Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки

Встреча

Категория: Другое
- Видеть не могу твою унылую физиономию, - проворчал Курама, поглядывая краем глаза на вольготно привалившегося к его боку джинчуурики. – Обычно, когда у тебя такое выражение, ты начинаешь ныть по какому-то поводу.

Лис намеренно пытался спровоцировать друга, прекрасно видя его состояние. И он понимал, чем оно вызвано. Девятихвостый мысленно вздохнул, не представляя себе, что можно сделать. Такое бывало в один-единственный день в году. И он как раз наступил. Сегодня. И Кураму это беспокоило – еще никогда признаки сумрачности у вечно солнечного парня не были настолько отчетливыми.

- Ныть я тебе не стану, бестолочь мохнатая, - привычно огрызнулся Седьмой, закинув руки за голову. – Я решил взять себе выходной, в честь своего дня рождения.

«И в честь годовщины смерти своих родителей», - мысленно добавил хвостатый, но вслух сказал своем другое: - То есть, ты решил просто сбежать от работы.

Узумаки фыркнул, ткнув лиса в бок локтем.

- У меня выходной, лисья рожа, - едва ли не по слогам повторил он. – И вообще, с чего это вдруг ты решил со мной поговорить? Полгода молчал, зараза!

- Не полгода, не надо! – рыкнул Кьюби, махнув одним из хвостов, устраивая остальные вокруг тела. – Всего-то месяц!
- Разве? – удивленно поинтересовался Наруто, повернув к другу голову. Потом озадаченно нахмурился, размышляя. – А, ну да. Ты сказал, чтобы тебя не беспокоили, поскольку ты собирался сделать мне какой-то сюрприз на день рождения. Так, а теперь колись, что ты придумал!

Курама немного помолчал, рассматривая своего джинчуурики, а потом оскалил в ухмылке клыки.

- Не скажу, - вредным голосом произнес лис, прищурившись. – Это секрет. И на данный момент я не могу его тебе раскрыть.

Наруто только фыркнул в ответ на это заявление. Он прекрасно знал своего хвостатого напарника, чтобы понять – когда придет срок, Курама сам все сделает. Или расскажет. Или покажет – кто знает, что взбрело в эту мохнатую рыжую голову. Хокаге прикрыл глаза, чувствуя, как наваливается душная усталость. Он даже не думал, что может настолько вымотаться. Дела не оставляли времени на полноценный отдых, дни проходили в каком-то сумасшествии, словно время старалось опередить само себя. Поспать удавалось три-четыре часа, а иногда и вовсе не получалось – работы было море. Первый год после Великой Войны так вообще был таким, что Наруто удивлялся, как он вообще не слег. Нет, за это стоило поблагодарить лиса, но, тем не менее…

Мысли блондина перескочили на события, которые поставили точку в войне. На четверых Хокаге, пришедшим Конохе на выручку. На пятерых Каге, которые помогли им. Все это теперь казалось таким далеким и совершенно нереальным, словно сон, от которого он все не мог проснуться.
Эдо Тенсей. Техника, позволяющая призывать души умерших. Если есть сосуд – то они обретали плоть. Точнее, ее подобие. Воскрешенные при помощи этой техники не чувствовали боли от физических увечий, могли восстанавливаться, если им наносили раны. Но тогда все было иначе. Раненые Десятихвостым, они не могли восстановиться, а значит – могли исчезнуть в любой момент.

Но они были самыми сильными ниндзя Скрытого Листа. И с блеском доказали это, продержавшись до самого конца, когда уже ничто не мешало им покинуть мир живых.

И это было тяжело. Отпускать родного человека, зная, что больше никогда не получится его увидеть. Тяжело, больно… Но необходимо. Его нужно было отпустить, чтобы однажды, может, через много лет, встретиться снова и больше не расставаться…

Курама посмотрел на Седьмого и невольно расплылся в ухмылке. Парень спал. Дыхание было ровным и спокойным, а если верить внутренним часам, то можно начинать подготовку к выполнению сюрприза, к которому Девятихвостый готовился целый месяц.

Лис не был уверен, что у него получится. Раньше он не делал ничего такого, а это могло означать и провал всей идеи. Но за все двадцать один год он успел здорово привязаться к своему джинчуурики, а не так уж давно и вовсе с ним подружиться. Узумаки был особенным, не похожим на всех тех, кто были джинчуурики Девятихвостого в прошлом. Они действовали силой. Наруто тоже пришлось приложить силу, чтобы взять хвостатого под контроль, но он гораздо больше сделал, когда… Когда что? Лис тряхнул головой, прогоняя ненужные сейчас мысли. Он – друг Кьюби, и о большем думать не стоит, а то все пойдет прахом даже не начавшись.

Убедившись, что Седьмой не собирается просыпаться, а сон его становится лишь глубже, Курама сосредоточился, закрывая глаза. Он надеялся, что все пройдет успешно, и сюрприз получится именно таким, каким он его представлял.

***

Наруто проснулся от того, что что-то, или кто-то, приземлилось ему на нос. Поморщившись и чихнув, юный Хокаге приоткрыл сонные глаза и несколько раз моргнул, пытаясь сфокусировать расплывающийся взгляд. Над ним маячило что-то довольно большое и огненно-рыжее. Точнее, золотисто-рыжее. Светлое, значит, его Курама. Если бы темное – Курама отца… Или нет? Наруто нахмурился, пытаясь собрать сонные мозги в кучу и сообразить, в чем вообще дело. И тут же снова чихнул – что-то пощекотало ему нос.
- Хватит, - вяло отбрыкнулся парень, отмахиваясь от рыжего кончика. – Я уже проснулся, а если продолжишь меня щекотать, то я точно не соберу мозги в кучу и не начну хоть немного соображать.
- А ты умел? – насмешливо поинтересовался лис, убирая хвост. – Просыпайся давай. Я тебе сюрприз приготовил, а ты дрыхнешь.

Узумаки понадобилось немного времени, чтобы стряхнуть сонную одурь. Протерев глаза и потянувшись, он сел и с недоумением огляделся. Молодой Хокаге был точно уверен, что засыпал он на холодном полу, облокотившись на Кураму, но никак не на зеленой поляне. И уж никакого знакомого присутствия он не ощущал. Стоп. Что?!

Юноша обернулся и уставился прямо в спокойные грустные синие глаза. Такого же цвета, как у него самого, разве что немного темнее – сказывался пережиток войны и многих потерь. Ну, и смерть, естественно.

- Я чего-то не понимаю… - пробормотал джинчуурики, не отрывая глаз от отца, на лице которого все явственней проявлялась знакомая широченная улыбка. – Что произошло, черт возьми?!

- Произошел обещанный сюрприз, - довольно потянулся Курама, выпрямляя свои хвосты. – Я же сказал, что сделаю тебе подарок на день рождения. А все потому, что мне надоело видеть твою кислую рожу!

Наруто звучно икнул, когда коготь лиса остановился в миллиметре от его груди. Девятихвостый довольно оскалился, а потом резко стал серьезным.

- Времени мало, - произнес он. – Так что не теряй его. А я пока вздремну, чтобы вам не мешать.

Свернувшись клубком, Кьюби укрыл нос хвостами и закрыл глаза, а Наруто повернулся к ухмыляющемуся отцу. Хотя, как отметил Седьмой, эта ухмылка не затронула глаз. Оглядевшись еще раз по сторонам, джинчуурики понял, что матери нигде нет.

- Она чуть попозже присоединится, - понял метания сына Четвертый. – Не волнуйся, успеете поболтать. У нас есть несколько часов. Конечно, за прошедшие четыре года этого мало, но выбирать не приходится.

Узумаки махнул рукой, улыбнувшись, и Минато уселся рядом. Несколько минут отец и сын молчали.

- Честно говоря, я даже не ожидал, что все так получится, - наконец, нарушил тишину Наруто. – Я не мог себе представить, что снова увижу тебя. Наверное, Кураму действительно достало мое унылое выражение.

Минато коротко фыркнул, не сумев подавить улыбку.

- Он переместил сюда твою астральную проекцию, - пояснил Четвертый. – Проще говоря – некую часть твоей души. Ты же сейчас спокойно спишь, а когда проснешься – останется воспоминание о сне. Понимаешь?

Наруто медленно кивнул, переваривая услышанное. Про астральные проекции он знал, да и как еще можно было попасть в мир мертвых? Только так. Но, все же, что-то во всем происходящем его смущало.

- А как ему это удалось? – наконец, спросил юноша. – Ведь, по сути, нет никакой связи… Кроме кровной.

- Чакра, - засмеялся Минато. – Вся связь – в чакре. Или ты забыл, что во мне часть Курамы запечатана?

- Но ты же мне тогда чакру передал, - опешил Наруто, вытаращившись на отца. Тот кивнул.

- Но кое-что все равно осталось, - заметил он. – Ну, это надо долго и нудно объяснять, а мне лично не хочется тратить на это и так небольшой запас времени. Ты мне лучше расскажи, как там, в Конохе? Все в порядке? Об успехах своих расскажи, мне же интересно.

- Ты прям как ребенок, - не смог удержаться от смешка Седьмой и поднялся. Повернувшись к отцу спиной, он гордо показал надпись на плаще. – Я выполнил свою мечту. Стал Хокаге и присматриваю за деревней… Блин, пап, как ты справлялся с такой кипой бумажек?!

Минато откинулся на столб, у которого сидел, и от души расхохотался. Отсмеявшись и вытерев выступившие от смеха слезы, он потрепал сына по голове.
- Поверь, я сам до сих пор не могу этого понять. Порой мне становилось настолько скучно, что я попросту сбегал из резиденции и отправлялся на полигон. Или в лес, побродить и подумать о насущном. Это помогало мне немного прийти в себя и не растерзать секретаря, приносящего очередную кипу бумаг, - ухмыльнулся он. – А ты как с этим справляешься?

От любопытства в отцовском голосе так и тянуло смеяться, и Наруто улыбнулся.

- Выхожу на крышу, смотрю либо вниз, на деревню, либо наверх, на скалу. Вспоминаю то сражение, - он погрустнел и обнял колени, подтянув их к груди – тут не перед кем притворяться. – Часто думаю о том, что могло бы быть, если бы все пошло иначе? Если бы не было того, что произошло. Какаши-сенсей рассказал мне, что случилось. И у меня возникла тогда мысль: а если бы Обито остался жив? Ну, не оказался бы под камнями… Если бы Рин не похитили… Ведь тогда печать Курамы не была бы сломана, когда мама рожала меня, ты успел бы ее сохранить, вы оба выжили… А потом пришло странное, наверное, понимание…

- Странное?

- Да. Словно, если бы все было иначе – я сам был бы другим, - задумчиво произнес Узумаки, отстраненно глядя куда-то в небо. – Если бы вы с мамой были живы, мне не удалось бы, наверное, понять полную степень ценности дружбы. Степень ценности того, что я приобрел, будучи сиротой с запечатанным внутри демоном. Не смог бы стать тем, кто я есть. Я был бы другим, я понимаю это. Нет, не так. Знаю, что был бы другим. И я рад, что я такой, какой есть. Каким сумел стать.

Минато ничего не сказал, наблюдая за своим ребенком. Да какой, к черту, ребенок? Взрослый парень уже, добившийся признания, несмотря на то, что джинчуурики. Четвертый прикрыл глаза и едва заметно улыбнулся своим мыслям. Нет, для него Наруто навсегда останется ребенком, каким бы взрослым и умудренным он не стал. Даже сейчас, слушая его слова, он не верил, что это говорит вечный раздолбай, его сын.

- А еще… - Наруто замолчал, не совсем понимая, что хочет сказать. Слишком многое скопилось в душе, слишком мало времени было на разговор… Но так ли нужны слова? Он невольно вспомнил, что сказал отцу после того, как выложил ему свой план. Едва заметно усмехнувшись, юноша поднял на старшего глаза. Столкнувшись взглядом с теплыми грустными глазами, он почувствовал колючий ком в горле. Слова не были нужны. Он никогда не злился на отца… Ну, может, в самую первую встречу. – Прости, что я тогда тебе врезал…

- Заслуженно, - мягко фыркнул Минато, притягивая сына к себе и крепко прижав его к груди. – Я это заслужил. Бросил ведь тебя на произвол судьбы…

- И сам того не подозревая помог мне стать лучшим из лучших, - довольно засмеялся Узумаки, нежась в руках отца. – Серьезно, я не сержусь на тебя и маму. В конце концов, благо деревни стоит на первом месте, а ты еще и Хокаге был на тот момент. Приняв эту ношу, я понял, что ты тогда испытывал. Возможно, не будь ты правителем – тогда был бы хоть какой-то шанс спасти ваши жизни, но… Все вышло так, как вышло, и я ничуть не жалею, что так все получилось. Я видел маму, сражался с тобой плечом к плечу. Да, тяжело было не знать, кто твои родители, но теперь становится понятно, что так было лучше. Просто лучше…

Он почувствовал, как отец прижался щекой к его макушке, и прикрыл глаза, греясь родным теплом. Только что-то настораживало его. Наруто осторожно скосил глаза в сторону, но Курама спал, не подавая никаких признаков того, что собирается просыпаться. Значит, причина беспокойства не в нем. Тогда… Узумаки прислушался к дыханию отца. Слишком рваное, чтобы быть нормальным. Похоже, история повторилась, и он снова довел папу до слез. Такое уже было… Давно, во время войны. Отец наверняка думал, что сын ничего не заметил, но это не так… Он все заметил, даже эту безграничную гордость в глазах.

Зажмурившись, Наруто покрепче прижался к отцу, обнимая его и мечтая, чтобы это мгновение никогда больше не заканчивалось.

То ли он отключился, то ли еще что, но веселый голос матери выдрал его из состояния оцепенения. Даже Курама – и тот поднял голову, услышав звонкий голос.
- Милейшая картина, черт побери! – восторженно произнесла женщина, подбегая к мужу и сыну. – Вы так мило смотрелись, что мне даже не хотелось подходить, чтобы не разрушить такую идиллию. Но все же пришлось, поскольку надолго ты тут все равно не сможешь остаться.

Кушина плюхнулась на траву и потянулась.

- Ничего, придет время – наболтаемся всласть, - заявила она, глядя на сына. – Кстати, с днем рождения! Минато мне все уже рассказал. Ты бы слышал, как он это рассказывал!

Узумаки поднял голову и посмотрел на Четвертого. Чуть покрасневшие глаза того смеялись.

- Ты что маме наговорил? – преисполнившись подозрений, поинтересовался молодой Хокаге у отца, сделавшего невинное выражение лица. Где-то за спиной фыркнул Курама, снова увалившийся спать. Кушина покосилась на Девятихвостого и повернулась к сыну.

- Я чего-то не знаю? – поинтересовалась она, кивнув в сторону дремлющего хвостатого.

Наруто пришлось рассказать, как он стал сотрудничать с лисом, как подружился с другими биджу, про сражения с Мадарой и Обито…

- Нам пора, - время пролетело незаметно, и Наруто вздрогнул, когда Курама произнес эти слова, а внутри все оборвалось.

- Я не хочу уходить… - прошептал он, зажмурившись.

- Так надо, сынок, - мягко произнесла Кушина. – Но ты не бойся – мы же еще встретимся. Обещаю.

- И мы тобой гордимся, - улыбнулся Минато. – Ты стал сильным и твои способности… да что там говорить – ты вообще молодец. Будь мудр и справедлив.

Узумаки уныло кивнул, с трудом удерживаясь, чтобы не броситься к родителям, не разреветься, как маленький. Они снова расстаются. Возможно – очень надолго.

- Идем, - лис обвил плечи друга хвостом. – Пора.

- С днем рождения! – крикнула Кушина напоследок…

А потом Наруто очнулся в привычной обстановке своего сознания. Лицо было мокрое от слез, а рыжий хвост по-прежнему обвивал его плечи.

- Прости, я понимаю, что ты хотел бы остаться там подольше, но время было на исходе, пришлось вернуться… - никогда еще джинчуурики не слышал такого виноватого голоса у Курамы.

- Все в порядке, - Узумаки вытер слезы и тяжело вздохнул. – Наверное, я пока пойду. А то меня там все потеряли, скорее всего…

Девятихвостый кивнул, сворачиваясь клубком.

- Я посплю несколько дней, не волнуйся, если я не стану отвечать, - сонно произнес он и закрыл глаза.

Наруто открыл глаза и посмотрел на россыпь звезд над головой. Вдалеке послышались голоса, но вставать и отправляться навстречу потерявшим его шиноби не было ни малейшего желания.

Хотелось остаться и сохранить хотя бы на секунду родное тепло. Хокаге прикрыл глаза и улыбнулся, обняв себя за плечи.

Как ни крути, но это был замечательный сон…
Утверждено Дэдли
RogueHeath
Фанфик опубликован 11 ноября 2014 года в 18:33 пользователем RogueHeath.
За это время его прочитали 483 раза и оставили 1 комментарий.
0
АнонимнаяЛеди добавил(а) этот комментарий 17 декабря 2014 в 16:00 #1
АнонимнаяЛеди
Здравствуйте, дорогой автор!

Фанфик получился замечательным, атмосферным, он действительно отражает то, что творится в душе самого Наруто. Передать чувства, саму встречу у Вас получилось очень хорошо, так как я, как читатель, действительно прониклась той грустью, что чувствовал Наруто. Что хотела бы сказать по поводу Курамы. Его поступок носит двоякий смысл: с одной стороны — он помог своему джинчурики, снял его грусть и унылость, а с другой стороны всё-таки поступил неправильно — разворошил душу, сделал больно. В фанфике, правда, этого не показывается, но вывод сам напрашивается.

В целом Ваши герои не ООС’ны, переданы хорошо и красиво. Ситуация фанфика выбрана, я так думаю, с тем учётом, можете ли Вы её хорошо передать или нет — и, как я уже сказала, получилось это хорошо, а значит, Вы сделали правильный выбор.

Теперь перейдём от эмоций к самому тексту. Он получился довольно хорошо, повествование ведётся легко, пронизывает, заставляет увидеть картину и прочувствовать то, что думают герои (о последнем я уже говорила, только выразилась немного в других выражениях). Но со стороны оформления и грамотности есть несколько недочётов. Если Вы не будете против, я перечислю их списком, так как для меня это легче.

1. В начале каждой реплики диалога у Вас стоит дефис (-). Оно и понятно: сразу видно, что пользуетесь Вы Word, ибо это его стиль. Так вот, если у Вас есть тире (–), то стиль оформления в этом плане должен быть един — хоть копированием что ли вставляйте. Но вообще, вот Вам совет на будущее: обычно в публикациях (преимущественно книгах) и на некоторых сайтах правильным будет использовать специальный печатный знак — длинное тире (—). Если Вы работаете в Word и не раз вставляли специальные знаки («Символы»-то), то не мне Вас учить, как вставить длинное тире с помощью комбинаций клавиш.

2. В Вашем тексте мною также была найдена одна пунктуационная ошибка. Ваш вариант: «Он – друг Кьюби, и о большем думать не стоит, а то все пойдет прахом даже не начавшись». Правильно: «Он — друг Кьюби, и о большем думать не стоит, а то всё пойдёт прахом, даже не начавшись». Ибо «даже не начавшись» — это деепричастный оборот, а он, как известно, выделяется запятой на письме.

Это всё, что я хотела сказать. Напоследок повторюсь: фанфик действительно получился хорошим, поэтому надеюсь, что писательство Вы не забросите и будете самосовершенствоваться, писать не только в том же духе, но, может, даже лучше. Посему — удачи, творчества, вдохновения и, конечно, всего человеческого, чтобы у Вас не было проблем в реальной жизни.

С уважением,
АнонимнаяЛеди.