Хантер
Наруто Клан Фанфики Романтика Упс! 7, или плоский флирт и желание пробить головой стену

Упс! 7, или плоский флирт и желание пробить головой стену

Категория: Романтика
Название: Упс!
Автор: ф. (firenze/wishmistress/ikigami)
Фэндом: Наруто
Дисклеймер: Кишимото
Жанр(ы): романтика, юмор, драма, Hurt/comfort
Тип(ы): гет
Персонажи: Мадара, Сакура, Ино, Изуна, Хаширама
Пейринг: Мадара/Сакура
Рейтинг: PG-13
Предупреждение(я): OOC, AU, Нецензурная лексика, насилие
Статус: закончен
Размер: миди
Размещение: строго запрещено
Содержание: От испуга и рявка девчонка дернулась еще раз, и так пребывая в смятении, наступила на мокрую кружку, заваливаясь и падая, больно ударяясь затылком о трубы позади, одну снесла головой, видать, стояк под раковиной, соединенный с еще чем-то и держащийся на соплях, и напор черной воды хлестанул по парню и девушке.

- Господи, - только и взвыл Учиха, который, кажется, уже был и не рад тому, что приволок сюда маленькую катастрофу, разрушающую все на своем пути, в лице Сакуры Харуно.
Она тонула. Причем это было настолько... неожиданно приятно.

Нет-нет. Перестань, Сакура, отвернись. Вырвись из его рук. Вырвись из этого черного взгляда. Вырвись из этого магнетизма.

Да-да. Ее втягивало в Учиху буквально. В его блестящие темные глаза, заволакивающие всю девчонку чем-то неизвестно-манящим. В этот пронзительный и прямой взгляд.

Соприкосновение их губ вызывало небывалую смуту. Дыхание Мадары становилось тяжелым. Он неотрывно смотрел в ее испуганно-недоумевающие глаза. А там что погибало, тут же возрождаясь. Страсть, что ли. Учиха не хотел вдумываться. Только чувствовать. Жадно. Капризно. Останавливая мысленно все вокруг себя.

Сакуре казалось, что его пальцы прожигают кожу ее плеч. Горячо. И она воспламенялась, словно брошенная на костер, однако гореть в близости этого парня было, на удивление, прекрасно. И в его взгляде не было зла.

А потом он просто закрыл глаза, тяжело вдыхая воздух, словно легкие его сжались до виноградин. Сакура готова была задыхаться вместе с ним. Первый поцелуй был странным. Вот так вот просто. В машине. С парнем, который вызывал новые эмоции. С человеком, который сам того не желая, превращал ее кровь в сгустки лавы, которые неслись в сердце. И Харуно горела, не боясь обжечься. Наслаждаясь новыми ощущениями. И зеленые глаза покрывала дымка катастрофической потерянности. Словно девушка сделала шаг и оступилась, проваливаясь в темную пропасть. А в тьме его глаз было уютно.

Учиха аккуратно, чтобы не спугнуть девчонку и не лишиться момента, попробовал всосать нижнюю губу Сакуры. Школьница вся задрожала, сглотнув и закрыв глаза. Парень усмехнулся. Длинные разбитые пальцы отвели подбородок Харуно в сторону. Учиха прильнул губами к шее. Внюхался в нежную кожу. Провел языком к подбородку, скользнул к мочке уха и слегка прикусил.

С закрытыми глазами Сакуре было проще. Проще окунаться в новые приятные ощущения. Отдаваться головокружению и опьянению от этой близости. В его руках было волшебно. Внутри же она испытывала нарастающее волнение. Гул крови в ушах не пугал. Она словно падала в глубину вод, которая давила. И это было приятно. Ей хотелось раствориться в новом спектре эмоций.

Сама не поняла, как выдохнула. Громко. Словно томясь в ожидании.

Мадара довольно смотрел на то, как девчонка, закрыв глаза, полностью доверяется его действиям. Учиха любил рисковать. Еле влажными поцелуями спустился губами к надключичной впадине. Уткнулся носом в ее шею. Вдохнул запах и зажмурился от удовольствия близости. Такой простой, от соприкосновений и ощущений. Такой обволакивающей.

Главное, не напугать. Главное, не сорваться.

Ее руки медленно поднялись, обнимая Учиху. Ища поддержки. И ему ничего не оставалось, как дать ту Сакуре. Аккуратно обнять ее за талию и притянуть к себе. Ничего такого, чтобы жестом ее не обидеть. А руки почти чесались, зудели, чтобы ощутить побольше кожи девчонки под своими пальцами.

- И целоваться ты, конечно, не умеешь, - хмыкнул Учиха, не желая открывать глаза. Не желая выходить из этого тянущего все внутри вниз удовольствия.

Сакура стала вся напрягаться, буквально сжимаясь в пружинку и болезненно впиваясь ногтями в его плечи. Учиха понял, что сейчас рискует на вторую волну паники и неадеквата от девчонки. Того и гляди, она из машины начнет ломиться, пытаясь выпрыгнуть на ходу. Мадара был просто в этом уверен.

- Тихо, замри, - строго он скомандовал, буквально сжимая Харуно в руках до хруста своих костей.

Она лишь задрожала, испытывая дикий прилив стыда. А еще там было смущение, осознание, накатывающее смертоносной лавиной. И невыносимое чувство досады. Стыдоба-то какая! Сидит у парня на коленях в машине. При постороннем! Нет, слава Ками, что тут есть этот водитель, а то, а то... Харуно стыдливо понимала, что ей это нравится.

Нет-нет. Так нельзя. Это неправильно.

А что правильно, а, Сакура?

Непонятно.

- Я не смеюсь над тобой, - тихий шепот Мадары пытается успокоить.

Харуно аж обидно, что ее тело так поддается его близости. Он держит Сакуру в руках, рисуя по ее спине, вдоль позвонков, какие-то узоры. И все внутри девчонки тянется к его прикосновениям. Под горячие, опаляющие пальцы. Под нежные пальцы, разбитые во множестве драк.

Звери-хищники бывают нежными? Черт его знает, Харуно не уверена в этом.

- Куда мы? - сдавленно выдыхает девчонка, боясь поднять лицо и встретиться взглядом с Мадарой.

Ее пальцы уже болят от того, как она сжимает его плечи. Словно у нее тонус всех мышц. А Учиха терпит. Не передергивает плечами, а это больно довольно-таки.

- Мы едем ко мне, - тихо сказано. Как приговор. К чему, интересно?

Сакура все-таки решается поднять голову. Разрумяненные щеки и так горели, а сейчас просто полыхнули буквально.

- Это еще зачем? - недоверчиво. Подозревая.

- Знакомиться ближе будем, - лукаво улыбается Учиха. Самодовольно так, будто замышляя план какой-то.

- Это же не то, о чем я думаю? - нервно спрашивает девчонка. Спину прошибает холодный пот.

- А о чем ты подумала? - хмыкает Мадара, явно вкушая ее смуту.

- Я тебе сломаю нос, честное слово, - злобно шипит Сакура, смерив парня предупреждающим взглядом.

Машина вдруг останавливается. Харуно выглядывает в окно. В каком-то тихом районе. Старенькие высотки. Ничего такого гламурно-дорогого, как часто любят показывать о бандюганах, синдикатах в боевиках и манге. Но особо подумать, во что сейчас выльется эта поездка - девчонке не дают. Учиха ее аккуратно с себя снимает на сиденье, в сторону. Харуно, что затаившийся кролик, замирает, испуганно всматриваясь в лицо Мадары. Да, нос она ему нормально разбила. Под глазами уже появляются синяки и припухлость. Точно. Он ей сказал, что последний человек, который ударил Учиху по лицу пострадал так, что...

Харуно взвизгнула, когда парень потянул ее за ногу, пытаясь вытащить из машины. Попыталась ухватиться за хоть что-то, но руки, слегка вспотевшие, лишь скользят по кожаному сиденью впустую.

Вытащив девчонку, Учиха на секунду склонился к ней, ныряя буквально той под руку, подхватывая Сакуру и закидывая себе на плечо.

- Опусти меня, - обреченно проскулила Харуно. Все действия парня ее сводили с ума. Логичности в них не было.

- Не-а, - самодовольно отвечал Мадара, начиная насвистывать весело мотив какой-то песни.

- Я же не мешок с картошкой, который надо тащить на своем горбу. У меня еще ноги есть, ты помнишь? - Сакура начинала злиться, потому что они уже почти подошли к подъезду, и паника буквально стреляла в не без того раненый мозг.

- Да ладно, у тебя есть ноги - не, не видел, - засмеялся он, однако тут же получил порцию лягания от школьницы, которая начала выворачиваться у него на плече.

Болезненный шлепок по заду успокоил Сакуру на секунду, принудив затаиться.

- Эй! Убери руку с моего зада! - рявкнула она, настойчиво начав вырываться опять, но Учиха лишь только рассмеялся вновь.

- Я могу с тебя вообще убрать руки, и ты свалишься, разбивая свою розовую макушку.

Учиха открыл дверь в подъезд, начав подниматься на этаж к лифту. Нажал на кнопку. Опустил все-таки Харуно на пол.

- Так лучше? - смотря на двери лифта, спросил он.

Она ничего не ответила.

Когда двери распахнулись, Мадара буквально заволок девчонку в кабину. Двери захлопнулись. Харуно сглотнула. Как будто в мышеловке, а сыр, кстати, был вкусным, если вспомнить недопоцелуй с Мадарой.

Парень стоял к ней спиной, а девчонка косилась в его затылок. Что бы такого сделать, чтобы слинять по-быстрому?

Поднявшись на десятый этаж, Учиха схватил Сакуру за руку и буквально выволок девчонку из кабины лифта. Ноги у Харуно начинали трястись. Что происходит? Она реально стоит на пороге квартиры Учиха Мадары? Ладно, все будет импровизацией! Главное правило против маньяка - не показывать тому свой страх. Так, вроде, писалось в одной статье для школьниц. Если же это насильник-садист - нельзя показывать ему свою панику. Нужно прикинуться трупом. К какому-то подтипу психопатов этот парень точно относился!

Харуно за пару минут столько версий конфронтаций и диверсий прокрутила в мыслях, что стало немного спокойней.

- Прошу, - пригласил парень войти в квартиру, открывая дверь.

Сакура сглотнула. Ох, не хорошо поворачиваться спиной к потенциальному маньяку-насильнику. Но, выдыхая медленно воздух и набираясь спокойствия, девчонка все-таки перешагнула порог.

Учиха зашел следом, закрывая дверь, но не на ключ. Девчонка судорожно ловила все детали. Мадара сел на пол и стал разуваться.

Удар коленом в нос, а потом ребром ладони в горло - четко и точно - так наверняка ей бы удалось свинтить, однако Учиха поднял голову и улыбнулся.

- Чаю? Без сахара, наверное, у тебя же аллергия, - миролюбиво он спросил. Харуно не верилось.

- Да, - сузив глаза, елейно улыбнулась она, дружелюбно ему отвечая.

Учиха встал и повел ее на кухню. Ничего особенного. Даже как-то скромно. Раковина, плита, небольшой шкаф для продуктов и посуды. Кстати, о последней! Груда грязных мисок и кружек возвышалась над раковиной. Сакура недоуменно покосилась на ту. Холодильник стоял чуть ли не скромно и одиноко - маленький и у окна. Небольшой стол и два стула.

- Ты, это, присаживайся, а я поставлю чайник и сбегаю в душ, - быстро сказал Мадара, а Сакура буквально осела на стуле, ошарашенно озираясь. Это было... прискорбно. Весь вид кухни был жутким. На потолке обнаружилась трещина, сулящая не кислый облом штукатурки. Если шмат упадет - точно убьет. В общем, жилье находилось в аварийном состоянии. На стене был желтоватый налет то ли от газа, то ли от готовки, но Харуно такое видела, когда над плитой отсутствовала вытяжка.

Раздался звук включенной воды. Учиха принимал душ. Харуно покраснела, удушив свое богатое воображение, приобретенное в театральной студии. Покосилась на посуду. Еще раз оглянулась. Из чего пить-то? Вот горе-ухажер! Невольно хмыкнула, останавливая поток мыслей о маньяке. Наверное, в понимании Мадары то, что они наедине в его квартире после подобия поцелуя - это ничего. Что мертвому припарки. Непосредственность парня злила.

Харуно тяжело вздохнула очередной раз и приняла решение. Встала, попыталась найти губку для мыться посуды, средство. Нашла. Включила маленькую струйку воды. И тут же ухмыльнулась. Резко включила горячую воду, дожидаясь ответа. Однако ругани и воплей не послышалось. Видать, холодная вода Мадару не страшит. Сюрприза не получилось. На раковине лежали большого размера резиновые перчатки. Харуно попыталась натянуть правую на руку. Получилось, и, разочаровываясь, девчонка стала мыть кружки. Вытерев их и приготовив для чая, судя по всему, который надо еще найти в этой учиховской обители, она закатила глаза. Не оставлять же эту груду грязной посуды. Она что, за этим сюда пришла? Убирать у Учихи? Замечательно. Просто гениально.

Зачем ты здесь, Харуно?

Будто она знала.

Нет, не так. Ты хочешь тут быть? И да, и нет.

Намыливая кружку, Сакура честно стала думать, хмуря свои розовые брови. С одной стороны это все пугало и смущало. С другой стороны... Эти чертовы иные стороны просто непозволительны. С чего ей вдруг рассматривать Учиху? Но все возвращалось к этому поцелую и дикому поведению Мадары. К ее странному поведению. Да, Харуно, ты категорично не хочешь думать о том, что... Черт, да ты же в Саске влюблена! Но что-то он вообще не вспоминается за последние дни. Не хочет вспоминаться.

- Какая прелесть, - раздалось над девчонкой.

Харуно аж подпрыгнула от неожиданности, резко оборачиваясь на голос Мадары. Ударилась носом о грудь старшеклассника, причем довольно-таки сильно. От страха выронила намыленную кружку, которая шибанула парню по пальцам ноги.

- Сакура! - рявкнул Учиха от дикой боли. Долбануло по конечности прилично, так, словно он пальцами в косяк вписался.

От испуга и рявка девчонка дернулась еще раз, и так пребывая в смятении, наступила на мокрую кружку, заваливаясь и падая, больно ударяясь затылком о трубы позади, одну снесла головой, видать, стояк под раковиной, соединенный с еще чем-то и держащийся на соплях, и напор черной воды хлестанул по парню и девушке.

- Господи, - только и взвыл Учиха, который, кажется, уже был и не рад тому, что приволок сюда маленькую катастрофу, разрушающую все на своем пути, в лице Сакуры Харуно.

***

Кое-как разобравшись с трубой, убрав всю воду и грязь, Учиха и Харуно сидели на полу, пытаясь отдышаться. Мадара косился на девушку недовольным взглядом. Сакура испытывала дикий стыд. И не только из-за произошедшего. Парень сидел на коленях, будучи обернутым лишь в одно полотенце, которое было пусть и длинным, но болтающимся на бедрах. Харуно то и дело проглатывала просьбу о том, чтобы Мадара привел себя в более пристойный вид. Потому что стоило ей только посмотреть на сидящего перед ней, как смущение накатывало с новой силой, лишая дара речи. Конечно, ведь Учиха для себя не видел ничего непотребного, сидя полуголым перед Сакурой, которая сегодня вообще имела такую близость с парнем впервые.

Взгляд пристыженных зеленых глаз то и дело скользил по развитому мускулистому телу. По груди парня, по соскам, по темной дорожке волос, виднеющейся из-за сползающего полотенца. А еще были кубики пресса, и Харуно аж проглатывала слюну, ругая себя за такое извращенное рассматривание парня. А смотреть-то было на что. Невольно, но она глядела на гематому на ребрах с правой стороны. Точно, он же что-то говорил про перелом, когда очухался у нее дома. Мать ее, он же у нее дома тоже был! Вот уж ответный прием вежливости и гостеприимства! Харуно обнаружила довольно-таки много шрамов на его теле. Один, странный, был недалеко от ключицы левой руки. Уродливый шрам, не большой, кожа на нем была белой.

- Что? Это сквозная пуля, - заметив ее откровенное разглядывание, сказал Учиха. - Скобами крепили края раны, вот такое уродство и осталось, - как о погоде, буднично он рассказывал.

Сакура поперхнулась. Как будто пули оставляют красивые ранения, а Учихе не захотели такое делать! Вот несправедливость-то какая!

- В разборках? - тихо спросила девушка, потупляя взгляд в пол.

- Нет, папаша, - хмыкнул Мадара. - Пьяный был, махал пистолетом, споткнулся на ровном месте, роняя тот, да и в меня попало. Вы друг другу понравитесь, косячные оба.

Харуно мысленно стала думать, как быстрее свалить отсюда. Она так и представляла себе, как сейчас сюда вломится папаша Мадары с пистолетом и прострелит ей голову за трубу.

- Ты вся чумазая, - заметил Учиха, хватая Сакуру за подбородок крутя тот из стороны в сторону. Осмотрел ее некогда бывшую белоснежной рубашку, примечая, что та испорчена. Волосы девчонки грязно-розовыми сосульками свисали, доходя до груди. - Пошли, помоем тебя.

Он встал и пошел в ванную. Сакура зажмурилась, не желая смотреть на полуголый зад Мадары. Но все-таки она уставилась на его широкую спину, исполосованную множеством длинных шрамов. Со стороны спины след от пули был намного меньше. Учиха вернулся к Харуно, принеся, видимо, свою черную майку и... шорты? Сакура скептически на это все посмотрела.

- Ну, чего замерла, иди, - кивая в сторону ванной, настаивал он. - Полотенце там уже подготовлено.

- Не, я так как-нибудь, - пропищала она.

- Хватит ломаться и придумывать себе всякую херню, - более раздраженно сказал, и девчонке больше не надо было повторять. Она вырвала из его рук одежду и пулей залетела в ванную, закрывая ту на два оборота. Включила воду. Пришлось расстегивать рубашку, которая противно липла к телу. Стаскивать все нижнее белье. Сакура уставилось в зеркало. О, да, как будто она трубочистом подрабатывает.

Харуно осмотрелась вокруг. Маленькая ванна. Умывальник, на стене от нее полка. Сортир, стиральная машина.

Сакуру перекосило. Она оставила перчатку! Как мыться?!

Обматываясь полотенцем, Сакура открыла дверь, создавая маленькую щелочку, и пропищала, негодуя:

- Мадара-кун, а ты не принесешь мне перчатку?

Как хорошо, что она была чумазая лицом, потому что стыд опять красным прошибал всю ее насквозь. Раздались шаги, и дверь, за которую девчонка пряталась и переминалась с ноги на ноги, была выдернута из ее пальцев Учихой.

- Зачем тебе перчатка? - кажется, Мадара начинал подозрительно относиться к ее действиям после пробитой трубы.

- Руку с лангетом спрятать, - выдавила она из себя. Может, в обморок упасть, вот только они, к сожалению, по заказу не случаются. А как это обычно главным героиням помогает, когда те в переплеты попадают!

- Тю, так давай я тебе помогу, - без задней мысли и с благородной основой предложил старшеклассник, возвышаясь на девушкой.

- И-и-и, - тихо завыла Сакура, понимая, что все, это конец, который она просто не переживет. Девчонка была готова разрыдаться от безысходности.

Однако Мадара был непробиваемым. Просто достал шампунь с полки и поволок девчонку к ванной.

- Ну, нагибайся, - бесстрастно он предложил.

Сакура замерла, затаив дыхание. Глаз задергался - нервный срыв был не за горами.

- Голову будем мыть. И лицо, - раздраженно объяснял Мадара, начиная коситься на девчонку, что на умалишенную. Какая же порнография у нее в голове творилась?

Сакура опустила голову, будто сейчас опускает ту на гильотину. Учиха открыл кран и легонько направил Харуно под теплую воду. Намылил шампунем волосы, смыл. Повторил процедуру. Выключил воду. Задержался взглядом на ее правой руке, которая была фиолетово-желтой в предплечье. Невольно посмотрел на сильно выделяющиеся хребты позвонка. На сползающее полотенце. Огромная гематома над поясницей. Сглотнул и скривился. Заботливо приподнял девчонку, оставляя ту наедине с собой. Сакура была готова разреветься. Однако пришлось обтираться в ванной, смывая всю оставшуюся грязь левой рукой.

Переоделась в одежду Учихи. Майка ей была до колен. Шорты? Хорошо, что у тех имелись веревки, которые девчонка тут же завязала и туго затянула.

Вышла из ванной, стыдливо переминаясь с ноги на ногу. На маленьком столике в кухне были уже заварены две кружки чая.

- Садись, а я пойду заново мыться. Не скучай.

- Соскучишься тут, - устало она заметила.

Этот день катился в тартарары, как и вся жизнь в целом. Что дальше? Харуно не хотела больше думать о чем-то вообще. Быть ответственной за себя и рассудительной. Чай пился грустно. Солнце светило в окно, но тепла не было. Как ее прекрасная скромная жизнь дошла до того, что она сидит на кухне у Учихи, в его одежде и пьет тут чай, ожидая Мадару из ванной? Ай ей это надо? Да черт его знает, логика вообще отсутствовала в последние дни ее жизни.

Дверь ванной распахнулась, но Сакура даже не хотела смотреть в ту сторону. Не хотела она сейчас опять умирать от смущения, созерцая полу-голого Мадару. И невольно боготворить его. Да-да, стыдоба.

Харуно замерла. Всю кухоньку заполнял уже знакомый приятный аромат парфюмерного опиума. Вот черт! Эта штука просто одурманивает ее. Харуно на секунду позволила себе вдыхать волшебный запах медленно, улыбаясь, зажмуриваясь от удовольствия. Учиха пах божественно, и девчонка готова была ему поклоняться в этот момент.

- Да, мне тоже нравится, - самодовольно раздалось, и Сакура вздрогнула, словно попадаясь на воровстве. Да что ж так не удобно с ним, а? Одно большое недоразумение. Хотя, нет, это он украл у нее прекрасный момент.

- Не льсти себе, - буркнула, понуро и пристыженно опуская голову. Не хотела она смотреть на Мадару. Ой, как не хотела.

- Да ладно тебе, - подошел он к сидящей девчонке. На руку той стали стекать капли с длинных и влажных волос Учихи. Харуно невольно подняла голову, скривившись. Да, черт возьми, он был красив. И школьница это досадливо признавала. Как и то, что эта близость опасна. А этот ненормальный стоял и улыбался, держа в руках тюбик какой-то мази.

- Давай, натру тебя, чтобы синяки не так болели и быстрее проходили, - уселся он на колени перед ней, а Харуно чуть не начала биться головой в стену. Эта близость была невыносима. Это уже слишком! Еле сдержалась, чтобы не попробовать себя в роли человека-паука, быстро ползающего по стенам.

- Давай я сама, а? - пискнула она, пытаясь вырвать левой рукой тюбик из кулака Учихи.

- Почему ты считаешь, что ты можешь заботиться обо мне, а я о тебе нет? - грубо спросил Мадара, так и не давая девчонке мазь.

- Потому что я смущаюсь. Мне неудобно. Ты в зоне моего комфорта, что для меня не позволительно! - выкрикнула она и поняла, что стала значительно легче. Может, бить его каждый раз, когда ей дурно?

- Завязывай, - безапелляционно. Словно с идиоткой. - Терпи.

Харуно откинулась на стену, закатывая глаза. Она сдавалась. Учиха довольно выдавил мазь и стал медленными движениями втирать ту в колени Харуно.

- У тебя что, идея-фикс меня потрогать? - прищурившись и скрестив руки на груди, выпалила Сакура.

- Сегодня в машине, я тебе напоминаю, у меня была прекрасная возможность. И не только потрогать, - ядовито парировал Мадара.

Сакуре пришлось заткнуться. Не надо напоминаний!

О, это было похоже на пытку! Почему Учиха втирал мазь в ее колени так приятно?! Сакуру аж стала пробивать дрожь от блаженства. Глаза сами закрылись, а губы расплылись в довольной полу-улыбке. Пальцы парня, кажется, знали лучше ее тело, нежели сама школьница. Она даже не стала протестовать, когда его рука скользнула вверх, по бедру. И чуть не застонала, прикусывая нижнюю губу.

Харуно все-таки открыла глаза, затуманено смотря на Учиху. Тот аккуратно и медленно задрал рукав майки, обнажая жуткую гематому. Нет, ничего жуткого не было-то по сути, просто оное не вязалось с хрупкой девчонкой. Мадаре нравилась ее хрупкость. И Мадаре нравилось к ней проявлять заботу. Пальцы бережно гладили нежную кожу. Харуно морщилась от боли, но тут же расслаблялась.

- Давай, спину натру, - предложил Учиха, аккуратно опуская рукав майки. Поймав опять взгляд, полный дикости, он лишь прошептал: - Не бойся.

Сакура вновь задрожала, что листик на ветру, сглотнула и попыталась развернуться спиной. Уткнулась лбом в стену, затаилась. Ожидать пальцы Учихи на своем теле - это что-то невообразимое. Теплые пальцы. Нежные касания, больше похожие на проглаживания. На ласку. И девчонку буквально зашторило, выбрасывая в поток новых ощущений. Закрыть глаза. Убить этот мир на секунду. И чувствовать лишь тепло его пальцев. Тепло, заставляющее ее тело гореть.

- Сакура, - позвал Мадара.

Девчонка медленно повернула голову, обернулась. Учиха был так близко. Она была с задранной майкой. Руки парня вжимались в ее тело. Взгляд был темным, что грозовое небо. Вот-вот, и начнется ураган. Мадара склонился к Сакуре, прижимаясь своей горячей грудью к ее спине. Девчонка лишь застонала, ощущая его губы на своих. Закрыла глаза, вдыхая этот дурманящий опиум.

А он вдыхал ее запах волос. Сакура пахла им. Настолько его девушка сейчас была, что от желания начинало сводить тело судорогами.

Что же ты делаешь, Мадара?
Утверждено ф.
firenze
Фанфик опубликован 30 сентября 2017 года в 14:07 пользователем firenze.
За это время его прочитали 81 раз и оставили 0 комментариев.