Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Фанфики по Наруто Романтика Всему свое время, каждому - место.

Всему свое время, каждому - место.

Категория: Романтика
Всему свое время, каждому - место.
Kovacs - Wolf In Cheap Clothes

- Ты не Сай.

Кажется, у Яманака Ино помутнение рассудка. Мужчина, галантно придерживающий опьяневшую в упор даму, хмыкает. Сторона лица, искаженная, вся в шрамах, напрягается - ничто не обезобразит этого человека, даже такие увечья. Девушка одурманено смотрит в этот теплый темный водоворот глаз. И пальцы мужчины вдруг начинают жечь. И голос вдруг приобретает приятную вибрацию для слуха.

- Ты на Рин тоже мало смахиваешь.

Это сказано жестко и ядовито. Ино в замешательстве. Кто такая, мать ее, Рин? Почему Яманака должна на нее походить?! И хотелось бы озвучить все эти вопросы, однако магия тепла глаз мужчины, этого мужчины, раскалывается. Рука отдернута, причем так резко, что девушке показалось, будто бы Обито обжегся.

Дурадурадура.

Но уже поздно. Мужчина отходит от девушки, одно мгновение, и Учиха растаял в огромной толпе. А еще секунду назад возникла какая-то магия между ними. Да Ино просто какой-то разрушитель себя.

Осталась стоять со смешанными чувствами у стола. В руке бокал пустой. Как и сама девушка - выпитая, какая-то законченная. А ведь сегодня нужно радоваться - у лучшей подруги свадьба. Причем с любимым человеком. Так почему же так тошно? Почему не радует все это ебанное веселье? Нехорошо завидовать, но еще хуже - это скрывать и лицемерить себе. Хотя бы себе, блять, не ври.

Все просто. Яманака Ино рассталась буквально за пару часов до торжества с парнем. О, боги, эта вызывающая блондинка с зашкаливающим самомнением якобы достала того, с кем провела последние два года жизни. Неужели ледяную глыбу по имени Сай что-то коснулось?! Это было паршиво. Вот прямо в день, когда просто положено тащить своего мужика и показывать его всем. Когда положено держать его за руку, смотреть на церемонию, слушать слова, те самые, заветные, и представлять себя на месте невесты. Так все девушки делают. Это - как маленькая репетиция. Как же, обрыгаешься, Яманака.

А потом, в загсе, девушка смутно заприметила Его. Потому смутно, так как шампанское уже было выпито, если даже не сказать больше - Ино в нем тонула и топила свое дерьмовое настроение. О, боги, если бы кто-то знал, насколько это сложно, сдерживать себя, не сорваться на ни в чем неповинную невесту. На ее красавчика мужа. На своих друзей и близких. Однако, в целом, ухмыляясь злобно самой себе, Яманака констатировала один скромный факт - а она актриса, пусть уже и погорелого театра. Но в колких замечаниях она себе все-таки не смогла отказать. Вот, у вас не вино, а сусло. И рыбка с душком, а официанты в ресторане - неповоротливы. И вы думаете, эта особа хоть кому-то сказала, что погибает? Хуюшки, этот крейсер тонул гордо и одиноко, назло врагам, коих и не было.

По подсчетам сегодняшнего трагичного вечера вкупе с великим праздником жизни Сакуры, очаровательная блондинка с окосевшим и хмельным взглядом уже прикладывалась к седьмому бокалу. И взгляд этот почему-то натыкался все время на дядюшку жениха. Вначале, когда девушка его впервые увидела, она чуть ли не вскрикнула. Мужчина ее напугал. И вот этим самым Ино невольно к себе привлекла внимание Учиха Обито. Высокий, широкоплечий, с узкой талией и сильной грудью - он идеально выглядел в белоснежной хрустящей рубашке, в нагрудном кармане которой торчала алая роза. Ох, если бы только не эти шрамы. Девушке показалось, что правая сторона мужчины - одни сплошные ужимки. И жутко, и прекрасно одновременно.

Но если Ино видела во взгляде Учихи еще секунду назад до собственного вскрика умиротворение и штиль, то после - бурю. Ох, как неудобно. И надо Ино отвернуться, не пялиться так откровенно - голубые яркие глаза вцепились клешнями в лицо мужчины. Ведь Яманака - не робкого десятка. И через секунду вызывающий взгляд девушки уже оценивал во всю представителя Учих.

Мужчина же ответил прищуром своих темных глаз, стоить заметить, огромных, бездонных и завораживающих... И Яманака получила колкую насмешку. Если бы сейчас кто-то видел, как шея блондинки вытянулась, то позавидовала любая лама. А потом, как это у женщин частенько происходит - пан или пропал - Ино, со всей своею миловидностью, обворожительно улыбнулась и подмигнула. А хули нет, когда в тебе уже искрится за бутылку шампанского, а на душе воют волки и гадят коты - нахер это!

Обито ответил тут же ироничным взглядом, как бы извиняясь за то, что не может сейчас поддерживать этот воздушно-капельный флирт. И отвернулся спиной к другим гостям.

Ох, ну, что может быть хуже такого отшивания?

- Эй, Карин, ты что-то знаешь про этого пижона? - сидя на скамеечке со знакомой, пылала взглядом блондинка.

- Ну, - задумчиво протянула приятельница, поправляя средним пальцем черную оправу на лице, - это дядя Саске. Какое-то время назад пережил трагическую смерть своей жены. Прискорбная история. Очень долго был в самоизолировании, но теперь, кажется, справился с болью и стал потихоньку оживать.

- Хм, - перекосило лицо Ино.

Да уж, вообще нихрена не романтический расклад. И в этот момент Яманака почувствовала себя такой безмерно жалкой, упивающейся своим стенаниями и говнизмами. Отвращение к себе дало хлесткую пощечину. Объявили белый танец. Опрокинув залпом еще один бокал, теперь уже ахуенного, шампанского, девушка сжала кулаки, выдохнула и пошла брать быка за рога.

А было кому брать, собственно. Золотистые волосы были уложены назад и струились длинными волнами до изгиба колен. Нереально длинные волосы. Нереальная фигура. Ино была похожа на волшебного эльфа, изящного, статного, желанного. Голубое платье, без бретелек, которое, кажется, и держала пышная грудь, тоже волнами струилось по точеной фигуре. Яркий педикюр слепил своими блестками в открытых сандалиях. А вот на лице ни капли косметики - у девушки идеальная кожа, как и все, в целом. Вот только для Учихи это был бы идеал на сегодня.

- Можно? - вытянула свою кисть девушка, когда, можно сказать, подкралась к Обито.

- Не думаю, - вежливо и холодно. Да, очередной гребанный Учиха со вселенским самомнением.

- Не отказывайте, - сузив свои глаза, настаивала девушка. - Меня сегодня парень бросил, будьте джентльменом, - Ино искренне на секунду показала в своем взгляде грустную поволоку. А потом приправила это очаровательной и лучезарной улыбкой.

- Вас? Да быть не может, - хмыкнул Обито, наклоняя голову набок. Опять этот прищур глаз: тебя оценивают, малышка.

- И все-таки, - дернув кокетливо обнаженным плечом, она продолжала настаивать.

- Ну, если только из жалости к вам, - колко и едко, словно мстя за недавний вскрик девушки.

Обито таки принял в свою изувеченную кисть длинные пальцы Ино. Он внимательно смотрел на ее реакцию - интересно, у нее сейчас колени ватными не стали? Ведь эта блондинка его испугалась. Это задело. А потом вдруг соизволила разыгрывать из себя вежливость, съедаемая угрызениями совести за бестактность. Что ж, ей будет жутко.

Учиха слишком резко прижал к себе девушку. Слишком жестко его пальцы сомкнулись на ее талии. Слишком сильно прижал Ино к своей груди. И слишком близко его лицо сейчас находилось к ее.

- И вы меня не боитесь? - ведя девушку по залу, шепнул он. Давай, начинай вырываться!

- С чего бы это? - теряясь в этой новой близости с иным мужчиной, задумалась она. - Ах, вы про мою бестактность! - хмыкнула она и взглянула пристально в глаза Учихи. Он иронично поднял бровь, и уголки правой стороны рта дрогнули.

- Ну, я привык, что люди на меня пялятся, но вот чтобы так выражать свою жалость - это наглость, конечно, - рука мужчины так больно вжалась в тело девушки, однако она никак это не показала.

- А почему же сразу жалость? - нахмурилась блондинка. Какая, в жопу, наглость с таким мужчиной? Ино толком не могла объяснить адекватность всего происходящего в данным момент. Шрамы тут же были забыты, потому что сейчас девушку мягко кружил по залу мужчина. Не лишенный обаяния и шарма. С приятным голосом. И руки его вызывали теперь дрожь, а в темных глазах хотелось тонуть и не просить о помощи.

- Ну, хорошо, тогда, может быть, я вас неправильно понял, но я слышал ваш вскрик, - конечно, Обито теперь надменно попрекал девушку. Но та лишь в ответ обворожительно улыбнулась. - И как же вас бросили? - резкая смена темы, и теперь Яманака даже сбилась с ритма, наступая на ногу ведущему и врезаясь в него. Но ведь сегодня интересное знакомство началось с откровения.

- Я не знаю, со мной сложно, - единственный адекватный ответ, пришедший в пьяное женское сознание.

- Это прискорбно, вы невыносимы, - с насмешкой - нихуя там в голосе не было сочувствия.

- Конечно, вот только ты не Сай, чтобы меня осуждать - я не с тобой жила эти два года. Прискорбно-неприскорбно, - теперь Ино высокомерно и упрямо уставилась в глаза этого мужчины, к которому еще пару мгновений назад начала испытывать симпатию и интерес.

Забавно было так стоять почти в центре зала. Казалось, коса нашла на камень, и вот-вот посыпятся искры.

- А ты на Рин как-то мало смахиваешь, если мы говорим про любимых и покинувших нас, - ого-го, а вот сейчас в его голосе слышались нотки стали. - Так что, не обессудь. Я тебя не знаю и мне с тобой не интересно. Все просто.

Учиха отошел на шаг, давая ощутить девушке неприятную прохладу без его неизвестных рук. Но Ино понравилась эта близость. Магия зафурычила для нее.

А потом была еще попытка, и опять это "а-ты-не-ты-да-ты-тоже".

Но всем же известно понятие гордости у ослицы упрямой. Вежливо улыбнувшись, Яманака, как только это позволяло состояние, гордо направилась в сторону столов с напитками.

И вдруг стало смешно. Два раз за один день ее не отшивали. Ее вообще никогда не отшивали. А тут - на тебе, везет. Но шампанское с каждым глотком приобретало все больше сласти. Музыка приходилась по душе, а люди забавляли. Проходили какие-то конкурсы, гости веселились. Но блондинка видела во всей этой гурьбе одну мрачную тень, отражающую ее собственное состояние. У одной из стен стоял Обито. Мрачный. Одинокий. Руки сжимали стакан с золотистой жидкостью. Ино видела длинные выдохи, даже протяжные. Ино замечала то, как он вжимается пальцами в стакан. Тоскует, вспоминает свою свадьбу. Любимую. Ино подавилась от этих мыслей - это наверняка больно. А еще тут она со своими интересами.

Яманака и сама не поняла, как оказалась позади мужчины, как положила ему уверенно руку на плечо. И нихуя не понятно, зачем ей это надо. Конечно, тот вздрогнул и ошарашенно оглянулся. Так вырвать Учиху из стальной скорлупки, застать его врасплох - дорого стоит. И хотел бы, может быть, мужчина заорать на нее, оттолкнуть, но добрая улыбка и теплый голубой взгляд притормозили. Яманака себе позволила чуть-чуть сжать плечо Обито, пока тот испепелял ее своим черным демоническим взглядом. Возможно, следовало бы воспламениться и отскочить, но ведь Ино не из робкого десятка. А за стервозностью есть чувствительность.

А потом она упорхнула. Растаяла. И Учиха остался стоять один, потревоженный в своих горестно-сладких воспоминаниях. Ведь не каждый день себе позволяешь выкарабкаться из черного кокона боли, не каждый день смеешь показать свой изувеченный нос. И не каждый день тебя застают врасплох, врываясь в переживания.

Яманака отчаянно искала зажигалку, которой в сумке-то априори быть не дано - она не курит. Но вот сегодня что-то в опьянении пробрало. Захотелось затянуться сизой едкостью, чтобы еще больше опьянеть. Сигарета была похищена из чужой пачки, лежащей на столе.

- О, - выдохнула девушка, обиженно глядя на темнеющее небо. - За что, а?

- Тебе там никто не ответит, - голос бы столь ледяным, что плечи Ино передернуло. Под носом появилась зажигалка. Искры, и вот уже сине-зеленый огонек прикуривает сигарету.

- Спасибо.

Вдохнула дым, закашлялась. Казалось, легкие разрывает чем-то. Но рассудок туманило. Взгляд полуприкрытых глаз коснулся Обито. Мрачный. Жуткий. Прекрасный. А потом девушка сползла по стене, пытаясь развалиться на ступенях зала.

- Стой, - обеспокоенно выдохнул мужчина, хватая девушку за плечи. А потом отдернул руки, словно обжигаясь.

- Да мне присесть хочется, - хмыкнула Ино, которая не упустила из виду реакцию Учихи на соприкосновение с ее кожей.

- Там скамьи есть, - галантно взяв блондинку под руку, у которой уже начинался внутренний шторм из-за алкоголя, предложил он.

Это было какой-то дикостью для Обито. Это злило. Раздражало. Кажется, он не касался женщины целую вечность после трагедии. Он косвенно знал, что блондинка является подружкой невесты. Абсолютно не в его вкусе. Не миниатюрная. Не брюнетка. Совсем что-то чужое, инородное. Но.

А ты хочешь искать двойников Рин? Той, которой уже нет и никогда не будет?

Боги, конечно, он бы закончился на месте, если увидел в ком-то столь болезненные черты любимой. Той, единственной, той, которая навсегда пеплом укутала все нутро некогда жизнерадостного человека.

- Как тебя зовут? - как бы невзначай поинтересовался Обито.

- Ино.

Господи, такое же короткое имя. Это поганое ощущение повтора. И сердце отчаянно стучит в венах, пытаясь разорвать виски. Ты не она. Какого хера он тут вообще забыл?

А потом больное нутро сукровит одиночеством. Усталостью.

Мужчина просто садится рядом на скамью, аккуратно придерживает девушку за талию. Ведь блондинку шатает в разные стороны.

- Только пообещай мне одно, - тяжело выдохнув и перехватив сигарету, говорит Обито и затягивается.

- Что? - недоумению Ино нет предела. Какие-такие обещания?!

- Ты проживешь подольше, - горестно сказано.

Сейчас, в сумерках, большие темные глаза грустны и затуманены поволокой отчаянья. А блондинка даже не понимает, про что попросил Учиха. Не понимает, каким фантастическим чудом является его снисхождение до общения с другой женщиной. Которая настолько чужда, что вообразить невозможно. Ино не понимает, что сегодня выдернула мужчину из тьмы. Простой фразой, жестом.

- Да как-то не очень и хотелось, - хмыкнула блондинка. - Я сегодня так погорела, так! Меня вот два раза за день бесстыдно отшили. Такой пинок по гордости и самолюбию, - засмеялась так тихо и добро. Ни толики колкости или злости.

- Ну, а вдруг это фатализм, и мы посланы друг другу на вечер? - идиотизм, в который мужчина и сам не поверит.

Она ничего не отвечает. Просто кладет отяжелевшую голову на крепкое мужское плечо. Учиха напрягается от этого, что струна, которая сейчас лопнет. Слишком фамильярный жест, интимный. Особенно, для таких чужих и незнакомых людей. Но именно так иногда происходит что-то важное. Иногда эти самые незнакомые люди приобретают теплый оттенок. Всему свое время, а каждому - место.

Конечно, ни о чем таком и речи быть не может в этот шумный праздничный вечер. Все веселятся, а кто-то снаружи тихонько сидит.

Ведь это дико приобнимать абсолютно незнакомого человека, которому плохо. И это странно кидаться в объятия незнакомого мужчины. Но тихие разговоры создают ощущение таинства и доверия. И вот уже Яманака что-то рассказывает и смеется, а Обито искренне ухмыляется в ответ. Ему ничего не стоит подняться и принести наполненные бокалы. А ей ничего не стоит лепетать звонким и мелодичным голосом. И в это мгновение Учихе кажется, что он взлетает, уносимый голосом девушки, ощущается чудесная легкость.

- И тебя не пугают мои шрамы? - сужая глаза, наигранно-строго спрашивает мужчина после нескольких часов разговора, когда они встают и собираются прощаться.

- Главное, чтобы шрамы внутри заживали, - мягко отвечает, а пальцы сами тянутся к лицу мужчины, который еле сдержался, чтобы не зажмуриться. Таким его любила только Рин.

Но вот Учиха перехватывает тонкие пальцы девушки, легонько зажимая в своей руке и прикасается губами к теплой коже. При этом смотрит исподлобья блестящей тьмой. Ино даже сглатывает, замирая и пропуская удар сердца.

- Ты определенно не Сай, - хмыкает она и садится в такси, мечтательно улыбаясь Обито.

Когда машина скрывается из виду, Учиха поднимает голову, устремляя взгляд в ночное небо. Подобие улыбки кривит его губы.

Да ты тоже, как бы, не Рин, но что-то в тебе есть.
Утверждено Nern
Лиса_А
Фанфик опубликован 20 августа 2015 года в 11:38 пользователем Лиса_А.
За это время его прочитали 411 раз и оставили 0 комментариев.