Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Фанфики по Наруто Трагедия/Драма/Ангст За чертой здравого смысла. Глава VIII: Действие новое

За чертой здравого смысла. Глава VIII: Действие новое

Категория: Трагедия/Драма/Ангст
Примечания: перевод песни оригинальный

Can you leave a light on for me, the spaces solidify.
Sleeping with your eyes wide open, as black as the darkest sky.
Can you feel the whole world shaking, running but your lungs are aching.
Can you feel the whole world shaking, I'm breaking inside.
Don't believe the lies.

Оставь для меня включенным свет – пространства всё меньше.
Засыпай с широко открытыми глазами, глазами самого тёмного неба.
Ты чувствуешь, как сотрясается мир, бежишь, но легкие пронимает боль.
Ты чувствуешь, как сотрясается мир, а я разрываюсь изнутри.
Не верь этой лжи.

Hannah Cartwright & Ross Tones – All you leave behind


Девушка уже хотела было подорваться и накинуться на своего друга, чтобы убедиться, что он настоящий, но не успела, потому что он её опередил. Блондин моментально присел рядом и упокоил розоволосую голову у себя на груди, помогая подруге справиться с рыданиями. Девичьи руки крепко вцепились в спину парня, разрывая ногтями куртку. Он здесь, он не в земле под ней. Но он мёртв так же, как и она. Сакура заметила это сразу, как только поняла, что не слышит биение сердца внутри.

– Как он мог… – сорвалось с уст зеленоглазой через несколько минут.

– Это уже не исправишь, – шёпотом проговорил Узумаки, поглаживая медика по растрепавшимся волосам. – Нечего тратить на него свои слёзы.

– Наруто, – всхлипнула Харуно, стараясь подобрать слова. – Прости меня, – она ещё сильнее прижалась к нему. – Хината… Я её подвела, – руки розоволосой крепче сжали молодого человека, ища поддержки.

– Мы с тобой её подвели, – задумчиво произнёс голубоглазый, рассматривая последние падающие снежинки. – Мы всё исправим, я обещаю. Сейчас в нашем положении мы бессильны.

Они сидели у пустой могилы, думая каждый о своём. Вопросов было слишком много, а состояние шока и взаимные сожаления мешали искать на них ответы. Светловолосый частично понимал лучшего друга: Учиха изменил их с Сакурой жизни без их воли, что друзья пытались сделать с самим Саске. Но такие методы были слишком жестоки даже для брюнета. И за это Наруто пообещал себе набить товарищу морду, пока его подруга металась между раздумьями о горести, что её возлюбленный так поступил с ней, и муками совести за то, как она поступила с Хинатой.

Начало рассветать. Город вокруг постепенно оживлялся, а фонари погасли, потому что дневной свет и без того улучшил видимость. В глубине кладбища, по счастливой случайности расположившись подальше от людей, продолжали сидеть в обнимку вампир и вампирша, которые так и не научились ещё контролировать все свои эмоции. Всё было спокойно, пока до их обострённого слуха не донеслись чьи-то шаги, направлявшиеся в сторону парочки друзей.

– Какие отвратительные воспоминания связаны с этим местом! – ворчала блондинка, приближаясь к сидящим.

– Тебя прислал Саске? – в лоб спросил Узумаки, вставая и подавая руку зеленоглазой, чтобы и та поднималась на ноги.

– Нет, я сама пошла вас искать. Нужно возвращаться домой, – Ино кивнула в сторону выхода из кладбища.

– Мне некуда возвращаться, – заявила Харуно и осталась сидеть на земле.

– Ты идёшь с нами, и это не обсуждается, – Яманака сделала несколько шагов в сторону девушки и протянула ей руку, как несколько мгновений назад это делал парень.

– Сакура, а она права, – согласился Наруто. – Там мы сможем всему научиться, да и Учиха будет на виду. Вместе давить на него будет проще, – заверил её друг.

И девушка встала, опираясь на обе поданные ей руки. Сейчас был не тот момент, чтобы бездумно отказываться от помощи, тем более рядом будет Узумаки, а это значит, что розоволосой не придётся держать всё в себе. Вот только присутствие Саске её пугало. Это всё-таки его дом, и молодой человек может её не принять. А ещё хуже, если он будет над ней издеваться, припоминая всё, что случилось между ними за последние два дня.

– Ты молодец, что пошла за Ино, – начал блондин уже в машине. – Ты так далеко зашла, и теперь мы с лёгкостью выбьем всю дурь из головы нашего друга!

– Да он сам выбивает, выбивает и никак выбить её из своей головы не может, – хмыкнула за рулём голубоглазая. – Хотя вы его дольше знаете. Надеюсь, что вы найдёте способ его образумить, – неожиданно серьёзно промолвила она.

Автомобиль свернул с трассы и скрылся в густой чаще леса, подъезжая к чёрным воротам. На фразу Яманака никто не отреагировал. Только Сакура молча обдумывала слова новой знакомой, выходя из машины и следуя за блондинами в дом. Девушка взяла розоволосую под руку и, убедив зеленоглазую, что Саске ещё нет дома, повела её на второй этаж, к облегчению Харуно, свернув в левую часть особняка. Ино намеревалась поделиться с новой соседкой одеждой, и притащила её в свою комнату, чтобы подобрать что-то по размеру.

– Мда… – протянула голубоглазая, оценивающе осматривая розоволосую, а затем косясь на содержимое своего шкафа.

– Всё так плохо? – осторожно поинтересовалась медик.

– Да нет, у нас примерно одинаковые фигуры, – неотрывно перерывая свои вещи, успокаивала блондинка. – Но вот здесь, – она отвлеклась и оттянула на себя блузку стоящей рядом в районе груди, – у тебя всё будет висеть.

Харуно промолчала, раздосадовавшись про себя.

– Да что ты такая испуганная? – Яманака взглянула на свою новую соседку после того, как вывалила половину одежды на кровать. – Что за страх в глазах? – она приподняла девушку за подбородок, направляя её лицо в сторону света, падающего из окна. – Ты так Саске боишься? – усмехнулась светловолосая. – Он ведь второй раз тебя не убьёт.

Зелёные глаза начали наливаться слезами, не давая им выхода. Когда одна всё-таки предательски скатилась по щеке, голубоглазая отпустила лицо медика, и сочувствующе пробубнила:

– Ладно-ладно. Расскажешь, когда будешь готова. Поверь: я тебе не враг, и я могу помочь.

Ино никогда не умела утешать людей. Если веселье давалось ей легко, то более горестные чувства разделять с другими для неё было, наоборот, сложно.

Сакура всеми силами старалась не дать своей обиде взять верх над ней. Что ж, очень хорошая тренировка, помогающая разобраться со своими усиленными ощущениями. В присутствии блондинки отчего-то хотелось расплакаться и излить ей душу, не утаивая всех деяний Учихи. Розоволосая чувствовала на подсознательном уровне, что может доверять новой знакомой. Но разум, внезапно отрезвлённый атмосферой, царившей в особняке, или воспоминаниями, связанными с этим домом, подсказывал, что сейчас лучше этого не делать, потому что Наруто и Сай, а может и Саске, вероятно, присутствующий где-то здесь, могут всё услышать, как слышит их голоса аж с первого этажа она.

– Вот, держи! – Яманака всунула в руки зеленоглазой чёрные джинсы и мятного цвета майку, подчёркивающую цвет глаз медика. – А, вот ещё! – сверку всего этого было положено нижнее бельё. – Да новое оно, не смотри на меня так, – мягко улыбнулась светловолосая.

– Спасибо, – промямлила Харуно, подталкиваемая к двери в ванную.

– Значит, смотри: здесь полотенца, а здесь все банные принадлежности, – разводила руки по сторонам Ино, пока не обернулась к новой соседке.

Медик устремила свой взор в зеркало, ковыряя ногтем появившийся посреди лба ромбик лилового цвета. «И почему Наруто мне не сказал об этом пятнышке?»

– Да не трогай ты! Я просто подумала, что тату на этом месте отвлечёт внимание от твоего большого лба, – голубоглазая смотрела на розоволосую с умилением.

– Ты подумала что? – развернулась Сакура и одарила девушку негодующим взглядом.

– Так, давай с начала. Я – ведьма. Этот ромб – печать для того, чтобы ты могла спокойно ходить днём по улице.

– Ты! Вот почему мне лоб жгло, когда ты ко мне прикоснулась в том подвале? – осенило зеленоглазую.

– Аллилуйя! – вскинула руки к потолку Яманака. – Прими душ, а я тебя в комнате подожду, – она вышла и закрыла за собой дверь, оставив Харуно одну.

***

Две девушки прогуливались в окрестностях особняка, скрывшись за деревьями от глаз парней. Учихи в доме пока не оказалось, и Сакура сразу же задышала свободнее. Она решила воспользоваться возможностью выговориться, так любезно предоставленной ей Ино, и во время прогулки поделилась с новой подругой тем, как обошёлся с ней Саске. Не во всех деталях, конечно, но в общих чертах точно. Розоволосая не хотела чьих-то советов, и блондинка идеально улавливала её мысли, лишь обняв свою новую соседку в качестве немой поддержки. Да и смысла переубеждать зеленоглазую в чём-то вампирша не видела: медик уже сделала свой выбор, не оттолкнув брюнета от себя после изнасилования и приехав в его дом после подставы с рулеткой.

К несчастью, Наруто пошёл не вовремя разыскивать девушек, чтобы сообщить им, что Учиха скоро вернётся. Он подслушал некоторую часть разговора, из которой всё стало ясно. Злость, гнев, ярость, ненависть – всё это смешалось внутри блондина, с нетерпением ожидая возвращения лучшего друга, чтобы подправить ему смазливое личико. Нервно почёсывая кулаки, Узумаки устремился обратно в дом, надеясь, что успеет хорошенько поговорить с брюнетом до того, как Сакура и Ино закончат прогулку.

А вот уже к везению светловолосого, за воротами показался знакомый автомобиль. Учиха подъезжал к дому в хорошем настроении. Ночью всё сложилось слишком удачно, и его друзья должны были полностью усвоить преподанный им урок. Ещё одна страдающая душа была записана темноволосым на счёт Итачи, что обещало продлить заряд хорошего настроения на несколько дней. Вот только нежно-розовые отблески среди деревьев, растущих около особняка, заставили парня насторожиться. Раздражение нахлынуло на него новой волной, и он, оставив машину в гараже, поспешил занять любимую наблюдательную позицию в своём кабинете. Вот только покой в этот день ему мог только сниться…

– Саске! О чём ты, паскуда, думал?! – влетел в комнату к товарищу блондин.

– Нужно посадить ещё одну ель, – невозмутимо вещал брюнет, всматриваясь в пейзаж за окном.

– Какая нахрен ель? Ты понимаешь, насколько сильно издевался над Сакурой? Ты понимаешь, какую боль ей причинил? – голубоглазый подскочил к неподвижному другу и смачно заехал ему по лицу, останавливаясь рядом и тяжело дыша от негодования, распиравшего его изнутри.

Темноволосая голова по инерции развернулась в другую сторону. Молодой человек смиренно сплюнул кровь изо рта через плечо и вернул свой взор к окну. «Давай, Наруто! Тебе тоже нужно отыграться на ком-нибудь, я понимаю, ещё как понимаю», – усмехнулся своим мыслям черноглазый, а вслух же твердил:

– Мне кажется, мы это сегодня уже обсуждали. И в подобной манере, – он засунул руки в карманы брюк и покосился на дверь. – Сакура сама может поговорить со мной об этом, если она этого захочет. Да, Сакура?

Пойманная с поличным отворила дверь и присоединилась к друзьям в комнате.

– Наруто, это того не стоит, – зеленоглазая подошла к светловолосому и положила свою руку ему на плечо.

– Не стоит? Да ты знаешь, что, помимо нас, он убивает и других людей? Убивает и высасывает из них всё! До последней капли! Да он болен! – кричал Узумаки, чтобы произвести своими словами больший эффект.

«Ино сказала об этом в машине?» – проскочила догадка в розоволосой голове. Разговаривать с брюнетом Харуно не спешила. Как и сказал Учиха, она бы и обсудила всё произошедшее с ним, но не сейчас и не при свидетелях. Хотя нет смысла что-то откладывать на потом, если они будут жить в одном доме.

– Саске, – сквозь ком в горле обратилась девушка. – Покажи мне, пожалуйста, комнату, в которой я могу остаться.

– Что блять?! – вырвалось у голубоглазого.

– Хм, хорошо, иди за мной, – проигнорировав товарища, брюнет удалился вместе с девушкой, оставив ошарашенного друга в кабинете.

«Дура, какая же ты дура!» – повторяла про себя розоволосая, заходя вслед за возлюбленным в хорошо освещённую спальню. Она боролась со всеми своими чувствами, которые вызывал у неё этот молодой человек, закрывший их в комнате и смотрящий на неё с вызовом. Медик прекрасно осознавала, что та её часть, которая была оскорблена и унижена, которая считает, что быть в непосредственной близости с бледноликим неправильно, оттесняется желанием прикоснуться к черноглазому, почувствовать его мёртвое, но тепло, постараться переубедить саму себя. Терзавшие Сакуру сомнения затыкали ей рот, сковывали её по рукам и ногам, оставляя только возможность наблюдать за Саске, снявшим с себя пиджак, под которым не осталось ничего. Он ведь ещё не успел переодеться, а порванную и окровавленную рубашку выкинул уже давно.

Парень медленно подошёл к новой жительнице в его доме, подтолкнул её к кровати и, надавив своими руками на её плечи, заставил сесть на постель, а сам затем удобно устроился головой на её коленях. Ему больше всего не хватало этого чувства – быть самым большим гавнюком на свете, но оставаться кому-то нужным, что означало: он не такой уж и плохой, и его есть за что любить. Она ведь ещё любит…

Харуно опешила и замерла, не зная, что задумал темноволосый. Страх того, что она совершает очередную ошибку, доверившись ему, подступал к горлу снова, закручиваясь в самый большой ком, который можно было бы только ощущать в себе. Неизвестность, боязнь нового предательства с пущем усердием сдавливали её виски, отнимая способность трезво мыслить. Медик, имея некоторые познания в психологии, догадывалась, что её возлюбленному необходимо внимание, забота, поддержка близких и вселение с их стороны веры в Саске, уверения, что, несмотря ни на что, есть кому его ждать. Да, в данный момент брюнет нагло пользовался её податливостью, но она может попытаться выкрутить это в свою пользу.

Девушка поглаживала лежащего на её коленях по шелковистым чёрным волосам, иногда слегка массируя его голову, расслабляя. Она шептала что-то еле-еле разборчивое о том, что всегда будет рядом, что брюнет всегда может с ней поговорить, может на неё рассчитывать. Оба знали, что в данный момент это ложь. Оба продолжали притворяться, чтобы склонить друг друга к тому, что им было нужно. Такие разные цели, но такие одинаковые методы. Сакура была уверена, что своими словами спасёт хотя бы несколько невинных жизней. Саске же, в свою очередь, был уверен, что это прекрасный момент по началу возвращения доверия розоволосой. Он не хотел иметь врага в собственном доме, прекрасно представляя, чем может обернуться для него оскорблённая и обиженная женщина. Тем более приставучий Наруто уже являлся одним из таких врагов. А Харуно будет великолепной союзницей брюнета, щитом от настойчивого Узумаки. И Учиха сможет спокойно следовать своим привычкам, составляющим его смысл жизни.

Она не заметила, как неконтролируемо заплакала, как склонила голову, уткнувшись лбом в макушку черноглазого, и продолжила нашёптывать молодому человеку слова поддержки в таком положении, пока не уснула. Смешанные и очень яркие чувства слишком сильно атаковали её уставший мозг, который решил отдохнуть, отправляя зеленоглазую в царство снов. Темноволосый аккуратно, придерживая голову подруги, выбрался из плена тела девушки, вставая и удобнее укладывая её на кровать. Накинув на Сакуру одеяло, Саске тихонько вышел из её спальни. Заглянув к себе за новой рубашкой, он поспешил в гараж, где его поджидал Наруто.

– Я поеду с тобой, – поставил Узумаки лучшего друга перед фактом, находясь рядом с его машиной.

– Нет, я поеду один, – планка настроения, поднятая Харуно, начала медленно ползти вниз.

– Я не позволю тебе пополнить свой список новыми жертвами, – голос блондина был уверенным.

– Тогда тебе назло сегодня же на одну мою жертву станет больше, – ухмыльнулся брюнет и в мгновение оказался за рулём, заблокировав двери.

– Не вздумай этого делать, слышишь! – ударил по капоту парень, оставшийся снаружи.

«Вот урод! После него ещё вмятину убирать…» – проскользнуло в голове Саске. Он ухмыльнулся, и автомобиль сорвался с места, рассекая воздух и создавая небольшие порывы ветра вокруг. Водитель нервно долбанул кулаком по рулю, мешая управлению так, что машина завиляла по дороге. Учиха выехал на пустынную трассу и разогнался, как только было возможно. Почему его планы всегда нарушает кто-то из навязчивых старых друзей? Почему они все возомнили, что имеют право указывать ему? «Наруто… Да он никогда не сможет понять меня, потому что он никогда не проходил через это!» И, правда, никто не имел права осуждать черноглазого. Зато кто-нибудь, несомненно, мог попытаться ему помочь.

Очередной раз кулак прошёлся по рулю – брюнет на несколько секунд потерял управление, особо не переживая за сохранность себя и своего автомобиля. Вот только за своими внутренними коллизиями он не заметил, что на обочине встречки, куда вылетела машина, под фонарём, разместилась одинокая девушка, старающаяся поймать попутку. Глухой звук удара, и обезжизненное теперь уже тело оттолкнуло в кусты.

– Чёрт! Придётся посадить две ели, – облизывая, словно в предвкушении, пересохшие губы и включив аварийку, Саске прошмыгнул в те кусты, куда предположительно отлетела мёртвая девушка.

***

Брюнетка торопливо уносила на кухню грязные кружки от чая, вежливо отказавшись от помощи. Утром она не обнаружила Сакуру в своей постели. Нигде в доме подруги также не было, да и в больницу, как выяснилось после звонка Цунаде, зеленоглазая не заглядывала. У розоволосой могли появиться какие-то свои неотложные дела, но в сердце у Узумаки что-то тревожно кололо, не давая отогнать самые неприятные размышления, самые ужасные предчувствия. Будущая мама незамедлительно позвонила старым друзьям и попросила их об одолжении. И вот уже вечером, после рабочего дня, Шикамару и Темари заехали, чтобы успокоить переживающую девушку.

– Хината, мы, наверное, пойдём, – из коридора донёсся до сероглазой голос полицейской.

– Но я обещаю, что мы её найдём, не беспокойся! – выкрикнул после своей девушки Нара.

Посуда со звоном полетела в раковину, а Узумаки рванула в прихожую, но дверь за друзьями уже захлопнулась.

– А мы не слишком грубо? – спросила Темари, занимая переднее сидение полицейской машины.

– Я не мог больше смотреть ей в глаза и врать, что не знаю, куда запропастилась Сакура, – ответил Шикамару, вставляя ключ в замок зажигания. – Не рассказывать же впечатлительной и беременной девушке, что мы ведём постоянное наблюдение за Учихой.

– Да, пожалуй ты прав, – отозвалась блондинка.

Автомобиль скрылся за поворотом, а наблюдающая из окна горько усмехнулась, возвращаясь на кухню, чтобы разобраться с грязной посудой. Душа разрывалась на части от того, что она всё-таки осталась одна. Похожее предчувствие, как и сегодня, у Хинаты уже было в день смерти Наруто, вот только она списала это на волнение перед приёмом у врача. И, как выяснилось, зря. Брюнетке по-прежнему оставалось жить только ради не родившегося малыша, но в одиночестве среди давящих стен, хранящих воспоминания о самых счастливых моментах её замужества, было невыносимо.

«Тому, кто носит солнце внутри, совсем не обязательно искать тепло на стороне», – однажды сказал ей Наруто. Это было через несколько дней, когда молодая семья Узумаки узнала о скором пополнении. Блондин всю ночь ворочался и перетянул на себя одеяло, из-за чего его жене пришлось разбудить своего мужа. Сказанные как отмазка, обычное сонное бормотание, эти слова плотно засели в памяти Хинаты, помогая переносить все горести.

По бледной щеке пролегла влажная дорожка, разоблачающая внутреннюю слабость духа будущей мамы. Взяв себя в руки, брюнетка вернулась к домашним делам, пока в глубине её сердца продолжала тлеть надежда на то, что близкие люди перестанут неожиданно покидать её жизнь.
Утверждено Evgenya Фанфик опубликован 25 декабря 2015 года в 13:37 пользователем Elasadzh.
За это время его прочитали 743 раза и оставили 0 комментариев.