наруто – неугомонный, порой раздражающий, но горячо любимый близнец, вызывающий то желание дать нравоучительного пинка, то стремление обнять и потискать. А порой Карин вообще казалось – они понимают друг друга без слов, на расстоянии зная эмоции двойняшки. Вот и теперь, сидя подле Кушины на спальнике и глядя на вошедшую в палатку пару ребят, с уверенностью могла сказать – отото напуган, и очень хотелось верить – страх не станет причиной глупости. Им же осталось до безумия волноваться, надеясь на лучшее.
- Чего вы мнетесь? – прервала томительную тишину Кушина, неосознанно сжимая ладонь дочери; Карин едва не зашипела от боли. – Не врите – мы слышали стрельбу. Где мой сын?
- Понимаете, - светловолосый невысокий парень, чересчур худой и несуразный, по мнению младшей Удзумаки, неуверенно переглянулся с уже знакомым им Дзюго. – В общем, там кое-что случилось…
- Я уже поняла, дальше! – Кушина пару мгновений переводила взгляд с одного на второго, после обмякла, утыкаясь в колени лбом. – Боже! Меня напичкали успокоительным, не то я бы вам врезала. Если пришли молчать, можете убираться.
- Мама, не надо так, - проговорила Карин, погладив ее по плечу. – Нам все объяснят, - девица встала и, поправив очки, смерила пристальным взором блондина. – Я права?..
- Суйгетсу, - подсказал тот, - Ходзуки Суйгетсу.
- Хорошо, - иронически фыркнула Карин. – Сказала бы, что приятно, да сейчас не до этого. В общем, прекращай мямлить, как девственница на смотринах, и начинай рассказывать!
Суйгетсу, вопреки ожиданиям, злиться не стал, делиться новостями – тоже, предпочитая с ухмылкой продемонстрировать собеседнице заостренные зубы.
- Сравниваешь меня с девственницей из-за собственного богатого опыта, да?
У Карин от такой наглости даже дыхание перехватило.
- Чего?.. Да ты…
- Нечего грубить, - пожал плечами Суйгетсу. – Ты не в том положении, знаешь ли.
- И в каком я, интересно знать, положении? – поинтересовалась Карин, упираясь кулаками в бока.
- Рассказать? – лукаво бросил Суйгетсу, чуть склонив голову и откровенно наслаждаясь ситуацией.
- А получится? – глаза у него почти фиолетовые, неужто линзы?
- Прекратите! – прервала перепалку Кушина, потирая виски. – У меня от вас голова болит. Дзюго-кун, раз уж мы тут единственные здравомыслящие люди, расскажи ты, что происходит.
- Я и сам мало знаю, Кушина-сан, - негромко вымолвил Дзюго, настороженно поглядывая на приятеля, обменивающегося злобными взглядами с Карин. – Орочимару-сан сказал, в лагерь проник тот, кто украл кулон, его обнаружили и попытались схватить, к сожалению, не вышло.
- А потом, насколько я понимаю, он начал стрелять, да? – предположила старшая Удзумаки, уже догадываясь, каков будет ответ.
- Да, - кивнул Дзюго, не помышляя отрицать очевидное. – Я не видел самой перестрелки и не знаю, кто начал всю заварушку. Наруто-кун и его друзья прогнали злодея в лес и сами пропали, а Орочимару-сан собрал поисковую группу и отправился им на подмогу.
- Я была права, – прошептала Кушина, расширившимися от шока очами смотря на встревоженную Карин. – Вот почему ни Наруто, ни Гаара с Сакурой не отвечают на звонки.
Карин прикусила губу, прежде чем осторожно предположить.
- Может, у них есть причина так поступать?
- Причина? – отчаянно воскликнула родственница. – На дворе ночь, где-то по лесу ходит убийца, а у них есть какая-то там причина?! Они считают, я железная, да?!
- Ма-ам, - пришлось, опустившись на колени, обнять собеседницу. – Мам, не нужно сходить с ума. Я тоже переживаю, а еще чувствую – Наруто испуган, поэтому давай возьмем себя в руки и подождем, пока поиски не закончатся. Уверена, Орочимару-сан их отыщет, тогда можешь и злиться, и ругаться, и даже по шее братику надавать. – Карин осторожно вытерла скатившуюся по материнской щеке слезу и посмотрела на растерявшихся визитеров. – Чего уставились, тут вам не бесплатное шоу! Вас приставили нас охранять? Хорошо, тогда принесите воды.
Суйгетсу кивнул, выскакивая на улицу и, судя по всему, не горя желанием наблюдать женские стенания.
- И побыстрее! – раздалось вслед.
Настал черед Дзюго убегать, правда, не торопясь и с достоинством. Карин только головой покачала, прижимая Кушину к себе и осознавая – печаль и испуг той потихоньку передаются и ей. Странная, по сути, кошмарная ирония судьбы свалилась на ее мать – потерять в одном и том же месте двух самых дорогих мужчин, сперва жениха, затем сына, и тут явно концы с концами не сходятся, а поделать нельзя ничего. Потому и оставалось, поглаживая длинные рыжие пряди несчастной, смиренно принять неприятную истину. Да, они не беспомощны, но даже самые сильные способны сломаться.

***


Костер никак не желал загораться. Наруто казалось, он уже полчаса трет палочкой меж двух веток поверх сваленного в кучу хвороста, да пока без толку. Тем не менее, блондин не собирался сдаваться, понимая: им срочно необходимо согреться, а мокрой одежде – высохнуть. Услышанное в лесу журчание не подвело, и они вышли к реке, тут же принимаясь вплавь пробираться к горам. Сакура по мере сил помогала поддерживать Гаару, еле способного шевелиться в бурном потоке, в результате путешествие выдалось долгим и утомительным, однако никто не жаловался. Удзумаки даже сказал бы – повезло: на скалы выбрались без травм, да и пещера отыскалась довольно быстро. Пришлось, конечно, ненадолго оставить друзей одних, разыскивая ближайшие кусты и деревья, и вот теперь Удзумаки старательно изображал первобытного человека, впервые добывающего огонь, попутно гадая, правильно ли он делает столь незамысловатую работу. Окончательно выбившегося из сил Гаару уложили на ворох сорванных листьев, после чего Сакура потребовала заняться делом и на нее не глазеть. Наруто и не пытался, пыхтя от усердия, лишь по шороху гадая, что творится у него за спиной, и мысленно прося высшие силы, если таковые имеются, не бросать их на произвол судьбы.
Искра промелькнула нежданным гостем, давая понять – увлекся и чуть не забыл о главном. Удзумаки засуетился, спешно подсовывая в занимающийся костерок лежащие рядом прутья, затем наклонился и, вспоминая героев кино, попробовал хорошенько подуть, тут же принимаясь отплевываться от песка и пыли. М-да, круто не получилось, ковбоем ему не быть, но все лучше, чем ничего, решил Наруто, вытирая лицо ладонью и оборачиваясь. Сакура, не обращая внимания на его труды, руками и зубами разрывала собственную футболку, прикрыв наготу застегнутой до подбородка курткой. Рану промывать нужды не возникло – речка поработала за них, а вот перевязать – необходимо, хоть ткань и являлась влажной. В отсутствие аптечки для ночлега и так сгодится, а потом, просушив вещи, они пожертвуют на бинты чем-то еще. Парень устало потер виски. Хорошо бы поесть, да пропитание взять негде, придется ложиться спать на голодный желудок. Удалось попить – и то хлеб с маслом.
- Развел огонь? – поинтересовалась Сакура, заметив направленный на себя взгляд и забинтовывая ногу возлюбленного.
- Да, - коротко ответил Наруто. – Как он?
- Спит, - грустно вымолвила девушка. – По крайней мере, я надеюсь, что спит, а не потерял сознание из-за горячки.
Удзумаки отвернулся, глядя на проход в приютившее их убежище – вдали темнел лес и мерцал водоем, на небосвод высыпали звезды, которыми в иной миг было бы здорово любоваться, тишину нарушало уханье совы. Никаких звуков погони, сколько ни напрягай слух, не раздавалось, значит, им таки посчастливилось оторваться.
- Ты тоже поспи, - посоветовал Наруто, переводя взор на весело потрескивающее пламя. – Только давай передвинем Гаару поближе. Надо обсохнуть.
Сакура, прикусив губу, качнула головой.
- Нет. Я боюсь тревожить его. Костер достаточно близко, а мы ляжем около него.
Наруто со вздохом потянулся – плечи ныли, будто полдня таскал на них тяжеленные ящики.
- Ты ложись, я подежурю. Утром решим, как поступить. Первым делом найдем врача для Гаары.
Пару минут помолчав, Харуно приблизилась и осторожно присела возле приятеля, обхватывая колени и морщась от неприятных ощущений, когда промокшие брюки прилипли к телу. Наверное, ей холодно.
- Все наладится, - без особой уверенности проговорил Удзумаки, не веря в собственные слова и боясь увидеть осуждение в зеленых очах подруги – ведь это из-за его тяги к приключениям Сабаку схлопотал пулю.
- Я тебя не виню, - вполголоса вымолвила собеседница, словно угадав мысли собеседника. – Орочимару убил бы нас, если бы не Гаара – не забивай голову ерундой, Удзумаки. И прости, если я порой впадаю в истерику. Знаю, ты переживаешь не меньше меня, просто иногда думаю в основном о себе.
Наруто беззлобно фыркнул.
- Иногда?
Сакура усмехнулась.
- Ну, хорошо, чаще, чем следует. Правда, сейчас не хочу становиться обузой, да и тащить на своем горбу Гаару вряд ли сумею, в общем... – она на секунду замялась. – Разбуди меня через пару часов, мы поменяемся, и ты тоже передохнешь.
- Уверена?
- Ты не сможешь помочь, если свалишься наземь от недосыпа, - весомо заметила Харуно.
Удзумаки кивнул, признавая правоту сказанного.
- Хорошо. Марш спать, у тебя три часа.
Сакура, подавшись вперед, погладила его по щеке.
- Спасибо, Наруто.
Наруто хмыкнул, будучи слаб для любых возражений.
- Я ничего не сделал, иди.
Девица послушалась, покидая облюбованное место и укладываясь подле Гаары. Удзумаки вновь принялся ворошить дрова, поддерживая огонь и убеждая себя – глаза слезятся от едкого дыма, а не от горестных дум о матери и сестре, оставшихся в лагере, во власти Орочимару. Боязно вообразить, какие фантазии приходят на ум обеим, а обнадежить родственниц надежды нет. Мобильники, в отличие от хозяев, плаванья не пережили, предпочитая окончательно развеять миф о великих изобретениях человечества и оставить троицу спасшихся без связи с цивилизацией. Наруто невольно всхлипнул, устраиваясь удобнее, и, почувствовав царапающий холодок на груди, вытащил из-под ворота футболки кулон, задумчиво рассматривая тускло блестящий во мраке топаз. Пожалуй, у них есть лишь один путь – отыскать затерянный город.

***


Гнетущая тишина простояла в лагере до рассвета, не позволяя ни расслабиться, ни уснуть, и Кушина осознавала – вряд ли предстоящий день что-то изменит, потому, покосившись на спящую дочь, выбралась из палатки, намереваясь умыться и сделать себе кофе покрепче. В конце концов, пора перестать распускать нюни, взять себя в руки и действовать, сперва, конечно, дождавшись прихода Орочимару. Вчера, когда сторожа, наконец, их оставили, отправившись отдыхать, Карин поделилась с ней своими сомнениями, и Удзумаки-старшая, осторожно спускаясь к реке, готова была с ней согласиться. Кто в здравом уме станет возвращаться на место преступления вместо того чтобы преспокойно продать похищенный кулон и сбежать из страны? А даже если и так – один-единственный человек сумел одолеть такое количество людей, тем более ее сына? Кушина с фырканьем опустилась на колени на берегу и, наклонившись, ополоснула лицо. Наруто перепугался до дрожи – да никогда, ей ли не знать собственного ребенка? Погнаться за преступником в лес вполне в его духе, а безответственно не давать о себе знать столько времени – нет, подобного не случалось и дома, даже когда Наруто задерживался в школе на банальные полчаса – звонил и предупреждал. Женщина выпрямилась, пальцами принимаясь закручивать волосы в пучок, бегло осматривая окрестности.
М-да, красоты у гималайской природы не отнять. Первые солнечные лучи, раскрасив небосвод в сиренево-розоватый оттенок, плавно скользили по верхушкам деревьев, настойчиво стараясь пробиться сквозь них и создавая среди листвы своеобразные золотистые проблески. Горы каменным монолитом тянулись с разных сторон, оправдывая приписываемое им величие. Птицы, пробуждаясь, порхали с ветки на ветку, распеваясь перед предстоящим дневным концертом, ветра почти не ощущалось, в воздухе царила бодрящая, дополненная рассеивающейся дымкой, прохлада, обещая к полудню превратиться в тепло. Наверное, раньше она бы порадовалась данным вещам, но не теперь, когда ее семья вновь под ударом. Чутье ни разу не подводило ее за многие годы, сердце тревожно сжималось ночь напролет. Ребята в опасности, и Удзумаки уже понимала – она поставит на уши целую Индию, коли придется, однако вновь терять близких не станет.
- Кушина-сан! – раздался оклик у нее за спиной, прерывая раздумья и побуждая обернуться лицом к говорившему.
С пригорка, сжимая кружку с дымящимся напитком, спускался Суйгетсу. Выглядел мальчик не ахти – неужто, подобно ей, не смыкал глаз? Или это его обычное состояние?
- Доброе утро, - произнес Ходзуки, приблизившись, и протянул ей тару с питьем. – Вот, думаю, от кофе вы не откажетесь.
- О. – Кушина от неожиданности моргнула, принимая презент. – Спасибо, честно говоря, я как раз собиралась на кухню. А ты, где твоя порция?
Суйгетсу отмахнулся, тут же засовывая ладони в карманы брюк.
- Я уже кружку выпил, а потом Дзюго увидел вас и отправил меня сюда, пока я не решился на второй заход.
Удзумаки усмехнулась, делая приличный глоток и жмурясь от удовольствия. Скоро туман в мозгах развеется окончательно, а для встречи поисковой команды оно и надо.
- От Орочимару-сана есть вести?
- Звонил, - коротко ответил блондин, пиная валявшийся в траве камешек. – Возвращаются.
- Ясно, - кивнула Кушина, вновь попивая кофе. – Суйгетсу-кун, я бы хотела извиниться за поведение дочери. Карин бывает… несдержанной.
Юноша, вопреки ситуации, весело хмыкнул, смотря вдаль.
- Да не переживайте вы из-за ерунды, я не обращаю внимания на глупости.
Ну, и как прикажете сие заявление воспринимать?
- Хм, - многозначительно изрекла Удзумаки. – Договорились. Скажи, какое сегодня число, десятое?
- Вроде, да. А что?
Кушина неопределенно фыркнула, молча и с грустью смотря в никуда.
- Да так. – Оказывается, у близнецов день рождения – худший за минувшие двадцать лет.
В следующую секунду, вторгаясь в раздумья, от тропинки послышался шум, напоминающий гул множества голосов, еще через мгновение появились разбитые по группам фигуры – уставшие от бессонной прогулки, археологи медленно брели к палаткам, лениво переговариваясь между собой.
- Идут, - подытожил очевидное Суйгетсу.
Кушина оставила реплику без комментариев, изо всех сил напрягая слух. До замершей у воды пары долетали обрывки фраз, не складывающиеся в цельные предложения, и все же Удзумаки вполне хватило «исчезли» и «часа через три», дабы, сложив два и два, ринуться наверх. Ходзуки не отставал, держась позади и не пытаясь остановить, лишь изредка умудрялся подхватить под локоть, если она ненароком норовила споткнуться. Так, на полной скорости и едва переводя дыхание, они вырвались к лесному массиву, сразу же натыкаясь на появившихся из-за рощи Орочимару и Кабуто.
- Кушина-сан, - вымученно проговорил профессор, пропуская вперед перемазанного в грязи помощника и сжимая пальцами темную ткань. – Доброе утро.
- Степень его доброты зависит от новостей, Орочимару-сан, - парировала Кушина, краем глаза подмечая вышедшую из жилища Карин. – Я правильно расслышала, вы не нашли их?
Орочимару покосился на неуверенно замершего неподалеку Суйгетсу и, качнув головой, коснулся плеча собеседницы.
- К сожалению, мы упустили преступника, Кушина-сан. Ему удалось сбежать, а ваш сын…
- Что? – преисполняясь волнением, спросила Удзумаки, отдавая Ходзуки кружку.
- К несчастью, Наруто-кун и его друзья попытались самостоятельно поймать негодяя и сорвались с обрыва в реку. Нам удалось отыскать только это.
Кушина машинально взяла предложенный ей предмет, одновременно и страшась, и спеша взглянуть на него. Куртку Гаары удалось узнать сразу, а вот багровые пятна на ней доходить до сознания не хотели – рассудок, будто стремясь отгородить владелицу от нового удара, решительно отказывался работать. На выручку подоспела Карин, выхватывая у матери предмет гардероба и хмуро рассматривая его.
- Это кровь. Гаара ранен?
Орочимару с выражением глубочайшей скорби не стал отрицать.
- Вы правы, Карин-сан. Кроме того, крови там было много, мы буквально шли по четко оставленному следу, видному даже при тусклом освещении фонариков. У Сатледжа пришлось повернуть назад, но мы запомнили место и обязательно продолжим поиски, когда ребята передохнут.
- Само собой, - отозвалась Карин, - днем ориентироваться гораздо проще, верно? - девушка притянула к себе ошеломленную родительницу и процедила сквозь зубы. – Ищите тщательнее, Орочимару-сан, и лучше вам успеть им помочь вовремя, иначе я лично пущу на коврик вашу профессорскую шкуру.
- Карин, - одернула дочь Кушина, когда та уже уводила ее прочь, - ты как разговариваешь со старшими? Разве такому поведению я тебя учила?
- Посмотри внимательнее на куртку, - потребовала девчонка, на ходу демонстрируя вышеназванную одежду. – Ты видела Наруто с Гаарой после той школьной драки – помнишь, братца еще пришлось отвозить в больницу со сломанным носом? Так вот, следы от крови на его пиджаке были точно такие же.
- О чем ты мне хочешь сказать? – недоуменно проговорила Кушина, соглашаясь с услышанным. - Гаара не пострадал?
- Черта с два, пострадал, правда, гораздо ниже! – заявила Карин, затормозив и для верности ткнув в кровавый рисунок. – На ней нет ни единой дырки от пули, значит, куртку не просто сняли, ею пытались перевязать рану. Видимо, она свалилась сама, зацепившись за куст. Почему же профессор не упомянул об этом? Орочимару-сан врет, и его ложь шита белыми нитками!
Кушина, прикусив губу, оглянулась. Народ расходился, стремясь до обеда поспать, Орочимару торчал возле кухни, беседуя с Суйгетсу и Дзюго, и, пожалуй, впервые за многие годы не представлялся честным порядочным историком, когда-то предложившим ей помощь. И если Карин права, то по вине ученого исчез не только Наруто. И уже тем более ее мальчик не станет сидеть и ждать, коли в беде лучший друг. Нет, непредсказуемый и неугомонный наследник, наверняка, отважится на авантюру, значит…
Удзумаки резко развернулась, направляясь к шатру.
- Идем, - бросила она. – Я хочу исследовать карту.
- Карту?
Кушина повернулась, смотря на удивленно приоткрывшую рот Карин.
- Да, карту, ту, которую изучал Гаара. Сбегай на кухню и принеси нам поесть, а затем примемся за работу. Нам нужно найти дорогу.
Карин неторопливо приблизилась, силясь сообразить, куда клонит родственница.
- Ма-ам, - настороженно позвала она. – Какую дорогу?
Кушина с усмешкой продолжила путь.
- В затерянный город. И кстати, - она обернулась, на секунду затормозив. – С днем рождения.

***


Наруто разбудили солнечные лучи, скользившие по лицу и неприятными красноватыми бликами пробивавшиеся сквозь сомкнутые веки. Следующим ощущением стала прохлада, побуждающая стремление поежиться и растереть замерзшие плечи – распахнутая куртка не спасала совсем. Тело ломило от неудобной позы, и парень сонно пытался сообразить, отчего так могло случиться. Определенно, он лежал на земле, твердой, словно камень, причем спальника при нем не было, иначе о холоде не шло бы и речи. Рядом находился кто-то еще, но тут юноше гадать не потребовалось – Гаара, некому больше… Стоп! Удзумаки резко распахнул глаза, приподнимаясь на локте – точно, они же сбежали из лагеря, Орочимару стрелял в них, а Гаара… Блондин, кряхтя от нытья в суставах, встал на колени, подползая ближе к товарищу и осторожно разматывая прикрывающую рану ткань. Посреди ночи, когда его футболка подсохла, они с Сакурой разодрали ее на длинные полосы, сменив больному повязку, затем девица отправила его спать, заступая на караул, однако сейчас Харуно поблизости не наблюдалось. Ладно, вернется, мысленно отмахнулся Наруто, разрывая и без того продырявленную штанину рыжеволосого. М-да, вид у раны противный, о застрявшей в ноге пуле думать совсем не тянуло, хотя и забывать не стоило – коли удастся найти врача, ее нужно будет достать в первую очередь. Удзумаки, досадливо цокнув, прикрыл травму и, потянувшись, коснулся лба Гаары ладонью, тут же стремительно вскакивая и подбегая к выходу.
- Сакура! – прокричал он, всматриваясь в скалы и крутой спуск к реке, не замечая ни ветра, ни переливчатой птичьей трели.
- Чего ты орешь? – сварливо поинтересовалась появившаяся подле девчонка, неся мокрую тряпку и оставляя за собой след из капель.
- У Гаары жар, - сообщил Наруто, смутно осознавая – сия информация уже далеко не новость.
- Знаю, я проверяла его состояние, пока ты спал, - проворчала Сакура, заходя внутрь, и, приблизившись к Сабаку, уселась на ворох листьев. – Я не хотела тебя тревожить, поэтому взяла один из кусков футболки и намочила в реке. Надо сбить температуру.
- Думаешь, поможет? – поинтересовался Удзумаки, проходя мимо потухшего костра и останавливаясь неподалеку от пары.
- Не знаю, - безжизненно отозвалась Харуно, протирая Гааре лицо. – Он не просыпается, а я почти ничего не могу сделать.
- Тем более нельзя оставаться здесь, - весомо заметил Наруто, взволнованно наблюдая за ее движениями. – Мы должны отыскать какую-нибудь деревню, что угодно, где есть врач.
Сакура устало вздохнула, заправила розовую прядь за ухо и принялась мять пальцами обрывок одеяния, кажется, когда-то являвшийся рукавом.
- Лишь бы не стало поздно.
Удзумаки тряхнул головой, тут же морщась от тяжести в затылке.
- Не смей отчаиваться!
- Не сметь? – Харуно требовательно уставилась на него. – Тогда скажи, куда нам идти! На юг, на запад – куда? И сумеешь ли ты без компаса найти направление? А Орочимару, уже забыл о нем? Мне до сих пор мерещится его злобный оскал, - тонкая девичья кисть указала на вход. – Когда спускалась к воде, мне чудилось, будто за мной наблюдают. Этак и до маразма недалеко, если хочешь знать!
Наруто нахмурился.
- Наблюдают? – интересно, кого принесло по их души, неужели змеиного гада? Только этого им не хватало для полного счастья. Ну, и как прикажете выводить друзей из укрытия? Хотя… может, там опасности нет, а виной всему разыгравшееся от нервов воображение?
- Наруто? – позвала Сакура, настороженно всматриваясь в собеседника и, видимо, уловив перемену в его настроении. – Думаешь, нас нашли?
Шум снаружи стал ей прекрасным ответом. Оба развернулись к проходу, тяжело дыша от тревоги и глядя на появившихся в проеме людей, сперва мелькнувших трудно различимыми силуэтами, а позже, в тени, представшими во всей красе, пугающей и завораживающей одновременно. Немудрено – не каждый день видишь группу воинов в коротких кольчугах, широких, отдаленно напоминающих алладины, штанах, с мечами наперевес. Правда, у некоторых наблюдались еще и луки со стрелами. Смуглые и белокожие, с одинаково темными очами, они выстроились полукругом, пресекая путь к отступлению, и Наруто интуитивно заслонил Сакуру и раненого собой. Кулон при резком перемещении качнулся, блеснув на свету, и стоявший напротив шатен с бежевой повязкой поверх волос прищурился, в следующее мгновение выступая вперед и произнося фразу на языке, почему-то показавшемся отчасти знакомым. Удзумаки растерянно отступил назад, не ведая, как поступить.
- Это санскрит, - подсказала Харуно, статуей застыв возле больного. – Я слышала, Гаара говорил на нем.
- Ага, - ехидно откликнулся Наруто. – А вот я на нем болтать почти не умею. Считаешь, стоит ответить?
- А толку, если они не поймут ни слова? Еще ляпнешь глупость.
Внимательно слушавший переговоры друзей солдат весело хмыкнул, прерывая зарождающийся спор.
- Может, лучше нам говорить на вашем языке?
Удзумаки поймал себя на тупом хлопанье ресницами и подозревал – вид у него не лучше.
- Вы… - пролепетал парень. – Вы знаете японский?
Тот кивнул.
- Знаем. Я Шисуи Учиха, капитан разведывательного отряда, - добавил он. – Кто вы, что делаете в наших краях и откуда у вас кулон рода Сенджу?
Утверждено ирин Фанфик опубликован 07 апреля 2017 года в 08:53 пользователем Chaterina.
За это время его прочитали 142 раза и оставили 0 комментариев.