Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Фанфики по Наруто Ориджиналы Вторжение. Глава первая: «Начало». Часть десятая, заключительная (2)

Вторжение. Глава первая: «Начало». Часть десятая, заключительная (2)

Категория: Ориджиналы
Вторжение. Глава первая: «Начало». Часть десятая, заключительная (2)
10-6




Из облака пыли вырвалось больше дюжины тварей. Свирепые монстры очертя голову неслись вперёд.
По телу невольно пробежали мурашки. Несмотря на то, что я уже встречался с огненными уродами, страх так и не оставил меня. Я всеми силами старался подавить эту слабость, ободряя, нет, скорее утешая себя тем, что не нахожусь в авангарде.
Ну вот. Началось!
С крыши грузовика раздались первые выстрелы. «Музыканты» заиграли похоронную мелодию на своих излюбленных автоматах.
— Ух, сейчас они зададут жару! — воодушевленно произнес Мерх.
Я не разделял оптимизма старика. И на то были веские основания. Далеко не каждая пуля попадала в цель, а если до стрелков и снисходила удача, то горящие попросту замедляли на некоторое время свой бег. Что влияло на меткость «музыкальных артистов», я так и не сумел разобрать.
— Эй!
Возглас Фрима заставил меня оторваться от наблюдений. Мой знакомый нес портфель и две стальные дубины. Мерх подошёл к краю крыши, присел и протянул руки. Мужчина поспешил передать одно из грозных орудий старику.
— Михейм, возьми, — обратился ко мне напарник и закинул водяной пистолет на крышу.
— Зачем он мне? — Я оглянулся в сторону дороги, чтобы быть в курсе происходящего: горящие вот-вот доберутся до грузовика!
— Половина содержимого в этой игрушке, — Фрим переводил дух, — жидкость болотных.
Раздался ещё один взрыв. И на сей раз источником была не мина...
Даже без оптического прибора мои глаза различили летящую ярко-красную сферу. Она врезалась в нескольких метрах от машины. Силовая волна, последовавшая после разрыва шара, заставила грузовик накрениться. Только благодаря огромному весу автомобиль удержал равновесие и вернулся в прежнее положение. Но не всё складывалось так удачно, как того бы хотелось: огненные монстры уже разрушили баррикаду из камней, мусора, всякого металлолома и мчались вперёд. Первый рубеж был преодолён.
— Эй, куда?! — донесся до моих ушей недобрый рёв Шорха.
Через бинокль я увидел бегущую по склону Зейлину. Её руки сжимали какую-то деревяшку. Возможно, костыль. Женщина неслась вверх с такой скоростью, будто от того зависела её жизнь. Зачем же ей рваться в неравную битву?
Чуть погодя Дюк последовал за Зейлиной. Меж тем Шорх продолжил выкрикивать в адрес уже обоих свои недобрые словечки.
— Смотри, — дернул меня за плечо Мерх. — Дымовая граната.
Грузовик окутало белесое облако.
Проклятье! Ничего не разглядеть!
Неизвестность дразнила около минуты. За этот маленький промежуток времени столько всего успело произойти...
Нужно ли говорить, как сильно кричал малыш и какими жалкими казались попытки матери успокоить родное дитя? В глазах Клэр стояли слёзы, волосы слиплись в комок, и пот ручьём лил с лица женщины. Вдова дрожала и тихо плакала, не в силах больше держать боль внутри.
Мерх не находил себе места. Я видел, как сильно он хотел помочь товарищам, но был вынужден отсиживаться на скамейке запасных и прикрывать тыл.
Фрим и Дмитрий бежали к бочке для купания, где их уже ждал круглолицый Шорх. Вместе они планировали сформировать новую линию обороны на случай, если отряд Дейва будет разгромлен. Зейлина же нырнула в белесое облако, решив присоединиться к баталии. Слышались возгласы, ужасающие рёвы монстров и автоматные очереди. Судьба четырёх людей висела на волоске от смерти.
Скрежеща зубами, я вглядывался вдаль, но стена из пыли будто назло не желала рассеиваться. Зато я увидел кое-что убийственное, что выходило за рамки обычных ночных кошмаров...
Две фигуры, замерев на дороге, наблюдали за боем с безопасного расстояния. Один незнакомец был закутан в чёрный плащ, другой горящий находился верхом на полумёртвой лошади. Всадник и конь, подобно кентавру, казались издалека единым целым: куски лавы, выступавшие на пепельно-угольной коже, одновременно испускали яркое свечение, изредка выстреливая снопом искр.
Передать охватившие меня тогда эмоции было просто невозможно. Слова таяли на языке, не успевая вырваться наружу. Нутро мне подсказывало, кем могли оказаться наблюдатели.
Вожаками.
Монстр в плаще сделал несколько шагов вперёд и вознёс руки к небу. Над головой огненного существа возникла чёрная точка, быстро увеличивавшаяся в размерах. Я оторвал взгляд.
Неужели это один из тех лидеров, с которым мне довелось встретиться сегодня утром? Я ещё раз взглянул на ужасную тварь, опасаясь собственных догадок. Однако... вместо длинных пальцев-ветвей я заметил обычные человеческие руки, покрытые грязью и пылью.
Другой горящий?
Шар разросся настолько быстро, что за ним уже нельзя было различить предводителей иных. Изрыгавшая жидкий огонь сфера — нет, сферища — с грохотом обрушилась на асфальт. Она не только не лопнула, но и покатилась в сторону грузовика!
— О, чёрт! — схватился за голову Мерх. — Им нужно убираться!
За несколько секунд до столкновения мы со стариком пригнулись. Не зря...
Ослепительная вспышка накрыла собой всю округу!
Что за?!..
Автобус затрясся. Повсеместные толчки были кратковременными, но довольно мощными. Тело невольно подалось вперёд, и я чуть не слетел с крыши. Но в тот момент меня больше заботило не собственное здоровье, а происходящее на дороге.
Грузовик не устоял и, перевернувшись на бок, раздавил военного и горящего. Так подошла к концу одна минута. И началась следующая.


10-7


Из дыма выскочила Зейлина с автоматом наперевес. Следом за женщиной показался Дейв. Перед самым спуском он сделал кувырок и покатился вниз по кочкам. Приземление вышло крайне болезненным. Но самый печальный исход поджидал третьего солдата: недочеловек схватил несчастного за руку и, притянув к себе, свернул шею. Вынырнув мужчина из окружения чуть раньше, выжил бы.
А после обоих разорвало гранатой.
Руки выпустили бинокль. Я упал на колени. На бойню не было сил смотреть. Тело дрожало от страха. Всё, хватит…
Ни о чём другом, кроме забытья, я и не мог молить. Потому что столь ужасных вещей мне ещё не доводилось видеть. Мысль отвернуться казалась сейчас как никогда естественной и желанной. Но глаза были прикованы к месту битвы, будто чья-то недобрая воля хотела, чтобы от моего взора не ускользнуло ничего важного. И я наблюдал за тем, как рушатся судьбы людей.
Маленькая фигурка женщины догнала старика почти в самом низу и помогла ему подняться. Лидер придерживал бок и без оглядки двигался в направлении бочки. Выживших никто не прикрывал. А следовало бы.
Не успели Зейлина и Дейв добраться до нового рубежа защиты, как сверху послышался яростный клич, сопровождавшийся горячими волнами ветра. Монстры подошли к краю дороги и оттолкнулись.
Два, три, пять, семь… восемь точек пролетело в воздухе над склоном. Восемь горящих, не считая лидеров, приземлились невредимыми и тотчас ринулись в атаку.
— Назад! — скомандовал круглолицый. Пять человек уперлись спиной к бочке.
— Что у них в руках? — прищурился Мерх.
Пока я пытался собрать остатки своего мужества в кулак, старик успел отобрать оптический прибор.
— Склянки с жидкостью, — отметил заражённый. — Постой-ка, они хотят использовать ту хрень на костлявых? Умно, ничего не скажешь.
Услышанное помогло прийти в себя. От дрожи меня это не избавило, но тело уже с трудом поддавалось контролю. Я приподнял руку, надеясь, что старик заметит моё движение. И Мерх заметил. Со словами «Не перенапрягайся» он передал бинокль и положил ладонь на плечо, тем самым приободряя меня.
Горящие сменили бег на шаг. Творения новой эпохи обступали круг из машин со всех сторон, но не решались зайти, словно невидимая черта преграждала путь в своеобразный «Стоунхендж».
Твари долго на одном месте не стояли: две из них бросились на Дюка и Фрима.
Первая банка с вонючей жижей врезалась в грудь горящего, и тот заверещал от боли. Невиданное ранее миру существо обратилось в бегство, расталкивая попутно собратьев; вскоре оно распласталось на земле. Дейв и Дмитрий успели всадить в другое чудище с десяток пуль, пока его внимание было приковано к мучениям «соратника».
Остальные уроды передумали совать свой нос и начали отходить.
— П-посмотрите, — прохрипела Клэр. — Н-на дорогу.
Я перевёл взгляд. Четыре фигуры. Два вожака и… столько же рядовых. Но… откуда? Неужели подкрепление? Или сквернословка ошиблась при подсчете?
— Ах-а… они в-вернулись? — боязно спросила вдова.
— Да, по наши души, — нахмурился сильнее прежнего Мерх. — Подрывники вернулись. Решили вступить в бой, пока преимущество на их стороне.
Никаких разъяснений больше не потребовалось.
Внутренний голос кричал мне: вот он, переломный момент! Если горящим удастся провести следующую атаку на ура, нам придёт конец.
Ходячие мины отбежали, разогнались и сиганули вниз.
— Бежим!!! — скомандовал круглолицый.
Пятерка, разбежавшись кто куда, покинула укрытие так быстро, словно у них перед носом ошивались не враги, а какие-то муравьи. Похоже, с подрывниками дела обстояли в несколько раз хуже, раз группа пошла на такой риск.
Что? Монстры не напали? Почему?
Но прежде чем ко мне пришли эти мысли, произошло невообразимое. Один из смертников, опасно замерцав, начал будто светиться изнутри, и в полете его разорвало на множество кусков, потоки лавы обрушились на землю. Смертельный дождь, к счастью, никого не задел.
Приземлившись в пару метрах от бочки, второй ходячий подвернул ногу. Но это его не остановило. Найдя поблизости желаемую цель, горящий встал на четвереньки и за считанные секунды подобрался к жертве вплотную. Ею оказался Шорх.
И хотя я отвернулся, чтобы не видеть мучений бывшего военного, крик мужчины всё равно разошёлся по окрестности. Как бы жестоко не звучали мои слова, но смерть товарища позволила остальным без лишних проблем добраться до автобуса.
— Дейв, забирайся, — развернувшись к чудовищам, велел Дмитрий.
— Нет! Лучше завести железку, — запротестовал лидер.
— Заткнись и делай то, что велят, — злобно отрезала Зейлина.
«Стоунхендж» был потерян. Больше отступать некуда. Последний рубеж защиты — лаборатория Миранды.
Противники не спешили кидаться на нас. Неужели они раскрыли истинное предназначение фонариков-ловушек? Или они тянут время? Если так, то для чего?
Я направил бинокль в сторону дороги. Никого. От вожаков и след простыл.
Глаза заполошно осматривали поле битвы — сперва тыл, затем в направлении Скворечьего леса. Чисто.
Вот они, стоят возле круга автомобилей и… изучают павших?..
Стоило мне их заметить, как всадник взобрался на коня. Рядом с одним предводителем находился и второй.
На сей раз капюшон не скрывал обезображенного лица; левую его часть покрывала магма. С интервалом в несколько секунд камень разгорался с новой силой и позволял раз за разом лицезреть всё уродство заражённого. Эта прическа, глаз, губы… вне всяких сомнений — женщина, однако…
Почему её лицо похоже на?..


10-8




…Миранду?
Сердце пропустило удар.
Нет, невозможно. Не верю! Она и болезнь — вещи абсолютно несовместимые!
В голове царила полная неразбериха. Мысли, переплетаясь друг с другом, образовывали сеть небылиц — одинаково пугающих и безумных. Тёмная, как ночь, и в то же время испускающая губительные волны жара — настолько противоестественной, невероятной была паутина. Собственным словам верить не приходилось.
Мастерски запудрила мозги. И надолго.
Да как ей вообще удалось держать нас за дураков?! Она же всегда находилась у кого-то на виду! Вернуть себе облик иной Безумная попросту не успела бы…
Я замотал головой.
Боже, да что я несу?! Если б Миранда подверглась заражению, то сущность болотного — или горящего — выдала её с потрохами, вынуждая необычно себя вести. Очнись, она и так поехавшая!
Ладно, а что насчет внешних признаков? Изменения на теле просто обязаны быть! Точно не руки. И не ноги. А вот живот, спина или…
На крышу взобрался Дейв. Выглядел лидер совсем неважно: с лица ручьём лился пот, каждый вздох сопровождался свистом в груди. Похоже, эта битва уже выжала из него все соки, и при любых — даже самых незначительных — внешних раздражителях Дейв мог распрощаться с жизнью. Как и Клэр с Мерхом. Как и я.
В тот миг меня посетила настолько странная мысль, что любой бы, услышав её, усомнился бы в моей разумности.
А что если одноглазый на пару с Рёхом знали о болезни чокнутой, но решили умолчать? Тогда… настоящая причина, по которой меня оставили в живых, — слизь в руке.
Ладонь, впитавшая силу — или проклятье? — болотных, теперь не казалась чужой, и я вновь почувствовал себя человеком. И обузой.
Бред. Слишком много «но». Это не Миранда. Просто похожая на неё женщина.
— Эй, почему та тварь до сих пор жива? — услышал я рёв лидера, адресованный Мерху.
Глаза старика всё ещё были прикованы к трупу Шорха, но вскоре взгляд раненого приобрел осмысленность и осознание ситуации. Он выполнил поручение Дейва, хоть последний и не приходился ему капитаном.
Всадник поднял над головой чёрную лапищу и выстрелил. Разлетевшийся по округе звук послужил сигналом для атаки, что не только отвлекло внимание Мерха, но и взбудоражило весь отряд.
Горящие со скоростью ветра окружили автобус.
— Куда ты смотришь?! — басом прогремел Дейв. — Целься в суку! Ну же!
Мерх встрепенулся и, насколько позволяло дряхлое тело, резко вскинул оружие, прицелился и нажал на курок. Мимо.
Попытка достать женщину не осталась незамеченной. Предводительница забилась в конвульсиях. В воздухе из ниоткуда возникла точка, которая стремительно увеличивалась в размерах, закрывая собой создательницу.
Сфера! И вновь нас хотят растоптать, испепелить, уничтожить самым жестоким образом!
— А-а-а-а!
Раздался мужской крик.
Я подполз к краю и увидел раненого Фрима. Пуля навылет прошла через плечо. Напарник облокотился о машину и, скрежеща зубами, сжал свободной рукой раненое плечо.
Кто? Кто мог такое сделать?
Взгляд устремился вперёд в надежде отыскать виновника. И остановился на всаднике.
К-как?! Он?! Но… но…
Шар разросся до таких размеров, что его уже нельзя было игнорировать. Огромный валун, грозящий раздавить каждого, кто встанет на его пути, вместе с тем являлся лёгкой мишенью. Но ни один из выстрелов не принес желаемого результата, ведь на сей раз шар больше состоял из земли, нежели огня, что, кстати, сильно разозлило Дейва.
— Смажь пули! — подал годную идею лидер и вручил водяной пистолет. — Заряжай быстрей магазин, а не то они расплавятся!
— Ложи-и-ись! — надрывая связки, заорал Дмитрий.
Голос подрывника лучше всех очистил разум от ненужных мыслей, заставляя действовать быстро и четко. Я завалился набок, потому что выпрямлять ноги и падать — занятие крайне затратное.
Раздалась серия взрывов.
Земля словно ожила: так сильно затряслась, будто под нами разверзлась бездна. То здесь, то там взлетали обломки с грязью, частички пыли так и норовили попасть в глаза. Впрочем, я ещё легко отделался.
Клэр как резаная завизжала от скачков, а вместе с ней заплакал и малыш.
В голове крутилась лишь одна мысль: «Задели кого-нибудь?» Ответ на вопрос таился внутри завесы, нависшей над полем боя.
Даже если мины никого не убили, они нанесли значительный урон врагу и подарили нам несколько спасительных секунд. И не воспользоваться ими было бы непоправимой глупостью, в дальнейшем приведшей к смерти. Отряд зашевелился.
— Дюк, сюда! — позвал Дмитрий знакомого, и товарищи поспешили прикрыть автобус с незащищённых сторон.
В почти непроницаемом тумане обнаружить шар оказалось трудно. Но Мерх прекрасно помнил его местоположение, посему пули вмиг добрались до заданной цели. Так я считал, во всяком случае.
Когда старик выстрелил, облако пыли ещё не развеялось. Позже стало ясно, что оружие врага обезвредили. И, кроме того, обернули против самого же создателя.
На сфере появились пузыри. Они медленно, но верно изменяли идеально гладкую поверхность «лица», делая его всё более уродливым. Волдыри разрастались, и в этом я ничего хорошего не видел, даже женщина отбежала от собственного детища. В какой-то момент пузыри не выдержали и разорвались. Поле битвы в очередной раз накрыла пелена.
— Отличный выстрел, — радостно заявил Дейв и похлопал спасителя по плечу.

На несколько секунд воцарилась гробовая тишина, даже ребёнок умолк, и мне почудилось, будто бой закончился. Но мгновения прошли, и раздавшиеся по округе яростные рыки монстров вновь обострили чувства до предела.
Завеса даже и не думала развеиваться, словно чья-то недобрая воля нашептывала особые слова, которые не только удерживали туман, но и уплотняли его.
В чёрно-сером облаке замелькали красные огни. Ужасные создания тоже решили не терять время даром и перестроились. Нет, постой, они… запутывают нас?!
Мы разозлили горящих, догадался я. Но, несмотря на это, атаки врага будут хорошо организованными, и теперь так просто их не отразить.
Один огонек приблизился настолько близко к автобусу, что нервишки Зейлины не выдержали. Сквернословка метнула в темноту банку со слизью. Послышался звук разбитого стекла. Никаких криков агонии со стороны горящих не последовало. Промахнулась.
— Блять! — с неким разочарованием взвизгнула женщина.
Неожиданно из мрака вылетела фигура всадника. Сильнейший жар хлынул всем в лицо, отчего многие в отряде закрыли глаза и выставили вперёд руки.
— Пригнись! — крикнула Зейлина и впечатала напарника в автобус, а затем последовал звук удаляющегося цокота копыт.
Я ничего не успел разобрать. Кажется, Фрима чуть не убили. Противник взмахнул оружием, наверняка длинным, но прекрасная реакция напарницы позволила избежать встречи с… нечто огненным.
Туман, словно выполнив свою задачу, быстро отступил от автобуса.
— Куда ты смотришь?! — заорала Зейлина и дала оплеуху мужчине, чтобы вывести его из оцепенения.
Позади меня началась стрельба. Я спешно развернулся и увидел, как двое горящих вот-вот доберутся до Дюка и Дмитрия.
— Не спускай с суки глаз, — строго приказал лидер Мерху и нацелил водяной пистолет на ближайшую к нему тварь. Точные выстрелы Дюка вывели из игры одного горящего, другая же мразь, прежде чем умереть, коснулась подрывника и заразила его.
— Что глаза вылупил, а?! — продолжала напирать чёрная фурия.
За спиной друга показалось небольшое, но прыткое существо, которое широко раскрыло рот, намереваясь откусить зараз по меньшей мере половину руки блондина. В последний миг Зейлина успела засунуть в пасть опасной твари бутылицу с синей субстанцией, и та, ничего не понимая, охотно проглотила её. А затем схватилась за горло, будто не хватало воздуха, и, издав жалобный писк, рухнула на землю.
Оскорбления вновь обрушились лавиной на несчастную голову Фрима.
— Заткнись, дрянь! — выпалил он наконец.
— Ах-ха! Я ему тут жизнь спасла — дважды! — а он мне рот ещё затыкает!
Мужчина резко схватил женщину и потянул на себя.
— Да завали ты е…
Но последнее слово так и не было произнесено. На Зейлину уже изо всех сил мчалась смерть с алой косой. Женщина разглядела на лице Фрима озабоченность и поспешила развернуться к противнику… поздно.
Друг отчетливо понимал, что на сей раз столкновения не избежать. Разница была лишь в том, что он мог позволить наглой особе умереть, а мог подставиться под удар сам. Из двух зол товарищ избрал большее. Фрим оттолкнул от себя Зейлину, и огненное лезвие полоснуло грудь спасителя.
Мужчина скрутился, издал томный хрип и медленно осел, закрыв глаза.
Женщина, разинув рот, уподобилась статуе. Она ошарашенно глядела на напарника и упорно отказывалась верить в происходящее. Фрима заразили! Нужно срочно найти лекарство!
Зейлина, будто прочитав мои мысли, начала ощупывать себя в поисках бутылки, затем крутанулась, но поблизости ничего не обнаружила.
— Да, отлично! Так его! Молодчина, Дмитрий! — как ребёнок радовался победе Дейв.
Похоже, им удалось завалить ещё одного монстра. Только легче на душе от этого не становилось. Лидер выпустил из рук водяной пистолет. Я схватил его, надеясь, что он не пуст. В тот миг внутри меня что-то оборвалось, по телу пробежали мурашки. Ведь игрушка была лёгкой для приятных новостей. Слишком лёгкой…
Теперь Фрим… станет иным.
К Зейлине на помощь подоспел Дюк. Он оставил тыл на заражённого подрывника. Женщина, размахивая руками и сквернословя, пыталась подобрать нужные слова, чтобы описать случившееся.
— Дейв. — В первый раз за всё это время я обратился к нему по имени. Мой голос подрагивал, но я старался держать себя в руках. — У нас есть ещё слизь?
— Закончилась, — тихо и задумчиво бросил лидер, будто потери в отряде его не беспокоили. — Дай-ка сюда. — Он отобрал у Мерха бинокль и посмотрел вдаль. Отец Миранды охнул, отвёл взгляд, проморгался и, дрожа, вновь взглянул через стёклышки. — Н-нет.
Сзади послышались неразборчивые звуки. Мерх, позабыв о приказе, осторожно двинулся к их источнику.
— А-а-а, помогите! — испуганно заверещала мать и слетела с крыши.
В тот самый момент, когда старик посмотрел вниз, Клэр кто-то схватил и резко потянул вниз. Последовавшие за падением тупые звуки стали для меня отправной точкой в царство хаоса. Больше я ничего не понимал. Дальнейшие события казались настолько противоречивыми, что нельзя было зацепиться ни за одно из них; и в то же время слились в единый круговорот безумия.
Отголоски памяти продолжали крепиться к ниточкам разума, они ещё показывали какие-то разрозненные фрагменты. Вот двое горящих медленно подступили к почти безоружным Зейлине, Фриму и Дюку. Алый рыцарь уверенно двигался к тому месту, где пришили Клэр. Дейв, дрожа, смотрел на предводительницу как на сущий кошмар, а Мерх велел укрыться Дмитрию внутри автобуса.
Всё стихло. Бой прекратился, или это у меня голова с катушек съехала? Мы проиграли? Не похоже, численный перевес по-прежнему на нашей стороне. Сплю ли я? Жив ли я?
Вблизи огненная женщина казалась вылитой Мирандой, только постаревшей на два десятка лет. И почему-то её лицо не было обезображено так, как несколькими минутами ранее. Возможно, я брежу. Сон? Скорее иллюзия.
«Дочь» пирата громко поприветствовала собственного отца:
— Ну здравствуй, Дейв!


10-9


Огненной женщине хватило ума не выходить вперёд и спрятаться за спешившимся всадником.
Голос незнакомки был сухим, как горячий ветер в знойное лето. Мне чудилось, будто невидимые языки пламени осторожно касаются кожи, лижут её, обжигая. Трескаются губы, загораются волосы. Но нет, очередная игра чувств, вызванная приветствием врага.
Я ещё осознавал происходящее — вернее, снова обрел способность осознавать. Возможно, это было связано с тем, что царящий вокруг хаос сошёл на нет, и я мог сосредоточиться на чём-то одном, например, разговоре между отрядом выживших и иных.
Она обратилась именно к одноглазому. Странно, хотя… почему она вообще обратилась?!
Само установление диалога казалось мне сказкой. Как злейший враг мог услышать наши мольбы? Пустота в голове. На этот вопрос я не нашёл ответа, но факт оставался фактом: прямо сейчас решались судьбы нескольких людей, в том числе и меня.
— Т-ты, — вырвалось у Дейва, и тот сделал шаг назад. Лидер смотрел на предводительницу с нескрываемым страхом, будто на саму Смерть.
Через несколько секунд пришла мысль, поначалу сомнительная, но позже окрепшая. Они знали друг друга? Да, знали. И теперь по разные стороны баррикад. И всё же… кто она?
Громкий плач ребёнка вывел Мерха из оцепенения, и тот, бросив оружие, взял на руки малыша, чтобы успокоить его.
— Т-ты, — повторил Дейв и поднял дрожащую руку, указательный палец был направлен на горящую. — Ты…
— Умерла, да? — усмехнулась огненная женщина. — Думал, если оставить подыхать свою жену, она не вернётся? Наивный дурак!
Жена? Получается…
Теперь понятно, почему она так похожа на Миранду!
— Вижу новые лица,— продолжила говорить восставшая, — но почти никого из прежних. Что, угробил всех, спаситель?
— Мария, тебе… н-нельзя уже было… помочь!
— Ох, и правда, в дороге не найти нормального оборудования для лечения, — подыграла жена муженьку. — Знаешь, так даже лучше. Помоги ты мне тогда, я бы не достигла таких высот и не стала одной из тысячи бездушных.
И в подтверждение собственных слов её верные солдаты — машины для убийства — прекратили шевеления, замерли, обратились в неживой камень. Заснули?
— У меня не было тогда при себе пистолета!
— Чушь! Скольким животным ты головы свернул? — Мария сорвалась на крик. Не хотела она быть никакой горящей, разве что мужа позлить. — Я видела твой взгляд! Ты никогда меня не любил!
Волосы женщины, словно наэлектризовавшись, взметнулись вверх. В меня нещадно хлестнул горячий ветер.
— Я… правда… — начал говорить лидер, но его вновь прервала женщина:
— Мне не нужны твои оправдания! Я пришла не за тобой. Где мои дети?
Дейв раскрыл рот. Что больше выражало лицо старого вояки — удивление или ужас — так и осталось загадкой. Но ровно до тех пор, пока лидер, собравшись с духом, не ответил.
— Их нет. Миранда сбежала прямо перед твоим приходом, а Рёх… его не удалось спасти.
Зачем? Зачем он это сказал?! Теперь мы все покойники!
Ноги Марии подкосились, и она рухнула на землю, после что-то тихо проговорила, удалось разобрать лишь «мой мальчик». Всхлипов не раздавалось, не наблюдалось и прочих проявлений слабости. Огненная женщина с опущенной головой просто смотрела в траву.
— Мне жаль, — сдавленным дрожащим голосом произнес лидер. — Прощай.
Дейв вытащил из кобуры пистолет и нажал на курок.
Алого рыцаря и предводительницу спасла лошадь, о которой все почему-то позабыли. Животное возникло так же быстро, как и умерло, когда рассыпалось камнем рядом со своей хозяйкой.
Старик цокнул и поспешил обновить магазин, но сильный поток ветра выбил из рук оружие.
— Не держи меня за дуру!
Неведомая сила сбила с ног Дейва, и тот полетел с крыши прямо к жене. Последовало не слишком мягкое приземление. Лидер закашлялся, жадно глотая воздух.
Мария, тяжело дыша — видно, за каждое применённое умение приходилось недешево платить, — медленно поднялась и подошла к мужу, наблюдая за тем, как он кряхтит на земле.
— Убей меня, — харкнул кровью старик и взглянул на женщину. — Убей!
Дейв сорвался на крик, ярости в котором хватило б на весь отряд. Горящая сделала несколько шагов назад: она явно ожидала других слов.
— Ты мне не нужен, — чуть погодя ответила Мария и, повернувшись к троице, уверенней продолжила. — Мне нужны рекруты.
Взмаха руки оказалось достаточно, чтобы к её ногам прилетел Дюк. Следующим стал уже заражённый Дмитрий. Огненная женщина прикоснулась к каждому из них, и те потеряли сознание.
Нет!
— Четыре рекрута в обмен на четыре жизни, — сухо объявила Мария. — Клэр первая. Плюс эти двое. Четвёртый…
Сердце забилось быстрее.
Мои глаза встретились с глазами матери Безумной. Я отвернулся, но по-прежнему чувствовал на себе её тяжёлый взгляд. Он всё глубже проникал в мою сущность, без особых проблем разрушая самые сложные замки разума одним единственным ключом — тупой пробивной силой. Двери открывались практически мгновенно. Передо мной пролетела вся моя жизнь, начиная с детства и заканчивая нынешним днем и образами людей, с которыми успел познакомиться в новой эпохе. Сквернословка Зейлина, добряк Фрим, загадка Шайя, гордец Ричард, стерва Миранда…
И вот последняя серебристо-алая дверь. Я догадывался, что со мной будет, если Мария сломает замок. Она опустошит меня изнутри, лишит последней песчинки сознания, выжжет душу до последнего, ничего не оставив после себя.
Ручка задёргалась, как бешеная, но не поддалась, выдержала-таки натиск разрушительной стихии. И тогда горящая навалилась на петли. Огромная безумная сила принялась плавить металл — саму опору стальной двери. Если её не станет, мне конец.
Судьба первой петли определилась за считанные секунды. Я даже не успел осознать происходящее — лишь когда предводительница взялась за вторую последнюю петлю.
Нет, не позволю, я должен выстоять!
Началась борьба, долгая, на изнурение и веру в самого себя. Сколько она продлилась, я не знал, — то ли краткий миг, то ли весь день. Но помнил, что справляться с огнем становилось всё сложнее. В итоге с петлей было покончено. Мария победила. И когда она открыла серебристо-алую дверь, мне показалось, что женщина не выжигает воспоминания, а насыщается ими.
Эта мысль пустила глубокие корни, позволив не впасть в беспамятство. И мысль крепла так скоро — даже молниеносно! — что Мария не заметила, как утратила всю свою силу, пока любовалась самыми удивительными картинами моей жизни за последней дверью. Тогда я чуть не запер её там, чуть не загнал в ловушку из собственных воспоминаний, но горящая ускользнула в самый последний момент. А затем — пробуждение.
Я тяжело дышал, слышал рваный хрип, но жена Дейва оставалась невозмутимой. И только во взгляде что-то изменилось. Что именно, разглядеть не успел.
Мария, недолго задержавшись на мне, посмотрела на Зейлину и раненого Фрима, а затем произнесла:
— Клэр будет счастлива увидеть возле себя своего ребёнка.
Почти сразу в руках женщины оказался небольшой сверток, в котором находилось маленькое кричащее чудо.
— Тварь! — только и смогла выкрикнуть Зейлина.
— Стой, — обычным холодным голосом сказал по-прежнему лежащий Дейв. — Возьми мою жизнь, не его.
— Хватит показушничать! У тебя нет души. Во всяком случае, в том виде, что нужна Князю. Ты не живешь, как твои товарищи. Просто существуешь.
Мерх сориентировался как никогда быстро. Пока предводительница разглагольствовала, он подобрал автомат, прицелился и выстрелил. На сей раз живым щитом послужил алый рыцарь, так некстати пробудившийся ото сна. А к тому моменту ребёнок уже перестал кричать.
Не успели…
Женщина сжала ладонь в кулак, и Мерх, обжегшись, выпустил раскалившееся оружие.
Никаких прощаний не было. Мария развернулась и направилась к шоссе, стараясь быстрее взобраться по крутому склону. Очнулись и двое горящих. На месте, где должны быть глаза, у монстров зияли дыры, которые словно говорили нам: «Без всяких глупостей». Чудовища подняли бездыханных Дюка и Дмитрия, взвалили на свои окаменевшие плечи тела и поспешили за предводительницей.
Небо наконец-то прояснилось, тучи разогнал ветер, повёл их в сторону Скворечьего леса, на запад. Ночное море украшало тысяча тысяч прекраснейших звезд, светившиеся так ярко, что невольно закроешь глаза.
Битва окончена.


10-10


Когда опасность миновала и враги убрались восвояси, отряд начал выходить из оцепенения. И первой, кто это сделал, была Зейлина. Без лишних слов она направилась ко второй линии обороны. И не без оснований: там ещё могла отыскаться склянка с болотной слизью. Наверняка кто-то из своих выронил при отступлении.
Пришёл в себя и Мерх. Храня молчание, он поспешил спуститься по лестнице.
Я подполз к краю крыши. Фрим не подавал внешних признаков жизни: не шевелился, не дышал, не издавал каких-либо звуков. Нет, невозможно! Он жив! Моё зрение снова меня подводит! Фрим так наверняка бережёт силы, да. Или… или дело по-настоящему приняло серьёзный оборот…
Дейв застыл статуей, смотря вслед вторженцам. И, наверное, так и продолжил бы смотреть на опустевшее шоссе, не окликни его старик. Болезненное приземление плохо сказалось на здоровье лидера. Ему удалось подняться только благодаря Мерху. Я прищурился.
На лице одноглазого не находилось места для радости, и причина как никогда была ясна. Твари, что на нас напали, истребили всех, как тараканов, — быстро и беспощадно. Мы дали отпор так, как не смог бы никто другой в нашем положении. Но всё равно проиграли. Нет, даже хуже — выжили. Нас почти уничтожили, стёрли в пыль, в последнюю минуту просто вмешалась Мария — жена Дейва. Наверное, заметила тогда мужа и решила остановиться, заполучить пленных и потом уйти.
А как бы выглядела Миранда, будь она предводительницей горящих?
В голове выстраивался образ обольстительной стервы. Вначале я увидел лицо, полное безразличия, холодного бесстрастия. Понемногу лицо темнело, иссыхало, трескалось — и вот уже Миранда не обычный человек, а его жалкое подобие. Часть волос осыпалась, а те, что ещё держались, были невообразимо тонкими, на свету казавшимися прозрачно-белыми. Они поднимались вверх, словно наэлектризовавшись. Вместо глаз зияли дыры, наполненные жидким огнем. Прошло время, и вскоре Миранда сама являлась продолжением огня, его сущности и неудержимой, неконтролируемой ярости. Но нет, она таки управилась с этой разрушительной стихией: на землю мчался ливень из горящего дождя, способный уничтожить всякого, кто по воле случая оказался бы поблизости. Пылали горы и поля, реки и леса, гибли люди, рушились города. И всё горело настолько ярко, что никакого солнца и не нужно. Ужасный конец…
— Эй, неженка, хватит в небо глазеть! Тащи сюда свою задницу!
Зейлина, порой твоя прямота излишня.
Я не стал выкрикивать что-либо в ответ — не до кривляний, — просто осторожно спустился. Мой мозг по-прежнему кипел, он продолжал рисовать сцены битвы, и каждая минута пролетала словно миг, повторяясь снова и снова. Мне до смерти хотелось покоя. Слишком много потрясений за три дня. Да за мою жизнь не собралось бы и сотой доли тех изменений, с которыми я столкнулся!
— Вот, мажь! — резко отрезала Зейлина и, отодвинувшись от друга, всунула мне скляницу. Я с облегчением выдохнул, когда увидел её содержимое. Слизь! Теперь у Фрима есть шанс на спасение!
— Хватит лыбиться, придурок! — продолжила волчица-одиночка. — Ты разве не понимаешь, что, если ничего не сделать, он откинет копыта?!
Перечить Зейлине не было смысла: она права. Следовало спешить, вот только в самый важный момент я заколебался, не зная, сколько потребуется крови болотных для Фрима.
— Я не врач, — прозвучал мой тихий и неуверенный ответ.
— Да, но из тебя эту хрень извлекли!
— Думаешь, она поможет? Меня не лечили слизью. А Мерха — да. — Я запнулся, собираясь с мыслями. — Ну, Миранда. — В подтверждении своих слов обратился к вояке: — Как вы считаете?
Единственный выживший в отряде Шорха наклонился к Фриму, повыше задрал его порванную рубаху и изучил рану.
— Порез длинный, зато неглубокий.
— Спасибо, твои замечания такие оригинальные! — наигранно вытаращила глаза Зейлина.
— Помолчи, — шикнул на девушку Мерх. — Хм, не надо всё выливать, хватит и нескольких капель.
— Вы уверены? — спросил я.
— Не сомневайся.
Последние слова принадлежали Дейву. Одной рукой лидер группы держался за автобус, другой — за бок. Видимо, сил у него осталось совсем немного.
— После всего случившегося ты ещё смеешь раскрывать свой хавальник?! — Женщина вскочила с места настолько быстро, насколько мог простой человек. — Тебе доверять вообще нельзя!
— Мы здесь сраться будем или спасать?! — не выдержал Мерх. Он поднялся и посмотрел в лицо Зейлине. — Дай сюда перчатку!
— Отвали! Я сама знаю, что делать, не маленькая!
Она сжала в кулаки ладони, но ненадолго: когда дело дошло до самого важного, к одинокой волчице вернулась прежняя растерянность. Женщина опустилась на колено, посильней натянула перчатку и наполовину погрузила палец в склянку, почти сразу вытащила обратно, резко поднесла к груди Фрима и как-то неряшливо обработала порез. Но никто не собирался упрекать грубиянку: оно и понятно — с ней шутки плохи.
— Нужно перенести его в автобус, — после минуты тишины предложила она.
— Здравая мысль, — согласился Дейв. — Я помогу открыть двери, в последний раз это удалось сделать с десятой попытки.
— Ладно, валяй, — поправила волосы Зейлина и повернулась ко мне со словами: — Эй, помоги мне его дотащить, если кишка не тонка.
Мои глаза сузились.
Да кем она себя возомнила?!
Я уже хотел было начать спор, как пришёл к мысли, что это бессмысленно. Немного погодя я взял Фрима за плечи, вояка и сквернословка — за ноги.
— Осторожнее, маньяк! У него с плечом проблемы! — напомнила чёрная фурия.
Машина издала непонятный звук — не то рык, не то хлопок. Стало ясно: её пытались завести.
— И… потащили! — поднатужился Мерх.
Фрим, как и большинство мужчин, был тяжёлым, потому перенос сильно затянулся, если бы напарника тащили двое.
По пути мы встретили Клэр. Увидь я такой труп в первый раз, громко бы закричал и убежал. От привычных человеческих черт не осталось и следа: лицо напоминало кровавое месиво, кое-где белели острые сломы костей. Благо, вовремя открылась дверь, и мои мысли вновь заполнил полумёртвый друг.
Внутри автобуса по-прежнему стоял отвратительный запах крови. Зейлина, недолго думая, разбила несколько окон, в помещение ворвался тёплый свежий воздух, а вместе с ним и лунный свет.
— Что дальше? — задал главный вопрос Мерх.
— Надо собрать все уцелевшие вещи, — донеслось откуда-то спереди. — А после выставить дозорных и передохнуть. Утром кто-нибудь поедет на мотоциклах в Ювсур и сообщит о случившемся.
— Кстати, где они? — встряла Зейлина.
— В нескольких минутах от лагеря, ближе к эстакаде, на рассвете покажу. Если экономить топливо и поднабрать где-нибудь по пути, до города добраться вполне реально, — заверил Дейв.
Мы вышли из автобуса и вновь увидели Клэр.
— Закопаем? — предложил Мерх.
— Нет, — быстро отрезал лидер. — Мария положила на неё глаз, лучше не вмешиваться. Нам хватило и одной встречи.
Что его жена собирается делать с этой кашей вместо лица? Как Клэр проснется после того, что с ней сотворили?
— Но она же… скоро…
— Рёх превращался долго, — негромко сообщил я. — Мы встретили горящих до полудня, к вечеру я очнулся, но даже тогда Рёх ещё контролировал себя.
— Он обращался, будучи живым, — сделал важное замечание Дейв. — Как всё обстоит у мёртвых, неизвестно. Но думаю, часов семь-восемь есть. Должно хватить, чтобы покинуть это проклятое место.
Разговор подошёл к концу, мы занялись сбором. Зейлина и Мерх несколько раз взбирались по склону, искали автоматы, патроны, не забывали подбирать посудину и продукты; я и одноглазый крутились внизу, время от времени поглядывая на мёртвых врагов. Те, к слову, стали разлагаться… по-своему, правда: сначала в них меркло пламя, затем они засыхали и, в конце концов, пылью расстилались по земле.
Помощь от меня была смехотворной. Из-за боли в ноге и груди я почти сразу выдохся, даже Дейв протянул дольше.
Через час отряд собрался вновь, чтобы разобраться, кто будет стеречь ночью лагерь. После недолгих споров пришли к согласию.
— Вам нужно восстановить силы, — серьезно сообщил капитан группы. — Я и Михейм особо не утруждали себя, так что можем и покараулить.
— Не волнуйтесь, — продолжил я, — дело это несложное, справимся.
Зейлина почти с минуту буравила меня взглядом, но таки сдалась и зашла в автобус.
Я и Дейв посмотрели друг на друга.
Думаю, ночка будет весёлой.
Утверждено Evgenya
Koufor
Фанфик опубликован 07 февраля 2015 года в 17:45 пользователем Koufor.
За это время его прочитали 260 раз и оставили 0 комментариев.