Покажем силушку богатырскую (привет, Наруто проджект)
Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Фанфики по Наруто Ориджиналы Вторжение. Глава первая: «Начало». Часть десятая, заключительная (1)

Вторжение. Глава первая: «Начало». Часть десятая, заключительная (1)

Категория: Ориджиналы
Вторжение. Глава первая: «Начало». Часть десятая, заключительная (1)
10-1




Напарник, не дожидаясь меня, побежал к костру. Любые попытки ускориться приводили к сильным болям в груди. Двигаться как прежде больше не получалось. По крайней мере, в ближайшие несколько недель мне это не светило.
Вообще тот факт, что я мог ходить, был сам по себе удивителен. Несомненно, именно тогда кто-то приложил руку к моему спасению. Оставалось только выяснить, кто этот спаситель. Но сейчас важнее было другое: появится ли он вновь, когда горящие будут угрожать нашим жизням? А может, я просто бредил?
Кроме небольшого огня в центре лагеря ничего вокруг не было видно. Зато автоматные очереди и чьи-то возгласы слышались прекрасно.
Сердце застучало быстрее, нервы начали сдавать. Где-то внутри закрался страх.
На сей раз горящих было шестнадцать. И я даже не представлял, как мы сможем отбить их нападение. Что, если все полягут, когда я окажусь рядом с костром? Стоило ли вообще идти туда?
Около минуты я стоял на месте и гадал, чья же сторона одержит верх, каковы вообще были наши шансы на победу. С такого расстояния ничего нельзя было разобрать, и это действовало на нервы.
Но вот настал момент истины: в лагере повисла гробовая тишина.
Так. Ну и что теперь мне делать?
Внезапно возле костра промелькнула фигура. Человеческая ли? Ещё одна. И ещё.
— Аптечку! — прорезал пространство чей-то надрывный крик.
Мы... победили? Так быстро?!
Я... я не верю.
И снова ноги повели меня вперёд.
У огнища собрались почти все обитатели лагеря. В центре внимания оказался заражённый старик. К моменту, когда я подошёл достаточно близко, его рану уже успели обработать.
— Волк, — пояснил Дюк. — Очень резвый. Почти без шерсти, даже кости виднелись. Жуть. Пуль сорок потратили.
Больше минуты я стоял истуканом и пытался понять, откуда в такой местности может взяться волк. Однако в какой-то момент до меня дошло.
Перед глазами встала знакомая картина. Всплыли воспоминания... не знаю, какой давности. Давно потерял счет времени. Да и чёрт с этим. Ситуация резко прояснилась, причем настолько, что от своих догадок я широко раскрыл рот.
Он?.. Тот самый полумёртвый хищник?! Тот разлагающийся монстр?! Но... как?
— Г-где? — сухим хриплым голосом спросил я.
И мужчина махнул рукой в сторону дороги. Вдалеке, в метрах ста от меня, мерцал маленький белый свет. Вероятнее всего, от фонарика. Чистый холодный огонек плясал в разреженном воздухе: то поднимался, то опускался, а то и вовсе двигался по кругу, словно рассматривал некую причудливость. Нетрудно было догадаться, какую именно.
Четыре минуты равномерной ходьбы, — и я оказался на месте.
Мысли заполонили собой сознание. Вся обстановка смешалась и отошла на задний план. Я был занят только тем, что находилось передо мной, не обращая внимания на фон. Пока женский грубоватый голос вновь не полосонул по моим ушам, вернув в действительность.
— О, смотри, кто у нас тут! — присвистнула Зейлина. — Взгляни, упырь, твоя псина соскучилась по сладким кукурузным палочкам!
На траве покоилась волчья туша. Голова была отделена от тела. Разрубили чем-то большим и острым. Вместо крови — синяя слизь. И несравненный знакомый запах помоек вкупе с гнилью. Бьюсь об заклад, такими темпами он станет вскоре родным.
— Гляди, почти все пули растворились, — посветил Дейв на одну из ран. — Похоже, для человека эта жижа не опасна, а вот с металлом шутки плохи.
— Прямо как кислота, — заметил Шорх.
— Именно, — подтвердил одноглазый. — Разве моя дочь не занималась этой тварью?
— Как только она увидела его, закрыла в том же капоте. Посчитала выгоднее изучать упыря. Или побрезговала. В любом случае, ума не приложу, как эта тварь выжила. Я вроде сильно трахнула её по голове, — задумчиво рассудила Зейлина.
— Должно быть, регенерация, — предположил Фрим. — Миранда нам только что сказала, что у иных огромное рвение к жизни.
— Где её, чёрт подери, носит?!
— Ну, она... В общем, э-э... Она... — начал мямлить напарник.
Но тут таинственная вспышка озарила небо на множество миль. Хлопок последовал буквально через секунду. Множество ярких точек, подобно звездам, падали вниз и исчезали, не долетая до земли.
— Фейерверк? — восторженно смотря наверх, пролепетал Шорх.
— Кто его запустил?! — рявкнул капитан, желая сию же минуту получить ответ.
— Да это она, — глядя через бинокль, сообщила Зейлина. — Твоя дочь.
— Что?! — старика как громом поразило, будто он один знал, что всё это могло значить.
Последовали ещё две оглушительные вспышки на небосводе, а за ними — звук пальбы где-то вдали.
— Хм, она машет тебе рукой. Всем нам. Постой... Это что... Она на байке. Свалить удумала?
— Что-о-о-о-о-о?! Немедленно за ней! — приказным тоном прогрохотал Дейв.
— Поздно. Она... исчезла, — уже тише ответила женщина.
Безумная сбежала? Выходит, тогда она не врала. Ну зачем ей надо было подкидывать этот гребаный джокер?! Да о чём я, у Миранды явно не все дома. Но тогда... А-а, ничего не понимаю!
— Ах ты дрянь! — Старик схватился за волосы, а затем быстро стал удаляться, попутно раздавая команды: — Шорх, за мной. В автобус. Нужно подвести развалюху к костру: будет служить стеной против огненных. Теперь они явно придут на сигнал.
— А топлива-то хватит? — с сомнением выдал напарник.
— Хватит, я проверял.
— А что нам делать? — вдогонку крикнул Фрим.
— Молиться, чего ж ещё?..


10-2


Моё чутьё не подвело. Безумная действительно сбежала. И сделала она это красиво, за что ей нужно было отдать должное. Даже Дейв не на шутку разозлился.
Кстати, а почему я раньше не видел упаковки с фейерверками в ее автобусе? Спрятала? Стой, подожди. Ты думаешь не о том. Сейчас есть кое-что и поважнее.
Зачем Миранда подожгла фитили? Хотела раскрыть врагу наше местоположение? Но почему? Зачем? Неужели... из-за меня?
Тем временем Дейв уже растворился в темноте. Как только он ушёл, в лагере незамедлительно пошла реакция.
— Да чёрта с два я здесь останусь! — ядовито прошипела Зейлина и изо всех сил швырнула бинокль о землю. Предмет прикатился прямиком к моим ногам.
Но выжившая, не говоря ни слова, быстрым шагом направилась в сторону Дейва. Только теперь, похоже, с иной целью.
— Куда ты собралась? — с тревогой в голосе остановил её Фрим.
— Искать байк, — раздражённо прошептала она.
— А как же лагерь?
— Срать я на него хотела, — выплюнула Зейлина и повернулась к нам вполоборота. От неё так и веяло холодом. — Эта шмаль ушла — и я смогу.
— П-постой, не лучше ли договориться об уходе со всеми? — громко предложил мужчина. — Так у нас больше шансов выжить.
— Твоя идея — ты ею и занимайся, — хмыкнула собеседница и направилась на поиски.
Да уж. Вот и поговорили. Ну, теперь хоть известно, на чьей стороне Зейлина. Похоже, Фрим ошибался насчет озабоченности девушки группой. Другие люди её не волновали — собственная жизнь оставалась на первом месте.
Женщина быстро удалялась, по мере чего её фигурка всё больше сливалась с полуночным мраком. Вскоре её и след простыл.
М-да, таких одиночек редко где сыщешь. И всё же одна среди нас была. И она скоро уйдет.
Фрим цокнул.
— Проклятье, — вздохнул он. — Давай сообщим остальным.
— Конечно.
Мы сдвинулись с места. Но не прошли и полудюжины шагов, как скоро напарник понял, что дальше ему лучше идти без меня.
— Я побегу, встретимся у костра.
— Хорошо.
Я кивнул и остановился.
Вполне естественные вопросы продолжали меня гложить. Почему перед приходом горящих из ниоткуда появился этот монстр? И для чего так открыто напал? Разве это в духе хищников? Ведь обычно они долго прячутся, выжидают. Может, если волк всем показался, он нес собой какое-то послание? А мы расценили его как врага и начали бездумно палить? Однако при прошлой встрече эта тварь была отнюдь не дружелюбной.
И вновь вопросы без ответа. Рассуждать не было смысла. Как всё достало...
Я в последний раз кинул взгляд на уродливое создание и, не заметив никаких признаков жизни, подобрал бинокль, а затем медленно поплёлся вперёд.
Возле костра заметил движняки. Похоже, Фрим растолкал людей и завёл дискуссию. Так, значит, скоро дойдет до призыва к побегу. Или к оружию...
К обсуждению подключалось всё больше людей. Раздались первые возгласы. Интересно, что они собой представляли? Сплочённость или разрозненность в группе? Какой настрой был сейчас у народа?
Половина пути осталась позади. Ещё пара минут — и я буду на месте.
За тот короткий промежуток времени, пока я добирался до лагеря, многое успело произойти.
Против Фрима выступил Дюк, и их спокойный разговор вскоре перерос в громкую перепалку. Но за напарника вступилась Клэр, потому спор сошёл на нет, а расколотая группа постепенно стала объединяться.
Но радоваться долго не пришлось: вовремя подъехавшие лидеры завязали новую перебранку, которая, в свою очередь, была прервана короткой, но яркой белой вспышкой света со стороны грузовика.
— Они здесь... — негромко, но со злобой в голосе изрёк Дейв.
И вновь безмятежность сменилась тревогой. Запечатлеть все эти события в памяти и остаться невозмутимым было просто нереально! За какие-то две минуты столько успело пролететь перед глазами...
Сердце пропустило удар. К голове прилила кровь, лицо покраснело, и стало душно. Последствия волнения? Возможно. А может, это из-за ветра, так некстати пришедшего в эту пугающую ночь? Воздух казался теплым, и с каждой секундой он нагревался всё больше, словно подтверждал новость о приближающейся угрозе.
Почему же мы так глупо воспользовались временем, любезно нам подаренным ужасными монстрами? Теперь мы упустили единственный шанс на собственное спасение! Или хотя бы на безопасное отступление, бегство... И ради чего?!.. Чтобы пересраться со всеми в группе? Неужто горящие намеревались нас ослабить ещё до своего вторжения? Кажись, эти твари только того и добивались! И действительно... Да, именно так. Они сыграли на нашей разобщенности, разрозненности в наших рядах. Они, может, и не телепаты. Но что, если мы ещё при первой встрече составили такое впечатление? Возможно, на самом деле они знали гораздо больше о человеческой природе, чем мы себе представляли? Чёрт, не могу собраться... Так, всё. Успокойся.
Меж тем, обстановка неминуемо накалялась.
— Да как вы не понимаете, что за мостом болотные вас грохнут?! Это же их территория! — продолжал гнуть свою линию Дейв.
— По пути сюда никаких тварей мы не заметили, — скрестив руки на груди, высказался один солдат.
— Вот именно, потому что вы ехали утром! А сейчас ночь! Они только и ждут, чтобы вы попали к ним в сеть!
— Когда мы встретили Шайю, дело было вечером. Нет, даже днем, — встрял Фрим.
— Тогда тем более следует остаться! — заступился за одноглазого Шорх. Круглолицый бородатый мужчина с ружьём наперевес поправил кепку.
— Я... я хочу сказать, что тогда представительница этих... существ имела единственную цель — переманить Михейма на свою сторону. Если бы она желала нашей смерти, то мы бы сейчас вряд ли разговаривали. Шайя потеряла интерес к людям. Мне так кажется.
— Мы не можем знать наверняка, любой иной опасен, — присоединился к разговору Дюк.
— Вы хотите, чтобы нас всех тут перебили? — заплаканным голосом обратилась Клэр. — Вам было мало смертей?! Да вы только жаждете больше крови!
— Чушь! Никто сегодня не умрет, — уверенно заявил лидер. — У меня есть несколько мин. Если их грамотно использовать, никакой горящий не доберётся до лагеря. Твой сын и муж будут отмщены, как и многие другие. Я обещаю.
— Не месть сейчас важна, а спасение собственных жизней! Миранда и Зейлина уже сбежали!
— Что? И та чертовка тоже?! — гаркнул Дейв, после чего совсем тихо добавил: — Ну ничего, скоро вернется: байки перекочевали на другое место.
— Мы никуда не уйдем, — решительно заявил Шорх и сделал несколько шагов вперёд. — Здесь безопаснее. К тому же, нам известно точное количество противников, у нас есть снаряжение и время подготовиться. А что ждет там, за эстакадой? Неизвестно, какие твари рыщут вне лагеря!
— Мы бы могли разделиться, чтобы основной отряд прикрывал отход раненых.
— Нельзя этого делать!
От множества криков и возгласов я закрыл уши и сощурился, словно что-то назло слепило мне глаза. Хватит... Прекратите!
Если это безумие продолжится, если не придём к единому решению...
Шорх достал из кобуры пистолет, поднял его вверх и выстрелил. Всё произошло мгновенно. Настолько, что я не успел вздрогнуть.
— Все заткнулись!
Кажется, ситуация выходит из-под контроля. Надо срочно что-то придумать...


10-3




Все, оторопев, отступили на несколько шагов назад. Все, кроме Дейва: тот лишь повернулся к виновнику захватывающего представления. Шорх же хрипло пробасил:
— Никто отсюда не сбежит! Слышите? Либо попытаетесь прикончить этих тварей, либо все дружно поляжете прямо сейчас!
Капитан не говорил — больше верещал, срывая голос, а после того, как закончил, медленно опустил оружие и... наставил его на Фрима.
— Никаких бунтарей я здесь не потерплю. Лично прослежу, чтобы ты оказался в авангарде.
— Но, капитан, у нас есть право уйти! — смело заявил один из выживших.
— Не зазнавайся! Или забыл, кому подчиняешься?! — Шорх пронзил бойца бешеным взглядом. — Ты знаешь, какой диалог я веду с дезертирами. — С этими словами мужчина поправил свободной рукой ружье.
— Нас больше, — открыто выступил против командира второй. — У вас просто нет шансов.
— Повтори ещё разок, а я пока лимонку достану, — ехидно посмеиваясь, Шорх потянулся к гранате.
— И что ты этим решишь? — Глаза Фрима недобро сверкнули. В них колыхалось пламя враждебности. — Тебе важнее своих ребят положить или грохнуть горящих? И после такого ты можешь звать себя командиром?
— Ещё одно слово, офисный планктон, и твои мозги растекутся по земле.
Так, дело запахло жареным. Нужно вмешаться. Немедленно. Только грамотно, а не то...
— Фрим прав, — как можно спокойнее проговорил я. — Задумайся, почему каждый из нас до сих пор находится здесь?.. — Далее последовала короткая пауза. — Мы все хотим найти выход из сложившейся ситуации... — Я сгорбился в надежде хоть немного приглушить ужасающую боль в груди и отдышался. А тем временем Шорх избрал себе уже новую мишень — меня, как нетрудно было догадаться. — Горящие вот-вот придут. И им будет, мягко говоря, фиолетово, заодно мы или нет. Пойми: настоящие враги там — не здесь.
— Дейв, прикажи этому сопляку засунуть свой острый язык в одно место, иначе я за себя...
Но одноглазый не дал ему закончить фразу. Он осторожно положил руку на пистолет круглолицего, и последнему пришлось опустить оружие.
— Хватит, Шорх. Если так хочется дисциплины, можешь поиграть на планшете. Там компьютер выполнит любую твою прихоть. Уверен, Клэр будет не против.
— Т-ты позволишь какому-то ребёнку собой помыкать?
— Порой от детей можно услышать гораздо больше здравых идей, чем от стариков. — И лидер, слегка повернувшись, обратился ко мне: — Мальчик, ты точно не вёл никаких телепередач? Если тебе хватило наглости перечить бывшему военному, уверен, собираешься поделиться с нами планом дальнейших действий?..
По интонации я понял, что это был сарказм. Но раз он дал мне слово, почему бы не воспользоваться случаем?
— Во-первых, предлагаю закончить перебранку. Всем уже известно, что ни одна из сторон не уступит другой. Каждая будет упираться до последнего, точно тупой осел. — Я шмыгнул носом. Самое простое ребяческое оскорбление. Что ж, думаю, поймут. — Во-вторых, всем нам следует признать, что по отдельности не выживет никто. И, в-третьих, да, нам лучше остаться здесь.
— Ч-что?.. — Фрим оторопел. Он никак не ожидал такого ответа от меня. Но, к моему удивлению, напарник смог быстро собраться и с хмурым видом спросил: — Михейм, ты уверен?
— Да. Масть треф, не забыл? — напомнил я знакомому о недавней игре. — Я считаю, болотные нам не угрожают. Больше опасаюсь, что горящие смогут догнать нас, если покинем лагерь. Что мы будем делать тогда? Там у нас времени на подготовку уже не останется. А здесь есть и боеприпасы, и снаряжение, и места для укрытия. Но даже с этим наши силы не равны.
— К чему ты клонишь? — уперев руки в бока и шагнув вперёд, хмыкнул Дейв.
Я повернулся в сторону, где должен находиться Лурфок, а затем громко и уверенно провозгласил:
— Мы должны использовать слизь волка в качестве оружия.
И снова тишина расползлась по лагерю. Только угли продолжали потрескивать в костре.
— Ты в своём уме? — уставился на меня Шорх.
— Пули и мины возьмут не всякого, — рассудил я. — Кроме того, в таком большом отряде обязательно будет кто-то посильней простых пустоголовых тварей, с которыми вы сражались. Я и Миранда имели дело с двумя разумными существами, и они до сих пор живы. Простым оружием их не одолеть.
— То есть, по-твоему, мы должны стать болотными, чтобы противостоять этим... как их там... горящим? — размахивал руками бывший военный.
— Он этого не говорил, — сухо заметил Дейв. — Можем надеть перчатки и намазать слизь на острые палки. Ты же это хотел предложить, а, мальчик?
— Эм, ну... да, — недолго раздумывая, согласился я.
— Хорошо, мне нравится твой план. Всё же лучше иметь лишний козырь в рукаве, чем драться с опорой на патроны и гранаты. — Одноглазый приставил к губам руку: явно мысленно решал что-то для себя. — Значит так, ты, Дюк, пойдешь с Шорхом за слизью. Возьмите с собой банки и палки. Мы с Патриком первыми встретим горящих на кузове. Эммор уже там — надо успеть до того, как он начнет палить. Дмитрий, установи мины так, как мы задумали. Мерх, оставайся здесь и охраняй Клэр с ребёнком. А вы с Фримом обыщите автобус. Наверняка Миранда, эта стервозная дрянь, что-то спрятала. Вопросы?
— Палки-то мы смажем, а кто в ближний бой с горящими вступит? — сделал дельное замечание Дюк. — Я, например, только стрелять и умею.
— Э-э-э... — внезапно Фрим, приоткрыв рот, поднял руку до уровня плеч и уставился в пустоту, простиравшуюся за лидером. Одноглазый, кажется, заметил выражение лица блондина и начал поворачиваться. Слишком поздно...
— Ах ты блядина мерзкая! — звонким, полным злобы голосом прогрохотала сквернословка и с размаху врезала старику по роже.
Удар оказался настолько резким и сильным, что Дейв чуть не упал. Он не потерял равновесие, нет, но всё же отпрянул от враждебно настроенного источника агрессии. Пират собирался было простонать от боли, но женщина пресекла звук следующим ударом ему в солнечное сплетение. Из груди лидера вышел весь воздух, и тот, обессиленный, упал на колени.
— Тварь конченая! Петух накрашенный! — вырвалось у Зейлины. Она уже собиралась добить главаря, но остановилась в последний момент. — Если ты считаешь, что я тебе по гроб должна за спасение, то глубоко ошибаешься!
Сказать, что изумлению народа не было предела, ничего не сказать. Все просто ошеломленно уставились на неё. Женщина, скрестив руки на груди, недовольно взирала на лидера. Конечно, нельзя было назвать состояние Зейлины гневом, злобой или сумасшествием. Скорее, её раздражал сам факт того, что байки перегнали в другое место, так что смыться по-тихому не вышло. А то, что старикан взял на себя право удерживать её против воли, лишь больше выводило из себя.
Чуть погодя Дейв, отдышавшись и откашлявшись, хладнокровно заявил:
— Похоже, есть один кандидат...


10-4




— Что за туфту ты несешь? — Брови Зейлины сошлись на переносице. — Какой ещё кандидат?
Но пират не удостоил женщину ответом, и тогда тишину разрезал рык бывшего военного:
— Что стоим?! По местам!
И все зашевелились. Шорх с Дюком побежали в палатку за необходимыми предметами, Дмитрий устремился прочь от лагеря, Патрик, не дожидаясь своего напарника, направился к кузову. Мерх, раненный старик, подобрал ружье и велел Клэр залезть на автобус, накрыться чем-нибудь и, не высовывая голову, молча ждать неизбежного.
— Твои навыки сильно пригодятся в бою, — отметил Дейв и поднялся с колен. — Загвоздка в том, что в сражении ты будешь драться не простым оружием, а слизью.
— Я? Этой вонючей помойной жидкостью? Ха! Дураков ищи на кладбище!
— Мы должны быть единым целым. Сейчас каждый из нас — часть огромного механизма. — Блондин демонстративно развёл в стороны руки. — Если что-то сломается, всему устройству придёт конец.
— А мне-то что, кролик?
— Не отрицай, — сухо сказал Дейв, — одной тебе до Ювсура не добраться.
Зейлина фыркнула и отвернулась. Ситуация напомнила мне разговор на дороге. Тогда целью спора был я, а сейчас решалась судьба самой женщины.
— Может быть. Отсижусь где-нибудь с автоматом.
— Недавняя стычка прекрасно показала твою несравненную меткость, — усмехнулся Дейв. — Твой удел — ближний бой.
Наверное, обычная девушка сильно возмутилась и, пронизывая нахала колким ледяным взглядом, молча бы удалилась в неизвестном направлении. Но не Зейлина. И не сейчас. У женщины хватило смелости не только возразить лидеру, но и приложить к нему руку — в прямом смысле слова. Сквернословка выставила указательный палец вверх.
— Не надо мне тут «ля-ля»! Ты совсем уже оборзел?! Какой идиот захочет лечь под плаху?
— Ты почти голыми руками укокошила двух горящих, — сделал важное замечание Фрим.
— Тогда меня прикрывали, да и врагов было мало.
— А с чего ты взяла, что мы лишим тебя поддержки сейчас? — засмеялся лидер. Похоже, он добивался расположения женщины. Как же глупо это выглядело. — Мы с Шорхом уже обо всём позаботились. Патрик и Эммор палят сверху. А нашей с тобой задачей будет не дать горящим приблизиться к кузову — и тем более к лагерю.
— Я и ты — вместе?! — Зейлина с трудом сдержала смех. Сглотнув, она тише произнесла: — Похоже, ты действительно съехал с катушек, старик.
— Я делаю то, что должно для спасения, — отрезал отец Миранды.
— Нет, ты живешь одной лишь местью. Эти твари поглотили всё твоё сознание так же, как ржавчина поглощает металл.
Что, мести? Неужели Дейв кого-то потерял?
Пират вновь промолчал. Похоже, Зейлина задела его за живое.
— Давайте перестанем выяснять отношения, — вновь встрял Фрим. — Время на исходе.
— Тебя вообще никто не спрашивал. — Зейлина даже не посмотрела на бывшего напарника. — Готов вечно лизать задницу своему господину. Тьфу!
Дюк и Шорх быстрым шагом покинули палатку. Один держал несколько баночек, наполовину заполненных водой, другой — вилку и половник. И оба в перчатках.
— Ну что, ты с нами? — подбежал к нам Дюк, надеясь услышать приятный ответ.
Лидер и женщина несколько секунд сверлили друг друга недобрым взглядом, но гляделки быстро подошли к концу.
— Не путайся у меня под ногами, мешок костей, — хищно улыбнулась Зейлина и, развернувшись, побежала к болотному монстру.
Дейв тоже не стал долго тянуть. Он достал из небольшой сумки бутылку с водой, отпил, положил обратно и со словами: «Вам тоже пора» направился вверх по склону.
Ну вот, тема разговора исчерпана — время действовать.
— Пора в автобус, — озвучил свою мысль я и повернулся к Фриму.
Сказать, что меня перекосило в тот момент, — ничего не сказать.
Мужчина крепко сжимал ладони в кулаки, одна из рук уже тянулась к охотничьему ножу — должно быть, одноглазый одолжил своё излюбленное оружие Фриму. Но больше всего меня поразило лицо напарника. Рот приоткрыт, зубы настолько стиснуты, что воздух вот-вот разрежет звуком, сходным со скрипом мела. Слегка прищуренные глаза, проступившие морщины на лбу. И глаза. Они будто были пропитаны ненавистью всех вместе взятых людей на свете. Но миг ушёл в прошлое, и за ним исчезла злоба. Только узкая полоска губ ещё помнила унизительную фразу Зейлины, этой кляксы, что чернее самых тёмных ночей.
— Да, — кивнул Фрим.
Он даже ни слова не проронил в её адрес. Какое терпение, какая выдержка. Далеко не каждый сможет простить подобное. Или он ничего не забывает и просто выжидает удобного случая отомстить? Да нет, не бреди, он не такой.
— Ты чего стоишь? Идём, — позвал меня напарник и спешно зашагал.
Я оказался внутри и вновь почуял запах крови. На сей раз свечи не горели, и нам пришлось использовать фонарики.
— Сперва надо осмотреть тумбочку. Я займусь ей, а ты пока открой плиту, — решил Фрим и прошёл в центр автобуса.
Стоило оказаться здесь вновь, как в голове возник образ Безумной. И те жестокие вещи, которые она наверняка здесь творила «во имя человечества».
— Ничего, — тихо сообщил я и закрыл крышку плиты.
Следом за Мирандой пришли мысли о лидере и сказанных Зейлиной словах о мести.
— Слушай, — завёл новую беседу я, — как думаешь, а Дейв действительно лишился рассудка именно из-за мести?
— Ох, хороший вопрос, — почти прежним голосом ответил напарник. — Я думаю, им также движет желание убивать. Для него горящие — как, наверное, какая-нибудь дичь. У тебя, кстати, не возникли ассоциации с браконьером?
— Ну…
— В общем, не напрягай мозги. Так и есть. Он охотник со стажем. Любит подраться и пострелять.
— Тогда как он стал вашим лидером?
— Произвёл хорошее впечатление в начале, — признался Фрим и закрыл дверцу тумбочки. Судя по всему, ничего интересного он не нашёл. — Тогда его поддерживали жена и сын.
— А?
— Ну да, конечно, ты же не мог знать. Не было возможности сказать. — Мужчина почесал макушку. — Осмотри кресла, я проверю водительское сиденье.
Я молча двинулся к концу тёмного помещения. Здесь кровь пахла особенно сильно. Пока я добирался до нужного места, мои глаза пристально изучали мелкие предметы, осколки на полу. Не дай Бог упасть на такое. Некоторое время мы молча делали свою работу, а затем я напомнил о беседе:
— Так что дальше?
— А, точно! — Фрим сказал это с такой интонацией, будто бы прозрел. — За креслами. В углах.
— Момент, — взбираясь на кресло, я прокряхтел от боли.
— Его жену звали, кажется, Марией. А сына — внимание! — Рёхом.
Тело невольно окаменело. Да что он несёт? Выходит, он и Миранда — брат и сестра. Тогда…
— Подожди-подожди. Выходит, он и она…
— Да не, ты не так понял, дослушай до конца, — продолжил Фрим с такой интонацией, словно он рассказывал какой-то анекдот. — Рёх — это не тот тип, которого ты видел вчера и сегодня. Рёх — родной младший брат Миранды. Просто… его не стало в первый же день, и девушка попросила своего парня поменять имя. Ненастоящего Рёха звали Ричардом. За время, проведённое в лагере, я неплохо сдружился с ним. Жалко парня, ревнивый засранец, но честный. А, и ещё: в той банке с надписью «Стив» плавала голова Рёха. Я сам сначала был в шоке, когда впервые увидел. Ты представляешь? Миранда ставила опыты над собственным братом! Любовь полна безумия. Кстати…
Фрим направил свет на тумбочку. О бутыли и след простыл.
В голове образовалась каша. У этой сучки был… брат?! И Рёха звали вовсе не Рёхом, а Ричардом? Да ещё и её мать Мария…
— Я… я не могу поверить.
— Во что именно? Что Дейв потерял всю семью, или ты про Миранду?
— Про всё.
— Хех, неудивительно. Но я тебя поражу ещё больше. Знаешь почему Безумная сохранила тебе жизнь? — Демонстративная пауза. Мой внутренний голос молчал. Или отказывался принимать должное за реальность. — Потому что ты напомнил ей брата. Не внешностью — поведением. Возможно, из-за твоего отказа покинуть лагерь она психанула и раскрыла горящим наше расположение.
Фрим закончил осматривать перед и прошёлся в конец автобуса, дабы помочь мне с поисками. Я же истуканом сидел на кресле и с распахнутыми глазами и ртом пытался пересмотреть свою точку зрения насчет Безумной.
— Мне следовало показать черви или хотя бы бубну.
— Брось, ты ни в чём не виноват. Давай поскорее покончим с заданием и поможем остальным.
Несмотря на явное желание друга приободрить меня, я не мог нормально искать. Но как будто и не ожидал, что моя поддержка окажется действительно полезной.
— А, нашёл, — довольный собой, сказал напарник. — Бутыль. Кажется, та самая.
Я подсветил узкое пространство за креслом: по мере уже полезной находки на земле лежала фотография. Прилагая немало усилий, я дотянулся до неё и взял.
— Ну что?
— Без головы, но жидкость осталась. — И Фрим открыл банку. — Фю-ю-ю-юх, ну и вонь. Похоже, здесь полным-полно слизи, Михейм.
На обратной стороне фотографии было написано: «День рождения Рёха. Сегодня моему братику исполнилось четырнадцать лет».
Рёх оказался в центре внимания. Он задувал свечи. Слева от него стояли Ричард и Миранда, справа — Мария, а позади — Дейв.
Наблюдение за семейной идиллией прервали взволнованные звуки снаружи: Клэр поднималась по лестнице, ее ребёнок кричал, а рядом с ними, похоже, ворчал старик Мерх.
Время пришло.


10-5


Никаких звуков стрельбы со стороны дороги не доносилось. Во всяком случае, пока.
Я спрятал фотографию в заднем кармане и слез с сиденья. Фрим к тому времени уже выбежал из автобуса.
Снаружи меня подстерегала пугающая тьма. Было ясно, что сегодня она сокроет множество смертей, — и наших, и иных — и что немногие останутся живы.
Хотелось закрыть глаза, заснуть и проснуться лишь к восходу солнца, ничего не помня о катастрофе и чувствуя себя в безопасности. Но, увы...
Из грёз меня вывел громкий плач малыша. Я обернулся и поднял голову вверх. Клэр как могла устраивалась на крыше, накрывая ребёнка прихваченным с собой пледом.
— Михейм, забирайся, — отрезал Фрим и устремился к ближайшим поломанным машинам на территории лагеря. Возможно, там хранились какие-то вещи.
Должен признать, без поддержки Мерха залезть на автобус оказалось бы весьма затруднительно.
Я удивился тому, что машину до сих пор не списали. Лестница была покрыта ржавчиной, а крыша издавала болезненный скрип, подобно старому креслу-качалке. Но я не боялся упасть, ибо знал, что реальная опасность только приближалась.
Старик передал мне на время ружье, чтобы вскарабкаться самому.
— Чё ж там творится?..— вглядываясь вдаль, прокряхтел он.
На шоссе ничего не происходило — вернее, так мне виделось. Но, в отличие от дрянного зрения, чутьё меня не подводило. Оно говорило, нет, кричало, что там вовсю шла подготовка к сражению. Наверняка Дейв тихо, но с важным видом раздавал приказы налево и направо, а подчинённые беспрекословно исполняли его поручения. Ведь все они хотели пережить эту ночь.
Внезапно отдельные участки земли стали подсвечиваться. Маленькие фонарики, установленные на значительном расстоянии друг от друга, горели нежным кремовым цветом. Откуда-то сбоку прибежал один из военных — кажется, Дмитрий, — и уверил нас, что то была приманка для горящих.
— К подсвеченной местности лучше не приближаться, — тяжело дыша, предупредил мужчина. — Рядом с лампочками заложены мины.
— Думаешь, они не догадаются? — Старик вопросительно уставился на сапёра.
— В прошлом бою враги не блеснули высоким интеллектом.
— Хорошо-хорошо, верю... Ты их заранее установил?
— Большую часть, иначе так быстро б не вернулся.
Пока Мерх и Дмитрий переговаривались между собой, я воспользовался биноклем. На месте, где лежал труп волка, по-прежнему находились Шорх и Дюк. Они собирали жидкость в ёмкости и что-то объясняли Зейлине.
А на шоссе всё будто замерло: лидер укрылся за грузовиком, двое стрелков на крыше выжидали подходящего момента для атаки.
Я обратил взор на дорогу и заметил вдалеке несколько фигур, время от времени вспыхивающих красными и желтыми всполохами. Огонь был не слишком ярким, но резко выделялся на фоне общей темноты. Вне всяких сомнений, я видел горящих.
Ужасные монстры не торопились оказаться в зоне поражения Эммора и Патрика. Они размеренным шагом продвигались вперёд, словно и не собирались нападать. Но ровно до тех пор, пока рядом с ними не прогремел взрыв. От такой неожиданности я аж раскрыл рот.
— Что, и там установил мины? — спросил Мерх.
— Конечно.
Земля уже успела осесть, а вот пыль продолжала клубиться, скрывая собой всё вокруг.
Теперь мне стало понятно, почему Дюк, Фрим и Зейлина съехали с дороги, пока мы добирались до лагеря, а при виде костра заглушили моторы. Дейв начал готовиться к встрече ещё с момента первого вторжения.
Но мои догадки были тотчас вытеснены простым тревожным вопросом: «Что теперь?»
Ответ последовал незамедлительно: мощная волна обжигающего ветра разошлась по всей округе, точно злобный рёв.
Взрыв явился отправной точкой для начала боя, а сигнал горящих — ответной реакцией на наш вызов. И если раньше кто-то ещё надеялся избежать встречи с иными, то теперь от прежней веры не осталось и следа. Поздно было метаться из стороны в сторону. Время колебаний подошло к концу. Пришла пора действовать.
Утверждено Mimosa
Koufor
Фанфик опубликован 08 ноября 2014 года в 08:30 пользователем Koufor.
За это время его прочитали 308 раз и оставили 0 комментариев.