Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Фанфики по Наруто Трагедия/Драма/Ангст За чертой здравого смысла. Глава IX: Действие тайное

За чертой здравого смысла. Глава IX: Действие тайное

Категория: Трагедия/Драма/Ангст
Look at all the hate they keep on showing
I don't want to see that
Look at all the stones they keep on throwing
I don't want to feel that

Глядя на всю ненависть в мой адрес,
Я понимаю, что не хочу видеть её.
И все камни, что летят в мою сторону, –
Я не хочу ощущать их ударов.

James Arthur – Recovery


Саске сдавливал руль так, словно пытался передать ему всю свою головную боль. Костяшки пальцев побелели и давно сломались бы, если бы не крепкое тело вампира. В ушах что-то противно звенело, а на виски, лоб и затылок, будто мозг увеличивался до невообразимых размеров, давило изнутри, пытаясь вырваться наружу. Рассудок норовил отключиться и пуститься в бега от того гнева, который брюнет старался сдержать в себе. Ощущения нарастали с молниеносной скоростью, не оставляя в раздумьях темноволосого места для чего-то другого. От невыносимой боли хотелось кричать, и он кричал, когда по близости не было заметно людей и их машин. Желание выместить на ком-то всю свою ненависть распирало парня, но козлом отпущения пока что оставался всё тот же руль. Что бы или кто бы в нём не сидело, бледноликий ещё находил в себе силы контролировать это и давать волю странному, кровожадному и беспощадному существу только тогда, когда это удобно самому черноглазому. Без подпитки это нечто не сможет обойтись: тогда Учиха рискует совсем потерять над собой контроль. Щурясь при каждой новой болезненной атаке на его сознание, практически теряя при этом управление, молодой человек глубоко и редко задышал, пытаясь подстроить поток своих мыслей под ритм своего дыхания, тем самым постепенно успокаиваясь и скрывая все свои чувства за маской непоколебимости.

Автомобиль плавно вырулил к решётчатым воротам, заезжая в гараж. Хозяин особняка вытащил из багажника внушительного размера несколько сумок и направился в особняк, в сторону кухни. Запасы донорской крови стремительно подходили к концу, да ещё и появился один лишний рот в доме. Вот Саске и пришлось раньше времени наведаться в больницу за новой порцией. Притормозив перед дверью, ведущей из гаража в коридор первого этажа, парень осмотрел себя на наличие пятен свежей крови. Убедившись, что никаких следов на нём нет, брюнет поспешил к холодильнику. К его огорчению, именно сейчас все обитатели его особняка решили засесть на кухне.

– Ты приехал с новыми пакетами? – со своей фирменной улыбкой на лице спросил у только что вошедшего Сай.

Учиха лишь кивнул, в то время как Наруто бесцеремонно вытащил одну прозрачную ёмкость. Того, что блондин сделал в следующую секунду, не ожидал никто. С взглядом, полным предвкушения, он вылил содержимое больничного пакета в тарелку с раменом, заставив всех присутствующих поморщиться. А почему бы и не совместить два любимых продукта? Голубоглазый начал с особым аппетитом уплетать это месиво за обе щеки.

– Я чувствую запах крови, – произнесла Ино через некоторое время, когда темноволосый почти закончил заполнять холодильник.

– Конечно, вот её сколько! – фыркнул Узумаки, кивнув в сторону лучшего друга.

Он был всё ещё в обиде на брюнета за то, что тот не взял его с собой. Светловолосый оставался враждебно настроен по отношению к Саске из-за странных убийств последнего.

– Нет, я про запах свежей крови. Учиха, признавайся! Делиться с нами не захотел, да? – улыбнулась блондинка.

Она явно относилась к этому проще, чем недавно обращённые.

Бледноликий, пока был повёрнут ко всем спиной и убирал последние пакеты с донорской кровью, украдкой оглядел себя снова. Вроде бы никаких следов. Ан нет: в левом уголке сомкнутых в одну прямую линию губ осталась одна маленькая засохшая капелька, которую молодой человек поспешил устранить, облизнувшись.

– Тебе кажется, – низким грудным голосом проговорил темноволосый, наконец развернувшись к друзьям.

– Меня тебе не обмануть, – мягко улыбнувшись, парировала Яманака, удалившись сразу же после своего высказывания.

Акаши покинул кухню вслед за ней. Саске же, во избежание проблем, поторопился, как всегда, скрыться ото всех, затерявшись в одной из комнат второго этажа. На кухне остались только Сакура, всё это время молчавшая и не поднимавшая глаз на вернувшегося Учиху, и Наруто, с подозрением относившийся ко всем действиям своего лучшего друга.

– Что ты об этом думаешь? – неожиданно задал вопрос блондин.

– Я знаю точно, что нам предстоит долго с этим бороться, – задумчиво ответила розоволосая, наблюдая за колышущимися от ветра макушками елей за окном.

– Я обещаю, что мы справимся, – Харуно расслышала шёпот друга, затем ощутила лёгкое касание его руки на плече, а после голубоглазый ушёл, оставляя девушку одну.

Сегодняшний вечер был слишком странным: необъяснимое поведение её возлюбленного и немая просьба о ласке, волнение от того, что он мог совершить новое убийство, и полное игнорирование ими друг друга. Что всем этим брюнет хотел ей сказать? Что в любое время может воспользоваться ей, а она будет поддаваться магнетизму к нему снова и снова? Зеленоглазой необходимо было придумать способ, которым она сможет удержать Учиху от непоправимых поступков, как велико ни было бы отвращение к нему. Если не ради своей любви, то ради невинных людей, страдающих из-за пошатнувшейся психики Учихи.

За своими размышлениями Сакура успела подняться в свою новую комнату. Вид за окном продолжал приковывать её взгляд: что-то интуитивно пугало в этом пейзаже, но собраться с мыслями любование природой помогало отлично. Медик ещё несколько минут витала в облаках в поисках подходящего решения проблемного поведения темноволосого, пока не заметила хаотично бродящего среди деревьев Наруто. Её друг старался скрывать все свои переживания, но без слёз на него нельзя было взглянуть. Харуно не настолько плохо знает светловолосого, чтобы не догадываться о его внутренних терзаниях. Сегодняшнее заявление Ино о том, что Узумаки скоро позволят присутствовать в компании нескольких человек – этакие своеобразные тренировки – очень обрадовало розоволосую: хотя бы кто-то относительно скоро воссоединится со своей второй половинкой. А сама вампирша, увы, может не обрести подобного рода отношения никогда. Оставив горькие раздумья на потом, девушка легла на кровать и моментально погрузилась в сон, даже не подозревая, какое разочарование её поджидает утром.

***

Как бы Сакура не отнекивалась, но Ино не была бы собой, если бы не убедила новую подругу не думать о денежном стороне вопроса и спокойно выбрать новую одежду в интернет-магазине. Девушки мирно сидели в ноутбуке, пока рядом, в кресле, Наруто нервно щёлкал по кнопкам пульта от телевизора. В доме всё было спокойно, пока снаружи не донёсся звук подъезжающего грузовика. Как выяснилось позже, это Учиха заплатил рабочим, чтобы те посадили две новые ели на его территории.

– Опять этот придурок увековечивает память о своих жертвах, – хмыкнула Яманака.

– Это ты о чём? – моментально оживился Узумаки.

– А вы не знали? Он каждый раз сажает ель, если убивает человека, – с каждым словом голос блондинки становился всё тише.

Харуно сделалась настолько бледной, насколько это было возможно. Она и подумать не могла, что всё зашло в такое русло. Парень же резво сорвался с места и взбежал по лестнице на второй этаж. Слишком он жалел своего друга, что оказалось зря. Не первый раз голубоглазый намеревался проучить Саске с помощью силы, но в процессе практически сразу останавливал самого себя. «Это того не стоит», – звучали в его голове слова подруги всякий раз со вчерашнего, как только Наруто заносил руку над Учихой или раздумывал об этом. Не стоило лишь прислушиваться к розоволосой, а вот попытаться выбить из бледнолицего мотивы его поступков и предотвратить появление новых жертв – стоило.

Темноволосый прекрасно уловил тяжёлые шаги, поднимающиеся по лестнице и стремящиеся к его комнате. Молодой человек недавно проснулся, вышел из душа и не успел до конца одеться, стоя перед открытым шкафом в одних брюках и подбирая рубашку. В этот момент в его спальню и вторгся светловолосый, сходу налетая на товарища и сбивая его с ног. Без единого слова Узумаки колотил черноглазого туда, куда попадёт. Лицо не успевало восстанавливаться из состояния всмятку, многочисленные синяки сливались в один сплошной, пока ноги брюнета после падения застряли под кроватью и не были освобождены. Не имея больше терпения, Саске оттолкнул ногами кровать, которая отлетела к противоположной со шкафом стене. Друзья теперь бились на равных.

Сакура не могла пошевелиться. Целая куча противоречий одолевала её мозг. Где-то ютились догадки о серьёзных психических проблемах её возлюбленного: отторжение общества от себя, неконтролируемые срывы злости, внезапные порывы нежности – всё это говорило зеленоглазой о психической нестабильности парня, внушая страх, ведь от вампира-невротика можно ожидать чего угодно. Куда-то закрадывалось желание сбежать подальше и не видеть всего того ужаса, что творится в этом особняке и с его обитателями. А здравый ум подсказывал медику бежать к друзьям, пока Наруто не спровоцировал бледноликого на что-то ужасное.

– Нет, пожалуйста, перестаньте! – точно беспомощная, завопила розоволосая на пороге комнаты, где продолжали истязать друг друга два парня.

Она не понимала, почему Ино не шелохнулась, не стала ввязываться и разнимать их. Также она не понимала, почему Сай не вмешивается. Как можно было абстрагироваться от этой шумной и разрушительной, в прямом смысле, проблемы?

Никто её не слушал. Блондин продолжал наносить точные удары по лицу, солнечному сплетению, печени и почкам своего приятеля. Но черноглазый теперь уже от него не отставал. Рассечённые губа и бровь Узумаки оставляли огромный кровавый след на щеке и подбородке левой стороны лица светловолосого. Невдалеке на полу валялся кусочек оторванной загорелой плоти – Учиха всегда отличался своей аристократической бледностью, так что было несложно определить, кому принадлежит эта кожа. В то время как Сакура рассматривала разгромленную спальню и следы борьбы, кто-то отхаркнул в её сторону крошки, которые ещё недавно были целым зубом. Девушку удивляло то, с каким остервенением, с каким яростным взглядом дрались её товарищи. Сосредоточившись, вампирша смогла разглядеть, как Саске защищается, выжидая удобного момента. Если Наруто уподоблялся своему другу и срывался на нём, то темноволосый, наоборот, расчётливо поджидал и наносил более болезненные удары, догадываясь, что его противнику сложно что-то анализировать. Голубоглазый старался вынудить бледноликого почувствовать на себе те страдания, что брюнет приносит людям. Но он отвлёкся, смахивая рукавом со своего лица кровь, начавшую застилась обзор. Хозяин дома и косвенный виновник мордобоя воспользовался этим, чтобы, совершив прыжок, исключительно сильным толчком двух ног в торс со спиралевидной татуировкой оттолкнуть парня прямо в шкаф. Друзья – или теперь враги? – были настолько поглощены своим молчаливым сражением, что не расслышали возгласа и не заметили прихода их общей подруги до тех пор, пока она не втиснулась между ними. Темноволосый уже надвигался на не успевшего встать, но Харуно закрыла того своей спиной, перехватывая зелёными глазами взор чёрных, до этого бывших красными, глаз.

– Прекратите оба! – что есть мочи, крикнула розоволосая.

Наруто за её спиной уже успел подняться на ноги и силился отодвинуть девушку, но она крепко вцепилась в плечи стоящего напротив её возлюбленного.

– Сакура, не мешай мне в этот раз, – буркнул блондин, выходя из-за тоненькой девичей фигуры.

– Саске, хотя бы ты одумайся! – она попыталась встряхнуть его, но получилось только несколько движений кистями рук, будто она массировала ему плечи.

– Одуматься? Он – одуматься? Сакура, не будь такой наивной! Сними наконец свои розовый очки! Он самое беспощадное чудовище! Лишатель жизни! – восклицал Узумаки в самое ухо медика, словно это возымеет на неё больший эффект.

– Саске… Ты… действительно такой? – Харуно до конца не могла поверить, что это всё явь и реальность.

Она смирилась с тем, что он её изнасиловал. Она смирилась с тем, что он её убил. Но смириться или бороться с этим она сейчас была не готова.

– Мне будет лучше срываться на тебе, Сакура, чем на этих жалких людишках? – вкрадчиво шептал Учиха, пока его глаза наливались кровью. – Ты хочешь взять на себя и нести ответственность за все грехи Итачи? – маниакально улыбнувшись, спросил брюнет, прожигая подругу взглядом.

– Убирайся! – будто из самых глубин её души вырвался спящий до этого здравый смысл, завладев её устами.

Брезгливо скинув с мужских широких плеч свои руки, розоволосая покинула разгромленную комнату. Наруто ещё некоторое время находился в ступоре, рассуждая, за кем сейчас лучше побежать. Светловолосый сумел удостовериться, что таким способом проблему не решишь, и его подруга права. Только в её власти теперь удержать бледноликого от страсти к убийствам. И только за ней Узумаки должен следовать. Ведь, узрев кроваво-алый взор своего друга, голубоглазый уяснил свою ошибку: он дал товарищу новый повод для нервного срыва, влекущего за собой посадку новых елей, в самом горьком смысле этих слов. Когда блондин осмотрел полуразрушенную спальню, след Саске уже простыл.

Учиха лишь для видимости завёл свою машину и выехал на трассу. Слежка только усугубила бы положение. Припарковавшись где-то среди деревьев, бледноликий пустился бежать через весь лес. Он не знал: устремился он куда-то или просто от чего-то. Но определённо скрыться от самого себя темноволосый считал необходимым. Деревья сливались в одну тёмно-серо-коричневую картину. Белый снежный покров представлялся цельным и ровным: парень не замечал, как его ноги проваливаются в неглубокие сугробы. Преграды в виде стволов он огибал чисто интуитивно. Взор, существуя отдельно от сознания, сам искал какое-либо отличающееся от всего окружающего пятно. Время словно остановилось, и уследить за его течением не представлялось реальным. Фантомная головная боль снова вернулась к черноглазому. В венах словно что-то пульсировало, распространяясь по всему телу прямо из сердца. Нет, сердцебиения не было и быть не могло, но какая-то невидимая сила управляла будоражащим кровь потоком, стирающим все границы между трезвым умом и неконтролируемой жаждой. Именно такой выход находила скопленная в мёртвом организме ненависть. Изредка молодой человек пытался успокоится, повторяя про себя: «Тебя нет, я знаю, моя регенерация не позволила бы появиться любому недугу – это всего лишь галлюцинации», – но боль продолжала нарастать, закручиваться в воображаемый шар, никак не умещающийся в обычном черепе и давящий на него со всех сторон. Невыносимые ощущения, будто кто-то другой подначивает брюнета расслабиться и поддаться своим внутренним демонам, заставляли тормозить, оседать по стволу ближайшего дерева и орать во всю глотку. Хотя, вопреки ожиданиям, с этими криками ярость не покидала тело Саске.

Вдруг откуда-то в мысли начала закрадываться навязчивая тревога. Страх моментально очистил разум от посторонних вещей. Всё вокруг прояснилось. Вампир постарался сосредоточиться и весь обратился в слух. Отдалённый шёпот, потрескивание от огня в камине, приглушённые шаги – люди находились поблизости и могли услышать его недавний крик. Это нельзя было так оставить. Они должны поплатиться за вторжение в личное пространство темноволосого. Они должны поплатиться так, как не поплатился Итачи.

Кровожадно улыбнувшись, точно передавая тем самым власть над собой всем тем чувствам, с которыми он только что боролся, бледноликий помчался на звук. Вскоре перед ним показался небольшой домик. Уединённое местечко, прямо как его собственный особняк. Судя по голосам, присутствующих там четверо. Две молодые парочки, вероятно, желали спокойно отдохнуть от суеты. Что ж, Учиха сделает так, что им не придётся возвращаться в шумный городской ритм жизни.

Стоя у самого порога, принюхиваясь, брюнет быстро выбрал последовательность, в которой растерзает свой сегодняшний поздний ужин. Не смея более противостоять своему гневу, Саске бросился вовнутрь.

POV Саске

Мир вокруг в момент вспыхнул огненно-красным. Боль схватила меня за горло, вынуждая не медлить. И я подчинился ей. Первый рывок. Вязкая и липкая жидкость обволакивала меня всего, стекая по рукам и подбородку, проникая глубоко в горло и принося небывалое наслаждение. Со стороны донеслись чьи-то всхлипы и громкий ор, терзающий мои барабанные перепонки, но я не отвлёкся на него. Страсть к жажде моими руками оторвала голову от обмякшего тела, моими зубами впивалась в каждую проступающую на коже жилку, моими губами высасывая всё до единой капли. Подпитка из этого тела закончилась, и меня скрутило. Новая волна злости пыталась разорвать мой череп на части. Ненависть моим внутренним голосом твердила, чтобы я прекратил страдать. Я этого не заслуживаю. Этого заслуживают другие.

Второй рывок. Опять девушка. Везёт мне на них. Пульсирующая живительная влага в ней и отчётливое сердцебиение вынудили меня невольно облизнуться перед тем, как я отниму у неё жизнь. Холодный ужас, застывший в глазах моей жертвы, никак не сочетался с её теплой кровью, которую я уже попробовал на вкус. Удивительно, как точно мне удалось попасть в сонную артерию. Опыт брал своё. Сладковато-пряный запах одурманил меня полностью. Мне попался экземпляр для самых истинных гурманов. Один из лучших моих уловов. Кто-то сбоку продолжал рыдать и мешать моему удовольствию. Недолго думая, я оторвал одну из рук девушки и отшвырнул в жалкое создание, сбивающее меня, а затем вновь припал к продырявленной тонкой шее. Посторонние звуки стихли. Боль в моей голове потухла, всё ещё тлея и требуя новых издевательств над людьми. В своё время я, по своей неосторожности, не смог вдоволь насладиться страданиями одного человека. Теперь же настал час насладиться муками нескольких человек, записывая их на счёт умершего тела брата, но где-то обитающей и живой его бренной душонки. Я знаю, что он видит, а, возможно, и чувствует всю их агонию.

Третий рывок. Это оказался юноша с тонкой душевной организацией. Заплаканное лицо было хуже, чем девичье в том же состоянии. Умоляющий-унижающийся взгляд, трясущиеся руки, подкашивающиеся ноги – намного приятнее охотится за жертвой, чем подбирать вот таких вот нытиков. Но ничего, и для него найдётся место в аду. Хотя он не такой уж и вкусный, каким являлся его запах. Скучно. Неинтересно. Но не оставлять же его в живых из-за этого? Через не хочу высасываю из трусливого парнишки ровно столько, без сколького продолжать жить он не сможет. Азартный интерес подгоняет меня перейти к последнему живому существу поблизости.

Четвёртый рывок. Нет, всё-таки не рывок. У единственного человека, присутствующего в этом доме, проснулся инстинкт самосохранения. Он такой самоуверенный? Думает, что сможет от меня уйти? Как бы не так! Его смелость достойна моей ухмылки. Фора этому человечишке была дана отличная, пока я обескровил его друзей. Пора поиграть в догонялки.

Учащённое дыхание и хруст веток, скрытых под снегом, а также восхитительный запах свежей и пока живой плоти. Как тут не выследить этого сбежавшего подонка? Я нагнал его меньше чем за минуту. Бедный, он пытался привлечь к себе внимание, надрывался, широко открывая рот и громогласно взывая о помощи. Знал же, куда ехал, дурень. Я волок его за шиворот, прямо по белоснежной дорожке. Медленно, расчётливо, остужая его разогретую теплом от пламени камина кровь, я протаскал его несколько кругов вокруг особняка. Самую сильную жажду лучше утолять чем-то охлаждённым. Перед главным действием я затащил беглеца обратно в дом, чтобы тот успел насмотреться на своих мёртвых товарищей. Я должен был предоставить ему минутку для скорби.

Мысли стали путаться, как невидимые нити ускользать от меня. Всё поглотила чернота беспамятства. Я цеплялся за что-то знакомое, со всей силы сжимая чьи-то плечи и ломая чьи-то кости. Но я не мог выбраться из омута, окутавшего меня отсутствием контроля над собой. Происходящее яркими вспышками мелькало перед глазами. Резкая боль в очередной раз прошибла мою многострадальческую голову, но тут же отступила по мере поглощения мной солоноватой жидкости с привкусом железа и ржавчины.

– Этого ты хотел, Итачи? Чтобы перед смертью люди видели своих убитых близких? Так почему ты ограничился только Учихами, а, Итачи? Держи! Получай же то, чего ты так желал! Бесконечные мучения и многочисленные смерти – они твои! Все, но только не моя!

Это мои слова, но я не узнавал своего голоса. Нужно срочно уйти, уползти, исчезнуть – но я не был хозяином самому себе. Вместо этого я сваливал тела в одну кучу, поливал всё вокруг жидкостью для розжига, бросал в окно найденную в доме зажигалку. Цветные всполохи будто оживили меня, помогая очнуться от тьмы, в которую меня завлекли чрезмерная ненависть и чувство несправедливости, непринятие своей участи и своей судьбы. По моим волосам прошёлся ветер, взъерошив непослушные пряди. Это было сравнимо с невесомыми касаниями тонких пальчиков Сакуры, поглаживающих меня, успокаивающих меня. Я помотал головой из стороны в сторону, отгоняя от себя лишние воспоминания. От меня отреклись, от меня отказались, меня выгнали. Сегодня я получил свободу, которой добивался несколько лет. И я не собираюсь её ни на что менять.

Ноги сами опустились на влажный снег, сгибаясь в коленях, а после на них и легли мои руки. Мой взор был прикован к огню, неумолимо пожирающим двухэтажное строение и заметающим следы моего беспредела. За созерцанием разгорающегося пламени действительно лучше думается.

End of POV Саске

***

Смотреть в окно на так полюбившийся ей вид елей теперь стало противно и омерзительно. Шторы были плотно закрыты, а девушка лежала на кровати и пялилась в потолок. От приставучего Наруто и его беспокойных бесед было уйти трудно, но Сакура напомнила другу о своём праве на одиночество и заперлась в спальне. Она не могла разобраться в своих чувствах, и поэтому хотела остаться одна и обдумать все свои действия. На самом деле, розоволосая ведёт себя не лучше Учихи: то признаётся в любви, то забывает о парне на три года, то достаёт его, то врёт и уходит, то проявляет заботу и нежность, то посылает – в общем, логика в поступках медика отсутствует напрочь. Хотя вампиршу и здесь можно понять: все зверства, сотворённые брюнетом, отталкивают, а истинные чувства просто так не проходят, продолжая притягивать к объекту обожания.

Зато в сердце всё определено и ясно. Темноволосый вампир никогда не покидал его пределов, какие бы слова не срывались с уст зеленоглазой. Приступы не то решительности, не то робости настигали Харуно, каждый день сменяя друг друга, чем и обуславливались её постоянные колебания. Сколько бы лет она не любила Саске, по-настоящему принять все его недостатки, а ещё и мистические изменения в себе и в нём сразу было, мягко говоря, сложно. Борьба разума и сердца не прекращалась ни на секунду, не давая продыху уставшей от сомнений Сакуре. Давно пора сделать выбор и прислушиваться только к чему-то одному. И, кажется, она этот выбор наконец сделала.

Дождавшись наступления ночи, розоволосая проникла в гараж и стащила ключи от машины Ино. Всё было спешно подготовлено, чтобы незаметно улизнуть. Наличие преград, которые могли бы помешать девушке, проверено – они отсутствовали, а, значит, ничего не удержит Харуно. Внутри автомобиля лежал мобильный блондинки. Отличное стечение обстоятельств: в нём был настроен семейный доступ с указанием телефона Учихи, который не потрудился отключить в своём смартфоне информацию о геопозиции*. Оставалось только надеяться, что его гаджет при нём.

Зеленоглазая завела автомобиль, выехала за пределы особняка, всполошив при этом всех обитателей дома, и забила в навигатор адрес, где предположительно находился Саске. Ей стоит честно с ним объясниться.

Примечания:

*Одна из фишек яблочек, с помощью которой можно увидеть местоположение пользователя на карте.
Утверждено Nana Фанфик опубликован 04 января 2016 года в 13:31 пользователем Elasadzh.
За это время его прочитали 622 раза и оставили 0 комментариев.