Хантер

В твоей тени. 2

Категория: Трагедия/Драма/Ангст
Название: В твоей тени
Автор: rockmaniayula
Фэндом: Naruto
Дисклеймер: МК
Жанр(ы): Ангст, Повседневность, Hurt/Comfort, AU, Songfic
Тип(ы): Слэш
Персонажи: Наруто/Саске, Саске/Наруто
Рейтинг: R
Предупреждение(я): Нецензурная лексика, ООС, элементы гета
Размер: Макси
Размещение: Исключительно с моим согласием
Содержание: Be like drugs, let them die for you. Billie Joe Armstrong
День успел прогреться настолько, что уже и легкая темно-синяя ветровка кажется зимним одеянием. Приятный ветерок мягко обдувает лицо, даруя душистую свежеть. Под ногами кружатся извилистые дорожки из едва-едва начавших облетать листьев. Чудесная погода для неспешных прогулок, для веселой болтовни где-нибудь в парке на скамейке, просто для упоения души.
Саске усмехается романтической лирике у себя в мыслях от воцарившейся идиллии повсюду. Парень вяло бредет от университета, изредка пиная носком черно-белых кроссовок какой-нибудь брошенный фантик. Занятия благополучно закончились, впереди еще – весь день, вот только нужно поймать как можно скорее такси, чтобы явиться не слишком поздно в отчий дом: особняк семьи Учиха располагается в элитном районе загородом, путь в который составляет не меньше часа. «И надо было так выделываться отцу, чтобы продемонстрировать свою состоятельность, ведь самому же тратить каждый день час туда-обратно на работу?», - в очередной раз фыркает брюнет про себя, совсем безрадостно представляя хмурое лицо отца.
Саске привычным жестом потягивается к рюкзаку – откопать на дне чехол очков, однако ему приходится остановиться на тротуаре, чтобы удостовериться в отсутствии искомого. Учиха недовольно шикает: ведь совсем забыл, что из-за теплого приема семерки бугаев, ставшей сумасшедшей гонкой и окончившейся смачным мордобоем, очки благополучно утеряны, черт знает где, если вообще смогли уцелеть! «Дерьмо!», - мрачно проносится в усталой голове. Что ж, теперь парню придется озаботиться заказом новых очков для зрения, ведь искать фирменную оправу – пустая трата времени и сил.
Приходится постоянно щуриться, приходится постоянно высматривать такси, чего брюнет терпеть не может, ведь, по закону гребанной ее подлости, даже последняя пара линз была использована именно в день мордобоя. К счастью, зрение не совсем еще подводит Саске, и разглядеть вдалеке пестрый окрас ярко-желтого такси парень еще в состоянии. Но Учиха фыркает самому себе – не переваривает он ярких цветов, действующих на него красной тряпкой. Но поймать черной расцветки такси без очков – проблематично, да и смысл напрягаться из-за такой ерунды? Хотя ненавистный желтый цвет некстати напоминает о загорелом улыбчивом блондине, который неимоверно раздражает Саске. «Кретин», - колко бубнит самому себе парень, и стоит незатейливому прозвищу пронестись в мыслях, как сзади слышится не только чья-то резвая поступь, но и, уже не чей-то, а до скрежета нервов узнанный голос:
- Хэй, Учиха! Учиха, стой! – вне всяких умоляющих сомнений на горизонте маячит золотистая копна взъерошенных волос, сияет наперебой солнечным светилом белоснежная улыбка, сливаются, сверкая пугающей решимостью, вместе с бескрайней синевой неба глаза этого уже действительно вездесущего кретина.
- Б*ять! - смачно ругается Саске, мысленно застонав от свалившейся напасти. Кто мог предположить, что Узумаки всерьез спрашивал, когда кончаются пары у брюнета, и что идиот-блондин намеренно явится за ним?! – Чего тебе от меня надобно?
- И тебе привет, - Учиха ощущает приступ тошноты от лучезарного вида Наруто, хотя с утра и не ел ничего, - твоего времени совсем не отниму! – отдышавшись, небрежно смахнув с лица растрепанные пшеничные вихри, Узумаки вдруг сменяет радушную улыбку на какую-то хитрую усмешку, а приветливый лазурный взор наливается настоящей синевой океана, отчего Саске непроизвольно хмурится, скрещивая тонкие руки на груди. Видя, что реакция брюнета непреклонна и нарочно притязательна, блондин беззлобно цыкает, копошась в своей сумке.
- Я же сказал, что не стоит благо… - Саске тут же осекается, когда перед его носом оказывается знакомый черный футляр с собственными инициалами. – Откуда?...
- Я всегда после репетиций возвращаюсь одной и той же дорогой, - эта лукавая усмешка все так же не сходит с загорелого лица Наруто, - и в тот раз не один я «прогуливался» по ней! Держи! Хорошо, что мое зрение позволило мне помочь твоему, - под неприступное фырканье брюнета Узумаки все же расплывается в солнечной улыбке, совершенно без укоров и насмешек, в своем неизменном порыве добродушия и взаимовыручки хочет отдать найденную оправу прямо в руки ее обладателю. Саске же, в конец изумленный чистосердечными выходками столь редкого в наше время бескорыстного индивидуума, сам меняется в бледном лице: настороженную угрюмую хмурость сглаживает легкая улыбка самыми уголками тонких губ, а раннее матовая глубина кобальтового взора заслоняется поблескивающей пеленой искренней признательности.
- Второй раз подряд выручаешь мой зад, - по-доброму усмехается Учиха, с нескрываемым удовольствием надевая очки. Наруто с интересом разглядывает несколько преобразившийся облик брюнета, отмечая, что столь невесомая оправа добавляет лишь изюминку простому, но статному виду парня. И, к удивлению блондина, модные нынче очки действительно идут Саске!
- Вижу, слова вежливости в твоем лексиконе не занимают должного места! - колко произносит Узумаки, все еще разглядывая высокого брюнета, уже небрежно смотря на неунимающегося Наруто.
- Я просто ими не раскидываюсь, как некоторые, - очередное фырканье, полное презренного сарказма. Узумаки же в ответ лишь цыкает, интуитивно понимая, что лучше бы распрощаться по-хорошему и свалить от озлобленной на весь мир ауры брюнета: свой долг блондин выполнил, так что непонятно, почему он все еще стоит нахохлившимся истуканом подле явно не жалующим его общества хамом?
- А какой у тебя минус? – Наруто хочется откусить себе язык и завыть от своей же несдержанной любопытности.
- Минус четыре, - чуть пожимая узкими плечами, на удивление, спокойно произносит Саске. Сейчас брюнет выглядит каким-то притихшим, словно крепко задумался над решением трудной задачки, словно в тяжких противоречиях решает что-то важное для самого себя, отгородившись на минуту от внешнего мира. Наруто, одолеваемый будоражащей волной странных чувств, не может не отметить, с какой легкостью он улавливает переменчивый нрав Учиха, абсолютно уверенный в своих суждениях насчет черноокой язвы. – Бог же любит троицу… - вперив пристальный, неотрывный взгляд в замершего блондина, как-то двусмысленно заговаривает Саске, отчего Наруто, под этими самыми пронзающими удушливой тьмой глазами, чувствует табун морозящих мурашек. – Тогда тебе следует помочь мне и в третий раз!
- Чего? – срывается с полных губ блондина прежде, чем он сам в состоянии осознать, что хотят от него, и во что хотят ввязать его. Тут уже Наруто начинает не по-доброму хмурится, внутренне настораживаясь, ведь этот самодовольный прищур напротив вместе с загадочной ухмылкой не сулят ничего веселого.
- Так мне стоит…рассчитывать на тебя? – видно, с каким титаническим усилием, сохраняя при этом пускай натянуто кислый вид доброжелательности, Саске выговаривает чуть пониженным тоном своего рода просьбу о помощи. Конечно, Наруто может запросто вторить грубиянским замашкам надменного брюнета и ответить с презренно-уничижительным видом что-то типа: «Больше ничего не хочется?», однако Узумаки никогда не жалует стервозного поведения гадюки, так что блондин, внутренне прокляв свой великодушный альтруизм, внутренне помолившись, дабы Шикамару не прикончил его за прогул репетиции, лишь улыбается в привычной манере «мне все ни по чем»:
- Думаю, это честь быть посвященным в тайные дела самого Учиха Саске?
- Не иронизируй, идиот, - и все-таки сам брюнет усмехается на высокопарную издевку Наруто. Учиха энергично машет правой рукой, привлекая к себе останавливающееся такси, - надеюсь, я не пожалею, что связался с тобой!
- Ой, еще ноги целовать будешь мне в порывах благодарности, придурок! – Наруто все же, наконец, показывает язык, не забыв скорчить самую недовольно-возмущенную рожу закатившему глаза Саске. Такой вот небрежный тон с сомневающимися речами оскорбляют непоколебимую самоотверженность во имя всеобщего блага Узумаки, лишь распаляя блондина на свершение, хоть и невеликих дел для едва знакомого человека.
- Пф, мечтай! И не нужно подбрасывать мне монетки в качестве подаяния! – под громогласные восклицания-объяснения Саске, сдерживая матерные порывы, с силой заталкивает этого голубоглазого крикуна в автосалон, осознавая, что он настоящий мазохист, раз решается включить в свою авантюру добросердечного неудачника. Но отчего-то в этот раз разум и сердце единым непререкаемым фронтом настаивают, что лучшего напарника в серьезном и темном деле Учиха не сыскать. «Аминь!», - с тяжким вздохом открещивается на безотрадные мысли брюнет, называя адрес своего дома.

«Теперь и себя можно окрестить идиотом, ведь какой адекватный человек возьмет себе в помощники непросто малознакомого, так еще и жутко раздражающего, неугомонного и вездесущего кретина?», - Саске готов стукнуть себя по лбу, дабы избавиться от навязчивого, однако справедливого умозаключения. Вот только всю непродолжительную дорогу до закрытого жилого комплекса Наруто не издал ни единого звука, пребывая в какой-то несвойственной ему молчаливой апатии. Учиха сам не знает, с чего вдруг решил, что для блондина такое меланхоличное состояние не в порядке вещей – ведь знают парни друг друга едва-едва, но отчего-то брюнет не сомневается нисколько – такой Узумаки - явная редкость. Хотя и самому Саске стоит призадуматься над убедительным оправданием для матери, почему ее младший сын уже месяц избегает встреч с ней: первая – именно месяц назад парень не захотел проводить совместную встречу с отцом, вторая – сейчас внешний вид брюнета оставляет желать лучшего, да и давать вновь лживые объяснения он так устал, что…гораздо правильнее будет пуститься в запланированную авантюру вместе с новым знакомым.
Саске бы удивился, узнай, что аналогичные невеселые думы посещают и Наруто: парень действительно всю дорогу не проронил и слова, лишь изредка поглядывая в сторону отрешенного на вид брюнета. Узумаки судорожно представляет себе, как Шикамару с ребятами из группы медленно расчленяют его за пропуски самых важных репетиций прямо почти в канун самого выступления! Да и вообще в последние дни блондин выбешивал всю команду своим витанием в облаках и затуманенной задумчивостью, отчего пропускал вокальные партии, отчего вовремя не вступал в композиции. Конечно, он все прекрасно понимает, что так нельзя: подводить, бесить и расстраивать сокомандников, по совместительству и лучших друзей, однако… причина его понурых, муторных дум сидит по его правую руку прямо сейчас, абсолютно не реагируя на заторможенного парня.
«Всем порчу жизнь – вот чем промышляю!», «Наруто… Спасибо тебе», - вновь вереница эха этих засевших в голове фраз атакует сумрачные мысли Наруто. И его голос, такой низкий и глубокий, полный тогда льдистых нот вперемешку с затаенной горечью… И его взгляд, такой пронзительный и бездонный, полный тогда колкого отблеска пустоты… Эти кроткие воспоминания раз за разом досаждают сердцу, отчего-то так близко воспринявшего образ мрачного грубияна Саске Учиха. Потому Наруто не может ни с кем поделиться странным, жалящим изнутри чувством, будто в отражении черных мглистых глаз нашел свое же отражение. Потому Наруто приходится выжать из себя ободряющую улыбку, говоря при этом твердо, без угрюмых полутонов, когда такси останавливается подле огороженных кованным забором трех многоэтажек:
- Я даже не удивлен! – на веселое восклицание блондина Саске так и хочется рыкнуть что-нибудь едкое, однако он лишь молчит, расплачиваясь с водителем. – Эй, давай напополам поделим, а то…
- Напополам будешь яблоки делить, - пытается отшутиться Учиха, вот только рычащий тон не способствует дружескому настрою. Наруто цыкает, что-то бубня вроде «выделывается ишак просто», и вылезает следом за брюнетом.
Узумаки действительно нисколько не удивляется: ни фешенебельной многоэтажке, ни строгой, но роскошной обстановке внутри громадного холла с непроницаемым консьержем, ни проживанию Учиха на девятнадцатом этаже.
- Чего твой консьерж следил за каждым моим шагом? – уже поднимаясь на лифте, больше похожим на космический мини-корабль, недовольно вопрошает блондин. Чувство не уюта с первых шагов в этом здании никак не покидает его.
- Потому что от твоего вида рябит в глазах, - с желчной улыбочкой отвечает Саске, исподлобья глядя на ощетинившегося парня, - угомонись – это шутка. Или у тебя проблемы с чувством юмора?
- Это ты угомонись со своим дебильным юмором, а то у тебя будут проблемы, придурок! – шикает Наруто, сжав невольно кулаки. От Саске этот жест не скрывается, и парень довольно отмечает:
- Попридержи свой агрессивный настрой – может сегодня тебе он пригодится, - хоть и ехидная усмешка кривит тонкие губы напротив, однако стальной блеск обсидиановых глаз несколько настораживает Наруто, да и говорит Саске вечно как-то неоднозначно, словно вуаль колкостей – для отведения глаз от страшного смысла.
Пройдя почти весь коридор и заворачивая за угол, парни останавливаются подле квартиры с номером семь. Учиха быстро проводит рядом с дверной ручкой пластиковой картой, открывая серебристую дверь. Что ж, сейчас Наруто все же дивится простому, совсем непретенциозному убранству дома брюнета, представляющему собой однокомнатную квартиру-студию, по меркам не уступающую и хорошей, просторной двухкомнатной квартире. Панорамные окна, составляя почти всю квадратную комнату, открывают невероятный вид на живописный парк-пруд в жилой зоне комплекса. Светлый дизайн в холодных стальных оттенках лишь добавляет объема и ощущения высоты. Вот только из-за скупой обстановки, выдержанного минимализма абсолютно во всех деталях квартира смотрится необжитой, словно только-только приготовленной для продажи будущим хозяевам, которые и должны разбавить красками своей жизни закоченевшую атмосферу. Видимо, Саске и не заморачивался по поводу уюта, а точнее в его отсутствии, в собственном доме.
- Дух захватывает от твоего вида! – в отношении искренней похвалы и комплиментов Наруто не стоит тянуть за язык – парень обожает приятными словами поднимать окружающим настроение, пускай даже и в мелочах.
- Да, спасибо, я всегда выгляжу неотразимо, - от тихого смешка Саске у Узумаки кулаки чешутся сильнее, а желание одним точным ударом привить брюнету вежливость лишь упрочивается.
- Всегда все переиначиваешь! – цыкает возмущенно Наруто, сбрасывая красные кроссовки рядом с дверью. Стоит ему двинуться следом за хозяином в сторону кухни, как внезапно чьи-то острые когти впиваются ему в пятку, отчего блондин истошно вопит. – Какого хрена!?!
- Идиот, ты наступил моему коту на хвост! – в унисон нерасторопному гостю орет Саске, тут же ринувшись к своему домашнему питомцу. – Тише, Катон! – ласково поглаживая жалобно мяучащего кота, Учиха разгневанным взором испепеляет насупленного Узумаки. – Прости этого кретина, он не специально!
- Сам придурок! Как можно разглядеть черного кота на черном кафеле?! – Наруто закусывает пристыженно губу, разрываясь от всепоглощающей злобы на издевающегося при любом удобном случаем над ним брюнета и от глупого конфуза, который мог случиться, естественно, только с ним.
- По-моему, это у меня проблемы со зрением, - и как Узумаки еще не врезал этой мерзкой язве, выдерживая ежеминутно напор доставучих колкостей в своей адрес?! И постоянно ведь Наруто попадется на острый крючок издевок брюнета, который смакует их, наслаждаясь самодовольно эффектом!
- Куришь? – ни с того ни с сего Саске сменяет гнев на милость, с котом на руках вопросительно смотря на нахохлившегося гостя. Узумаки, с обиженно поджатыми губами, утвердительно кивает, но пресекает потянувшегося к выдвижному кухонному ящику брюнета:
- Не думаю, что ты куришь подобные, - через мгновение из черного кожаного рюкзака Наруто выуживает две пачки сигарет, от которых Саске пробирает нервный смешок, - да, я курю исключительно тонкие, с разными вкусами, добавками и ароматизаторами! Можешь говорить, что бабские…
- Типично бабские! – все-такие Саске не может удержаться, едва сдерживая колкий смех и от надутого вида блондина, и от сигарет, протянутых им. Рассмотрев, с какими именно добавками предпочитает курить Наруто, Учиха кисло морщится. – Единственная просьба – только не вишневые! У моей бывшей был вишневый парфюм – меня вывернет.
- Скажи волшебное слово, и внутреннее содержимое твоего желудка останется на месте, - ехидства в смеющейся лазури взгляда Наруто не занимать, потому, вместо фразы «у меня и так пустой желудок», Саске, не без демонстративно закатываемых глаз, нехотя выдает:
- Пожалуйста, не кури свои чертовы вишневые сигареты, кретин! – на последнем слове черный кот, безотрывно глядящий своими огромными золотисто-карими глазами прямо на Наруто, издает такое мяуканье, будто настойчиво подтверждает «просьбу» хозяина.
- Можно было и без лишних комментариев! - криво усмехается Узумаки, прикуривая оставшиеся яблочные. Саске не удосуживается поставить точку очередной колкостью, доставая свои полукрепкие сигареты и попутно выпуская кота из объятий. – Мой крестный называет такие сигареты ерундовыми! – поймав недоуменный черный взор, полные губы Наруто растягиваются в невольной теплой улыбке при воспоминании о крестном. – Типа и нелегкие, и не по-настоящему крепкие…
- Это называется баланс, идиот, - фырчит категорично Саске, глубоко затягиваясь и через секунду выпуская сизый дым через нос. Дикое совпадение или же закономерность, что и его крестный окрестил сигареты брюнета «ерундовыми, не стоящими внимания»?
- Ладно, выкладывай, чего удумал ты, и в чем тебе помощь понадобилась? – Наруто опасливо следит за котом, зигзагом двигающимся подле хозяина. Вот даже питомца Учиха выбрал себе под стать: темный окрас, острый, пронзительный взгляд, жесткий, неприветливый нрав!
- Твоя основная цель – мое прикрытие, то есть отвлечение внимания, - от насмехающегося высокомерия Саске не остается и следа, - играть роль, подобную мне, создавая больше шума вокруг себя, - парень весь подбирается, а его тонкие бледные руки напрягаются, крепко сжимая сигарету, - большего я не могу тебе ни рассказать, ни объяснить в целях твоей же безопасности.
- Ты в тайного агента затеял игры? – едкие смешки Наруто оставляет в сторону, пристально наблюдая за застывшим брюнетом: в темной одежде, на фоне темной кухни, с сигаретой в зубах и под такие темные разговоры создавалось двоякое ощущение погружения в какую-то адскую бездну, где и шутить – себе дороже.
- Голоден? – смахнув пепел в раковину, вдруг осведомляется Саске, тем самым ясно давая понять, что дальнейшее углубление в тайные дела парня – заказаны. Наруто не остается ничего другого, как покачать устало головой и уже с энтузиазмом ответить:
- Какие будут предложения?

Если бы Наруто доводилось так жить, то непременно парень набрал бы килограмм десять при таком обслуживании: топовые повара лучших мишленовских ресторанов страны принимают любые заказы проживающих круглосуточно, подавая даже простые блюда так изысканно, приготавливая их так изумительно, что вкусовые рецепторы буквально пищат от счастья! Что и испытал на себе Узумаки, когда специально заказал свое самое любимое блюдо рамэн, считающееся быстрой и абсолютно непритязательной едой. Саске же на заказ блондина «большой рамэн со свининой» сморщился так, будто действительно его вывернуло наизнанку, да притом два раза. Наруто в отместку на красноречивую реакцию брюнета гордо произнес, что рамэн – еда для настоящих голодных мужчин, а не то, что заказ-тюфяк Учиха: онигири с тунцом и салат капрезе.
- На вкус и цвет – товарищей нет! – уплетая за обе щеки горячий рамэн, восклицает с заумным видом Наруто, когда дверь за сервировавшим официантом закрывается. В голодном порыве блондин выглядит весьма комично, тараторя что-то с полным ртом и хлебая бульон громче, чем одно кафе вместе взятое.
- Из-за твоего чавканья на меня соседи будут жаловаться, - Саске опять закатывает глаза, переключаясь попеременно то на еду, то на свой ноутбук, - на обед много времени не разменивай – еще нужно привести тебя в порядок.
- В смысле? – вытирая испачканные в жирном бульоне губы прямо тыльной стороной руки, озадаченно спрашивает Наруто, непонимающе уставившись на скривившегося Учиха.
- Если у меня проблемы, как ты выражаешься, с вежливостью, то у тебя – с элементарным поведением за столом, - фырчит брезгливо брюнет, - по ходу дела поймешь! – сейчас состояние парня какое-то взвинченное, отчего спорить с Саске Наруто не решается и, лишь пожав плечами, принимается вновь за невероятно приготовленный рамэн, который он мог бы есть круглые сутки.
Когда Саске покончил со своим обедом, когда разобрался с загруженными файлами, он резво встает, оглядывает сверху вниз Наруто, непринужденно поглощающего ненавистную брюнету лапшу, и решительно направляется к своему шкафу-гардеробной, встроенному в стену возле входа. Узумаки все же, пересилив себя, отрывается от восхитительного рамэна и заинтересованно наблюдает за пропавшим Учиха в идеально отглаженных рядах рубашек, джинс, брюк и маек во всевозможных вариациях оттенков от жемчужно-серого до берлинской лазури – ничего сверхъестественного. Когда же последняя лапшинка исчезла из глубокой тарелки Наруто, и парень с громким причмокиванием облизал губы, из недр шкафа появляется, наконец, Саске, однако в таком виде, что блондин не находится, что сказать, лишь сидя с отвиснутой челюстью и вытаращенными из орбит глазами.
- Э-э-э… - глухо протягивает Узумаки, так и таращась на выряженного брюнета: худое, жилистое тело теперь можно разглядеть почти вовсю благодаря обтягивающей майке-сеточке поверх голого торса парня, а мускулистые ноги облачены в обтягивающие, зауженные к низу черные штаны, на самих же ногах красуются грубые ботинки с шипами на платформе. Сканируя потрясенным взглядом невозмутимого Саске с пят до головы, Наруто чуть не охнул от количества всевозможных цепочек-браслетов-даже серьги в ухе! на теле парня. – Что за педовские тряпки и цацки?! Вот сейчас у меня точно будут проблемы со зрением – я ослепну! – заверещал, хохоча в голос, Узумаки, выжидая истеричного взрыва гневных эмоций Саске, вот только брюнет как остается стоять каменным изваянием, а, точнее, безмолвным манекеном, так и стоит, скучающе наблюдая за потешающимся Наруто.
- Твой наряд уже готов, - ледяным тоном безапелляционно заявляет Учиха, кивком головы указывая на гору себе подобных вещей. Наруто аж весь вытягивается в лице, неверяще уставившись на теперь самодовольно ухмыляющегося брюнета.
- Понятия не имею, с чего ты взял, будто я возьму и нацеплю на себя гейский прикид! –уже абсолютно серьезно говорит Узумаки, вставая с нагретого на широком диване места. Его золотистые брови грозно нахмурены, а глаза из-за ярой злобы приобретают кристально-голубой цвет. – Либо ты по-нормальному объясняешь, что собираешься делать, либо я сваливаю! – два непримиримых взгляда – глаза в глаза – встречаются в молчаливой схватке: ледяная лазурь с лихвой выдерживает натиск пышущий черный огонь напротив. Саске хмыкает вдруг беззлобно, про себя отмечая, что еще никто раннее без страха или опаски не противостоял убийственному взору брюнета.
- Думаю, ты прекрасно осведомлен, что мой отец – глава полиции города. Также ты наверняка знаешь о некой организации Акацки, которая терроризирует людей вот уже пятый год. О ней почти ничего неизвестно, кроме идеально спланированных убийств высокопоставленных людей, идеально организованных продаж наркотиков и все в этом духе… - Саске выглядит абсолютно спокойным, его глубокий баритон размерен и сдержан, вот только жевалки на алебастровом лице выдают внутреннее напряжение парня, - год назад мне удалось, по счастливому стечению обстоятельств, узнать, что секретная группировка во главе моего отца курирует дело по Акацки, однако они не продвинулись ни на шаг… Без лишних подробностей скажу, что я смог разузнать кое-какую важную информацию, и сегодня, если все получится, то мы сможем с тобой выявить одного участника сей организации…
- Охренеть! – срывается потрясенно с губ Наруто. – Это же… ты серьезно?! – парень буквально подскакивает к усмехающемуся брюнету, вцепляясь тому в узкие плечи. – Знаешь, я, наверное, такой же долбанутый, как ты, раз считаю, что твое дельце – поистине крутая затея, раз мне хочется тебе помочь!
- То, что ты долбанутый – я понял с самого начала, когда ты просто так помог избитому в конец незнакомцу, да и сам подтвердил только что свои слова, - яд так и сочится с острых речей брюнета, но его заговорщическая ухмылка почему-то сдерживает порыв Наруто все-таки врезать кулаком по этому аристократичному скуластому лицу. Узумаки сам же отзеркаливает демоническое выражение бледного лица, стоя подле зачинщика темного дельца на расстоянии вытянутой руки. – Так что прихорашивайся и готовься, а еще не нарушай мое личное пространство!
- Последнее уточнение, - вот тут в бесновато-воодушевленный тон Наруто просачиваются нотки опаски, - твой подготовленный дресс-код соответствует какому месту?
- Одному очень шикарному и очень закрытому клубу, в который проход мне достался очень тяжко, - Узумаки ухмыльнулся при слове «клуб», видимо, воображая себе какое-нибудь крутое и популярное место лишь для избранных, вот только Саске поспешил ударить парня под дых, - и да, это элитный гей-клуб.
- Ч-Т-О?! – в очередной вспышке раздражения Саске опять закатывает глаза, теперь твердо уверенный, что соседи впервые за его трехгодичное проживание все же пожалуются на странные крики за стеной. Чертов Узумаки с его чертовым характером и чертовой тягой к проблемам на собственный зад, что, к великому счастью или несчастью, лишь на руку отчаявшемуся Учиха, раз брюнет таки решается провернуть свою жутко опасную авантюру вместе с этим крикливым белобрысым кретином.

На этот раз Наруто ведет себя именно так, как предсказывает его характер: нетерпеливо, дергано и докучливо. Саске в сотый раз проклинает далекое месторасположение этого чертова клуба, до которого им приходится ехать на такси целый час! Саске давно заключил про себя, что Узумаки любит прикидываться дурачком, лишний раз не блеща мозгами, имеющимися, к великому счастью и облегчению брюнета, у безостановочно расспрашивающего обо всем Наруто. Естественно, блондин не прямым текстом осведомляется о выясненных Учиха обстоятельствах дела, но все-таки не отстает просто так без более-менее вразумительного ответа утомленного Саске.
- Ты ж дрищ – зачем тебе на черный рынок ходить за анаболиками? – если бы не задевающий за живое простосердечный вопрос Наруто, то Саске бы позволил себе рассмеяться от недоуменного вида блондина с забавно выгнутыми золотистыми бровями.
- Потому что там вся свора и собирается – она и дает информацию, идиот, - Учиха никогда раннее не закатывал глаза столько раз, что спазмы болят. Как еще совсем белки глаз не закатились?!
Наруто продолжает все еще вслух бубнить какие-то свои нелепые умозаключения, разговаривая сам с собой, едва совладая с взбалмошным нетерпением. Брюнет перестает и краем уха слушать его возбужденный лепет, задумчивыми глазами уставившись на вид за окном. Ежевично-пурпурный закат мягкой пеленой уже накрыл увядающее небо. Где-то на далеком горизонте тускло сверкает холод первых зажегшихся звезд. Ветер почти не трогает слегка позолоченные кроны деревьев. Притихшая в малиновом свете надвигающихся сумерек природа невольно зачаровывала своей по-летнему теплой меланхолией, отчего хочется вторить ей, прикрыв усталые глаза и…
- О, вижу какое-то небольшое здание! – точно малое дитя в поездке с родителями за город ведет себя Наруто, разразившись радостным воплем, что вдребезги разбивает дрему Саске. Брюнет делает глубокий вдох-выдох, дабы не сорваться на блондине – ну что взять с непосредственного кретина?
- Спасибо, до свидания, - вновь расплатившись за такси, Учиха стремительно покидает автосалон. Перед ними предстает трехэтажное здание, больше походящее на роскошный особняк, но неприступный и несколько мрачный, чем невольно и приковывает любопытный взгляд, и пугливо отталкивает.
- Мне неудобно, что ты во второй раз платишь! – Наруто от неловкости чешет по привычке затылок, насуплено смотря на фыркнувшего брюнета.
- Ты мне помогаешь – вот твоя оплата, - пожав плечами, Саске не собирается более заострять внимание на всяких мелочах. Перестав сосредоточенно разглядывать особняк и его территорию, Учиха критично оглядывает рядом стоящего парня и достает баллончик из кармана накинутой на плечи кожанки. – Иди сюда, - Саске бесцеремонно притягивает к себе забрыкавшегося блондина, - не ори только, - и глядя в настороженно-недоверчивую синеву, добавляет, - пожалуйста! – Наруто не успевает сообразить, что происходит, как слышит характерное пшикание распылителя, едкий аромат краски и темное полудымчатое облачко.
- Чего ты творишь?! – негромко, но все же яростно шипит Узумаки, видя, что Саске довольно кивает себе от проделанной работы. Блондин отступает от ухмыляющегося парня на шаг назад, уже доставая телефон, чтобы разглядеть, что сотворил с ним этот вечно себе на уме придурок.
- В целях твоей безопасности и нашей конспирации, - Учиха приходится приложить максимум своих усилий, дабы сохранить бесстрастное выражение лица, ведь потешаться сейчас над обомлевшим блондином – заработать себе новый фингал… хотя уже и не над блондином…
- Ты е*нутый ублюдок!!! – что ж, теперь Саске воистину не сомневается, что Узумаки является солистом в своей группе – его звонкий, оглушительный рев проносится эхом в пустынной местности.
- Истеричка долбанная! – рявкает Учиха так, что Наруто остается только гневно раздувать ноздри, точно бык готовится разодрать в клочья своего матадора. – Это смываемый спрей – помоешь свою пустоголовую башку – и все!
- Так вот почему у тебя волосы стали синим отливать… - уже поспокойнее бурчит Узумаки, - предупреждать надо, черт тебя побери! Сам что не в блондина, а?
- Потому что такой вот спрей на один раз не возьмет черные волосы. И я сейчас линзы зеленые надену, - в подтверждение своих слов Саске достает небольшой припрятанный флакончик и без колебаний, без зеркала и посторонней помощи запросто надевает цветные контактные линзы, через мгновение смотря на заулыбавшегося Наруто изумрудными глазами.
- Ха, а тебе идет! – с такой лукавой улыбкой и любопытным прищуром Узумаки выглядит сытой лисой.
- Не флиртуй со мной, - колко отшучивается Саске, утягивая за собой возмущенно засопевшего блондина-брюнета по направлению к клубу, - слушай внимательно: ты ведешь себя еще хуже, чем обычно – ты…
- В смысле хуже чем обычно?!
- Ты должен быть очень громким, очень наглым, очень шумным, изображая из себя обдолбанного кретина. Привлекай внимание всех и вся, болтай со всеми без умолку, получится у тебя? – лучше бы Саске едко насмехался в своей привычной манере, нежели чем давит таким всепоглощающим властным взглядом, не терпящим никаких колебаний.
- А как же быть с…ну…вдруг ко мне полезут геи… - зря Наруто издает смущенный смешок, лишь больше распаляя в Саске раздраженную злобу.
- Импровизируй! – шикает на нервно-взволнованного Узумаки брюнет, взбесившись внутреннее от его непроходящего ребячества, ведь Саске довольно ясно дал понять, что их авантюра – весьма опасна и весьма важна! – И помни: ты – Менма, я – Чараске! – уверенный утвердительный кивок собравшегося с мыслями Наруто слегка унимает взвинченное состояние Учиха, и, подойдя к высокому кирпичному забору, брюнет без промедлений нажимает на кнопку домофона.
- Имя, - раздается ледяной баритон по ту сторону.
- Чараске, - твердо произносит Саске, однако поза его расслаблена и непринужденна.
- Кто с вами?
- Ну мне сказали, что можно друга хорошего привести, - Наруто едва сдерживает нервный смешок, когда от надменного низкого голоса Учиха не остается и следа: плавные растянутые гласные, мягкая хрипотца и игривые ноты в ленивом тоне – видимо, именно таким нужно быть, дабы перед тобой раскрылись двери элитного клуба, точнее гей-клуба.
- Я – Менма и хорош во всем! - Узумаки сам не понимает, что конкретно находит на него, но под неясным порывом парень по-собственнически обнимает встрепенувшегося брюнета за шею, подмигивая прямо в камеру домофона. По ту сторону слышатся приглушенные голоса, и через мгновение дверь распахивается перед парнями.
- Продолжай в том же духе, - шепчет одобрительно Саске, осторожно сбрасывая руки просиявшего Узумаки. Конечно, слов похвалы и ожидать не стоит от сумрачного Учиха, однако, поймав как-нибудь момент, Наруто отыграется на образе Чараске – не зря же блондин ввязался в это действо.

Осмотреть достаточно ухоженную территорию с тенистыми деревьями, сосчитать количество неприступной охраны Саске не удается – парней незримо подталкивают идти быстро жесткие взгляды охранников, не давая и шагу ступить в ином направлении. Потому они едва успели зайти за кирпичные стены, как оказались в объятиях полутьмы самого особняка. Учиха успевает лишь подметить, что Наруто довольно-таки легко уживается со своей ролью, не переставая озорно улыбаться всем подряд, кидая искрящиеся любопытством взгляды по сторонам. Самому же Саске хочется вырваться из стройного ряда молчаливого сопровождения, набить всем от души морды и смыться в поисках подозреваемого типа. К сожалению, следует играть в игры нелепого маскарада среди полной неизвестности.
- Спасибо, дальше я сам провожу гостей! - посреди затемненного холла появляется высокая фигура то ли дворецкого, то ли бармена – определить сложно, однако Саске вздыхает про себя с большим облегчением, когда бледное лицо показывается под тусклый свет свисающих с мраморного потолка хрустальных люстр: этот тонкий брюнет с неизменной восковой улыбкой на фарфоровом лице – единственный лучик света в кромешной тьме развратного места. – Здравствуйте, мое имя – Сай. Меня послали уладить небольшой конфуз… Могу я взглянуть на ваше приглашение? – глубокие черно-карие глаза смотрят требовательно прямо в испытывающие изумруды, однако едва уловимый проблеск напротив, будто слабо покачнувшееся пламя свечи на легком ветру, в выжидательном взгляде Сая поясняет лучше всяких слов – все по плану, все идет гладко.
- Ой как у вас тут всё сложно-о-о, - картинно вздыхает Наруто, подозрительно косясь на обоих застывших парней, - Чараске не предупреждал, что я могу не попасть на вашу закрытую тусовку! – обиженно надув губы, Узумаки со скрещенными руками изображает убитую горем милую дамочку. Сай уже хочет оповестить «гостей», что им не о чем волноваться, однако внезапно за спиной брюнета возникает человек, чье присутствие моментально меняет настроение всех: Сай весь вытягивается по струнке, дыша через раз, Саске весь напрягается так, что белеют его тонкие губы, а Наруто весь потерян, боясь из-за своего недоумения выдать их с головой.
- Так-так-так, - нараспев, эхом проносится мелодичный голос, - что тут у нас происходит, а? – игривая интонация, искорки веселья в подведенных аквамариновых глазах, зловещая улыбка на сверкающих блеском губах – почему-то Наруто передергивает от внешнего вида этого странного блондина.
- Господин Дейдара, я как раз проверил подлинность приглашения господина Чараске! - подобострастным тоном, склонившись перед названным Дейдарой, осторожно поясняет Сай, не спуская предостерегающего взгляда с затаившего дыхание Учиха. – Просто господин Чараске привел с собой друга, а это редко приветствуется…
- Так-так, - повторяется Дейдара, чьи глаза на выкате прилипают к нервно ухмыляющемуся Наруто, сканируя каждый сантиметр его тела, - два светлоглазых красавца-брюнета – такая редкость приветствуется у нас охотно! – самому себе радостно кивает мужчина, чуть не хлопая от восторга в ладоши. – Скажи, Чараске, - Дейдара в один шаг оказывается подле Саске, изящно смахнув свои длинные медовые волосы, собранные в высокий конский хвост, за спину, - от кого ты получил приглашение? Ведь наш клуб, хоть и на слуху у определенного круга людей, но закрыт от посторонних глаз.
- От господина Хидана, - переступая себя, в тон игривому голосу Дейдары отвечает Учиха, улыбаясь своей самой обольстительной улыбочкой этому мерзкому типу, которого Саске, гореть в аду ему, и ищет около двух месяцев!
- Тогда добро пожаловать, - широким жестом Дейдара приглашает парней за собой, в глубь особняка, - Сай, благодарю, можешь отправляться за барную стойку, - бармену ничего не остается, как повиноваться, не успев даже перекинуться с Саске и парой слов. Однако, когда внимание Дейдары переключается на дерзко улыбающегося Наруто, Сай успевает шепнуть Учиха: «У Итачи получилось!» и тут же скрыться среди поблескивающих мраморных колонн. Что ж, видимо, еще не все потеряно, раз старший брат Саске смог проконтролировать визит в сей клуб.

Сказать, что Наруто чувствует себя не в своей тарелке – ничего не сказать. Подумать, что Наруто неуютно настолько, что его подташнивает – вообще не подумать! В этой черной шелковой рубашке, сидящей так, что от лишнего резкого движения порвутся рукава, а в этих перетягивающих кипельно-белых бриджах, обтягивающих зад так, что совестно и стыдно за самого себя, Узумаки не сомневается – внимание всех присутствующих определенно будет направлено на него единственного! Естественно, одежда худощавого, с тонкими кистями, узкими плечами Саске еле налезла на рослого, широкоплечного, поменьше ростом Наруто, теперь мучающегося при каждом шаге. Но приходится скрывать весь жуткий дискомфорт за нахально растянутыми губами, за лукавыми взглядами.
Первый этаж оказывается одной необъятной гостиной, отдаленно напоминающей клубное пространство с барной стойкой, раскинутыми в неоновых тенях кожаными диванчиками и танцевальной зоной в софитах посередине. Вот только здесь изобилия роскоши не занимать ни в обстановке, ни в самих гостях. Люди двигаются не спеша, даже степенно, негромко переговариваясь между собой. Облачения каждого – утонченный, но по-современному смелый и броский вкус, по-патрициански надменный лоск, а у некоторых и кричащий шик. Если бы не пристальные, порой раздевающие взгляды одних мужчин – обычное высшее общество закрытого мужского клуба…
- Я тебя ненавижу! - выдыхает Наруто прямо на ухо Саске, до этого прожигающего спину Дейдары убийственным взором.
- Расслабься! – шикает на него Учиха, вдруг приобняв всполошившегося Узумаки, - теперь все понятно, почему с таким трудом сюда попадают – это сказочный рай! – улыбка-ухмылка Саске не может не пленить, отчего Дейдара не спускает завороженных глаз с этого потрясающего во всех смыслах брюнета.
- Впервые слышать про творящийся тут разврат в ключе рая – воистину услада! - переливчатый смех Дейдары усыпляет взвинченные нервы, а его обволакивающий томный взгляд располагает к себе: Наруто смеется в унисон, но Саске лишь сдержанно ухмыляется, интуитивно чувствуя подвох везде и во всем.
- Нужно предлагать выпить, а не грузить гостей шуточками плоскими, Дей, - подхриповатый грубый голос раздается за спинами тут же обернувшихся парней, - о, Чараске! – если у Саске высокий рост, то этот тип – великан, да еще с зализанными серебристыми волосами и омерзительной улыбочкой. – Рад, что все же заглянул в клуб Дейдары! И без тех нарисованных морщин у глаз тебе лучше – на черный рынок не стоит так конспирироваться даже ради передачки товара!
- «Чертов Итачи! А еще в спецотделе работает!», - едва не рыкает вслух Саске, - в следующий раз учту, Хидан, - брюнет подмигивает самодовольному Хидану, сжав до боли ладонь Узумаки, дабы тот не бросал на Учиха вопрошающих взглядов, - я сам не могу нарадоваться, что мне удалось посетить столь великолепное место! Дейдара, не проведешь ли мне приватную экскурсию? – от такого заявления Наруто едва сдерживается от жалобного порыва заскулить, Хидан же издает понимающий смешок, а Дейдара хищно улыбается.
- С превеликим удовольствием! Не скучайте, - посылая воздушный поцелуй на прощание, уже под ручку блондин уводит Саске за пределы первого этажа. Учиха же на прощание Наруто ограничивается острым, пресекающим любые планы ретирования взором.
- Ублюдок! – яростно выдыхает Узумаки, заскрежетав зубами. Что теперь делать – понятия парень не имеет, ведь громыхать посреди столь степенных господ – верх идиотизма!
- Не ревнуй, - еще желчных «подбадриваний» этого отвратительного типа не хватает Наруто для полного умиротворения, - хотя не знаю – работает ли с мужиками так же, как с девушками…
- Так ты не в их…нашей команде?
- Это же Дейдара тут всем заправляет, а я лишь помогаю ему, не пачкая руки, - белоснежная улыбка до ушей под горящие дьявольским огнем неестественно алых глаз пробирают Наруто до игл-мурашек, - тебя звать как?
- Я Менма и предлагаю напиться за знакомство! – ничего более путного Узумаки на ум не приходит и, следуя гейскому окружению, он повторяет ход Дейдары, беря загоготавшего Хидана под руку. По пути к барной стойке, где их двоих наготове уже поджидает хмурый Сай, в разгоряченной сюрреализмом происходящего голове Наруто набатом крутится раз за разом брошенная Саске фраза, ставшая в итоге кредо этого дикого вечера: «Импровизируй!».

Каждый коридор, каждый этаж этого особняка сохраняют пылкую ауру таинства, окутанную мягкой полутьмой, крадущейся за тобой по пятам. И вроде эта атмосфера действует умиротворяющее, одновременно и распаляя чувственные порывы – не зря вокруг то там, то здесь виднеются прижимающиеся откровенно друг к другу парочки. Вот только у Саске, при всей его титанической выдержке и стальной воле, сосет под ложечкой, точно у неискушенного подростка перед первым свиданием. И странные сравнения вовсе не пугают напряженного брюнета – в таком месте все сводится к одному.
- Знаешь, иногда я провожу вип-вечера, только для самых избранных, - после недолгого ознакомительного просмотра величественного особняка Дейдара приводит своего гостя на последний этаж.
- Для каких еще более приближенных? – Саске хочется изогнуть в насмешливом скепсисе бровь, прекрасно понимая, для каких именно избранных проводятся данные мероприятия. – «Наверняка какие-нибудь безумные оргии, где этот недотра*нутый пи*ор выступает дирижером!».
- Хочешь узнать – приходи на грядущий в октябре Хэллоуин! Приглашения скоро появятся, - игриво хохотнул Дейдара, пожирая потемневшими глазами ухмыляющегося Учиха. Саске держится, как может, за спиной лишь сжимая-разжимая побелевшие от потуг кулаки: руки чешутся вмазать этому озабоченному убийце, причастному к… - Ох, прости, дорогой! – в кармане атласного белого пиджака Дейдары так кстати звонит телефон. Брюнет благоволит всем известным и неизвестным богам, шумно выдыхая. – Слушаю! Да, но… что?! – истеричный вопль пронзительным эхом проносится по длинному коридору. – Хорошо, понял! Я сейчас спущусь – без меня не принимайте его! Вот дерьмо! – в разбушевавшемся гневе вся приторная миловидность вмиг исчезает, и Дейдара смотрится ошалевшим демоном, готовый собственноручно свернуть шею любому неугодному.
- Все в порядке, - Саске выдавливает сквозь закушенные щеки, - дорогой? – и обещает себе помыть пару-тройку раз руку, когда касается ладонью запястья тут же просветлевшего блондина.
- Не волнуйся, но срочные дела не требуют отлагательств – встретимся чуть позже внизу, - Учиха обращается в каменную статую, запретив себе и двигаться, и дышать, и думать, ведь простым подмигиванием или ласковым прощальным касанием этот урод не ограничивается: сладко улыбается и липкими губами целует в щеку, через мгновение пускаясь в легкий бег по лестнице. – Гори нахрен в аду! – от свирепого голоса Саске, пропитанного удушающей ненавистью, мимо проходящая парочка шарахается в сторону. Однако парень не может позволить себе предаваться сейчас раздирающим его в клочья эмоциям, теряя на них время и силы – он внимательно следит из-под смоляной челки, куда бежит Дейдара, чтобы попытаться словить презираемого блондина с тем, кто вызвал столь бурный запал. Вот только стоит сначала прихватить с собой Узумаки…

- …а потом он расплакался прямо передо мной, ну прикиньте: пятидесятилетний мужик, со вставными клыками из платины, с ножом в татуированных руках – и плачет перед мной! – раздается всеобщий дикий гогот, затмевающий даже музыку. Хидан вот уже полчаса с удовольствием делится самыми странными и глупыми казусами из своей криминальной практики, чем вызывает шквал оваций и просьб продолжения сиих «анекдотов». Наруто вторит лихому смеху со всех сторон, внутренне же содрогаясь от печальной участи непутевых жертв Хидана, оказавшегося еще тем изобретательным садистом. В принципе, положение Узумаки вполне терпимо: выпивка за чужой счет, ненавязчивые, но постоянные ухаживания, шутки и вообще какую-либо активность выполнять не приходится – неплохо, однако взгляд то и дело кидается на наручные часы, ведь Саске что-то совсем пропал, да и время недетское…
- Саске знает, что делает, - от внезапного вкрадчивого шепота Наруто едва не подпрыгивает, - успокойся и продолжай рисоваться, - Сай улыбается так же, как и Учиха: самыми краешками тонких губ, чуть растягивая их, однако улыбка Саске – дерзкая, с надменной горечью, которая невольно приковывает взгляд, а вот улыбка этого парня – пустая улыбка фарфоровой куклы.
- Откуда ты…
- Я поверенный Саске! – а взгляд Сая – прямой, твердый и серьезный, заставляющий прикусить язык от лишних расспросов. – Не пали контору – играй свою роль, - парень кивает в сторону пьяного сборища во главе с Хиданом. Наруто разворачивается в сторону гогочущих мужчин, собираясь предложить какой-нибудь тост, как чувствует вибрирование собственного айфона. Зыркнув по сторонам, не обратив внимание не встревоженный взор Сая, Узумаки стремительно рассекает толпу пританцовывающих людей, перемещаясь почти к самому холлу. Телефон продолжает требовательно вибрировать, что может значить лишь одно – либо мама, либо Шикамару жаждут услышать вразумительные объяснения Наруто. Уже нажимая на кнопку ответа, парень замечает нехарактерную полоску яркого света из-за угла. «Бинго!» - с отрадой восклицает про себя Узумаки, буквально кидаясь к приоткрытой двери, ведущей к заднему двору.
- Алло! – впопыхах произносит Наруто, с наслаждением вдыхая свежий прохладный воздух ночи. Он оказывается стоящим прямо под ярким фонарем, что освещает большой ухоженный сад, потонувший в безмолвии уснувшей природы.
- Все, что я скажу – какого хрена?! – только двоих людей в своей жизни искренне боится Наруто, в особенности, когда они рвут и мечут из-за самого парня – Шикамару и Кушину, выплескивающих праведный гнев полностью и сразу.
- Все, что я скажу – нахожусь в часе езды от города в какой-то гребанной пустыне! – и с этими людьми действует классическое правило: лучшая защита – нападение, потому Наруто, не растерявшись, вторит Шикамару.
- Каким же образом? – яростное возмущение лучшего друга утихомиривается, однако нотки недоверчивого скепсиса все еще слышатся в его раздраженном тоне. – Нам выступать через два гребанных дня, а ты решил отделаться простой смской на свой прогул?!
- Ты просто не поверишь, когда я тебе всё-всё расскажу – это дикость! – нервный смех Узумаки настораживает Шикамару, и другу хочется уже на полном серьезе выяснить, что происходит, как кто-то резко выдергивает из подрагивающих рук Наруто телефон, тут же отключая вызов.
- Что значит «всё-всё»? – кто знал, что заслышав хриплый баритон, полный леденящей душу злобы, Наруто едва не запищит от радостного облегчения – перед ним стоит черноокая язва, этими самыми черными очами прожигая яростью заулыбавшегося парня насквозь. – И объясни, какого черта ты свалил на улицу – я говорил ждать меня…
- Я буду могилой до скончания времен, сделаю абсолютно все, только скажи, что мы уезжаем отсюда! – сложив в мольбе руки, подскочив вплотную к опешившему Саске, Узумаки безутешными глазами, принявшими под отчаянным натиском жалости васильковый цвет, уставился на брюнета.
- Еще нужно удостовериться… - договорить Саске не дают два замеченных им охранника, сопровождающих Дейдару в неподалеку стоящий летний домик. Учиха тут же тащит за собой шикающего от жесткой хватки Наруто, теряясь в тени высокой колонны.
- Прочешите окрестность – никто не должен засечь меня! Потом передайте Хидану, что Тоби прибыл! - приказывает Дейдара, скрываясь за дверью небольшого домика. Караульные блондина кивают друг другу и двигаются синхронно, держа руки на кобуре. Грузные шаги все приближаются к месту, где прячутся парни, быстро настигая их.
- У них оружие! – севшим голосом охает Узумаки, вцепившись намертво в руку брюнета. Паника пробирает обоих, когда шаги уже слышатся отчетливо: Наруто судорожно сглатывает, вжимаясь в колонну, а Саске задыхается от скачущего в горле сердца. Если сейчас их засекут – вопросов не избежать, тогда вся затея Саске, все труды брата – коту под хвост…
- Заткнись, идиот, - одергивает побелевшего Наруто Учиха, ловя затравленные глаза напротив, - и подыгрывай! – наверное сами актеры не слышат за весь спектакль слов «играй, держись роли, подыгрывай» столько раз, как Узумаки этим дичайшим вечером. Узумаки не понимает, чего от него требует брюнет: Саске как-то странно блеснул прищуренными глазами, кажущимися сейчас провалами бездны на алебастровом лице в ночном сумраке, и, сжав до боли широкие плечи нахмуренного блондина, вдруг резко подается вперед и… впивается в губы остолбеневшего Наруто.
- Эй, кто там… - один из охранников светит карманным фонариком прямо в спину Саске, лицезрея весьма пикантную сцену. Криво усмехнувшись, мужчина отходит в сторону к своему напарнику. – Пошли, здесь ловить нечего! Только парочка пи*рил!
- Идем на пост тогда! – отзывается второй охранник, удаляясь от «голубков».
Все это время замершие Наруто и Саске не смеют и сделать кроткий вдох. Лишь услышав затихающие шаги в противоположной стороне, Саске стремительно отстраняется от растерянно хлопающего ресницами Узумаки, пристально вглядываясь в опустевшую округу.
- Б*ять, пронесло же, - перенервничавший Учиха и не замечает, как стукается устало лбом о плечо Наруто, тяжко выдыхая тому в шею. Узумаки вздрагивает всем телом от чужого горячего дыхания, все еще находясь в прострации от произошедшего.
- Ты е*анулся?! – от такого шипения Саске скашивает глаза на рассвирепевшего Наруто. – Ублюдок извращенный! – Узумаки хватает брюнета за грудки, желая переломать ему все кости.
- Учитывая то, ГДЕ мы находимся – лучшего варианта не было, - голос Саске абсолютно бесстрастен, - сейчас же отпусти мое вывихнутое плечо!
- Да пошел ты! – отпихивая от себя черноволосого придурка, восклицает Наруто. С искривленным в отвращении лицом он демонстративно вытирает губы, и ехидно добавляет. – Даже целоваться не умеешь!
- Даже? – бурлящая злоба, подогреваемая натянутыми до предела нервами, окутывает полностью Саске, затмевая строгое течение только прояснившихся мыслей. – Даже?! – Узумаки вновь оказывается прижатым к колонне, больно ударяясь затылком о твердую поверхность. Они смотрят глаза в глаза, не смея уступить друг другу. Вот только малахитовый взгляд напротив столь суров, столь беспощаден, что Наруто невольно вспоминает, с какой бесчеловечной жестокостью Саске избивал двух здоровенных бугаев тогда в переулке. Узумаки теперь жалеет, что связался со зверским … как-нибудь еще хлеще окрестить брюнета не получается, так как цепочка мыслей мелким бисером обрывается, обращаясь в россыпь бессвязной белиберды, когда чужой обветренный рот вновь встречается с губами Наруто, когда чужие зубы до крови прокусывают губы Наруто, когда чужой властный язык с легкостью проникает сквозь губы Наруто. За мимолетно сорвавшийся стон Узумаки будет проклинать себя всю жизнь, однако сейчас… сейчас он – раб под властью умопомрачительного, сжигающего изнутри поцелуя, что напрочь выбивает почву из-под ног, отчего Наруто снова хватает Саске за грудки, едва не притягивая брюнет к себе еще ближе. Даже за свой небогатый опыт Узумаки никогда не чувствовал ничего подобного от обычного поцелуя, что аж плавится от чужого агрессивного натиска.
- Кретин! - надрывным шепотом выдыхает Саске в приоткрытые губы Наруто, отталкиваясь от него. Учиха устремляет расфокусированный взгляд в мелкий гравий под шипастыми ботинками, застыв напротив блондина. Узумаки же дышит через раз, смотря как раз прямо на съежившегося брюнета, не зная, каким словом следует разрядить накаленную до одури обстановку. Что только что произошло – неведомо никому. Оба хранят сконфуженное, потрясенное молчание. И, как в лучших традициях мелодрам, отвратительно-неловкий момент нарушает завибрировавший телефон Наруто:
- Алло, - хрипит в трубку Узумаки, все еще не спуская отупевшего взгляда с отгородившегося густой челкой Саске, - да… привет, ма…
- Ты за временем на своих репетициях когда-нибудь будешь следить?!?! – истошный крик матери Наруто слышен даже из трубки, на что Учиха невольно издает смешок, а Узумаки нехотя улыбается.
- Прости-прости, - запустив трясущуюся ладонью в золотистую копну волос, так обессиленно вздыхает Наруто, что Кушина осекается, - я… переночую у Шикамару – смысл сейчас в ночь из одного конца в другой тащиться…
- Завтра жду после занятий на фирме, - ультиматумом отчеканивает мать Наруто, напоследок устрашающим голосом добавляя, - с подробными объяснениями!!! – и в телефоне раздаются гудки, прекращающие разговор-приговор. – Отстой… - Узумаки прячет расстроенное лицо в ладонях, зная, что теперь его ждет двойная расправа, а рассказать хоть что-нибудь внятное он не сможет.
- Маменькин сыночек! – типичное издевательское фырканье раздается рядом, и Наруто вскидывает сердитый взор на Учиха: тот уже выглядит по обыкновению флегматичным засранцем с презрительной ухмылкой на, черт побери, тонких губах, в которых плотно зажата сигарета. Узумаки нестерпимо хочется бросить что-то стояще едкое в ответ, однако парень лишь машет на брюнета рукой, направляясь к выходу из этого омерзительного места. – И куда ты направился?
- Отвали! – из-за водоворота противоречивых чувств Наруто не знает, как следует ему реагировать на этого придурка, идущего прямо за ним.
- М-м, теперь мы поменялись местами: ты меня посылаешь, а я за тобой преданной шавкой бегаю? – Саске забавляется с большим энтузиазмом, специально обрисовывая добродушные поступки Наруто тошнотворным сарказмом.
- Хоть бы, б*ять, спасибо сказал! – развернувшись, кричит Узумаки. И плевать ему на секретность, на охранников – слишком многое позволяет себе этот ублюдок, когда Наруто жопу рвет из-за него просто так!
- Угомонись, - Саске бросает себе под ноги недокуренную сигарету, - и поехали уже отсюда – я выяснил на сегодня достаточно.
- Поздравляю сердечно! – желчно выплевывает прямо в хладнокровное лицо брюнета Наруто. – С какого перепугу я поеду с извра…
- Как ты сам раннее подметил - смысл сейчас в ночь из одного конца в другой тащиться? – и больше не ощущается едкость в непривычно зеленоглазом взгляде, и больше не кажется омерзительной тонкая усмешка. Саске утомленно прикрывает веки, а его усмешка превращается в еле уловимую полуулыбку. И Наруто чувствует как разом схлынула кипяточная волна жгучей ярости, дав, наконец, спокойно вздохнуть и даже ответно приулыбнуться.
- Боюсь спросить – чего ты предлагаешь? – Учиха равняется в два шага с Узумаки, с прищуром глядя на него:
- Заночуешь у меня, - привычным жестом Саске преспокойно пожимает плечами и обходом через кусты следует к парадной двери особняка. Конечно, после невероятного во всех смыслах поцелуя Наруто имеет полное право плюнуть в брюнета, послать его к черту и с гордо поднятой головой уйти по-английски, однако то, что предложил черноокий хам – завуалированное спасибо, ведь напрямую сказать слова благодарности – равносильно унижению для заносчивого Учиха. И, по сути, Наруто не обманывает свою маму, сказав, что ночует у друга. Просто у него теперь есть еще один, свято верит крашенный баллончиком Менма, друг, с которым он связан событиями похлеще топового подросткового сериала.
Утверждено Bloody
rockmaniayula
Фанфик опубликован 12 июля 2017 года в 17:53 пользователем rockmaniayula.
За это время его прочитали 543 раза и оставили 0 комментариев.