Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Фанфики по Наруто Трагедия/Драма/Ангст Второй после Мадары. Часть 12

Второй после Мадары. Часть 12

Категория: Трагедия/Драма/Ангст
Фрагмент XXXVIII. Часть 1.

Какаши встал перед ним так, чтобы Обито мог его видеть, и стянул маску.

— Тебе нужна медицинская помощь.

Обито опешил на несколько секунд от такого непривычного зрелища. Потом догадался, что Какаши это сделал, чтобы он мог читать по губам.

— Нет, — сквозь зубы выдавил Обито и глубоко вдохнул, мысленно проверяя, сколько сил осталось.
— Ты еле стоишь на ногах.
— Угомонись, Какаши.
— Что у тебя с рукой?
— Пройдёт. Ай! Да что за чёрт! — Какаши садистски сцапал его за тот самый локоть, чтобы снова развернуть к себе, отчего перед глазами у Обито пронеслись белые вспышки.
— Всё понятно? — строго спросил Какаши.
— Не всё. Не понятно, с каких это пор ты мне в мамочки заделался.

Он силился прикинуть варианты дальнейших действий, а Какаши своим идиотизмом постоянно вклинивался в ход мыслей, поэтому Обито вёл перепалку вяло, лишь бы отвязаться.

— Ладно, тогда так. Нам надо доставать Ханаби, так что ты должен быть в форме как можно скорее. Как твоя регенерация? Справится? — саркастически прищурился Какаши.
— Я в форме, — устало ответил Обито, чувствуя, как его сознание уплывает из измученного тела всё дальше. Он только и делал, что запоздало хватал его за хвост, стараясь привязать к какому-нибудь воображаемому столбу.
— Да чёрт, ты же не слышишь ни хрена! И двигаешься как… — в этот момент Обито отвёл взгляд с намерением в конце концов сосредоточиться на важном, но Какаши, похоже, твёрдо решил докопаться до него: развернул опять и упёрся руками в плечи. — Смотри на меня! — он уже не на шутку злился. — Я вижу, как ты отключаешься! И если ты прямо сейчас не перенесёшь нас в Коноху, то потом уже может быть поздно!
— В Коноху? — сколько бы сил ни было у Обито, рассмеяться хватило. — Ты шутишь? Если тебе свобода уже надоела, могу тебя одного вернуть.
— Я поговорю с Сакурой, она поймёт, — гнул своё Какаши. — Возможно, она согласится переместиться с нами куда-нибудь ещё, где это можно сделать без свидетелей.
— Или воспользуется удобным моментом и прикончит меня из соображений долга деревне. Какаши, ты идиот? Забудь об этом!

Тот наградил его тяжёлым взглядом.

— Это мои ученики. Я их знаю лучше, чем кто бы то ни было.
— Ох, и Саске? — развеселился Обито.

Какаши отвёл взгляд и, помолчав, обречённо проронил:

— Возможно, его — лучше всех.

Обито хотел, пользуясь случаем, вставить своё мнение насчёт Саске и поддеть Какаши ещё раз, но вдруг отчётливо осознал, что положение и впрямь хреновое. Судя по самочувствию, клетки Хаширамы помогать ему восстанавливаться не собирались. Похоже, яд всё ещё действовал. Между тем перебор с Сусаноо сделал своё дело: ощущение было, что заживо рассыпаешься на кусочки. В какие-то моменты Обито сам удивлялся, что всё ещё терпит это. Похоже, в таком состоянии от него действительно толку было мало.

Но это не значит, что надо опять собственными руками загонять себя в ловушку. Теперь он такого не допустит.

— Ну тебя к чёрту. Сколько тебе надо времени?
— Около пятнадцати минут. Телепортируй меня в дом Наруто.
— Появлюсь там ровно через четверть часа. Не застану тебя — ждать не буду.

Обито заставил последнее тело Орочимару полыхать аматерасу, собрался, активировал левый мангёкё шаринган, вымотанный уже до крови, и перенёс Какаши к лисёнышу. Сам же оставаться в Камуи не стал, вернулся на ту же поляну: лишний раз проконтролировать, как догорит тело.

___________

В означенное время в пристанище Узумаки на удивление вся компания была в сборе. Сакура смотрела на Обито настороженно, но без ненависти (неужели Какаши удалось?), Наруто же таращился с нескрываемым беспокойством: беспокойством за него.

Какаши кивнул, и Обито последним усилием телепортировал его, Сакуру и себя в то же место, оно ему казалось удобным. Надо ли брать с собой Наруто, он даже не спрашивал. Обойдётся.

Он без сил опустился на землю. Даже сквозь боль — от прикосновений её рук Обито стало не по себе. Последней, кто вот так его касалась, была Ханаби. Когда Сакура взяла его голову в ладони, Обито и вовсе напрягся. Но, оказалось, она так лечила слух.

— Может, лучше яд сначала вытянешь?
— Где? — ему все еще приходилось читать по губам.

Зажмурившись от боли, Обито подставил руку. Сформировав зелёное облачко вокруг его плеча и подержав некоторое время, Сакура становилась всё более недовольной. Потом отняла руки, вытерла пот со лба и выдохнула. Похоже, стоящий позади Какаши что-то у неё спросил, потому что она села вполоборота, задрала голову и стала что-то ему объяснять — Обито не видел. Он пошевелил рукой — и сжал зубы. Лучше не стало. А что если и не станет? Было бы странно, если бы чёртов саннин не оставил бы ему взамен своей смерти много проблем.

Тут Обито вспомнил, что укус был не один.

— Сакура, — позвал он.

Она обернулась и уставилась на него широко распахнутыми глазами цвета медчакры.

— Попробуй здесь, — Обито перевернулся и показал примерное место укуса.

Приятное тепло прошлось по лопатке. Жесткая земля, отделённая от него лишь собственным расстеленным плащом, упиралась в щёку сквозь ткань острыми камешками. Однако стоило только Обито закрыть глаза, как мягкая пелена окутала виски и затылок, пробралась в уши и разбрелась по голове.

Он так и не понял, почему в следующий раз открыл глаза, но перед ними близко-близко оказалось лицо Сакуры. Так близко, что он вдохнул — и выдохнуть забыл. Почему-то вспомнилась… дурацкая ситуация из детства.

Наверное, она опустилась к нему, чтобы он смог увидеть, что она хочет сказать, — с трудом дошло до Обито.

— Получилось? Сколько я спал?

Сакура не ответила. Продолжала на него удивлённо смотреть.

«Они удивлены, что я что? Выжил? Пришёл в себя?»

Если бы сознание было чуть менее мутным, он бы сразу заметил, что её лицо неподвижно и отрешённо. Лицо мертвеца.

Обито попытался подняться — и потерпел неудачу. Он упал лбом в землю и, упираясь ладонями, ещё раз толкнулся вверх. Ничего. Только выкручивающая мозг боль.

Как будто что-то насквозь пригвоздило его к месту.

Он завёл руку за спину — и действительно, нащупал ребристую рукоятку. Шипя и жмурясь, Обито медленно вытянул её вверх. По губам побежало противное, тёплое.

Пришлось резко вскочить на ноги, в глазах головокружительно потемнело, но он устоял. Кажется, перед смертью Сакура успела его существенно подлечить. Возможно, даже яд вытянула, потому что рана от лезвия тут же стала лениво, но ощутимо зарастать, а левая рука снова слушалась. Не выпуская из крепкой хватки катану, Обито огляделся по сторонам. Какое-то движение в дальнем углу поляны.

Сусаноо, полный, сразу.

Парой ударов он снёс с помощью Самурая в том углу не меньше гектара деревьев. Никого. Враг испарился.

«Какаши», — запульсировало в голове.

Обито обшарил взглядом местность с высоты шлема Сусаноо.

Никаких следов.

В двадцати метрах от него сиротливо валялся труп Сакуры. На её спине расплылось несколько красных пятен.

Обито рассеянно посчитал — шесть.

_____________
Примечание к части

http://5.2.6.firepic.org/5/images/2016-01/08/19yetikmy5y4.png

Какаши без маски:
http://2.6.firepic.org/2/images/2015-12/29/ylgobxwz3cji.jpg
http://2.6.firepic.org/2/images/2015-12/29/y949s7gk29aq.jpg
______________

Фрагмент XXXVIII. Часть 2.

Обито убрал Сусаноо, опустился на землю и присел на корточки возле тела. В голове было гулко, реальность так и не желала с ним общаться.

Ни пульса, ни дыхания. Огонёк чакры не горит — догорает.
Подумав, что неплохо было бы снова начать носить перчатки, Обито раздвинул окровавленные края одежды Сакуры и прощупал форму ран. Да, почти наверняка — они от зажатой в его руке катаны. И, похоже, сквозные. Куда-то в затылок ударилась мысль, что он не помнит, что было между тем, как он схватил оружие, и вот этими пятнами на спине. Это не шизофрения и не жалость, это просто несостоявшаяся благодарность, успокоил себя Обито. Он перевернул тело, ещё обманчиво тёплое, намериваясь задрать майку и изучить отверстия с другой стороны, однако краем глаза заметил справа что-то… Чего до этого не было.

Резкий поворот корпуса. Лезвие сверкнуло, рассекая воздух. Пока только воздух.

Забыв встать, Обито кинулся вперёд, сбил колени о землю, в последний момент спружинив свободной ладонью, чтобы не прочертить носом. Вскочив на ноги не менее неуклюже, он преодолел оставшиеся метры до знакомой зелёной формы, в которой сейчас был… Какаши или то, что было Какаши.

Двинулся, шевельнулся!

Показалось.
Обито почти с удивлением обнаружил, что повреждений на одежде нет. Но этого мало, этого недостаточно. Ага, вот оно.
Серые волосы со стороны затылка пропитала кровь. И всё, всего-то?
Хотя внутренний голос подсказывал, что этого более чем достаточно. Но Какаши, Какаши… Ты не мог вот так просто. Ты дурак, слабак, но ты… не мог. Не чувствуя пальцев, Обито приподнял тело набок и взглянул на рану на голове. Под волосами ничего не было видно, только сбившееся, скомканное, слипшееся — повязка протектора, пряди вперемешку с кровью. Он так и не заставил себя прикоснуться. Чтобы убедиться. Чтобы помочь. Чтобы… что-нибудь.

Вдруг накрыло. Холодом, жадной надеждой. Всё ещё негнущимися, к чёртовой матери одеревеневшими пальцами цепляясь за куртку, переворачивая обратно, Обито потянулся к горлу. «С этого надо было начать, придурок», — сладко потянуло внутри за нервы.

Бьётся. Чёрт, бьётся!
Дышит!
С трудом сдерживая желание отвесить Какаши глухую поучительную пощёчину вместо щадяще приводящей в чувства, он замер, не зная, что теперь делать: то ли упасть и с облегчением вцепиться в него, как очень хотелось, то ли действительно двинуть ему как следует за то, что перепугал, и заставить заодно очнуться. Обито стиснул зубы, обозвал себя расчувствовавшимся кретином и вспомнил правила первой помощи. Аптечка так и валялась рядом с Сакурой. Интересно, на какой чёрт ей она нужна, если у неё руки… А, ладно.

Какаши проснулся на втором витке бинта. Он тут же уставился на Обито странно ясным взглядом, будто ожидая ответа на какой-то беззвучно заданный вопрос.

У Обито в голове ещё было тяжело и густо, мысли пробуксовывали, хотелось разбить с грохотом что-нибудь тяжелое, чтобы прогнать из затылка эту вязкую муть. Можно даже собственный череп — должно здорово помочь. Только грохот вряд ли будет. Скорее треск. Ну и хрен с ним, он всё равно до сих пор ничего не слышит.

— Какого чёрта тут происходит? — наконец взял себя в руки Обито.

Взгляд Какаши скользнул вниз, снова на него, помутнел и вдруг панически заострился. Его подбородок заходил вверх-вниз. Обито рывком снял с него маску, чтобы видеть, что он говорит, но вдруг осознал, что за миг до этого каким-то образом понял нехитрый вопрос.
— Сакура?..
— Мертва.

Какаши сжал челюсть так, что вздулись желваки. У него не было причин не доверять Обито. По крайней мере, в этом.

— Кто? — глухо и тихо выдавил Обито. Внутри всё звенело от напряжения.
— Похоже, что… я.

________________

Сознание подёргивалось рябью от звука голоса Какаши. Он что-то путано объяснял, что действовал как в тумане, что им что-то управляло, сам себе не веря. Даже бестолковый Дейдара докладывал внятнее. Беда, если он и отчёты для Хокаге так готовит.

Обито только сейчас осознал, что вокруг него снова заплясали звуки, и, прикрыв глаза, некоторое время больше наслаждался этим, нежели слушал Какаши. Тот был слишком смятён, чтобы заметить игнор, так что Обито получил возмущённый толчок в грудь далеко не сразу.

— Я всё слышал, — поспешил заметить он.
— О… — замер не успевший толком разозлиться Какаши. — Значит, у Сакуры получилось… — он опустил голову.

Шевелить левой рукой Обито больше не было больно, боль ушла отовсюду, только тело затекло от долгого лежания и запас чакры восстановился слабо. В голове понемногу прояснялось.

Ладно, Какаши тоже пора навести порядок в своей башке. Всё-таки он получил по ней неслабо. Разберёмся, что тут было, когда это случится.

Он помог ему встать, и они направились к телу Сакуры. Обито затравленно озирался по сторонам, Какаши же проворно натянул маску, поняв, что надолго упустил момент, когда необходимость демонстрировать лицо отпала. Было видно, что, в отличие от Обито, без маски ему крайне неуютно. Обито некоторое время размышлял, почему, но запутался в догадках и бросил. Что за нетрезвая идея — ковыряться в тараканах Какаши? Своих мало?

— Саске снова ушёл.
— Откуда знаешь?
— Сакура рассказала. И меня снова не было с ним рядом. Я опять не уследил. И вот теперь она… Наруто не простит. Ни меня, ни себя. Обито, я снова растерял всю команду. Я мусор. Ты… то есть прошлый ты — был прав.

Обито подумалось, что, в отличие от Какаши, он вряд ли мог бы быть чьим-то сенсеем. Подчинённые — это не то. К Акацуки он относился иначе. Да и не учил их ничему. Не переживал об их смерти, лишь раздражался оттого, что это добавляло работы, ведь разыскивать и вербовать их приходилось поштучно. А вот когда ты передаёшь своё мастерство кому-то, создаёшь свою маленькую копию, потеря её наверняка ощущается больнее. Как потеря самого себя. Это ли чувствует Какаши? Если да, то ни к чему это Обито. Связи делают тебя слабее. Даже если ты себя давно уже потерял.

— Я бывал на кладбище, — выдохнул Обито, повинуясь какому-то нездоровому порыву.
— Что?
— И я слышал.
— Как часто? — Какаши напрягся.
— Пару раз. Мне хватило. Так что избавь меня сейчас от своей рефлексии.
— Я дурак. Ты прав. Я думал… Ты поймёшь. Тогда думал. И сейчас думал. Но ты… умер тогда.

Какаши чувствовал себя глупо, злился и не знал, куда деться. Обито почти передавались его метания. Он сглотнул застрявшую в горле горечь. Такое надо обрубать.

— Верно, — сказал он как можно жёстче и холоднее. — Теперь, когда мы наконец-то определились, давай займёмся делом.

Убедившись, что Какаши стерпел его прямой взгляд и всё же овладел собой, Обито продолжил:

— Когда это было?
— Саске покинул деревню сегодня в полдень. Сказал, что должен снова собрать свою команду. Шикамару и Чоджи застали это, пытались его остановить. Но он ввёл их обоих в гендзюцу, и они пришли в себя нескоро. Наруто удалось удержать с трудом. И я до сих пор не уверен, что получилось. Вернее даже так: уверен, что не получится. Рано или поздно он сорвётся и последует за ним. И я должен быть в этот момент рядом, чтобы остановить или…

«Какаши нельзя возвращаться в Коноху, — подумал Обито. — Шаринган». Но вслух ничего не сказал.

Так и не закончив фразу и проведя осмотр, тот сидел над Сакурой и молчал долго.

Поймав тревожный взгляд Обито, он наконец-то открыл рот:

— Прости, совсем забыл. Мы с Наруто тогда делали вылазку для поисков Ханаби и Мадары с помощью его режима сеннина. И Наруто так и не смог определить, где Ханаби. Значит, либо это очень далеко, либо там какой-то барьер, либо…
— Либо смерть. Я понял. Значит, Мадару найти удалось?

Какаши нахмурился.

— Надеюсь, это не означает, что ты ринешься за ним раньше, чем мы вызволим Ханаби?
— Это означает ровно то, что я сказал. К слову, наш договор так и не состоялся, так что указывать, когда и что мне делать с Мадарой, ты не можешь. В настоящее время я не связан каким бы то ни было обещанием о сотрудничестве с Конохой. И деревня сама выбрала такой вариант.

Какаши с сомнением посмотрел на Обито, будто что-то взвешивал.

— Мадара в стране Воды. Однако пока не решено, что с этим делать. Из активной ударной силы такого уровня у нас остался только Наруто и… теперь только Наруто. Ему поручено раз в сутки стараться отслеживать перемещение Мадары, чтобы, по крайней мере, использовать эту информацию для защиты. Но нападать мы не можем.
— Что там с воскрешёнными Хокаге? — спросил Обито, стараясь хоть чуть-чуть придушить мысль о том, что страна Воды достаточно далеко, а раз Наруто почувствовал там Мадару… Значит, с Ханаби всё обстоит хуже. Возможен барьер. Возможно, дело в том, что чакра Мадары посильней, чем её, поэтому засечь его проще. А возможно, Орочимару подготовился и отдал распоряжение какому-нибудь своему помощнику на этот случай… Нет, вряд ли саннин всерьёз предполагал свою смерть. Или… Что он знал о силе Обито? Что он успел увидеть, пока следил за ним? Обито машинально поправил повязку на правом глазу. «Вот так всегда. Ищешь силу, чтобы защитить близких, а они от этого только больше страдают», — вспомнились ему слова Ханаби. Кажется, она говорила это о своём поединке со старшей сестрой. А может, имела в виду одновременно что-то ещё.

— Их тела развеялись.

Обито в лёгком недоумении уставился на Какаши, пытаясь понять, о чём тот говорит. Он потерялся в своих мыслях и уже забыл про свой вопрос.

— Орочимару клялся, что не отменял технику, — продолжал Какаши. — Мало кто ему поверил. Не исключено, что одна Пятая. Первого Хокаге же с тех пор никто не видел. Но, очевидно, с ним произошло то же самое. Ты прав, мы остались совсем без сил, — он опустил голову. Это было не похоже на Какаши. Он выглядел таким несчастным, что Обито одолело какое-то совершенно дурацкое желание его обнять. Как и в их первую встречу после смерти Сакумо. Ни тогда, ни сейчас Обито не дал хода этому неуместному порыву. Как минимум, потому, что этот идиот точно не поймёт. — Именно поэтому нужно спасти Ханаби как можно скорее и доказать остальным твою надёжность.
— Я думал, ты собрался к Наруто.
— Так и есть, — явно не совсем понимая, к чему он клонит, подтвердил Какаши.
— И так не пойдёт. Твою надёжность тоже не мешало бы им доказать, — подмигнул ему Обито. Однако встретив на его лице крайне глупое выражение, тут же весь задор растерял. Серьёзно, это уже не на шутку раздражает. — Челюсть подбери, Какаши. Ты же не думал, что я тебя отпущу?

После этих слов Какаши малодушно несколько расслабился. Обито будто снял с него ответственность.
Или ему самому хотелось так думать.

Обито соврал, что был на кладбище всего лишь дважды. Просто он сбился со счёта.

Какаши тогда не слышал, и Обито почти не слышал, но в голове последнего какой-то тонкий мальчишеский голос отвечал тому, будто и не изнутри, а с могильной плиты.

Какаши не знал, что его монолог на самом деле превращался в диалог. Что его собеседник был жив. Всё ещё придавленный камнем вместо надгробия и похороненный в стоящем в тени неподалёку ниндзя вместо земли, он отвечал. Вопреки воле своего могильщика, вопреки здравому смыслу, вопреки всему.

______________

Фрагмент XXXVIII. Часть 3.

— Мы должны сообщить деревне.
— Успеешь. Только самоубийцы мне в команде не хватало, — зыркнул на него Обито.

Какаши как можно аккуратнее закинул тело на плечо.

— Ну, так ты что-нибудь вспомнил?
— Я уже всё тебе рассказал, — снова стал хмурым Какаши.
— Я думал, это бред твоей пробитой башки, — Обито стиснул кулак. Что-то здесь не складывалось. Каким бы Какаши ни был, он считается шиноби высочайшего уровня. Что за дела?
— То есть тобой кто-то управлял? — спросил он, морщась от глупости этих слов.
— Полагаю, да, — Какаши смотрел в землю, однако неуверенности в нём поубавилось.
— И вырубил ты тоже себя сам?
— Не думаю, — он кончиками пальцев тронул сзади повязку.
— Хорошо, ты никого не видел, но запах-то запомнил?
— Пожалуй, — теперь его взгляд был прямой и твёрдый.
— И, — поторопил Обито.
— Это был человек — всё, что я могу пока сказать.
— Необыкновенно информативно, — похвалил он.
— Это был один человек. Уже что-то. И у нас есть это, — Какаши указал на катану. — Лучше, чем ничего. Техника призыва!

Сопровождаемые дымящимися хлопками, вокруг него возникли несколько нинкенов. Какаши поприветствовал их и дал каждому понюхать рукоятку.

— Чёрт, да тут не меньше четырёх разных запахов! Разделить невозможно! — вразнобой возмутились псы.
— Спасибо Обито, — покосился на него Какаши.
— Если что, эта штука торчала у меня в спине. Так что это тебе спасибо.
— Паккун, неужели совсем ничего? — беспомощно произнёс Какаши, украдкой кидая взгляд на Сакуру, которую ему перед призывом пришлось опустить на землю. Казалось, он каждый раз смотрел с надеждой — не оживёт ли вдруг?
— Ладно, попробуем что-нибудь, — ворчливо сообщил мопс и резко направился к Обито. Тот от неожиданности вскинул руку с возвращённым ему назад мечом, почти приняв боевую стойку. Пёс устало закатил глаза, покачал головой и обнюхал его ногу. То же повторили все собаки. Затем по цепочке потянулись к Сакуре. — Доложу, — попрощался Паккун, и стая разбежалась в разные стороны.

— У тебя есть план? Помимо этого, — Обито качнул головой вслед нинкенам. Не то чтобы он особенно надеялся на смекалку Какаши. Так, поинтересовался на удачу.
— Нужны сенсоры. Мы так провозимся долго. Похоже, придётся обратиться к Облаку… Да, своих мы потеряли, — ответил он на вопросительный взгляд Обито и не преминул заметить: — не без чьей-то помощи.

Тот пропустил упрёк мимо ушей.

— Никакого Облака. Я им не доверяю.
— Ты вообще кому-нибудь доверяешь?

Обито смерил его взглядом и ответом не удостоил.

— Нам понадобится один владелец бьякугана. Я знаю пару убежищ этого гада. Достаточно будет просветить стенки.
— Решено. Возьмём Наруто и Хинату, — кажется, Какаши снова начал вести себя как командир, изрядно раздражая этим Обито.
— Наруто? — поморщился тот.
— Не забывай, он с некоторых пор тоже сенсор. И теперь — единственный в Конохе. К тому же, так мы отвлечём его ненадолго от попыток отправиться за Саске. Если ещё не поздно.

________________

Спустя полчаса Паккун притормозил, почувствовав неладное. Запах смерти, крови. Кислый, холодный, шершавый.

Акино…

Шиба…

Ухей…

Булл! .. Неужели и Булл?! ..

Разделиться было ошибкой. Его ошибкой, Паккуна.
Давя в себе желание завыть, он постарался сосредоточиться на том, чтобы найти Уруши, Гуруко и Бисуке. Пока ещё не поздно.

_______________

Всю дорогу Саске смотрел только вперёд. От шарингана ничто не укроется, даже на периферии.

Внизу, на обочине тропинки, идущей под ним сквозь лес, в глаза бросилось что-то ярко-красное. Необычный элемент для здешнего пейзажа. По инерции миновав ещё пару деревьев, он вернулся обратно, достал меч и спустился вниз.

Ещё сверху, присмотревшись напрямую, он различил в маленьком тёмном комке одного из псов-ниндзя сенсея. Даже с шаринганом по некоторым причинам это удалось не сразу.

Тот был мёртв, в этом не было никаких сомнений. Вряд ли можно выжить с полным отсутствием кожи. Опалённые вокруг на небольшом расстоянии растения и характер повреждений позволяли предположить, что причиной смерти стал катон. Рядом валялся почерневший протектор. Он стёр большим пальцем сажу, обнажая символ Конохи.

Саске видел много смертей. В том числе от огня. Но даже его эта смерть заставила внутренне поёжиться и несколько секунд раздумывать, не стоит ли найти Какаши и убедиться, что всё в порядке, — наверняка тот должен быть где-то поблизости.

Стряхнув с себя ненужные мысли, он вспрыгнул наверх и продолжил бег. Однако теперь, несмотря на спешку, что-то заставляло его передвигаться вдвое осторожнее.

______________to be continued______________
Утверждено Nana Фанфик опубликован 13 января 2016 года в 00:07 пользователем monkey.
За это время его прочитали 322 раза и оставили 0 комментариев.