Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки

Ворон

Категория: Трагедия/Драма/Ангст
Ворон
Ворон ‒ умная птица. Вороны все понимают и подчиняются своему хозяину. Также считается, что черные вороны являются символом смерти, предзнаменованием скорой беды. Не зря это птица-падальщик. Поэтому чаще всего люди обходят ареалы их обитания и гнездования за версту. Быть может, я перенял эту особенность у своих птиц и сам стал походить на них. Темная одежда, волосы цвета воронова крыла, бездонные глаза темнее ночи, замкнутый вид, таящаяся в глубине зрачков опасность. А еще это гнетущее одиночество. Конечно, за годы жизни в клане я смирился с тем, что даже родители не понимают, насколько это тяжело ‒ все время разрываться между семьей и деревней, деревней и семьей. Я не рассказывал никому о своих проблемах, тем более Саске. Мама бы, как всегда, пожалела и приласкала, но, к сожалению, это все равно не решило бы проблем. А отец был слишком зациклен на делах своего клана и не уставал повторять: «Ты ‒ связующее звено, Итачи, не забывай об этом. Судьба Учиха в твоих руках». Я помнил.

Помнил, какой тяжелый груз лег на мои плечи, когда меня призвали в кабинет Хокаге и я покорно сообщал, что мой клан в последнее время проявляет подозрительную активность, будто к чему-то готовясь. Помнил, как невыносимо трудно было согласиться на последнюю миссию во имя спасения Конохи. Мне предлагали отказаться, предлагали отдать все в руки советников и Данзо ‒ уж они бы нашли способ. Но я не смог. Ведь тогда можно было попрощаться и с тобой... Саске. Я не мог так сильно рисковать и буквально совсем недавно говорил, что ты мой единственный брат. Я не смог бы отдать тебя на растерзание этим стервятникам. Как бы ни любил Коноху, я признаю, что руководство досталось ей не самое лучшее. Так было в мои дни. Я согласился только ради тебя. Хотел, чтобы ты остался жить и ненавидел меня. Ненавидел так, чтобы желал убить собственными руками. Ты станешь сильнее, Саске, я знаю. Со временем ты превзойдешь всех своих погибших соклановцев и даже своего старшего брата, который всю жизнь делал неправильный выбор. И я, как умею, помогу тебе в этом.

Ту памятную ночь я никогда не забуду. Она постоянно снится мне в кошмарах, и знает об этом только Кисаме, мой напарник, ставший мне настоящим другом. Хотя говорят, что в «Акацуки» не бывает уз дружбы и тем более любви. Отнюдь. Два человека, пережившие боль и страдание от своей деревни, которая и побудила их стать отступниками, роднее братьев. Кисаме прекрасно понимал мои чувства, я понимал его. И был благодарен ему за то, что он не пытался меня утешать. Такую рану уже не залечить: шрамы на сердце останутся на всю жизнь, напоминая и пульсируя огнем. Я своими руками вырезал ту ночь на своей душе, обагрив кровью соклановцев и даже родителей. Только ты, мой глупый младший брат, и выжил. Я лучше бы умер сам, чем позволил тебе навредить. Хотя сам же и оказался тем, кто нанес самое сильное увечье по твоей тогда еще детской, неокрепшей психике. И наши братские узы лишь усилили боль от предательства. Я знаю, как тебе было больно и как ты горишь ненавистью, жаждой отмщения прямо сейчас. Знаю и то, как ты идешь ко мне, пылая яростью и проклиная. Я все знаю. Но подожди совсем немного. Скоро ты исполнишь свою месть, пролив мою кровь на землю в отплату за кровь всего клана. Я давно уже жду тебя здесь. Здесь все началось, здесь же и закончится. В родовом поместье Учиха. Я жду.

Никто не знал, и даже ты, Саске, что у меня была девушка. И я очень любил ее. Люблю до сих пор. Пожалуй, у меня было два самых дорогих на этой проклятой земле человека: ты и Нами. Она тоже была из Конохи, тоже всю свою недолгую, увы, жизнь посвятила оттачиванию навыков шиноби и выполнению миссий. Лишь она, помимо Третьего, советников и Данзо, знала, чем мне придется пожертвовать ради тебя. Стыдно признаться, но Нами стала мне дороже матери. Маме я многого не рассказывал, а с ней делился всем. Она была моей отрадой, помогала не соскользнуть в пещеру безумия и гложущего одиночества, поддерживала всегда и служила надежной опорой. Ей тоже не повезло родиться на проклятой земле. Мы оба были несчастны и поэтому забирали боль друг друга. Помогая. Спасая. Очищая. А потом она отправилась на очередную миссию и больше не вернулась. Данзо, со свойственным ему равнодушием к проблемам других, сказал ‒ несчастный случай. Убили вражеские шиноби. Я почти поверил и тогда впервые напился, хотя раньше и капли в рот не брал. А потом на трезвую голову понял: дело вовсе не в несчастном случае. Я обшарил всю территорию, где видели Нами в последний раз, не спал несколько ночей, мучительно анализируя каждую деталь. А потом нашел неопровержимое доказательство своей правоты: изломанную маску члена «Корня АНБУ», брошенную в кусты. Прихвостни Данзо хорошо постарались, заметая хвосты. Но я ведь тоже АНБУ, да еще и с Шаринганом ‒ у ребят не было и шанса. В ту ночь я вырезал не только свой клан, отдавая дань Конохе, ‒ ощутимо сократился также и «Корень». И ведь никто не скажет, что это был я. Наверняка Данзо так и не узнал. Перед тем как уйти после свершившихся убийств, я предупредил, что буду следить за каждым его шагом. И если тот хоть пальцем тронет тебя, то очень пожалеет о содеянном. Я не мог потерять еще и тебя, Саске. После Нами ты остался единственным человеком, ради которого я жил. И ради которого сегодня умру.

Нами, милая... Я помню наши прогулки под луной. Помню наши немногочисленные, но такие дорогие совместные миссии, где мы стояли бок о бок, спина к спине, и никто не мог к нам приблизиться. Вместе мы были непобедимы. Ты знаешь, как я любил тебя. Люблю до сих пор. И никогда не прощу Данзо того, что он сделал. Казалось бы, после всего случившегося я должен был возненавидеть Коноху, махнуть на нее рукой и оставить все как есть, позволив своему клану совершить переворот и вырезать все руководство деревни. Да, пожалуй, это стоило сделать еще давно. Тогда, возможно, я сохранил бы жизнь тебе... Прости меня... Я кругом виноват. Не смог защитить... Знаю, что ты сказала бы. «Не кори себя, Итачи, ты не знал... и я так люблю тебя...» Я тоже люблю тебя, Нами, милая. В этот раз я защищу воспоминание о тебе и умру с улыбкой на устах, зная, что совсем скоро встречусь с тобой там, где мы сможем быть вместе. И я рад, что это не прогнивший в пороках мир и не погрязшая в интригах Коноха. Теперь мы будем счастливы. Я умру, вспоминая нашу совместную ночь под луной перед твоей последней миссией. Знаешь, а я ведь с тех пор и не прикоснулся ни разу ни к одной женщине. Не позволю осквернить святое воспоминание о тебе и не поддамся соблазну сам. Одна частичка моей души умерла тогда вместе с тобой. Другая умрет сегодня. В родовом поместье Учиха. Я люблю тебя, Нами...

Я сидел на своеобразном троне в расслабленной позе и ждал Саске. Знал, что он идет и с какой целью. Ноги вытянуты, руки свободно сведены у живота. Я знаю, чем закончится сегодняшняя битва. И заранее благодарен своему младшему брату. Он освободит мою истерзанную страданиями душу от бренного тела и позволит ей улететь ввысь, соединиться с любимой. Я уверен, Нами ждет меня там, наверху. Давай поскорее закончим, брат.

Не сдержавшись, я поместил часть своей сущности в одного из верных воронов, которые всегда меня понимали. Они будто чувствовали мои боль и скорбь, и каждая птица словно забирала частичку моего отчаяния. Так вороны отныне символизировали собой птиц смерти и падали ‒ я пал слишком низко и пережил слишком много смертей, и это отразилось на моих... соратниках? Да, пожалуй, именно так. Когда я терзался муками прошлого, что никак не желало выпустить мою суть из своих цепких лап, вороны молча садились подле меня, сверкая умными бусинками рубиновых глаз, и сразу становилось проще. Зачем я перенес в верную птицу свое сознание, и сам не знаю. Наверное, это последнее желание умирающего ‒ увидеть, что станет с его младшим братом и какой он сделает выбор. Надеюсь, Саске не станет повторять моих ошибок. Кисаме я не стал говорить, что задумал. Он и так наверняка догадывался, что таким будет исход. В конце концов, он слишком хорошо меня понимал. Пусть «Акацуки» преследовали отнюдь не благие цели, но удивительно, что в преступной организации состояли куда более человечные люди, чем те, что жили в Конохе. Спасибо, Кисаме. Наверное, я могу назвать тебя другом. Желаю и тебе избавиться поскорее от душевной боли, как избавлюсь от нее сегодня я, и ты понимаешь, что это не пожелание скорейшей смерти. Как бы то ни было, на том свете встретимся. Прощай, старый друг.

Подожди еще немного, Нами... Подожду и я. Осталось совсем немного. Вот и жизнь перед глазами пролетела.

***


Наконец-то все кончено. Тело изранено, сломано несколько ребер, повреждены жизненно важные органы. Глаза почти не видят. Но мне не больно. Что мне эта боль по сравнению с душевной, терзавшей меня все эти годы? Сейчас все закончится. Я сплевываю кровь от пробитых ребрами легких и шагаю к Саске. Ноги не слушаются, тело ослабевает, но я упрямо бреду, зная, что это мои последние минуты. Боли больше нет. Видимо, Всевышний понял, что я должен сделать еще одно очень важное дело, и переносит боль на периферию сознания. Или это ты, Нами, мой ангел? В любом случае, спасибо. Саске стоит у стены, и нас разделяют считанные метры, но как же тяжело они мне дались. Никогда не думал, что сделать несколько шагов так трудно. Но наконец я подошел к младшему брату и приподнял слабую руку в тщетной попытке дотянуться... Рука, так и не достигнув своей цели, обессиленно опускается обратно, но тут чья-то невидимая хватает ослабевшую мою и вновь поднимает ее, целенаправленно ведя ее ко лбу Саске... Последнее пожелание... пальцы скользят по лбу дорогого мне человека, оставляя две кровавых полосы... Будь счастлив, мой глупый младший брат. И не совершай моих ошибок. Надеюсь, ты узнаешь всю правду о той ночи. Ведь все это было только ради тебя. Я буду... всегда... любить... тебя...

Моя миссия закончена. Тело ослабело окончательно, и я медленно оседаю на землю. Рука безвольно падает. Не хочется двигаться, конечности начинают неметь, губы наверняка посинели, а глаза залило кровью. В последний раз я смотрю прямо перед собой и вижу в далеком бескрайнем небе, заволоченном тучами, лицо моего ангела. Это ты, Нами? Прости, я почти ослеп... Лицо озаряет улыбка. Я иду к тебе, любимая. Иду. Теперь мы точно будем вместе и ничто не разлучит нас. Клянусь. А ворон... Пусть он приглядит за Саске.

***


‒ Осталось лишь узнать твой ответ, Саске. ‒ Рикудо-сеннин вимательно перевел взгляд на Учиху, отмечая про себя, что в его глазах сверкнул непривычной сталью металлический стержень уверенности. Решился, значит.
‒ Похоже на то... ‒ медленно, растягивая слова, отозвался Саске, сжимая кулаки. ‒ Но сначала... Я прикончу пятерых Каге, которые все еще находятся под действием техники!

Воцарилось напряженное молчание. Мудрец, похоже, ожидал чего-то подобного, а вот остальные были в ужасе. Взгляд Какаши заледенел, Наруто нахмурился, Сакура, не веря своим ушам, испуганно смотрела на товарища, не понимая, что его слова были сказаны абсолютно серьезно. «Глупые, ‒ пронеслось в голове парня, пока он холодно и равнодушно оглядывал собеседников. ‒ Сакура, Наруто ‒ они до сих пор как дети. Сколько времени прошло, а они не изменились. Все такие же наивные. Вас давно следовало убить, разрывая узы дружбы навсегда».

А в это время над будущим полем боя пролетел одинокий ворон, рубиновыми, как сама кровь, глазами оглядывая местность, и хрипло каркнул.
«Ты снова сделал неверный выбор, мой глупый младший брат...»
Утверждено Mimosa
Mimosa
Фанфик опубликован 14 сентября 2014 года в 00:57 пользователем Mimosa.
За это время его прочитали 721 раз и оставили 1 комментарий.
+1
ilsha добавил(а) этот комментарий 14 сентября 2014 в 11:17 #1
ilsha
Здравствуйте, Mimosa.)
Странно,но именно данный драббл окончательно провел параллель между всей этой совокупностью суждений, мыслей, эмоций и впечатлений по отношению к,пожалуй,одной из самых интересных судеб этого вымышленного мира.
Итачи всегда вызывал во мне будоражащий ворох интереса и любопытства непосредственно именно к его внутреннему миру,поступкам и мировоззрению.То угнетающее противоречие,которое я,почему-то, раньше часто замечала в нем,теперь же оставило лишь малозначимый отпечаток.И,наоборот,привело к более глубокому пониманию этого героя.
Не редко авторы посвящают именно этому персонажу свои работы.Каждый,как и свойственно,выделяет главное по-разному,своеобразно характеризует Итачи,давая лично свое отношение к нему.Но в очередной раз я,ныне не такой уж и внимательный человек,то и дело провожу цепочку и выдвигаю одну тонкую,но по глубине своей значимую нить - это его истинное отношение к миру и несправедливости,к боли и страданиям,к любви и доброте души,к дорогим ему людям.
И наравне с самобичеванием,удрученностью,одиночеством,которое не редко обессиливает человека,давая ему ложные надежды,на противоположных,но существенно близких сторонах добра и зла,он,считая свои поступки грязными и ужасными,остается во многом положительным персонажем.Вы правильно заметили,что Итачи всегда помнил все то,что происходило и ложилось на его плечи тяжким грузом,который он далеко не обязан был нести,но по законам строптивость приравнивалась к чуть ли не самоубийству.Он прекрасно все помнил,осознавал еще тогда и,да,принимал это.Принимал как есть,пусть и понимая,что все это неправильно,жутко неправильно,глупо и настолько извращает все и ныне существующие моральные ценности и устои.Знаете,именно в этом Итачи представляет для меня именно нравственного человека,с чувствами и эмоциями,с глубокой душой,человека,который всегда дорожил своими родными и никогда бы не посмел забыть их.Он не сбился с пути,нет,он далеко не делал неправильный выбор,он был вынужден поддаться этому.Что и прекрасно понимал.
Сожалея,он осознавал всю ту боль и ужас своих поступков,действий со стороны других,но не смотря на всю угнетающую жажду наконец стать свободным,постигнуть смерть,я никогда не увижу в нем то окончательное опустошение,что присуще людям с такой судьбой.Я и сейчас верю в то,что под маской былой хладности,равнодушия,он пытался скрыть всю ту истинную и искреннюю боль.Боль,которая с того дня,в ту самую ночь,раздирала его в клочья.И некое сожаление,искреннее сожаление всегда будет сквозить именно к этому герою.
Итачи действительно любящий и хороший брат,разум которого всегда воспринимал все так,как оно и есть.Он видел все неверные шаги Саске,пытался предупреждать его,надеясь на то,что он в конце концов выберет правильный путь.И для меня было горько осознавать всю тщетность этих надежд.Быть может,далеко не так,но именно это (окончательное ли?) решение глупого братца очень поразило меня.
К сожалению,в этом и вся его цель.Саске вызывает во мне намного большее негодование.Едкая пыль,не смотря на часто проскальзывающее шансы снять эту пленку,то и дело затуманивает разум младшего Учиха.И в конце все кажется таким бессмысленным...и есть ли шанс на то,что очередные ошибки повлекут все-таки его к верному пути.Хотя для меня такие понятия как "правильность" и "неправильность" достаточно субъективны.И утверждать однозначность не всегда так легко.
Хотелось бы поблагодарить вас за представленный труд,который подтолкнул меня вот на такие сумбурные и,наверное,слишком поверхностные мысли.Думаю,вы хорошо проанализировали весь смысл истории именно этого героя и так же подали нам все ваши впечатления по последней главе.
Желаю вам вдохновения,положительных эмоций и дальнейших впечатлений,стимулирующих на такие работы.
С уважением,ил с: