Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Фанфики по Наруто Другое Записки о путешествии по дороге белых фонариков

Записки о путешествии по дороге белых фонариков

Категория: Другое
Записки о путешествии по дороге белых фонариков
Записи о паутине отчаяния.
Прежде чем открыть глаза, в тени разума у девушки проскользнула мысль, от которой сердце больно сжалось – она сдалась, проиграла... И теперь её ждет участь многих ниндзя – бесследное исчезновение.
- Не стоит противиться… – совсем близко прошептало существо, отдельными звуками напоминающее шипение змеи.
Сакура не была уверена, но на секунду ей показалось, что она знакома с обладателем столь редкого голоса. Вот только яркий свет, который мгновение назад вспыхнул возле лица, заставил ирьёнина сощуриться – слишком резкий переход. Подобная ситуация напомнила куноичи рассказы джонинов о пытках во вражеских деревнях.
– Это только на время… – Чувствительность постепенно возвращалась, но и это не радовало Харуно – все тело чем-то сдерживали, скорее всего, она под каким-то наркотическим препаратом. – Хм… наверное, на время.
А после девушке удалось полностью открыть глаза. Первое, что смогла различить медик в ярком свете, – ухмылку, и, к сожалению для ученицы Пятой, она была ей знакома. Так улыбался дьявол на первом экзамене…
- Пока тебе не стоит находиться в сознании, Сакура-чан.
Для Орочимару происходящее всего лишь еще один интересный эксперимент. И от ученицы старой знакомой нукенин ожидал немалого.

Записи о дверях без замков.
Когда Змеиный Санин препоручил ученику длительную миссию, Учиха сразу раскрыл несколько целей учителя. Первая и самая главная – отправить обладателя Шарингана куда подальше, ведь с каждым днем джонин становился слабее, а значит, пришло время менять тело. Пусть все вокруг и делали вид, что ничего не происходит, но Саске прекрасно осознавал: его единственный шанс остаться собой – это убить Орочимару. Но ни у Кабуто, ни у самого «больного» не возникало мысли легко отпустить столь хороший сосуд. Поэтому отправить мальчика на изнурительное задание было не такой уж и плохой мыслью, особенно перед поглощением. Подобный «план» в какой-то степени тревожил младшего брата Итачи. Ведь ученик Сарутоби ясно дал понять, что он знает обо всех проделках мстителя, сборе команды в том числе: заменил кандидатуру Карин на другого. И ниндзя, помахавший наследнику великого клана рукой, чтобы привлечь внимание, был тому подтверждением.
- Саске-к… – «подтверждение» едва успел прикусить язык, чтобы не договорить суффикс. – Ай! – вот только напарник отступника Конохи не рассчитал силы, поэтому несколько минут говорил нечетко. О полученной информации Учиха узнал из обрывков фраз, которые напомнили ему ребус. – В том… до..е есть нес…лько сво…дных …омнат.
Шиноби поборол в себе желание вздохнуть. За эти несколько дней новый «напарник» успел полностью уничтожить тишину и покой, витавшие возле него годами. Лишь одному человеку удалось проделать подобный вход между внешним миром и «стеной» обладателя Шарингана. И, кинув взгляд на шумного ниндзя, Саске, не признаваясь даже себе, почувствовал ностальгию по прошлому.
– Пло...сти, – новый знакомый ученика Санина принял изучающий взгляд за еще один признак раздражительности. – Я до...став...л мно…го непри…ятно..тей.
- Просто помолчи, – шиноби не мог не воспользоваться возможностью, чтобы заткнуть напарника. Ведь, как уже понял Учиха, парень довольно-таки послушный. И это немного тревожило мстителя – в тихом…
- Нет-нет, спас…бо! – Ниндзя-медику «повезло» понравиться продавцу талисманов от злых духов, порч и от всякой всячины, который сейчас активно пытался впихнуть хоть что-то постороннему человеку. – Гово...рю ж, не надо. – Пусть игрушка Орочимару продолжал строить из себя вежливого, но Саске заметил, как на лице «покупателя» появились первые признаки раздражения.
Очередное столкновение Харуто, а именно так его звали, с людьми печально закончилось для последних, ибо, не выдержав настойчивости шарлатана, ниндзя нехило врезал мужчине, загородившему путь. И надо отдать должное напарнику, в этот раз кроме продавца талисманов никто больше не пострадал и ничто почти не разрушилось. Саске не заметил, как уголки губ приподнялись вверх от мысли, что омут-то не тихий.
Для обладателя Шарингана задание – лишь очередное испытание на прочность. А для кого-то единственный шанс вернуть себя.

Записи о тонких сёдзи.
- А где сёдзи во вторую комнату? – поинтересовался Харуто, после того как они вошли в номер.
- Зачем тебе отдельная комната? – Обернувшись к напарнику, Саске почувствовал, что еще одна странность вылезла наружу. – Здесь достаточно места для нас двоих.
- Ну как же, ты парень, а я… – шиноби в очередной раз прикусил язык: фраза «а я… тоже парень» явно выглядела глупо. – То есть я хотел сказать... – ниндзя попытался найти в своей голове хотя бы один правдоподобный ответ. А под пристальным наблюдением Учихи это было не так уж и просто сделать. – Ты ведь меня совсем не знаешь. Не боишься, что ночью я тебя убью или что похуже? Вот...
Саске продолжал сверлить взглядом ирьёнина. Ощущение, что что-то от него скрывают, усилилось. Нет, не от только что выдуманной угрозы напарника. Ученик Змеиного Санина видел, как нервничал ниндзя. И это не первый раз. Будь это возле лавки с женской одеждой, где новый знакомый порядком задержался, или же невнимательность, о которой постоянно говорил Харуто, стоило ему опять направиться в женский туалет. Учиха понимал, что ребус, «подаренный» Орочимару, далеко не простой, как может показаться на первый взгляд. Поэтому…
Очередной эксперимент джонина сглотнул и попятился назад. Ему совсем не нравился взгляд обладателя Шарингана. И в том, что в нем течет кровь Мадары, теперь ирьёнин мог удостовериться наглядно. Харуто уже рисовал ужасные перспективы будущего, ибо глаза проклятого клана не внушали медику доверия. И о том, что отступать дальше некуда, красноречиво засвидетельствовала сёдзи. На мгновение шиноби пожалел, что собственными руками задвинул единственный выход. Хотя секундой позже ниндзя успокоил себя мыслью, что пусть ему и удалось бы выбраться из комнаты первым, но живым из здания вряд ли.
- Хм, мне все равно, с какой целью Орочимару подослал тебя.
Саске не надо было загонять напарника в угол или же нависать над ним, чтобы увидеть истинную сущность парня. С помощью Шарингана мститель проверил потенциал шиноби: цветовое мерцание каналов чакры. А также брат Итачи удостоверился, что напарник не использует никакие техники иллюзии. Вот только дальше глянуть ниндзя не удалось – Харуто проявил свои способности к генджюцу. Пусть его познания не столь глубоки, но их хватило, чтобы остановить первую «атаку» на сознание. К счастью, второй «игрушки» Орочимару не было, иначе слабая защита от Шарингана рухнула бы тотчас.
Каким бы сильным ни хотел себя показать медик, но спонтанная битва изнурила его. Саске же, удостоверившись, что находящийся возле него шиноби не так-то и прост (хотя не столь опасен, как предполагал сначала), отодвинул сёдзи и вышел.
- Тебе пора заняться своей частью работы, – напомнил Учиха, прежде чем продолжить путь.
После того как шаги стихли, Харуто упал на пол. Он едва не попался, не раскрыл себя. И что бы Саске в таком случае сделал? Медик сглотнул. Его основная миссия заключалась в том, чтобы провести мстителя в страну Они, а после передать жрице свиток. Вот только ирьёнин прекрасно понимал, что главной целью Санина был далеко не дружеский визит с обменом свитков. Особенно если речь заходит о верховной жрице страны – Шион, способной предвидеть смерть людей. Сейчас юноша больше всего на свете желал, чтобы посланник Орочимару пришел в город как можно быстрее и наконец передал свиток.
Сакура сглотнула. А если Шион узнает её даже в теле мужчины? Ведь охранник жрицы – Тарухо* – применил похожую технику, что и Орочимару, чтобы изменить пол ученицы Пятой.

Записи о лунной нитке.
Сквозь окно просачивалось несколько лучей луны. Они освещали лишь малую часть комнаты, но и этого освещения хватало, чтобы Харуто смог отчетливо видеть Саске, который, по предположениям медика, спал уже второй час.
Девичья душа, скованная цепями техники, пыталась разложить все случившееся по полочкам. Как она оказалась в одной комнате с бывшим сокомандником из Конохи? Почему она следует указаниям Орочимару? Глядя на спину Учихи, ирьёнин находила шаткий покой, словно понятий «вчера» и «завтра» не существовало. Когда такое происходило в последний раз? Три года назад или более?
Куноичи в теле мужчины совсем тихо вздохнула. Спрашивать себя, почему именно она оказалась новым экспериментом Орочимару, бесполезное занятие. Ведь Кабуто после «обращения» девушки обмолвился, что образец должен иметь идеальный контроль чакры, иначе после окончания эксперимента организм подопытного убивал человека, не сумевшего взять верх над новым телом. Змеиный Санин воспользовался ситуацией, ну или специально её подстроил, вследствие чего Харуно оказалась в роли обычной пешки.
Девушка спрятала лицо под покрывало: стоило ей лишь на мгновение вспомнить казусы, которые происходили с ней возле Учихи, как хотелось кричать и биться головой о стену. Медик и сейчас не прочь стукнуть себя за то дурацкое знакомство. Ну надо ей было заговорить неформально, полбеды, что без уважения… но использование женской речи заставило даже Кабуто кашлянуть, чтобы спрятать смешок.
«Ну какое аташи*, а, Харуно?! – второе «я» на протяжении нескольких дней не уставало кричать на слабую часть личности. Ведь такие казусы происходили постоянно. – И у тебя ведь был шанс все исправить. Был же! Но ты, как всегда, расслабилась раньше времени!» – продолжил добивать внутренний голос.
И, едва удержав себя от желания ударить по лбу, Сакура снова вздохнула. Ведь действительно был шанс наладить отношения. Только Харуно все испортила, когда во время разговора с мстителем пошла ко входу в баню, над которым висел канджи «женщина». И почему именно тогда она столкнулась с женщиной-истеричкой, которая с возгласом: «извращенец!» – вытолкала Харуто? Парни, проходящие мимо, тихонько посмеялись над «смельчаком», получившим отказ даже от столь немолодой женщины. Доказать, что все это случайность, не удалось. Все обернулось еще хуже. И если бы Саске не вступился за неё, то «оскорбленная» подняла бы всю администрацию на ноги.
- Он не умеет читать, – такое оправдание придумал Учиха, чтобы успокоить «пострадавшую».
Сакура едва удержалась, чтобы не врезать нахалке, которая, уходя, крикнула:
- Эх, даже в таком возрасте я столь прекрасна, что юноши до сих пор «случайно» ошибаются входом.
От еще большой беды куноичи спас обладатель Шарингана, почувствовавший, как медик скапливает чакру.
- Не позорь себя еще больше, – тихо промолвил шиноби, а после пошел в баню. Пусть в его голосе не прозвучало презрения, но на дружбу не стоило больше надеяться.
«Стыдно-то как…»
Жизнь с Орочимару научила Саске быть всегда начеку, поэтому даже самое маленькое движение могло разбудить мстителя. Вот только столь частые вздохи брат Итачи принял совсем за другое... Поэтому на следующие утро Учиха добил своего напарника следующей фразой:
- Развлекайся в соответствующих заведениях.
А внутреннее «я» куноичи, уставшее кричать, просто вздохнуло и огласило счет, с которым Сакура пока уверенно проигрывала Неудаче-сан: 15:3.

Записи об узах человека.
Мститель перестал удивляться «девчачьему» поведению напарника. И румянец Харуто, появляющийся во время похода в баню, мало заботил юношу, также как больше не привлекали внимание и инстинктивные попытки медика спрятать грудь, словно он девушка. Учиха пришел к мнению, что Орочимару неплохо поработал над его мозгами, поэтому странности – вполне логичное поведение нового знакомого. Да и видел Саске за эти три года намного больше мерзостей, так что ирьёнин явно меркнул на их фоне.
На каком-то этапе обладатель Шарингана почувствовал не только старую ностальгию по шумным добэ, но и противные ему связи снова завлекли сердце. Пусть узы оставались на примитивном уровне и любовь к помидорам была куда сильнее, этого вполне достаточно, чтобы стать более раздражительным. Ведь младший сын Фугаку начал замечать, как уголки губ совсем немного, но поднимались и казалось, что совсем скоро он начнет улыбаться. А вечные проделки Харуто только этому способствовали. Осознание того, что после задания их пути разойдутся, с одной стороны радовало шиноби – наконец-то тишина. Но, с другой, что-то похожее три года назад происходило с ним, когда он покидал Коноху…
Пока ребята ждали шиноби из Южного убежища со свитком, в городе, где они остановились, проходил фестиваль острой еды. Сначала ученик Санина не обратил внимания на отсутствие напарника утром, предположив, что шиноби послушался его совета о развлечениях. Поэтому Саске решил пройтись по городу – проверить, прибыл ли посланник Карин.
Но стоило Учихе немного пройтись по главной улице, как внимание мстителя привлекли маленькие домики, в которых продавали остро приправленную еду. По крайней мере, такие блюда предлагали повары. Некоторые из них вели себя настолько самоуверенно, что пытались даже устроить соревнование: если после приема пищи клиент не попросит воды, то за съеденное блюдо не возьмут денег. И, судя по понурым лицам некоторых продавцов, кажется, нашелся один заядлый любитель остренького.
- Чтоб его!.. – крикнул мужчина в сторону, где столпились люди. – Чтоб он умер от жажды! – а после повар снял вывеску «Самая острая еда».
Обладатель Шарингана, возможно, и прошел бы мимо «любителя поесть», но недалеко от этого места почувствовалась странная чакра – возможно, это тот, кого они с Харуто так долго ждали.
На заднем фоне люди начали ликовать. Соревнование среди любителей острой еды приняло новые обороты. Так среди участников осталось только двое: победитель прошлогоднего фестиваля и «темная лошадка» из другого города, у которого, кажется, в желудке черная дыра. Сакура впервые за долгое время нашла плюс мужского тела – можно есть намного больше любимой еды и не бояться за вес.
Свиток, который Харуто передаст верховной жрице, уже находился в руках Учихи. Теперь осталось самое сложное – передать.

Записи о связи между прошлым и настоящим.
Страна демонов была не столь приветлива, как ожидала Харуно. Более того, всего за полгода она изменилась настолько, что куноичи в облике мужчины едва не рассталась с жизнью. Чудища, обитающие в здешних местах, действительно пугали. Даже столь искусный боец, как Учиха, попал в лапы одного из жителей леса. Возможно, для Саске все закончилось бы печально, но медицинские дзюцу Харуто поддержали здоровье шиноби. Хотя девушка не смогла сдержать слез. Ведь из-за того, что ей пока не удалось полностью привыкнуть к телу мужчины, её уровень как ирьёнина понизился. И если бы она не приложила усилий, скорее всего, это задание мститель запомнил бы на всю жизнь.
- Слабачка… – шептала себе под нос куноичи. – Ты ведь обещала себе, что при следующей встрече будешь сильной… – чакра слишком быстро покидала измученное тело.
Идеальный контроль ученица Пятой пока не могла вернуть, а о метке Цунады-самы вообще можно забыть. – Ну же, – приготовленные в городе солдатские пилюли уже практически закончились, осталось всего ничего. А Саске не приходил в себя. – Проснись. Ты же хотел отмстить, и не только… – медик вспомнила, как они рассказывали Какаши о своих целях. – Даже Наруто и то... – девушка заткнулась, больше не имея сил сдерживать слезы, которые прекратились всего на минуту. – Выживи!
Сакура не сразу заметила, как ниндзя пришел в себя. Лишь имя, сказанное по слогам, привело ирьёнина в себя:
- Ха-ру-то…
И совсем позабыв, что она находится в теле парня, куноичи едва не задушила в объятиях только что вернувшегося с того света Учиху. На мгновение Саске показалось, что он снова увидел бабушку, уж настолько сильно радовался медик – ровно душил мстителя.
Всего на мгновение обладателю Шарингана показалось, что где-то это уже происходило. Вот только вспомнить место и события так и не удалось. В отличие от Сакуры, мститель так и не сложил мозаику. А ведь тогда над мостом падал чистый белый снег.
Ученица Легендарной неудачницы была готова остаться в теле мужчины навечно, лишь бы бывший сокомандник выжил. Столь велико было её желание спасти любимого.

Записи о белых фонариках надежды.
- Интересно, – взглянула Шион на свиток, который когда-то был украден из их хранилища. – Так где, вы говорите, нашли его? – обратилась она к гостям повелительным голосом.
- На черном рынке. Наш господин желал вернуть его на законное место, – ответил Харуто, повторив заученную фразу.
- И что же вам нужно взамен? – подозрительно спросила жрица, присматриваясь к медику.
- Ваше разрешение на вход в Страну болота, – сразу же ответил шиноби. – Нам известно, что Вы находитесь в хороших отношениях с дайме этой страны. Поэтому просим покровительства…
- Хм, как удачно для вас, что вы нашли свиток, – с неким сарказмом ответила Шион, а после перевела взгляд на другого ниндзя. – Разве клан Учиха не истреблен? – бесцеремонно сменила тему жрица, обратившись к Саске. – На вас нет протекторов Страны Огня, поэтому я не могу взять вас под свое покровительство. Столь сомнительные подарки не стоят безопасности дайме Нама но Куни.* Но в знак признательности за возращение свитка законному владельцу я отпущу вас. Но на большее не рассчитывайте. Уходите!
Поклонившись жрице, ребята уже хотели уйти, но Шион остановила их:
- Этим свитком кто-то пользовался? – поинтересовалась девушка.
- Нам не известно, – вместо Харуто ответил Учиха.
- Что ж, эта техника не столь опасна, как Каге Кагами Шинтен но Хо, но и от неё может быть немало хлопот, – словно невзначай промолвила жрица.
- Что Вы имеете в виду? – задала встречный вопрос Сакура.
- Человек, находившийся под этой техникой, может вернуться в прежний облик, если искупается в озере сиреневой воды, расположенном возле границы с Нама но Куни. Конечно, если не прошло больше пяти недель с момента наложения техники, – ответила девушка, прежде чем уйти.
Заинтересованный взгляд Харуто не остался незамеченным. Почему-то сейчас в голове нукенина всплыли слова Орочимару о ребусе и ответе возле самого носа. Но после аудиенции с верховной жрицей их пути расходятся, больше незачем разгадывать загадку Санина: он должен идти дальше в Страну болота, а медик получил желаемую свободу.
- Прости, что доставил тебе столько проблем, – прошептала Сакура на прощание.
- Хм, – Учиха внимательно глянул на уже бывшего напарника.
За это время новый знакомый сильно изменился. Больше он не опускал взгляд и не пытался казаться мужчиной, как при первой встрече, используя грубую лексику вперемешку с женской речью. Пусть он до сих пор по случайности заходил в женский туалет или путал иероглифы «мужчина» и «женщина», висящие над входом на источники, но взгляд его окреп, больше он не казался генином, потерявшимся в жизни.
- Ты не столь проблемный, как один мой знакомый, – промолвил обладатель Шарингана, прежде чем исчезнуть.
Саске отрицал факт того, что практически за четыре недели он успел создать новые узы. И прочностью они не отличались от тех, что он создал в Конохе. Если не крепче...

Записи о глади воды.
Сакура едва не летела к озеру, о котором вспомнила Шион. Ведь в облике мужчины она находилась практически пять недель. Сегодня или завтра истекает срок действия техники, по словам Кабуто. Девушка не была удивлена, узнав о «подводных течениях». Правая рука Санина «случайно» перепутал, что истекает срок не техники, а возможности вернуться в собственной тело.
Харуно не помнила, как Орочимару проделал этот эксперимент. Но тогда, придя в себя, она едва не сошла с ума от новых ощущений. Ведь поменялось не только тело, но и ход мышления, взгляды на многие вещи стали другими.
Возможно, подняться из ямы отчаяния ей в который раз помог Учиха. Он не только был рядом все это трудное время, но и воспринимал Харуто как человека. Странности и неловкие моменты любого доконали бы, но Саске остался прежним. Лишь иногда девушка в облике мужчины замечала едва заметную улыбку на лице мстителя. Но и она придавала ей силы бороться с внутренними перестановками тела. Ведь ученица Пятой понимала, что если она не возьмет верх, то умрет, как и предыдущие образцы.
Поэтому, добежав до озера, вода в котором в лунном свете принимала сиреневый оттенок, девушка немедля скинула с себя одежду и нырнула в холодную воду.
Вынырнув, Сакура почувствовала долгожданное успокоение. Словно она снова нашла себя настоящую.

Неизменные записи Судьбы.
- А, Сакура, – этот голос напомнил девушке о случившемся несколько месяцев назад. Неосознанно медик отпустила Сая, переводя взгляд на Учиху.
Оставив Саске в Стране демонов, Харуно еще долго добиралась домой, в которой её уже считали мертвой. Точнее предполагали, что пора начать поиски тела.
- Саске-кун… – И что бы она ни пережила, именно такая форма обращения к этому человеку была ей родней всего.
И из-за того, что солнце спрятало его лицо, куноичи не заметила легкой улыбки, которой научила его за несколько недель. Также медик не подозревала, что Неудача-сан или же другие высшие силы случайно, а может, и не совсем, направили Учиху в Страну Болота, по дороге к которой нужно было пройти мимо озера. И что бы ни говорили о чувстве юмора у Судьбы, но на лице Саске появилась лишь ухмылка, хотя для мстителя она была столь же ценной, как и улыбка. Тогда последние кусочки мозаики сложились в голове мстителя. Орочимару отправил на легкое дело двоих, чтобы проверить Саске, удостовериться, что с телом нового сосуда ничего не произошло. Но в то же время Сакура стала живым доказательством, что сиреневые воды могут снять столь сильную технику, стоит только окунуться в них.
- Давно не виделись, Харуто. – И Сакура очень надеялась, что ослышалась.



В этом рассказе события четвертого фильма происходили до встречи с Саске в логове Орочимару. Ребята встретили Учиху где-то через год после возвращения Наруто.

Сёдзи — в традиционной японской архитектуре это дверь.
Ирьёнин — медицинский шиноби.
Аташи – женский вариант «ваташи» (я).
Нама но Куни – Страна болота.
Каге Кагами Шинтен но Хо – техника, которой воспользовался Тарухо, чтобы превратиться в Шион.
Утверждено Nern
kateF
Фанфик опубликован 27 апреля 2014 года в 20:59 пользователем kateF.
За это время его прочитали 948 раз и оставили 0 комментариев.