Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Фанфики по Наруто Альтернативная вселенная Записи деяний Судьбы: Мост, сотканный из неразрывной нити Жизни (Часть 9)

Записи деяний Судьбы: Мост, сотканный из неразрывной нити Жизни (Часть 9)

Категория: Альтернативная вселенная
Записи деяний Судьбы: Мост, сотканный из неразрывной нити Жизни (Часть 9)
Свиток пятый. Часть первая. Уцелевшие отрывки: «Светлячок, что живет в потухшем фонарике»


Чёрные корабли[1] накрыли священные земли черным льдом, который расколол страну на две части[2]. Огонь страха и гнева спалил мир, оставив после себя руины…

Даже духи затихли, никто ничего не смог сделать против демонов с запада – Вестников конца…

Но народ восходящего дня не отступит. Мы убьем варваров, осмелившихся ступить на священную землю.

Да здравствует Император - долой варваров!..
[3]

Неизвестный автор.

Мир, о котором можно было сожалеть, сгорел в пламени западных течений. Лишь немногие остались верны своим убеждениям, лишь немногие помнили духов, что, безусловно, находились рядом. Но даже если свет оставить включенным, Ао-андон[4] может явиться под утро. Когда земля превращается в Ад, демоны не дремлют. Они, как никогда раньше, чувствуют прилив сил. Ибо муки людей являются музыкой для уха стражников Ада. И поэтому сейчас я стою против двух монстров.

Хм, человек, ставший демоном, страшнее тех, кто обитал за замком веками – сила их гнева уничтожила все людское в душе, в том числе страх. Мои противники не боялись боли и поэтому без замешательства вступали в бой, намеренно позволяя Кусанаги вонзиться в плоть, чтобы потом убить меня. Хм…

Век обещает быть интересным.

***


Фейерверки освещают ночное небо. Даже в это время люди находят, что праздновать. Шум, доносящийся из деревни, заглушает рев демонов, которые скребутся о грани печати. Не сегодня…

Но Они в очередной раз пытаются прорваться сквозь запертую дверь. Вполне возможно, что если бы сегодня была третья ночь второго месяца, им бы удалось зайти ко мне в гости, но сейчас совсем другой праздник и без силы остальных одиннадцати заключенных им не выбраться.

Хм, нужно быть настороже, сейчас люди настолько хрупки, что легко попадают под влияние теней, точнее, они ждут этого. Ведь тьма сильнее всего чувствует день, когда упадет и этот мир. И среди осколков идей бежит девчонка, а ее преследуют пьяные мужчины - тьма сего времени. Пора.

Почему-то никто не видит, как ребенок с криками о помощи несется сквозь толпу. Никто из всех этих людей не захотел связываться с мужчинами, чьи катаны были оголены. Беспорядок, что царил здесь, сыграл на руку мужчинам. Взгляды людей «чести» пылали алкоголем. И среди всего этого можно было увидеть, как они пытались схватить девчонку. Испачканная, местами рваная одежда, неужели они опустились настолько низко? Хотя, тени, следующие за мужчинами, напоминали нити марионетки. Это и свидетельствовало, что для людей «чести» главной целью было не простое развлечение с малолеткой. Здесь таилось что-то еще. Возможно…

- Стоять! – крикнул один из самураев, едва не задев катаной голову девчонки. Не туда свернуло человеческое дитя – это тупик.

- Зачем вы меня преследуете?! – и в этом крике можно было услышать отчаяние. – Все потому, что мои волосы не черные?! – интересно. – Вы… вы убили мою семью только из-за того, что мои волосы розовые? – ткань, прикрывавшая голову, слетела. Мне все же не удалось спрятать ухмылку. Теперь могу действовать. – Я не знаю, почему родила-а-а…

В следующую секунду на лицо девчонки брызнула кровь, мужчина, что был поближе, уже никогда не сможет поднять катану – руки-то правой нет. Воспользовавшись замешательством преследователей, проделал всего три выпада, чтобы обезглавить троих самураев. Тени, находящиеся неподалеку от входа в тупик, исчезли. Успел.
Теперь девчонка. Нужно проверить наверняка, ключ ли это. Подошел поближе. Она так боялась, что не смогла больше держаться на ногах, прикрыв лицо руками, ребенок что-то нашептывал себе под нос. Неразборчиво.

- Открой глаза, - приказал я, когда коснулся её рук. Девочка помахала головой. – Открой или желаешь умереть во тьме? – дурочка, начала трястись еще сильнее.

- Так легче, - прошептала она. – Не видеть этого всего снова. Кровь, искаженные лица…

- Открой глаза, - нет у меня желания выслушивать все это, а «это» обещает быть долгим. – Они больше не прикоснутся к тебе.

- Мне страшно, - призналась малышка, ей всего от силы семь лет. Хм, возможно, если бы я не вмешался, судьба изнасилованной и едва не до смерти забитой девчонки могла стать началом для женщины в обличии Они. – Вы тоже хотите меня убить?

- Нет, если ты откроешь глаза, - ребенок замер, обдумывает? Постепенно, совсем медленно девчонка начала опускать ладони ниже, разрешая мне увидеть её глаза – зеленые. Харуно…

Неосознанно я схватил её за плечи. И дитя решило, что я солгал или же недоволен увиденным, поэтому зажмурилось.

- Страшно? – она кивнула. – Тебе есть куда пойти? – отрицательный ответ. – Идем, - схватил за руку.

- Куда мы? – испуганным голоском спросила девчонка.

- Не мы, а ты, - твоя жизнь испорчена тенями, мной и еще кучей обстоятельств. Тебе нужно найти уголок, где ты сможешь начать все с начала.

- Вы не убьете меня? – мне незачем еще один труп. Твоя смерть только отстрочит время, но не остановит теней. Они слишком близко подбирались, не нравится мне это.

- А ты хочешь жить? – возможно, таким способом я избавлюсь от многих вопросов.

- Да, - ни на мгновение не сомневалась девчонка.

- Тогда ничего не спрашивай, - она кивнула, что ж, совсем неплохо.

В небо запустили новые фейерверки. Сегодня, надеюсь, ты видишь меня в последний раз. В этой жизни…

***


- Что вы хотели? – возможно, я бы оставался простым наблюдателем и дальше, но тени слишком сгустились над тобой, перевоплощение Харуно. – Эй, вы меня слышите? – она дружелюбно улыбнулась.

- Да, хотел, - из кармана достал камешек, она должна помнить, хотя бы смутно.– Узнаешь ли ты его? – приподнял немного головной убор, чтобы собеседница смогла разглядеть мое лицо.

Девчонка побледнела, прошло больше пятнадцати лет, но ты не научилась быть твердой. Как Харуно.

- Вы? – Сакура, именно так зовут её в этот раз, уронила метлу. – Вы совсем не изменились, Саске-с… - замолкла. На её лице отражались эмоции, подобные тем, что я видел тогда, в тупике. Значит, помнишь. Хм, неплохо, несколькими проблемами меньше.

- Ты ведь понимаешь, почему я пришел, - девушка кивнула. Ветерок поднял несколько непослушных локонов. – Что-то заметила?

- Было несколько странных больных и косых взглядов, но не более, - ученица медика подняла метлу. – Проходите…

Боится. Не нужно смотреть ей в глаза, чтобы понять: сейчас она хочет убежать далеко-далеко. Спрятаться, где никто её не знает. Мчаться без оглядки? Хоть здесь ей многое удалось достичь. Да и деревня довольно-таки тихая, события страны пока обходят стороной селение. Кхм, несколько интересующихся пар глаз я все же заметил.

- И что нам делать? – спросила Сакура, поставив две чашки с чаем. – Ведь если вы здесь, то все очень плохо, да?

- Просто ситуация не может развиваться без моего вмешательства, - надпил немного, горячий. Старая посуда, местами надбита, значит, не очень богатые. – Я буду неподалеку время от времени появляться, можешь сказать, что я проблемный больной или что-то вроде того…

- Да, но… - девушка глянула на Кусанаги, - вы разве не знаете, что оружие запретили носить? – «мирное» время ведь, да уж.

- Это против демонов, - укусила себя за губу, настолько резко ответил? Этот жест, Харуно так же делала, когда…

- Вам придется его спрятать, иначе у меня и сенсея возникнут проблемы, а значит, у вас тоже, Саске-кун… - Саске-кун? Кажется, мое удивление было не так спрятано, ибо медик добавила: - Сенсей разрешает держать только родственников, а вы выглядите не старше меня, да и… - она покраснела, что? Старые воспоминание зашевелились. Надеюсь, мне только показалось. Но было в этих словах что-то большое и даже не «что-то». Хм, мне предложили дом...

***


Прошло больше месяца, как тени не приближались к дому лекаря. Старик, который учил Сакуру медицине, оказался хватким старичком и всю тяжелую работу скинул на меня: от таскания дров до стирки одежды. Хотя, могу заметить, это были одни из самых маленьких проблем. Именно в такие времена улавливаешь плюсы жизни в лесу, где тебя никто не видит, и спрятаться от посторонних глаз не так уж и трудно. Вот, например, сейчас, во время работы, Харуно влетела с обедом (это, конечно, не плохо, но еда не часто оказывается в руках девушки).

- Саске-кун, - Сакура поставила тарелку на пол. – Саске-кун… - замялась, спрятала глаза. – А не хочешь ли сходить на… - схватила себя за юкату. – На праздник?

- Праздник? – пора сделать перерыв. Оставив работу на потом, принялся за принесенную еду – рис, совсем неплохо приготовленный на вид, взял в руки палочки.

- Да, Танабата, ты, может быть, не знаешь, но он… - девушка не могла подобрать слова.

- Хорошо, - от назойливого старика все же неплохо избавиться на некоторое время, да и не помешает посмотреть, как живут в деревне, не издалека, а непосредственно находясь возле.

- Тогда пойдем вечером? – не верит или думает, что ослышалась? Кажется, наивность передается девушке от перевоплощения к перевоплощению. Кивнул. – Тогда я побежала, сообщу сенсею.

Старец, что не поверил во всю эту историю с родственником, странно косился на меня и обещал подсыпать яд, если я что-то сделаю Сакуре. Хотя сей лекарь сам больше смахивал на опасного типа – уж слишком хитрый взгляд.

- Саске-черт-из-одного-места, - так он меня величал. – Это куда ты мою Сакуру хочешь сегодня повести! Негодяй, извращенец… - и все дальше по списку. Если бы я знал, что женщина, в которой я оставил девчонку, умрет, и за ней будет присматривать этот, то… - Слышишь меня? – он попытался ударить палкой. И так всегда.

- Сенсей, - к нам выбежала Харуно. – Не надо, Саске-кун просто согласился меня сопровождать, - она стала между нами и, схватив ту палку, которой меня били, подняла над головой. Хм, теперь точно не достанешь.

- Сакура! – по сравнению со старцем, Они - просто котята, ибо этот крик напоминал рев, подобный дракону. – Ему нужно знать свое место, а то возомнил себе невесть что, время самураев прошло… - пытаясь схватить палку, лекарь начал прыгать и из-за этого быстро устал. – Поэтому…

- Сенсей, - укоризненно начала девушка, - Саске-кун ни разу не тыкал Вам, не заявлял о каких-то особых правах и не увиливал от работы. Он даже не отвечал на ваши провокации. Даже сейчас! – я внимательно смотрел, как лицо старика менялось разными красками.

- Да ну вас, молодежь, - кинув свои попытки заполучить желаемое, старик ушел, при этом едва три раза не упав. Без палки уже не может, а прыгает как заяц.

- Прости, - убедившись, что лекарь благополучно зашел в дом, Сакура обернулась. – Он слишком обо мне печется… - девушка улыбнулась, чересчур тепло, искренне. – Ты поранился? – ученица старика кинулась до царапинки на руке, ничего особенного, но только не для этой девчонки. – И даже не говори, что это мелочь, можешь ведь заразу подхватить.

- Не нужно, - вырвал ладонь из хватки Харуно.

Она хотела что-то сказать, но потом передумала. Чему-то да научилась…

***


Сакура в пятый раз поправила юкату. В четвертый раз коснулась прически на голове, в третий раз спотыкнулась и уже в десятый улыбнулась. Она пыталась выглядеть более женственно, что у нее не очень-то и получалось - моментами девушка срывалась на мальчишках, которые позволяли себе лишнее слово. Хм, кое-что мне это напоминает.

- Красиво, правда? - она показала на лавку, где висели маски. - Сколько же они трудились, чтобы такое сделать... - новый неудачный шаг оборвал её речь. Если не можешь на них ходить, так зачем обула?

- Давай купим маску Они, говорят, она может защитить, - сказала молодая женщина своему мужу.

Глянул на Сакуру, та опустила глаза, словно в чем-то провинилась. Алые щеки говорили, что девушку терзают довольно-таки сильные чувства.

- Тебе плохо? - она помахала головой. Тогда что с тобой?

- Саске-кун, увидев маску, я вспомнила твой рассказ о знаке, - ветерок поднял передний локон. - И... и я хотела попросить прощение, - немного дрожащим голосом молвила Харуно. - Из-за меня Вам приходится терпеть все эти неудобства.

- Не вижу смысла об этом говорить, сейчас ничего не изменить.

Харуно улыбнулась, но эта улыбка была какой-то неловкой, извиняющейся. А потом она повела по всем тем лавкам, где продавали всякую мелочь, хоть это и оказалось простой тратой времени и, безусловно, денег, которые ей давались не так легко. Но улыбка не исчезала с лица медика на протяжении всего вечера. Задорный блеск в глазах подчеркивал красоту... Сжал палочку с данго сильнее. Не о том думаю. Совсем не о том. А в это время рыбка снова сбежала от Сакуры, выпрыгнув в ведро.

- Саске-кун, - она несмело взяла меня за рукав, - пошли вон туда, – девушка указала на холмик. – Оттуда будет хорошо видно фейерверки, - поправив волосы, молвила Харуно.

И правда, местность там смотрелась, словно на ладони. Яркие огоньки фонариков казались не больше, чем светлячки.

- Красиво, правда? – она сделала несколько шагов в сторону большого камня.
- Да, - приблизился к ней, все же здесь крутой склон. Да и устал я за вечер, поэтому пока Сакура не видит, можно опереться на «камушек».

- Саске-кун, - эта интонация обещает длинный разговор, - прости сенсея. У него есть свои причины ненавидеть самураев, - её голос вздрогнул, словно она решала, говорить ли. - Десять лет назад, когда «черные корабли» еще не пристали к берегу, ронин[5] поиздевался над единственной дочкой сенсея. Тот самурай пытался изнасиловать Онэ-чан, - хм, значит, эти девчонки были близки. – Говорят, она сопротивлялась. Вцепилась в ухо так, что откусила его, в отместку он… - девушка на мгновение затихла, трудно вспоминать? – Он разрубил её на части, медленно, на крики сестрицы собралось много людей. Там мы и узнали о случившемся. Она… - Харуно пыталась еще сдержать слезы, - она еще дышала, хотя я не понимаю, как.… Все ее тело было изрублено, словно мясо - руки, ноги, пальцы, грудь, нос… - она стиснула ладони в кулачки. – После этого сенсей запретил мне выходить из дома, - не удивительно. - Впервые я ступила за порог спустя пять лет, когда больной не смог прийти. Знаешь, то, что сенсей отпустил меня с тобой, говорит о том, что он доверяет тебе, иначе бы запер меня, снова.

- Это случилось на Танабату, - я помню этот случай, в деревне многие подобные события происходят на праздники, когда опьяненный мозг не может оценивать ситуацию здраво.

- Да, Танабата деревне принесла немало горя, - вспомнила о своем роковом дне? – Но это ведь просто предположения, праздник принес и немало счастья.

- Счастья? – она обернулась ко мне.

- Да, сын Кимуры-сана родился в Танабату, первого пациента, которого мне удалось вылечить, выписался в день Танабаты, в этот день я встретила тебя, - улыбка, не без грусти, озарила её лицо. Словно яркое солнце, она ослепила меня, и я на мгновение закрыл глаза. Чушь…

- Что хорошего в нашей встрече? - взглянул ей в глаза, девчонке пора спуститься на землю. Я не тот хранитель, какого она нарисовала в воображение, я связан с ней не потому, что так хочу, а потому, что обязан, в этом нет моего желания. – В этот день ты потеряла все.

- Но благодаря тебе смогла жить дальше, если бы не ты, меня бы убили, - она попыталась подойти, наверное, как та Харуно, хочет коснуться плеча и успокоить.

- Ошибаешься, - сделал шаг назад. – Если бы не я, ты бы и дальше жила спокойно со своей семьей, не только в этой жизни, но и в прошлых, да и будущих… - неосознанно я повысил голос.

- Я никогда так не думала! – в глазах Сакуры начали плясать чертики, снова этот взгляд.

- Однажды ты мне так сказала, - это остановило девушку, она опустила руки, глаза… огонь воспылал ярче…

- Я этого не говорила, - женщинам начали позволять слишком много. – Та я, другая, и уверена, ты её довел до этого, как и меня! – и почему-то Сакура заплакала.

Она сдерживалась, когда говорила о родном человеке, но не смогла выстоять против нескольких колких слов, когда речь зашла о ней. Как бы я хотел узнать, что творится в твоей.… Нет, нельзя. Однажды я позволил чувствам взять верх над собою, все закончилось «теми» словами. Мне должно быть все равно, что она чувствует. Я – хранитель, она – ключ.

- Саске-кун, - спутница посмотрела в мои глаза. И в этот момент в небо взлетели алые цветки – это отвлекло Сакуру.

Пока небо озаряли огни, Харуно взяла себя в руки и вытерла слезы.

И даже после того, как фейерверки потухли, девушка не собиралась никуда идти, словно засмотрелась на небо. Неужели оно так прекрасно? За сотню лет синева не изменилась, а ночные светила также мерцали в хаотичном порядке.

- Саске-кун, взгляни вон на ту звезду, - в её голосе еще чувствуется легкая неуверенность, думаешь, я буду сердиться или же обижаться за те слова? У меня нет причин. - Видишь, та, что сияет сильнее всех. Правда, она красива? Но и это светило однажды потухнет. Возможно, тот огонек сейчас смотрит на нас и видит, как хрупки мы, люди. Возможно, этот «светлячок» погаснет скорее, чем мы, а, может, нет. Но кто-то будет помнить, что была эта звезда. На Земле - наши предки, а на небе - другие звезды.

- Глупо, - скорее, наивно.

- Возможно, но разве плохо мечтать, воображать? – она посмотрела на меня и в сотый раз за этот вечер поправила прическу.

- Не каждый может позволить испытывать такую ерунду, – подошел ближе, уж слишком она близко стоит к краю.

- Имеешь в виду себя? – её брови немного приподнялись, спрашиваешь? Желания отвечать не было.

Харуно не стала допрашивать. Хм, не самый плохой исход. Ночной воздух холодел, пора возвращаться.

- Скажи, а есть ли что-то общее между всеми моими перевоплощениями? – кинула вдогонку медик, когда мы уже должны были уходить с этого холма.

- Да, - обернулся, - глупость, - в этом вопросе у меня не было сомнений, а у Сакуры не должно быть надежд.

Сноски:
[1] так называли корабли командора Мэттью Перри.
[2] одни считали, что открытие границ подтолкнет развитие страны, другие – уничтожит национальный уклад, культуру и мировоззрение.
[3] лозунг сторонников императора.
[4] призрак из японского фольклора, связанный с популярной в Период Эдо игрой в хяку-моногатари.
[5] деклассированный самурай.
Утверждено ирин
kateF
Фанфик опубликован 11 декабря 2013 года в 19:37 пользователем kateF.
За это время его прочитали 857 раз и оставили 0 комментариев.