Покажем силушку богатырскую (привет, Наруто проджект)
Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Фанфики по Наруто Романтика Увидимся в суде. Глава 8.

Увидимся в суде. Глава 8.

Категория: Романтика
Увидимся в суде. Глава 8.
Глава 8. Uchiha Industries

Двадцать лет назад…

Ледяной ливень барабанил по бетонному навесу заброшенного гостиничного комплекса, проникая внутрь, в самую глубину обветшалой постройки. Разбитые окна дрожали от громких раскатов грома, а крысы, давно заселившие это место, слонялись по коридорам, их красные глаза светились в темноте всякий раз, когда они поднимали голову вверх.

Однако ни погода, ни бедность Санья не волновали темноволосого мужчину, который уже минут десять стоял на улице, чиркая дорогой зажигалкой. Маленький желтый огонек освещал лицо человека, его черные глаза с глубокими морщинами, а также тонкие губы. Его светлая кожа казалась совсем белой на фоне разразившейся непогоды.

Мужчина стоял под потрескавшимся бетонным навесом, задумчивым взглядом наблюдая за тем, как колышется маленькое пламя под натиском ветра. В одиночестве, скрытый мелкими одноэтажными постройками, он продолжал сомневаться в правильности своего решения.

— Господин Фугаку, вам стоит зайти обратно, — произнес подчиненный, поравнявшись с директором «Uchiha Industries». Подняв голову вверх, мужчина легко откинул назад длинные черные волосы и достал сигару. — Я знаю, о чем вы думаете, но не кажется ли вам, что мы слегка опоздали?
— Нет, Орочимару, нам нужно свернуть проект, и чем раньше, тем лучше.
— Это был государственный заказ…
— Ты сам все видел, препарат неустойчив, мы не можем так рисковать, не имеем права, - положив зажигалку обратно в карман пиджака, Фугаку устремил свой взгляд на подчиненного.
— И вы осмелитесь пойти против правительства? Сейчас опасное время, военные нужды страны растут, и мне понятно, почему они выбрали именно вас, — Орочимару все также продолжал стоять на месте с сигарой и смотреть вдаль так, словно ничего из того, что сейчас происходит, его не волнует. — Отказать государству в помощи? Это опасно. «Uchiha Industries» сейчас переживает не лучшие времена, господин, не стоит ли нам следовать намеченному плану?
— Я тот, кто руководит этой компанией, и я решаю, что лучше для нее, — нотки стали вновь зазвучали в голосе Учиха. — Не забывайся, Орочимару.
— Хм, как скажете, но все же... Подумайте еще раз, — сделав последнюю затяжку, Орочимару выпустил изо рта дым и подошел к двери, ведущей в подвал. — Я вызвал машину, они доставят его в морг.
— Отлично.

Как только Орочимару открыл дверь, оттуда вышли двое сотрудников в черных костюмах. На больничном столе они поднимали за собой остывающий труп научного сотрудника. Эксперимент не удался, радиационный удар прошел под другим углом и вызвал страшные мутации, повлекшие за собой смерть.

Вспышка молнии, сопровождаемая оглушающим раскатом грома, озарила темный переулок. Укрытый простыней труп выкатили под дождь к самому бордюру, куда подъехал черный грузовик с тонированными окнами. Водитель, кутаясь в легкую куртку, быстро вышел из машины и, поприветствовав главу клана, открыл задние двери. Приподняв стол над землей, трое мужчин загрузили труп в машину, а белая простыня слегка съехала набок.

Заметив кусок оголившейся кожи на руке, Учиха Фугаку сжал губы и перевел взгляд на еще одного человека, который следом за этими двумя поднимался из подвала.

— Заводи машину, мы отправляемся домой. Орочимару, ты знаешь что делать.
— Да, господин Учиха, — ответил мужчина, проводив взглядом отъезжающую иномарку, а затем пошел обратно в подвал, где его уже ждало несколько нерешенных дел.

По мере того, как мужчина спускался вниз, обшарпанные, потрескавшиеся, каменные стены сменялись слепящей белизной краски. Под выкупленным Учиха зданием скрывалась самая настоящая лаборатория. Свет электрических ламп давил на привыкшие к темноте глаза, но Орочимару уверенной поступью прошел вглубь, садясь на одно из кресел смотровой площадки. Именно отсюда они сегодня наблюдали за тем, как их разработка дала слабину. За бронированным окном, отделявшим друг от друга две комнаты, находилось пустое помещение, выкрашенное, как и все остальные, в белый цвет. Капельки размазанной по стеклу крови вперемешку со слюной стекали вниз, а стены были изуродованы следами от ногтей.

— Дерьмо.

***

Автомобиль, в котором сейчас находился Фугаку, быстро подъезжал к воротам родового поместья Учиха. Молодые деревья, совсем недавно посаженные его женой, направляли машину вперед, где их уже ждали слуги, дабы открыть проезд своему хозяину. По мере приближения крыша двухэтажного здания все отчетливее стала проявляться на фоне высокого забора, укрытого листьями дикого винограда. Устало взглянув в окно, Учиха опрокинулся на спинку авто, предвкушая тихий и мирный вечер в кругу своей семьи. Как только машина остановилась, из поместья мигом вышел дворецкий, держа в руках зонт. Проводив своего господина до прихожей, Таро аккуратно взял пальто с плеч Фугаку и, поклонившись, вышел из комнаты.

Расстегнув пуговицы на рукавах рубашки, Учиха направился в обставленную в традиционном стиле гостиную, откуда доносился мягкий, приглушенный свет. Как оказалось, в комнате были выключены все лампы и люстры, и только огонь в камине освещал помещение. Сделанный вручную ковер заполнял собой все пространство в комнате. Три длинных темно-зеленых дивана в стиле английской классики окружали собой огромный камин с мраморными декоративными украшениями и вазами, стоящими на нем.

Фугаку на секунду остановился, заметив лежащую на диване Микото, рядом с которой на полу играли два маленьких мальчика. Точнее сказать, один играл, а второй пытался сосредоточиться на чтении книги, однако Саске никак не хотел уступать, поэтому каждые пять секунд дергал Итачи за рукав свитера.

На секунду глава клана Учиха позволил себе расслабиться. Подойдя к спинке дивана, Фугаку аккуратно обнял темноволосую женщину за плечи, прижимая к груди, и почувствовал, как маленькая ладошка супруги касается его щеки.

— Родной…
— Папа! — крикнул Саске, поднимаясь с места. — Ты вернулся, — четырехлетний мальчик подбежал к отцу, обнимая того за ноги. — Я так рад тебя видеть!

Улыбнувшись такой реакции сына, Микото отложила от себя книгу и повернулась обратно, наблюдая за тем, как взгляд Фугаку лишь на мгновение становится мягче. Женщине нравились такие редкие моменты, ведь именно они показывали, насколько Учиха Фугаку привязан к своей семье.

— Я тоже, Саске, — присев, ответил мужчина, положив широкую на ладонь на плечо младшего сына.
— Здравствуй, отец, — обращая на себя внимание, произнес Итачи, встав рядом с Саске и Фугаку.
— Итачи, — кивнув сыну, Учиха старший поднялся с места. — Как проходит твое обучение в школе?
— Все отлично, отец, учителя хвалят меня, — быстро ответил Итачи.

Одобрительно кивнув, Фугаку сел рядом с женой на диван, устало опрокидывая голову о спинку. Отослав из гостиной двух горничных, Микото прикрыла глаза, чувствуя, как муж одной рукой придвигает ее к себе.

— Я скучал по вам, — тихо произнес мужчина, опуская голову в длинные волосы жены. Устало выдохнув, Фугаку, наконец, почувствовал себя свободно. Однако он знал, что это не может длиться долго. — Но через два дня мне придется лететь во Францию.
— Что? Пап, но ты же только вернулся из Бельгии, — протянул младший Учиха, присаживаясь рядом с родителями на диван.
— И на сколько? — спросила Микото. Улыбка сошла с ее лица, и она слегка повернула голову, ожидая ответа.
— Я думаю, на месяц, не больше.
— Может, нам будет лучше поехать с тобой? Отдохнем семьей в Монако, у нас же там вилла, да и семья Хьюга сейчас там.
— Микото…
— Родной, я понимаю, что у тебя там работа, но мы не будем тебе мешать, мы просто…
— Нет.

В комнате на несколько секунд воцарилась абсолютная тишина. Сжав ладони в кулак, Микото попыталась взять себя в руки, скрывая любые признаки обиды.

— Итачи, пожалуйста, уведи Саске, — попросила женщина, нарушая молчание, ей не хотелось снова ссориться с мужем, тем более при детях. Сейчас им нужно было просто поговорить.
— Пошли Саске, — произнес мальчик, поднимаясь с места. Он уже давно привык к такому поведению отца и знал, что нужно делать. Закрыв книгу, Итачи прихватил с пола пару игрушек и взял за руку сопротивляющегося брата.
— Но я хочу остаться! Пап!
— Иди в свою комнату, Саске, — властно произнес Фугаку, одарив сына холодным взглядом. Старший Учиха уже и сам понимал, что за этим последует, но не мог поступить иначе, безопасность семьи являлась для него самым важным приоритетом.

Поджав губы, ребенок слегка нахмурился и пошел за Итачи на второй этаж, не смея возразить отцу.

***

Уже было за полночь, когда машина мэра города Осака свернула на улицы Санья. Темные переулки встретили Минато абсолютной тишиной. Редкие огоньки света, доносившиеся из окон домов, освещали бедные улицы. Стены бетонных заборов были потрескавшимися, кое-где еще виднелись остатки краски. Ни одной души не было вокруг, и только бродячая собака раздирала пакет у заполненного до верха мусорного бака. Свернув в последний раз с главной дороги, серебристая машина оказалось у заднего входа одного из многочисленных заброшенных зданий.

Выйдя из автомобиля, Намикадзе невольно прикрыл ладонью нос от ужасной вони, стоявшей в этом месте. Ему уже начало казаться, будто он ошибся, но у дверей его уже ждали люди Учиха.

— Минато Намикадзе, господин Фугаку ожидает вас, прошу за мной, — произнес человек в черном деловом костюме и, постучав пару раз по двери, открыл ее, приглашая мэра следовать за ним. Следом за Минато из машины вышли еще два человека и, встав спереди и сзади своего господина, начали медленно спускаться по лестнице.

Яркие белые стены заставили новоприбывших слегка прищуриться. Люминесцентные лампы, развешенные в трех метрах друг от друга, освещали длинный коридор. Здесь не было никакой мебели, не считая металлического хирургического стола, на котором лежали скальпели и небольшая миска, наполненная желтой жидкостью, которой были замочены бинты. На пару секунд лампа над столом замигала, а из конечного поворота донеслись скрипящие звуки, будто кто-то провел ногтем по меловой доске.

— Друг мой, — войдя в предпоследнюю по счету комнату, услышал Намикадзе и, улыбнувшись, пожал руку старому приятелю. С Фугаку они общались с самого детства и считались лучшими друзьями. — Я рад, что ты здесь.
— Ты сказал, что появились проблемы, разве я мог не откликнуться? — усмехнулся блондин и сел на одно из свободных кресел.
— Верно.

Подойдя к стеклянному столику, Учиха взял в руки графин и разлил содержимое в два стакана, протягивая один из них Минато.

— Аппарат не прошел проверку, один из его создателей погиб два дня назад.

На минуту в помещении воцарилась тишина. Повернув голову к обзорному стеклу, Намикадзе слегка нахмурился и сделал небольшой глоток.

— И ты решил свернуть проект, верно? — Фугаку даже не стал отвечать, Минато и так уже все понял. — Нам нужно будет заручиться поддержкой.
— Я не собираюсь ввязывать тебя в это. Не ты решил отказаться, а я, и ты не должен идти за мной…
— Ты что совсем свихнулся, Учиха? Мы оба взялись за этот проект, потратили на него миллионы долларов правительства. Долг придется возвращать нам обоим.
— Мне плевать на деньги, этого у нас с тобой предостаточно. Дело не в этом. Данзо не оставит это так просто, он найдет способ не только разорить, но и уничтожить нас, — сжав в руке стакан с виски, Учиха сел напротив старого друга.
— Сарутоби не позволит ему пойти против нас, — ответил Минато, однако доля сомнения все же отразилась в его голубых глазах, и Учиха заметил это.
— Корень не подчиняется ему. Если Данзо скажет, его приспешники мигом начнут действовать, — высказал, наконец, свое главное опасение Фугаку.
— Тогда нам придется устранить его.
— Это не так просто, — усмехнулся Учиха и поднялся с места. Поставив пустой стакан на столик, Фугаку взял с него желтую запечатанную папку и протянул ее Минато.
— Что это? – спросил Намикадзе, забирая документы с рук Учиха.
— Гарантия нашего спокойствия, — произнес мужчина. — Здесь все, начиная от начальных встреч с посыльными правительства, до всех итогов использования препарата.
— Ты хочешь оставить все документы целыми? — опешил Намикадзе, раскрывая папку.

Помимо множества фотографий с изуродованными человеческими телами в папке находились видеокассеты, тщательно прописанные этапы по созданию препарата, но самое главное здесь были указаны все лица, задействованные в проекте.

— Да, и хранить их я собираюсь не в Японии, — спокойно произнес Учиха, в его голосе не было ни капли сомнения.
— Это нужно уничтожить, Фугаку. Если кто-нибудь когда-нибудь доберется до них, нас всех, черт возьми, посадят за решетку. Хотя нет, нас просто перебьют в собственных домах.
— Это единственный выход, — устало прошептал Учиха, — иначе нас просто перебьют.
— А так нет?

Минато уже начинал выходить из себя. Его друг не только предлагал ему пойти против правительства, но еще и сохранить все документы, где черным по белому были выведены их имена.

— Ты думаешь, у них самих нет этой информации? Да им всего лишь стоит подкорректировать кое-какие записи, и это сотрет нас в порошок.
— Допустим, но почему тогда ты не хочешь оставить эти документы здесь, я уверен, они уже знают о нашем отказе. Тебя не выпустят из страны.
— Ты смотрел новости?
— Что? О чем ты?
— Сегодня в три часа дня самолет главы «Uchiha Industries» упал над Японским морем. Глава корпорации тоже был там. Самолет направлялся в Европу.
— Так значит, они уже начали действовать. И как ты собираешься перевозить документы?
— А они уже там, — усмехнувшись, Фугаку бросил короткий взгляд на бумаги в руках Минато. — Вчера я отправил их вместе со своим доверенным человеком, он знает, что нужно делать. А это просто копии, можешь прямо сейчас кинуть их в печь.
— Хм, так ты специально известил всех на последнем вечере о том, что намереваешься отправиться во Францию. Твоя семья знает, что с тобой все хорошо?
— Да, я позвонил им сразу же, как только с бортового компьютера пришел сигнал о крушении.
— Но зачем ты тогда вызвал меня, если все уже было сделано?

Вмиг лицо Учиха стало абсолютно непроницаемым. Мужчина поднялся с места и, подойдя к Намикадзе, положил руку ему на плечо.

— Я хочу, чтобы ты был сейчас крайне осторожен. Дай мне один месяц, и я улажу все, что касается нашего с Данзо спора.
— Не думай, что ты остаешься один, — усмехнулся Минато, откидываясь на спинку кресла. Столь четкий план действий и то, как слажено все прошло, словно Фугаку самостоятельно принимал решение за каждого члена правительства, заставили и самого мэра поверить в слова Учиха.
— Разумеется. А сейчас я должен кое-что сделать, — произнес Фугаку, посмотрев на желтую папку. Бросив на черноволосого понимающий взгляд, Минато слегка кивнул. Он в очередной раз доверился своему другу.

Взяв из рук Минато документы, Учиха вышел из комнаты и направился в котельную. В помещении было заметно теплее, нежели в остальной части лаборатории. Голые серые стены с местами осыпавшейся штукатуркой резко контрастировали с отполированными металлическими приборами отопления и водоснабжения. Взглянув в последний раз на папку, Фагаку прошел вперед и кинул ее в печь, секунд пять наблюдая за тем, как пламя медленно обхватывает всю поверхность бумаги.

— И все же вы совершаете ошибку, — услышал Фугаку за спиной.
— Это не твое дело, Орочимару, — проходя мимо своего сотрудника, холодно произнес Учиха.
— Да-да, конечно, — усмехнувшись, почти неслышно отозвался мужчина и подошел к печи. Пламя уже успело уничтожить сорок процентов материалов. Присмотревшись, Орочимару даже смог заметить, как огонь поедает его собственное лицо.

***

Наши дни.

Аккуратно взяв бокал с шампанским с подноса, девушка взглядом поблагодарила официанта и отошла на пару шагов, ближе к мраморной стене. Сакура никогда бы не подумала, что однажды окажется в таком месте. Огромный банкетный зал просто ошеломлял своим роскошным убранством. Дорогая позолоченная мебель, огромные хрустальные люстры, а также бархатные шторы темно-карминового оттенка обращали на себя внимания, показывая высокое положение своих хозяев. Множество декоративных деталей, каменные статуи женщин и младенцев дополняли интерьер помещения, выполненного в стиле барокко. Харуно никогда не любила вычурность, но она не могла не признать, что главная резиденция Учиха, предназначенная для принятия зарубежных партнеров, была великолепна.

Держа в руках пустой бокал, Сакура краем глаза взглянула на молчащего все это время Дейдару. После того, как они зашли внутрь, Саске попросил его присмотреть за ней, а сам направился прямиком к старшему брату, а потом и вовсе скрылся в соседней комнате, ведущей в коридор.

— Надо бы выпить, — вынес вердикт парень, рукой подзывая к себе одного из официантов. — Ты будешь еще что-нибудь?
— Нет, спасибо.

Выбрав для себя напиток покрепче, Дейдара снова замолчал, наблюдая за тем, как приглашенный оркестр начал играть новую мелодию.

***

— Неплохо, — произнесла, наконец, женщина, положив просмотренные документы обратно на стол. — Вы уверены, что это работа Данзо и его приближенных?

— Сейчас уже нет, — ответил Саске. — Информации, конечно, много, но от Корня я ожидал чего-то большего. Данзо на протяжении тридцати лет был главным врагом нашей семьи, почему он не отдал приказ раньше, ведь он знал, что мы ждать не будем?
— И все же, я бы не отметал его кандидатуру, Саске, он всегда поступал слегка безумно, да и эта его слепая ненависть по отношению к вашему клану, — вступил в разговор Кисаме, нагло усаживаясь прямо на спинку дивана. Всего пару часов назад он вместе с делегацией из Токио прибыл на прием, организованный Итачи. Официальный характер встречи никак не соответствовал действительности. По официальным источникам этот диалог должен был определить дальнейшее развитие совместных проектов между компанией Учиха и правительством, однако тема, обсуждаемая сейчас, несла абсолютно другой характер.

– Но я одного не могу понять, почему кроме вас там записаны и другие фамилии? Неужели, под конец своей жизни Данзо настолько обезумел, что решил одним махом подорвать всю экономику Японии? – Цунаде тихо поднялась с места и подошла к небольшому позолоченному столику, где в хрустальных графинах была разлита выпивка. – Вы не думаете, что это на него не похоже? Если бы информация обличала бы лишь деятельность «Uchiha Industries», тогда да, здесь имеется, как мотив, так и личная выгода.

Светловолосая женщина, приглашенная сюда, как официальный представитель Токио, никак не могла понять мотивов своего бывшего коллеги. За все то время, которое она провела в правительстве, поставленная на должностное место самим Фугаку в качестве шпиона, Цунаде сумела влиться в коллектив и могла без особых усилий описать характер поведения и мыслей каждого из них. И то, что Данзо мог запланировать такое, шло вразрез с ее долголетними наблюдениями.

— Он мог желать лишь сменить верхушку.
— Семейный бизнес не передается из рук в руки, — произнесла Цунаде, залпом осушив рюмку саке, и снова заняла свое место на диване.
— Но на некоторых основаниях прекрасно национализируется, не так ли? — усмехнулся Кисаме, хищно улыбаясь. На протяжении долгих лет он неплохо зарабатывал на этой деятельности и знал все ее тонкости. — Если государство захочет, предлог найдется всегда.
— И все же это слишком для такого осторожного человека, как Данзо. Насколько я помню, он никогда не был радикалом, — вставил свое слово Итачи, чувствуя, что в этом замешан кто-то другой.
— Лет тридцать назад, когда ваш отец устроил меня работать на Сарутоби, я внимательно следила за каждым его шагом. Часто оставаясь на сверхурочное время, я слышала их разговоры в кабинете, через несколько лет они начали доверять мне и доверяют до сих пор. Я была посвящена во многие их планы, о некоторых из них я даже не стала докладывать вашему отцу, — посмотрев в глаза братьям, женщина слегка улыбнулась и продолжила. — Данзо действительно ненавидел вас, ребята, в то время ваша компания была практически единственным монополистом, Фугаку не слабо заявил о себе. Многие государственные деятели переходили на его сторону, да сам Сарутоби начал посвящать вашего отца в некоторые тайны Японии. Разумеется, это не нравилось Шимура, пару раз он действительно подстрекал своего друга принять решительные меры, но это было давно. Сейчас Учиха слишком сильны, а уж вместе с друзьями… — женщина на секунду замолчала, облокотившись о спинку дивана. — Данзо бы ни за что не пошел бы на такой очевидный риск. Да, этот человек был настоящим подонком, но он никогда не сделал бы того, что способно нанести вред его стране.
— Тогда кто?
— Итачи, помнишь о том, что рассказала мне Харуно?
— Ты что серьезно? – усмехнулся Итачи, повернув голову в сторону брата.
— О чем вы?
— Пару дней назад несколько человек нашли меня в отеле на окраине города, но им был нужен не я. Их целью была Сакура. Она смогла запомнить их одежду и описать мне ее, но здесь не было ничего нового, стандартная экипировка бойцов правительства. По словам Харуно, на улице ее поджидало шесть человек, однако был и еще один. Он стоял поодаль скрытый в темноте, но из-за света в окне она все же смогла увидеть его лицо. Безумный змеиный взгляд, желто-карие глаза и странные морщины по всему лицу.
— Орочимару?
— Нет, этого не может быть, — серьезно произнесла блондинка, искренне верившая в невиновность своего товарища. — Он не мог этого сделать, хотя бы потому что не имел доступа к делам остальных членов Акацуки.

***

Сакура все также продолжала стоять на месте, пока не заметила, как тяжелые двери открылись, и оттуда вышли братья Учиха. Осмотрев залитое светом помещение, Саске наткнулся взглядом на Харуно и быстро направился к ней, обменявшись напоследок парой фраз с Итачи.

— А вот и он, — громко произнес Дейдара, всплеснув для театральности руками. — Передаю в ваши надежные руки, — продолжил блондин и, усмехнувшись, быстро направился к противоположенной части зала.
— Мог бы и не утруждать его, я не собиралась сбегать.
— Ты танцуешь? – проигнорировав замечание Сакуры, Учиха протянул ей руку, а когда Харуно все же решила согласиться, аккуратно повел ее вперед.

Положив руку девушке на талию, Саске слегка сжал ткань нефритового цвета и придвинул Сакуру еще ближе к себе, чувствуя, как ее грудная клетка слегка вздымается от каждого вдоха девушки. Их лица находились сантиметрах в десяти друг от друга. Настолько близко, что Учиха даже щутил ее мятное дыхание на своей шее и ключицах. Встретившись взглядами, Саске начал вести свою партнершу в такт музыке. Его движения были плавными и спокойными, такими мягкими, что девушке на секунду показалось, будто она растворяется в мелодии вместе с ним.

— Знаешь, ты сегодня просто чудесна, — тихо произнес Саске, прижимая девушку еще ближе к себе. И это была правда. В своем длинном прямом платье с глубоким вырезом на спине Сакура было чертовски красива. Ее длинные розовые волосы были аккуратно уложены и убраны наверх, а легкий макияж, сделанный для Харуно женой Итачи, ни сколько не портил естественную красоту ее лица.
— Неужели мне это говорит сам Учиха Саске, — усмехнулась Сакура, но внутри приятно закололо, и ей вновь захотелось услышать от парня что-то приятное.

Мелодия набирала обороты, и Саске отошел на шаг, позволяя девушке один раз прокрутиться вокруг себя, а потом снова прижал розоволосую к себе.

— А еще ты привлекаешь много мужского внимания.
— Мм, а Учиха Саске еще и ревнует, — договорив, Харуно почувствовала, как пальцы брюнета сильнее сжали ее талию, а в глазах на мгновение появилась опасная искра. Девушка даже успела пожалеть о неудавшейся шутке и хотела было уже кое-что добавить, но Саске перебил ее.
— Осторожней, Харуно, меня часто называли собственником.
— Я не твоя игрушка, Учиха, и я уйду от тебя, как только появится подходящая возможность, — услышав такое от брюнета, девушка нахмурилась, а легкий и приятный настрой, навеянный живой музыкой, вмиг пропал, уступая место напряженности и гневу.

Тихий смех раздался над ее ухом, и Сакура подняла голову, натыкаясь на взгляд брюнета. Так обычно смотрят хищники на свою добычу, когда начинают охоту.

— Просто продолжай убеждать себя в этом.

В один момент музыка стихла, но Харуно даже не заметила этого, почувствовав на своих губах губы Саске. Он целовал ее прямо посередине зала, вокруг множества людей, но сейчас ее это мало волновало. Отдавшись моменту, Сакура положила ладони на грудь Учиха, стараясь как можно ближе прижаться к телу парня, ощутить то, как постепенно сбивается ритм его дыхания.

Проведя языком по нёбу девушки, Саске слегка надавил ей на голову, углубляя поцелуй, и чувствуя, как Сакура отзывается на все его движения. Слабый электрический разряд прошелся по его телу, а затем передался и Харуно. Парню нравилось наблюдать за тем, как боевой настрой девушки быстро уходит, давая место другим чувствам, особенно, если причиной этого был он сам. Такая власть над чужим телом завораживала, и сейчас Саске не был уверен в том, сможет ли он когда-нибудь распрощаться со всем этим. Прикусив напоследок нижнюю губу розоволосой, парень усмехнулся и повел ее к столику, где обычно сидела его семья.

Усевшись за стол, Харуно быстро опустила взгляд, чувствуя себя окончательно сбитой с толку. Саске только что поцеловал ее. Но никакого сожаления о том, что произошло, не было. Сакура не любила врать самой себе и всегда старалась прислушиваться к внутренним ощущениям, которых почему-то стало даже слишком много, когда брюнет резко притянул ее к себе. В тот момент она и не собиралась отпираться. Девушке нравилось ощущать его твердый торс, губы и этот приятный особый аромат, который исходил только от его тела. От короткого воспоминания по телу прошлись мурашки, и Сакура мельком посмотрела на брюнета, надеясь на то, что Учиха не услышал ее разочарованного вздоха, когда прервал поцелуй.

Однако мысли Сакуры были прерваны громкими возгласами парочки гостей. Обернувшись лицом к входу, Харуно заметила, как к главному столу начали быстро приближаться полицейские, каждый из них держал руку на кобуре с оружием. Гости особо не сопротивлялись, надменно наблюдая за действиями сотрудников правоохранительных органов, но то что, произошло потом, повергло каждого из присутствующих в шок.

— Учиха Саске, вы обвиняетесь в убийстве. Выйдите вперед с поднятыми вверх руками и не оказывайте сопротивление. Вы имеете право хранить молчание. Всё, что вы скажете, может и будет использовано против вас в суде. Ваш адвокат может присутствовать при допросе. Если вы не можете оплатить услуги адвоката, он будет предоставлен вам государством. Вы понимаете свои права?
— На каком основании вы задерживаете моего брата? – поднялся с места Итачи, встав между Саске и двумя вооруженными полицейскими. Наследник уже успел подняться с места, как и положено главе, приветствуя «гостей».
— Здесь какая-то ошибка, суд в городе Токио прошел, с меня были сняты все обвинения, — холодно произнес Саске, с вызовом посмотрев в глаза мужчине. Перспектива сесть за решетку ни капли не беспокоила Учиха, ведь он знал, что в любом случаи найдутся те, кто выпустит его на свободу.
— Здесь кое-что другое, господин Учиха.

Парень уверенной поступью обогнул брата и взял из рук полицейского протянутый документ с государственной печатью. Саске устало вздохнул, пытаясь вспомнить, к какому из преступлений в последние дни был причастен. Те двое парней из гостиницы отметались сразу же, номер был очищен людьми Итачи, а в брате он был полностью уверен.

— Скажите хотя бы, в убийстве кого тогда меня обвиняют, — усмехнулся Учиха и передал бумажку брату.
— В убийстве Наруто Удзумаки.

Саске резко поднял голову, пытаясь найти в лице полицейского хотя бы намек на обман.

— Да как вы смеете, пошли вон из моего дома! — заорал Итачи, одним движением руки удерживая собравшихся уже подняться разъяренных членов Акацуки.
— Мы лишь выполняем свою работу.

«Наруто…мертв?» — его будто отключили от реальности, а слова брата доходили до него словно сквозь воду. Руки Саске задрожали, а мозг принялся лихорадочно обрабатывать информацию. Этого не могло быть. Наруто жив, а эти люди просто что-то перепутали.

Сейчас Саске был настолько шокирован, что и не заметил, как на руках щелкнули защелки наручников, а затем его повели к выходу. Информация никак не укладывалась в голове. Его лучший друг не мог умереть, не мог, да такого просто быть не может! Что-то внутри болезненно сжалось, и Саске часто задышал, пытаясь убедить себя в том, что все обойдется. Ведь они действительно могли допустить ошибку.

«А что если нет?»

Вмиг в его голове начал звучать голос телеведущей из утренних новостей: «Было найдено тело... парень двадцати четырех…».

— Со светлыми короткими волосами… — шепотом договорил парень, не смея принять очевидное.

Залитое светом помещение начало плыть перед его глазами, а гости, облаченные в дорогие костюмы и платья, с множеством блестящих на их телах бриллиантов, смешались во множество разноцветных пятен. Еще никогда в жизни он не был так потерян, как сейчас. Саске не узнавал самого себя, но это сейчас его абсолютно не волновало. Он пытался взять себя в руки, но улыбающееся лицо его лучшего друга постоянно всплывало перед его глазами, становясь мутнее и смешиваясь с картинкой трупа, показанной в утренних новостях.

Стараясь не отставать, Итачи вместе с остальными из Акацуки вышел следом на улицу, смотря на то, как его младшего брата сажают в полицейскую машину.
Утверждено Nern
christ
Фанфик опубликован 31 июля 2015 года в 00:23 пользователем christ.
За это время его прочитали 1595 раз и оставили 1 комментарий.
0
KeiraFarrell добавил(а) этот комментарий 02 августа 2015 в 15:34 #1
KeiraFarrell
Добрый день! Погодка сегодня наредкость чудесная, не находите? И именно в такой прекрасный день я решила зайти на свой пыльный аккаунт на НК и прокомментировать эту чудесную работу. Безумно нравится сюжет, ита интэрэсно. Честное слово даю, что читала взахлеб. Вся эта элита, деньги, власть, всё это - безумно круто представлено в вашем исполнении. Как это я не видела ваш фф раньше? Во всяком случае я рада, что нашла вас и вашу работу. Очень хочу достойно прокомментировать ваши старания, поэтому сейчас будет писанина :)

Характеры героев, а конкретно Харуно Сакуры. Как же мне нравятся умные люди, а когда они ещё способны на действия - это супер. Нет, серьезно. Ещё один из плюсов это то, что Сакура не гром-баба, не супер-телка, а обычный человек со всеми вытекающими: слезами, криками, дрожью и волнением. Вах-вах! Правда :)
Учиха… Нуу-с, он горяч, красив, холоден, умен и…опасен. Думаю, что почти каждая девушка познакомившееся с вашим Саске кайфонула от такого микса в этом черноглазом дьяволе.

Надеюсь, что и дальше буду отписываться по поводу своих впечатлений от прочтения.
Ну, и конечно же я жду продолжения! Скорейшего продолжения;)
Вдохновения, любви, удачи, интриг, мира.
С Уважением, ваш читатель К.